Визит к Мине Тавровне

Маму или дочку?

 

— А давай, мин херц, отметим мой день рождения в это воскресенье в более приличных условиях. Ты, как, не против? – моя секретарша, одеваясь после чаепития, сказала это с французским прононсом и с придыханием, опуская букву «ц». Вот так – «мин хер-р-р-с».

В этом году, по моим подсчетам, восемь дней рождения мы ей уже справили. Дело у нас шло к брачному контракту, и я не возражал. Девятый, так девятый. Главное, чтобы она про мой пятидесятый не спрашивала.

— Моя мама, как раз, по воскресеньям после десяти уходит всегда к нашему соседу Васе. Квартирка будет, мин херц, свободна. Застегни молнию, на всякий случай, - она стояла у двери, показывая на меня пальцем.

Я застегнул. Проклятый склероз.

— А потом, когда мы закончим…- она сделала чувственный вздох. – Вечерком я тебя познакомлю с мамой. Не забудь и ей приготовить подарок. Кстати, ее зовут Мина Тавровна.

— Я запомню, дорогая, повтори, как ее там, надо записать, - но моя юная прелестница уже исчезла за дверью вместе с облаком дорогих духов по сто баксов за коробку.

В субботу я начал подготовку визита к Мине Тавровне. Кольцо для Люси, брошь для моей будущей тещи, букет цветов для вазы и французский эротический крем «Сали Долс» для меня.

Крем я перехватил на входе в ювелирный магазин у дамы-француженки, судя по ее акценту.

— Дарагой, возьми еще шпанских мушек для силы. Совсем свежие. Утрешнего убоя, - кричала она мне вслед.


За любовными хлопотами я совсем забыл о переходе на зимнее время. И оказался на целый час впереди планеты всей.

Ровно в десять по своему передовому времени я, как штык, стоял у заветной двери, нервно, как боевой конь, перебирая ногами от нетерпения отметить день рождения любимой секретарши.

И вдруг из соседней двери высунулась усатая тупая морда.

— Мужик, ты к кому это с веником?

— Извините, к Люсе на день рождения.

— Так это ты ее Вася? А я ейный сосед. Ну, бум знакомы, тезка, - из двери высунулась еще и волосатая туша в трусах с протянутой рукой. – Да ты толкай дверь, тезка, толкай. У ей завсегда открыто в это время. Приемный час у нее, гы-гы-гы.

— У кого, извините?

— Да у крали твоей, Люськи!

Не желая дальше вникать в хамские намеки, я толкнул дверь. В комнате пахло шанелью и слышался шум воды из ванной.

Нет, не «шинелью», а «шанелью». Духи такие.

— Вася, это ты? Проходи, я сейчас буду готова, - я услышал нежный голосок моей голубки сквозь шум воды из душа.

Быстро прошел в зал. Готова? Она же в душе голенькая! О, да у нее уже и диван застелен розовеньким пушистым пледом. И подушечки раскиданы.

Я быстро стал готовиться тоже. Расставил подарки на квадратном столе у самого дивана, букет сунул в вазу. Брюки положил на стул, сверху – носки. И только я успел снять трусы и мазнуть французским кремом в нужном месте, как дверь ванны распахнулась.

— Вася, ну как я тебе? – вместе с клубами пара из ванной вывалилась толстая голая тетка цвета розовой пастилки.

Я следил, как менялось выражение ее лица. От радостного до гневно-удивленного.

Взвизгнув, она сорвала с двери полотенце и обмотала вокруг пышной груди.

— Но ты же не Вася! – удивленно-утвердительно воскликнула, как я уже догадался, моя будущая теща.

Она уверенно двинулась в мою сторону, по пути меняя полотенце на кружевной прозрачный пеньюар, снятый с вешалки в коридоре.

Я растерянно скосил глаза вниз. Стол пока скрывал мою нижнюю, беспомощно голую, половину. Надевать трусы под внимательным взглядом дамы я не решился и бросил их на стул поверх носков.

— Разрешите представиться, дорогая Мина Тавровна. Василий. Жених, можно сказать, вашей дочки, - я протянул руку через стол.

— Ах, так вот вы какой Василий! – тещенька облегченно вздохнула. – А мы вас попозже ждали. Люсенька в парикмахерскую побежала. Ничего, она скоро будет. А мы с вами пока чайку попьем.

Интересный поворот, на что она намекает? У нас с Люсей «попить чайку» всегда означало все что угодно сладенькое, кроме чая. Может и мама ее в курсе?

И тут в прихожей хлопнула дверь.

— Вася, ты уже пришел? Так рано? Мама, вы уже познакомились?

— Да, доченька, вот собираемся пить чай. Чайник, уже вскипел, наверное? Посмотри, - Люся с пакетами открыла дверь и прошла на кухню. А из двери кухни в зал выползло черное, длинное и лопоухое создание. Остановилось, глядя на нас, и лениво зевнуло.

— Василий, это наша любимица такса Ася. Не бойтесь. Она не кусается.

Услышав свое имя, такса затрусила в нашу сторону. И нырнула под стол. Я нервно сжал коленки. Но, тут же понял, что скрыть то, что хотелось, не удалось.

— Проголодалась бедненькая. У нее под столом чашка с педигри. Кушай, Асенька, кушай.

Я вздрогнул от прикосновения горячего языка. Но ведь на креме было написано – «С ароматом клубники». Неужели таксы так любят клубнику?

Попытался пнуть гнусную псину ногой. И тут же застыл от грозного рыка и прикосновения острых зубов. Вот этого – не надо! Тут же рычанье стихло.

Из-под стола доносилось сладострастное чавканье. По моему телу начали пробегать мелкие волны дрожи. По лицу потекли ручьи пота.

— Василий, что вы так волнуетесь? Я понимаю, для вас это все в первый раз, все ново, необычно. Но, уверяю вас, вам понравится, и вы быстро у нас привыкнете.

Я прикрыл глаза и на выдохе, уже не в силах сдерживаться, произнес:

— Ах, ах, ах, очень хорошо!- чавканье внизу прекратилось.

— Асенька, ты уже все сьела? Сейчас я тебе еще подложу, - теща сделала попытку встать.

— Не надо, Мина Тавровна! – твердым голосом сказал я.- Собачку нельзя перекармливать.

Я привстал и пнул псину ногой. Та пискнула и выскочила из-под стола.

На ее визг огромный персидский кот, которого я сначала принял за лохматую подушку, открыл один глаз. Не знаю, что уж он такое интересное увидел под столом, но явно чем-то заинтригованный, котяра прыгнул с дивана.

— Это наш Джозик, перс, - с улыбкой прокомментировала теща.- Такой игручий, страсть.

И я это тут же почувствовал. Я пытался ногой отпихнуть кота от привлекшей его внимание болтающееся игрушки, но он оказался более ловким. Я чуть не взвыл, когда почувствовал его когти. На самом чувствительном месте.

— Он царапается! – заорал я, яростно болтая ногами и всем, чем только мог. Это кота только раззадоривало. Он еще несколько раз полоснул когтями по нервам.

Наконец, мне удалось пнуть его в живот. Мявкнув, котяра прыгнул обратно на диван и стал слизывать капельки крови с когтей.


Я второй раз облегченно выдохнул. В принципе, после столь бурного приема, я уже и не особо хотел «попить чайку».

И тут же из кухни появилась Люся с подносом.

Я роздал дамам приготовленные подарки, и мы уткнулись носами в чашки с душистым напитком.

— Мина, дорогая, ты где? – в дверях зала нарисовался мой тезка-сосед. – Я совсем тебя заждался. Ведь скоро мои с дачи приедут. Пойдем, золотце.

Я вежливо пригласил его за стол.

— Нет, чай я не хочу. А вот бутербродик с икрой – с удовольствием.

Сосед ложкой зачерпнул полбанки икры и начал намазывать на хлеб. Потянувшись за новой порцией, он нечаянно наступил на хвост вертевшегося под ногами кота. Тот заорал диким голосом.


От неожиданности Василий выронил бутерброд. На кусок стрелой кинулась Аська, запутавшись в ногах соседа. Тот, чтобы не упасть, схватился за скатерть и стащил ее со стола вместе с чайным сервизом и закуской.

Мы все вскочили. А зря. Я совсем забыл о своей нижней половине.

Первой опомнилась Люся.

— Мама, так вот вы чем тут занимались без меня? – она плеснула в меня кипятком из своей чашки. Тот долетел только до моего живота. Я зашипел от непередаваемых ощущений.

— Мина, так вот какой чай ты пьешь с этим подлецом? – Я услышал хруст нескольких зубов у себя во рту. Подсчитать стоимость ремонта уже не было времени.

Одевался на лету, прыгая по лестнице, как мячик.

С тех пор я не люблю персидских котов и просто обожаю домашних песиков. А новую

секретаршу еще не подобрал. Жду перехода на летнее время.

Page of

Please Login (or Sign Up) to leave a comment