Алёна. Последние дни девичества.

 


****************

Алёна пришла домой поздно. Мама, работающая медсестрой в ближайшей больнице, уже ушла на ночноё дежурство. Дверь открыл отчим - Федор Николаевич. У Алёны было прекрасное настроение - сегодня её парень, Кирилл, сделал наконец ей предложение стать его женой. Алёна провела с ним прекрасный вечер. Кирилл то и дело её целовал - в губы, в шею, целовал носик и ушки. И сейчас Алёна находилась в возбуждённом состоянии и не могла удержать в себе свою радость.

– Дядя Федя, сегодня Кирилл сделал мне предложение… Я согласилась… Скоро мы поженимся! - щебетала Алёна, снимая свои чёрные туфли. Она нагнулась так, что задравшаяся юбочка открыла взору Фёдора Николаевича тонкую полоску кружевных трусиков, из-за которой виднелись чёрные кудряшки волос. Это возбудило Фёдора Николаевича.

– Я очень рад за тебя Алёна! Такое событие надо отметить! - сказал он, чувствуя прилив крови в свои гениталии. Это объяснялось тем, что Алёна, возившаяся с туфлями, крутила непроизвольно своим уже достаточно широким и привлекательным задом.

– Вот придёт мама - устроим настоящий праздник! - восторженно говорила Алёна. Алёна распрямилась и повернулась к Фёдору Николаевичу. А он смотрел на свою падчерицу не так как всегда, а как на соблазнительную девушку. Большие тёмные глаза, полненькие губки, локоны спадающие вдоль щёк - всё это вместе взятое и то, что он увидел под юбкой, всё это возбуждало Фёдора Николаевича и в конечном счёте толкнуло его на отчаянный, но вожделенный поступок. Он захотел овладеть Алёной, вот такой, разгорячённой на свидании ласками любимого парня.

Потом в голову ему пришли мысли, что не стоит ломать жизнь проломив целку. “Ну хотя бы в рот. Пусть отсосёт!” - подумал Фёдор Николаевич и успокоился, приняв такое благоразумное решение. Он успокил муки совести, но не угомонил страстное желание.

– С мамой, конечно, отметим, но и сейчас бы неплохо отметить. По стопочке коньяка с шоколадкой и всё! Давай проходи в гостиную, а я сейчас принесу коньяк и шоколад, - сказав это, Фёдор Николаевич пошёл, взял из бара в серванте бутылку коньяка и плитку чёрного шоколада.

Когда он пришёл в гостиную, то Алёна там уже блаженно расположилась в кресле и смотрела на него, счастливо улыбаясь. Красная кофта обтягивала её торс. Спереди кофта застёгивалась на перламутровые пуговицы снизу до верху. Но две верхние пуговицы были расстёгнуты и взору Фёдора Николаевича открывались верхние полушария её не маленьких грудей. Чуть ниже ткань кофты распиралась бугорками сосков. На узкой талии Алёны кофта была приталена, а на бёдра резко расширялась. Бёдра Алёны были обтянуты чёрным шёлком юбки, которая также, как и кофта внизу тоже была расклешённой. Фёдор Николаевич, стоя с бутылкой коньяка и шоколадкой в руках, залюбовался падчерицей. Но потом, тряхнув головой, поставил бутылку на стол и, положив рядом шоколадку, пошёл за рюмочками. Он выбрал тонкостенные рюмочки с золотистым узором и поставил их на стол. Фёдор Николаевич наполнила рюмки до краёв и поставив одну перед Алёной, а другую взяв в руки, сказал простой тост -

– За твою скорую свадьбу! За то чтобы твоя жизнь была полнокровной, как сейчас эти рюмки. Чтобы она была сладкой как этот шоколад. Пьём, Алёна, до дна, - сказав это, он залпом выпил свою рюмку. Алёна же выпила коньяк несколькими глотками, но весь. Когда она выпила коньяк, то Фёдор Николаевич уже протягивал ей шоколадку и приговаривал -

— - Молодец, Алёнушка! Теперь закуси. Ешь прямо из моих рук, чтоб так за тобой ухаживал муж.

Разгорячённая Алёна стала кусать шоколад прямо из рук Фёдора Николаевича. А он подвинул своё кресло так, что оно стало впритык с креслом Алёны, и сев совсем рядом с Алёной продолжал скармливать ей шоколадку. Но он стал играть с Алёной. Он проводил по губам Алёны шоколадкой, и отстранял шоколадку от её рта, удерживая рядом с губами, -

– Кусай, Алёнушка! - приговаривал он.

Алёна, смеясь, кусала, он снова обводил её губы и приговаривал -

– Твои губки такие сладкие, что хочется их обсосать!

– Ты с Кириллом сегодня целовалась?

– И много раз, - ответила Алёна улыбаясь. Ей было хорошо и от свидания, и от приятного известия, и от коньяка.

– Давай я тебя тоже поцелую! - сказал Фёдор Николаевич.

Алёна подставила щёчку.

– Не так. Сегодня такой знаменательный день, такое событие, что я бы хотел поцеловать тебя в твои сладкие губы.

Алёна невольно стала облизывать свои губы измазанные шоколадом. В глазах её была нерешительность и огонёк желания. Огонёк был ещё маленький, едва заметный, но Фёдор Николаевич его заметил и решительно, взяв за шею Алёну, притянул её к себе.

Губы Федора Николаевича обхватили губы Алёна. Он целовал её взасос. Его язык оказался во рту Алёны и буйствовал там. Рука Фёдора Николаевича очень нежно обхватила левую грудь Алёны и ласково двигалась по ней. Алёна после оторопи стала ощущать прилив желания. Но она пыталась с этим бороться. Она схватила руку, ласкающую её грудь, и хотела её оторвать. Она сжала своими пальцами кисть руки, а Фёдор Николаевич сжал своими пальцами девичью грудь. Как ни странно показалось это Алёне, но отрывать его руку от своей груди ей совсем не хотелось. Поцелуй продолжался, грудь Алёны разминалась Фёдором Николаевичем и наливалась упругой и горячей страстью в то же время, Алёна, обхватив кисть руки отчима, её сжимала, так и не переходя к попыткам оторвать руку от груди.

Наконец поцелуй кончился. Алёна тяжело дышала, груди вздымались при каждом вдохе, и казалось - кофта разорвётся на её груди.

– Давай, Алёна, ещё выпьем за твою супружескую жизнь, за многие радости в этой жизни, которые до сих пор были от тебя скрыты! - сказал Фёдор Николаевич, после того как наполнил свою и Алёнину рюмки до краёв. Они выпили молча. Фёдор Николаевич уже привычно кормил Алёну шоколадом из своих рук.

– Давай, Алёна, посмотрим видео! - сказал Фёдор Николаевич и, подойдя к компьютеру, который соединялся с крупноэкранным телевизором, стал искать видеофайлы на диске. Он нашёл секретную, запароленную папку, в которой они с Верой, мамой Алёны, хранили видеосъёмку своих сексуальных забав. И он запустил на экран видеофайл с названием - “Вера сосёт”.

И Алёна увидела свою маму, стоящую на коленях перед Фёдором Николаевичем и расстегивающей его ширинку. Она вытянула его большой толстый член и стала сначала легонько лизать, а потом взяла его в рот и стала сосать. Алёна, обалдело, смотрела на экран, губы её приоткрылись, дыхание участилось. Алёна видела, как мама лизала яйца, лизала хуй от корня до головки, ласкала языком головку члена. Фёдор Николаевич встал, подошёл сзади к креслу Алёны и положил руки на её плечи. У Алёны не было никакого желания сбрасывать эти руки. У неё появилось желание увидеть большой член Фёдора Николаевича. А в это время, руки его двинулись с плеч и залезли под кофту, залезли под лифчик и стали тискать груди Алёны. Алёна молчала, во все глаза, уставившись на экран, где её мама сосала хуй. Потискав некоторое время груди Алёны, потеребив её затвердевающие соски, Фёдор Николаевич вытащил руки из-за пазухи Алёны и стал расстегивать свою ширинку. Член его уже давно стоял и просился на волю и в узкую девичью пещерку. И вот большой, затвердевший член выскочил наружу. Фёдор Николаевич, аккуратно провёл головкой члена по шее Алёны и по её щеке, и стал массировать мочку уха головкой члена. Алёна, ощутив на шее член отчима, очень возбудилась, но продолжала сидеть, не меняя позы, и смотрела порновидео с мамой в главной роли. Только участившееся дыхание выдавало её возбуждение, её участившееся сердцебиение.

Фёдор Николаевич понял - “Пора!”. И он, взяв двумя руками голову Алёны, повернул её на 90 градусов и упёрся головкой в полненькие губы. Он стал совершать круговые движения, головкой члена массируя губы. Губы вскоре открылись и пропустили в рот литую мужскую плоть. Фёдор Николаевич стал медленно, потом всё ускоряясь и углубляясь, ебать Алёну в рот.

– Ты, Алёнушка, не сиди как статуя, работай губками, работай язычком! Тебе же лучше будет!

Алёна сначала робко, а потом всё увереннее и всё азартнее стала сосать хуй. Только недавно она видела на экране, как это делала её мама. Вскоре Фёдор Николаевич начал спускать в рот Алёны, приговаривая, -

– Глотай, Алёнушка, не дай забрызгать спермой твою кофточку!

Алёна постаралась проглотить сперму, но не смогла, она её выплюнула, нагнувшись вперёд, чтобы не испачкать кофту и юбку. Потом Алёна вскочила и побежала в ванную полоскать рот. Вернувшись из ванной, она выпила рюмку коньяка и молча пошла в свою спальню.

Алёну стали обуревать стыд и раскаяние. Её было стыдно, что она сама сосала хуй. И это после предложения Кирилла, которое она ожидала, которому была рада. И вот теперь она чувствовала себя порочной, недостойной, самой настоящей блядью. На сердце у неё появилась тяжесть. После того, как залезла под одеяло, она сжалась в комок и, уткнувшись в подушку, заплакала.

Фёдор Николаевич понял, что Алёна отошла от дурмана вожделения и её мучает стыд. Поэтому он не стал её беспокоить ни домоганиями, ни успокоительными речами, а решил всё оставить неумолимому течению времени, которое, как говорят, всё лечит. Он только прокручивал момент, когда порозовевшая Алёна, прикрыв свои глазки, сосала ему хуй, и его снова переполняли радостные чувства.

Когда Вера, мама Алёны, пришла домой, то увидела, что Алёна собирается на занятия в скверном настроении. Так и не добившись от дочери объяснений этого состояния, Вера, приняв душ, пошла спать, а Алёна пошла на занятия в университет.

Последующие три дня Алёна ходила сама не своя. Она отказывалась от встречи с Кириллом, ссылаясь на головные боли. Под тем же предлогом, она избегала разговора с мамой. Она всё время проводила, уединившись в своей комнате.

И вот мама Вера снова ушла на дежурство, а Алёна уединилась в своей комнате. Она с волнением ждала того момента, когда к ней войдёт отчим, но этого не произошло. Алёна заснула. Её снился сон, что по её губам движется головка члена и, раздвинув губы, входит в рот. Но от ритмичного движения члена во рту она проснулась и поняла что её ебёт в рот отчим. Он держал её голову руками и не торопясь вводил свой член в рот, потом медленно его вытягивал изо рта, но не полностью. Головка так и оставалась во рут Алёны. Алёне было приятно чувствовать движение толстого члена во рту и потому она не стала ни брыкаться, ни сопротивляться.

– Проснулась красавица! Ты не переживай Алёнка. Ну что с того что я тебя в рот ебу. Так это же от большой и толстой любви к тебе! - говорил Фёдор Николаевич продолжая натягивать Алёну в рот. В ночной тишине только и раздавались чмокающие звуки -

— Пм- пм, пм-пм… - это звук издавали губки Алёны, скользя по члену Фёдора Николаевича.

– Ты же сосёшь, оставаясь целкой! Так что для Кирилла ты будешь непорочной и целомудренной! Расслабься и получай удовольствие!

– Пм-пм, пм-пм… - раздавалось в тишине. Хуй блестел от слюны Алёны и ритмично то погружался ей в рот, то выныривал из него.

– Алёна - подумай. До замужества ведь вполне реально жить весёлой и беззаботной жизнью, получая удовольствие, а не печаль от жизни. Ты просто немного будешь отсасывать удовольствия, да и всё!

– Пм-пм, пм-пм…

Фёдор Николаевич, держа голову Алёны обеими руками, ебал её в рот и смотрел на её тело в розовой ночной сорочке. Большие и красивые груди молодой девушки колыхались в такт ебли. Ему очень хотелось сжать эти груди в своих руках, но отпускать голову Алёны он не стал, так как не факт, что она продолжит сосать самостоятельно, без его направляющих усилий.

Алёна действительно расслабилась, от слов отчима она, пребывая в возбуждённом состоянии, утратила сдерживающий и зудящий контроль сознания и терзающая самокритика прекратилась, в этом состоянии ей действительно стало казаться, что никакой измены Кириллу не происходит, просто отдаётся прекрасным ощущениям и всё.

Кисти рук сжатые в кулаки расслабились, кулаки разжались, и пальцы стали ритмично комкать простынь.

– Пм-пм, пм-пм…

Фёдор Николаевич заметил эти изменения у Алёны и, отпустив её голову, стал мять её груди. Алёна не отстранилась, не выпустила хуй изо рта, она продолжала скользить губами по его напрягшемуся стволу, но уже не под давлением рук отчима, а собственными усилиями.

– Пм-пм, пм-пм…

– Скоро Алёнушка, я тебе опять сперму в рот заливать буду, так ты её глотай, учись быть аккуратной!

– Пм-пм, пм-пм…

Алёна почувствовала, как напрягся член отчима, как он стал пульсировать у неё во рту. Она прекратила всякие движения и стала ждать, готовясь проглотить то, что прольётся ей в рот. И вот струя горячей и солоноватой спермы брызнула ей в рот, ударила в нёбо, растеклась по полости рта. Алёна сделал глоток, потом ещё. Сперма прибывала и Алёна всё же не смогла справится и, закашлявшись, выпустила член изо рта. Выскочивший член на свободе выстрелил фонтанчиком спермы ещё три раза, забрызгав личико Алёны и успокоился.

– Молодец Алёнка, начинаешь привыкать, приобретать умение! Я думаю, до свадьбы, ты научишься классно сосать, - говорил Фёдор Николаевич, гладя Алёну по голове.

– Мне немного стыдно… - сказала тихо Алёна.

– Алёнушка это совсем небольшая плата за удовольствие, которое, как мне показалось, ты испытывала. Тебе было приятно?

– Да, - ответила Алёна.

– Ну, вот и хорошо. Теперь мы будем регулярно это делать. Ты будешь тайно развратничать, оставаясь целомудренной, ты же остаёшься целкой! Ты будешь скромной и робкой с Кмриллом и распущенной и похотливой со мной. Эти две части твоей натуры будут пребывать в гармонии, до тех пор, пока завеса тайны будет прикрывать твою страсть и желание сосать хуй. Эта страсть у тебя будет развиваться, похоть будет нарастать, но будь осторожна. Кириллу до свадьбы ты хуй не соси, а то ещё передумает на тебе жениться. Будешь приходить ко мне оттянуться, пососать и я тебе буду снимать накатывающие волны страсти. Договорились Алёна!

– Договорились, - ответила Алёна, вытирая сперму со своего лица.

Фёдор Николаевич вытер член и одел трусы. Потом он провёл рукой по щеке Алёны и сказал -

– А теперь спи Алёнка! - сказал и пошёл в свою спальню.

Под утро он проснулся от того, что его хуй кто-то надрачивал. Он открыл глаза и увидел Алёну, которая дрочила ему хуй. Потом она нагнулась и лизнув головку языком сомкнула свои губки на затвердевшей плоти и стала скользить губами по члену постепенно заглатывая его всё глубже и глубже.

Утреннее солнце, проникнув своими лучами в спальню Фёдора Николаевича, осветили прекрасную девичью фигурку. Сквозь полупрозрачную, розовую ночную рубашку были хорошо видны большие спелые груди, которые стояли как у мраморных богинь, виднелись большие тёмные соски, которые распирали ткань. Прекрасная девушка сосала хуй пожилому мужчине. На лице её играла загадочная похотливая улыбка ничем не хуже, чем у Джоконды.

В комнате раздавалось тихое чмоканье губ красавицы, скользящих по стволу члена. Член блестел от слюны красавицы в лучах утреннего солнца.

– Пм- пм- пм- !!!

– Алёна, какая ты прекрасная, так и хочется тебе засадить по самые яйца - но нельзя, ЦЕЛКА! - проговорил страстно и с сожалением Фёдор Николаевич.

Алёна продолжала сосать хуй, прикрыв свои глаза большими ресницами.

— Пм- пм- пм- !!!

Вскоре струя спермы извергнулась в рот Алёны, но на сей раз она её сумела проглотить и подождав когда стреляющий затихнет, выпустила член изо рта. На его кончики появилась мутная капелька, Алёна быстренько облизала головку члена.

– Молодец, Алёнка!

***

Когда пришла мама с дежурства, Алёна собиралась на занятия. Её лицо сияло, бывшей кислой физиономии Вера уже не видела и это её порадовало.

На звонок Кирилла Алёна ответила согласием встретится.

“Вот всё налаживается, всё будет хорошо” - думала мама Алёны.

Свидание с Кириллом было овеяно духом романтики. Он читал стихи, любовался лицом любимой. Особенно его поражали губы Алёны.

Губы Алёны накрашенные перламутровой губной помадой при свете Луны или в свете тусклых уличных фонарей давали соблазнительный и таинственно-мерцающий отблеск. Всё это фантасмогоническое воздействие определялось лёгким практически неуловимым для глаза дрожанием самих губ, периодическими изящными движениями губ, как створок животрепещущего цветка. Губы манили, губы приковывали взгляд, гуды обещали бездну наслаждений. Иногда Алёна кончиком языка проводила по слегка раскрытым губам, губы выгнутые и раскрытые для поцелуя взасос становились ещё сексуальней. Эти губы в последние дни лишили покоя многие мужские сердца, прежде всего среди сокурсников Алёны, а жених Алёны просто упивался поцелуями с Алёной.

И никто из сокурсников, а тем более жених Алёны, не знал секрета перевоплощения губ Алёны из вполне красивых и обычных в страстно прекрасные и манящие. А волшебником, сделавшим это перевоплощения, был отчим Алёны - Фёдор Николаевич. Он был настоящим волшебником с довольно большой волшебной палочкой. Роль волшебной палочки выполнял половой член Фёдора Николаевича, который можно было назвать попроще - большим смачным хуем. Естественно смачным он был для попробовавших его в рабочем состоянии. Но Алёна его попробовала и регулярно с тех пор пригубляет.

Губы Алёны для этого члена были ласковыми и податливыми, теплыми и приятными. Алёна с каждым днём совершенствовала свои ласки. Губы как чувствительный инструмент скользя по затвердевшей плоти мужского члена, подрагивали и приобретали форму того колечка, которое иногда могли видеть её поклонники и воздыхатели. Они только смотрели, а её отчим на своём члене ощущал волшебные ласки этих губ.

Всегда после свидания с Кириллом губы горели огнём желания, которое Алёна всегда выплёскивала в оральном сексе с отчимом.

Две Алёны сосуществовали в одном сознании - скромная и целомудренны с одной стороны и развратная и похотливая с другой.

Похотливо стонущая, алчно сосущая это была настоящая Алёна.

А скромная и недоступная это была Алёна бутафорская.

Похотливая натура развивалась и постепенно становилась остовом психологии Алёны. Хотя изначально похотливой Алёны не существовало, она родилась в тот день когда ей жених сделал предложение стать его женой, а вечером отчим довёл её до состояния, когда она с удовольствием сосала хуй первый раз в своей жизни.

————-

Через несколько дней Алёна пришла с очередного свидания с Кириллом. Мама сегодня ночью дежурит, подумала Алёна, значит сегодня буду сосать хуй до схочу. Она зашла в квартиру, умылась, разделась, оставшись в чёрном кружевном лифчике в чёрных трусиках и сетчатых чулках на подтяжках. Она пошла в спальню родителей. Когда она открыла дверь, то увидела Фёдора Николаевича со стаканом вина в руке, сидящего без трусов.

– А, Алёнка, пришла пососать! Молодец, не забываешь распорядок перед сном! Сейчас соснёшь, иди сюда!

Алёна пошла к отчиму, стала перед ним на колени.

– Алёнка, полижи яйца сначала! - сказал Фёдор Николаевич откидываясь спиною на кровать и расставляя ноги.

Алёна подняв вялый член открыла яйца и, наклонившись, стала вылизывать яйца отчиму.. Она брала яйца в рот обсасывала их, потом выпустив изо рта лизала языком. Член стал постепенно наливаться кровью. Алёне уже стало нравится, поднимать вялый член и приводить его в крайне напрядённое стоячее положение.

После очень приятного орального секса Фёдору Николаевичу захотелось расширить набор секс услуг Алёны, которые она ему оказывала.

– А давай Алёнка займёмся анальным сексом! - предложил Фёдор Николаевич внимательно глядя в раскрасневшееся личико Алёны.

– Это же больно! - воскликнула Алёна с явным замешательством.

– Если правильно подойти к проблеме, то нет! Надо растянуть анус. Сейчас в секс-шопах продают анальные пробки, разного калибра. Ими тебе попку можно растянуть, а потом безболезненно ебать в попку. Продаются и смазки для анальных пробок и для мужского члена, так что всё есть для безболезненного занятия анальным сексом. Давай, Алёнушка, попробуем растянуть тебе дырочку в попке. Ты согласна?

– Я боюсь! Он же туда не войдёт! Он всё там порвёт! - стала говорить Алёна, заливаясь румянцем.

– Не бойся Алёнка - мы твоё очко растянем! Есть приспособления и методики для этого! Когда твоё очко будет растянуто, то мой член совсем без боли войдёт в тебя, - говоря это, Фёдор Николаевич ласково тискал груди Алёны.

– Не знаю… - тихо произнесла Алёна, оспокаи от ласк груди.

– У нас есть фильм, как очко растягивала твоя мама! Давай посмотрим! - произнёс Фёдор Николаевич.

“Он маму не только в рот, но и в попу ебёт!” - пульсировала мысль в голове Алёны. “Но он и меня в рот ебёт! И это оказалось очень приятным занятием!” - подумала Алёна, фактически подсознательно уже согласившись с анальным сексом и растяжкой своего очка.

Отчим не стал дожидаться ответа падчерица, а взял и запустил видеофайл - “Очко Веры”.

————————-

К растяжению ануса Алёны Фёдор Николаевич подошёл очень продуманно, впрочем эта продуманность уже раз была отработана на маме Алёны - на Вере. У них с тех времёт в укромном месте был спрятан набор анальных пробок трёх калибров - 2, 4, 6 сантиметров в диаметре и 10, 12, 14 сантиметров длиной. Каждая анальная пробка представляла собой конус расширяющийся с острия, с мизинец в диаметре, до означенного максимального диаметра. Потом был уменшиный перешеек и плоское эластичное основание. Когда загонишь такую пробку в анус до этого перешейка, очко сжимается немножко, оставаясь на перешейке, и пробка остаётся в заднице. Её можно там, да и нужно для достижения желаемого результата, оставить на ночь. Вера так и делала. А потом всё у неё пошло как по маслу. Теперь эта методика стала применяться на её дочери.

Первую пробочку удалось засадить в первый же вечер. Но два сантиметра - жто почти толщина мужского пальца. А палец Фёдора Николаевича уже массировал очко падчерицы.

Вторую пробку засаживали в три присеста. Причём присесты были с сосанием хуя. Алёна устанавливала пробку основанием на пол и садилась на неё, регулируя напряжением ног опускание зада на конус пробки. Подошёл отчим вставил член ей в рот и положил руки на плечи. Алёна сосала, а отчим руками помогал ей садится на пробку. На третьем заходе вся 4 сантиметровая пробка зашла в анус Алёны. Фёдор Николаевич порекомендовал Алёне оставить пробку в заднице до утра. Одели трусы потом спортивные штаны. Алёна медленно передвигалась по квартире с пробкой в заднице, делая различные домашние дела. Но вскоре вынуждена была лечь в кровать. Она вытерпела с пробкой в заднице до утра.

Третью 6 сантиметровую пробку в один день загнать в задницу не удалось. Но на другой день всё же получилось. Со стоном, но получилось. Алёна и с этой пробкой в заднице провела целую ночь.

Наконец настал решающий момент. Тренировки, растяжение ануса были закончены, он приведен во вполне рабочее состояние и потому этой ночью должно было произойти маленькое чудо проникновение большого хуя Фёдора Николаевича в попку Алёны, в попку молодой девушки за несколько дней до её свадьбы.

Алёна пришла со свидания и после омовений появилась в родительской спальне в лёгком полупрозрачном пенюаре одетом на голое тело. Груди её торчали, соски просто буравили тонкую ткань пенюара. Сквозь полупрозрачную материю были видны и тонкая талия и её выпуклый поросший кудрявыми волосами лобок. Губки Алёны были восхитительно приоткрыты и подрагивали от предвкушения наслаждения. Она села на кровать рядом с отчимом, на котором не было никакой одежды. Она взяв в руку его член и немного помассировав прильнула к нему губами. Она его торопливо ласкала. Члень быстро увеличивался в размерах и затвердевал. Губы нежно скользили по иогучему стволу. И вот он долгожданный момент. Отчим молча, направляя тело Алёны лёгкими и ласковыми движениями рук, ставит Алёну раком и пристроившись сзади направляет головку своего члена ей в анус.

Головка члена с лёгким усилием растягивает маленькую дырочку. И она натягивалась, быстро увеличиваясь, на толстый член. И вот ,когда она расширилась до максимального диаметра члена, Федор Николаевич стал уже быстрее, но по прежнему не торопясь, натягивать Алёну на свой член, притягивая к себе зад падчерицы, крепко сжимая её талию. Алёне не было больно, разработанная предварительно анальными пробками попка девушки привычно пропускала массивное тело внутрь себя, но сейчас Алёна испытывала дополнительные, надо сказать приятные, ощущения. Входящее в её анус тело - было тёплым и пульсировало, вызывая приятный озноб.

Наконец, член вошёл на полную глубину, и Фёдор Николаевич стал совершать возвратно поступательные движения, увеличивая их размах и постепенно ускоряясь. Алёна чувствовала всё разрастающееся наслаждение. “Наконец меня ебут!” - со сладострастным удовлетворением думала Алёна. Она стала подмахивать и постанывать. Стонала не от боли, её благодаря тренингу, не было. Стонала от наслаждения.

Фёдор Николаевич дрючил Алёну в полную силу. И Алёна выгибалась и дрожала от этой силы ворвавшейся в её нутро. Но как сладостны были эти мгновения. Алёныно сознание поплыло, воображаемое и реальное слилось воедино, внутри неё пылал пожар страсти. И в пучину этого пожара извергнулась сперма Фёдора Николаевича.

Когда член Фёдора Николаевича вышел из ануса Алёны, оттуда выбежала струйка спермы и на полу образовалась небольшая лужица. Зияющая дыра с розовыми внутренностями постепенно сжималась, приходя в нормальное состояние.

Когда член Фёдора Николаевича вышел из ануса Алёны, оттуда выбежала струйка спермы и на полу образовалась небольшая лужица. Зияющая дыра с розовыми внутренностями постепенно сжималась, приходя в нормальное состояние. Фёдор Николаевич подтёр мокрый анус Алёны её пенюаром.

– Ну как Алёнушка - хорошо было?

– Очень хорошо!

– Вот и прекрасно. Теперь захаживай не только пососать, но и оттянуться!

Потом они выпили немного вина. И скоро Алёна заснула рядом с Фёдором Николаевичем. Среди ночи её разбудили горячие поцелуи отчима. Он теребил её соски. Когда Алёна открыла глаза, отчим сказал -

– Алёнушка становись в позу, пусть твоя попка снова поработает, у меня стояк!

Алёна потрогала торчащий член Фёдора Николаевича и сразу же стала раком. Через минуту в её попку был засажен член, который там хорошо поработал.

Когда пришла мама Вера с дежурства, она застала Алёну в радостном возбуждении собирающуюся на учёбу.

“Как легко быть радостным в молодые годы” - подумала Вера.

С приближением дня свадьбы её встречи с Кириллом становились всё более горячими, более продолжительными. В тоже время дома её дрючил в попку отчим всё более часто и более азартно. Алёна с Киррилом держалась скованно, а с отчимом раскованно, отчего поле глубокую привязанность у неё возникла не к будущему мужу. А к отчиму. Это была страстная привязанность молодой самки, это был пир её сочной натуры. Она приобретала гибкость и отточенность движений в сексе, это также проявлялось в её поведении и движениях в быту и на занятиях. Хотя она этих изменений и не осознавала.

Попка Алёны становилась с каждым днём всё соблазнительней. Она не изменялась в размерах, во всяком случае, заметно не изменялась. А вот движения её стали изящней и эротичней. Это второе после её губ притягивающее свойство Алёны нарастало с каждым днём, по мере приближения дня свадьбы. Алёна двигала попкой зачастую рефлекторно. Но это были новые недавно приобретённые рефлексы. Фёдор Николаевич натягивал Алёну в попку регулярно, но также регулярно он задавал ей изящные приёмы движений - выгибание, прогиб, выдвижение назад с приподниманием.

Иногда судорожные пульсации в анусе, происходившие в следствии регулярного занятия анальным сексом, заставляли Алёну подёргивать попкой, что вызывала у некоторых её сокурсников вздыбливание члена.

Её жених, Кирилл, рвался на свиданиях поставить Алёну раком и в безумной страсти натянуть. Но Алёна оказалась стойкой девушкой, обещая раскрыть своё лоно после свадьбы. Кирилл злился и радовался одновременно. Злился из-за сиюминутной неудовлетворённости, а радовался такой целомудренности своей невесты.

Причина стойкости Алёны заключалась в возможности сбросить сексуальное напряжение в жарких и развратных оргиях с отчимом, когда он драл стоящую раком Алёну в зад, покрывая поцелуями спину и тиская груди.

Отдаваться раком и в задницу Алёне нравилось. Она получала истинное наслаждение от этого процесса. Но ей нравилось также быть таинственной и недоступной для своих сокурсников при этом, созерцая их горящие вожделением лица, а также быть близкой и нежной, но с ограниченной доступностью для своего жениха.

Ограниченная доступность заключалась в том, что при отсутствии секса с женихом Алёна позволяла ему не только целовать её в губы, но и сосать груди. Поэтому на свиданиях у Алёны всегда были обсосаны груди и в особенности соски.

Алёна кроме рефлекторных движений попкой дела преднамеренные соблазнительные движения. Она выставляла и задерживала свою попку в таких позах, которые не могли оставить равнодушными мужчин.

У Алёны был ещё солидный арсенал - средств притяжения мужского внимания, средств для соблазна. И всё это - аппетитные губки, соблазнительное поведение попки, большие упругие груди, тонкая талия и красивые ножки, действовал просто опьяняюще, и некоторые парни просто сходили с ума и жаждали овладеть Алёной даже вопреки её желанию.

***

Так уж получилось, что за три дня до свадьбы Алёну чуть не изнасиловали сокурсники прямо в одной из аудиторий университета.

Алёна задержалась после семинара, переписывая методичку, задержались несколько парней. Алёна не забыла пройтись по аудитории, постоять в разных позах, дабы подразнить парней. Но на этот раз один из парней схватил её за талию второй за руки, третий заткнул рот. Всё произошло очень быстро, и Алёна не успела ничего не сказать, не крикнуть.

Парней на попытку изнасиловать Алёну подбил Олег, известный среди сокурсников покоритель женских сердец. Он объяснил парням, что при удавшейся или неудавшейся попытки изнасилования, если оно проходит без чрезмерных болевых ощущений, а даже сопровождается ласками и воздействием на эрогенные зоны, женщина будет относится к своим насильникам с определённым уважением и не заявит в органы правопорядка. Самое главное, что определяет такое поведение - это ощущение себя желанной, соблазнительной до умопомрачения женщиной. Она будет с ними продолжать вежливо здороваться, без всякой злобы и обиды, если даже не захочет продолжить более тесные отношения.

Парни расстегнули кофту, вытащили её груди, начали тискать, и потом один решился пососать. Соски Алёны стали набухать прямо на глазах у парней. Что вызвало восторженные, но тихие возгласы. Парни боялись, что кто-нибудь зайдёт в аудитории, хотя она была заперта, но не на замок, а заперта продетой в ручку ножкой стула.

Алёна почувствовала, как с неё стащили трусики, и почти сразу палец одного из парней оказался в её анусе. Парень массировал анус Алёны. Почувствовав это, Алёна автоматически стала возбуждаться, выгнула попку для приёма члена, что весьма удивило ребят. Но в это время в аудиторию начали сначала стучать, а потом ломится. Пришлось быстро прекратить домогания и привести одежду Алёны в порядок, а потом и открыть аудиторию. Оказывается, здесь должен быть семинар другого курса. Ситуация рассосалась. Алёна молчала о происшедшем, парни не пытались её обломать снова. Во всяком случае, пока.

Алёна в дальнейшем действительно продолжала здороваться с неудачливыми насильниками, что укрепило мнение ребят о правоте психоанализа Олега и побудило разрабатывать планы будущего овладения Алёной.

Оставшиеся дни до свадьбы никто к Алёне не приставал. Лишь Олег вежливо осведомился - пригласит ли Алёна на свадьбу их, близко ей знакомую компанию. Алёна ответила отказом. “Ещё, эти придурки, изнасилуют меня на собственной свадьбе! Особенно подходящий момент - традиционное похищение невесты! Пока будут искать, пока будут торговаться - меня и выебут” - подумала Алёна, даже не подозревая, как она была права в своём предположении.

Page of
  • Log
    0.0
    Log 09 dec 2018, 22:31

    Очаровательно распиано, но только слегка нереально, автор не писал это из собственных ощущений

Please Login (or Sign Up) to leave a comment