Марш-бросок до Мнемозины

Авария галактического транспорта забросила имперский десант на неизвестную планету. Смерь от голода, жары и обезвоживания уже не грозит, но кластер закрывается. Нужно уходить, только куда? За осевой мембраной абсолютная неизвестность.

 

Марш-бросок до Мнемозины


Глава 1: Влага и холод

Боль ритмичными пинками гнала эго из вязкой патоки забвения. Рубиновые вспышки били по сетчатке сквозь закрытые веки. Завершал картину пульсирующий вой сирены. Аварийной сирены!

«Сирена! Авария!» – сознание всколыхнулось, пытаясь переварить эти понятия, но в ответ сотни острых шипов впились в мозг, снова превратив его в испуганно сжавшийся комок. Самоощущение расползлось на тонкие, неуловимые слои, ломалось и дробилось, осыпаясь в пучину небытия.

Сколько это длится, сколько вечностей между судорожными ударами сердца? Нервные клетки почти привыкли к боли. Если бы не проклятые алые вспышки. И вой…

Нет, сирена как раз смолкла. Вместо нее в благодатную тишину ввинтился голос. Женский!

«Что это значит – женский?»

Раскаленные иглы ощерили острия. Мысли попрятались в темные углы, но звуки, слова… они вызывали тревогу. Из глубины памяти всплыло побуждение к немедленным действиям…

«Внимание, чрезвычайная ситуация. Совершена аварийная посадка. Всем немедленно покинуть отсеки гибернации. Принять меры личной защиты. Внимание, чрезвычайная ситуация…»

Голос повторил фразу еще два раза и смолк. Снова взвыла ненавистная сирена.

«Капсула! Я в капсуле гибернации…»

Потребность движения пересилила боль. С третьего раза удалось разлепить веки. Алые вспышки ударили в расширенный зрачок, заставив сощуриться. Тело повиновалось неохотно. Даже глазные мышцы сопротивлялись приказам, предпочитая покой.

В сознании возник обрывок текста. «Аварийный протокол!», за ним последовали другие слова, но мозг снова скорчился от боли при одной только попытке постижения.

«Не думать! Иначе…»

Картинка, наконец, сфокусировалась. Прямо перед лицом маячит прозрачная пластина, за которой пульсирует алое пятно. Ручейки слизи медленно стекают вниз, оставляя извилистые, пульсирующие рубином, дорожки. Как густая кровь.

«Кровь? Что это. Кажется… проклятье! Не нужно…»

Снова накатила боль, да такая, что потемнело в глазах и перехватило дыхание. Пришлось замереть, окаменеть, пережидая огненный вал.

Но тело медлить не желало. Действия были вбиты в инстинкты, в мозжечок, в спинной мозг и мышцы. Руки, подчиняясь программе, вырвали изо рта загубник, а следом и обрубок шланга из горла.

«Так вот что мешало языку!»

Кашель скрутил легкие, а пальцы уже срывали ленты креплений, сбрасывая с запястий и локтей манжеты с присосками и трубками. Правая ладонь нащупала на уровне груди рычаг, левая уперлась в скользкую поверхность стекла.

Округлый набалдашник провалился вниз. Крышка вместе с рамой ушла вперед и вверх. В капсулу ворвалась волна ледяной свежести.

Краткое усилие заставило сердце бешено биться. Губы жадно хватали воздух, но его все равно не хватало. Освобожденное от фиксаторов тело выскользнуло из выемки упругого ложа.

«Сейчас я упаду и…»

Ноги опустились на ребристое дно, взорвались роем мурашек, деревянно переступили по луже хлюпающего геля, вынося тело из капсулы.

Руки уцепились за края проема, не давая сползти вниз. Пришлось застыть в таком положении, ожидая, когда пульс и дыхание придут в относительную норму.

«Внимание, чрезвычайная ситуация…» - снова затянула невидимая дама.

«Уже понял! Теперь оценить повреждения… оказать помощь…»

На этот раз сознание даже не пыталось осмыслить всплывшие из глубин памяти слова. Только наблюдало, как они запускают цепь запрограммированных действий.

Взгляд обежал озаряемое алыми вспышками помещение. Короткий бокс пять шагов длиной. Серый матовый потолок. Вдоль стен высокие шестиугольные призмы – капсулы по три в ряд. Между ними широкий проход. Матово-белые фонари едва разгоняли полумрак и с мигающим красным собратом соперничать не могли.

«Левые капсулы вскрыты. Правые пробиты насквозь куском шпангоута. Осталась еще одна, средняя - напротив. Проверить…»

Сознание испуганно сжалось, ожидая карающий за мысленную активность удар, а тело уже выполняло команду.

Чтобы разжать пальцы и выпустить раму проема, пришлось употребить немалые волевые усилия. Слизь хлюпает под пятками, но резиновый ворс покрытия не дает поскользнуться.

«И слава звездам. Подняться будет тяжело… Звезды! Что такое звезды?»

Из недр памяти всплыло темное небо с сияющей россыпью искр. На этот раз боль не стала игнорировать шевеление эго и нанесла полноценный удар, но ноги успели завершить шаг, прежде чем в глазах потемнело.

Лоб уперся во что-то твердое и гладкое. За стеклом в толще геля - лицо. Обвисшее, расслабленное, мертвое. Глаза закрыты. Алые вспышки придают ему совершенно зловещий вид.

Панель информера справа от крышки. Тянусь к ней. Столбики индикаторов под надписями упали до красной полоски.

«Все функции - ноль! Поздно, мертв! Что теперь?»

На этот раз боль была милосердна. Лишь слегка коснулась нервных окончаний и почти сразу отхлынула.

«Холодно. Как же здесь холодно!»

Вернулась кожная чувствительность и по телу прокатилась волна дрожи. Я все еще с ног до головы покрыт каплями слизи. Стою, держась за ребро капсулы. Снова оглядываюсь по сторонам. В торцевых стенах восьмиугольные люки, окантованные черной полосой. Левый приоткрыт и в щель струился желтоватый свет.

«Шлюз. Там кто-то прошел. Значит и я…»

Сознание отдало команду и съежилось, ожидая наказания. Дойти до люка оказалось несложно. Руки уперлись в створку, но она не поддалась. Устроив себе передышку, разглядываю дверь. Сбоку желтеет стрелка.

«Ее же нужно сдвигать! Сдвигать влево!»

В наказание за догадку под черепом прокатился колючий шар. Но тело уже поняло, что нужно делать. Ноги уперлись в ворсистый пол, пальцы вцепились в обрезиненный край люка.

Рифленый восьмиугольник нехотя поехал в сторону, открывая переходный тамбур. Бежевые стены, мягкий, ласкающий сетчатку свет. И тепло. Волна теплого сухого воздуха.

«Скорее, туда…»

Створка почти скрылась в стене, но упорно стремилась вернуться назад. Вываливаюсь в тамбур, падаю на пол, на упругий, мягкий ворс. Люк с отчетливым скрипом закрылся за моей спиной, отгораживая от назойливой сирены, вспышек алого фонаря и мертвецов в стеклянных гробах.

После холодного отсека, лежать вниз лицом на теплом ковре было очень приятно. Хотелось остаться здесь навсегда. Не думать, не двигаться…

«Внимание, аварийная ситуация, – ввинтился в сознание знакомый голос. - Если вы самостоятельно покинули капсулу гибернации, немедленно введите стимуляторы и сыворотки. Медицинский бокс обозначен красной полосой и красным крестом на белом поле. Нажмите центр крышки. Выньте из гнезда синий иньектор. Приложите бесцветным пятном к сгибу локтя и нажмите красный выступ. Затем пройдите в гигиеническую кабину. Люк обозначен желтой полосой. Дождитесь окончания процедур. Выпейте питательный коктейль. Крышка бокса обозначена желтой полосой. Наденьте форму. Крышка бокса обозначена зеленой полосой. Проследуйте в шлюз.

Внимание аварийная ситуация…»

Встать удалось не сразу. После краткого расслабления мышцы снова отказались работать. Пришлось сначала сесть, потом, цепляясь за стену, медленно ставить себя на ноги.

Свет лился из матово-бежевых панелей на потолке. Рядом мигал крошечный алый фонарь. От стены до стены не больше двух шагов, напротив люка, из которого я вывалился, еще один, тоже наглухо закрытый. Слева - овальная дверь с желтой каймой.

«…Если вы самостоятельно покинули капсулу гибернации, немедленно введите стимуляторы и сыворотки».

«Ладно, введу. Где они?»

Красный крест красуется на панели справа. В центре заметная выпуклость. При легком нажатии крышка скользнула вниз, открыв ячейки с синими полусферами. Вынимаю одну. Довольно тяжелая и теплая, на плоском срезе белое пятно. Прикладываю его к сгибу локтя, как советует голос. Нажимаю красную горошину сверху.

Бусина провалилась внутрь. Упругая полусфера враз отвердела и присосалась к руке. Послышалось шипение. Иньектор обмяк, сморщился и отвалился. На коже проступило красное пятно, мгновением позже появились зуд и жжение.

Держась за стену, оборачиваюсь к полупрозрачной двери с желтой полосой. Спрятанный за ней аппарат, сверкающий эмалью, предполагает единственное применение. Сажусь на удобное сидение. Дверь закрылась, из стены выпала широкая воронка и повисла прямо перед моим лицом.

«Это зачем?»

Тепло расползается от сгиба локтя по телу. Мышцы расслабляются и вдруг…

«Проклятье, что это?»

Организм начал избавляться от отходов всеми возможными способами.

«Теперь понятно, зачем воронка!»

«…дождитесь окончания процедуры…» - бубнит невидимая дама.

«Дождусь. Вряд ли я сейчас смогу уйти».

Наконец соматика успокоилась. Спазмы утихли. Из трубки над воронкой побежала струйка воды. Прополоскав рот, сплевываю и поднимаюсь.

«Неплохо!»

Тело практически пришло в норму. Теперь не нужно держаться за стены, чтобы устоять. Шум в ушах исчез, зрение прояснилось.

«Что там дальше по списку?»

Коктейль – красноватая жидкость в прозрачном цилиндре с соском сверху. Сбоку хвостик красной полоски. Сдергиваю прозрачный колпачок. В рот льется густая, чуть кисловатая масса.

«Очень даже ничего!»

Растревоженный желудок успокоился, наливаясь сытостью.

«Теперь одежда».

В боксе шесть ячеек. Достаю из крайней матовый пакет. Это полотенце.

Я до сих пор покрыт зеленовато-синей подсыхающей слизью. На руках кровавые разводы от вырванных присосок. Упругое пористое полотнище отлично впитывает гель. Засунув скомканную тряпку в отверстие под боксом, достаю из ячейки новый сверток.

Майка, трусы, плотные брюки, куртка, - все стального цвета. Легкие ботинки с ребристой подошвой и высоким мягким голенищем. Тепло и ткань на коже - знакомо и приятно. На дне пакета широкий пояс с множеством кожаных чехлов и карманов, широкий мягкий браслет с черными глянцевыми овалами, чуть вдавленными вглубь.

«Что дальше? Осмотреться!»

На бежевом ворсе отчетливо видны следы чужих босых ног. И упираются они во второй люк.

Восьмиугольная створка бесшумно ушла в стену, стоило лишь приложить к ней руку, и закрылась за спиной, когда я перешагнул высокий порог.

Металлический куб шлюза совершенно пуст. Мигают неизменный алый фонарь под потолком и зеленая полоса вокруг черно-желто-полосатого квадрата. Над ним горит надпись: «Внимание, внешний люк. Проход разрешен».

«ад… хрр… коххх… рххх…»

Невидимая барышня пыталась что-то прохрипеть, но что? Совершенно невозможно разобрать.

Сразу же привлекла внимание подсвеченная ниша в стене с откинутой массивной крышкой. А в ней…

«Сейф с личным оружием! Открыт! Разгильдяйство и безалаберность! Нужно всех… Что?»

Мысли уткнулись в сосущую пустоту.

«Ионный излучатель модель Рык-12Т», - всплыло из подсознания.

Тело снова проявило самостоятельность. Ладонь уверенно легла на гладкую пластину, из ячейки в ладонь выпала увесистая кобура с пистолетом. Пристегиваю к поясу. Следом в кармашки отправились две обоймы.

«Четыре ячейки. Одна пуста. Нет одного Рыка. Значит, его взял тот, кто вышел наружу до меня. Но вся одежда на месте. Почему? Он ушел голым? И вскрытых капсул было две…»

Боль пресекла размышления, утопив в обжигающем водовороте обрывки мыслей. Я скорчился, обхватив голову руками.

«Когда же это кончится? Наружу. Все узнаю там…»

Ладони уперлись в люк. Створки неожиданно легко ушли в стороны. Дохнуло жаром. Я не удержался и вывалился лицом вперед, в ослепительное сияние.

Глава 2: Рассыпанные кубики

Падение было болезненным. Хорошо, что успел выставить перед собой руки, иначе бы разбил лицо в кровь. Сухая, колючая пыль забила нос и рот, к тому же она оказалась очень горькой.

Снаружи настоящее пекло. Яркий свет режет глаза, сухой прожаренный воздух жжет кожу и легкие. Осторожно встаю на четвереньки. Руки утопают в рыхлом грунте, будь он тверже, я бы простыми ссадинами не отделался, наверняка бы сломал что-нибудь.

Пришлось долго откашливаться и отплевываться, стряхивая липкий порошок с лица и волос. Хорошо, хоть глаза успел зажмурить. Закончив, осторожно оглядываюсь по сторонам.

Вокруг раскинулась бурая пустыня. Прямо передо мной земляной вал, за ним склон длинного холма или бархана, усыпанный комьями слоистого грунта. На вершине красные деревья, похожие на связку сосулек. В зеленом безоблачном небе голубое… нечто. Два ослепительных мазка, две параллельные ленты слепящего пламени.

Возникло навязчивое чувство, что это неверно, неправильно. Светило должно быть иным.

«Каким?»

Поднимаюсь на ноги. Оборачиваюсь.

Надо мной нависла стальная стена, расчерченная ребрами шпангоутов. Местами серое покрытие содрано и свисает лохмотьями, в свежих царапинах блестит металл. Люк, из которого я выпал, на два метра выше грунта. Створки распахнуты, в глубине шлюза тускло вспыхивает алый фонарь. Справа и слева громоздятся другие угловатые коробки.

«Из канавы ничего не понять, нужно подняться выше».

Трехметровый вал грунта плывет под ногами, засасывая почти до колен. Пришлось помогать себе руками. Наконец, съезжаю вместе с кучей песка на другую сторону гребня. Серая форма превратилась в бурую. Поднимаюсь на ноги, и с меня сыпется целый водопад пыли. Наскоро отряхнувшись, карабкаюсь вверх по склону.

На самом деле холм довольно высок. Маняще близкие деревья отодвигаются все дальше, непривычная для глаз картина исказила перспективу. Из грунта торчат красные глянцевые острия-ростки, с виду напоминая цветное стекло. Потрогать их я не решился.

«Наверно, хватит, высоко забрался. Дышать трудно. Может быть, воздух слишком сухой, или… Нужно узнать состав атмосферы. Если я на одной из…где?»

Мысли уткнулись в глухую стену. Огненные острия обрадовано выскочили из темных углов, впиваясь в нервные узлы. Мир распался на тонкие шелестящие пластины.

«Не нужно, не сейчас!»

В глазах прояснилось. Я снова стою на четвереньках. В лицо смотрит красный стеклянный клык.

«Отлично, чуть сам себя не убил!»

Встав, уже третий раз отряхиваюсь.

У подножия холма в исполинской борозде - россыпь многометровых кубиков. Справа огромный металлический конус, смятый, рваный, все еще дымится. Это он вспахал борозду, взрезав сразу несколько холмов.

«Головной метеоритный щит. Судя по… стоп! Не думать! Потом».

Слева, далеко за холмом со срезанной вершиной поднимается в небо густой столб жирного сизого дыма.

«Горит. Все верно, там же реакторный отсек и ускорители. Это опасно… чем?»

На этот раз удалось погасить мысли, прежде чем они коснулись границы забвения. Но тревога по поводу дымного столба и двигательной установки продолжала ворочаться на дне сознания.

«Значит, в ту сторону пока ходить не стоит».

Серые и коричневые коробки отсеков, сорванные с центральной балки, сгрудились на дне рва, утонув в рыхлой пыли. Ободранный хребет корабля изогнулся дугой, поднявшись над обломками причудливой аркой. С ребер свисают лохмотья коммуникаций и обшивки. Там что-то брызжет, искрится и дымится, но не так угрожающе, как за холмом.

Часть отсеков смята, углы и ребра шпангоутов прошли сквозь обшивку, превратив стены в рваные тряпки. Видны выпавшие контейнеры, механизмы и темные влажные пятна на грунте.

Модуль, из которого тянется цепочка моих следов, практически цел и лежит недалеко от зонтика метеоритного щита. Сверху виден желтый круг на крыше с большой цифрой три.

«Третий отсек. Офицерский, автономный с… чем? Не думать!»

Стена пустоты за пределами недавней памяти упорно не желала исчезать.

Сколько я ни вглядывался, ничего живого поблизости найти не удалось.

«В других отсеках не было людей? Или никто не выжил?»

Солнце жгло голову, шею и кисти рук. Я поднял воротник куртки, прикоснулся к волосам. Они были горячими.

«Нужно прикрыть голову!»

В боковом кармане несколько пакетов. Вытащил все и сразу нашел нужный по изображению на упаковке. Вскрыл, развернул, плоская и невесомая тряпочка вспухла и превратилась в солидный головной убор. Серый форменный берет прикрыл макушку.

«Так намного лучше. Интересно, там за холмом то же самое? Потом узнаю, сначала найдем людей. Две капсулы были пусты, значит, еще кто-то я выжил. Только куда они ушли? Должны остаться следы!

Точно, нужно искать следы! Почему не подумал раньше!»

Вскочив, бросаюсь вниз, к недавно покинутому отсеку. Мышцы уже почти не болят, но слабость отступать не желает. И дышать трудно.

«Недостаток кислорода! Грудь жмет, и пульс… нужно узнать, какой здесь состав…»

Я снова влез на запрещенную территорию, и мгновенный укол боли напомнил о границе дозволенного.

Перелезть через земляной вал со стороны холма было несравнимо легче. Я скатился вниз в облаке пыли, закашлялся, чихнул и принялся отряхиваться. Пришлось ждать, пока рассеются бурые клубы. Воздух был практически неподвижен.

«А ведь после падения такой громады были тучи пыли. Раз их не мог унести ветер, значит, они давно осели. Сколько же времени прошло?»

Под люком виднелся отпечаток моего тела во весь рост, рядом еще один, смазанный. Видимо, тот, кто выпал из люка до меня, сжался в комок. Дальше оттиски босых ног. В пыли вокруг них шарики, внутри голубое желе.

«Криогель! Он не стер гель и не оделся. А детоксикацию? Он прошел или нет? Все иньекторы на месте. Почему же он ушел голым? И куда?»

Судя по следам, мой предшественник стоял на четвереньках, потом поднялся, прошел влево, придерживаясь за стену контейнера. Вот и силуэт влажной ладони с бурыми разводами. Потом он повернул, пошел назад и ушел за угол контейнера. Позвать? Может, не успел уйти далеко?»

Я хотел крикнуть, набрал в грудь воздуха, но мышцы гортани отказались повиноваться, и из глотки вырвался только тихий сип.

«Немой! Неужели я всегда был немым! Нет, не может быть! Я же помню, что…»

Наказание последовало сразу, накатив мощной волной, сбив с ног, парализовав мышцы, окунув мозг в расплавленный свинец. На этот раз я подошел совсем близко к запретному.

Боль не хотела уходить сразу. Она цеплялась за каждый нерв, за каждую клетку. Пришлось сначала сесть, привалиться к стене отсека, впитывая успокаивающую прохладу металла.

Попытка крикнуть снова окончилась неудачей, только хрип и мычание.

«Это навсегда, или… стоп, не думать! Время покажет»

Вставать не хотелось, организм явно предпочитал покой.

Из-за отсека, того, за который вели следы, донеслись звуки возни. Потом зажатый стон-всхлип.

Подсознание встрепенулось, мгновенно мобилизовав силы. Я вскочил и бросился на помощь.

Глава 3: Братья и сестры

Соседняя серая коробка подкатилась к моему отсеку почти вплотную, но сомкнуть торцы им помешал грунт, содранный со дна желоба. Между параллелепипедами остался узкий полуметровый коридор, забитый мягкой пылью. Следы босых ног были отлично видны на ней, даже в тени. На горке перед проходом виднелись еще и отпечатки ладоней.

Карабкаюсь на двухметровый бугор, съезжаю с другой стороны, стараясь не задевать ребристых стенок. Коридор расширился, потому и земляной вал здесь ниже. Сверху отсеки накрыло листом обшивки, образовав нечто вроде крыши. Под ней довольно темно, у дальней стены треугольного закутка шевелится светлое пятно. И только когда до меня донесся очередной зажатый стон, я понял, что там происходит.

Два голых грязных мужика раскладывали на земле девушку. Белая кожа и рассыпанные в пыли волосы контрастно выделялись на буром грунте. Один из насильников - плотный, с синим кругом татуировки на плече, заломил блондинке руки, зажав ладонью рот. Другой, жилистый, уже раздвигал ей колени. Оба действовали деловито и молча.

«Вот они, собратья, – шепнул злорадный внутренний голос. - Рад? Иди, спасай».

Мышцы все еще не желали работать с повышенной нагрузкой. Вместо угрожающего окрика, но изо рта снова вырвался сип. Язык и гортань упорно отказывались переводить нервные импульсы в звуки. Я двинулся вперед, лихорадочно соображая, что же делать? Стрелять в них?

Блондинка заметила меня первой, она даже вырываться перестала. Плотный, почуяв это, поднял взгляд и промычал что-то своему приятелю, но Жилистый был слишком занят. До тех пор, пока я не ударил его сцепленными в замок ладонями по бритому затылку.

Тело действовало само, без участия сознания, снова подчиняясь глубинным рефлексам. Прием был вполне эффективен. Жилистый хрюкнул и завалился вперед, уткнувшись носом в живот жертвы. Коренастый бросил Блонди и поднялся, встав в боевую стойку.

«Хочешь драться?».

Судя по выражению лица, противник видел во мне только конкурента в борьбе за добычу. Он угрожающе рыкнул и шагнул навстречу.

«На что он рассчитывает? Он же заторможен. Я бы на его месте уже убегал. Или он не понимает?»

Блонди тем временем выбралась из-под неподвижного насильника и отползла в угол стальных стен, вжалась в него, обхватив голые колени руками.

Коренастый снова издал утробное ворчание и двинулся на меня. Отступать было поздно. Хорошо бы еще вспомнить, как нужно драться. Или все снова получится само собой?

Прямой удар в челюсть застал меня врасплох. Кулак насильника не достал до скулы какие-то миллиметры. Пришлось ответить. Но противник заранее уловил движение, успел уклониться и попытался достать меня ударом в корпус, но снова промахнулся.

Мы замерли, сверля друг друга взглядом. Что же делать? Драться он умеет, навыки компенсируют медлительность. Напугать его не получится. Чтобы победить, нужно сократить дистанцию, но попасть под удар… Неизвестно, как мои ноющие кости на него отреагируют.

Коренастый снова сделал первый ход. Прыгнул вперед, целя в челюсть. Я закрылся и оставил живот без защиты.

Кулак врезался в ребра, разбудил отступившую боль. Мышцы скрутило мгновенной судорогой. Я сложился почти пополам. Коренастый уже собирался закрепить триумф и добить меня ударом в висок, когда в действие снова вступил неведомый кукловод.

Неожиданный удар снизу в челюсть застал противника врасплох. Его зубы клацнули, он рухнул на спину, подняв тучу пыли, и остался лежать неподвижно. А я снова скорчился, пережидая острую вспышку боли в запястье.

Блондинка все еще сидела в углу, боялась шевельнуться. Когда я шагнул к ней, вдруг начала вжиматься в стену, отбрасывай ногами бурую пыль.

Я поднял ладони и отступил назад. Надо бы что-то сказать, но… из горла донеслось только тихое невнятное мычание.

«Ей нужно одеться! Может, тогда расслабится и в себя придет».

Сняв форменную куртку, кинул ее Блонди. Попробовал объяснить знаками, что я на ее честь не посягаю, обстановка уж больно неподходящая.

Наконец девушки меня поняла, поднялась, придерживаясь за стену, натянула куртку и начала лихорадочно застегивать. Руки тряслись, и защелкнуть замок удалось не сразу. Край оказался чуть ниже живота, и Блонди сгорбилась, стараясь натянуть ткань и прикрыть все, что возможно. С трудом оторвавшись от этого зрелища, я вернулся к недавним противникам.

Парочка лежала в бурой пыли без движения. Весь треугольный пятачок был покрыт следами. Судя по размеру ног, незнакомка пришла из моего отсека, тут сомнений нет, но почему тогда она безоружна? Или недостающий Рык забрал тот, кто был в третьей камере? Куда же он исчез? Его следов я не нашел.

Интереснее другое - откуда взялась эта парочка?

Некоторые отпечатки помечены темными пятнами. Судя по всему, Жилистый влип в какую-то гадость. На пятке насильника маслянистые разводы, и они мне очень не понравились. Кожа вокруг покраснела, треснула и из пор выступила кровь. Отметины вели в узкий проход на другой стороне треугольного закутка.

«Если Коренастый с Жилистым явились оттуда, возможно, там есть другие люди. Только чего от них ждать? Судя по первым встречным, ничего хорошего».

Рука непроизвольно легла на кобуру у пояса.

«Все равно нужно идти, спасти всех, кого возможно. После детоксикации они будут вполне вменяемы, тогда можно начать…»

Головная боль снова напомнила о запретах. Хотя на этот раз она была тупая, ноющая, но от этого не менее пугающая.

«Нужно так нужно. Сходим, спасем».

Блонди глядела на меня, переступая босыми ногами. Движения вялые, заторможенные.

«…задержка в проведении медицинских процедур после регибернации влечет необратимые повреждения нервной системы и ряда внутренних органов…»

«Придется вести ее назад, в третий отсек. А эти пусть пока полежат. Если что…»

Рука погладила кобуру.

Я махнул Блонди, приглашая идти за собой, и взобрался на кучу земли. Оглянулся. Девушка глядела на меня с сомнением, но потом перевела взгляд на лежащего у ног Жилистого и шагнула следом.

Обратный путь не занял много времени. Судя по всему, незнакомка узнала отсек. Глянула на освещенный проем, из которого слышался речитатив информатора, потом на меня и вопросительно дернула подбородком.

Ткнув пальцем ей в грудь, потом в открытый люк, даю понять, что нужно забираться наверх.

Блонди переминалась с ноги на ногу, натянув куртку чуть ли не до колен.

«Ну, и что ей не понятно? Чего ждет? Скобы удобные. Думаешь, меня интересует твой вид снизу? Ну, не то чтобы совсем нет, но… ладно!»

Сплюнул в сердцах, полез первым. Оказавшись наверху, ухватил карабкавшуюся следом спутницу за руку и втянул внутрь.

«Если вы самостоятельно покинули капсулу гибернации, немедленно введите стимуляторы и сыворотки…»

Невидимая дама продолжала свой бесконечный инструктаж.

Вытащив из бокса синюю полусферу, протянул ее Блонди. Она недоуменно посмотрела на меня и попятилась.

«Все, ты меня довела. У меня нет времени уговаривать».

Схватив девушку за руку, задрал рукав куртки и пришлепнул полусферу к сгибу локтя. Пациентка попыталась вырваться, но силы явно не равны, и иньектор прочно присосался к коже. Когда полусфера оплыла и отвалилась, втолкнув девицу в гигиенический отсек, усадил на сиденье и захлопнул дверь. Сначала изнутри посыпались протестующие удары, потом они стихли и раздались не очень аппетитные звуки, сообщая, что процесс очищения пошел.

«Вот и славно, Теперь пора подобрать ей одежду».

Открыв шкафчик, пробежал взглядом по ячейкам. Похоже, мне нужен крайний пакет. В упаковке лишний элемент - сугубо женский бельевой атрибут. Значит, я не ошибся.

Дверь бокса приоткрылась, в щель осторожно выглянула Блонди. Подав ей питательный коктейль и пакет с одеждой, я вышел из отсека и выбрался наружу.

Здесь все по-прежнему. Пыльный склон, красные сосульки и жара. Кажется, солнце не сдвинулось ни на миллиметр. Сколько же здесь длится день?

Ожидание затянулось. Когда я уже начал злиться, у люка послышались шаги. Блонди спускалась по скобам. Я глянул вверх и открыл рот от удивления.

Незнакомка разительно преобразилась. Из затравленной грязной жертвы превратилась в строгого офицера. Волосы собраны в хвост и прикрыты беретом. На боку Рык в кобуре. Спрыгнув на грунт, Блонди протянула мне куртку. Похоже, она даже успела ее почистить.

Паа… баа…

От неожиданности я икнул. Кажется, голос начинает возвращаться. Хоть полноценного «спасибо» не подучилось, но это уже не тупое мычание!

Моя собственная форма представляла собой жалкое зрелище. Я попытался хоть как-то привести ее в порядок, отряхнув рыжую пыль.

Жестами велев Блонди ждать около люка, вернулся в отсек. Расстелил на полу полотенце, сложил в него оставшиеся четыре пачки коктейля и столько же синих полусфер. Связав все в плотный узел, попытался открыть оружейный сейф. Над пластиной, к которой я прижимал ладонь, упорно вспыхивал красный огонек.

«Один ствол в одни руки. Обзавестись запасным не удастся. Жаль».

Ждать в отсеке, пока я ищу выживших, Блонди категорически отказалась. Ну, сама напросилась. Вручаю ей сверток. Конечно, это не по джентельменски, но руки лучше оставить свободными на случай неприятных встреч.

В треугольном закутке ждал первый сюрприз – Плотного и Жилистого на месте не было. Пока мы занимались гигиеной, они успели прийти в себя и ретироваться с поля боя.

«Очень нехорошо. Несвоевременная детоксикация влечет необратимые изменения психики и …»

Ладно, будем начеку.

За очередной кучей грунта мы с трудом втиснулись в щель между контейнерами. Этот коридор был куда длиннее других и сверху его ничего не прикрывало. На фоне зеленоватого неба виднелся изогнутый остов несущей балки корабля, с которой капала как раз на стенку одного из контейнеров темная жижа. Натекла солидная лужа, совершенно перекрыв проход. Босые отпечатки с темными пятнами вели от нее.

«Вот куда влип мой недавний знакомец».

Тонкая угольно-черная струйка сползала по серой ребристой стене. Краска вокруг струйки уже топорщилась лохмотьями, а металл побурел и осыпался хлопьями. Купаться в эту жидкости категорически не следовало.

«Попробуем перепрыгнуть. Всего-то метр с небольшим. Жаль, разбежаться негде».

С сожалением глянув на ботинки, велю спутнице лезть ко мне на закорки.

Прыгнул я удачно. Хотя пару мгновений балансировал, едва не упав назад. И все-таки правый каблук увяз в глянцевой черноте. Ссадив Блонди и отправив ее вперед, оттираю ботинок от маслянистой гадости.

«Один плюс, та парочка здесь уже не проскочит. Или проскочит, но ходить потом не сможет».

Впереди, в проходе, виднеется ярко освещенный склон. Блонди уже где-то там. Я бросился ее догонять, миновал коридор и выскочил на открытое место.

Девушка стояла неподалеку, глядя на десяток голых мужиков.

Глава 4: Кладбище слонов

Я все-таки нашел выживших, и довольно много.

Пятеро просто сидели в тени, привалившись к стенке отсека, двое вяло тузили друг друга, катаясь по песку. Еще один лежал на спине и бился затылком о землю. Неподалеку лицом вниз вытянулся десятый. Вокруг его головы расплылось темное пятно.

«Вот так зрелище! Бравые пехотинцы в довольно плачевном виде… Стоп! Достаточно. Нужно дозировать воспоминания».

Я прислушался, но, кажется, запрещающая стена не потревожена. Строгий надзиратель проворонил очередную вылазку.

«Пехотинцы? Венные! Армия! Все, стоп!»

Девушка попятилась, но оглянулась, увидела меня, и успокоилась. Я подошел, встал рядом.

«Армия. Это уже кое-что проясняет. Десантный корабль потерпел крушение. Только куда он направлялся… пусто, ничего нет!»

И на этот раз наказания не последовало. Только чувство сосущей пустоты. Словно кто-то вырвал кусок памяти, оставив зияющую дыру.

Шесть мужиков глядели на меня и на девушку у меня за спиной.

«Что теперь? Сначала прекратить драку».

Коротко стриженый крепыш сидел верхом на явно более слабом противнике и с увлечением бил его кулаком в лицо. Если бы не вялые после заморозки мышцы, нижний был бы уже мертв. Медлить было нельзя. Пришлось подбежать к парочке, и, пнув Боксера в бок, отскочить назад.

Здоровяк хрюкнул, вскочил и пошел на меня. Еще двое поднялись, держась за стену, недвусмысленно пожирая глазами мою спутницу. Теперь я для них – преграда на пути к добыче, и значит, враг.

Боксер остановился в двух шагах, видно прикидывая, как лучше атаковать. Придется показать, кто здесь главный.

Заряд ионника вонзился в грунт у самых ног крепыша. Дохнуло жаром, в лицо Боксера полетел и мелкие камешки. Один, с острым краем, оставил мгновенно набухшую рубиновыми капельками царапину.

Боксер отшатнулся, ошарашено схватился за щеку и, увидев на своих пальцах кровь, перевел взгляд на оружие у меня в руке. Взгляд стал чуть более осмысленным. Я указал ему пальцем на тень. Он кивнул, и, хрюкнув, направился к отсеку, парой тычков направив туда и парочку, что стояла у него за спиной. Все снова уселись у стены.

Интересно, признать мое превосходство их заставил инстинкт, просто как более сильного сородича? Тогда поворачиваться к ним спиной не стоит, даже учитывая мое временное физическое превосходство. По крайней мере, пока не приведу их в адекватное состояние.

Судя по запекшейся и частью осыпавшейся гелевой корке, ни один из десантников детоксикацию не проходил.

«…личного состава производится медицинским персоналом в подготовительном отсеке, в присутствии…»

Всплывший в памяти обрывок был коротким, но вполне достаточным. Видимо, для солдат самообслуживание после пробуждения не предусмотрено, обработку ведут медики в порядке очереди.

«А откуда они вообще взялись? Где вход в отсек?»

Угол коробки, у которой сидели десантники, просто срезало, кромки блестели свежим металлом. Только балки шпангоутов сопротивлялись до последнего и теперь их скрученные обрывки торчали наружу. Нижний край дыры был почти на уровне грунтового вала. В пыли множество следов. Выбравшись из пробоины, бравые десантники сползали вниз, в ложбину, в тень. Что творилось сейчас внутри, страшно думать. Обрез листа обшивки измазан синими и бурыми натеками. Одна из капсул гибернации, вернее, то ,что от нее осталось, виднелась справа от меня, до половины вдавленная в рыхлый склон холма. Почва вокруг намокла и потемнела. Я не стал присматриваться. Судя по торчащей вбок искореженной, лишенной стекол крышке, приземление кончилось для ее обитателя фатально.

«Нужен план действий. С чего начать? Проверить, что внутри, спасти, кого возможно, а потом искать медицинский отсек и проводить обработку? Наверное, так».

Собратья по несчастью оживились. Тот, что бился головой о землю, сел, и теперь тупо таращился на меня. Избитый Боксером тоже пришел в себя и теперь сверлил обидчика угрюмым взглядом.

«Ладно, с вами позже. А тот, что лежит вниз лицом? Мертв?»

Пальцы сами потянулись к шее, легли на кожу.

«Пульса нет. Мертв! Значит, никуда не торопится, полежит пока здесь. Нужно забраться в отсек, и мне нужны будут помощники».

Блонди держалась рядом. Судя по внешнему виду, ей стало значительно лучше. Кожа порозовела, безвольные прежде губы округлились, глаза приобрели здоровый блеск. Хитрые составы коктейлей и инъекций на удивление быстро превращали кусок недавно размороженного мяса в полноценного человека. И то, что она не отходит от меня ни на шаг, тоже радует. По крайней мере, хотя бы из чувства благодарности, не даст никому напасть со спины. Но для переноски замороженных ее сил явно маловато.

Подозвав Боксера, заставляю его вытянуть руку, и пришлепываю к сгибу локтя иньектор. Крепыш попытался его оторвать, но я не дал. Отвел за угол и вручил пачку коктейля, предварительно сорвав полоску. Поняв, что это еда, десантник успокоился.

Пожалуй, нужен еще один. Самым адекватным из сидящих у стенки казался коротко стриженый брюнет. Пусть и будет Бруно. Второй комплект детоксикации его.

Пока подручные отсиживаются за углом, лезу вверх.

Добраться до пробоины оказалось не так уж и просто. Плотная глыба грунта осыпалась под пальцами ломкими пластами. Пришлось буквально наковырять в склоне ступени. Взобравшись, я подал руку Блонди, втащил ее наверх и занялся обследованием входа.

Рваные края обшивки зловеще серебрились свежими срезами и выглядели опасно острыми. Бурые пятна действительно оказались кровью. Видимо, то, что срезало угол, попутно раздавило и одну из капсул. К привычному коктейлю ароматов горелого грунта, металла, кислого духа технических жидкостей и медицинского криогеля, добавился пугающий запах крови и внутренностей. Смесь убойная, но лезть внутрь все равно придется.

Схватившись за скрученный узлом шпангоут и набрав в легкие воздуха, ныряю в полумрак.

После жгучей полуденной жары царящая внутри прохлада казалась благодатью, но только первые мгновения. Насквозь прожаренное тело бурно среагировало, покрылось крупными пупырышками, накинулась дрожь. Теперь казалось, что внутри отсека царит просто таки адский холод.

Одиноко мигал рубиновый фонарь, но сирена почему-то молчала. Почему, я понял позже, когда глаза окончательно привыкли к полумраку. Алые вспышки не столько помогали, сколько мешали рассмотреть обстановку. Рядом с нашлепкой плафона, там, где должен быть управляющий блок, зияла дыра. Сорванные с места капсулы начисто снесли коробку.

По счастью, призмы сгрудились у другой стены, и проход был относительно свободен. Из четырех рядов криокамер только один остался более-менее целым. Больше половины холодных колыбелей сорвало с креплений. Наверное, жуткую мещанину стекла, железа и плоти в дальнем углу не стоило даже и осматривать. Если малейшее нарушение герметичности было фатальным, то выжить в этой мясорубке вряд ли кто смог.

Начнем с ближайшей целой капсулы.

Отсек сильно накренился. Пришлось выпустить шпангоут и перепрыгнуть на остатки крепления камеры – торчащие из пола штыри и трубки. Старясь не задевать обрывки проводов, осматриваю контрольные панели трех ближайших камер. Две на красном. Под табличкой с номером двадцать два светятся зеленые полоски. Индикаторы в зоне нормы. Жив!

Теперь самое сложное – вытащить спящего из колыбельки и не загреметь с ним вниз. Открыть предстояло камеру, которая стояла крышкой вверх. Хоть в этом повезло.

«А где мои помощники?»

Свет на мгновение померк. Блонди спустилась в отсек и стоит на обрывках арматуры, привыкая к освещению. Группа поддержки топчется снаружи, нетерпеливо заглядывая внутрь.

Я махнул Боксеру и Бруно, жестами приказав Блонди держаться у входа, а сам принимаюсь за камеру. Нажимаю на панель. Голубая жижа за стеклом начинает утекать в сливные баки. Сквозь мокрое, покрытое слизью стекло ничего рассмотреть невозможно. Наконец прозрачный вытянутый восьмиугольник чмокнул и отошел от уплотнений. Подцепив его, кладу как щит между соседними камерами и только тогда заглядываю внутрь.

«Вот так сюрприз! Женщина! Одной мне мало! И что прикажете с этой спящей красавицей делать? Охранять от бравых десантников, пока она в себя приходить будет? Хотя, судя по комплекции, она и сама себя в обиду не даст.

Как тебя назвать то, соня? Точно, будешь Соней!»

Словно услышав меня, амазонка открыла глаза и замычала.

«Все нормально, все хорошо!», хотел я сказать, но получилось только «…ее но…аа…аа хоо…оо… оо».

Может быть, она что-то поняла, но, по крайней мере, не пыталась сопротивляться, пока я отсоединял фиксаторы, трубки, снимал маску и вытаскивал ее из камеры. Соня оказалась вдвое тяжелее Блондии холодной ,как кусок льда. Пока волок к выходу, чуть руки не отморозил.

Бруно с Боксером подхватили спасенную и ,под руководством Блонди, вытащили наружу. Я велел спутнице проследить за ней.

Прежде чем осматривать следующие камеры, я спустился вниз, выбрал несколько сорванных крышек, забросил на верхний ряд, устроив импровизированный помост.

В следующей четверке камер было целых трое выживших. Хорошо, хоть все они были мужиками, и я со спокойной совестью, по очереди, передал их Боксеру. С первыми двумя проблем не возникло, и только с третьим пришлось повозиться.

Едва очнувшись, он вздрогнул, открыл глаза и принялся вырываться из креплений. Ни помогло не успокаивающее мычание, ни пощечины. После чувствительного удара в глаз я разозлился и отправил Буяна в нокаут. Вытаскивал из отсека уже бесчувственное тело, что было неудобно, учитывая его вес. Пришлось звать на помощь Боксера.

Особенно трудно было поднимать разбуженных с нижнего ряда. Но и целых камер там почти не осталось. Одна призма, у самой стены, которую чуть не пропустил в полумраке, казалась почти невредимой. Пальцы стерли слой грязи и контрольная панель вспыхнула зелеными индикаторами.

Откинув в сторону крышку, потянулся к креплениям и замираю, не зная, что делать дальше. Существо в камере, без сомнения, человек. Но черты лица и телосложение слишком гармоничны. Кроме того, он был совершенно безволосым и бесполым!

Глава 5: Свежие консервы

В памяти всплыло только одно слово – «Таймер».

«Тайм – время. Что-то ,связанное со временем. Он может…»

На границе сознания снова недовольно шевельнулась темная завеса.

«Понятно. Сюда тоже нельзя».

Безволосый проснулся быстро, будто просто прилег вздремнуть. Выбрался из камеры почти самостоятельно и долго рассматривал нагромождение капсул в углу. Возможно, искал кого-то. Но сказать тоже ничего не мог, хотя пытался, пока я отстегивал ремни.

«Интересно! У него что, сохранилась память?»

Я тронул бесполого за плечо и показал на выход. Он кивнул и медленно, выверяя каждое движение, начал карабкаться вверх. Других выживших в отсеке не осталось. Я проверил остальные нижние капсулы, почувствовав при этом сильные рвотные позывы, и поспешил вслед за Таймером. Пора наружу, отогреваться.

Контраст снова оказался разительным. Жар обнял, опаляя кожу. Снова накинулась крупная дрожь.

К моей радости, обстановка была спокойной. Два десятка новеньких в тенечке приходили в себя, только нокаутированный Буян все еще лежал без сознания. Боксер и Бруно ощутили себя моими помощниками, а, значит, статусно выше остальных, и принялись наводить порядок.

Блонди с Соней сидели отдельно. Моя спутница уже накинула на подругу куртку, которая была той явно мала.

«Так, пора выбрать, на кого использовать остатки лекарств, которые я приволок из командирского отсека. Кто сейчас будет полезнее?»

Один иньектор я вручил Таймеру. Чутье подсказывало мне, что это правильно. Бесполый стоял рядом с отсеком гибернации, внимательно рассматривая окрестный пейзаж. Нагота его, видимо, совсем не смущала. А некоторые десантники уже пытались прикрыться, поглядывая на женщин.

Кстати, совсем упустил из виду окрестности. Что-то изменилось. Возможно, красные сосульки-канделябры подросли или их стало больше? Сквозь еще недавно гладкую насыпь пробились несколько розовых конусов. Если они растут с такой скоростью…

Таймер все еще недоуменно смотрел на синюю полусферу. Придется объяснять на пальцах. Я отвел безволосого за угол контейнера, приказав жестом оставаться здесь, приложил иньектор к сгибу локтя и ушел.

Когда бесполый вернулся, я протянул ему пачку коктейля. С питанием у него проблем не возникло. Сам вскрыл и опустошил тубу. И снова принялся любоваться красотами пейзажа.

«Ну и отлично, если что, предупредит».

Последний комплект я вручил Соне, поручив Блонди проследить за подругой. Девушки скрылись за углом, а я снова вернулся к размышлениям.

Свежеразмороженные сидели и лежали в тени, медленно приходя в себя. Кто-то держался за голову, кто-то тупо мычал, кто-то просто таращился на фантастический пейзаж.

Боксер и Бруно прохаживались у разных углов отсека, поглядывая друг на друга.

Что здесь сойдет за оружие? В мусоре нашлись два длинных обломка тонкой трубы и довольно гладкая полоса металла. Дротики получили подручные, импровизированный меч - Соня. Безволосый, стоящий как статуя на границе тени, вызывал сомнение, нуждается ли он вообще в оружии?

«Кажется, он сам…»

Мне снова дали понять границы дозволенного. Кто такой Таймер, так и осталось неясным.

Команду я себе собрал. Интересно, на кого из них можно положиться? Наверное, только на Блонди. Таймер выглядит адекватным, но слишком уж он…странный. А Бруно с Боксером… соперничество налицо. Лидерские замашки были видны в каждом. По крайней мере, один не даст другому огреть меня трубой по затылку.

Выдав всем четверым по комплекту одежды, я снова задумался.

«Что у нас на очереди? Наверное, подлатать остальных. А для этого нужно найти медотсек. И хорошо бы питание и воду. Все это там, в средней части… стоп, понял, не лезу».

Попытка вспомнить схему корабля всколыхнула прежнее ощущение разъятости. Пришлось даже прислониться к стене, пока мозаика в глазах снова сложилась в четкую картинку.

«Деваться некуда, нужно взглянуть на отсеки сверху, взобраться на склон».

Выходить на пекло совершенно не хотелось. Этот откос выглядел еще круче, чем противоположный, но выбирать не приходилось. Тень уже заметно сократилась, значит, светило, ну или та размазанная клякса, что его изображает, все-таки движется. Скоро придется искать убежище. Оставаться рядом с коллективной могилой совершенно ни к чему.

«Интересно, справится моя команда без меня?»

Позвав с собой Таймера, направляюсь к земляному валу. На мгновение останавливаюсь на границе тени и решительно вскарабкаюсь по склону, мимо розовых обломков. Удивительно, но острые углы уже сгладились, и концы начали загибаться вверх. Похоже, они и в самом деле растут.

Таймер держался чуть позади меня, двигаясь с нечеловеческой рациональностью. Странно, но отчуждения он не вызывал, напротив, дарил чувство успокоения, словно был гарантией безопасности. Только почему?

«Как же много я забыл!»

Взобравшись достаточно высоко, я обернулся. Как определить, какой из отсеков медицинский? Все одинаково ободраны, покрыты пылью и лохмотьями коммуникаций. Вот складская ячейка, вокруг которой рассыпались пакеты и контейнеры, сразу бросается в глаза. Туда мы и наведаемся первым делом.

Поднимемся еще выше, может ,тогда что-то прояснится.

До вершины вала оставалось совсем немного. Но, чтобы вскарабкаться на гребень, пришлось вложить в рывок последние силы. Упал на колени, руками в рыхлый сыпучий грунт, глянул вниз и присвистнул удивленно.

Удаляясь от вала, сталагмиты подрастали и в полукилометре становились просто гигантскими, впивались в небо, сливаясь в сплошную блекло-розовую стену. Невозможно было проследить, где она кончается и кончается ли вообще. Можно подумать, что долина накрыта гигантским мыльным пузырем.

Глава 6: Незваные гости

Пощупать странное образование в ближайшее время не получится, и я вернулся к разбитому транспорту. Таймер неподвижной статуей замер за спиной. Дым от пожара в кормовых отсеках стал еще гуще, в сизые клубы вплелись оранжевые языки. В одном из углов моего лоскутного сознания беспокойство переродилось в тревогу. Еще немного и та отрава, что летит сейчас в зеленое небо, начнет падать назад, вот тогда…

Размазанный зигзаг светила накрыла пелена, больше похожая на глянцевую пленку, чем на облака, но жара это не убавило, а, кажется, даже наоборот. И весь пейзаж снова показался мне нереальным, неправильным, невозможным, но почему?

Эго снова неосознанно потянулось к памяти, и было наказано. Восприятие начало слоиться, вспарывая мозг острыми бритвами слюдяных пластин. Пришлось закрыть глаза, спрятаться в личной темноте, чтобы сложить сознание воедино…

Толчок в плечо оборвал самопогружение. Пришлось открыть глаза.

Таймер указывал пальцем куда-то влево. Я обернулся и рука сама метнулась к кобуре.

Над ближайшим розовым пеньком взметнулось нечто невообразимое. Опасность обострила чувства, время потекло медленно, словно густое масло, позволив рассмотреть мельчайшие детали. В метровой распластанной кляксе хаотично сплелись плоть и металл, хитин и цветные пластиковые волокна. На концах суставчатых лап топорщились темные крючья. Передний конец восьминогой туши ощерился веничком сверкающих кристаллических жвал. И все это, распластавшись, летело мне в лицо.

Кобура бросила «рык» в ладонь, но пальцы действовали слишком медленно. Ствол уже смотрел в сторону хищника, но нажать на спуск я уже не успевал.

Передо мной вспыхнула радужная пленка, и монстра отбросило назад. Нет, он просто снова оказался около розового пенька и дальше все пошло, словно в повторе видеозаписи. Зверь летел ко мне, но ствол уже смотрел прямо в оскаленные клыки, осталось нажать спуск. Огненный кулак ударил, кроша кристаллы, отбросив тушу за песчаный бугор.

Б… жм…

Я обернулся. Бесполый упал на колени, зажав голову ладонями.

«Время! - мелькнуло понимание. - Это он сдвинул время!»

Таймер медленно оседал в пыль. Я подхватил его, вскинул на плечо и, проваливаясь по колено , поволок вниз по склону. Обернулся. Из-за бугра торчали подрагивающие ноги твари. За нами никто не гнался, но у корабля творилось черт знает что.

Справа, под наклонной стеной отсека, плоский краб наседал на Бруно и Боксера. Десантники довольно резво отбивались от выпадов когтистых лап обрезками труб. Слева, у прохода, Соня из последних сил отмахивалась мечом от пузатого паука. Блонди, сжав «рык» обеими руками, суетилась у нее за спиной, пытаясь прицелиться.

Вспышка. Ионный заряд впустую разбросал грунт, оставив оплавленное пятно. Скоро тварь измотает жертву и дотянется…

Размороженные жались к отсеку, некоторые уже прятались за углом или взбирались по насыпи к пробоине. Только этого не хватало! Сейчас они расползутся по округе, и их переловят поодиночке.

Угрюмый, Буян и еще один парень вооружились стальными прутьями и ковыляли на помощь дамам. Куда им с такой реакцией! Только помешают, или сами станут добычей. Нужно срочно вмешаться.

Я вскочил на твердый бугорок, глянул под ноги и отшатнулся.

Прямо подо мной еще одна двухметровая тварь под черным треугольным панцирем, волокла к вершине тело мертвого пехотинца. Я рванулся влево, поскользнулся, сел на пятую точку, попутно уронив бесполого, и съехал по склону, пропахав солидную борозду. Когда я вскочил на ноги с оружием наготове, Таймер уже стоял рядом.

Многоножка, занятая своим делом, даже не обратила на нас внимания.

«В вакуум! пусть уползает».

До корабля осталось метров двадцать. Поможем Соне. Я прицелился, потянул спуск. Паук потерял две ноги, утратил устойчивость, завалился набок и попал под удар мачете. Лезвие с хрустом проломило спинной панцирь и застряло между пластин.

Хищник понял, что проиграл, и отпрыгнул назад. Соня, совершенно изможденная, выпустила оружие. Паук распластался в пыли и засеменил прочь, вверх по склону. Блонди выпалила вслед, и перебила торчащую из панциря железку. В исступлении она снова и снова жала на спуск, в итоге повредив еще одну ногу.

«Заряды, - мелькнула мысль. - Нужно беречь заряды».

Я в три прыжка оказался рядом, ударил по руке и отобрал «рык».

Х…тит!

Сунул оружие под нос подруге и ткнул пальцем в индикатор наполнения магазина. Только после этого вернул оружие. Кажется, она поняла.

Бруно и Боксер справились сами. Получивший множество увесистых ударов и оставшись в меньшинстве, краб решил отступить. Мудро, если учесть, что он был вдвое мельче собратьев. Боксер метнул трубу ему вслед, но промахнулся.

Треугольная тварь с мертвым телом давно скрылась за холмом.

«Хорошо, что вокруг корабля открытое пространство. Застать нас врасплох не удалось. И команда сработала хорошо. На удивление, обошлось без потерь.

А если эти букашки приползут с той стороны корабля, что им мешает взобраться на крышу и спрыгнуть сверху?

Нет, нужно срочно уходить, искать надежное укрытие».

Таймер снова замер на границе тени, пристально вглядываясь в окрестный пейзаж. Это меня успокоило. Хоть с этой стороны неожиданностей не будет. Боксеру и Бруно я велел следить за крышами отсеков.

С помощью Сони и Блонди удалось довольно быстро согнать парней под нависшую козырьком стену отсека. Двадцать пять голых мужчин сбились в плотную толпу, только троица во главе с Буяном встала чуть в стороне.

«Интересно, их до аварии что-то связывало? Может, они входили в одно звено?»

Тьма на границе сознания недовольно заворчала.

«Ладно, отложим это на потом. Надо только держать их в поле зрения».

Засохшая корка криогеля уже осыпалась с бравых десантников, но ее место заняла пачкающая все липкая рыжая пыль. Половина размороженных передвигались довольно сносно, хоть и с видимым усилием, но несколько человек вызывали тревогу. До остатков склада предстояло пройти больше сотни метров. Вряд ли они сами смогут одолеть такой путь.

Спасительная тень сильно сократилась. Огненный зигзаг упорно взбирался в зенит.

«Скоро светило начнет припекать нам макушки. Нужно бы прикрыть бравых пехотинцев. Кажется, я видел недавно что-то подходящее, но где? Вспомнил, придется опять лезть в отсек гибернации».

Холод и ароматы по ту сторону пробоины, кажется, даже усилились. Блонди и Соня забрались следом. Когда глаза привыкли к полумраку, я сразу же увидел то, что искал. Задняя крышка одной из камер вмялась и слетела с креплений. Внутренняя поверхность ее была оклеена слоистой серебристой тканью.

Пришлось изрядно потрудиться, разбивая тяжелой дверью камеры пластиковые панели. Девушки обдирали подложку и относили к выходу. Скоро мы добыли два десятка полотнищ. Думаю, этого будет вполне достаточно. Спускаться на нижние уровни я больше не рискну.

Снаружи уже назревала драка. Бруно с Боксером, мыча и ожесточенно жестикулируя, охраняли кучу фольги. Троица Буяна вознамерилась присвоить часть, не дожидаясь дележки. Жара уже всех измотала, но это не повод затевать бунт. Пока я спускался по насыпи, Боксер и Угрюмый сверлили друг друга взглядами, обмениваясь толчками и грозным мычанием. Остановил их только заряд «рыка», всаженный в песок.

Драка сразу затихла, троица отступила.

Девушки сноровисто изготовили из полотнищ нечто вроде накидок и капюшонов. Бруно оторвал от своей доли полосу и намотал на ноги. Остальные последовали его примеру.

Бесполый замер на посту, не сдвинувшись ни на миллиметр. Тень еще немного отползла, и теперь светило припекало стражу макушку. Темно синий берет, наверное, здорово нагрелся. Я недолго думая нахлобучил на голову Таймеру блестящий капюшон.

Но такой реакции я не ожидал. Бесполый сорвал и отбросил колпак, повернулся ко мне. Гармоничное лицо исказило изумление.

Не…адо!

По…ему? На…пе…ет! - Я ткнул пальцем в зенит.

Бесполый раздраженно наклонился, оторвал уголок фольги, обвел пальцем окрестный пейзаж, потом зажмурился, заткнул уши и замотал головой.

Не… с…ы…шу!

«Не услышу, - перевел для себя. – Фольга мешает ему чувствовать, экранирует, только вот что? Как он воспринимает окружающее? Кажется, это называется…»

Легкий звон предварил расслоение восприятия, и я поспешно оборвал мысль.

Пехотинцы выстроились в колонну по двое. В пару к сильным определили более слабых.

Троица Буяна наотрез отказались разделяться. Я не стал спорить и указал им место в середине строя, поставив в тыл Бруно и Боксера, а в голову Соню с Блонди.

Вокруг было тихо. Если где-то и затаились «крабы», то замаскировались они очень хорошо. Таймер тоже молчал, значит, близкой опасности не чувствовал.

Еще раз оглядев колонну, машу рукой.

Дви…ись!

Бравые пехотинцы направились в указанную сторону, прижимаясь к стенам отсеков, стараясь не попадать под палящие лучи.

Взгляд зацепился за дыру в стене отсека гибернации.

«Сколько тел там осталось? Нехорошо оставлять их вот так, но что я могу сделать? Нужно спасать живых. Шикарный пир устроят здесь пауки, когда учуют, поглоти их всех коллапсар!»

Обогнув отсек, мы с Таймером оказались перед новым земляным валом. Из гребня торчали искореженные прутья металла и еще какой-то мусор, чуть ниже темные пятна и потеки. Слева топорщились обрывки переборок, создавая очень жидкую тень.

Снова пришлось искать подходящий кусок металла и рубить ступени в сыпучей, спекшейся тонкими слоями почве. Поднялась пыль, скобля ноздри наждаком. Странно, но здесь розовые сосульки не попадались. Может быть, насыпь слишком высокая или в центре пропаханного кораблем рва их нет совсем?

Прутья на вершине оказались скрученными обломками технической фермы. Обрывки кабелей, труб и волноводов торчали из грунта, напоминая разноцветную пластиковую поросль. Из некоторых сочились темные струйки, стекая вниз по склону. Я глянул на каблук ботинка, изъеденный черной жижей. Наступать на эти пятна не стоит.

Под жаркими лучами потеки начали парить. Я неосторожно нагнулся к одной из луж, вдохнул и надолго закашлялся. Думаю, у Блонди хватит ума обойти их стороной.

Складской отсек лежал сразу за холмом. Длинная призма разорвана наискось. Ячейки стеллажей, темные, блестящие пакеты, зеленые контейнеры и оранжевые бочонки живописно рассыпались по рыжей пыли.

«Это же отлично, в них… В вакуум! Нельзя вспоминать!»

Восприятие мгновенно рассыпалось на хрупкие прозрачные пластины. Осколки картин и образов.

Я скорчился, схватился за голову.

…то? - Таймер склонился надо мной.

По…адок.

Успокоительный взмах ладонью. Распрямляюсь, стараясь выглядеть бодрым.

«Не вспоминать! Нужно просто посмотреть, что там. Если еда и вода – это спасение!»

Жажда уже мутила сознание, при мысли о пище скрутило желудок.

Из-за угла отсека показались закутанные в серебристые лохмотья фигуры. Нужно разведать, что внизу, пока они взбираются на холм.

Глава 7: Хлеб насущный

Спускаться с насыпи пришлось по открытому месту через откровенное пекло. Повезло еще, что с этой стороны потеков масла практически не было, иначе пары могли просто задушить. Склон, обращенный к пылающему в небе зигзагу, прогрелся куда как сильнее. Прокаленный сыпучий грунт обжигал даже сквозь ботинки.

У подножия холма мы нашли скопление бочонков. Один треснул, и под ним расплылось влажное пятно, но маслянистой пленки не было. Сбоку надпись: «Вода питьевая, минерализованная»

Поднимаю, нажимаю на бугорок, и в рот льется прохладная и удивительно вкусная влага. Пью и никак не могу напиться. Пришлось приложить немалое усилие, чтобы оторваться от сосуда и передать его напарнику.

Рядом с бочонками лежит толстый блестящий пакет. Стряхнув пыль, читаю: «Индивидуальный армейский рацион №3, готовый к употреблению. Мультиклиматический, для планет группы Терра1 и Терра2. Пехотные десантные подразделения. Произведено: Комплекс А582-N, Рена 2, Эпсилон Эридана». Ниже меню, колонки цифр и букв, коды.

«Рена 2, это название корабля? Нет, вряд ли, скорее планета в системе Эпсилон Эридана. То, что наш корабль армейский, я знаю и так. Мы действительно имперское десантное подразделение. Что нового это нам дает? Ничего, ни куда мы направлялись, ни почему мы здесь… Поищем еще что-нибудь, с индивидуальной маркировкой».

Чуть дальше валяются знакомые свертки с формой и бельем. Рядом пластиковая коробка с надпись: «Герметичный костюм. Размер 3-4-2. Степень защиты вторая. Воздушным регенератором укомплектован». И снова технические данные.

Еще дальше большой разбитый ящик. На обломке крышки часть маркировки: «Мобильное здание. Вместимость шесть че…» Разбитые серо-зеленые панели сгрудились в бесформенную кучу. На одной из них блестит эмблема – сияющий человек в золотом скафандре с четырьмя крыльями за спиной. В правой руке пылающий меч, в левой щит. На алом поле три солнца – синее и два желтых в венке из зеленых листьев. В центре большая цифра шесть.

«Шестой батальон… чего?».

В ответ сосущая пустота.

«Кто этот четырехкрылый? Что обозначает… нет, не будем искушать».

Вокруг еще много занятного. Гигиенические наборы, микроклиматические установки, фонари, ремонтные наборы и источники питания, но нет оружия.

«Похоже, этот чисто хозяйственный склад».

Большая часть находок раздавлена и испорчена. Может, внутри целое сохранилось?

На нашу удачу складской отсек лег нижней гранью на грунт и уровень пола всего метра на полтора выше дна желоба.

Я оглянулся. Колонна только что добралась до вершины насыпи. Вокруг расстилается неподвижный пейзаж. Ярко кирпичная почва и изумрудное с желто-розовой каймой небо. Мне снова показалось, что сталагмитов по ту сторону вала стало заметно больше. И полоса по окоему расширилась. Что бы это не значило, но мне оно не нравится.

Иду в…утрь, ты з…есь, с…еди, - приказал я бесполому.

Таймер молча кивнул и занял позицию в тени.

Забраться в отсек не стоило никакого труда. Искореженные куски шпангоутов образовали удобную лестницу. Заляпанные рыжей пылью ботинки оставили на пружинистом покрытии ярко-оранжевые следы. Воздух внутри уже успел нагреться, но запах был совершенно особым. Пластик, краска и металл. Он был мне хорошо, очень хорошо знаком и привычен.

Весь объем склада занимали автоматические стеллажи, бесконечные трехметровые стены ячеек и темные проходы между ними. Аварийное освещение не действовало, климатика, видимо, тоже. С потолка, бессильно уронив многочисленные захваты, свисал робот-тельфер.

Зато груз был цел! Вода и еда, одежда и жилье. Все, что нужно чтобы уцелеть! Первое время можно устроить лагерь прямо здесь, в отсеке. Проходы длинные, места хватит всем. От солнца прикрыты, и обороняться легче. Если нас зажмут, можно сбежать через дальний шлюз. Кстати, нужно бы и его осмотреть.

Чем дальше я уходил вглубь отсека, тем темнее становилось в проходах, вскоре я перестал различать, что лежит на полках. Но из дальнего конца склада пробивался слабый свет и равномерные алые вспышки. Шлюз был открыт. Внутренний люк сдвинут, а внешний просто оторвало с большей частью переходного отсека.

Красным мигала окантовка управляющей панели, но сама она была мертва.

Под ногой что-то хрустнуло.

На сером пластике лежала вскрытая серебристая упаковка рациона. Не раздавленная, а именно вскрытая. Блестящая обертка разорвана по красной линии, брикеты вынуты из гнезд. И вокруг оранжевые отпечатки босых ног. Здесь был кто-то еще, и это человек!

Рука потянулась к кобуре, я хотел крикнуть, предупредить Таймера, когда на затылок обрушился удар.

Глава 8: Голос внутри

Темнота, алые вспышки света больно бьют сквозь закрытые веки.

«Где я? Снова в капсуле? А где сирена? Где холод и влага на коже? Боль в затылке - тогда ее не было и…»

«…слышишь? Ты слышишь меня? Эй, я знаю, что ты слышишь!»

В полной цветных искорок темноте звучал голос, далекий, глухой, едва различимый.

«Отвечай… или совсем говорить разучился? Сколько тебя упрашивать?»

«Теперь еще и голоса. Это не информер. Значит, они мне просто…»

«Эй, прекрати, я не галлюцинация».

«Тогда кто ты, вакуум раздери?»

«Не важно. Коуры к вам уже наведались?»

«Кто?»

«Многоногие падальщики».

«Это крабы-кадавры из мяса и пластика?»

«Значит, добрались. Многих утащили?»

«Мы отбились. Их было только четыре. А эти коуры… как это вообще возможно?»

«Здесь многое возможно. Это только первая волна. Скоро подтянутся остальные. Но это мелочи, вас ждет кое-что похуже, кластер схлопывается…»

«Еще хуже? Куда уж… стой, а где я сейчас?»

«Откуда я знаю. Это ты мне скажи, где ты. Ты ведь на разбившемся корабле?» – в голосе послышалось сомнение, даже испуг.

«Да».

«Все верно, я по адресу. – Невидимка воодушевился. - Найди оружие, вам придется защищаться. Готовьтесь. Надеюсь, что доберусь до вас раньше, чем…»

«Подожди, так ты не скажешь, где мы и что это за планета…»

«Нет времени. Я слишком далеко, а ты уже приходишь в себя».

«Значит, я без сознания?»

«Почти, в сумеречном состоянии. Пока ты в сознании, восприятие глушит… Вот, я же…»

«Эй, ты где?»

Снова тишина, плывущие искорки и вспышки света, тупая боль в затылке и…

«Кажется, начинаю чувствовать… Да, затылок болит, левую руку вывернуло, колено уперлось в острый угол… чего?»

Чуть поднимаю веки. Никакого движения, только вспышки света. Медленно переворачиваюсь на спину, с наслаждением вытягиваю руки и ноги, глядя на мерно пульсирующее табло. В правой ладони что-то мешает. Подношу к глазам.

«Это же «Рык»! Странно, меня даже не разоружили?»

На затылке огромная шишка, под пальцами липкая влага. Кровь! Под ногой звякнула железка. Толстый гнутый прут.

«Вот чем они меня, но кто и зачем? Убивать не собирались, и оружие не тронули».

В дальнем конце коридора что-то мелькнуло. Мгновенно вскочив, прячусь за углом стеллажа.

«Возвращаются? Или Таймер меня ищет?»

Жаль, пружинистый пластик совершенно поглощает звуки шагов.

Держа «рык» наготове, отхожу к дальней стене.

Из-за угла на мгновение выглядывает голова в берете, но и этого достаточно, чтобы узнать бесполого. Опустив оружие, выхожу ему навстречу.

По…ему дол…о?

Показываю таймеру пруток и свой затылок. Следы на полу указывают, что неизвестные ушли через люк, так же, как и пришли. Несколько вскрытых рационов пояснили, что им было нужно. Видимо, я им помешал, поэтому не убили, просто оглушили и сбежали. Только кто они?

Один из следов правой ноги обильно испачкан кровью в области пятки. Старые знакомые, Коренастый и Жилистый! Далеко забрались и еду нашли, но с одеждой у них плоховато. По крайней мере, с обувью.

Этот лаз нужно запечатать.

Вдвоем с Таймером мы задвинули створку на место. Железяку, которой меня огрели, я вбил в угол обечайки, намертво заклинив люк.

Бравые десантники уже добралась до складского отсека, по дороге набрав бочонков, рационов и одежды. Кто-то уже натягивал штаны, кто-то пил воду. Шестеро самых слабых бессильно растянулись в пыли. Подозвав Блонди, Соню и Боксера с Бруно,приказываю им занести лежащих в отсек, а сам начинаю загонять туда же остальных.

Буян с компанией устроились в тени и теперь не спеша закусывают. Предпочитают держаться наособицу, ладно, пусть остаются снаружи.

Загнав остальных подопечных внутрь отсека и оставив Таймера на посту, приступаю к наведению порядка. Дел много: разместить пехотинцев в проходах, раздать всем еду, воду, гигиенические наборы и обмундирование. Девушки и Бруно с Боксером быстро сообразили, что нужно делать. Полюбовавшись, как Блонди деловито расхаживает со стопкой пакетов в руках, иду к выходу. Пока все заняты, можно передохнуть.

Бесполый замер у дальнего края среза, неподвижно, словно статуя. Поза гармонична и рациональна. Видно, совершенство заложено в нем на генетическом уровне, потому я и чувствую к нему полное доверие. Гармоничная личность не может быть лживой и подлой.

Подхожу, сажусь рядом, прислонившись к стенке. Тайм оборачивается, кивает и снова погружается в созерцание.

Вскрываю свой паек. Похоже, это для меня привычная пища. Память тела подсказала, как запустить подогрев пачки с белковым стейком и овощным рагу, тубы с бульоном, как намазывать на крекеры густую, сладкую пасту. Допив витаминный коктейль, я откинулся на стенку контейнера и задумался.

«Голос, который я слышал, пока валялся в отключке, - реальный или мне почудилось? А если чужак на самом деле существует, чего он от нас хочет? Какой ему интерес нас предупреждать?

Если бы знать, кто мы и куда летели. Хотя бы вспомнить, что обозначает эмблема с крылатым!»

Ящик с остатками барака отлично виден из отсека. Золотая фигура сияет под полуденными лучами. Четырехкрылый грозно вздымает меч, прикрываясь щитом. Кому ты грозишь и кого защищаешь?

Может быть попытаться…»

Это было плохой идеей. Золотая фигура расслоилась вместе с окрестным пейзажем и зеленым небом. Десятки крылатых роем набросились на меня, нестерпимо сверкая обнаженной сталью клинков. Острые иглы бликов впились в мозг, разрывая его на сморщенные клочки.

Сознание возвращалось медленно. Хрупкие пластины восприятия не торопились сливаться воедино. Пришлось смириться, закрыть глаза и ждать.

Кто-то тронул пальцами щеку. Открываю глаза. Надо мной склонилась Блонди, ее лицо прямо передо мной. Большие голубые глаза смотрят с беспокойством. Я даже смутился. После того, как она превратилась из испуганной девушки, защитить которую требовали все мои инстинкты, в подтянутого бойца, я думал о ней не чаще, чем о других десантниках, ну или почти не чаще. Да и времени не было. И вот сейчас… чего она хочет? Заметила мой приступ?

Девушка отстранилась.

Заты…ок, - она тронула мои волосы, в которых запеклась кровь. – Ну…зно об…аботать.

Да, да…ай. – Наклонил голову, и облегченно выдохнул. Сейчас мне личные отношения ни к чему. Я даже не знаю, кто я сам такой.

Блонди сноровисто отмыла волосы от сгустков крови, промокнула сухой тряпкой. Я старался не вздрагивать и не морщиться.

Все, …отово. – девушка сложила грязные тряпки в пустой пакет, - об…абатывать не…ем.

Спа…бо. – кивнул я.

Кажется, нас никто не видел. Таймер добросовестно нес вахту, глядел на ближайший склон холма.

«Его что, совсем в сон не клонит? Остальные десантники после плотного обеда лежат вповалку. Да, нужно срочно отыскать медотсек. Без восстанавливающих инъекций я скоро обзаведусь армией инвалидов. Парни и так ждут слишком долго, возможно, мы уже опоздали. Да и ссадины хорошо бы обработать. Но для начала решим еще одну проблему».

Вместе с Бруно и Боксером мы быстро соорудили над ямой за отсеком прочный просторный шалаш с узкой щелью входа. Панели из разбитого ящика отлично подошли. Ну, вот вам и бытовые удобства. Теперь никто к вам сзади не подберется.

Пора искать медотсек. Бруно и Боксер пусть присматривают за Буяном, беру с собой Таймера и девушек.

На стеллажах обнаружились удобные рюкзаки. Снизу выемка с защелками, в которую ложиться бочонок с водой. Одного на четверых вполне хватит. И каждому по рациону, мало ли что. Остальные крепления и пряжки я пока оставил в покое.

На глаза попались легкие шлемы с широкими полями, «Вариант обмундирования для тропического климата». Прихватил четыре штуки. Собрал группу выхода, раздал амуницию.

Таймер недоверчиво примерил шлем, на секунду прикрыл глаза, вслушиваясь в себя, и кивнул, соглашаясь.

Бруно начал протестовать, желая идти с нами, но подчинился приказу и остался на посту. Троица Буяна уже успела переодеться и занять удобную позицию в тени под отсеком. Ладно, пусть охраняют контейнер.

Выстроив свой маленький отряд, веду его вдоль склада к дальнему склону прорытого кораблем рва.

Глава 9: Прибежище Асклепия

После удара длинный складской отсек переломился пополам, отлетел в сторону и встал перпендикулярно оси транспорта. Госпитальный бокс должен был стоять сразу за ним, не тащить же размороженных через весь корабль. Значит, нужно искать его ближе к центральной балке.

Придется обойти склад и пробираться к оси корабля. Знать бы еще, как выглядит медотсек снаружи! Память молчала, а провоцировать новый приступ я не хотел.

Взобравшись на насыпь, мы миновали люк, задраенный мной изнутри, скатились на дно рва и уперлись в месиво из металла и пластика. В ложбинку перед ним натекла большая маслянистая лужа. В воздухе дрожали темные струйки паров. С другой стороны, из-под мусора, сочилась светлая, в радужных переливах, струйка. Сливаясь с грязными пятнами, она вспыхивала язычками голубого пламени.

«Когда этот ручеек сольется с лужей… лучше нам быть подальше. Что теперь делать - снова лезть на гребень насыпи? Неизвестно, кто за ним прячется. И деваться нам на гладком склоне будет некуда.

Лучше подняться на крышу склада. Хороший обзор, и снизу нас достать трудно».

Путь наверх нашелся быстро - остатки крепления отсека к несущей ферме. Почти идеальная лестница, только расположена слишком уж близко к подозрительной луже. Пока я раздумывал, что делать, Таймер подтащил солидный кусок обшивки и бросил поверх черных потеков. Вот и решение.

Не д…ышы…е, - предупредил я спутниц, и первым полез наверх.

Интенсивные упражнения на жаре вызвали краткий приступ удушья. Все-таки кислорода в атмосфере маловато. Крыша отсека покрыта толстым слоем красной пыли. Нетронутым. Значит, мы первые. По краям топорщатся обрывки креплений, но никаких потеков не наблюдается.

Я махнул девушкам и, не дожидаясь их, направился к дальнему концу отсека.

Справа к складу подкатился оранжевый многоугольник, опутанный пучками труб и проводов, видимо, один из агрегатных модулей. Вокруг еще несколько черно-белых полосатых шаров с технической начинкой, расколотых, как орехи. Над ними зависла длинная, мятая решетка из труб и мелкой, покрытой шипами, сетки. Под ней две серые шестиугольные призмы с иллюминаторами. Один из шлюзов развернут к нам, и выглядит вполне целым. Возможно, это то, что мы ищем.

Пока я размышлял, подтянулась остальные. Блонди указала на серые призмы.

…оспи..аль.

«Как же до него добраться? Если только уронить антенну, по ней можно пройти, как по мосту».

Конструкция держалась на трех штангах, нужно их подрубить. Оружие есть, только хватит ли силы ионного пучка на таком расстоянии? Вот если подобраться поближе и бить наверняка.

Ж…ите здесь, - велел я спутникам. Выбрал чистый участок насыпи, из которого ничего не торчало, и спрыгнул с крыши.

Ноги почти по колено ушли в рыхлую пыль. С этой стороны насыпь не доходила до крыши метра два. Выбрав достаточно прочный на вид кабель, я взобрался на агрегатный отсек, уселся между гнутыми трубами, выбрал самую гнутую из штанг и прицелился.

Огненный сгусток ударил в изгиб трубы, не оставив видимого следа, второй заметно изменил цвет металла. И только пятый произвел неожиданный эффект. Решетка дрогнула и со скрежетом рухнула, накрыв и агрегатный, и складской отсек.

Я понял свою ошибку слишком поздно, но успел скорчиться между обломками шпангоутов и прикрыть голову руками. По ним и ударила сетка. Хорошо, что шипы смотрели вверх, отделаюсь синяками да ссадинами.

Вопрос в другом - как теперь выбраться из-под антенны?

Таймер шагнул на зыбкий мост, и проволока ударила меня по пальцам.

Эй, ос…оожно!

Бесполый переступал плавно, но это не спасало от ударов. Наконец он оказался надо мной, достал из рюкзака кусачки, вырезал в сетке метровый проем и вытянул меня наверх.

«Оказывается, в ранце еще и набор инструментов есть! Надо будет изучить».

Шлюз в призме работал. Стекло панели под рукой осветилось, раздался мягкий голос:

Индивидуум опознан, доступ разрешен. Внимание, на корабле аварийная ситуация, введен режим эвакуации. Будьте внимательны и покиньте отсек в ближайшее время.

После этого люк съехал в сторону.

Лезть в проем пришлось по одному, упираясь в стены руками и ногами. Когда мы с Блонди оказались внутри шлюза, автоматика, повторив сообщение, заперла внешний люк и только потом открыла внутренний.

Из госпиталя пахнуло узнаваемым ароматом медицинских помещений, лекарств и антисептиков. Спускаться пришлось, цепляясь за стены и мебель. Отсек стоял дыбом, и удержаться на наклонном полу было невозможно.

При нашем появлении зажегся рассеянный свет. Значит, здесь есть автономный источник энергии.

Оставив без внимания лечебные боксы, я направился к стеллажам с прозрачными крышками. Блонди догнала меня.

И…екторы, - указала она на одну из секций. – …ут …октель.

Соби…аем. - Я снял ранец и протянул ей.

Я поднялся наверх с полными рюкзаками и вернулся с пустыми. Пока я упражнялся в акробатике, Блонди изучала стеллажи, выдвигая все новые секции. Увидев меня, сгребла с полок ворох упаковок.

Э…то ну…но, - она ссыпала все в подставленную тару. Следом отправились несколько пластиковых боксов с красным крестом на боку.

Когда Блонди с добычей выбралась наверх, я решил осмотреть второй отсек. Панель внутреннего люка была жива, но за ним царила полная темнота. Зеленоватое пятно ручного фонарика пробежал по стенам.

Это был камбуз. Стойки для раздачи блюд, высокие сиденья вдоль узких столов. В конце отсека несколько санитарных кабин. Вряд ли здесь есть что-то полезное.

Глава 10: Прикладная фортификация

Таймер первым почуял опасность, остановился и указал в сторону склона. Я спрыгнул с зыбкой решетки на надежную крышу склада и проследил за его пальцем.

Метрах в двухстах, над обломками, поднимались облачка рыжей пыли. Через мгновение из-за угла выскочили Коренастый и Жилистый. Я узнал их, даже в форме. Судя по всему, детоксикацию они так и не прошли - движения неуверенные и дерганные.

Отщепенцы бежали вдоль насыпи в нашу сторону, а за ними по пятам скользили, стелясь по земле, семь плоских туш с длинными мелькающими лапами.

Жилистый заметно приволакивал ногу и все больше отставал. Краб-лидер приостановился, присел и прыгнул ему на спину, сразу же повалив жертву лицом в землю. Подоспели остальные. Картина расправы скрылась под рыжей пеленой и грудой копошащихся тел. Сдавленный крик перешел в сип и быстро стих.

Коренастого это только подстегнуло и, пока стая замешкалась, он сделал рывок, резко увеличив дистанцию. Теперь между ним и складом осталось метров пятнадцать.

Два хищника помельче, оттертые сородичами от добычи, спохватились и бросились вслед за ускользающей дичью. Коренастый добежал до угла отсека, осталось обогнуть шлюз, и он окажется в объятиях Бруно и Боксера. А следом за ним и пауки. Мои бойцы к этому готовы?

Я метнулся к другому краю крыши. Перед отсеком никого, дозорные внутри и не видят, что происходит с другой стороны.

Эй, - крикнул я, - вни…у! Ко мне!

Бойцы услышали, Бруно выглянул наружу, увидев меня, спрыгнул на землю, следом его напарник.

Там! - Я указал на угол. - Там к…абы!

Боксер и Бруно бросились к проходу, а я назад, на другую сторону крыши. Нужно как-то притормозить коуров.

Таймер снова меня опередил, схватив увесистый обломок обшивки, встал у края наготове. Соня, отбросив ранец, последовала его примеру. Я выхватил из кобуры «рык».

Мы успели вовремя. Коренастый, миновав шлюз, скатился вниз по склону и едва не напоролся на копье. После короткой заминки, Боксер пропустил его, толкнув под отсек и снова застыл с оружием наготове.

Крабы оказались как раз под нами. Таймер и Соня первым же броском отшибли переднему пару ног. Я же принялся расстреливать второго. Огненные плевки выжгли в пластинах панциря глубокие ямы, но это не остановило падальщика, вызвав лишь краткое замешательство. Конечности же двигались слишком быстро, не удавалось прицелиться.

Из-за угла выскочили дозорные. Бросок копья Боксера на миг притормозил краба, и я отстрелил ему передние ноги.

Бруно подбежал вплотную к членистоногому и с хрустом пригвоздил трубой к мягкому грунту. Коур дергался, крутился на месте, но освободиться не мог. Бойцы лишились оружия и отступили назад, не зная, что делать дальше.

В горячке мы забыли о втором крабе. Потеряв половину конечностей, он утратил прыть, но был вполне активен. Улучив момент, коур прыгнул вперед. Черный коготь распорол Боксеру бедро. Десантник упал и покатился под откос. Бруно отскочил к стене, запнулся и лег спиной на переборку. Боец замер, глядя на подползающую к нему тварь. Я прицелился и нажимал спуск, снова и снова, пока не понял, что «рык» молчит. Обойма пуста.

«Не успею сменить, раздери его…»

Таймер не нашел ничего тяжелого и тянул со спины ранец, но уже слишком поздно. Паук припал к земле, напружинив три оставшиеся ноги, прыгнул. Я забыл, что бесполый сам оружие.

Радужная пленка отбросила тварь назад, потом острый обломок швеллера с хлюпаньем вошел меж пластин панциря. Подоспели Буян с друзьями и принялись остервенело добивать вздрагивающую тушу. Даже лишившись всех лап, твари продолжали скрести грунт клыками и еще какими-то отростками.

«Неужели их невозможно убить? А ведь у нас за спиной еще целая стая!»

Коуры заняты останками Жилистого, но надолго ли? Два самых крупных, огрызаясь, медленно волокли тело к гребню, оставляя в рыжей пыли темные пятна. Другие, помельче, копошились вокруг.

Теперь, главное, не привлекать хищников к шлюзу склада.

Я вернулся на край крыши.

Б…уно, Буян, уходите за у…ол.

Ударив тушу еще по разу, десантники спрятались за стеной отсека.

Теперь крыша стала ловушкой. От арматуры, по которой мы забрались, до угла, за которым спрятались бойцы, вдвое дальше, чем до увлеченно чавкающих пауков. Слезем сейчас - нас заметят. Что делать?

Подав бесполому «Рык», возвращаюсь к решетке, висящей между отсеками, на ходу снимая ранец. Кусачки в наборе есть, а из куска антенны получиться отличная лестница. Повесим прямо у обреза склада.

Скоро мы оказались внизу. На крыше, под палящим солнцем остался только Таймер. Я оставил ему свою накидку и бочонок с остатками воды, у меня самого горло горело, и каждый вдох приходилось пропихивать в легкие, как огненного ежа.

Блонди уже колдовала над раной Боксера, уложив ногу бойца на расстеленную куртку. Коготь вспорол кожу и глубоко погрузился в мышцу. Соня фиксировала парня, пока блестящая машинка в руках подруги сшивала края раны. Сверху легла большая розовая пластина. Из аптечки появились иньектор, ампулы, тубы с гелем.

Как он?

П…ка не знаю, - продолжая наклеивать биопластырь отозвалась блондинка. – Не будет инфе…ции, встанет че…ез два часа.

А если там яд?

Я дала униве…са…ную сыво…отку.

«Это если она поможет от здешней пакости. Так, а где Коренастый?»

Спасенный сидел на земле, закрыв голову руками. Я слазил в отсек, прихватил иньектор и коктейль, сам пришлепнул синюю полусферу к сгибу локтя беглеца. Коренастый не сопротивлялся, видимо, понял, что остаться одному вне лагеря – верная смерть.

В гальюн его, - приказал я Буяну, - потом свя…ыите и под отсек.

Сейчас на беглеца нет времени. Нужно срочно создать хоть какую-то оборону от пауков. И для начала рассмотреть их поближе.

Кадавры были слеплены из совершенно разнородных частей. Обтянутая тонкой глянцевой пленкой плоть могла быть выглядела как лоскутное одеяло, словно принадлежала разным существам. Узлы от неизвестных устройств и пластиковые магистрали врастали в нее, связанные все той же слизистой субстанцией. Там, где огонь или металл вырвали куски, она уже покрыла раны, запечатав жидкость внутри. Торчащие обрубки скелета состояли из сростков мелких серых чешуек, в спинном панцире сверкают большие куски металла. Дикое, невозможное сочетание! Может, и трупы нужны им для ассимиляции в себя?

От одной этой мысли меня передернуло.

Собраны монстры по одному, общему образу: плоское тело, суставчатые ноги и множество мелких отростков вдоль брюха. Они до сих пор колыхались, пытаясь сдвинуть туши с места. Когти на концах лап оказались черными осколками непонятного состава, но очень твердыми и острыми.

Перевернуть хищников, чтобы посмотреть на их пасти, я не решился, мало ли, на какие сюрпризы они еще способны. Пусть остаются пришпиленными к грунту.

Единственное, что удалось понять - бегают и прыгают они отлично, зато лазать по стенам не умеют. Нужно этим воспользоваться.

Соня и Блонди уже организовали конвейер по санобработке. За время похода четверым парням стало хуже. Вот с них и начали. После инъекции пришлось доставлять их в сортир на руках, а для этого выделить в помощь девушкам пару десантников покрепче.

Боксер вышел из игры, Бруно и Таймер в карауле. Пришлось самому отобрать уже окрепших, здоровых на вид десантников. Попутно разрешил конфликт из-за места отдыха. Я просто вытолкал троих драчунов на солнце, и объяснил, чего я от них хочу.

Скоро десять парней расчищали территорию перед отсеком, стаскивая ящики и обломки панелей в полукруг, укрепляя все это обломками арматуры.

Пост для наблюдения устроили на краю крыши над боковым шлюзом, расстелив три спальных мешка и устроив над ними прочный навес из фольги от капсул. Подтащили бочонок с водой и контейнер с пайками.

Ваша смена пе…вая, - сообщил я Бруно и Таймеру, оставляя им свой «рык». – За…яды бе…егите.

На земле отрядил двух свободных десантников собирать увесистые обломки и затаскивать на крышу в качестве метательных снарядов. Вернулся в отсек и остановился в тени у обреза.

В коленях снова появилась противня дрожь. Неожиданно накатила слабость. Я прислонился к прохладной стене, глядя на кипящую снаружи деятельность. Сейчас бы отдохнуть, парни и без меня справятся. Видно, кончилось действие стимуляторов.

«Сколько я уже на ногах? Попросить у Блонди что-нибудь бодрящее? Так у нас же полно коктейлей! Сам возьму».

Лазарет устроили в одном из тупиков. Девушки возились с двумя самыми тяжелыми пациентами. Я взял из раскрытого рюкзака прохладную упаковку, отошел к соседнему стеллажу и сорвал колпачок.

Знакомый вкус обжег небо. Мысли прояснились, дрожь в коленях медленно сошла на нет.

Блонди, отложив в сторону портативного диагноста, обернулась, заметила меня с полупустой пачкой в руке и вскочила.

Не…йзя! Это в…едно!

Девушка подбежала, вырвала у меня из рук коктейль.

Мне …ужно!

Плохо? – Блонди обеспокоенно заглянула мне в лицо, схватила за руку, подтащила к лазарету и усадила на пластиковый ящик.

Сопротивляться было бесполезно. Спутница устроила мне полный осмотр, диагностику, впрыснула в плечо крошечным пистолетом-иньектором две ампулы - прозрачную и ярко-желтую, потом занялась моими боевыми ранами. Помыв ссадины на руках, обработала их влажной салфеткой, стерев жжение и боль. Достала из аптечки баллончик и напылила на кожу быстро застывшую эластичную пленку.

С головой она возилась дольше, заглядывая в инструкцию внутри походной аптечки. Но закончила все тем же баллончиком с защитной пленкой.

Все, Кэп, поси…и полчаса.

Почему Кэп, кто меня так назвал?

Ты же из о…ице…ского отсека. – пожала плечиками Блонди, - Зна…ит капитан.

Ты то…е там была.

Я ме…иком. А ты офице…ом.

И все думают так же?

Мно…ие, - поддакнула у нее за спиной амазонка.

Ладно, пойду, присяду.

Я вернулся к обрезу отсека, опустился на пружинящий пол, окинул взглядом лагерь.

«Значит, пехотинцы признали меня командиром, и теперь хочешь, не хочешь, придется тащить этот груз на себе. Я этого хотел? Не уверен».

Глава 11: Вопросы без ответов

Подремать не удалось. Сначала немного лихорадило, потом бросило в жар, но очень скоро сыворотки привели меня в чувство. Мысли прояснились, и речь восстановилась полностью.

Получив задание, парни работали сноровисто и умело. Такая деятельность для них явно не внове. Умения въелись в подсознание и рефлексы.

«Может, и память восстановится? Хорошо бы. Нам срочно нужно оружие, а я не знаю, где его искать. Видно пора расспросить остальных, раз уж мой собственный мозг не желает сотрудничать».

У девушек ничего интересного выудить не удалось, но Блонди, пытаясь вспомнить, вдруг скривилась, стиснув зубы, схватила руками голову.

Что с тобой? Голова?

Да, - кивнула спутница, - сей…ас п…ойдет.

Она снова зажала ладонями голову и замолчала.

«У нее тоже приступ расслоения? Интересно, больше я ни у кого такого не замечал. Это из-за того, что мы оба были в отсеке командования?»

Встреченные мною десантники ничего нового не сообщили. Наконец я добрался и до Боксера. Он руководил фортификацией, опираясь на помощника, осматривал возведенную стену. Пехотинцы с пучками арматуры стояли рядом, ожидая распоряжений.

З…есь, - Боксер отчертил рукой уровень в полтора метра над грунтом.

Парни принялись укреплять рогатки и прутья в баррикаде.

«Не знаю, остановит ли это пауков. Прыгают они отлично. Но все-таки это лучше, чем ничего».

Увидев меня, Боксер попытался встать по стойке смирно, его помощник тоже. Кстати, многие пехотинцы начали поступать так же, считая меня старшим.

Не нужно, - я кивнул, приветствуя. – Вольно. Вы двое тоже не помните, как вас звали до падения?

Нет, Кэп - качнул головой Боксер.

А еще что-нибудь? Название подразделения?

А…мия. Импе…ский десант…

Имперский? Это я уже слышал. А вон та картинка ничего не говорит?

Я указал на четырехкрылого. Панель в баррикаде стояла эмблемой к нам и золото сверкало, отбрасывая блики на истоптанную пыль.

Хе…увим, – вырвалось у помощника.

Херувим? Кто это?

Пехотинцы пожали плечами.

Это все? Ладно, кто-нибудь помнит, где оружейный отсек. Чем мы воевали?

А…сенал… - пробормотал Боксер – Нет, не знаю.

Еще что-нибудь?

Мы элита… вдруг выпалил он. - Опора империи…

И снова замолчал.

Работайте, - кивнул я и указал на жидкий частокол. - Нужно больше кольев.

Забравшись в отсек, я нашел свободный тупичок, вытащил из стеллажа три ящика, составил из них нечто вроде столика и кресла. Повесил на стену фонарь, принес бочонок с водой и рацион.

Пережевывая горячую кашу с кусочками мяса, снова задумался.

Странности, связанные с офицерским отсеком, не давали мне покоя. Кто был таинственный третий, и куда он исчез. Если он среди нас, почему прячется? Или сам не помнит, откуда пришел? Кандидатов на это не так уж и много. Те, что проснулись раньше, чем я появился у блока гибернации, а это всего двенадцать человек. Многие из них к моменту встречи и вставали-то с трудом. То есть круг сужается.

В первоочередные кандидаты, попали Бруно, Боксер и Коренастый.

«А что, если это был Жилистый? Он-то уже точно ничего не расскажет.

И еще приступы расслоения. Почему они только у меня и Блонди? Если это связано с офицерским блоком, то они должны быть и у неизвестного третьего. Попробуем допросить Коренастого, спровоцировать на воспоминания».

Пленный сидел под отсеком, прямо на голой земле. Охранник устроился в двух метрах от него, подстелив себе кусок обивки.

Отщепенец смотрел под ноги, чуть заметно раскачиваясь взад-вперед. Он пробыл без детоксикации слишком долго.

«… в случае несвоевременной медицинской помощи возможны тяжелые нарушения психики, поражение восприятия и…», всплыло из глубин подсознания.

«А если изменения необратимы, что мне с ним делать? Лишняя обуза. Хотя все это не его вина… или его? Кем он был до катастрофы?»

Я присел перед пленным.

Ты понимаешь меня?

Коренастый поднял на меня полный ненависти взгляд.

Ты помнишь, как проснулся? Как выбрался из капсулы?

Отщепенец молчал, продолжал раскачиваться, глядя на меня в упор.

Ты проснулся в отсеке с остальными? Почему ты ушел?

Коренастый утерял ко мне интерес и снова уставился себе под ноги.

Ты помнишь, как тебя зовут? Кем ты был до падения?

Молчание.

Пустая трата времени. – Я поднялся. - Эй, боец, он сидит так с тех пор, как его привели?

Десантник кивнул.

Он говорил что-нибудь?

…ет, Кэп.

Если заговорит, запомни, расскажешь мне.

Бруно и Таймер устроились на спальных мешках под блестящим навесом. Оружие лежало между ними. Вдоль края крыши разложен ряд увесистых обломков.

Грунт на плоском листе раскалился под солнцем и жег даже сквозь подошвы. Воздух застыл в мертвой неподвижности, ни малейшего ветерка. Здесь всегда так?

Звук шагов приглушал толстый слой пыли, и все-таки они услышали. Бруно обернулся и сел. Это хорошо, никто не подберется к моим дозорным незамеченным.

Я уселся рядом, на третий расстеленный матрас.

Как обстановка?

В…се с…окойно.

Бруно, ты помнишь что-нибудь из прошлого, например, как тебя звали?

Нет, Кэп.

А про наше подразделение? Херувим, четырехкрылый на эмблеме, это тебе что-нибудь говорит?

Нет.

Ладно, как назывался корабль, куда направлялся, устройство корабля, отсек с оружием?

Нет.

Следи за окрестностями, я пока поговорю с Таймером.

Бесполый поднялся, молча сел, скрестив ноги, глядя в глаза со своей обычной невозмутимостью.

Ты тоже не помнишь, как тебя зовут?

Нет.

А что помнишь?

Ничего. – Бесполый уже говорил едва ли не лучше меня. – Только свои функции. Никакой личной информации. Видимо, это даже меньше, чем у остальных. Я слишком специализирован.

Понятно. Спасибо. Скоро мы вас сменим.

Я бы рекомендовал оставить меня на посту, Кэп, - возразил Таймер. - Больше никто не обладает возможностями превентивного восприятия.

Может быть, но тебе тоже нужно отдыхать. Впереди ночь, в темноте ты будешь нам полезнее. Так что пойдешь отдыхать. Это приказ.

Кэп, н…уно на…адить осве…ение лаге…я, – заметил Бруно.

Да, хорошая мысль, сейчас этим и займусь.

Спускаясь с крыши, я снова взглянул на небо. Огненному зигзагу осталась едва ли четверть пути до горизонта, значит, сумерки уже на подходе. Глаз у падальщиков нет, возможно, свет им не нужен. В темноте у них будет огромное преимущество. Если мы сейчас едва с ними справляемся, что будет ночью?

Может быть, стоит забаррикадироваться до утра внутри отсека? Нужно это обдумать. Но сначала наладить освещение лагеря. А для этого мне нужны помощники.

Я нашел двоих дремлющих в складе десантников. Блонди отпустила их совсем недавно. Один среднего роста, рыжий и коротко стриженный, второй чернявый и довольно щуплый. Форма на нем болталась, даже затянутая по всем возможным местам. Как его взяли в десант? Остальные пехотинцы его вдвое крупней.

Парни, мне нужно наладить освещение лагеря. Кто помнит что-нибудь о проводах и источниках питания?

Я, Кэп, - поднял руку черноволосый.

Помните, как вас зовут?

Оба мотнули головой.

Тогда ты будешь Щуплым, а ты Рыжим. Возражения есть? Нет, тогда идем, там дальше есть прожекторы.

Чернявый, без сомнения, раньше был техником. Пока мы с Рыжим снимали со стеллажа аккумуляторы – увесистые коричневые кубики, он успел вынуть лампу из упаковки, вскрыть ее и воткнуть разъем в гнездо батареи. Потом, откинув щиток на торце, что-то нажал, и проходы залил ослепительный белый свет.

Гаси, - приказал я. – Тащите эту штуку к выходу и поднимайте на крышу. Нужно закрепить фонари по углам отсека.

Около лестницы меня ждал Бруно.

Кэп, вам ну…но …видеть. – Он указал рукой в небо.

По окоему над мятым головным щитом корабля разлилось багровое сияние. В зеленое небо поднимался новый алый росчерк, подсветив фиолетовую кайму у горизонта.

Ночь нам еще долго не грозит.

Глава 12: Мятый зонтик

Над планетой всходило второе, алое солнце.

Голова пошла кругом. Одна проблема отступила, но возникла другая. Два светила прожарят долину еще сильнее. Даже первые косые лучи восходящей звезды добавили жара.

Под крышей отсека я сразу же нашел воду и умылся. Кожа сильно пересохла, а открытая, еще и покраснела. Нужно дать задание Блонди, пусть найдет крем от солнечных ожогов и раздаст всем.

«И раз уж у нас есть время до темноты, используем его. У корабля должна быть рубка управления, и в ней система навигации… навигатор, искусственный интеллект… кажется, он должен иметь автономное…»

Боль ударила внезапно, сознание разлетелось на осколки, заставив скорчиться на полу.

«Но почему? Сколько времени прошло? Все остаточные симптомы давно должны исчезнуть».

Отдышавшись, сажусь, прислоняюсь к стене.

«Выходить нужно немедленно, а кого взять? Безусловно, Таймера. Блонди нужна здесь, остальные… наверное, пойдет Бруно. Боксер лучше управляется с бойцами. Вот только Буян его ненавидит. Нужно как-то его нейтрализовать. Поставить в дозор на крыше, точно, это выход!»

Закончив с фортификацией, пехотинцы отдыхали в тени. Я подозвал крепыша.

Оставь пятерых на посту, остальных на отдых, устрой их, и распредели по дежурствам.

Да, Кэп. – Боксер поднялся, опираясь на самодельный костыль, вернулся к бойцам и начал отдавать распоряжения.

Буян с приятелями охранял угол склада.

Буян и Хмурый, ваш пост на крыше, ему, - я указал на третьего, - отдыхать.

Кэп, я не…

Это приказ, у нас нет времени на споры. Не нравится, отправлю под арест. Вперед, пришлите ко мне Таймера и Бруно. И пусть захватят оружие.

Есть, Кэп.

Троица удалилась, всем своим видом выражая недовольство. Но открыто бунтовать они не решились. Я вернулся в отсек, прихватил воду, рюкзаки с рационом для каждого и заглянул в лазарет.

Блонди, Соня, мы уходим. Оружие осталось только у вас. Никому его не доверяйте. Если не вернемся, главным будет Боксер.

И вышел, чтобы не провоцировать девушек на ненужные вопросы и прощания.

Таймер и Бруно уже ждали меня у лестницы. В руках подобия коротких копий из обломков антенны. Молодцы, сообразили. Я протянул им амуницию.

Идем к носу корабля, я впереди, Таймер за мной. Смотрите по сторонам.

До отсека гибернации добрались без приключений. Остановились на памятном пятачке. Судя по следам, падальщики наведались сюда еще раз, но внутрь не попали. Отпечатки босых ног в рыжей пыли были покрыты штрихами от когтей.

Они снова были здесь, - сообщил я спутникам.

Бруно подобрался, ощупал взглядом вершину вала. Таймер только бесстрастно кивнул.

За отсеком гибернации лежал технический модуль, а дальше топорщилось металлом нагромождение мятых антенн, каких-то механизмов. Остатки огромного черного кольца нависли над грудой мусора помятой аркой. Придется лезть на вершину насыпи, чтобы все это обойти.

Крутой склон густо усеяли всходы сосулек, в мутной глубине колышутся неясные тени. Странно, но они прорастали сквозь спекшиеся слои грунта, не нарушив тончайших пластин, просто поглотив их. Блестящие клювики вплотную приблизились к обломкам.

«Они так же пройдут и сквозь корабль?»

Таймер и Бруно шли гуськом, след в след. Уже на середины склона пришлось карабкаться, цепляясь за арматуру и скрученные обрывки листов обшивки. Острые края сразу же оставили на ладонях несколько глубоких царапин.

«Нужно было найти на складе перчатки. Они должны…»

Кэп, назад…

Я вовремя отдернул руку. Сквозь треугольный лист, прямо сквозь металл, прошел серый червеобразный отросток. Я замер, глядя, как он вытягивается, как рядом прорастают новые щупальца.

Почва под ногой предательски поползла, и я вцепился в кусок швеллера обоими руками, отчаянно отбрасывая башмаками текучую пыль, чтобы не упасть лицом на острые обломки.

Из мятого листа выплыл клубок щупалец, накрытый сверху округлой шляпой. Существо замерло, покачиваясь, раздувая и складывая расплывчатый серый купол, окутанный дымкой.

«Медуза» - всплыло из подсознания.

Живая колонна вздрогнула и двинулась на меня.

Ноги, наконец, обрели опору. Правая рука рванулась к поясу, но щупальца уже колыхались у самого лица. Почва снова потекла, я скатился, упав на пятую точку, обдирая спину обломками, зато рука с оружием была свободна.

Вспыхнула радужная пленка, отбросив «медузу» назад, и я выстрелил сразу три раза. Сгустки ионов прошли сквозь серое месиво отростков, не причинив вреда, выжигая воронки в грунте склона. Бруно метнул железный прут, но он прошел сквозь чудище, как сквозь туман.

Щупальца обняли меня и прошли сквозь. Я сел в пыль, скорчился, припал к грунту.

Кэп, оно ушло.

Бруно вжался в стену отсека. Серая колонна проплыла мимо него, остановилась на мгновение, выбросила в него пучок щупалец и поплыла дальше, вскоре исчезнув в нагромождении обломков.

Что это было?

Таймер отпустил виски, качнул головой, потом вскарабкался выше и вытащил из грунта копье. Бруно все еще пребывал в прострации.

Странно, но на склоне остались только отпечатки наших подошв, медуза следов не оставила.

…то это за …варь? – Брюнет наконец пришел в себя.

Не знаю, по крайней мере, для нас она безвредна, значит, не будем обращать на нее внимания.

Кэп, и…ем да…ше?

Да, идем. Тайм, ты впереди.

С вершины холма мы увидели, что лежит по ту сторону завала.

Конус головной брони был цел, но сплюснут, как огромный, наполовину сложенный зонтик. Часть отсеков сразу за ним выглядела неповрежденной. Колонна центральной балки выгнулась вниз, и острие конуса смотрело в зеленое небо.

При падении щит вспахал равнину, расплескав грунт, словно воду. Потом перетертая в пыль плоть планеты рухнула назад, почти похоронив уцелевшие отсеки.

Если где и можно отыскать вход, то под самым щитом. Там должен быть шлюз.

Да, я точно знал, что он там есть. Стоя на вершине насыпи, я вдруг вспомнил, как выглядел этот корабль, когда был цел.

Имперский транспорт висел в черной пустоте, на фоне частых звезд, рядом со своими собратьями-близнецами. Стройная игла сверкает цепями бортовых огней, готовая пронзать пространство галактики. Корму украшали массивные пирамиды маршевых ускорителей, топок, в которых сгорало само время. Ряды отсеков, закрепленных на километровом каркасе, охвачены многочисленными кольцами трансмиттеров защитного поля. Темная пленка силовой брони вздрагивала, щетинясь белыми иглами разрядов.

Я стоял перед иллюминатором челнока, разглядывая лобовой щит, изъеденный межзвездной пылью. На конусе, выстланном шестиугольными угольно-черными пластинами, сверкала золотом гигантская четырехкрылая фигура, подняв над собой пылающий меч. Крылатый ожил, огненное лезвие полетело мне навстречу, рассекая ткань реальности, отбросив меня в серость небытия.

Но там, в пустоте звучал знакомый голос.

«Привет, не забыл меня?»

«Опять? Что тебе от меня нужно?»

«Может быть, наоборот, тебе, от меня. Давай обсудим позже».

«Ладно, где ты?»

«Близко, но немного занят, прохожу стенку кластера. За мной гонятся. Они непроявлены, но могут напугать, будь готов, скоро уви…»

«Эй, куда? Опять? Ну, сколько можно?»

Кэп, Кэп, вы слышите?

Я лежал на земле. Отчаянно болела голова, и, даже открыв глаза, я долго не мог разглядеть лицо Бруно. Едва сложившись, картинка снова слоилась, размазываясь по бесчисленным пленкам и чешуйкам.

Что случилось?

Вы у…али, Кэп.

Ну да, голова закружилась, наверно, от жары. Сейчас я встану, дайте мне еще пару минут, и идем дальше.

Не думаю, что это возможно, - вмешался Таймер. - Вам нужно вернуться на медосмотр.

Не нужно, это уже было. Сейчас приступ пройдет.

Я попытался встать и снова рухнул назад.

Кэп, ну…но ве…ну…ся. – поддакнул Бруно.

Ладно, согласен, подождем пока здесь, если мне не станет лучше, вернемся. Тайм, ты ничего не чувствуешь? Никакой угрозы?

Нет, Кэп

Странно.

Я осторожно сел. Две цветные тени потянулись в стороны, окрасив рыжую пыль в голубой и зеленый. Все вокруг снова показалось странным, нереальным сном. Сознание упорно соскальзывало в сумеречное состояние.

«Нужно собраться, иначе им придется нести меня на руках!»

К действительности вернул приглушенный крик.

Вы слышали?

Спутники недоуменно глядели на меня. Таймер неуверенно повел головой, обернулся в сторону гребня.

Со стороны розовой стены, петляя между глянцевыми столбами, бежал человек. По пятам за ним плыли три серые «медузы».

Глава 13: Розовое стекло

«Ну вот, опять кто-то бежит, а мы спасаем!»

Фигура человека напомнила назойливое мелкое насекомое - муху. Почему, я понял только мгновение спустя. Дерганые, нервные движения, странный костюм, больше похожий на доспехи, шлем-маска с разделенным надвое, как фасеточные глаза, выпуклым темным стеклом, горб-ранец на спине. Четко разглядеть неизвестного мешала вуаль - дымка.

Три серые «медузы» плыли за ним по пятам уверенно и величественно, пугая своим неотвратимым приближением. Мелкие отростки на подошве ноги-колонны утюжат грунт, покачиваются раскинутые в стороны пучки щупалец. Существа, не сворачивая, проходили сквозь розовые столбы, сокращая дистанцию. Беглец явно уступал им в скорости и двигался все медленнее. Еще немного, и его нагонят.

Тайм, ты видишь?

Да, Кэп.

Это человек? Что скажешь?

Вероятно, да, - без раздумий ответил бесполый.

Он серый, как медузы, тоже призрак? Но они гонятся за ним, значит, видят…

Мы тоже видим. – ответил спутник, скорее информируя, чем возражая.

Думаешь, та первая тварь, которая нас напугала, не собиралась нападать?

Агрессивной логики в ее действиях не было.

Возможно. Тогда как нам ему помочь? А ты сам их ощущаешь?

Да, - Таймер на мгновение запнулся, слушая себя, - как очень слабую, но возможную угрозу.

Тогда приготовьтесь, но пока не вмешивайтесь. Бруно, помоги встать.

Фантомы приближались. Беглец, а следом за ним и «Медуза» беспрепятственно проскочили сквозь ближайший розовый канделябр. Рука потянулась к кобуре. Бруно и Таймер напряглись, взяли пруты наизготовку.

Неизвестный бросил что-то назад. Беззвучная серая вспышка поглотила, смяла и отбросила двух монстров. Третий упал набок, но и человек, настигнутый волной, покатился вниз по склону и замер, скорчившись в десятке метров от нас. Бруно и Тайм бросились на помощь.

Последняя «медуза» оттолкнулась от грунта отростками, встала и снова двинулась в сторону жертвы.

Незнакомец перевернулся на спину, увидел существо и взмахнул рукой, словно отбрасывая невидимый занавес. Гриб смяло и отшвырнуло назад, но он с железным упрямством поднялся, расправил щупальца и снова двинулся на добычу. Из сплетенных в воронку отростков вырвался серый туманный шар и ударил беглеца в бок, окончательно пригвоздив к земле.

Таймер и Бруно были в трех метрах от беглеца, когда «медуза» настигла его одним коротким броском. Пучок отростков плотно обвил локоть, но человек из последних сил ударил по грудной пластине своего скафандра. Воздух вокруг него мгновенно свернулся, сгустился в молочную сферу, затем резко просветлел. Серая дымка внутри шара исчезла, человек обрел резкость, цвет, и повалился на бок в пыль.

Щупальца гриба, попавшие в пузырь, тоже обрели плоть, окрасились сине-зелеными полосами и разом метнулись к подоспевшим бойцам. Парни отпрянули и начали отбиваться прутами.

Назад, - крикнул я, - отходите!

Отростки начали складываться в воронку, но Бруно отсек их, а следующим ударом освободил беглеца. Таймер подхватил его, поволок вниз по склону. Наконец линия огня опустела. Прицел лег в центр клубка щупалец. Огненные росчерки понеслись к медузе, сжигая сине-зеленую плоть, но сквозь серую они проходили без вреда.

Даже без проявленных щупалец, «медуза» не желала сдаваться. Она настигла Бруно, и… прошла сквозь него. Замерла в недоумении, злобно размахивая уцелевшими отростками, потопталась на месте и покатилась вверх по склону, к поверженным сородичам, утеряв к нам интерес.

Тайм подтащил незнакомца к ближайшему холмику и прислонил к откосу. Бруно, добежав до него, остановился, не устоял и упал на колени. С минуту мы молча рассматривали спасенного.

Незнакомец был без сознания. Разглядеть лицо под стеклом невозможно. Когда он упал на рыжую пыль, пластины костюма и даже забрало шлема приобрели ту же окраску. Выделялись только темные оплавленные пятна на боку.

Отличная маскировка, так все таки, он человек?

Не знаю, Кэп. Судя по общей анатомии и движениям, да.

Хоче…са ве…ить. – Бруно тронул щиток с кнопками и индикаторами на груди.

Несем его в тень.

«Нет, стойте». – Голос звучал у меня в голове.

Подождите, не трогайте, - остановил я бойцов.

«Это ты? Ты говорил со мной?»

«Да. Дай мне пару минут. Потом можете меня переносить».

«Почему не сейчас?»

«В моем костюме биорегенератор. Он делает свое дело, но передвигать меня пока нельзя».

«Ладно, понял».

Ждем две минуты. Смотрите по сторонам, Тайм, проверь, что вон за теми обломками.

Бесполый кивнул и направился к торчащим кускам металла своей до удивления рациональной походкой.

«Эй, - позвал я мысленно, - говорить ты можешь? Как вообще это у тебя получается? И кто ты такой?»

«Офицер имперского флота не слышал о ментатах?» - удивился собеседник.

«О ком? Нет! Я вообще мало что помню, думаю, это последствия гибернации…»

«Ты проходил детоксикацию?»

«Да. Самым первым, похоже, только у меня хватило навыков».

«Сколько часов вы здесь? Больше десяти?»

«Много больше».

«Все побочные эффекты давно должны сойти на нет, если только… постой, так вы грохнулись сюда в стазисе?» - безликий замолчал, видимо, осмысляя догадку.

«Да. Информер бормотал что-то про аварийный протокол…»

«Тогда у тебя большие неприятности. – Собеседник озадаченно хмыкнул. - Вот почему ты ничего не помнишь…»

«То есть мы…»

«Да, боюсь, потеря памяти почти необратима» - вздохнул безликий.

«Почти?»

«Есть одна возможность, но в этих условиях…»

«Обрадовал… а эти серые грибы, почему они…»

«Проходят сквозь предметы? Они не синхронизированы, не проявлены. Они из соседнего кластера, а там иные координаты континуума».

«И ты?»

«И я тоже. Был. Крэш проявятся, когда кластер схлопнется, - незнакомец хихикнул. – Думаю, им это не понравиться! Та розовая стена, она заполнит все пространство этой секции спирали»

«Схлопнется? - я едва удержался, чтобы не встряхнуть безликого, - А мы, а корабль?»

«Обломки выбросит где-нибудь в центральных районах. А вам лучше уйти. Все, меня можно перемещать. Если позволишь, я отключусь для полной регенерации. Нужен глубокий сон, он похож на кому. Надеюсь, вы не скормите меня Коурам?»

«Нет, но чем нам обороняться?»

«Как чем? – снова удивился собеседник. - Где ваши самоходы, где оружие? Что, имперский батальон пошел в рейд с пустыми руками?»

«Имперский батальон?»

«Он самый. Это же имперский экспедиционный корабль. Сначала я думал, что вы явились по мою душу, ну, или за кем-то другим из моих друзей, но раз вы упали в стазисе…»

«Так что, здесь есть люди?»

«Есть, и не только люди. – Безликий снова вздохнул. - Все, мне пора отдыхать».

«Нет, мы еще не договорили… эй, не смей отключаться!»

Тишина. Похоже, незнакомец уснул, как и обещал. И даже имени своего не сказал. Единственное, что я знаю - он ментат, только вот что это значит? Он умеет мысленно говорить на расстоянии. Это все его таланты?

Бруно, берем его и вон к тому отсеку.

Мы подтащили незнакомца к подножию черной призмы. На новом фоне пластины брони сразу же сменили цвет и фактуру. Разглядеть лежащего будет непросто уже шагов с десяти.

Что да…ше Кэп?

Сначала обработай рану, - я указал два круга него на предплечье, царапины, набухшие каплями крови, следы присосок. – А дальше… Вариантов два - нести его в лагерь или идти к щиту.

Кто он?

Не знаю, но думаю, будет полезен. Если согласится нам помогать.

Бесполый возник за спиной совершенно бесшумно.

За той кучей мусора есть проход, – доложил он. - Мы сможем попасть в головную часть корабля.

Что бу…ем делать, Кэп? Может, Сп…ячем его, пусть ждет нас здесь?

Где-нибудь повыше, чтобы пауки не добрались, – кивнул бесполый.

Сейчас решим.

Я взобрался на гребень насыпи. Глянцевые острия сосулек уже прорастали у самых стен модулей. Еще немного, и они начнут протыкать отсеки. Алый росчерк светила расплылся в большую неряшливую кляксу. Розовая стена сильно приблизилась, а сверху… теперь блеклый красноватый купол можно было рассмотреть вполне отчетливо. Только ближе к зениту зеленый цвет еще проступал сквозь глянцевую пленку.

Стеклянный пузырь накрывал долину. Сколько у нас осталось времени? Возвращаться непозволительная роскошь.

Я скатился с насыпи обратно к бойцам.

Бруно, найди подходящий вариант, спрячем его. Тайм, следи за окрестностями.

Сделаем, Кэп.

Бесполый молча кивнул.

Убежище для незнакомца нашлось быстро - технический шлюз метрах в трех над грунтом. Осталось только втянуть туда ментата и задвинуть люк.

Глава 14: Хрустальный шар

Изнанку зонтика головного щита затянула густая сеть антенн, энергопроводов и силовых балок. В узлах сплетений серебряные шары агрегатных капсул. Остатки прежней симметрии и гармонии еще просматривались в смятом, обвисшем кружеве.

Чуть ниже паутины на центральную балку насажена восьмиугольная черная гайка с большой желтой единицей на боку. Со стороны отсек выглядел совершенно неповрежденным.

Нам туда, - я указал на призму. – Вероятно, это рубка.

Как в нее попасть, Кэп? – бесполый качнул головой. - По балке не пройти.

Ниже восьмиугольника все переходные рукава сплющены и оборваны. Остатки креплений и коммуникаций доверия не внушали.

Думаю, там есть аварийный или технический шлюз. По крайней мере, в других отсеках их не меньше двух.

Нужно его найти.

Взбе…емся по щиту, - Бруно кивнул на блестящую паутину.

Да, согласен. Тайм, останься здесь, прикрывай нас.

Перед подъемом ладони обмотали тряпками. В бездонных карманах рюкзаков нашлось по метровому шнуру с крюком на конце.

Жара внутри зонта была еще невыносимей, чем на земле. Экран работал как отражатель, пропекая нас сразу с двух сторон. Поднимаясь к центральной колонне, пришлось дважды устроить отдых в сплетении растяжек и стержней. Заодно и пообедали, облегчив заплечники.

Коктейль-энергетик придал сил, но вызвал странное перевозбуждение и звон в ушах, видимо, сказалась передозировка. Блонди права, увлекаться стимулятором не стоит, лучше после возвращения в лагерь устроить, наконец, полноценный отдых.

Энергопроводы сходились к центральному несущему кольцу, нанизанному на центральную колонну. От него к рубке тянулись толстенные ребристые трубы со скобами и поручнями технических переходов. Ажурные конструкции, рассчитанные на невесомость межпланетного пространства, качались и гнулись под ногами. Перебираться пришлось по одному.

На крыше рубки, и в самом деле, был люк - массивная черная плита с оранжевой окантовкой, полосой и надписью: «Отсек номер один. Ходовая рубка. Технический шлюз». Панель доступа ожила под ладонью и знакомый голос произнес:

«Допуск разрешен, внимание, на корабле введен режим эвакуации. Покиньте борт в самое ближайшее время. Спасательные челноки находятся на палубе сброса».

Плита откатилась в сторону, овальная диафрагма под ней распалась на секции и ушла в стены.

В отсеке работала климатика. Прохладный вкусный воздух ласкал легкие. После скудной и пыльной наружной атмосферы это было просто блаженством. Даже голова немного закружилась. Организм уже привык к кислородному голоданию.

Шлюз был намного больше остальных, уже виденных мною. В нишах стен напротив друг друга стояли четыре сверкающих полированным золотом скафандра. Цвет брони живо напомнил эмблему с четырехкрылым, на нем был точно такой же костюмчик. В последних двух стапелях, у самого внутреннего люка повисли в схватах два блестящих метровых шара, расчерченных черными трещинами на множества сегментов.

«Личный хранитель! Всплыло из подсознания… вот оно, оружие, нужно срочно…»

Кэп, Кэп, как вы? – Бруно тряс меня за плечо.

Я сидел, прислонившись к люку. На этот раз приступ был настолько силен, что мгновенно вышиб меня из сознания.

Уже в норме. Эти штуки в нишах – боевые киберы. Если что, попытайся их активировать.

Как?

Пока не знаю. Помоги встать, посмотрим, что дальше.

Внутренний люк - монолитная шестиугольная плита аспидно-черного цвета с серебристым отливом, прохладная и скользкая на ощупь.

«Похоже, это вид брони. Логично, рубка должна быть хорошо защищена. Странно, что мы так легко попали внутрь. Видимо, у меня действительно высокий статус».

Ходовая рубка тоже пуста. Три ажурных ложемента перед овальными консолями, темные восьмиугольные экраны, только на контрольных панелях мерцают редкие дежурные огоньки.

Эй, как тут все включить? Меня кто-нибудь слышит?

После секундного колебания я уселся в центральное кресло.

Ярко вспыхнул экран, заставив меня вздрогнуть.

Режим энергосбережения отменен. Астронавигатор десантного транспорта «Херувим шесть» готов к вводу команд. – За стеклом побежали буквы и символы, дублируя сказанное. - Назовите свой код и допуск.

Я не помню. Ты можешь сам меня опознать?

В подлокотниках вспыхнули сканеры.

Вы идентифицированы. Но информация имеет тактическое значение, и потому засекречена. Назовите ваш код и допуск для идентификации.

Зачем тебе код и допуск, если ты знаешь, кто я?

В целях дополнительной защиты от биокопий, – отчеканил навигатор. - Код и допуск хранятся в изолированной ячейке мозга и проявляются в памяти носителя допуска только в ответ на спецзапрос.

Значит, по-твоему, я биокопия?

Такая вероятность мала, но существует.

Ты знаешь, что моя память повреждена при выходе из гибернации?

Вычислитель на мгновение задумался.

Да, я учел этот фактор, поэтому вероятность вашей подлинности выше семидесяти семи процентов.

Понятно, значит, это тупик. Какая информация доступна? Техническое состояние корабля? Где искать оружие, как нам выбраться отсюда и куда? Ты можешь вызвать помощь?

Передатчики фатально повреждены, передача информации невозможна. Аварийный маяк включен, но ответ не зафиксирован. По предварительным данным, поле неизвестной природы блокирует струнную связь.

Понятно, мы отрезаны. Придется выбираться самим. А остальное?

В ответ на экране появилась схема корабля. Все, кроме ходовой рубки и головных антенн было окрашено алым. Слева и справа колонка мигающих цифр и надписей: «Общая тревога, режим эвакуации, разрушение систем жизнеобеспечения, разрушение обшивки, потеря герметичности, отсутствует телеметрия…»

Читать дальше не было смысла.

У меня нет сведений о состоянии систем корабля, – подвел итог навигатор. - Связь с отсеками потеряна.

Тогда объясни, что произошло?

Корабль попал в уникальную нестабильность континуума. – Навигатор снова на мгновение задумался. – По предварительным данным нас выбросило на эту планету.

Почему ты не предвидел угрозу? Почему не разбудил экипаж?

В моей базе данных нет прецедентов подобных происшествий. Мы находились во внепространстве. Вывести экипаж из гибернации не удалось. Система пробуждения была блокирована.

Кем?

Блокировка сигналов локализована в управляющем узле камер гибернации командного состава.

Вот как?

«Снова все сходится на этом проклятом отсеке. Что же там произошло?»

А куда направлялся корабль? - Бруно перехватил разговор, пока я размышлял.

Информация закрыта, – буркнул навигатор.

А список экипажа?

Информация закрыта.

Тогда откуда мы вылетели?

Информация закрыта.

Сколько пробыли в пути?

Информация закрыта.

Спутник выдохся, сел в соседний ложемент и сложил руки на коленях. Но у меня было еще много вопросов.

Оранжевый дым в кормовой части, что это?

Оболочка реактора повреждена, – отчеканил искин. - Возможен взрыв и масштабное химическое заражение местности.

Когда?

У меня нет связи с агрегатными отсеками, но, исходя из последних достоверных данных, взрыв уже мог произойти.

Значит, в любое время. Ну, спасибо, порадовал! – Я вздохнул, откинулся в кресле. - А возможно, что его не будет?

Повреждения защиты фатальны, – подвел черту навигатор. - Взрыв неизбежен.

Значит, нужно срочно уходить. Какую зону накроет?

Более тридцати километров, в зависимости от климатических и погодных…

Тут нет погоды. Еще есть опасности?

У меня повреждены основные внешние датчики. Я не могу оценить обстановку.

А киборги в шлюзе? Почему не послал их на разведку?

Хранителя может активировать только человек.

И я могу?

Да, вы в списке.

Повисла пауза. По экрану бежали колонки цифр и аварийных сообщений. Нужно было уходить, а уходить не хотелось. Снова окунаться в сухой жар, поминутно оглядываясь и ожидая удара в спину.

Кэп, я в…помнил! – Брюнет подался вперед, схватил руками консоль, ощупал ее пальцами. - У не…о есть бо…товой жу…нал.

Верно! Должен быть! Навигатор, мы можем просмотреть записи?

Информация закрыта, – в очередной раз повторил искин.

Тогда помоги тебя спасти. Вряд ли мы сюда вернемся.

Предложение непонятно.

В вакуум! - Я ударил ладонями по подлокотникам. – Как ему объяснить? Слушай, железка, этот корабль скоро раздавит. Мы должны забрать документы, информационные базы, бортжурнал, или, что там еще у тебя есть…

Судовой журнал является неотъемлемой частью общей базы данных навигатора. – На экране возникли диаграммы иерархии баз данных. - Но протокол допускает его спасение любым членом экипажа.

Договорились, что делать?

Вы должны учесть, что после моего извлечения из капсулы активируется режим защиты данных. Вся информация, кроме открытой, будет недоступна, в том числе и мне.

Согласен. Нам поможет даже открытая. В вакууме и азот - атмосфера.

Вы должны обеспечить мне приемлемый уровень энергоснабжения. В киборгах – хранителях предусмотрен интерфейс для подключения кристаллов моего типа. Но перенос нужно осуществить за восемь минут.

Мы справимся, рассказывай.

Центральная консоль рубки откинулась в сторону. Среди цветных пластин и кабелей выделяется крышка синего бокса, под ней еще одна, металлическая. Из криостата повалили клубы пара, глянец металла сразу же покрылся инеем. Даже наружные стенки короба были очень холодными, а уж внутренние…

Выкрутив универсальным ключом четыре винта, поднимаю панель. Хлопок, еще одно облако инея, и вот он, мозг навигатора. Дуги шин-креплений после нажатия раскрылись, освободив граненый полупрозрачный кристалл величиной с кулак. Все чертовски промороженное. Пришлось сдернуть берет, накрыть им шар, а уж потом тянуть его из гнезда. Даже сквозь ткань кожу режет холодом.

Осталось перенести его в шлюз.

«Не уронить, только не уронить!» – билось в голове. Пальцев левой руки я уже не чувствовал.

Постойте, Кэп, - вмешался Бруно: - нельзя засовывать его в х…анителя!

Почему? Ты же сам советовал…

Нет, я хотел просто спасти журнал, А если навигатор поврежден, если это он устроил аварию! Я бы не советовал.

Удивительно, Бруно заговорил вполне нормально. Может, сказалось волнение, или стимуляторы, наконец, подействовали?

Кэп, это ошибка, он погубил корабль, а мы дадим ему тело.

Придется рискнуть…

На мгновение показалось, что спутник готов броситься на меня. Мышцы напряглись, губы сжались, но он взял себя в руки.

Как хотите, Кэп. Вы командир.

Я буду осторожен.

Уже шагнув к люку, я остановился. Не хотелось, чтобы Бруно в таком состоянии оставался у меня за спиной.

Проверь, что снаружи, – приказал я спутнику. - Я сам справлюсь.

Передний щиток хранителя с надписью «Икс один» щелкнул под ладонью и откинулся, освободив панель управления. Спрятанный под ним браслет интерфейса перекочевал на запястье левой руки. Снова пошел в дело универсальный ключ. Мозг навигатора был в три раза крупнее, чем у хранителя, но отлично поместился в освободившуюся нишу. Шины креплений защелкнулись, зафиксировав шар, панель встала на место.

«Теперь попробуем активировать».

Ладонь снова легла на панель, палец нажал зеленый треугольник. Вспыхнули контрольные огни. Я набрал выданную навигатором комбинацию и отдернул руку. Щиток опустился на место. Заслонки над глазами-камерами разошлись. Фонари – прожекторы мигнули.

Шар выкатился из ниши и раскрылся, выпустив шесть сверкающих ног. Плоская голова повернулась ко мне.

Благодарю вас. Мои основные функции сохранены, – голосом навигатора сообщил кибер.

Паук подергал ногами, покачал головой и замер, глядя на меня.

Вмещающий механизм функционирует исправно.

Астронавигатор, мы будем звать тебя Астра. Не против?

Сокращение идентификатора принято к сведению, – кивнул кибер.

Второй хранитель активируется этим же кодом?

Да.

Я повернулся к левому шару, но зацепился взглядом за скафандр.

Астра, эти костюмы, какие у них функции?

Высокая степень защиты. Ресурс, более ста часов. Остальные характеристики находятся в закрытой части базы данных.

Мы можем их надеть?

Ограничений в пользовании членами команды нет. Костюмы не оборудованы системами нападения.

Значит, никаких кодов?

Нет. Нажмите контрольную панель. Костюм опознает вас и проверит соответствие эргономических характеристик.

А забрать с собой его можно?

Да, при переводе в автономный режим хранения.

Вот и отлично, можешь пока осмотреться снаружи.

Задание принято. – Блестящий паук подпрыгнул и исчез в люке.

Глава 15: Золотые статуи

Четыре золотые статуи замерли в почетном карауле, блестя в свете матовых фонарей.

«Не зря же четырехкрылого нарисовали именно в таком костюмчике. Видно, основания были. Интересно, а от нападения падальщиков он защитит? И как в нем на такой жаре?»

Пальцы прошлись по гладким твердым пластинам грудных щитков, по ребристым сочленениям локтевых сгибов. Прикосновение к прохладному металлу было приятно и знакомо. Наверное, я раньше щеголял в подобном.

«Стоит попробовать. Вот этот мне как раз подойдет».

Контрольная панель, среагировав на прикосновение, осветилась зеленым.

Использование защитного костюма класса «Херувим» разрешено. Идет определение параметров настройки, пожалуйста, подождите.

Жду, - пробормотал я машинально.

Определение параметров закончено, костюм подготовлен. Пожалуйста, разденьтесь и займите место внутри.

Крепления вынесли скафандр из ниши, развернули спиной ко мне. Шлем откинулся вперед, спинной ранец-люк вправо, пластины разошлись, образовав вход.

Сбросив форму, остаюсь только в трусах, засовываю в костюмчик ноги, потом руки. Едва я оказался внутри, как пластины сошлись и люк встал на место. Подкладка вздулась, охватив кожу. Узкая белая полоса-индикатор под подбородком окрасилась полосками диаграмм.

Ресурс, сто процентов, - прошелестело над ухом. – Очистка кожного покрова произведена. Внешних угроз не обнаружено. Выполнить полную герметизацию?

Нет, убрать шлем.

Выполнено. – Полупрозрачная сплюснутая с боков сфера ушла назад, сложилась в высокий воротник. – Пожалуйста, сделайте несколько шагов для настойки экзона.

Я послушно сделал шаг, другой. Как помеха скафандр не ощущался, механика точно копировала все движения.

Спасибо, настройка произведена, – подвел итог внутренний информер. - Отключить внешний доступ к системе управления?

Да, слушать только мой голос.

Желаете установить иные особые параметры?

Нет, не нужно.

Прошелся еще, стараясь заметить неудобства, но все, что смог почувствовать – это легкость и прохладу. Прокладка высушила, и, кажется, даже увлажнила и успокоила раздраженную пылью кожу. Ай да костюм!

На поясе нашлись крепления для кобуры и пояса с карманами. Даже рюкзак удалось пристроить под левой рукой.

Бруно, иди сюда, у меня для тебя подарок.

Пока пехотинец влезал в скафандр, я еще раз осмотрел рубку, изучил ворсистый настил на полу. Нет, все было девственно чисто. Видимо, после того, как экипаж лег в камеры гибернации, никто, кроме нас, внутрь не входил.

Кэп, я готов.

Подожди, сейчас дам тебе нагрузку.

Контрольная панель крайнего скафандра ожила под ладонью.

Вы уже используете защитный костюм, – встрепенулся информер. - Желаете изменить параметры хранения данного изделия?

Да, перевести костюм в автономный режим хранения.

Команда выполнена.

На грудной панели статуи зажглись два зеленых огонька и крепления вынесли его из ниши. На ранце откинулись ручки для переноски.

Бруно, бери и неси Тайму.

Пришло время заняться вторым кибером. Браслет-коммуникатор хранителя защелкнулся на запястье золотой перчатки.

Желаете интегрировать подключенное устройство в систему управления?

Да, выполнить.

Контроль над кибером-хранителем номер два передан на внутренний интерфейс. Голосовой доступ по ключевому слову «хранитель».

Хранитель, активация.

Блестящий шар выкатился из ниши, не торопясь, раскрылся, подвигал конечностями. Голова сделала полный оборот, сканируя шлюз.

Полная функциональность, – сообщил низкий, совершенно иной, чем у интерфейса скафандра голос. – Объект охраны определен. Активирован режим сопровождения. Жду указаний.

Держись рядом, - приказал я.

Задание принято, - хранитель мигнул прожекторами и отступил, освобождая мне дорогу к люку.

Кэп, скорей! – донесся снаружи голос Бруно.

Я выскочил на крышу, подбежал к краю призмы и глянул вниз.

Тайм карабкался вверх по паутине, а следом за ним, цепляясь когтями за сплетения, взбирались крабы-кадавры. Один с блестящей полосой в спине, второй - многоножка с треугольным черным панцирем, третий с четырьмя лапами. Старые знакомые!

Бруно, бросив золотой кокон у шлюза, уже добрался до распределительного кольца. Но помочь бесполому он не успеет. Астрогатор, растопырив блестящие ноги, повис в переплетении растяжек над балкой.

«Чего он ждет? Что мне делать? Стрелять? Расстояние большое, могу Тайма задеть!»

Рядом появился хранитель.

В радиусе десяти метров опасности не обнаружено, - отрапортовал киб. - Жду указаний.

Хранитель, внимание вниз, - я ткнул пальцем в бесполого, - защитить человека, уничтожить чужие формы жизни.

Задание принято, активирован боевой режим.

Кибер подпрыгнул, сорвался с места и исчез за ребром призмы. Уже в следующее мгновение он появился на главной колонне, повис под ней и в два скачка добрался до паутины.

Блестящий паук, сверкая сочленениями, понесся вниз, навстречу уродливым крабам. Обогнул взмахнувшего стальным прутом Таймера и с ходу налетел на многоножку. На концах передних лап вспыхнули плазменные клинки и вниз посыпались куски кадавра.

Расправившись с коуром, паук погнался за его собратом, но четырехногий был куда шустрей тяжелой многоножки, и с ним пришлось повозиться. Тем временем третий кадавр, с железкой в спине, добрался до Таймера.

Бесполый ударил прутом по передним лапам краба, заставив его отскочить в сторону, но сам едва удержался на блестящем шаре. Человек успел повернуться к кадавру, но все равно опоздал. Внутри паутины у многоногой твари было преимущество. Цепляясь когтями за растяжки, тяжелая туша двигалась на удивление стремительно.

Еще один выпад когтей пришелся на стальной прут, и перед химерой вспыхнула радуга, отбросив ее назад во времени. Бесполый пустил в ход последний резерв. Следующий бросок краба он пропустил и схватился рукой за распоротый бок, выронив прут. Коур поджал лапы и прыгнул на жертву.

Хранитель подоспел вовремя, поймав торчащую из панциря полосу металла, остановив краба в воздухе. Второй манипулятор чиркнул огненным когтем поперек туши, развалив ее надвое.

Но и разрубленный, кадавр продолжал сопротивляться. Все закончилось, только когда куски химеры упали в рыжую пыль у подножия зонтика. Две отсеченные лапы дергались, зацепившись когтями за растяжки. Таймер брезгливо, носком ботинка, сбросил их вниз.

Хранитель, патрулировать окрестности, охранять людей, - скомандовал я в коммуникатор. - При обнаружении агрессивных форм жизни, уничтожить.

Задание принято, - донеслось из браслета.

Бруно, помоги Тайму, - крикнул я десантнику, - спускаюсь к вам.

Передвигаться по паутине в скафандре оказалось даже удобнее, тонкие растяжки не резали пальцы, и обрезиненные ладони не соскальзывали с металла. Добравшись до навигатора, стукнул его по лапе.

Астра, почему ты не помог?

Плоская блестящая голова с разнесенными окулярами глаз повернулась ко мне, моргнула заслонками.

В комплекте моего програмного обеспечения нет боевых приложений. Ситуация не требовала вмешательства. Икс второй обладал достаточными ресурсами для решения задачи.

В другой раз постарайся помочь.

Если ситуация этого потребует. Но я бы не рекомендовал рисковать хранимой в моих базах информацией.

Мне жутко захотелось стукнуть бронированным кулаком в лицевой щиток, прямо между телекамер.

Если мы все погибнем, твоя информация никому не понадобиться. Догоняй, да не заблудись.

Я навигатор, ориентация в пространстве является моей главной…

Заткнись, Астра.

Распоряжение принято к сведению.

«Интересно, это тело кибера сделало его таким занудным?»

Хранитель, доставить сюда два защитных костюма из отсека номер один.

Задание принято. – Кибер вернулся к паутине и понесся вверх.

Астрогатор двигался следом за мной, медленно и с достоинством.

«Он что, окрестностями любуется?»

Рана Тайма мне очень не понравилась. Прошлось отстегнуть перчатки, достать походную аптечку, и вспомнить, что делала с ней Блонди. Нашел салфетки, спрэй, протер кровь, густо покрыл разрез розовой пеной и наложил сверху биопластырь.

Как?

Лучше, Кэп, спасибо. – бесполый старался выглядеть привычно бесстрасным.

Сможешь идти?

Да… - Тайм хотел встать.

Стой, сиди пока.

Вздрагивающие куски кадавров валялись вокруг. Судя по всему, крабы заметно подросли с нашей последней встречи. Среди мешанины металла, пластика и плоти белел кусок человеческой кожи. Меня едва не стошнило.

«В коллапсар! Стать частью такой мерзости, что может быть хуже? Если бы я мог, сжег бы их дотла, но чем?

Без того проблем хватает. Тайм до лагеря сам не дойдет. Вот если бы…»

Я глянул на навигатора.

«Постойте, это ведь…»

Шагнув к киберу, схватил край спинного щитка и откинул назад.

Так и есть! Тайм, это сиденье, поедешь с комфортом.

Это не входит в мои функции, – проворчал навигатор.

Входит, Астра, входит. У двойки есть занятие - охранять. А ты пока свободен, так что ложись, и вези потом плавно. Твоим базам это не повредит.

Задание принято к сведению. – Навигатор подогнул ноги и опустился на грунт.

«Он что, и обижаться умеет?»

Таймер надел скафандр.

Обнаружено повреждение тканей, - услышал я голос его интерфейса, - задействовать медицинский блок?

Да, - согласился бесполый, - задействовать.

Производится диагностика. Пожалуйста, не двигайтесь.

Пришлось нам с Бруно усаживать Тайма в седло. Блестящий паук вместе со своей ношей плавно и без видимых усилий встал на ноги.

Хранитель, сопровождать и охранять группу людей.

Задание принято, - отозвался кибер, сорвался с места и исчез в розовой поросли.

Бруно, его придется нести тебе, - я указал на четвертый золотой кокон.

Назад пошли по собственным следам. Астра молча тащился позади, хранитель без устали шнырял вокруг, обшаривая обломки. С одиноким затаившимся крабом он расправился без нашего участия.

На месте драки с серым грибом я скомандовал привал и направился к техническому шлюзу памятного отсека. Вставив прут в щель, сдвинул люк и заглянул внутрь. Ментата на месте не было.

Глава 16: Желтый дым

Столб дыма над реактором стал ядовито желтым, лишился последних темных прожилок и изогнулся дугой, расстилаясь над кораблем. Значит, воздух все-таки движется, и движется все быстрее, к тому же от кормы к носу. Если тяга еще возрастет, гарь накроет лагерь.

Мы остановились на вершине холма, под которым лежал складской отсек.

Кэп, может, я пойду сам? – Тайм все не мог смириться с ролью поклажи.

Костюм разрешил?

Пока нет, продолжает лечить. Только зачем тратить аптечку, пусть Блонди, когда вернемся …

Нет уж, сиди, ты нужен мне в боевой готовности.

Крыша склада была как на ладони, и я мог поклясться, что под навесом только один человек. И это неправильно.

Костюм, есть система дальнего наблюдения?

Для активации необходимо закрыть шлем, – предупредил интерфейс.

Выполняй. Дай увеличение.

Перед глазами захлопнулось прозрачное забрало. Картинка скачком приблизилась.

Под тентом сидел Боксер. Один. Он сидел ссутулившись, лицом ко мне, и его поза мне не понравилась, слишком уж неудобна, к тому же руки за спиной. Можно подумать, что они связаны!

«Стоило оставить их на пару часов, и все летит кувырком! Ни на кого нельзя положиться!»

Бруно стоял по правую руку, тоже наблюдал за складом. С тех пор как мы покинули ходовую рубку, он вел себя вполне адекватно.

«Может ,та вспышка эмоций – реакция на энергетик? А если нет? Что сейчас у него на уме? Прежде он всегда был внешне спокоен.

Наверно, в лагерь мне лучше идти одному. Не хочу поминутно оглядываться».

Ждите здесь, - велел я спутникам. - Вызову вас через кибера. Хранитель: отменяю режим сопровождения, охранять эту группу людей.

Издали лагерь выглядел вполне пристойно, но слишком уж тихим и пустынным. Только около баррикад скучали два укутанных в фольгу, изнуренных жарой пехотинца с прутьями.

«Где все остальные? Прячутся от солнца внутри?»

Я прошел вдоль насыпи так, что часовые заметили меня только в последний момент. И очень удивился моему появлению.

Кэп, вы ве…нулись? Но нам сказал… А остальные? Кэп, я должен соо…щить…

Стоять, боец! - я преградил охраннику путь. - Кому сообщить?

Буяну, он п…инял кома…дование.

Кто? Буян? Почему он?

Потому что ты, не капитан!

Из-за отсека появился узурпатор, в вытянутых руках «рык», темный зрачок дула смотрит мне в грудь. За спиной, чуть слева Угрюмый с железякой наперевес, удивленно рассматривает мой сверкающий костюм. Кажется, пытается припомнить, когда видел такой раньше.

«Откуда у него оружие? Отобрал у Блонди? Что с ней, и где третий? Охраняет арестованных? Нужен план действий, срочно, но ничего же неизвестно!»

Ты само…ванец. – Буян остановился в двух шагах от меня. Брови сведены, губы сжаты, похоже, всерьез верит в свою правоту. - Мы все п…оснулись вместе, а ты… откуда ты явился?

Из отсека появились еще шестеро пехотинцев, спрыгнули на грунт и столпились метрах в трех позади бунтарей.

Я рассказывал. Мы с Блонди из отсека офицеров…

Это ничего не значит! Ты устроил к…ушение, а теперь хочешь скормить нас одного за другим п..оклятым к…абам. Я не позволю тебе командовать…

Буян, это полный бред! – возмущение поднялось резкой волной, и выплеснулось, прорвав барьер. - А кто назначил тебя?

Я сам! В отсу…вии старших по званию п…инял командование!

Старшим назначен Боксер!

Это твой п…иказ! А ты не мо…эж командовать!

Угрюмый вышел из-за спины приятеля, все еще рассматривая мой костюм. Остальные парни молча следили за нашей перебранкой. Эмоции уже схлынули, пора брать ситуацию в руки.

Бойцы, кто еще так думает?

Десантники переглянулись

Кэп всех спас, - крикнул часовой у баррикады.

Это точно, - раздалось из толпы, - Если бы не он…

Да, согласен… точно… - раздался нестройный хор голосов.

Буян, у тебя нет полномочий принимать командование. За нарушение приказа ты арестован! – Шагнув вперед, тяну руку к оружию.

Стой на месте, - взвизгнул узурпатор.

Если выстрелишь, тебя…

Огненный сгусток ударил в золотую пластину, опалил брови и расплескался без вреда. Я опешил, не ожидал, что он все-таки решиться!

Но сам стрелок был ошеломлен еще больше, удивленно глядя на сверкающий скафандр. Пока он не опомнился, пришлось впечатать бронированный кулак ему в подбородок. Буян рухнул назад, подняв облако пыли. Рык выпал из руки и отлетел в сторону.

Угрюмый упал на колено, схватил оружие. Теперь оно смотрело мне в лицо, но и я успел вытащить ионник.

Все, хватит шутить. Остановись сейчас и отделаешься арестом, иначе…

Все …авно всех нас сож…ут! Но я тебе не дам…

Десантники подались вперед, но я поднял свободную руку.

Не вмешивайтесь! Он ничего мне не сделает.

«Главное, чтобы Угрюмый в это поверил. Я без шлема, вряд ли защита успеет сработать. Нельзя показывать ему волнение!»

Все замерли, над лагерем повисла тишина.

Левой щеки коснулось что-то легкое и жгучее.

С неба сыпалась желтая пыль. Защипало глаза, запершило в горле. Шлем скафандра захлопнулся.

Обнаружена химическая угроза, - прошелестел интерфейс. - Произведена герметизация костюма.

Угрюмый закрыл руками лицо и я вырвал у него оружие. Оранжевое облако накрыло лагерь. Десантники, кашляя, зажимали руками глаза и рты, кто-то уже скорчился, держась за грудь.

Внутрь, все внутрь! – крикнул я, динамики костюма усилили голос.

Парни бросились к отсеку. Угрюмый, хрипя, пытался поднять Буяна. Я помог ему затащить узурпатора внутрь и поднес к губам браслет интерфейса.

Хранитель, громкая трансляция.

Исполнено, – откликнулся кибер.

Бруно, Таймер, срочно в лагерь.

В контейнере царил полный хаос. Десантники, мешая друг другу, пытались забраться глубже в коридоры.

Всем встать на месте! – голос раскатился по узкому пространству. - Закройте рот и нос курткой. По одному проходим к заднему шлюзу.

Кэп, у нас есть дыхательные аппараты, - донеслось из глубины склада.

Раздать всем! – крикнул я в ответ и кинулся к лазарету.

Перед медпунктом стоял второй приятель Буяна со своим копьем.

Отойди, - я подкрепил слова демонстрацией «Рыка» - иди к остальным.

После секундного колебания боец отступил в сторону.

Блонди, Соня, Щуплый и еще четверо связанных сидели у стены. Я вынул нож, разрезал провода, освободил руки амазонки.

Освободи остальных. – Я подал ей клинок. - Блонди, готовь средства от отравления.

Держите, это вам. - Позади меня стоял десантник с ворохом дыхательных масок на руках.

Им отдай, кивнул я на бывших пленников. Взял одну из упаковок, взвесил в руке.

«Что я забыл? Что-то важное. Боксер остался наверху!»

Десантник лежал в пыли лицом вниз у самого края отсека, полметра не дотянув до лестницы. Сканер показал наличие пульса. Слава звездам, жив! Натянув на лицо помощника маску, гляжу вниз, на шаткую самодельную лестницу.

«Вряд ли я смогу спуститься с грузом. Она и меня одного в костюме едва выдержала.

Держись, боец, сейчас что-нибудь придумаем!»

Хранитель, ко мне, срочно.

Прибуду через сорок семь секунд, - отозвался кибер.

Блестящий «паук» вспрыгнул на крышу, в три прыжка оказался рядом.

Опустись. - Я откинул сиденье и усадил в него бесчувственного Боксера. - Доставить человека внутрь отсека.

Задание принято, – мигнул фарами восьминогий охранник.

Стой, доставить с возможной осторожностью!

Задание понятно.

Хранитель, осторожно перебирая конечностями, резво двинулся вниз по стене, цепляясь за обрывки арматуры, человеку, даже в спецкостюме, за ним не угнаться.

В отсеке меня встретила немая сцена, Кибер с Боксером на спине замер в проходе. Напротив группа десантников в дыхательных масках, с подручными средствами наготове.

Отставить, это наш охранник. Помогите мне.

Я протиснулся мимо «паука», встал между ним и парнями. Стащив бесчувственное тело с машины, передал помощникам.

Несите его в лазарет. Хранитель, наружу, охранять этот отсек.

Задание принято. - Кибер попятился, спрыгнул на грунт и в три прыжка исчез из поля зрения.

Щуплый, ты здесь?

Да – технарь вышел вперед.

Здесь есть герметичные костюмы?

Не могу сказать, Кэп. Возможно.

Найди любые защитные средства. Всем закрыть кожу. Каждому надеть дыхательную маску. Я сейчас вернусь.

Ядовитое облако ушло в сторону, на другую сторону от центральной балки. Истоптанная рыжая пыль лагеря густо покрылась ярко желтыми крапинками. Около баррикады стояли Броуно, и Астра с Таймером на спине.

Костюм, анализ атмосферы на яды.

Свободное дыхание не рекомендуется, – отозвался интерфейс. - Остаточные следы токсинов хлоруглеродной, фторуглеродной…

Спасибо, я понял. Внешняя связь. – на стекле шлема вспыхнул значок общего канала. - Тайм, ты как?

Нормально, Кэп. Можно, я сойду?

Ладно, слезай. Идите в склад. Астра, поднимись на гребень, определи путь к отсеку с транспортом. Нам нужно убираться отсюда.

Задача понятна, но не могу гарантировать результативность… - затянул свою песню искин.

Ты же навигатор? Так давай, оправдывай назначение. Костюм оставь, я сам его донесу.

Бруно и Тайм ждали у входа. Приняли, втащили внутрь и поставили у стены пустую золотую статую. В проходе топтался Щуплый и еще два парня.

Где Буян?

В лазарете.

Щуплый, надевай последний скафандр. Думаю, ты справишься. А вас как зовут?

Пехотинцы переглянулись, пожали плечами.

Ладно, ты будешь… – я остановил взгляд на бирках с маркировкой из букв и цифр на воротнике формы. - Вик, а ты Рубер, не возражаете? Идите за мной.

Девушки хлопотали над Боксером, лицо пехотинца закрыто маской, на обнаженной груди пластиковый спрут с присосками на щупальцах, над ним парит виртуальная панель. По экрану бегут импульсы.

Как наши дела?

Больше десятка с отравлением, - не отвлекаясь от дела, ответила Блонди.

Буян?

Легкая степень.

Где он?

Блонди указала за угол. Вся троица была в сборе. Узурпатор уже начал приходить в себя, рядом сидели его приятели.

Парни, свяжите их, - я указал на троицу. - Потом решим, что с ними делать. И проводите к Коренастому, теперь они тоже арестованы.

Рубер и Вик кивнули.

Бесполого и Бруно я нашел у выхода. Брюнет отдыхал, прислонившись к стене, предсказатель, как обычно, обшаривал взглядом окрестности.

Тайм, оставляю тебя за старшего. Держи. – Я протянул «Рык», конфискованный у Угрюмого.

Кэп, вы собираетесь в вылазку?

Да, и беру только Щуплого.

Возьмите нас. Думаю, это целесообразно.

Не волнуйтесь, меня прикроет Астра. Тайм, только ты умеешь предвидеть опасность. Охранника я оставляю тебе, вот коммуникатор. – Браслет соскользнул с запястья. - Хранитель, контроль переходит к человеку с позывными Таймер.

Замена принята, - отозвался кибер.

Я положил серый ободок на ладонь помощнику.

Подтверди.

Хранитель, продолжать патрулирование территории, – скомандовал бесполый. - Свободный проход для людей с позывными Кэп, Щуплый.

Бруно, теперь для тебя: - я сел на пол рядом. - Организуй отдых, пищу, сон для всех. Потом начинайте готовиться к походу. Набивайте в рюкзаки рационы, медикаменты, все, что может пригодиться. Оба зайдите на осмотр к Блонди. Кстати, ей тоже организуй отдых.

Щуплый в соседнем тупике уже влез в скафандр и увлеченно тестировал его функции.

Держи, - я протянул ему рацион. - Ешь сейчас, потом времени не будет.

Глава 17: Пустые доспехи

Синий росчерк ушел за горизонт, и закатное разноцветье сползло с розового пузыря. Алое светило стояло теперь прямо в зените. Тени съежились под ногами, впитались в прокаленный грунт. Технарь топал следом за мной, поднимая облачка рыжей пыли. Они медленно уплывали назад. Поток воздуха исправно шел от кормы к носу. Шлейф желтых хлопьев снова сдвинулся к оси корабля.

Астра, ты где?

Нахожусь в указанном месте, - бесцветно ровным голосом сообщил навигатор.

Нашел транспорт?

Да, объект опознан, маршрут проложен. На пути имеются многочисленные препятствия, которые могут затруднить…

Пешком пройти можно? – оборвал я словоизлияния машины.

Передвижение в десантном костюме предполагает благоприятный исход…

Тогда спускайся к нам, покажешь дорогу.

В скафандре было удобно. Не нужно бояться острых обломков, ядовитых луж и оранжевых хлопьев. И проклятая жара не доставала. Но я чертовски устал. Монотонная ходьба вгоняла сознание в полудрему. Хорошо, что костюм помогал, повторяя мои движения.

Бесконечные вопросы не давали покоя.

«Куда податься, когда мы найдем транспорт? Что за пределами кластера? Что это, за планета, вакуум ее раздери! И полетный журнал навигатора заблокирован намертво. Проклятье, куда делся ментат, что он задумал? Уж он-то точно знает, что это за дыра».

Мы шли уже полчаса навстречу желтому дыму.

Астра, далеко еще?

Не могу рассчитать точно. Информация закрыта, но по косвенным данным отсек находится около энергетического блока. Учитывая угол падения и предполагаемую скорость, мы движемся в верном…

Скажи проще, сколько еще нужно пройти, километр или два?

Судя по отдельным признакам, мы прибыли в нужную точку.

За последним бугром пряталась конструкция из шестиугольных призм, собранных двумя рядами в единый блок. Ломоть черно-желтых сот для гигантских пчел. Каждая ячейка метров шести в диаметре.

Астра, что это?

Ангар. Челнок расположен перед ним.

Слева, в кольцевых схватах лежал матово серый, наискось срезанный с одного конца параллелепипед. Над острием темное окно лобового стекла кабины. Гладкие стенки, ни двигателей, ни крыльев.

Это транспорт?

Орбитальный транспорт, вместимость - тридцать единиц личного состава, шесть членов экипажа, – отчеканил кибер. - Это указано на ярлыке с бортовым и серийным номером.

Ты прочел отсюда?

Качество оптики данной модели кибернетического организма позволяют…

Я понял. Помолчи пару минут.

Бот завис в шести метрах над нами, состыкован с центральной хребтовой балкой корабля. Добраться до него нет никакой возможности. Слева с каркаса свисают только жалкие обрывки проводов, справа - мешанина грунта и металла.

Я обернулся к технарю.

Щуп, как попасть внутрь, есть идеи?

Похоже, люк расположен в шлюзе, вон той трубе сбоку. - Технарь попытался почесать макушку, но наткнулся перчаткой на шлем. - А до него нам…

Не добраться, - кивнул я, глянул на беззаботно переступающего навигатора. - Нам не добраться, а вот Астра вполне…

Целесообразность использования меня для подобных операций… - возмутился кибер.

Навигатор, ты можешь проникнуть внутрь и впустить нас в челнок?

Вероятность успешного завершения задания довольно высока …

Тогда вперед. Мы ждем.

Пока кибер неторопливо продвигался по скрученным обрывкам ферм, я решил рассмотреть шестигранники вблизи. От грунта их отделяло метра четыре. В каждом ряду по пятнадцать ячеек, и того тридцать. Снизу каждую соту запечатывал люк. Массивные створки явно открывались вниз.

С другой стороны центральной балки нас ждала еще одна такая же сборка и второй челнок. Шестьдесят ячеек. Если задуматься, по одной на пехотинца, судя по количеству камер в отсеке гибернации.

Задание выполнено, я проник внутрь, – раздался в интеркоме голос Астры. - Управление функционирует исправно. Связь с навигатором транспорта установлена. Надеюсь, вы находитесь в стороне от челнока, срабатывание подъемной платформы может быть опасно…

Опускай, мы в стороне.

Из днища челнока выдвинулась круглая плита на двух блестящих штангах и уперлась в грунт.

Это лифт, - понял щуплый, - идем, Кэп.

Мы ступили на белую поверхность. С золотых, некогда блестящих башмаков, сразу же насыпались кучки рыжей грязи.

В недрах плиты щелкнуло, и она пошла вверх. Мы оказались в узком белом цилиндре с матовыми стенами.

Производится дезактивация и стерилизация, – сообщил информер. - Пожалуйста, не нарушайте герметичности костюмов.

С потолка потекли желтоватые клубы тумана, потом голубые струи и поток воздуха.

Процедура закончена. Можете покинуть шлюз.

Часть цилиндра ушла вбок, и мы лицом к лицу столкнулись с Астрой. Кибер ждал нас в большом квадратном помещении, два ряда сидений, белые пластины фонарей, два люка по оси корабля. Носовой, наверное, ведет в рубку. Рядом с кормовым санитарные кабины. Лифт находился как раз посредине отсека.

Астра, что это было? Нас еще ни разу не дезинфицировали.

На челнок, как на самостоятельное судно не распространяется аварийный протокол эвакуации, поэтому соблюдаются все санитарные процедуры.

Логично. Веди в рубку.

Серая овальная пластина ушла вбок совершенно бесшумно. Командный отсек был невелик, не больше метра в глубину, справа и слева по два кресла, перед каждым собственная консоль. Три стены охватило обзорное стекло, за ним розовое небо и торчащие вверх обрывки арматуры.

Астра встал у центрального пульта, грудной щиток откинулся, из него выдвинулось и легло на контактную панель силиконовое щупальце. По узкому экрану побежали мнемограммы и колонки цифр.

Работоспособность систем - сто процентов, запас энергии - полный, список материальных единиц – полный, – рапортовала система. - Орбитальный транспорт класса «Рейдер тридцать» серийный номер альфа икс триста сорок восемь готов к эвакуации, - сообщил навигатор.

К эвакуации? – удивился Щуп.

На корабле введен аварийный протокол, – отчеканил кибер. - Челнок ожидает погрузки экипажа.

Ожидает, погрузим. А список материального обеспечения можно узнать?

Запрошенная информация требует авторизации, – заартачился навигатор челнока. - Для подтверждения личности положите руку на контактную пластину.

Хорошо. Костюм, снять перчатку.

Стянув золотую рукавицу, вкладываю ладонь в углубление на консоли.

Субъект опознан, разрешение второго уровня получено, – удовлетворился искин.

Зачитай список материальных ценностей и вооружения.

В комплект входит полное медицинское и санитарное обеспечение на тридцать человек в течение двух стандартных недель, комплект технического обеспечения звена тяжелых пехотных комплексов из тридцати единиц. Дополнительный стандартный боекомплект в количестве двух единиц.

Питание?

Универсальная зарядная станция.

Нет, еда для людей.

Стандартный сухой паек на три дня.

Маловато. А вооружение? Только кратко.

Две ионных пушки, – на экране возникли изображения автоматических турелей с подписями. - Угол обстрела стовосемьдесят градусов по борту. Боекомплект – полторы тысячи выстрелов. Шесть ракет класса орбита-орбита. Пассивная броневая защита, активная защита от поражающих элементов и ракет малого класса, маскировочная система. Система дальнего обнаружения, система постановки помех, станция связи средней дальности. Четыре комплекта ручного и носимого вооружения легкого пехотного класса.

Внушительно. А сколько можно пролететь на этом…

Запас хода достаточен для трех подъемов на низкую орбиту и возвращения к поверхности.

Значит, домой, где бы он ни был, мы на нем не попадем. Ладно, оставим это на потом, - прервал я затянувшийся диалог. – Астра, что за ангар расположен за челноком?

Система сброса орбитальных десантных модулей с тяжелым пехотным вооружением. – Кибер втянул щупальце и подпрыгнул на месте. Желаете произвести взлет прямо сейчас?

Подожди. Щуп, пошли, осмотрим ангар. Астра, открой нам переходный шлюз.

Я могу пойти с вами. – Искин глянул на меня, потом на техника. - У меня активен удаленный контакт с навигатором данного транспортного средства.

Не дожидаясь ответа, металлический паук выскочил из рубки, обогнул колонну шлюза и приложил щуп доступа к контроллеру кормового люка. За ним скрывался склад-тамбур с ячейками в стенах. За прозрачными крышками четыре знакомых золотых гермокостюма. Рядом с каждым набор из матово-серой угловатой кирасы, внушительного шлема и ножных бронещитков. Слева тяжелая штурмовая винтовка, справа переносная пусковая установка с тремя ракетами в комплекте. Щуп прилип к стеклу, рассматривая игрушки.

Астра двинулся дальше к трем люкам в конце коридора. Над левым значилось - «швартовочный шлюз». Прямо находился «технический отсек», справа «медпункт».

На этот раз нас пропустили без церемоний, открыв сразу оба люка. Видно, кибер постарался. Миновав ребристую трубу переходного коридора, мы оказались в транспортной шахте центральной балки. Внутри корабельного хребта декоративные панели отсутствовали, все было механистично и функционально. Трубопроводы и энергоцентрали лежали в открытых коробах. Ставшую дыбом пешеходную дорожку отделяла от рельса транспортера только частая сетка. Пришлось передвигаться, цепляясь за скобы лестницы.

Кибера такие мелочи не волновали. Пробежав два десятка метров почти вниз головой, стальной паук остановился и обернулся.

Это вход в ангар десантных модулей.

Можешь открыть?

Требуется авторизация.

Снова? – я покосился на только что пристегнутую перчатку.

Шлюзы и индивидуальные замки модулей активируются картой биопотенциалов индивидуумов, внесенных в список допуска второго уровня…

Понял, снимаю. Кстати, ничего ядовитого тут нет?

Воздух пригоден для дыхания, – откликнулся костюм.

Тогда отстегивай рукавицу и шлем открой.

Я повесил золотую перчатку на пояс, мало ли, что там еще впереди. Шлюз опознал мою ладонь.

Изнутри ангар казался просто огромным.

В стапелях ячеек стояли боевые доспехи. Говорите что хотите, но оружие можно узнать всегда. Четырехметровые глянцево-синие, с угловатыми хищными обводами, они вызывали благоговейное восхищение и восторг. Броневые щиты на груди, животе и бедрах разошлись, ожидая, когда человек заполнит пространство внутри, став сердцем смертоносной машины.

За спиной пара длинных ребристых цилиндров. Рядом подвешены два блестящих шара и четыре каплеобразных метровых объекта. Слева золотая статуя скафандра.

Астра, можешь описать все это великолепие?

Кибер подошел, стуча ногами по металлу пола, остановился рядом.

В тяжелый пехотный комплекс входит индивидуальный мобильный комплект, четыре боевых дрона, два кибера активной защиты и два носимых ремонтных кибера. Основное вооружение – два импульсных…

Оружие потом, – я хлопнул рукой по бедру гиганта. - Эти штуки одинаковые, все тридцать?

В ангаре присутствуют двадцать тяжелых пехотных комплексов, два комплекса технического обеспечения, два саперных комплекса, два тяжеловооруженных комплекса, один комплекс полевой связи и разведки, один зенитный комплекс орбитального класса, один командный комплекс и один комплекс медицинского и эвакуационного обеспечения.

Ясно, - я задумался, размышляя вслух. - Нас тридцать три человека, вычтем троицу Буяна, Жилистого, двух лежачих, пилота, медика и остается…

Командир, - вмешался техник, - думаю, нужно взять и второй челнок.

Согласен, значит, вычтем еще одного пилота. Остается двадцать четыре. Астра, прикинь, кого нам…

Нет надобности. – Прервал меня навигатор. - Только стандартный и медицинский скафандры универсальны, остальные комплексы настроены индивидуально на пользователя.

То есть нам нужно доставить сюда команду, и каждому подбирать костюмчик?

Боюсь, что да. Другой путь есть, но он предполагает длительную процедуру переназначения лицом с первым допуском и активированными…

Как раз времени у нас нет. Астра, ты можешь вести челнок сам?

Да, Кэп, - кажется, кибер даже подпрыгнул от радости. - Моими функциями и является…

Тогда мы займем второй, загрузим его припасами. Пошли, Щуп.

Постойте, Кэп. – Техник ссутулился, жалобно глядя на навигатора. - Астра, как ими управлять?

Возможно визуальное пилотирование. Но возможно и четко сформулированное полетное задание…

Проще, - оборвал я говорливого кибера.

Активируйте интерфейс и определите точку доставки. Для этого вложите руку в сканер.

Попробуем. Веди второй челнок к складу. Двигатели никого не пожгут?

Анграв в режиме планетарного перемещения не производит вредных влияний…

Понял. Удачи.

Перебравшись через центральную шахту в соседний транспорт, мы без труда попали в рубку. Щуп сел в левое кресло, я в правое.

Давай, - я указал на пульт, - активируй его.

Техник положил руку в углубление, на консолях зажглись контрольные огни. Обзорное стекло просветлело, открыв знакомую картину.

Доступ к управлению разрешен. Орбитальный транспорт класса «Рейдер тридцать» серийный номер альфа икс триста сорок девять готов к эвакуации, - сообщил навигатор.

Состояние корабля, - спросил я.

Работоспособность систем - сто процентов, запас энергии - полный, список материальных единиц – полный, - отчеканил искин.

Активировать визуальное управление.

На обзорном стекле прорисовалась навигационная карта. Расчерченный координатной сетью ландшафт с холмами, острыми колоннами сосулек, рассыпанными кубиками отсеков,

Данных для навигации недостаточно, – пожаловался искин. - Получить сведения путем сканирования и радиолокации?

Отложить. Перевести в визуальный режим. Щуп, выходи из причала.

Попробую, – кивнул техник, - Малая тяга антиграва, отстыковка.

Команда неверна, не указано направление движения.

Произвести отделение челнока от корабля. Отойти на три метра вверх.

Выполняется.

В недрах транспорта зародилось едва ощутимое гудение. По левому борту раздалось жужжание и скрежет. Индикатор вертикальной тяги пополз вверх. Челнок качнуло. Раздался удар, за ним второй.

Техническая проблема, - сообщил челнок. – Повреждены две причальные штанги и поворотный механизм. Отделение невозможно.

Глава 18: Многоногие и многорукие

Я ждал чего-то подобного. Не может быть, чтобы оба челнока остались совершенно целыми после падения. Жаль, конечно, терять время, но придется исправлять.

Рейдер, возможен выход из лифта на крышу?

Да, возможен. Необходимо вручную отделить от корпуса причальные штанги, – разгадал мои намерения искин. - Плазменный резак находится в техническом отсеке, под кодом РП3.

Ясно, Щуп, ты на связи. Пока разбирайся с управлением.

Инструмент нашелся быстро: цилиндр с двумя ручками и ребристым кожухом. Индикатор показал полную зарядку.

Поврежденные штанги сразу бросились в глаза. Вторая и третья от носа дуги искорежены и скручены. Поворотная ось погнулась, заклинив шарнир. На обшивке блестят свежие царапины и борозды. Что-то массивное приложилось сверху по рейдеру.

Резак откликнулся на нажатие клавиши тихим шипением и вибрацией. Из жерла возник полуметровый белый клинок и в минуту прорезал солидный швеллер. Я едва успел отскочить. Скрученная пружиной дуга ударила по корпусу. Вторую пришлось подрезать у самых креплений. Потом вырезал погнутый кусок оси вместе с шарниром.

Щуп, я возвращаюсь. Когда войду в лифт - пробуй взлететь.

Понял, Кэп.

Производится аварийный отстрел шлюзовых захватов, – сообщил рейдер. - Будьте осторожны.

Челнок качнуло, по обшивке раскатился глухой удар.

Отделение произведено успешно.

Платформа доставила меня в пассажирский отсек. Пока я принимал душ в шлюзе, пока вернул резак на место, мы уже прибыли.

Рейдер завис над лагерем, пошел вниз и мягко опустился на грунт рядом со своим близнецом. Снаружи, под дверью шлюза замер стальной паук в атакующей позе. Матово блестящие окуляры сканировали меня, оценивая возможную угрозу.

Хранитель, это я, Кэп.

Субъект опознан, проход разрешен. – Кибер сложил занесенные передние лапы, успокоился и отступил назад.

Спрыгнув с последней ступеньки трапа, утопаю по щиколотки в рыхлом грунте.

Кэп, это ты? – раздалось из интеркома хранителя.

Я. Как обстановка, Тайм?

Все спокойно. Сборы закончены. Новых пострадавших нет.

Ждите, сейчас буду у вас.

Спускаться по склону стало еще труднее, потревоженная посадкой рыжая пыль текла ручьями, мешая сохранять равновесие. Хранитель остался около заграждений, обшаривая взглядом окрестности. В лагере было пусто. Бруно и Таймер ждали меня у обреза отсека, разглядывая челноки.

Кэп, мы улетим на них домой?

Вряд ли. Но жить в них можно. Бруно, организуй носилки для лежачих, выводи всех наружу, будем грузиться в челнок. Да, и выбери шесть человек посильнее, пусть пока останутся здесь.

Кэп, а все остальное? – боец кивнул на ряды стеллажей. – Тут столько осталось…

Возьмем, что сможем. Давай, веди людей. Тайм, организуй охрану.

Бесполый поднес браслет к лицу.

Хранитель, патрулировать территорию вокруг лагеря и челноков. Искать чужие формы жизни.

Взбираться к челноку было еще труднее, чем спускаться. Люди карабкались по склону, с ранцами на спине, у многих в руках бочонки с водой и скатанные спальные мешки. Обмотки из тряпок на руках и голове делали их одинаково безликими.

Лезьте внутрь, парни, - велел я первой паре. - Маски не снимайте, будет химобработка. Ясно?

Да, - кивнули оба. – А куда девать припасы?

Сложите в углу.

Бойцы вскарабкались по лесенке, люк закрылся за ними, но не прошло и минуты, как он открылся снова.

Кэп, ничего не выходит.

Процедура не может быть произведена. На субъектах отсутствуют гермокостюмы, – донесся изнутри механический голос.

Ясно, - я махнул рукой, - ждите. Щуп, ты можешь отключить режим дезактивации?

Нет, - отозвался пилот. - Пока не могу, только сменить на режим санобработки.

И что в нем?

Обработка антибактериальными и антивирусными препаратами. Обязательно полное обнажение и наличие дыхательной маски.

Подходит. – Я призадумался. - Вообще, мысль здравая, мало ли чего мы тут нахватались. Только придется пройти ее всем, и тебе тоже, иначе нет смысла начинать.

Согласен, Кэп, – вздохнул техник, - хотя не очень хочется. И еще, не больше двух человек зараз.

Понял, жди. Тайм, веди сюда Соню и Блонди. И прихватите свежую форму для всех. Проверь герметичность пакетов. Вик, Рубер, слезайте, - махнул я парням, -придется вам подождать.

Почему, Кэп?

Первыми пойдут девочки.

Недовольные пехотинцы спустились, уселись рядом на посадочную опору.

Розовое стекло на востоке потемнело, четче обозначив свою глубину. Красный зигзаг миновал зенит. Колонны за грядой подступили совсем близко. Вверху, над головой проступили острия сосулек. Свободное пространство пузыря стремительно сокращалось, а с ним и отпущенное нам время.

Я снова попытался осторожно выудить крохи знания из-за ощеренной острыми осколками стены. Может быть, я уже встречался с подобным, может там, в черном колодце памяти, кроется подсказка.

Звон подступающего приступа, легкое дрожание восприятия снова заставило отступить, оставив знакомое ощущение невозможности всего окружающего.

«Но что конкретно неправильно? Кластеры? Стеклянные стены?»

По склону, следом за носилками, поднимались Соня и Блонди. Каждого раненого волокли четверо парней, но сыпучая почва сильно мешала.

Не трясите, я вам говорю! - ругала их Блонди, - держите голову выше.

Совместными усилиями носилки подняли на относительно ровное место перед шлюзом транспорта.

Кэп, - сразу же набросилась на меня Блонди, - мне нужен медицинский бокс. Нужно доставить этих двоих в медотсек…

Не могу, мы уходим с корабля…

Если я не смогу их спасти…

Тише, тише, - я взял подругу за плечи. - В рейдере есть медпункт. Располагайся.

Да? – девушка растерялась. – Хорошо, надо быстрее поднять их…

Нет, вы с Соней пойдете первыми. В шлюзе разденетесь, но оставите маски. После обработки войдете внутрь и распакуете форму. Медпункт в корме челнока. Процедура ясна?

Да, - кивнула амазонка.

А они? – Блонди кивнула на пациентов.

Вик с Рубером доставят по одному. Тайм, руководи процедурой, я на склад.

Бруно с шестеркой добровольцев ждали меня у входа. Все в одинаковой форме, лиц под обмотками не различить.

В отсеке никого не осталось?

Чисто, Кэп, – кивнул десантник.

Тогда начнем. Костюм, дай канал связи, вызов по позывному Астра.

Слушаю ваши распоряжения, - откликнулся навигатор.

Ты можешь посадить челнок на крышу склада и соседнего отсека, так, чтобы лифт был между ними?

Задачу понял, но есть вероятность, что крыша склада не выдержит возросшей нагрузки, лучше вам отойти подальше и наблюдать…

Согласен, заходи на позицию. Пошли, парни, подождем во дворе.

Остроносый брусок поднялся с гряды и двинулся в нашу сторону, прошел над головой. Вместе с тенью, по телу пробежала неприятная дрожь, видимо давление гравитатора.

Рейдер завис над отсеком, развернулся и медленно опустился. Подошвы посадочных опор коснулись крыш модулей, сминая торчащие иглы арматуры. Отсеки дрогнули и пошли вниз, выдавливая из-под себя рыжую пыль. Остановились. Все замерло, только транспорт еще раза три качнулся на амортизаторах.

Посадка произведена, - отрапортовал навигатор, – жду дальнейших инструкций.

Вижу. Опусти лифт.

Из брюха челнока упала белая платформа.

Итак, - я повернулся к помощникам, - наша задача забрать все самое ценное и загрузить в челнок. Двоим придется пройти санобработку, и внутри принимать добычу. Еще двое будут подносить все к лифту. Последняя пара с нами на склад. А мы с Бруно будем отбирать, что нужно взять.

Мы остановились у входа в лабиринт забитых под завязку стеллажей. Брюнет прошел вперед, пробежал взглядом по полкам и обернулся.

Кэп, что будем брать? В челнок все не поместится.

Начнем по порядку с самого ценного. Для нас это еда и вода. Берем сухпаев, по тридцать штук на человека, столько же бочонков с водой.

Я ходил вдоль рядов, борясь с жадностью.

«Что нам нужнее всего? Обмундирование - по три комплекта на каждого, дыхательные маски - по два комплекта. Сборные домики нам не по размеру, эти штуки тоже. Берем аккумуляторы, фонари, системы охраны и освещения, переносные лестницы и легкие укрытия, спальные мешки и санитарные наборы. Ремкомплекты, всех по два, выносные сенсоры, канистры с техническими жидкостями, штуки по три. Это что? Тоже пригодится. И это и это».

Груда у выхода росла, а я чувствовал, что начинаю валиться с ног. Наконец, передав полномочия Бруно, решил отдохнуть. Прилег в закутке, где прежде был медпункт и словно провалился в темную яму.

«Почему так тихо?»

Вокруг меня все тот же склад. Горят расставленные на стеллажах фонари, по полу разбросаны пакеты и упаковка. Ни голосов, ни шуршания пластика. Я специально проверил - стекло шлема поднято.

«Где все? Они, что ушли без меня?»

Поднялся, хотел пнуть лежащий на пути пакет, но вдруг передумал, решил не шуметь. Мало ли. Добрался до выхода и осторожно выглянул наружу.

У баррикады, боком ко мне, стояло коренастое, двуногое существо, отдаленно напоминающее человека. Но четыре руки, осанка, положение тела и резкие, дерганые движения не оставляли сомнений в чуждости. Облачение напоминало урезанный набор брони, толстой и массивной. То, что это не природный панцирь, я понял сразу.

Многороукий нагнулся, подобрал с земли обломок, рассмотрел и отбросил. Когда он повернулся, стало видно короткоствольное оружие на поясе. И длинный матовый меч на спине.

Это противник разумный и опасный. Все мои инстинкты вопили об этом. Счастье, что он до сих пор меня не услышал. Пористый пол отлично поглощал звуки.

«Стойте, а почему чужака не атаковал хранитель. Или он уже уничтожен?»

Я схватился за запястье. Браслета-интерфейса на месте не было.

«Верно, он же у Таймера! Да что же тут произошло?»

Из-за гряды вынырнула стая «крабов» - кадавров и бросилась навстречу одинокой жертве.

Многорукий не спешил убегать. Стоял и спокойно смотрел, как приближаются падальщики, чуть наклонив в сторону круглую голову, слишком маленькую для такого тела.

Первый коур уже приготовился прыгнуть на добычу, когда чужак молниеносным, почти незаметным глазу движением выхватил из крепления оружие.

Серия выстрелов слилась в одну ослепительную вспышку. На песок перед баррикадой упали куски «крабов».

Победитель не спеша двинулся вперед, вернул оружие на пояс и вытащил из-за спины меч. Матовое лезвие сверкнуло, опускаясь. При новом взмахе оно уже было измазано темным и липким.

Многорукий разделал туши, нагнулся, роясь в останках кадавров, выбрал несколько кусков и один из них отправил в рот.

Хорошо, что пришелец стоял ко мне спиной. Это выглядело не так отвратительно. Пришлось побороть приступ тошноты и отступить назад, «Рык» прыгнул из кобуры в ладонь.

Эй, почему так долго?

Я резко развернулся. Дуло ионника уперлось в серую пластину скафа ментата.

Вакуум! Я чуть тебя не… тихо, там снаружи…

Он уже ушел. – Безликий отвел в сторону мою руку с оружием.

Знаешь, мне твои штучки изрядно надоели. В следующий раз…

Надеюсь, он будет скоро. – Собеседник отодвинул меня чуть в сторону, оглядел коридор. - У меня срочное сообщение, а ты все на ногах. Говорил же, я не могу общаться с тобой, когда ты бодрствуешь.

Значит, сейчас я сплю?

Перчатка скафа коснулась рамы стеллажа. Вполне материальная. Пришлось снова выглянуть наружу. Действительно, лагерь был пуст, многорукий исчез.

Выглядит все вполне. Так вот почему никого нет! Я знал, они не могли меня бросить.

Точно. Но, похоже, больше всего ты боишься именно остаться в одиночестве.

Прекрати свои штучки, хватит копаться в моей голове.

И не собирался. Мне нужно тебя предупредить.

Об этих? – я кивнул на пролом в баррикаде.

Не только. Идем.

Ментат перепрыгнул на лестницу и полез вверх, на крышу отсека. Я пожал плечами и отправился следом. Теперь стало понятно, что это в самом деле сон. Песчаная гряда осталось нетронутой, словно на нее и не садились два тяжеленных транспорта.

Мой собеседник уже стоял у другого края крыши.

Смотри, – он протянул руку на запад.

Розовое стекло сжало стены кластера до узкого тоннеля. Со стороны кормы приближались группы темных точек. Они были хорошо видны на фоне рыжего грунта.

Костюм, увеличение.

На захлопнувшемся стекле возникла картинка. К нам шли отряды многоруких созданий. Черные доспехи, лица, или морды скрыты под шлемами. Судя по росту, многие были детенышами. Или это другой подвид?

Они добрались сюда первыми, – обернулся ментат. - И это не самый худший вариант.

Не худший? Крабы, грибы, теперь эти, многорукие, и это еще не худший?!

Поверь, я знаю, я здесь уже давно. Микарцы сильно деградировали. Те, кто в полной мере сохранили разум, куда опаснее.

Сохранили? Хочешь сказать, коуры тоже были разумными?

Были, и пытались выжить своими методами. Здесь вся фауна - потомки тех, кого занесло на эту галактическую помойку, – ментат обвел рукой окрестности. – Добро пожаловать в Хел.

Так это не местные жители?

Думаю, здесь никогда не было местных.

Чего же они хотят от нас?

Ваш корабль и вас самих. – Ментат пожал плечами. Щитки брони поднялись, словно крохотные крылышки. - Это же очевидно, им нужен ресурс для выживания. Когда его выбросит во внутренних областях, будет слишком много конкурентов.

Орда разумных приближалась. Судя по экипировке, шансы при столкновении у нас равны. Разве что тяжелое оружие даст преимущество. У многоруких наблюдается только ручное, хотя его мощь я успел оценить. Но кто знает, может, это только первая волна, а основные силы на подходе.

Так они уже здесь, или это сон?

Можешь считать это пророчеством. Я подкинул тебе на чердак некоторые сведения.

Подожди, а про помойку? Я не понимаю…

Все, мне уже пора, – ментат шагнул к краю крыши. - Главное, запомни, если я не доберусь до вас вовремя, не пытайтесь ломиться через стены, там жуткие краевые эффекты. Выходить из кластера надо вдоль оси, мембрана вас пропустит. Направление как раз по носу корабля и два градуса левее. Запомнил?

Кэп, Кэп, проснитесь. Мы все погрузили.

Надо мной склонился Бруно.

Глава 19: Личная броня

Не будь рядом брюнета, я бы решил, что сон повторяется. Все тот же склад, те же фонари, разбросанные пакеты, тишина.

Сколько я спал?

Почти два часа. – Бруно отступил в сторону, показав на опустевший коридор. - Мы все погрузили. Будем брать еще?

Да, но не здесь, летим к госпиталю. – Механизмы костюма еда слышно зажужжали, помогая мне встать.

Голова слегка кружилась, я все не мог проснуться до конца. Но даже после такого короткого отдыха мне стало гораздо лучше.

Во дворе ждала опущенная платформа лифта. Пришлось скинуть с нее груду тряпок, брошенную пехотинцами после санобработки. Коробки, пакеты и ящики загромоздили весь салон. Парни в новой, чистой форме расположились на креслах в единственном свободном уголке у входа в рубку.

Отдыхайте, заслужили, - предупредил я их побуждение вскочить. - В пайке номер три отличные напитки.

Спасибо, Кэп.

Но не расслабляйтесь, скоро вы мне понадобитесь. И проверьте гермокостюмы, они там, в переходном отсеке.

Сесть около госпиталя не удалось. Транспорт просто завис в воздухе, выпустив лифт. Пришлось дважды перегружать добычу.

Второй транспорт уже лежал в причальных кольцах ангара, выпустив короткую трубу стыковочного механизма. На крыше распластался хранитель, вцепился всеми восемью лапами в обшивку. Даже его сверкающая броня потускнела, припорошенная вездесущей красной пылью.

Тайм, что у вас?

Все в порядке, Кэп, - отозвался бесполый.

Ждите, мы садимся. Веди людей в ангар, Тайм покажет дорогу.

Мой рейдер завис над хребтовой балкой. Навигатор замер у пульта, на экране всплыло большое красное окно.

Астра, в чем дело?

Причал поврежден, - кибер недовольно переступил, сверкнув боками, шлюзование невозможно.

Тогда сажай на крышу ангара. Думаю, она выдержит.

Опоры коснулись черного сота. Амортизаторы просели, качнули корабль. Едва ощутимая дрожь гравитатора стихла.

Астра. – Кибер, услышав свое имя, повернул ко мне плоское лицо с выпуклыми окулярами. - Ставь рейдер на удаленное управление. Ты нужен мне в ангаре.

В пассажирском отсеке меня ждала новая проблема. Чтобы попасть внутрь балки, нужно перебраться на крышу второго челнока. Бруно и четверо пехотинцев еще не успели снять скафандры, но двоим, работавшим внутри, золотой скорлупы не хватило. Что делать с ними?

За стеклом рубки шел мелкий оранжевый снежок, такой веселый и красивый с виду.

Так, вы двое, без скафов, пока оставайтесь здесь.

Но, Кэп!

Мы за вами вернемся. Скоро у нас каждый боец будет на счету.

Снаружи все усыпано желтым пухом. Черная броня ангара совершенно скрылась под его покрывалом. Шлейф дыма от пожара на корме висел прямо над нами.

Обнаружен повышенный уровень изотопов тяжелых металлов, – ожил информер костюма, для подтверждения выдав на стекло шлема диаграмму и мигающий желтый значок. - Уровень радиации превышает безопасный на сорок восемь процентов.

«Вот так! Теперь уже тут точно нагишом не побегаешь».

Мы пересекли ангар, перебрались на хребтовую трубу и остановились над шлюзом. От рейдера нас отделяло два метра пустоты.

Бруно прыгнул первым, перелетел через разрыв, приземлился на ноги, но не устоял и прокатился вперед, грохоча золотыми щитками. Встал, отряхнул со стекла налипшие хлопья.

Я в порядке. Давайте все сюда.

Лифт доставил нас внутрь транспорта. По сравнению с захламленным салоном второго рейдера, этот был почти пуст, на диване Боксер, и двое десантников. На полу четверо связанных арестантов.

«Еще одна проблема. Оставить с ними охрану? Нет, мне нужны все. Я ведь не знаю, кому какая броня подойдет. Придется звать хранителя».

Когда последний пехотинец перекочевал с крыши в челнок, я вызвал Тайма. Через три минуты блестящий только что отмытыми боками паук выскочил из лифта и остановился передо мной.

Прибыл для получения задания. – Кибер моргнул глазными щитками.

Я указал на связанных.

Эти четверо - заключенные. Не позволяй им покидать это помещение. Исключение – санитарная кабина. Физического вреда по возможности не причинять.

Задание принято, - паук привстал, направив камеры на четверку. – Приступаю к выполнению.

Допрыгались! – хмыкнул Боксер. – Смотрите, он юмора не понимает.

Я с тобой еще поговорю, - процедил сквозь зубы Буян.

Надо было Кэпу тебя в камере оставить.

Все, хватит, - я оборвал перебранку. – Зови девушек, идем вооружаться.

Огромный ангар уже не выглядел безлюдным. Голоса перекатывались между стен стапелей. Десантники разбрелись, разглядывая застывших в схватах бронированных гигантов.

Бруно, Боксер, соберите всех и постройте. Пора вводить субординацию.

Астронавигатор застыл около одного из стапелей, разглядывая шасси комплекса.

«Может, он уже добрался до закрытых сведений? Хорошо бы. Тогда узнаем, кто из нас старший по званию и кому командовать.

Действительно, почему это должен быть я? Все вышло случайно, и мне, если признаться честно, совсем и не хочется тянуть эту лямку».

Астра, теперь ты можешь выдать мне список личного состава?

Нет, Кэп. - Кибер повернул ко мне объективы камер. Не понятно как, но в движениях линз, щитков и осветителей можно было уловить нечто, похожее на эмоции. Сейчас это было сожаление. - Информация из защищенной зоны памяти по-прежнему заблокирована.

Тем временем Бруно и Боксер построили пехотинцев в колонну. Пятеро в сверкающих золотом скафандрах, остальные в серой, пятнистой форме и серых беретах. У них за спиной высились, сияя броней, спящие демоны войны, готовые ожить по первому зову.

Взгляд еще раз пробежал по лицам десантников.

«Всем ли можно верить, все ли должны получить в руки силу, дремлющую в стапелях? Вакуум, почему именно я должен это решать?»

Смирно! – гаркнул Бруно. - Готово, Кэп.

Спасибо. Вольно. - Я еще раз прошел вдоль колонны. - Прошу всех меня выслушать. Нас здесь двадцать пять человек. Еще двое прибудут позже. То, что мы военные, думаю, ясно всем?

Да, - послышалось со всех сторон, - ясно.

Сейчас мы должны решить важный вопрос, кто будет командовать нашей маленькой армией. Какие есть предложения?

Вы, Кэп!

Мы вам верим.

Вы командир!

Другие предложения есть?

Тишина.

Ну что же, - я вздохнул. - Тогда на правах капитана, я должен распределить полномочия. Предлагаю разделить состав на два звена по десять человек. И назначаю им двух командиров – Бруно и Боксера в звании капрала. Возражения есть?

Оживление, переглядывания, но никто не возразил.

Вы можете выбрать себе звено, но последнее слово за командиром. Теперь еще три назначения. Медицинская служба, думаю всем понятно - Блонди. Техническая служба – Щуплый. Он же будет пилотом первого челнока. Служба разведки – Таймер. В медицинскую и техническую службу нужно еще по одному человеку. Кто желает примкнуть?

Соня выступила из строя.

Кэп, я хочу работать с Блонди.

Предложение принято. Кто будет вторым техником?

Молчание.

Ясно, все рвутся в бой. Отложим этот вопрос. Сейчас делимся на звенья. Каждому бойцу получить или придумать себе короткий позывной. Капралы, подбирайте своим людям броню, и начинайте со специальной.

Едва началось движение, ко мне подошла Блонди в сопровождении подруги.

Кэп, у меня в челноке остался пациент, - заявила девушка, - мне нужно вернуться.

Автоматы не справятся?

Справятся, но…

Тогда задержись на три минуты. Астра, покажи, где эвакуационный комплекс.

Медицинская экипировка покоилась в самом конце отсека. Приземистый кентавр в окружении четырех киберов охраны. Боевых дронов заменили две остроконечные капсулы.

Астра, что это, - я указал на непонятные устройства.

Медицинский стасис-бокс. Способен к самостоятельному передвижению. Применяется для срочной транспортировки пациентов из опасной зоны к точке оказания медицинской помощи…

Понял. Соня, бери себе этого красавца. Твоя обязанность – эвакуация раненых. Согласна?

Да, Кэп. – амазонка с сомнением разглядывала агрегат. – А можно добавить ему оружия…

Хватит тебе защиты. Клади руку на замок, одевай гермокостюм и внутрь. Блонди, изучи список функций. Потом доложишь.

Девушки остались около стапеля.

Группа Бруно подбирала хозяина для зенитного комплекса. Его дроны больше напоминали крылатые ракетные снаряды. За спиной единственное орудие – длинная тонкая труба во весь рост доспехов. На массивном ранце откидные упоры, за левым плечом короткий цилиндр на шарнире.

Я оглянулся, кибер стоял рядом.

Астра, чем этот вооружен?

Импульсная дальнобойная пушка, дополненная системой дальнего наведения, дроны-деструкторы повышенного радиуса действия.

По команде Бруно десантники клали руку на сканер и, получив ответ, отходили назад. Повезло крепышу с серьгой в ухе. Ему система выдала вердикт: «доступ разрешен».

Поздравления, дружеские хлопки по плечу.

Осваивай, - кивнул Бруно, - но стапель не покидать. Позывной придумал? Тогда будешь Серьга. Остальные за мной.

Восемь человек выстроились в очередь перед ячейкой с другим четвероногим зверем. На спине два коротких массивных орудия. Под каждым солидный бронированный бокс, видимо, под боеприпасы.

Астра, дай описание.

Комплекс тяжелого вооружения, предназначен для уничтожения бронированных объектов путем истощения защиты и ударного воздействия…

Достаточно. Бруно, когда у тебя освободятся два скафа, доставь их в челнок, и приведи тех двоих, что остались внутри. Им тоже подбери одежку.

Понял. Кэп, а мне какой занимать?

Проверь, какой тебе подойдет, но пока не активируй. Где Тайм?

Бесполый стоял в одиночестве напротив дальней ячейки. Этот доспех выглядел изящнее и легче других: Вместо дронов шесть зеркальных дисков. Из двух стандартных орудий осталось только одно, второе заменила конструкция из матовой чечевицы и набора решетчатых корзин.

Комплекс полевой связи, разведки и подавления, – не дожидаясь вопроса, пояснил Астра.

Логично. Тайм, ты сомневаешься?

Бесполый вздрогнул, обернулся.

Нет, Кэп, я думаю, все верно, это мой костюм.

Тогда в чем дело? Клади ладонь на сканер.

Если есть второй разведывательный комплект, значит, на корабле был еще один Таймер, мой брат по рождению.

Думаю, да. Но он погиб, как и остальные.

Вот почему я чувствую пустоту.

Что тут скажешь? Если у клона была ментальная связь со своим близнецом, то они больше, чем братья. И он только сейчас осознал потерю.

Мне жаль, Тайм. Тем более, мы должны во всем разобраться.

Да, Кэп, конечно.

Бесполый шагнул вперед, вытянул руку.

Доступ разрешен, - откликнулась система.

Занимай. Осваивай. – Я хлопнул бесполого по плечу. Золотой щиток скафандра глухо звякнул.

Ячейка с командирской амуницией была рядом. Рука замерла над консолью.

«У Тайма было хотя бы подобие семьи. А у меня? Кто я вообще такой? Большинство пехотинцев уже нашли свое место в подразделении, и, думается, останутся довольны. А что делать мне? Проверить, моя ли это броня или просто занять универсальный комплект? Вдруг окажется, что у меня нет права командовать, что я просто спец, как и Блонди?»

Глава 20: Покинутый лагерь

Командный набор был красив. Легок и изящен, как разведывательный, но в вооружении не уступал обычному. Только вместо тяжелых ракет заняли небольшие пусковые кассеты. За левым плечом колпак дополнительной антенны. Ударных дронов только два, а киберов четыре - пара собратьев хранителя в тяжелой черной броне, она же темнела на носовых панцирях защитников.

Освобожденная от перчатки ладонь потянулась к сканеру, и на этот раз все-таки коснулась углубления.

«Будь что будет!»

Под пальцами вспыхнул зеленый свет, двойной писк, щелчок.

Доступ разрешен, согласно шестой директивы в период действия аварийного протокола, - после трехсекундного молчания объявил информер.

Вот тебе раз. Астра, где ты? Подойди.

Кибер подбежал, сверкая ногами, вытянул шею, заглядывая на экран консоли.

Что такое шестая директива?

Порядок перехода полномочий командования при безвозвратном выбытии из подразделения старшего офицерского состава, – отчеканил навигатор.

То есть, я не капитан? И не старший офицер, но в их отсутствии…

Да, Кэп, в сложившейся ситуации вы имеете полномочия возглавить подразделение.

Блестяще. Я снова не знаю, кто я такой. Будем считать, что я самый главный из выживших. Давай, описывай комплект.

Повышенная живучесть, энерговооруженность, лучшие скоростные характеристики, дополнительные средства связи и наблюдения, дополнительные тактические модули. Расширенные функции управления. Дополнительные дублированные вычислители. Дополнительное программное обеспечение…

Хватит. Разберусь. А передать его кому-нибудь я могу?

Директива позволяет перенастройку второго комплекта при активированном первом.

То есть, передать второй можно только забравшись в этот?

Именно, – кивнул видоискателями Астра. - Необходимо активировать внутренние протоколы доступа.

Боксер уже увел оставшихся не у дел десантников в соседний ангар. Второе звено выстроилось неподалеку, заканчивая подбор брони. Теперь нужно как-то вывести армию на простор. Где техническая служба?

Фигура в золотом скафе скорчилась у подножия открытой контрольной стойки шлюза.

Щуп, что с системой сброса?

Проблема, Кэп. - Техник захлопнул стойку и уселся на пол. - Выбросить модули мы не можем, - высота мала. Если сработают стартовые ускорители и все упрется в грунт…

Нам это не понравится. Астра, можно активировать пехотные комплексы прямо здесь, внутри?

Это возможно, - кивнул кибер, - но проблема с выходом…

Вот вы двое этим и займитесь. Уберите стену отсека.

Пехотинцы влезли в золотые гермокостюмы и топтались около стапелей, разглядывая пустые доспехи, которые предстоит примерить. Пора вернуться к своей ячейке. Или все-таки чужой?

Ладно, не время. Нужно сменить скорлупку на штатную. Жаль, к этой уже привык, да и она на меня настроилась, начала выполнять команды не то что с полуслова, а даже еще и неосознанные.

Костюм, твои функции совместимы с этим пехотным комплектом?

В полном объеме, - отозвался интерфейс.

Тогда не будем с тобой расставаться.

Чтобы встать на подножку, пришлось ухватиться за поручень стапеля.

Произвести первичную стыковку с мобильным комплектом пехотного вооружения? - спросил костюм, когда я оперся спиной на пластину подъемника.

Да, производи.

Гибкий язык втянул меня в распахнутые недра доспехов. Захваты обняли ноги и руки, послышалось жужжание, щелчки. Системы управления подключались к скафандру.

Выполняется тестирование модулей сопряжения.

Броневые пластины сошлись, сверху опустился шлем. На стекле зажглись поля управления, диаграммы состояний. Алые строки меню одна за другой становились зелеными.

Тестирование завершено. Производится настройка биомеханических систем.

По нервам пробежало тепло, волна дрожи. На миг моя кожа словно исчезла, но потом появилась снова, но уже иная, застывшая несокрушимой броней. Под ней перекатывались могучие синтетические мышцы.

Шесть малых частиц моего восприятия откололись, обособились, застыв в ожидании приказов у меня за спиной.

Настройка завершена. Пожалуйста, оставайтесь в покое еще шесть секунд. «Пожалуй, выходить из стапеля пока рано, но…»

Грохот ударил по ушам. В дальней стене ангара зияла округлая пробоина. В отсек струились пыль и розовый закатный свет.

Кэп, мы сделали проход!

Щуп, в вакуум тебя… ты не мог предупредить?!

Но ведь никто не пострадал. Я точно знаю, все уже в скафах, остальные во втором ангаре. Астра подсказал, где раздобыть термитные шашки и мы… вот.

В следующий раз я тебя отправлю под арест… ладно, стапели перенастроили?

Да, кэп. Введен сервисный режим, можно выйти из модулей.

Уловив мысленный приказ, на панели вспыхнул значок общего оповещения.

Внимание всем в этом ангаре. Займите свои места в комплексах и выходите наружу, начиная от дальней стены. Подтвердить прием.

В тепловом спектре края пробоины все еще сияли горячим. Посыплись устные подтверждения.

Активация двигательных систем, - вычислитель откликнулся на мысленную команду. – Сервисные магистрали отделены.

Первый шаг. Судя по ощущениям, управлять этой громадиной очень просто. Она угадывала мои побуждения еще до начала движения. Пустой штатный скафандр я тоже прихватил, засунув в грузовую корзину. Шесть киберов эскорта высвободились из своих ячеек и последовали за мной к пробоине.

Техник стоял у стены, глядел на меня, задрав голову. Рядом застыл навигатор.

Щуп, идите во второй ангар, там тоже сделайте дырку. Но только когда все влезут в гермаки.

Понял, Кэп.

Человек и кибер направились к шлюзу, а я остановился на краю пятиметрового провала.

Костюм, прыжок тебя не повредит?

Высота в сорок три раза меньше предельно допустимой, – отозвался интерфейс скафа.

Крупных обломков кроме вырванной взрывом плиты подо мной не видно. Попробуем.

Удар был практически неощутим, но тяжелая машина ушла подошвами в рыхлый песок на полметра. Следом за мной из ангара один за другим начали выпрыгивать десантники в сопровождении дронов и защитников. Когда все они оказались снаружи, я активировал канал внешней связи.

Боксер, ты нашел свою машину?

Да, Кэп, у меня техподдержка, – откликнулся капрал.

Неплохо. Потом передам тебе командные функции. Бруно, а ты?

Нет. Среди спецкостюмов меня нет.

Ладно, жди у второго командного скафа, я открою тебе допуск. Все машины проверили?

Да, Кэп.

Кто не нашел личной, пусть занимают универсальные. Закончите, доложите Щупу, он выбьет стенку.

Последним из ангара вышел Таймер. Сверкающие диски-разведчики покоились в корзинах на спине. Две стальные черепахи семенили следом.

Идите на холм, ждите остальных, - приказал я и нырнул под хребтовую балку.

Кусок переборки отлетел и упал плашмя, подняв тучи красной пыли. В пробоине показался человек в скафандре, махнул мне рукой.

Готово, Кэп.

Ждите, сейчас к вам поднимусь.

Сказать легко, а как это сделать? Дыра в стене отсека чуть ниже роста комплекса. Даже если подпрыгну, то устоять на краю вряд ли удастся. А что если…

Груда обломков неподалеку была очень кстати. Пришлось взбежать на нее, потом перепрыгнуть на крышу ангара. Осталось встать на колени, ухватиться за край пробоины и запрыгнуть в отсек. Пехотинцы глазели на мою акробатику из своих доспехов.

Браво, Кэп, - Щуп хлопнул в ладоши.

Стараюсь. Где Бруно, он мне нужен.

Там, у командного комплекта.

Ясно, - угадав пожелание, на панели вспыхнул значок оповещения. - Внимание всем, начинаем выбираться наружу, идите к левому борту, ждите вместе с остальными.

Капрал сидел на языке подъёмника.

Активировать пробовал?

Пока нет.

Костюм, подсоединиться к контроллеру этого комплекта.

Произведено.

Выполнить замену пользователя.

Процедура разрешена, укажите пользователя.

Бруно, положи руку на сканер.

Подумав, информер выдал вердикт:

Замена невозможна. Доступ разрешен.

Разрешен по замене? – опешил я. - В рамках шестой директивы?

Доступ разрешен, - снова тупо повторил автомат.

Ну тебя в песок, некогда разбираться. Бруно, занимай комплект.

Техник и навигатор топтались около контрольной стойки.

Астра, в каких отсеках есть самоуничтожение? Мало ли, кто придет сюда после нас.

Командный, центральный технический и отсеки сброса, - перечислил кибер. Задумался, опустив щитки над камерами, и добавил: - Возможен также подрыв реактора.

Нет, сильно шуметь не будем, – я глянул сквозь пробоину на близкий горизонт, иссеченный темными полосами колонн. - Неизвестно, как это отзовется во всех этих… структурах. Если тряхнет наш кластер, нас может накрыть и в соседнем. Щуп, что можно использовать как небольшую бомбу?

Думаю, кое-что из бесхозного саперного комплекта.

Подготовь две термические мины, нужно сжечь отсеки гибернации. Нельзя же оставлять наших мертвых вот так.

Согласен, Кэп, а складской?

Пусть пользуются. Астра, сколько времени у нас будет после активации самоподрыва?

Два часа – это максимальный срок.

Дистанционно нельзя?

Нет, процедура возможна только в случае присутствия индивидуума внутри корабля.

Тогда жди здесь.

На оранжевом склоне выстроились синие рыцари. Рядом замерли шестиногие черепахи - киберы защиты с выпуклыми головными панцирями. На каждую уселось по летающему дрону, остальные заняли гнезда на плечах хозяев.

На панели связи костюма к рейдерам, Астре, Щупу добавились двадцать четыре новые криптограммы.

Бруно, состав спецмашин в твоем звене?

Две саперных, один зенитный.

Боксер?

Два техобеспечения и один зенитный.

Значит, ни одного тяжеловооруженного? Жаль, пригодились бы. Обменяйтесь с Бруно. По одному техническому и саперному. Делите звенья на тройки. В каждой два универсала и одна спецмашина. Да, и назначьте старших.

Кэп, можно вопрос, - поднял руку Боксер.

Конечно.

Куда мы теперь?

За стену, в соседний кластер. Двигайтесь вперед по оси корабля три градуса к югу. Я позабочусь об отсеках гибернации и нагоню вас.

Колонна тронулась в путь по гребню насыпи, следом за первым рейдером. Значок астронавигатора окрасился синим, подтверждая активацию связи.

Слушаю, Кэп.

Астра, активируй самоуничтожение в отсеках сброса, поднимай челнок и лети следом за остальными. Меня не ждать, я вас догоню.

Распоряжение принял, но желаю напомнить, что время до подрыва строго определено, и вам во избежание…

Сам знаю. Выполняй.

Транспорт прошел надо мной, едва не задев свисающих с купола розовых сталактитов. Внизу, под откосом лежал брошенный лагерь, складской отсек, временный, но все-таки дом. Нас он уже не дождется.

Глава 21: Возвращение к началу

Маленькая армия уходила к осевой мембране, осыпая со склона рва потоки рыжего песка. Красная пыль смешивалась с падающей сверху желтой крупой, оседала на обломках и крышах отсеков оранжевым ковром. Близкая стена кластера теперь напоминала частую колоннаду. Багровый росчерк светила висел над самым горизонтом. Долгий день подошел к концу.

Командирская броня действовала великолепно. Думать про управление не приходилось, механика пехотного комплекса слилась с телом, став его продолжением.

Четыре «хранителя» в черной скорлупе двигались строго по флангам, а чуть впереди семенили защитники с поднятыми вертикально головными панцирями. За ними примостились дроны. Угрозы пока не наблюдалось.

Около блока гибернации бродили три коура, чуя внутри поживу. Два отбежали, едва заметив нас, третий продолжал прыгать на ребристую панель, пытаясь зацепиться за неровный обрез. Тяжелая подошва с хрустом впечатала нахального падальщика в грунт. Осталось активировать термическую мину, забросить в рваную дыру и запрыгнуть на крышу отсека. Моя цель лежала по другую сторону поля обломков. Пришлось скакать с кубика на кубик, пока под ногами не оказался круг с цифрой два. Он едва просвечивал сквозь пыльный саван. Следы моих ботинок на склоне рва все еще были видны под желтой крупой.

Боевая машина и эскорт защитников едва поместились на пятачке перед распахнутым люком. Один из «хранителей» остался на крыше, второй взбежал вверх по гряде, остановился и сел на грунт.

Подчиняясь мысленному приказу, броня раскрылась, и плавно опустила меня на рыжую почву, оставив в сверкающей золотой скорлупе.

В отсеке по-прежнему горел свет, раздавался бесконечный речитатив информера. Там, внутри, за стеклом камеры осталось мое потерянное прошлое. Там пролегла грань между тогда и сейчас.

«Каким я был до аварии? Нет, не так! Я ли это был? Кто жил до меня в этом теле?»

Ты долго.

Ментат стоял в проеме люка. Цвет его гермокостюма в точности повторял рисунок панели шлюза.

«Внимание, потенциальная опасность!» – всполошился вычислитель.

Киберы бросились вперед, чтобы прикрыть.

Стоп. Отмена действий. Наблюдение.

Спасибо, - кивнул ментат. - Твои собачки довольно опасны.

Ты следишь за мной?

Нет, я просто знал, где тебя искать.

Ну да, ты же влез в мои мозги.

Не так, как ты думаешь. Я ничего не могу без твоего согласия.

Неужели?

Так и будем препираться? – чужак жестом пригласил меня внутрь отсека. - Ты ведь пришел сюда за ответами?

Именно! Ты исчез, и ничего мне не рассказал.

Думаешь, я знаю все? Просто испугался, что вы явились по мою душу, поэтому решил кое-что проверить. Но вы, в самом деле, рухнули сюда в стасисе. Странно, почему не сработали аварийные системы и сброс отсеков?

И я хочу знать. Бортовой журнал заблокирован намертво.

Кое-что можно найти и здесь. Ведь ты не зря пришел именно сюда?

Да, хочу осмотреть отсек.

Так идем.

Собеседник подал мне руку и легко втащил внутрь. В его костюме тоже есть усилители, и видно, помощнее наших.

«Внимание, аварийная ситуация, – ввинтился в сознание знакомый до тошноты голос. - Если вы самостоятельно покинули капсулу гибернации, немедленно введите стимуляторы и сыворотки», – требовал невидимая дама, повторяя свое послание в пустоту, напевая бесконечную колыбельную мертвым, в холодных камерах.

«Покиньте корабль в ближайшее время…»

Это я и собираюсь сделать.

Ментат отступил к стене, я шагнул внутрь и остановился перед люком в отсек гибернации. Сознание протестовало, не желая возвращения в уже забытый кошмар, надежно укрытый на дне памяти пластами свежих воспоминаний.

Боль, холод, растерянность, разъятость всплыли на поверхность, ожидая лишь повода, чтобы скрутить мое эго в дугу. Там, за шестиугольным люком, притаилась пустота, царившая во мне при пробуждении и мертвые лица за мокрым стеклом.

За спиной молча ждал ментат.

«Он ведь наверняка чувствует, что со мной твориться. Нет уж, хватит изучать мои страхи!»

Я вцепился в край восьмиугольника, откатив его в сторону.

В морозильнике все осталось так, как я помнил. Синий свет, серые стены, красный, вспыхивающий фонарь. Только сирена смолкла.

Что будешь искать?

Не знаю, - я разглядывал две вскрытые капсулы, ближайшие к входу. – Что-то, чего здесь быть не должно.

Сначала пустые секции. Их было три, и я совсем про это забыл. Сознание вытеснило первые моменты пробуждения.

«Из этого отсека вышли трое. Я, Блонди, а кто третий? До сих пор скрывается среди десантников, почему?»

Сняв перчатки скафа, начинаю ощупывать боковые стенки капсулы, дно. Заглянул внутрь – ничего! Моя капсула тоже ничем не порадовала. Переходим к третьей, стоящей у противоположной стены.

«Стоп, что это?»

Нашел! – сообщил я собеседнику. – Тут что-то странное.

Вот, держи, – ментат подал мне универсальный ключ.

Пришлось приложить немалые усилия, чтобы оторвать диск, приклеенный к камере снизу. За ним тянулись провода. Пришлось вырвать разъем, прежде чем извлечь находку на свет.

Что это?

Не уверен… до того, как ты его отключил, здесь было… я чувствовал…

Безликий взял диск в руки, внимательно осмотрел со всех сторон.

Кажется, я понял. – чужак встряхнул устройство. - Это автономный генератор стасиса, аварийная защита ментальности. Ну, теперь все встало на места.

Что?

Ты не помнишь принципов импульсного перемещения?

Нет, а как…

Объясню по дороге, - безликий махнул рукой и шагнул к выходу. - Время поджимает. Ты ведь нашел, что искал.

Да, но осталось еще одно дело.

Мы вышли наружу. Находка улеглась в грузовой отсек, а взамен появился тяжёлый ребристый куб.

Что это?

Термическая мина. Выжжет отсек изнутри. Огненные похороны.

Это правильно. – Ментат помог мне закинуть куб в люк и оттащить к камерам.

Вот теперь, кажется, всё. Идешь со мной?

Да, если не прогонишь.

Ты же обещал рассказать мне много интересного. Услуга за услугу.

Подножка втянула меня внутрь доспехов. Броневые листы сошлись, подключились системы управления. Горизонт приблизился, мир расцветился дополнительными красками, карта окрестностей ожила, показав и местную живность и уходящую к мембране колонну пехотинцев.

Поле сканирования, подчиняясь желанию, пошло назад, вдоль оси корабля. Миновало россыпь отсеков, черные соты ангаров, массивную призму реактора…

«Что это?»

Далеко позади, у стены кластера, появились несколько мягких тепловых вспышек. Ментат, сидящий на подножке доспеха, насторожился, обернулся в сторону кормы корабля.

Кто-то проходит сквозь мембрану. – Собеседник вскочил, проверил подвешенный у пояса прибор. – Нам надо уходить.

Кто это? Многорукие? Теперь мы неплохо вооружены, зачем нам бежать?

Прибереги патроны, они вам еще пригодятся, поверь мне.

Там, за мембраной, все так плохо?

За этой, вероятно, нет. Дышать там нельзя, но в остальном, вполне… пошли, поговорим по дороге.

Активировав режим «песок», комплект выдвинул из подошв дополнительные пальцы и почти перестал тонуть в рыхлом грунте. Быстро миновав головные отсеки, мы остановились под ходовой рубкой. Собеседник явно отставал, хотя и торопился изо всех сил.

Залезай, - я показал ему на грузовую корзину. – И рассказывай.

Ментат ухватился за прутья, подтянулся и запрыгнул внутрь.

«Нагрузка возросла на тридцать процентов, возможно досрочное истощение накопителей», - возмутился костюм.

«Ничего, потерпишь, нужно колонну нагонять».

А ты увесистый.

Не тяжелее тебя. Ну, с чего начнем? – осведомился собеседник.

Наверно с начала. Что с нашей памятью?

Стерта. Вы шли на сверхсвете в импульсном режиме. При этом время транспорта «дрожит», на мгновение обгоняет всеобщее, потом возвращается назад. Но межзвездный газ и излучение на таких скоростях превращается в большую проблему. Если бы не полевой кокон, ваш кораблик сгорел бы, как свечка. Плюс жесткое излучение прожарило бы вас, как бифштекс.

А излучатель защитного поля вот это? – перед нами блестела паутиной изнанка гигантского металлического зонта.

На месте боя пауков с «хранителем» остались только высохшие лужи слизи. Обрубки туш исчезли, или отрастили новые лапы и ушли сами, или попали на обед к своим сородичам.

Это основной трансмиттер, – согласился пассажир. - Был еще ряд кольцевых резонаторов, помнишь остатки сетчатых дуг? Ну, и ускоритель внутри центральной балки, чтобы ионизировать встречный газ и сжигать пыль. Жерло было перед щитом, так что не знаю, осталось ли от него что-нибудь.

Красный песок сгрудился перед головным конусом, образовав огромный вал. Вряд ли по ту сторону что-то уцелело.

При заморозке связи между полевой структурой сознания и физическим телом человека ослабевают. Внутренняя часть защитного кокона модулируется так, чтобы сохранить наши ментальные образы во время прыжка, иначе их просто унесет встречным потоком, – продолжил объяснять ментат, пока я взбирался по склону. - В штатном процессе пробуждения полевая структура встраивается обратно в нервную систему. Некоторые побочные эффекты есть, но небольшие.

Глубокие следы пехотной колонны поднялись на вершину вала, исчезая по ту сторону гребня между редкими зубцами розового стекла. Вокруг петляли дорожки росчерков, оставленные киберами охранения.

А мы, что случилось с нами?

Вы упали в состоянии стасиса. Когда атмосферой планеты сорвало защитную оболочку корабля, вместе с ней унесло и вашу ментальность.

Почему же мы не стали полными идиотами?

Стираются внешние слои, подвижные и непрочные. В основном это личные воспоминания. Базовые навыки, умения, общие понятия встроены в нервную систему гораздо прочнее.

А как связан с этим диск? – я похлопал обрезиненными пальцами по корзине.

Это очень интересный механизм. – В камеру бокового обзора было видно, как безликий с любопытством рассматривает находку, пытается вскрыть оболочку. – В нем генератор дополнительного защитного поля. Спасательная капсула на одного. И так как он был под пустой камерой…

То среди нас есть тот, кто все помнит. То есть мы упали сюда не случайно? Значит, это диверсия? И причастен к ней тот, кто был в угловой камере.

Похоже на то. – ментат оставил попытки расковырять диск и снова бросил его в корзину. - И еще, это касается тебя и твоей белокурой подруги… есть нечто странное. Ваше сознание неоднородно, как бы расслоено. Думаю, у вас сразу несколько личностей.

Я что, шизофреник?

Не совсем. Остатки внешних ментальных слоев от разных людей истончены и наложены друг на друга. Думаю, в вас смешались несколько персон и виноват в этом диск. Он создал нелинейность поля, не дав ауре рассеяться, но и удержать в целости не смог.

Верно, так я и ощущал себя, когда пытался вспомнить. Все слоится, сыпется.

Чужие сознания не могут сложиться воедино. Отсюда и конфликт.

Так кто я, в конце концов?!

Не знаю, - пожал плечами безликий. - Решать тебе.

С вершины гребня был виден почти весь корабль. Можно было угадать в груде обломков прежний облик грандиозной машины, стремительный и величественный. В том, что произошло, он не виноват, а мы, словно в наказание, оставили его на произвол судьбы. Не думаю, что он это заслужил, но другого выхода нет.

Красный зигзаг навис над самым горизонтом, окрасив купол багровыми полосами заката. Там, у кормы корабля, двигались несколько точек, помеченных маркером опасности. В кластере появились новые гости. Надеюсь, мины сработают раньше, чем они доберутся до отсеков.

Впереди, за валом, виднелась мембрана кластера. Темное пятно на розовой стене. Свечи сталактитов обступали ее, образуя полукилометровый коридор. В тоннеле дул вполне ощутимый ветерок. Редкие желтые хлопья и облачка пыли всасывало в него, как в трубу.

Направленные вперед приборы начинали показывать полную ерунду, не в силах определить плотность, температуру и удаленность перегородки. Судя по показаниям, стенка кластера то уносилась от нас с бешеной скоростью, то медленно надвигалась.

Это краевые эффекты, наглядный квантовый предел, - почувствовав мое удивление, пояснил пассажир. – Здесь они мягче, чем в других местах стены

Надеюсь, это безопасно?

Я проходил через мембраны сотни раз, и, как видишь, жив, хотя ощущения не назовешь приятными.

Ладно, скоро все узнаю сам.

Глава 22: Черная зыбь

Весь облик рейдеров – заостренный нос, скощенные границы панелей, наклон антенн, обводы лобового стекла создавали ощущение надежной и быстрой машины. Сейчас они замерли на вершине плоской дюны, утонув опорами в рыхлой оранжевой пыли.

Мобильные пехотные комплексы выстроились за ними в две колонны. Человекообразные и многоногие титаны в синей, с красными отблесками броне. Рядом с каждым кортеж металлических насекомых. Над машинами кружат сверкающие диски – разведчики. Один из них подлетел ко мне, сделал круг над головой.

Кэп, это вы? – пришел запрос от Таймера.

Да, иду к вам. Как обстановка?

Кэп, впереди аномалия. Приборы пасуют.

А ты сам что чувствуешь?

Бесполый задумался.

Не могу понять. Это странно, угрозы нет, но все трассы возможностей, которые уходят за мембрану… мое предвидение на ней кончается, как будто дальше нет ничего, ни времени, ни пространства.

Краевые эффекты, если верить нашему новому другу.

И мысленно добавил, обращаясь к пассажиру в грузовой корзине.

«Кстати, как тебя называть?»

«Лоцим, или короче – Цим, в чем-то это близко к истине».

«То есть?»

«Так, пустяки, мысли вслух. Стой, я спрыгну».

Ментат оказался на земле, обогнул десантников и остановился напротив темного пятна. Снова глянул на плоский прибор на поясе.

Кэп, мы действительно туда пойдем?

Рядом остановился комплекс техподдержки. В эскорте нет летающих дронов, зато в корзинах за спиной целых шесть ремонтных киберов.

Пойдем, Боксер, другого пути нет.

Выход из кластера прямо перед нами. Если не вглядываться пристально, кажется, что до стены не больше десяти метров, но стоит сосредоточиться на центре пятна, как оно начинает убегать вдаль, превращаясь в бездонный колодец.

«Если я первым пройду мембрану, смогу связаться с остальным?»

«Нет, если ты не ментат».

«И вернуться не смогу?»

«Если не хочешь превратиться в квантовый фантом».

«Значит, ты ждешь, что я тебе просто поверю? Тогда идти первым».

«Без проблем. Догоняй».

Цим взмахнул рукой и шагнул вперед. Силуэт в оранжевых доспехах начал расплываться, охваченный знакомой серой дымкой.

Костюм предугадал мысленный приказ, вызвал обоих капралов и бесполого.

Бруно, твое звено идет сразу за мной. Потом рейдеры. Боксер, ты замыкаешь. Вперед, осталось десять минут до взрыва!

Кэп, вы верите этому чужаку? – вмешался брюнет. – Может, вам стоит идти следом за нами?

Хорошо, я за первым звеном. Тайм, ты с Бруно в авангарде, начинай разведку и еще, следи за ментатом.

Первая тройка с зенитчиком во главе прошла мимо меня и растворилась в серой пелене. Следом за ним бесполый и капрал. Теперь моя очередь.

Издали граница казалась четкой, но, подходя ближе, я понял, что ее нет. Просто красная пыль под ногами начала блекнуть, подернулась серой рябью, в которой вяз взгляд. Мутные стены тоннеля стали сближаться.

Под черепной коробкой разлился противный звон. Картинка перед глазами начала знакомо слоиться, сознание «поплыло», к горлу подступила тошнота.

«Нет, только не сейчас!»

Попытка взять тело под контроль возымела действие. Восприятие перестало раскалываться, зато пропали силуэты впереди идущих десантников. Приборы словно сошли с ума, показывая полную ерунду. Возникло множество мелких неполадок в механике, потом разом пропали маркеры связи с другими комплексами.

Эй, кто-нибудь меня слышит? Ответьте.

Принят неразборчивый сигнал на неиспользуемой частоте, - сообщил костюм. – Идентификация невозможна.

Воспроизвести.

Ко мне сквозь треск и свисты донесся незнакомый скрипучий голос.

«…фата-моргана, ты не знал? Мираж, который ведет в ловуш… …может быть и спасением… встретить…»

Звук оборвался. Я продолжал идти.

Песок под ногами окончательно посерел и начал топорщится, иного слова я не подобрал. Рябь превратилась в ломкие чешуи каждая в полметра длиной, вздыбленные под острым углом. Матово-блестящие пластины крошились в пыль под подошвами экзона.

Заметить переход так и не удалось, Стены серой мути разошлись, узкий тоннель раскрылся воронкой и я оказался на бесконечной равнине, покрытой монотонной зыбью. На панели одновременно вспыхнули значки доступа всех, кто шел впереди.

Десантники ждали, выстроившись полукругом, спиной к мембране. Дроны висели в воздухе, черепахи прикрывали своих хозяев, подняв щиты.

Бруно, что с машинами?

Мелкие неполадки при прохождении, но теперь все в норме.

Тайм, ты что-нибудь нашел?

Голая равнина на сотни километров. Опасности не обнаружено, – отрапортовал бесполый.

Жизнь, механизмы, активность?

Ничего.

Понял, ждем прохода остальных.

В этом кластере царили вечерние сумерки, и стена за спиной едва просматривалась. Мутная пленка уходила вверх и сливалась с темными небесами. Мембрана отличалась от нее разве что более густым оттенком.

Из-за барьера один за другим появлялись пехотинцы. Каждый силуэт на мгновение окутывало розовое сияние и волна тепла. После этого доспехи и многоногие боевые жуки становились четкими и цветными, резко выделяясь на фоне призрачного окраса местного пейзажа.

Следом за десяткой Бруно из завесы высунулся скошенный нос транспортного бота, парящий едва ли не в метре над серой чешуей. Рейдер полностью вышел из пелены и вместе со вспышкой вдруг резко подскочил на полдесятка метров вверх.

Щуп, что у тебя? Что за прыжки?

Тяга резко изменилась. Но сейчас все пришло в норму. Я снижаюсь.

Проходи еще метров двести вперед, там можешь сесть.

Челнок Астры проделал похожие кульбиты. Пришли данные от Тайма: гравитация упала почти на четыре процента. Такое возможно?

Еще одна странность - нет ветра, хотя по ту сторону он довольно ощутим. Перед мембраной должны скопиться солидные сугробы рыжей пыли и желтых хлопьев, где же все это?

Ментат стоял посреди протоптанного пятачка,

Это подложка, пустой кластер. – Безликий наклонился, поднял кусок серой чешуи, растер в руке. - Я слышал о нем, но вижу впервые. Странно, я думал, они на самом краю спирали.

А куда исчезла пыль, которую несет в тоннель?

Мембрана - абсолютный фильтр, отсекает все пассивное.

Но ведь киберы и рейдеры прошли…

Не только «живое» может быть активным. – Собеседник пересыпал пыль из ладони в ладонь, стряхнул и направился к рейдеру.

Пехота выстроилась в две шеренги по обе стороны от челноков, слева звено Бруно, справа Боксера. Чуть в стороне бесполый и Соня.

Тайм, что это за черные пластины? Анализ провел?

Кремний, графит и атомарный углерод. Регулярная структура на наноуровне. Поглощает свет и излучения, как губка. Просканировать грунт невозможно.

Плохо. Под нами может быть все, что угодно, а мы не узнаем до последнего.

Что дальше, Кэп?

Продвигаемся вперед на три километра, там устроим лагерь. Бруно, Боксер, командуйте.

Челноки поднялись, оставив после себя по шесть круглых следов от опор. За колонной пехотных комплексов тянулась широкая полоса растертой в пыль чешуи. Прятаться бессмысленно, по следам нас найдет даже слепой.

Кэп, может, прокатишь? – напомнил о себе Ментат.

Нет уж, топай пешком. Кстати, что здесь может быть опасного?

Ничего, если только за вами не увяжутся микарцы.

Стоило отойти от мембраны на сотню метров, как серый мир начал наливаться красками. Пластины под ногами приобретали угольную черноту, а небо глубокую синеву. По восточному окоему проступила тонкая полоска бирюзы, а над ней бесформенное, желтое с голубыми разводами, пятно. Доспехи собеседника тоже приобрели угольный цвет.

Что это, - я указал на кляксу.

Одна из местных лун. Говорят, их четыре.

Почему проявка прошла так быстро?

Потому, что мы шли по оси. – Ментат взмахнул рукой, указав вглубь черной пустыни. - Она как раз и предназначена для прохода между кластерами.

Сумерки сгущались с каждым пройденным шагом. Надвигалась наша первая ночь на планете.

Астра, сколько длился день?

Учитывая скорость движения светил, пятьдесят три часа и сорок шесть минут, – немедленно откликнулся навигатор.

Это ведь слишком много? Слушай, длина суток, две звезды, их спектр, сопоставь с гравитацией и проверь свои базы.

Гравитация изменилась, когда мы пересекли границу кластера. Это сильно усложнит идентификацию в случае расхождений… – завел свою привычную песню кибер.

Не нуди, расширь границы поиска.

Выполняю, но результат отрицательный. Совпадений в базе нет.

Никаких? Может, у тебя не вся база?

Я обладаю совершенно полным каталогом картографированной части Млечного Пути, – обиженно пробубнил Астра и отключил связь.

Значит, или этой планеты нет на картах, или…

Или мы в чужих ветвях галактики, – закончил за меня Ментат.

Мы прошагали три километра, но никаких изменений не было. Все та же равнина, хрупкие пластины углерода под ногами. Неровные, рваные края отдельных кусков и равномерный разброс. Хаос и регулярность.

Тайм снова послал диски на разведку, но никакой активности не обнаружил. Полтысячи километров однообразия, дальше вязкая муть стены.

Устраиваем привал здесь, - решил я. - Астра, Щуп, можете посадить челноки так, чтобы состыковать их боковыми шлюзами?

Конечно, Кэп. Уже выполняем.

Рейдеры опустились рядом, продавив опорами хрупкую корку. Из бортов выдвинулись трубы переходных коридоров, встретились и слились.

Подчиняясь приказу, на панели доступа вспыхнул значок общей связи.

Бруно, твои в дозор, распредели вахты. Три универсала по два часа, контролируйте периметр. Остальным собраться вокруг челноков и покинуть доспехи. Спускайтесь в центральный отсек.

Синие рыцари выстроились вокруг транспортных ботов. Ментат наблюдал со стороны.

Цим, - махнул я ему. – Зайдешь на огонек?

Если ты приглашаешь.

Экзон втиснулся в тесный круг синих рыцарей. Грудная броня распахнулась. Крыша рейера оказалась на полтора метра выше капсулы пилота. Пришлось взобраться по пластинам панциря.

Идем, я готов. – Ментат уже стоял у лифта.

Милости прошу. – Транспортер под нашим весом щелкнул и пошел вниз.

В пассажирском отсеке сразу бросилась в глаза темная клякса на светлом пластике стены, рядом несколько глубоких царапин. Четверо арестантов сидели на диване, руки и ноги развязаны, у Буяна приличный кровоподтек на скуле. Напротив в боевой стойке замер хранитель. Обернулся на мгновение и сразу потерял к нам интерес.

Тайм откликнулся на запрос не сразу.

Извините, Кэп, еще раз проверяю местность.

В рейдере следы побоища. Арестанты буянили?

Да. «Хранитель» сообщал о попытке побега.

Отзывай его, пусть пока патрулирует крыши челноков.

Понял, Кэп.

Блестящий паук опустил занесенные лапы, отошел назад.

Задание на охрану заключенных снято, - сообщил он. - Направляюсь наружу. Пожалуйста, освободите шлюз.

Конечно. – Ментат вышел из прозрачного цилиндра.

Кибер скользнул внутрь, и дверь закрылась за ним.

Ну, никто не изменил своего мнения. – При моем появлении на лицах арестантов проступили недовольство и злоба. - Не хотите принести пользу?

Коренастый хотел было встать, но Угрюмый осадил его.

Только попробуй, - прошипел он. – Я сам тебя придушу.

Й…а не хо…у с …ими. – Коренастый отодвинулся от троицы. Он так и не восстановил речь.

Придется потерпеть. Отдельных камер у меня нет.

Когда из шлюза появилась первая пара десантников, я приказал им снова связать троицу.

Следите за ними, парни. Цим, идем в рубку.

Глава 23: Свои и чужие

Щуп развалился в кресле пилота, затылок и виски охвачены матово-серым обручем интерфейса, руки на сенсорах подлокотников. На соседнем сидении вскрытый рацион, упаковка, крошки. Непорядок.

Смирно, пилот!

Щуп вскочил, едва не подавившись кексом.

Антисанитарию не разводи, - я кивнул на упаковку.

Конечно, Кэп, сейчас все уберу.

Ладно, расслабься. – Я плюхнулся в свободный ложемент. – Давно пора составить график питания, потом намекну Блонди. Что с запасом энергии?

Потеряли полпункта.

Нормально. Знакомьтесь, - показываю ладонью на безликого. - Это Цим, ментат. Кстати, можешь поднять забрало.

Думаю, не стоит, – качнул головой гость. - Мало ли какую заразу я прихватил на планете.

Тоже верно. Щуп, покажи карту местности.

На экране развернулся схематичный вид равнины. Желтые значки пехотных комплексов сгрудились вокруг челноков. Дозорные разошлись в стороны, образовав треугольник. Вокруг них замерли искорки киберов.

Кластер вытянулся неровным овалом. Мы остановились в самом начале.

Вот здесь мембрана, - ментат указал пальцем на дальнее сужение.

А что за ней? Там тоже нет воздуха? Кстати, откуда он взялся в старом? Никакой растительности я не заметил.

Вам повезло, вы упали во внешние сектора. - Цим уселся в свободное кресло. Щуп уже смел с него мусор, поспешно запихнув в утилизатор. - Здесь еще сохранились функции адаптации, и выброс энергии при срыве защиты корабля их активировал. После падения кластер настроился на вашу физиологию.

А этот почему не желает?

Без внешнего пинка механизм давно не работает. Может, не хватает энергии, может, отключилась система управления. – пожал плечами безликий, подняв наплечные щитки брони, окрашенные в бежевый цвет стен рубки. - Говорят, когда-то это была транспортная система Энимов, и она создавала любой расе приемлемые условия, но с тех пор утекла бездна лет.

Люк откатился в сторону, в рубку заглянул Бруно, за ним Боксер и Таймер.

Кэп, вы заняты?

Нет, заходите. Нужно кое-что обсудить без подчиненных.

Капралы глянули на последнее свободное кресло, потом друг на друга, но сесть никто не решился.

А ему обязательно присутствовать? – Бруно кивнул на чужака.

Я утвердительно кивнул.

Он наш источник информации и еще ментат, если нужно, все равно узнает. Как у вас с адаптацией бойцов?

У меня двое не могут освоиться, – доложил Боксер. - Универсалы.

Из меня только один, – поднял руку брюнет. - Движение в норме, но в остальном… почти ничего не может.

Мои так же. Двигаются нормально, но с оружием…

Все верно, - вмешался Щуп. - На движения костюм настраивается сам, а остальное нужно контролировать.

Ладно, - согласился я, - придется найти время на обучение. Можем пожертвовать запасным боекомплектом. Астра составит программу стрельб. Как думаете, будет толк или они совсем безнадежны?

А у нас есть выбор, Кэп? – усмехнулся Бруно.

Нет! Ладно, нужно решить, куда идем дальше. Все собрались?

Мои все, – кивнул Боксер.

Мои тоже, кроме дозорных.

Включи им общий канал, пусть участвуют.

Салон челнока гудел от голосов собравшихся. Команды снимать гермокостюмы не было, парни ограничились тем, что откинули шлемы.

Блонди и Соня наблюдали за происходящим из открытого люка переходного отсека.

Смирно! - рявкнул Бруно.

Десантники дружно повернулись к нам.

Вольно. Итак, это Лоцим, - я показал на Ментата. - Местный старожил. Сейчас он поведает, что тут к чему.

Гость шагнул вперед, кивнул, приветствуя собравшихся.

Добро пожаловать на Хел, так мы зовем этот шарик. Все, что на нее попадает, навсегда остается здесь. Это и свалка, и ссылка. Триумверы империи часто ей пользуются, если нужно, чтобы что-то исчезло без следа. Иные расы тоже ей пользуются. И никто не знает, где она расположена. Возможно, что на другом краю Млечного Пути, а может, и вообще вовне галактики.

Но ведь вы должны помнить, как сюда попали …

Увы, нет. Сейчас объясню. – Ментат достал из кармана цилиндрик и вытянул из него прозрачный лист. На нем проступил ажурный рисунок, в котором просматривалась закрученная к центру спираль. - Это карта кластеров. Она охватывает всю планету. В центре некое устройство перемещения. Мы зовем его «Кремневый Столб». Он работает как гигантский гипердрайв, создает поле-воронку. Любая материя, проходя мимо устья, попадает к нам. Жерло может быть в миллиардах светолет и только триумверы знают, где оно расположено.

И какие у нас варианты? – донеслось из дальнего угла.

Пробиваться к срединным кластерам. К центру выше нестабильность и агрессивность среды, с краев очень много мертвых и пустых ячеек. Если вы сможете добраться до Талтор, - безликий указал желтое пятнышко на оси спирали, – у вас будет передышка, сможете выпросить свой собственный кластер или завоевать подходящий и объявить своим. Но в любом случае вам нужно начать с Талтор.

Это город?

Не совсем. Это место общения, зона перемирия и торговли. Островок полной стабильности. Хотя проживать там запрещено, разве что остаться на время.

Десантники молчали, переваривая сказанное. Я шагнул вперед.

Думаю, ситуация всем понятна. Хочу обратить внимание, - все мы военные. Не знаю, какой нам дали приказ, но задание мы не выполнили. Значит, обязаны выжить и вернуться. Пусть мы будем первыми, кому это удалось и звезды нам в помощь. Кто со мной согласен?

Мы, Кэп, мы с вами, - десантники все как один подняли руки.

И вы поверите этому чужаку? – Буян показал пальцем на Лоцима.

Да, Кэп, откуда вы знаете, что он говорит правду? – поддержал его Серьга. - Мы даже его лица не видели!

Он уже несколько раз нас спасал.

А если он ведет нас в ловушку?

Возможно, но какая у нас альтернатива? Мы даже собрать данные не можем, стены непробиваемы для наших приборов.

Кэп, - раздался из кабины голос Щуплого, - вспышки у мембраны. За нами погоня.

Худшие опасения сбылись, многорукие пришли следом. Время дискуссий кончилось.

Все наружу, занять броню.

Десантники повскакивали с диванов.

Выходим по двое, - я повернулся к капралам. - разворачивайте всех в линию, охраняйте рейдеры. Как только челноки взлетят, отступайте к дальней мембране, может быть, в следующем кластере местность подходит для обороны.

Салон быстро пустел. Щуп выглянул из кабины, показал мне на четверых арестантов.

Кэп, вы хотите оставить меня с ними?

Таймер, стой, отдай Щупу хранителя.

Конечно, контроль переходит к человеку с позывным Щуплый.

Бесполый стянул с запястья браслет и кинул пилоту.

Белый круг вынес меня на крышу. Синие рыцари уже шагали по черной равнине, выстраиваясь в полукруг. Впереди шеренга стрелков, за ней спецмашины. Я прыгнул в капсулу доспехов.

Астра, Щуп, поднимайте челноки, двигайтесь в сторону выхода и ждите нас там. Тайм, прощупай гостей.

Транспорты расстыковались, втянув рукава переходов. Оторвались от грунта, синхронно пошли вверх.

На тактической карте прорисовалось три десятка алых точек – целей. Они таким же ровным полукругом приближались к нам со стороны мембраны.

Кэп, опасность, - крикнул в эфир бесполый.

Какая?

У мембраны. Это свой…

Как свой? Там же только многорукие?

Мне потребовалось почти три секунды, чтобы понять ситуацию. Зеленый треугольник на тактической карте, дозорный пехотинец, оказался далеко впереди строя и неожиданно развернулся спиной к врагу. Его дроны прошли сквозь рой собратьев и уже пульсировали кольцом вспышек, выпуская тучу реактивных снарядов. Они целились в челнок!

Щуп, Астра, вас атакуют! Чего ждете, обороняйтесь!

Вижу, Кэп.

Рядовой, восьмерка, прекратить огонь немедленно.

Кэп, он не отвечает! – рявкнул Бруно.

Открывайте огонь! Я меняю его статус «свой» на «чужак»!

Пехотинцы все еще медлили.

Кэп, там же Рыжий.

Знаю! - глаза впились в значок дозорного на панели доступа.

«Что делать, что?! Ведь он свой. Убить? Что с ним, вакуум раздери?!»

Зеленый маркер перекрасился в алый. Теперь это был враг.

Огонь по номеру восемь!

Импульсные пушки авангарда дали залп, но неповоротливые на вид дроны-черепахи ренегата подняли щиты, прыгнули вверх, поймав броней огненные шары, и откатились к ногам хозяина. Только два заряда достигли цели и растеклись по защите, отбросив дозорного на пару метров назад, даже не сбив с ног.

«Не поможет, слишком далеко. Нужно срочно сделать… что?»

Мысли текли медленно, как вязкое масло. Глаза шарили по полю обзора. Справа от меня застыл зенитчик.

«Верно, это то, что нужно!»

Капралы, весь огонь на дронов восьмерки. Серьга, можешь снять Рыжего одним выстрелом?

Да, Кэп! Понял, Кэп!

Зенитчик встал на колено, труба за спиной приподнялась, опустила жерло, отыскивая цель.

«Почему так долго? Чего он ждет?»

Челноки окутались маскировочной дымкой и вспышками, заработала система активной защиты. Эфир взвыл от противоборства систем связи и подавления. В общий канал посыпались команды. Часть дронов развернулась, окружая собратьев-ренегатов, но черные капли уже настигли транспорты и привели в действие главный калибр.

Дозорный навел импульсные пушки на челнок Астры. Залпы дронов и их хозяина слились, ударив в корму летающей машины.

Черные капли вспыхнули и рассыпались под огнем собратьев, зенитное орудие, наконец, сработало. Сине-желтая молния прошила броню черепахи и ударила в грудь дозорного, отшвырнув его назад. Рыжий упал, покатился, ломая черные пластины. Значок номер восемь на панели доступа мигнул и пропал.

Подбитый челнок полого скользил вниз, развороченная корма сыпала искрами.

Астра, доклад!

Поврежден второй гравитатор. Вес машины не позволяет производить дальнейший полет.

Щуп, опускай челнок рядом с Астрой. Бруно, Боксер, планы меняются. Занимаем оборону. Мы должны отбить атаку здесь!

В эфир снова посыпались команды. Часть комплексов отступила назад, ближе к транспортам, формируя вторую линию обороны.

Тайм, почему он напал? Ты ничего не чувствовал?

Опасность и давление. Кэп, меня блокировали, я не мог видеть вперед…

Кэп, - вызов пришел от пилота, - ваш друг, кажется без сознания.

Не сейчас, Щуп. Это не… Что? Цим без сознания, почему?

Не знаю, как только вы ушли, он схватился за голову и…

Понял, но… забудь, открывай турели, готовься к обороне. Тайм, потенциал противника?

Энергетика на уровне нашего пехотинца. Защита… не знаю, смогу сказать после первого столкновения. Оружие эквивалентно импульсным пушкам. Дронов не замечено.

«На что они рассчитывают? Без киберов, без дронов. Подождем, подпустим их поближе и расстреляем!»

«Не смей! - в мои мысли вторгся Лоцим. - Не приближайтесь к ним, или ментат возьмет вас под контроль!»

«Ты же без сознания?»

«Это ничего не значит. С микарцами ментат, это он оседлал Рыжего. Я уже не могу вас прикрывать. Включай активную маскировку!»

«На открытом месте, какой смысл? Столько энергии!»

«Она помешает ему, сократит расстояние воздействия. Давай, не тяни! Расстреливайте их издали».

На панели послушно вспыхнул значок всеобщего оповещения, но я медлил, собираясь с мыслями.

«Что делать? Послушаться ментата? Такой расход… да будь что будет»

Всем включить активную маскировку, это приказ! Бруно, Боксер, выслать вперед киберов. Не подпускайте Микарцев близко. Серьга, можешь достать рукастых с этой дистанции?

Не вопрос, Кэп, но стрелять можно только через сорок секунд.

Ладно, выбирай цель. Огонь по готовности. Саперы, нужно выставить заслон!

Есть мобильные мины.

Запускайте. Тайм, обеспечь им прикрытие. Каждый боец по одному дрону в атаку.

Из боковых контейнеров саперных комплексов посыпалось десятки зеркальных полусфер. Упав на грунт, жучки окрасились в черный цвет, вскочили на короткие ножки и побежали в сторону тоннеля. Бесполый замер, у него за плечами шевельнулись корзинки антенн, ощупывая строй врагов, блестящие диски взмыли в небо, растягиваясь в линию. Следом за ними устремились черные капли. Пехотинцы авангарда опустились на одно колено, наводя импульсные орудия на цель.

Продолжение на zelluloza.ru

http://zelluloza.ru/books/627/2740/#page

Page of

Please Login (or Sign Up) to leave a comment