В поисках Голубого Кристалла

Из северной пограничной крепости Каос незнакомец выкрал Голубой Кристалл. Артефакт обеспечивал неуязвимость крепости. На поиски отправились таинственные Серые Плащи, Разведчики Ми-ров, двойняшки, их Побратимы-миури и… индеец.

Оформление и иллюстрации автора

 


Галина Романенко






В Поисках Голубого Кристалла

********

*******



Двойняшки из Каоса.


В Поисках Голубого Кристалла.






















Из северной пограничной крепости Каос незнакомец выкрал Голубой Кристалл. Артефакт обеспечивал неуязвимость крепости. На поиски отправились таинственные Серые Плащи, Разведчики Миров, двойняшки, их Побратимы-миури и… индеец.


Оформление и иллюстрации автора




Мужественным и верным

Северным псам посвящается.


1. Однажды вьюжной ночью.

С утра похолодало. К вечеру начал сыпать мелкий снежок. Первый в этом году. Зима в этих краях начиналась рано и длилась семь-восемь месяцев в году. Наступил вечер мела метель и нельзя было разобрать где небо, а где земля. Выл ветер и казалось, что от его порывов содрогаются стены крепости Каос. Каос была самой северной пограничной крепостью. Высокие горы окружали Северное Плато и отделяли Междугорье от Белого Безмолвия. Никто не знал точно кто и что населяет эти земли. Рассказывали, что раньше, в особенно суровые зимы, оттуда приходили снежные великаны и забредали в поселения. Ломали хозяйственные постройки воровали скотину могли и поздним путником закусить. Так что крепость должна была защитить от их набегов. С южной стороны неподалеку от ворот раскинулся небольшой городок, живший со своих огородов. Мужчины промышляли пушнину и летом отвозили в Виндхельм откуда шкурки уже втридорога отправлялись в другие края.

Хранителем крепости Каос был Хагир из Рода Стального Волка. Из-за высокого роста и длинных черных волос его можно было принять за чистокровного эльфа, но широкие мускулистые плечи смуглая кожа резкие черты лица и орлиный профиль указывали на примесь людской крови. Хагир стоял возле узкого окна и в раздумье смотрел на улицу. Он стал Хранителем, когда его отец, мучимый старыми ранами и ревматизмом, взял кое-какое золотишко и перебрался на теплый Юг. На берегу Рыбного моря родители прикупили усадьбу, наняли нескольких помощников, и отец осуществил свою давешнюю мечту – занялся виноделием. Мать завела двух ханьских кошек, и в их мурчащем обществе приглядывала за усадьбой мужем и розами. Дохода от виноградников вполне хватало им на безбедную жизнь.

«Надо навестить родных», - подумал Хагир, но раздавшийся стон прервал его мысли. В соседней комнате его жена рожала первенца. Женой Хранителя крепости была эльфийка Лунаталь из Рода Серебряного Оленя. Она встретила своего будущего мужа в Виндхельме, когда прие-

хала туда вместе с семьей. Влюбленным повезло. Лунаталь была чет-

вертым, самым младшим ребенком и к тому же, девушкой. Кроме нее было еще три старших брата. Было кому наследовать и продолжать, да и Род Серебряного Оленя не был особенно знатным и богатым. Когда зашел разговор о браке с единственным наследником Хранителя Каоса то согласие было сразу дадено. По крайней мере дочка будет пристроена и со временем станет полновластной хозяйкой в крепости.

Особенно громкий стон, а затем резкий недовольный крик оповестили мир о появлении наследника. Или наследницы. Хагир сунул голову в приоткрытую дверь.

— У вас сын, господин, – сказала повитуха, подавая пищащий сверток матери. Хагир не удержался. Подошел к жене обнял и поцеловал ее.

— Подождите, господин, еще не прибрано. Служанки только начали приводить все в порядок.

— Я им не мешаю пусть делают свое дело.

В это время Лунаталь громко вскрикнула и удивленно посмотрела на повитуху. Та сразу выдворила Хранителя из комнаты и приказала служанкам принести еще горячей воды и чистое полотно. Минут через двадцать повитуха выглянула из двери и поманила Хагира: - У вас еще и дочка, мой господин.

Хагир сразу же кинулся в комнату. Одна из служанок держала на руках сверток из которого доносилось недовольное кряхтение. У девочки были на удивление густые, как для новорожденной, волосы красно-рыжего цвета. Глаза были еще мутноватые и разобрать их истинный цвет было невозможно. Лунаталь обессиленная лежала на подушке, и Хранитель подумал, что нежности и теплые слова никуда от них не денутся. Жена должна отдохнуть. Он послал ей воздушный поцелуй и вышел из комнаты.

Это событие надо отметить. Хагир пошел в сторону большой комнаты с камином, которая служила кабинетом еще его отцу. И от него там остался солидный запас выдержанных вин. По дороге его внимание привлек писк, доносившийся из угловой комнаты, которая была отдана в пользование крупным лохматым миури. Никто точно не знал откуда они появились в этих краях. Не особенно многочисленные, внешне похожие на крупных собак миури обладали некоторыми особенностями, которые позволяли причислить их к разумной расе. Они обладали по-

разительной способностью “слышать” мысли разумных существ пере-

давать свои, а также незаурядными магическими способностями. Существовала одна легенда, объясняющая их появление, разум и поразительное сходство с крупными собаками. В столице Междугорья есть Большая Академия Магии, существующая уже второе тысячелетие. Лучшие маги всех населяющих эти места разумных рас были ее выпускниками. Лет эдак триста - четыреста назад Академией руководил гном Архивус, имевший авантюрный склад характера. У одного из завучей, Тревора Дайтона, было несколько крупных лохматых собак очень умных и понятливых. Тревор обучил их множеству трюков. Безо всякой магии, впрочем, исключительно благодаря своей настойчивости и сообразительности собак. Архивус, друживший с Тревором, часто бывал у него в гостях и каждый раз приходил в восторг от их ума и сообразительности. В один далеко не прекрасный момент авантюрную голову Начальника Академии посетила “гениальная” мысль. Архивус захотел при помощи магии добавить собакам частичку интеллекта разумных рас.

Сказано - сделано. Архивус и Тревор поделились своей идеей с учениками и среди студиозусов нашлось около двух десятков последователей обоего пола и расовой принадлежности. Преподаватели тоже приняли участие в грядущей авантюре. Проштудировав пыльные фолианты, “экспериментаторы” нашли прецедент и соответствующее заклинание. Кроме шести собак Тревора в эксперименте участвовали еще несколько крупных собак, купленных у разных хозяев, а то и попросту приманенных на улице вкусным кусочком.

И вот наступил час “Х”. На солнечной лесной полянке собрались все участники эксперимента. Солнышко светит, зеленые листики шелестят, пчелки жужжат, орут лягушки в ближайшем пруду. Два десятка сытых собак лениво лежат на полянке. Переваривают. Возле каждой сидит по участнику эксперимента. Читать заклинание вслух будет Архивус остальные тихонько будут ему вторить. Возле его ног лежал один из кобелей Тревора. Огромный рыже-белый пес с большим белыми бровями и янтарными глазами. Архивус начинает громко читать заклинание. Остальные нестройным гулом вторят за ним. Но, что-то идет не так и вместо частички разума наши экспериментаторы полностью меняются сознанием со своими собаками. Через полянку с радостными воплями пронеслось стадо из двух десятков людей, эльфов и гномов, и

с радостным повизгиванием плюхнулось в прохладный пруд. На полянке остались сидеть столько же собак и молча переглядываться друг с другом. Крупный черный кобель посмотрел на своих соплеменников, враз ставших чрезвычайно умными, так как, кроме разума они получили также магические способности и знания. Сидевшая ближе всех рыжая сука подумала: - «Все это конец. Они так и останутся собаками».

Черный кобель уловил ее мысль. Так они осознали, что могут общаться мысленно. Вернуться обратно они не могли. Их тела, способные говорить, получили собачий разум. Говорить и читать, естественно, не могли. Умные собаки могли прочесть в книге нужное заклинание, но увы, для чтения заклинания требовалась четкая речь чего собачья глотка выдать просто не могла. Так и зародилась раса миури. Они никогда не смешивались с обычными собаками. Понимая, что люди вряд ли будут рады присутствию в городе ТАКИХ собак ушли в горы и основали там свое поселение. С течением времени народ миури стал более многочисленным. Рано или поздно они пересеклись с другими разумными расами. Многие люди охотно заключали союз с миури. Чрезвычайно высокий интеллект, магические способности и собачья преданность были теми качествами, которые очень ценили охотники, воины, жители пограничных крепостей. Эльфы гораздо реже приводили в свой дом таких собак. А вот гномы практически никогда не заключали союза с миури. Чтобы миури стал Побратимом нужно было самому прийти в их поселение и своим поведением доказать, что ты достоин стать соратником и другом. Вождь проводил обряд, и человек и миури становились Побратимами. Живут миури столько же, сколько и люди так что это был союз на всю жизнь. Обычно такой союз заключался в пятнадцать-шестнадцать лет. Иногда подростки миури сами находили своего Побратима. Рассказывали, что молодой гном Гундобад на охоте случайно наскочил на раненого медведя. От смерти его спасли миури. Один из них, рыжий крупный пес, был ранен. Гундобад, сам раненый в бедро, все же сумел дойти и дотянуть раненого миури к родному Подгорью. После того, как оба выздоровели они стали Побратимами и многие давились шуточками, когда над огненно-рыжей шевелюрой гнома вырастала здоровенная башка такого же рыжего пса и нагло щурилась. Огненный Шторм, как звали Побратима Гундобада, обладал магией и мог взглядом надолго обездвижить противника. Вот именно эти самые миури и жили в крепости Каос. Хагир, еще будучи пятнадцатилетним подростком, пришел в поселок миури Ы-ырг-ху-ум. Там он познакомился с рослым черным псом-подростком по имени Татр. Они вместе пошли на охоту и добыли крупного, упитанного оленя. Этот олень очень согрел сердце Вождя. Хагир и Татр еще пару раз ходили на охоту. Хагиру даже пришлось проползти на животе по болоту, чтобы выручить своего будущего Побратима. Татр, в свою очередь, сцепился с крупным матерым волком, попытавшимся прыгнуть на спину, разделывавшего тушу серны, Хагира.

Эти приключения показали, что Хагир и Татр воистину родственные души, и после обряда братства в крепость вернулись уже двое.

У Лунаталь было необычное для эльфийки увлечение - плетение из цветного бисера поясов, сумочек, браслетов и прочих поделок. Однажды она приехала с родными в Виндхельм. Пока отец с братьями были заняты, Лунаталь решила пополнить запасы бисера. Возле лотка стояли две крупных собаки. Одна из них толкала носом более старшую и возбужденно поскуливала. Лунаталь начала подбирать бисер и никак не могла определиться какой больше подойдет к начатой вышивке. Она вдруг услышала в голове приятный голос: - »Бери бирюзовый. Он подойдет».

Эльфийка удивленно огляделась. Возле прилавка, кроме нее и двух собак, никого не было.

— «Давай знакомиться. Я - Вайяна», - снова прозвучало в ее голове.

— Кто ты? Я не вижу тебя.

«Как не видишь? Я стою рядом с тобой».

Лунаталь удивленно посмотрела на золотистую крупную собаку, которая наклонила на один бок голову и хитро ей подмигивала.

— Собаки не разговаривают.

— «А я не обычная собака. Я - миури. И у меня пока нет Сестры. Хочешь, мы будем Сестрами? Мне нравится подбирать разные цвета, но я не могу шить, сама понимаешь».

— Что для этого надо сделать?

— «Рядом стоит моя мама. Она поговорит с твоими родными. Если они согласны, мы пройдем обряд у нашего Вождя, и я стану твоей Сест-

рой».

В этот момент к ним подошли отец и братья Лунаталь. Их ввели в курс

дела. Братья тоже слышали о разумных собаках, но никогда их не видели. Они даже позавидовали сестре. Вскоре Вайяна переселилась к Лунаталь. Они проводили вместе целые дни и очень привязались друг к другу. Вайяна обладала Магией Воздуха, умела читать и вскоре, имея в своем распоряжении библиотеку Рода Серебряного Оленя, достигла значительных успехов. После замужества Лунаталь, она уехала вместе с ней в крепость Каос. Там уже жил Татр, с которым Вайяна поначалу даже не захотела разговаривать. Заносчивый здоровяк свалил на нее жбан меда и долго подначивал ее: - «На твою медовую шкурку все мухи липнут».

“Убила бы гада,” - думала Вайяна.

Шло время. Как-то так незаметно Татр стал все чаще лежать рядом с Вайяной, когда она помогала Лунаталь подбирать бисер для очередной картины. Так сложилось, что огромный черный Татр всей душой полюбил Вайяну. Лунаталь и Хагир были рады, что их Побратимы перестали дразнить и подкалывать друг друга. И надо было такому случиться, чтобы у Лунаталь и Вайяны роды начались в одну и ту же снежную и холодную ночь. У хозяйки крепости родились двойняшки, а у пары миури - четыре малыша. Один был крупный и угольно-черный, второй почти черный, но с красным отливом и два малыша были яркого золотисто-рыжего цвета.

Хранитель хотел узнать, что за шум и возня в комнате Татра. Войдя, он увидел счастливую маму, и четырех довольно чмокавших карапузов.

— Поздравляю с новорожденными, - поприветствовал он счастливую пару.

— «И тебе того же», - отозвался Побратим.

— Пошли ко мне, посидим. Обдумаем, что надо сделать в крепости с наступлением холодов.

— «И напьемся», - это уже Вайяна прокомментировала предложение Хагира.

— Ну, что одна, что другая. Похожи. Как вы только нашли друг друга? - пробурчал Хранитель.

— «Пойду помогу Побратиму», - Татр лизнул подругу в нос и, взмахнув пушистым хвостом, выскочил из комнаты.

— «А все-таки хорошо, что наши дети родились в одну ночь, будут Побратимами, когда подрастут», – сказал Татр.

— Сначала, они разнесут половину крепости, - отозвался Хагир.

Так пересмеиваясь и перешучиваясь, чрезвычайно довольные собой,

друзья устроились возле жарко горящего камина в комнате Хранителя.


Глава 2. Десять лет спустя.

Светило яркое солнышко. В его по-летнему жарких лучах на зеленой полянке лежали четверо. Двое детей - черноволосый крепкий Хагрилар или Ларри и рыжеволосая Шанталь. Ларри был похож на отца. Такой же смуглый с желтыми волчьими глазами. Он унаследовал рост и физическую силу Хагира, его способность к магии, но в отличии от отца, ему подчинялась только Стихия Воздуха. Шанталь тоже была высокая, но более изящная, с тонкими чертами лица и слегка заостренными ушками. От матери-эльфийки она, кроме остреньких ушек, унаследовала нежную кожу и удлиненные к вискам глаза. А вот цвет. Такого насыщенного изумрудного цвета в родне не было ни у кого. Как и медно-красных густых волос. К тому же девочка обладала способностью к Огненной Магии, взбалмошным характером и независимой натурой. Шанталь, еще не полностью владеющая Стихией Огня и обладающая взрывным темпераментом, уже не раз что-нибудь поджигала. При сильном возбуждении у девочки с кончиков пальцев срывались язычки пламени, и она еще не всегда могла с этим совладать.

Рядом с ними нежились на травке два крупных щенка. Они то лежали на животиках, то переворачивались на спинки, подставляя ласковому солнышку толстенькие пузики. Толстолапый, угольно-черный с желтыми глазами, Дейл - будущий Побратим Ларри и темно-красная, с зелеными глазами Дейли. Дейли и Шанталь были неразлучны. Если где-то что-то дымилось или горело, это значит Сестрички пробовали свои силенки.

Подрастающих двойняшек обучала основам магии Фианэль. Она приходилась троюродной тетей Лунаталь. Фианэль очень долго преподавала в Академии Магии курс Магии Природы, но возраст взял свое, и она ушла с этой должности. Когда-то у Фианель был возлюбленный, но он погиб в очередном военном походе. Еле оправившись после потери, Фианэль посвятила свою жизнь Академии. После своей отставки она вернулась в замок Рода Серебряного Оленя. Как раз Лунаталь приехала навестить мать и привезла с собой Ларри и Шанталь. С ней была и трехлетняя Натаниэль. Спокойный милый ребенок, совершенно не похожий на неуправляемых двойняшек. Мать Лунаталь, видя с каким трудом дочь справляется с двумя сорвиголовами, уговорила Фианэль стать наставницей для ее детей. Фианэль, привыкшая за годы преподавания к детскому обществу, очень скучала по детским голосам и согласилась с ее предложением.

Теперь же шалости двух подвижных и изобретательных мальцов сильно осложняли ей жизнь. Ее любимицей стала Натаниэль. Рассудительная не по годам девочка уже в самом нежном возрасте научилась читать и под чутким руководством Фианэль готовилась к поступлению в Академию. Ее будущая Сестра Лея, ласковая и спокойная, была всего на пару месяцев младше. Она все время лежала рядом навострив ушки и впитывала каждое слово наставницы. Фианэль написала в Академию письмо, где просила два места. Для девочки и ее будущей Сестры. Руководитель Академии Авалон, много слышавший о миури, сразу же согласился принять вместе с Натаниэль и Лею. В конце концов, именно Академия причастна к появлению этой расы.

Фианэль грустно смотрела на четверых служанок перемазанных копотью и пылью. Служанки старательно наводили порядок в Бальном Зале замка. Нет, Каос не штурмовали орды Бешеных Орков. Фианэль учила двойняшек правильным манерам и этикету. Это включало в себя и танцы. Преподавал высокое искусство Эмиль Ланри. Изящный молодой человек, постигавший искусство танца в Придворной Школе Златограда. Острый на язык Ларри прозвал его “Хлыщ”. Что вызвало ехидную усмешку у Хагира. Ну невзлюбил он Эмиля, все время вившегося возле его красавицы-жены. Шанталь, почти всегда подкалывающая брата и из духа соперничества редко с ним соглашающаяся, тоже старалась при случае испортить жизнь учителю танцев. Как бы случайно она пустила на его стул искорку вовремя ужина. Очень уж слащаво он бормотал матери комплименты. Она же не виновата, что штаны у него были такие тоненькие. Не надо было ему с таким рвением склоняться к изящной ручке Лунаталь. При виде дымящейся задницы Ларри не смог сдержаться. Захихикал. Прикрывая рот рукой, он зацепил стоявшую рядом бутылку вина, которая совершенно случайно вылилась Хлыщу на дымящуюся задницу. Тот взвыл дурниной. Обожженный зад нещадно защипало. Не договорив комплимента, напрочь позабыв об изящной ручке Лунаталь, щеголь вылетел из Обеденного Зала. Отец двойняшек

промолчал. Его глаза совершенно не выражали сожаления о случив-

шемся.

Так вот. Утром Хлыщ старательно обучал Шанталь особенно заковыристому па. Подвижная и крепкая девочка слишком резко двигалась и наступила на ногу своему учителю. Хлыщ издал какой-то странный звук, средний между визгом и мычанием. Это рассмешило Ларри. Шанталь была расстроенная неудачей, а тут еще смех брата. Разозлившись, девочка взмахнула рукой в сторону Ларри, но он увернулся и огненный шар, сорвавшись с ее пальцев, попал прямо в портьеру. Она сразу начала гореть. Сидевший рядом Дейл схватил зубами ткань и резко дернул. В результате горящая портьера вместе с тяжеленным багетом грохнулась на голову Хлыщу, который, испуганно вереща, заметался по залу сбивая все, что там стояло и, окончательно запутавшись, свалился возле двери. Хагир, услышавший вопли, рывком открыл дверь в зал. Попал по Хлыщу, который взвыл на совсем уже дикой ноте. Сбежавшаяся на шум челядь кое как выпутала бедолагу, и в очередных обгоревших штанах он умчался в свою комнату.

Двойняшки, лишенные развлечения в виде прогулки на городскую ярмарку, лежали на зеленой лужайке в обществе своих мохнатых Побратимов и старательно придумывали план мести Хлыщу.

На следующее утро, воспользовавшись установившейся солнечной погодой, Хагир в сопровождении нескольких вояк из гарнизона крепости, таких же заядлых охотников, как и он сам, поехал на охоту. Развлечься и запасы мяса пополнить не мешало. Охотникам не везло. Казалось, что всю дичь кто-то предупредил о готовящейся охоте и кроме молодого кабана им нечего не попалось. Кабан был вечером зажарен на вертеле и с аппетитом съеден. Утром хотели поехали в сторону Драконьей Горы. С большого расстояния эта гора была похожа на морду рогатого дракона с разинутой пастью, за что и получила свое название.

Солнце уже стояло в зените, когда в кустах послышался шорох, и чут-

кий нос Татра уловил запах дичи.

— «Там серны», - прозвучал в головах охотников его голос. Хагир первым бросился в погоню. Три крупных серны выскочили на полянку. Двух подстрелили сразу, а третья, сделав немыслимый вираж, запетляла между толстыми стволами деревьев. Попасть в нее было невоз-

можно и Хагир с Татром ввязались в погоню. Белый хвост серны фла-

жком мелькал между деревьями. Азарт охоты захватил Побратимов.

Они не заметили, как оказались между невысокими утесами Драконьей Горы. Вскоре начался довольно крутой подъем. Хагир оставил коня в небольшом круге из крупных валунов. Серна мелькнула в просвете между кустами. Хагир выстрелил и промазал. Татр бросился вдогонку. Огромный миури почти настиг добычу, когда до его слуха донесся хриплый рев и рычание.

— «Хагир, тут что-то происходит. Скорее. Я сворачиваю за высокий утес с бурым верхом». - Прибежавший на зов Хранитель на полусогнутых ногах подобрался к залегшему за большим валуном Татру. Охотники думать забыли об убежавшей серне. Их взору предстало зрелище одновременно жуткое и величественное. В небольшой грот были натасканы еловые лапы и на них лежало крупное, похожее на громадный зеленый опал, яйцо. Второе валялось рядом разбитое. На площадке перед гротом огромный саблезуб вцепился в шею изумрудного дракона. Скорее всего, это была драконица, защищавшая свое гнездо. Изумрудные драконы были не очень крупные, примерно с лошадь размером. Для людей они опасности не представляли хотя, будучи плотоядными, охотились на всякую бегающую мелочь.

— «Давай ей поможем», - предложил Татр.

— «Нет, слишком опасно. Она ранена, обезумела от боли и может напасть на нас или столкнуть с утеса в пропасть», - мысленно отозвался Хагир. Пока они обменивались мыслями, драконица сделала особенно сильный рывок и стараясь, как можно дальше оттащить саблезуба от гнезда, сорвалась с края скалы и рухнула в пропасть. Друзья не сговариваясь подползли к краю и заглянули вниз. Огромный тяжелый саблезуб в последний момент разжал зубы и попытался ухватится передними лапами за находившийся чуть ниже

выступ. Но, его когти соскользнули с гладкой поверхности, и он с ревом покатился вниз. Раненая драко-

ница попыталась было взлететь. Сломанное крыло и рана, из которой потоком хлестала кровь, лишили ее последних сил, и она с гулом ударилась о дно ущелья. Хагир и Татр, ошеломленные увиденным, потихоньку отползли от края и посмотрели друг на друга.

— «Что будем дальше делать?» - спросил Татр.

— Ты яйцо имеешь в виду?

— «Да».

— Предлагаю забрать его с собой и отдать на воспитание двойняшкам.

— «М-да. Они его воспитают», - сыронизировал Татр. Хагир взял под

мышку довольно тяжелое яйцо и начал спускаться к валунам, среди которых остался его конь.

Появление в замке отца с драконьим яйцом под мышкой исторгло из глоток двойняшек восторженный вопль, заставивший Хлыща нервно оглянуться на свой изрядно подкопченный задик.

— Что тут происходит? - это Лунаталь и Вайяна спустились во внутренний двор замка.

— Да вот, привез детям нового питомца, - отозвался Хагир.

— Надеюсь, он хоть огнем не плюется?

— Да нет, это Изумрудный Дракон. Они, в общем-то, безобидные, – ответил Хранитель, – пусть дети учатся ответственности.

— У нас будет свой дракон!!! - вопя в два горла Ларри и Шанталь исполнили такой танец, что Хлыщ тихо скривился, как от зубной боли и дал себе зарок, что он завтра же уедет из этого клятого замка, и от этих двух… Он аж подавился слюной от злости. «Хранитель тоже неотесанный мужлан, - подумал он. - Решено, завтра меня тут не будет». Жалко, что двойняшки не могли читать его мысли, а то прыгали бы еще выше. Они в это время в сопровождении скачущих щенков понеслись в сарай, устраивать гнездо. Решили дежурить по очереди. И накрыть яйцо теплыми шкурами, чтобы маленький не замерз там, в яйце. Первым дежурил Ларри. Правда, он безбожно проспал часть своего дежурства. Но никто об этом не узнал. Когда Дейл прибежал его сменить, он успел

открыть глаза и старательно изобразил неусыпного стража. После Дей-

ла дежурила Дейли. Хотела дежурить Шанталь, но мать заставила ее присутствовать на кухне и обучаться у кухарки Фионы хотя бы элементарным хозяйственным навыкам. Обучение продолжалось до пяти вечера. Когда девочка прибежала в сарайчик, Дейли дремала, свернувшись клубочком вокруг яйца.

— Что ты делаешь? - спросила девочка.

— «Грею яйцо. Куры всегда греют свои яйца, чтобы цыплята быстрее вылупились».

— Ну, ну, посмотрим. Я принесла тебе обед.

Проголодавшаяся Дейли с радостным сопением начала лакать принесенную похлебку. Шанталь, этим временем, погладила яйцо и ей показалось, что оно шевельнулось. Девочка быстро зажгла свечи и прижала к поверхности яйца обе ладошки.

— Кажется, он скоро вылупится. Поверхность яйца начала тихонько потрескивать.

— «Ой, дай посмотреть», - попросила Дейли, уже успевшая все съесть.

— Надо мальчишек позвать.

— «Я позвала Дейла, а он приведет с собой Ларри».

В этот момент скорлупа тихонько затрещали и распалась на две половинки. Между ними сидел маленький темно-зеленый дракончик и удивленно моргал большими золотистыми глазами.

— Какая прелесть, - Шанталь подхватила на руки малыша, - он такой чудесный.

— «Ой, симпатяга какой», - это уже Дейли сунула к дракончику свой любопытный нос.

В этот момент дверь сарая распахнулась и в нее, запыхавшись, влетели мальчишки: - Мы не успели!!!

— Тише, не ори так. Испугаешь. Лучше посмотри, какой он чудесный. Четыре головы придвинулись друг к другу.

— Надо его покормить, - сказал Ларри.

— А что они едят? – спросила Шанталь.

— «Надо посмотреть в “Описании Драконов”. Там должно быть», - предложил Дэйл.

Подхватив на руки малыша, вся компания понеслась в замковую библиотеку. В библиотеке Фианэль сидела в удобном кресле и читала. Дети с шумом вбежали в зал и, увидев свою наставницу, наперебой начали рассказывать ей про дракончика.

— Подождите, подождите. Не надо шуметь. Во-первых, вы его испугаете, во-вторых, ему надо устроить гнездо, а потом уже покормить.

— Вы, нам поможете? - спросила Шанталь, и четыре пары умоляющих глаз в ожидании уставились на Фианэль.

— Помогу, куда же вас девать.

Через полчаса дракончик был устроен в комнате Шанталь и накормлен. Решено было назвать его Изумрудик. Со временем он стал Иззи. А еще через некоторое время дракошу стали звать коротко и емко - Изя.

Время шло. Дракончик рос. Двойняшки и их Побратимы взрослели. Натаниэль и Лея с блеском сдали вступительные экзамены и были приняты в Академию Магии. Преподаватели не могли нахвалиться на эту

пару. Девочки были умны усидчивы и в шалостях не замечены. Натаниэль с легкостью осваивала самые сложные заклинания и обещала стать очень сильным и умелым магом. Лее пришлось освоить более слож-

ное произношение заклинаний, так как говорить она не могла. Управление магическими потоками силой мысли преподавали на более старших курсах, но Лея исправно посещала дополнительные занятия и поневоле обогнала своих однокурсников. Как-либо обижать или оскорблять Натаниэль и Лею никто не решался. Кроме того, что обе великолепно владели Защитной Магией, крупная и сильная миури запросто могла защитить себя и подругу только при помощи клыков, которые были у нее весьма внушительными.

Шанталь и Ларри овладевали науками в родной крепости. Ларри учился всему, что должен знать Хранитель, а Шанталь училась вести хозяйство и помогать матери. Хотя, большую часть времени она умудрялась крутиться около мужчин. Ну, не прельщали ее кухня и вышивание.

Свои шалости подростки не забросили. Они у них перешли на новый, более высокий уровень. Изя старательно учился летать, но из-за объемного пузика это у него получалось плохо. Изя огорчался, заедал горе

вкусненьким и в итоге летал еще хуже. Двойняшки, глядя на его муки, решили ему помочь. Они долго ду-

мали над проблемой. И придумали.

В Каосе жил гном по кличке Медный Котелок. Как его звали в действительности, никто почти не помнил. В крепости он появился еще при дедушке Хагира. В одном из походов гном спас ему жизнь. Судьба еще не раз сводила вместе человека и гнома. В результате Медный Котелок осел в Каосе. Местное предание гласило, что свое нынешнее имя гном получил, когда во время боевой тревоги он, выскочив из теплой постели очередной пассии, вместо своего шлема, завалившегося неизвестно куда, напялил на голову медный котелок, сушившийся на столе. Так и сражался. Языкатые товарищи по оружию с тех пор иначе его и не называли.

Котелок, как и большинство гномов, был великолепным кузнецом. Кроме того, у него было оригинальное хобби. Везде, где только мог, гном собирал чертежи и рисунки разнообразных механизмов и на досуге пытался что-то такое смастерить. Роясь в замковой библиотеке Медный Котелок наскочил на чертеж большого арбалета, который можно было заряжать длинными стрелами, больше похожими на копья. В обычном бою ему применения не было, а вот против снежных великанов он бы пригодился. У этих гигантов была толстая шкура, к тому-же покрытая густой, свалявшейся шерстью. Пробить такую обычная стрела не могла. Нужно было попасть исключительно в глаз. Длинная и тяжелая стрела-копье, выпущенная из мощного арбалета, могла бы пробить толстую шкуру в любом месте. Гном-изобретатель взялся за дело. Были выточены деревянные части, выкованы металлические детали, и Котелок взялся за окончательную сборку механизма.

Для этого во дворе был установлен длинный стол, на котором и осуществлялся весь процесс сборки. Арбалет был практически собран, осталось наложить стрелу и произвести ходовые испытания. День был жаркий, Медный Котелок нервничал и посему принял эпохальное решение - пойти на кухню к Фионе, пропустить кружку холодного пива.

В другом конце двора, возле своей кузницы, местный кузнец Тадгейр Тяжелый Молот решил почистить и смазать уже готовые доспехи. Тадгейр был невысоким и широкоплечим молодым мужчиной. У него была густая, темно-каштановая шевелюра и такая же борода, которые он унаследовал от дедушки гнома. От него же он унаследовал любовь к молоту и наковальне. Кузнец был седьмым, самым младшим ребенком в семье. Кроме него было еще четыре брата и две сестры. Тадгей-ру пришлось пробиваться в жизни самому. Медный Котелок, пользуясь своим особым положением и симпатией Хагира, выговорил себе помощника. Вернее, перебросил новенькому все обязанности замкового кузнеца, а сам получил возможность предаваться своему хобби. Тадгейр имел небольшой домик, его работа хорошо оплачивалась, поэтому у местных девушек он считался завидным женихом. Сам он с интересом посматривал на Мариэтт, русоволосую дочь кухарки Фионы. Тадгейр начищал готовые доспехи до зеркального блеска и ставил их возле стены кузницы. В основном для того, чтобы их блеск привлек внимание Мариэтт. Он уже выстроил два ряда и собирался начать третий.

Ларри, наблюдавший из окна за процессом сборки арбалета, увидел, как Медный Котелок пошел на кухню. Хорошо зная привычки гнома, Ларри был уверен, что пока он не выпьет пару кружек пива, не расскажет Фионе пару баек из своей длинной жизни, он оттуда не выйдет. Ларри быстро обменялся мыслями с Дэйлом, и они побежали в комнату Шанталь. Введенные в курс дела девочки, прихватив с собой Изю,

выскочили во двор. Подростки быстренько добежали к столу, на котором лежал уже собранный и взведенный арбалет.

— Може не надо. А? – заканючил Изя. Дракончик оказался талантливым и быстро научился говорить. Разговаривал он со смешным акцентом, но понять его было можно.

— Ты, хочешь научиться летать? - спросил Ларри.

— Ну, таки, хочу.

— Тогда залазь.

Изя с трудом взгромоздился на стол и всеми четырьмя лапами уцепился за толстый черенок для метлы, долженствующий изображать стрелу. Ларри повозился с пусковым механизмом, раздался громкий щелчок. Гном был гением. Арбалет сработал великолепно. Черенок, вместе с вцепившимся в него и верещащим дурным голосом Изей, на бешенной скорости пронесся через двор крепости и с силой вломился в самый центр пирамиды из начищенных доспехов. На раздавшийся грохот сбежалось почти все население Каоса. Впереди всех с кружкой в руке несся Медный Котелок, нутром почуявший причину грохота. В куче доспехов, под забористую ругань Тадгейра, барахтался Изя и с перепугу плевался клубами дыма. Ларри с Дейлом исчезли в неизвестном направлении, Шанталь и Дэйли сделали вид, что они шли на кухню помогать Фионе. На шум вышел Хагир.

— Что тут у вас опять?

— Да, вот это… я арбалет делал, чтобы, значится, против снежных великанов … - Котелок, спрятав за спину кружку, пытался хоть как-то объяснить причину переполоха и при этом не сильно нарваться.

— Арбалет — это конечно дело. А вот, что здесь делает Изя? Его вместо стрелы запускали, что ли?

Под строгим взглядом Хранителя Изя съежился и поперхнулся очередным облачком дыма. - Ну, я того. Летать хочу, - пролепетал дракончик.

— Ешь меньше, - припечатал Хагир. - Так, чтобы через пять минут все было убрано. А ты - кивнул он Медному Котелку, – идем со мной. Не забудь по дороге занести на кухню кружку.

Довольные, что так легко отделались подростки вместе с миури сбежали на речку. Вдоволь наплававшись и погревшись на солнышке, проголодавшаяся компания вернулась в замок. Но, не тут-то было. Выслушав рассказ гнома, их отец связал все воедино и получил истинную

картину происшествия. Когда нагулявшаяся, и вкусно поевшая компа-

ния пробралась в замок, ее там уже ждали два толстенных фолианта по Прикладной Магии. Вместо совместной вылазки в деревеньку на представление бродячих фокусников естествоиспытатели с кислыми минами зубрили длинное и нудное заклинание “Помощь при уборке”. Но, это не отбило у них охоту к экспериментам.

В домике у Медного Котелка хранилось множество рисунков и чертежей, среди которых был рисунок удивительных саней с длинными полозьями. Рядом был чертеж шлеи, похожей на лошадиную, но выглядела она немного по-другому. Описание было сделано на незнакомом языке. Во время отсутствия гнома чертеж, рисунок и описание были ревизованы. После нескольких попыток понять, что же там изображено, побежали к Фианэль.

Подвижные подростки и их Побратимы старательно вызубрили заданный урок. Когда довольная наставница немного расслабилась, ей на колени были положены загадочные изображения и текст.

— Где, вы, это взяли? Только честно.

— Ну-у, взяли на время у Медного Котелка. Мы ему обязательно вернем, - Ларри сделал самую честную физиономию, на которую был способен.

— М-да. Могла бы, и сама догадаться. Эти чертежи я нашла в архиве Академии перед самой своей отставкой. Библиотекарь сказал, что вроде бы их принес Разведчик Миров.

— А кто это, госпожа Фианэль?

— Разведчик Миров — это должность. Так называют тех, кто путешествует между Мирами. У нас неподалеку от западной стены крепости стоят каменные круги, на которых изображены символы. Это Ворота Миров. С их помощью можно перемещаться между Мирами. Запустить их не просто и там, куда вы направляетесь должны быть такие же. Наши Ворота Миров упрощенной конструкции и попасть в Мир, не имеющий таких же, вы не сможете. Чтобы путешествовать туда, где нет Ворот и вернуться назад нужна специальная подготовка и специальные Ворота Миров.

— «А наши Ворота Миров работают?» – спросил Дэйл.

— Теоретически, да. А практически, нет. Еще при вашем дедушке, во время нападения орков Черных Скал, были повреждены несколько символов. Если их запустить, то вынесет совершенно не туда, куда направля-

лись и не факт, что вы сможете вернуться. Те рисунки и чертежи, которые вы принесли, привезены из малоисследованного Мира. Это техномир в котором магия практически не работает и тот, кто туда попадает может надеяться только на самого себя. Вместе с этими чертежами и описанием был еще и рисунок. Если вы его найдете, то поймете, что там изображено. Я не буду вам подсказывать - сами, сами. А перевести текст я не могу, никто не знает этого языка.

Ларри и Шанталь сияли. Появилась Загадка. Она требовала разгадки. Ларри предложил выкрасть у отца из кабинета бутылку старого вина и подсунуть ее гному. Медный Котелок не был пьяницей, но мимо такого подарка судьбы он точно не пройдет. Пока гном будет наслаждаться ”Черной Лозой” в компании Тадгейра, можно будет пошарить в его чертежах и записях.

Сказано - сделано. Шанталь и Дэйли затеяли магический поединок и судить его попросили отца. Пока по двору замка летали фаэрболы Шанталь, с треском разбиваясь о защиту Дэйли, Ларри и Дэйл пробрались в кабинет. Вернее, пробрался Ларри, Дэйл стоял на шухере. Бутылка старого вина была надежно спрятана в комнате парней. Осталось придумать, как выманить из дома Котелка, и подсунуть ему заветную бутылку. Но удобный случай все никак не подворачивался.


Глава 3. Таинственный незнакомец.

А время текло своим чередом и лето подошло к концу. Небо стало ярко синим, а воздух - прозрачным. Даже пах он по-особому. Запахло осенью. Как-то сразу багрянцем вспыхнули клены, зазолотились березы, а на мелких лужах заблестела тоненькая корочка льда.

Утром в ворота крепости вошел высокий немолодой мужчина. Он сильно хромал на одну ногу и было заметно, что штанина вымазана чем-то бурым и кое-как зашита. Стражник на воротах остановил его и попросил немного подождать. Он оповестит Хранителя. Сам принять решение пускать кого-то в крепость или нет он не имел права. В стране царил мир, но Каос - пограничная крепость и здесь были свои порядки. Мимо пробегал крупный рыжий пес. Стражник обратился к нему с просьбой привести Хранителя, пес кивнул и убежал в крепость.

— Это миури? - спросил незнакомец.

— Да. - Прозвучал ответ. Незнакомец на секунду скривился, что не оста-

лось незамеченным стражником. Он уже хотел осведомится о причине такой неприязни, но с лестницы спустился Хагир и быстрым шагом подошел к воротам.

— Приветствую тебя, незнакомец. Что привело в наши края?

— Мое имя Герстальф. Я купец, ехал в Виндхельм, купить шкурки куниц и соболей. Мне оставалось пути чуть больше дневного перехода, и я не захотел ночевать в лесу. Погнал лошадей быстрее, чтобы до наступления ночи попасть в город. Но, мне не повезло. За мной увязалась стая волков. Они испугали лошадей, и те понесли. Колесо повозки попало на большой камень, повозка перевернулась. Я, ударившись головой о

камень, потерял сознание. Так и остался лежать в кустах. Волки удовольствовались лошадьми и меня не тронули.

— А что у тебя с ногой?

— Я попытался добраться до какого-то жилья и пошел по дороге. В темноте прозевал поворот, скатился в овраг и напоролся на острую корягу. Утром кое-как вылез наверх, и снова пошел по дороге. Увидел башни замка. Я прошу приют и помощь. Где можно купить лошадей? Кошель остался при мне.

Хагира что-то царапнуло в этом, вроде бы, связном рассказе, но воспитание и законы гостеприимства взяли верх над подозрительностью, и он пригласил гостя в замок. Замковый лекарь предложил свои услу-ги, но Герстальф отказался объяснив, что раны нет, только сильный ушиб. А вот новые штаны ему бы не помешали. Гость вымылся, переоделся и ушел в выделенную ему гостевую комнату. Сказал, что очень хочет отдохнуть. Если можно, поужинает позже в своей комнате. Слуга на подносе отнес еду, и больше гость на глаза обитателям замка не попадался.

Изя, опозоренный неудавшимся полетом, решил поменьше есть и побольше тренироваться. Чтобы не стать опять мишенью для колких шуточек мохнатых братьев и сестер Дейла и Дейли, дракончик тренировался только по ночам. Он решил начать с малого. Сначала Изя по сложенным в поленницу дровам залазил на крышу дровяного сарая и оттуда планировал на небольшой высоте по двору. Пусть не сразу, но он уже мог сделать несколько кругов и даже немного набрать высоту. Окрыленный своими успехами Изя забрался на перила высокой лестницы замка. Набрав в грудь побольше воздуха, как перед прыжком в

воду, расправил крылья и прыгнул вниз. Лестница была раза в три выше невысокого сарая. Дракончика подхватил ветер. Он кувыркнулся пару раз. Раскинул пошире крылья, поймал воздушный поток и воспарил над двором. Его захватило совершенно неизведанное раньше чувство полета. Порхание над сараем не шло ни в какое сравнение.

— Я лечу!!! Я могу!!! - Изя завопил в голос, захлебнулся ветром и замолчал, но высоту не сбросил. Сделав несколько кругов вокруг замка, дракончик хотел полететь над полем, но понял, что так далеко он еще не сможет лететь. Ограничится двором. Через пару недель интенсивных ночных тренировок крылья Изи стали более широкими, толстенькое пузико исчезло. Дракончик начал превращаться в дракона. В ту ночь, когда в замке остановился Герстальф, Изя решил усложнить тренировку. Для этого он поднялся на крышу самой высокой башни замка. В этой башне под самой крышей находилась замковая сокровищница. В ней был запас золота, ценные документы и монеты, сложенные столбиками. Двери в хранилище сделаны из цельного дуба, окованного железом. Запирались они на два замка, ключи от которых всегда находились у Хранителя и доступа к ним у других обитателей замка не было. Кроме двух замков содержимое оберегало охранное заклинание. Даже если замки открыть родными ключами сработает магическая защита, и Хранитель сразу же узнает, что кто-то шарит в сокровищнице. В самой сокровищнице окон не было только под самой крышей находилось небольшое узкое отверстие для вентиляции. Человек никак не смог бы туда пролезть.

Изя через чердачное окно вылез на крышу башни. Светила полная луна. Дракон увидел, как из отдушины замковой сокровищницы вылетела крупная летучая мышь. В когтях у нее был какой-то темный предмет.

“Мышь поймала”, - подумал Изя. Дракон решил ради интереса полететь следом. Интересно было, где у нее гнездо. Нетопырь заметил преследование и увеличил скорость. Изя полетел следом. Он уже достаточно хорошо владел крыльями и

Не мог его пресле-

довать. Летучая мышь на высокой скорости нырнула в лес и запетляла между деревьями. Изя вынужден был развернуться и полететь обратно. Дракон был размером с лошадь и размах крыльев не позволял ему лететь между близко стоящими стволами деревьев.

Наутро гость не спустился к завтраку. Он вышел из своей комнаты,

когда все уже встали из-за стола. Сославшись на то, что он не хочет обременять хозяев и спешит на местный рынок, Герстальф быстро распрощался с хозяевами и покинул замок.

Изя, воодушевленный своими успехами, не удержался и продемонстрировал двойняшкам свое искусство. Дракон, закладывающий вира-

жи над крышей замка, стал самым замечательным событием этого дня

и о странном незнакомце все забыли.


Глава 4. “Клятва крови” и таинственный рисунок.

Незаметно летит время. Полетели первые снежинки и в начале месяца Первых Метелей двойняшкам и миури исполнилось пятнадцать лет. Можно было провести Обряд Побратимов. Были пойманы два упитанных оленя и преподнесены в подарок Вождю поселка Ы-ырг-ху-ум. Хагир после пира обратился к нему с просьбой провести обряд для его детей и миури. Согласие было дадено и вот в крепости во всю шли приготовления к приему гостей.

В назначенный день в Каосе собрались миури и эльфы Рода Серебряного Оленя. Даже родители Хагира приехали с берегов Рыбного Моря. Отец Хранителя привез бочку своего вина. В горячительных напитках недостатка не было. Это очень порадовало местное мужское население. На вертелах крутились туши кабанов и оленей, столы были заставлены большими блюдами с дичью и пирогами. Но, прежде, чем вкусить все это изобилие виновники торжества должны были кровью скрепить клятву верности. Все собрались в центре замкового двора.

Зрители образовали большой круг. В центре круга стоял Вождь. Те, кто должен был принести “клятву крови” стояли по обе стороны от него. Ларри и Шанталь стояли справа от Вождя. С левой стороны стояли Дэйл и Дэйли. Обычно надрезы делал партнер-человек. Вождь и Хагир решили, что Хранитель тоже будет участвовать в проведении обряда. Первыми обряд должны были пройти парни. Хагир вынул из ви-

севших на поясе ножен свой острый охотничий нож и сделал неболь-

шой надрез на запястье сына, второй надрез он сделал на носу Дэйла, в том месте, где заканчивалась шерсть. Дэйл прикоснулся носом к запястью Ларри и их кровь смешалась. Тотчас в их головах зазвучал спокойный голос Вождя: - «Повторяйте за мной слова клятвы: “Кровь твоя стала моей.

Нет теперь уз сильней.

Ты, стал Братом моим.

Отныне Судьба принадлежит двоим”».

С этой минуты Ларри и Дэйл уже по-настоящему стали Побратимами. Они с младенчества росли вместе, но теперь в жилах каждого из них текла капля крови брата. Побратимы отошли в сторону и стали в круг.

Наступила очередь Шанталь и Дэйли.

Хагир сделал такие же надрезы на запястье дочери и носу миури. Нос Дэйли коснулся запястья Шанталь, капли их крови смешались, и они стали повторять за Вождем слова клятвы: “Кровь твоя стала моей.

Нет теперь уз сильней.

Ты, стала Сестрой моей.

Моя Судьба стала твоей”.

Шанталь и Дэйли стали Сестрами. Они в свою очередь отошли в сторону и стали в круг. В центре круга остались стоять Вождь и Хранитель. После того, как Вождь объявил, что обряд проведен и вступил в силу, Хагир пригласил всех к столу. Отдать должное вкусной еде и вину. Медный Котелок не упустил момент. Он сидел в обнимку с огромной кружкой пива и сочным окороком. Ларри и Дэйли прошмыгнули в дом гнома и приступили к поискам. Шанталь и Дэйл заговаривали зубы Натаниэль, которая по такому случаю приехала домой из Академии и очень хотела увидеть старшего брата и Подругу сестры.

А в домике гнома нарастала тихая паника. Ларри перерыл все чертежи. Дэйли уже не раз чихала от пыли. При поисках она надеялась на свое острое обоняние. Бумага, на которой были сделаны чертежи и описание, имела своеобразный запах. Им то и руководствовалась миури.

— «Скорее, я уже не знаю, как отвлечь зануду Натаниэль», - мысленно услышала Дэйли. В это время она уловила еле ощутимый запах. В толстую книгу вместо закладки был вложен листик. Дэйли аккуратно потя-

нула его за краешек, но книга была толстая, а листик вложен в самую середину. Миури попросила: - «Помоги мне, Ларри». Через пару секунд они стали обладателями небольшого черно-белого рисунка. На нем были изображены шесть собак, которые тянули за собой сани. Сани были точной копией чертежа, а на собаках была одеты шлеи, похожие на второй чертеж. Сани имели высокую спинку, за которую держался человек в меховой одежде.

— Бегом к Шанталь и Дэйлу. Они даже не представляют, ЧТО мы нашли! - крикнул Ларри.

Пир шел своим чередом. Гном Медный Котелок был сыт и пьян, так что неиспользованную бутылку предстояло потихоньку вернуть в отцовский кабинет.

После короткого совещания двойняшки и Побратимы решили сделать такие же шлеи и сани. Осталась самая малость. Претворить гениальный план в жизнь. Собаками, которые тянут сани, естественно предстояло стать Дэйлу и Дэйли. Миури предложили привлечь их брата и сестру - Мика и Мику.

Попытка перешить лошадиную сбрую успехом не увенчалась. Пришлось вытрусить весь подкожный запас. Все монеты, которые родители давали на прогулку на ярмарку и которые решено было не тратить. Взяв чертеж и сбрую все вместе пошли к шорнику заказывать шлею. Шорник Расман был весьма удивлен необычным заказом и поначалу не хотел за него браться. Но предусмотрительный Ларри выставил бутылку «Черной Лозы», которую он так и не отнес в кабинет отца. С Дэйла сняли мерки и договорились, что через три дня они с Ларри придут примерить то, что вышло.

Через три дня вся компания снова появилась в дверях мастерской шорника. Тот встретил их более приветливо, вино оказалось не просто хорошим. Оно было великолепным. На Дэйла надели шлею так, как нарисовано на картинке. Ларри взял за свободный конец возле хвоста и потянул на себя, Дэйл, наоборот, вперед.

— Как ощущения? Удобно? - спросила Шанталь.

— «Как-то не очень. Плохо двигаться. Давит везде».

— Надо подложить там, где грудь и плечи мягкую ткань, - предложила Шанталь.

— А что это будет? - спросил Расман.

Ребята показали ему все картинки.

— Это по снегу, что ли, ездить? Одного его мало будет. Тяжело, - решил шорник.

— Мы хотели четверых. А сколько будут стоить еще три такие? – спросил Ларри.

— По две монеты каждая. И, это. А как вы к саням их прицепите? Надо еще что-то. - Шорник явно заинтересовался. Он был молодым мужчиной и юношеское любопытство еще было ему присуще. Все начали более внимательно изучать чертеж.

— Собаки прицеплены к одному центральному ремню, - сделал вывод Ларри, - надо тоже такой сделать. А вот, как пристегнуть к центральному ремню?

У кузнеца Тадгейра заказали небольшие кольца и изогнутые крюки. Кольца пришьют к центральному ремню, а крюки на конце каждой шлеи. Вроде бы должно получиться, но все уперлось в деньги. Этот вопрос надо было как-то решить. Даром работать никто не будет. А ведь надо сделать еще и сани. Те, в которые запрягали лошадей, не годились совершенно. Расстроенная компания собралась в замке возле большого камина и был предпринят мозговой штурм. В результате этого штурма был съеден мясной пирог, колбаски и выпито по большой кружке вкусного чая. Побратимы побаловались всем тем же, только чай заменили на обычную воду. Изя, естественно, принимал активное участие и от съеденного слегка раздулся.

Никакого способа заработать недостающую сумму не было. Помощь кухарке или горничным отпала сразу. У кухарки было три помощницы, а горничные и без них прекрасно справлялись. Дэйли потянулась, изящно почесала лапкой за ушком и выдала: - «Надо все рассказать Хранителю. Он поможет».

— Отец не захочет тратить средства замковой казны на такую ерунду – сказал Ларри.

— А давайте, все же, ему расскажем, - это уже Шанталь поддержала Дэйли, – может быть, он заинтересуется. Когда сильный мороз и глубокий снег лошади бесполезны, а на таких санях, которые везут миури, мы могли бы ездить.

— И куда вы поедете? Первый вопрос, который задаст отец, - выдвинул аргумент Ларри.

— «Да хоть в деревню, за покупками или в лес на охоту», – решил выступить на стороне девчонок Дэйл.

— И ты, туда же. Ладно девки.

— «Ты, что предлагаешь? Украсть, как бутылку? Во-первых, еще за тот раз стыдно, а во-вторых, монеты у вашего отца в кабинете не лежат. Это в хранилище идти надо. Пытаться тайно проникнуть туда – это про-

сто опозориться. Охранное заклинание нам не по зубам», – привел аргументы Дэйл.

— Надо отцу объяснить, показать чертежи и готовую шлею, надетую на Дэйла, это обязательно его заинтересует, - сказала Шанталь, - я не буду ничего красть у себя дома.

Ларри остался в гордом одиночестве и вынужден был согласиться с остальной компанией.

Глава 5. Шлеи, сани и меховой жилет Изи.

Компания взяла чертежи, рисунок, на Дэйла была надета шлея и, скрестив в карманах пальцы на удачу, отправилась в кабинет Хагира. Хранитель сидел в удобном кресле и что-то читал.

— Можно? – это отцовская любимица Шанталь просунула в двери свою симпатичную мордашку, увенчанную копной красно-рыжих волос. Вслед за ней в дверном проеме возникла голова Ларри и морды миури.

— Заходите. Что это вы в полном составе? Изя на бреющем полете куда-то вломился? Или на очередном гувернере штаны загорелись, и я должен заливать пожар в его душе бутылкой коллекционного вина?

— Понимаешь, пап, тут такое дело. Скоро зима, снега много выпадет, морозы ударят.

— И вы решили, чтобы я дал денег на пошив шубы для Изи.

— О, а мы об этом не подумали. Изя замерзнет в воздухе! Ему нужна шуба! – хором воскликнули двойняшки.

— Ну вот, подсказал на свою голову, - пожалел Хагир.

— Дороги заметет, морозы сильные, на лошадях не очень-то поедешь. А нам нужно ездить в деревню за продуктами, и тебе на охоту, - гнула свою линию Шанталь.

— В этом году первый раз мороз и снег? Кстати, что это на Дэйле?

— Вот из-за этого мы и пришли. Нам нужны деньги, – выпалила Шан-

таль, и все замерли, глядя на Хагира горящими глазами.

— Так, так. С этого места поподробнее.

Ларри взял чертежи, рисунок и подал отцу. Хагир внимательно посмотрел на бумаги, на притихшую компанию. Дэйл в шлее подошел поближе и сел возле кресла.

— Вы хотите заказать еще такие шлеи и вам нужны сани. А денег нет.

Молодцы, что пришли ко мне, а не попытались сами что-то украсть.

Все сделали самые честные физиономии и покаянно опустили головы.

— Хорошо. Я дам вам монеты, даже более того, пойду с вами к шорнику и столяру. Мне самому стало интересно. А теперь, идите к себе. Чертежи оставьте мне и шлею Дэйла тоже. Я сам все обдумаю. Не волнуйтесь, ничего никуда не пропадет.

Компания высыпала в коридор и в восторге издала громкий побед-

ный вопль. - Я же говорила, папа поможет, - это Шанталь не удержалась, чтобы не уколоть брата, - а теперь, надо пойти к маме и попросить у нее помощи в пошиве шубы для Изи. В прошлые зимы он не мог летать и благополучно пересидел их в замке. Теперь же он будет гулять с нами. И может замерзнуть.

Окрыленная достигнутым успехом компания отправилась к Лунаталь. Эльфийка была в своей комнате в компании верной Вайяны. Возле Лунаталь стояли коробочки с разноцветным бисером, а в руках она держала начатую работу. На шее Вайяны красовался великолепный ошейник, украшенный искусным узором из блестевшего в солнечном свете бисера. Дэйли, увидев такое великолепие, впала в ступор и истуканом замерла в дверях. Она даже не отреагировала на тычки Шанталь. Стояла и зачарованно смотрела. Лунаталь, увидев такой чистый и неприкрытый лестью восторг, рассмеялась. Вайяна строго посмотрела на дочь, но не выдержала: - «Иди сюда», - позвала она ее. Как загипнотизированная Дэйли подошла к матери и эльфийке. Лунаталь наклонилась и приложила к ее шее поделку, бывшую почти законченным ошейником, отливавшим перламутровым блеском всех оттенков зеленого.

— «Это мне?!» - Дэйли буквально задохнулась от восторга.

— «Это должен был быть сюрприз ко Дню Осеннего Равноденствия. Придется немного подождать, тем более, что работа еще не закончена», - ответила Вайяна. Дэйл изобразил гордое равнодушие, хотя ему тоже понравился набранный из бисера ошейник матери. Лунаталь заметила его взгляд и погрустневшую мордочку. Она улыбнулась и незаметно подмигнула Дэйлу. Тот сообразил, что его не забудут и заметно приободрился.

— Мама, а вы очень заняты? - издалека завела разговор Шанталь.

— Милая, сделать такой ошейник еще и Изе мы уже не успеем, - ответила Лунаталь.

— Нет, мам, ошейник Изе пока не надо. Мы хотели поговорить с тобой, как бы сделать Изе меховой жилет. Скоро еще больше похолодает и ему надо будет согреваться в полете.

— Как же без Изи. Хорошо. Мы подумаем над этим, а вы обмеряйте дракона и принесите нам размеры. Только постарайтесь все-таки вспомнить, чему мы вас учили.

— Ой, мам, мы так вам благодарны! – Шанталь радостно чмокнула мать в щеку, а подлиза Дэйли лизнула в нос Вайяну. После этого радостная компания выскочила из комнаты и побежала мерять Изю.

Ни о чем не подозревавший дракончик устроился возле Обеденного Зала. Его морда находилась в ма-

леньком коридорчике, соединявшем его с кухней, и дракон наслаждался запахами близкого обеда. В его животе что-то мелодично урчало, изредка громко взрыкивая. В такие моменты морда Изи приобретала страдальческое выражение, и он начинал нетерпеливо переминаться с лапы на лапу. В этой позе его и застала компания изобретателей. В руках у Ларри был лист бумаги и свинцовый карандаш, а Шанталь держала в руке мягкий портновский метр, свернутый в рулон. Исстрадавшаяся душа Изи почувствовала неладное, а плотненькая попа присоединилась к ее пророчеству.

— «Изя, иди сюда, - услышал он призыв Дэйла, - мы тебя измерять будем».

— Я что болен? – Изя страдальчески подкатил глаза, – я скоро умру?

— Почему, ты, так решил? – спросил Ларри.

— Ну, вы же с меня мерку снимаете. А мерку всегда снимают, когда хоронить кого-то будут, – выдал Изя и на его морде отразилась целая гамма различных чувств, - я еще такой молодой. Только летать научился, – глаза Изи приняли скорбное выражение.

— «Изя, прекрати ныть, - рявкнул Дэйл. - Иди сюда».

Изя состроил совсем уж похоронную мину и вынырнул из наполнен-

ного запахами кухни коридорчика: - Я хоть поем напоследок, - горестно вздохнул “умирающий” и тихо стек на пол столовой.

— Изя, прекрати! - это уже не выдержала Шанталь. - Мы хотим сделать тебе теплый меховой жилет на зиму. Ты же, хочешь с нами гулять?

— Хочу!!! - взревел Изя и рыгнул огоньком. На кухне загремело. От неожиданости одна из поварих что-то уронила. Дракон только недавно начал попыхивать огоньком и процесс еще не особенно контролировал. Хагир как-то пошутил, что скоро в замке одни закопченные стены останутся. Посмотрел, как Дэйл пробует свои силенки и добавил: - А, впрочем, стен тоже не останется.

Дело в том, что Дэйл владел Стихией Земли и учился ею управлять. А поскольку только учился, то в сердцах топнув лапой по земле мог вызвать небольшое локальное землетрясеньице. Маленькое такое, но весьма эффективное. В замке прыгала мебель и летела на пол посуда.

— Я боюсь измеряться!!! – снова взвыл Изя и скуксился.

— «Изя! Прекрати истерику»! – окончательно вышел из себя Дэйл и топнул передней лапой. В ту же секунду пол всколыхнулся, на кухне снова что-то загрохотало и потянуло подгоревшим молоком. Из коридорчика вылетела красная растрепанная Фиона, и закричала: – Убирайтесь отсюда!!! Вы, мне весь обед испортите. Забирайте клятого дракона и убирайтесь подальше от моей кухни!

Все сочли за благо ретироваться и подпихивая дракона в плотненькую попу, пошли в учебный класс. Это помещение было относительно свободно от мебели и ковров на полу и стенах. Не было посуды и прочих бьющихся предметов. Стены были очень толстые, чтобы ученики могли беспрепятственно пробовать свои силенки в плохую погоду. В хорошую - практические занятия проводились во дворе или за стенами замка. Кто знает, какая Сила дана ученикам, а владеть ею в совершенстве они еще не могли.

Изю поставили посреди комнаты. Ларри

сел за стол, а Шанталь размотала свернутый в рулон метр. Изя снова задергался и попытался уйти в отключку. Дэйли, недолго думая, запустила остренькие зубки в его хвост. Изя взвыл дурниной, но перестал заваливаться на бок. Шанталь, с помощью Дэйла, попыталась обвернуть дракона метром. Естественно его не хватило. Изя воспрянул духом. Шанталь сказала: - Будем измерять по частям.

Дракон из измрудно-зеленого сразу стал цвета вялой капусты и тихо сполз на пол. Но, на его ужимки уже не обращали внимания. Ларри нарисовал на листе две половинки дракона и снова приступили к измерениям. Шанталь и Дэйли померяли дракошу от спины до бока, от бока до средины живота. В это момент Изя поднял голову на длинной шее, и его глаза оказались на уровне рисунка из двух половинок дракона. Изя издал визг, которому позавидует свинья и тихо ушел в отключку.

— «Ну, и хорошо, - сказал Дэйл, – так даже удобнее».

Шанталь и Дэйли обмеряли место, где начинались шея дракона и передние лапы. Совместными усилиями померяли спину от шеи до хвоста. Изя не шевелился. Ларри все цифры написал на импровизированном чертеже. Удовлетворенные результатом, понесли полученные измерения Лунаталь и Вайяне. Изя остался лежать. Когда хлопнула дверь, он приоткрыл один глаз. Убедился, что никого нет и тихонько пошел к заветному коридорчику. Наслаждаться запахами обеда.

Прошло несколько дней. Однажды, после завтрака Хагир обвел взглядом своих детей, сидящих рядом их Побратимов и сказал: - Одевайтесь потеплее. Пойдем шлеи заказывать. Заодно посмотрим, как обстоят дела с санями.

Прозвучавший вопль заставил вздрогнуть дам, а люстра жалобно зазвенела всеми хрусталиками. Молодежь буквально испарилась из Обеденного Зала. Одеваться. Миури и так были одеты в зимний пушистый мех, искрившийся на солнце. Через пять минут компания уже носилась по двору и в ожидании Хагира кидалась снежками. Рядом с Дэйлом в снегу кувыркался Мик, а его сестра вместе с Шанталь и Дэйли старалась увернуться от летящих снежков. Изя выглядывал из приоткрытой двери, пробовал снег на крыльце лапкой и жалобно поскуливал. Ему и поиграть хотелось, и лапы мерзли.

— Надо Изе кроме жилета меховые сапоги сделать, - сказала Шанталь.

— «Потеряет в воздухе», - возразила Дэйли.

— А мы их со шнуровкой сделаем, - не сдавалась Шанталь.

— «Тогда будут держаться», - согласилась миури.

Парням на подобные проблемы было наплевать. Ларри самозабвенно кидался снежками. Мик и Дэйл ныряли в снег, стараясь отряхнуться на сестер, через пять минут превратившись в снеговиков. Хагир спустился с крыльца и резким окриком успокоил забияк: - Быстро вычистить одежду от снега и догнать нас.

Ларри кое-как отряхнул одежду, а Дэйлу и Мику хватило разок встряхнуться, и шерсть снова стала чистой. Бегом они догнали отца и девочек, уже выходивших из ворот крепости.

— Сначала к шорнику, - скомандовал Хагир. Шорник, увидев, что к его мастерской направляется Хранитель Каоса собственной персоной, бросил всю работу и встал в дверях приветствуя ТАКОГО посетителя.

— Что привело господина в мою скромную мастерскую?

— Мои дети сделали у тебя вот такую шлею, – Хагир показал шлею Дэйла.

— Да, мой господин. Вы недовольны моей работой?

— Все в порядке. Нужны еще три. Я заплачу за работу сколько скажешь,

но сделать нужно побыстрее. Снимай мерки и приступай.

— Как пожелаете, господин, - Расман схватил свои инструменты, – кого измеряем?

Молодежь захихикала. Хагир вопросительно приподняв одну бровь посмотрел на весельчаков.

— Мы вспомнили, как снимали мерку с Изи, а он изображал обморок, - объяснил Ларри. Дэйли, Мика и Мик подошли к шорнику: - «Нас надо измерить», – зазвучал у него в голове приятный девичий голос.

Весь процесс много времени не занял, и шорник попросил, чтобы дня через четыре пришли на примерку. Часть платы взял вперед. Хагир заплатил нужную сумму, и все вышли из мастерской.

— Теперь к столяру, - сказал Хагир, - сани я уже заказал, надо посмотреть, как идет работа. Минут через пятнадцать они подошли к домику столяра Алана. Столяр, увлеченно что-то строгавший, поначалу даже не заметил посетителей. Хагир подошел к нему почти вплотную и окликнул по имени.

— О, пусть простит меня господин, я увлекся и не видел, как вы вошли.

— Все в порядке, Алан, так и должно быть. Мастер занят своей работой. Это мы оторвали вас от дела. Хотим узнать, как продвигается наш заказ.

— Я изготовил полозья и сиденье. Вот насчет спинки у меня много вопросов. Какой она должна быть высоты и сани узкие получаются.

Алан прошел вглубь мастерской и вынес оттуда два длинных полоза, небольшое сиденье и заготовку под спинку: - Вот ваш чертеж, но размеры непонятны, а описание на незнакомом языке.

— Язык никто не знает. Будем сами думать. Вот рисунок. За спинку держится человек, значит по высоте она должна быть такая, чтобы за нее удобно было держаться. Стоять сзади будет Ларри, вот под его рост и

будем делать. Сани неширокие, на одного человека.

Столяр попросил Ларри прийти завтра. Он соберет вместе все части и вместе с ним окончательно подгонит.

В замок вернулись к обеду. Когда все поели и собрались расходиться, Лунаталь и Вайяна сообщили, что меховой жилет для Изи сметали и нужна примерка.

Изя, сытно покушав, лежал возле камина и медитировал. Это он так выражался. А попросту говоря дремал после обеда. От этого приятного времяпровождения его оторвал голос Шанталь: - Изя, просыпайся. Жилет будем мерять. И сапоги. Чтобы ты, не дрых, а гулял вместе с нами.

С этими словами она подошла к дракончику и показала ему симпатичный, теплый жилет. Изя вздохнул, но жилет все же примерил. Он сидел, как влитой, и Шанталь побежала к матери.

— Раз подошло, то отдадим портнихам, пусть окончательно сошьют, - сказала Лунаталь.

На следующий день Ларри с Дэйлом побежали к столяру. Сани были готовы. Нужно было проверить подойдут ли по росту. Парень стал на полозья, как было нарисовано на рисунке и взялся руками за спинку:

— Вроде бы нормально. Вот когда поедет - пойму.

Сани вынесли во двор. Ларри снова стал на полозья.

— «Ты ногой оттолкнись, – это Дэйл влез с советом, – они поедут, и ты поймешь удобно или нет».

— Вроде бы, удобно. А можно мы их опробуем, и, если что-то будет не так, вы доделаете? – спросил Ларри.

— Хорошо. Ваш отец уже расплатился.

Через несколько дней компания отправилась к шорнику Расману за шлеями. Хагир дал им недостающую сумму и сказал, что пойдут они без него, он был занят. Все, включая тепло одетого Изю, весело шли по поскрипывающему снегу и со смехом выдыхали облачка пара. Соревновались у кого облачко больше. Выиграл Изя. Заигравшись он дыхнул приличным пламенем так, что шедшая навстречу компания выпивох

забормотала какие-то молитвы и мигом протрезвела. За игрой не заметили, как подошли к мастерской. Шорник их уже ждал: - Вот заказ. Я на перекрестье каждой шлеи нашил цветные лоскутки, чтобы, значит-ся, не путать.

— «Ой, какая красота! Моя с красным лоскутком», - сказала Дэйли.

— Нет, госпожа миури. Это шлея для рыжего господина. Ваша - с зеленым лоскутком, а с синим - для второй девочки.

При помощи Ларри и Шанталь миури надели шлеи. Дэйли и Мика сразу начали вертеться перед стеклом в окне, пытаясь разглядеть себя.

— Извините, но у меня нет большого зеркала. Я ведь не портной. А лошади в зеркало не смотрятся, - улыбнулся Расман, – вы лучше проверьте, как сидят. Не жмут ли где.

Ларри потянул каждую шлею за кольцо возле хвоста: - Вроде бы подходят. В мешочке остаток суммы, как договаривались. А можно, мы их опробуем и, если что-то не подойдет, вы подправите? - спросил Ларри.

— Конечно, конечно. Проверьте, я все подправлю, - сказал шорник. Помялся немного и спросил: - Можно и мне посмотреть, как вы будете ездить?

— «Конечно, можно. Даже прокатим», - ответил Дэйл.

— Только сами научимся, – отозвался Ларри. - Я сам еще не знаю, как управлять санями. Сейчас попробуем.

Компания распрощалась с шорником и пошла за санями. Миури так и шли в шлеях, чем вызывали недоуменные взгляды прохожих, а ребятишки бежали за ними до дома столяра. Столяр стоял во дворе, а возле него стояли узкие и длинные сани с высокой спинкой. Друзья, обрадованные, что сани уже готовы, поблагодарили столяра, и в сопровождении слегка посиневшего Изи покатили их в замок. Пообедать и погреться. После попробуют поехать на санях. В замке планы немного поменялись. Пока пообедали, похвастались шлеями, отогрели Изю, стемнело. Зимой темнеет рано, дня почти нет.


Глава 6. Ходовые испытания.

На следующее утро, сразу после завтрака, во двор крепости выкатили сани. На миури надели шлеи, пристегнули их к длинному ремню. Шан-таль села на сани, а Ларри стал сзади на полозья.

— «Ну, что? Мы побежали?» - спросил Дэйл.

— Да, но не быстро. Я не знаю, как управлять. Как повернуть.

Миури пошли сначала шагом. Ремень заскрипел, но выдержал. Ларри оттолкнулся одной ногой и сани легко поехали вперед. На крыльце своего дома сидел Медный Котелок и попыхивал носогрей-

кой. Гном с интересом такого же сумасшедшего экспериментатора наблюдал за ходом эксперимента. Сани плавно ехали по прямой, но двор крепости был не бесконечным и надо было повернуть. При повороте сани резко накренились. Шанталь резво выпрыгнула на снег, а Ларри соскочил с полозьев и побежал рядом, удерживая сани за спинку, чтобы не перевернулись. Кое-как развернулись. Шанталь снова уселась на сиденье, а Ларри стал сзади на полозья.

— «Нам надо медленнее бежать перед поворотом, – передала мысль Дэйли, – а то сани будут переворачиваться».

— Давайте сначала поедем чуть быстрее, я хочу попытаться их остановить, - сказал Ларри.

Миури резво побежали вперед. Шанталь весело помахала рукой Лунаталь, выглянувшей в окно. Идиллию нарушил Медный Котелок.

— А вы попробуйте остановиться, – крикнул он.

— «Останавливаемся!» – это уже скомандовал Дэйл. Миури остановились, но потом побежали опять.

— «Сани нам на лапы едут, – передал Мик, - надо, чтобы ты, их останавливал».

— Так я и думал, – удовлетворенно выкрикнул гном, – вы, тормоз не предусмотрели. Как останавливаться будете на большой скорости? И поворачивать вы не сможете, сани завалятся набок. Надо тормоз установить. У меня где-то был чертеж, только я не знал куда его приспособить.

— Если ручной тормоз, то мне будет неудобно, я держусь руками, надо, чтобы я мог ногой надавить на рычаг и остановить, – сказал Ларри.

— Вот. Правильно. Рычаг. - Медный Котелок запрыгал на месте и замахал руками. Выбил об каблук потухшую трубку и унесся в дом. Оттуда донеслось бодрое пение и топот. Гном искал нужные чертежи.

— А ведь он прав, Ларри. В случае необходимости мы не сможем затормозить, – сказала Шанталь, – пусть Котелок помудрит, может быть, сделает нам тормоз.

— Давайте по прямой еще раз проедем и попробуем повернуть. Мне кажется, я должен наклониться на повороте в другую сторону, – крикнул Ларри. Миури резво побежали. Шанталь была в восторге. Снег скрипит, солнце светит, впереди мелькают пушистые хвосты. Ее переполняла какая-то чистая детская радость. Хотелось петь, кричать, просто наслаждаться жизнью. Ларри испытывал такие же чувства. Миури тоже наслаждались бегом по снегу. Им хотелось вырваться на простор и бежать, бежать, чтобы ветер свистел в ушах, а дорога белым полотном стелилась под лапы. Двор снова закончился, и назрела необходимость поворота.

— «Поворачиваем! – крикнул Дэйл, – Ларри, приготовься».

Миури немного снизили скорость и начали поворачивать. Ларри был наготове. Он немного отклонился в сторону. Сани резко накренились, но удержались и плавно вошли в поворот.

— Йо-хо-хо!!! Мы, едем! – довольные вопли разорвали морозный воздух. Сани лихо подъехали к крыльцу замка. Миури побежали медленнее, а Ларри спрыгнул на снег и потянул на себя спинку саней. Остановились в этот раз без проблем. На крыльце стоял Хагир. Он с улыбкой посмотрел на это действо и сказал: - Вам нужно сделать тормоз.

— Уже делаем. Вернее, Медный Котелок делает. Он заинтересовался и сказал, что у него есть чертеж, - крикнула отцу Шанталь и не удержавшись весело рассмеялась, – папа, ты даже не представляешь, как чудесно так кататься. Совсем не так, как когда впряжена лошадь.

— Вы то катаетесь, а что думают по этому поводу ваши Побратимы, Мик и Мика?

— «Нам тоже нравится. Нравится бежать», – хором ответили миури.

— Тогда катайтесь и нас с матерью покатаете.

— Обязательно покатаем! - крикнул Ларри.

— Интересно, а как это бежать и везти сани? - ко всеобщему изумлению задал вопрос Татр. Никто от него такого не ожидал. Хагир удивленно уставился на своего Побратима.

— «Папа, а ты попробуй, тебе понравится, – предложила Дэйли. – Одень шлею Дэйла, ты влезешь в нее, и пробежимся».

Татр на секунду замешкался, потом сбежал с крыльца. Шанталь помогла ему одеть шлею.

— Папа, садись прокатишься, – предложила она отцу, - так замечательно!

Хагир с некоторым смущением уселся в сани. Ларри стал на полозья

и миури побежали. Сначала медленно. Потом Татр вошел во вкус и

скомандовал: – Дети, вперед! - Сани понеслись на полной скорости и на повороте заложили крутой вираж. Тормоза не было и Ларри не смог их удержать. Сани перевернулись. Хагир угодил прямехонько в сугроб, насыпанный дворником. Дэйл несся рядом и вопил: – «Папа не пеши!!! Пере…» - Дальше он сказать не успел. Из сугроба вылез Хагир и начал отряхиваться. Подняв глаза увидел в окне смеющееся лицо жены, и рядом морду Вайяны. Хагир снял шапку и помахал им.

— Вы знаете, мне понравилось все, кроме поворота. Ставьте тормоз, учитесь управлять. Маму покатаем, - сказал, закончив отряхиваться, Хранитель.

Поздно вечером все сидели возле горящего камина. Лунаталь весело подтрунивала над мужем, расспрашивала, как в сугробе. Мягко было? На что Хагир пообещал в следующий раз взять ее с собой, чтобы сама попробовала.

В комнату вошел Медный Котелок. На носу у него сидели массивные очки, а в руке он держал листы: - Вот. Я придумал тормоз, – гном разложил на столе листики с чертежами, – завтра сделаю и поставлю на сани.

Шанталь подбежала и чмокнула гнома в щеку: - Мы тебя обязательно покатаем.

— Хм. Ну, когда поставим тормоз, то можно и покататься. Отчего ж не покататься, - гном нахлобучил на голову меховую шапку-ушанку и собрался к себе.

— Борин, выпьем по бокалу вина, – пригласил гнома Хагир, – дамы не пьют. Ларри еще молод, а одному пить… Я не пьяница.

Шанталь и Ларри переглянулись. Они впервые услышали настоящее имя Медного Котелка.

— «Надо его по имени называть, – сказала Дэйли, – он нам помогает, а мы его по имени не называем».

Мужчины сели в кресла ближе к огню со стаканами в руках. Лунаталь с Вайяной ушли к себе и отправили по своим комнатам молодежь. За что Хагир был благодарен своей чуткой жене.

На следующий день Медный Котелок сам пошел в кузницу к Тадгейру. Гном решил все сделать собственноручно. Кузнец не стал протестовать. Ему самому было интересно, что задумал Медный Котелок. Гном разложил чертежи, заправил бороду за пояс, чтобы не мешала и взялся за щипцы и молот. К вечеру тормоз был готов. Тадгейр не смог сдержать любопытства: - Куда господин гном собирается это присобачить? Никак не пойму.

— Господин гном будет собачить тормоз на сани, - ответил Котелок, – кому интересно, может мне в этом помочь, - Борин, в сопровождении Тадгейра, отправился в сарай, где стояли сани. Почти стемнело, но гно-му не терпелось закончить начатое, и при свете факелов мужчины на-чали крепить тормоз на сани. Вдвоем они быстро управились.

— Я пошел, скажу, что сделал. Завтра с утра попробуем, как работает, - гном пошел в замок. Его сообщение было встречено воплями восторга, но из-за темноты ходовые испытания перенесли на утро.

Сразу после завтрака все вышли во двор. Даже Изя, закутанный в меховой жилет и в теплых сапогах на всех четырех лапах, крутился возле миури и давал советы. О которых, впрочем, никто его не просил. Борин суетился возле саней и инструктировал Ларри. Миури, с помощью Шанталь и Хагира, уже надели шлеи. Лунаталь с Вайяной тоже наблюдали за процессом. Вот все заняли свои места, Шанталь села в сани.

— Готовы? Поехали! – крикнул Ларри. Сани довольно быстро заскользили по двору крепости.

— «Поворачиваем, – скомандовал Дэйл, – Ларри, ты готов?»

— Да!

Миури чуть замедлили бег и сани начали разворачиваться. Ларри надавил на тормоз. Стальные зубцы зацепились за снег, но не затормозили. Тогда Ларри еще сильнее вдавил педаль, послышался скрежет о мерзлую землю, и сани начали притормаживать. Одновременно парень отклонился в сторону, удерживая спинку руками и сани плавно вошли в поворот. Ларри отпустил тормоз, который на пружине мягко вернулся на место. Все отлично работало. Гномья работа. Миури побежали быстрее.

— Останавливаемся! - крикнула Шанталь. Миури снизили скорость и почувствовав сопротивление тормоза, остановились совсем. Сани послушно замерли, не наехав им на лапы, чему они были несказанно рады.

— Ура! – заорал Медный Котелок, – работает. Ну да, еще бы ему не работать, такой мастер делал, – похвалил он самого себя.

Хагир подошел к Лунаталь и обнял ее: – Милая, давай и мы прокатимся.

— Ты меня в снег не окунешь? - спросила эльфийка.

— Постараюсь, – рассмеялся Хагир и сказал, - сынок, ну-ка уступи место, я маму покатаю.

— Папа, главное на повороте не выпусти из рук спинку и отклоняйся в сторону, а то перевернешься, – напутствовал его Ларри. Лунаталь села на место Шанталь, и миури побежали.

— «Быстро не бегите, – рыкнула Вайяна, – а то мою Сестру в сугроб вывалите».

Заскрипели полозья, взмахнули пушистые хвосты, мягко заскользили по снегу сани. Миури очень быстро

не бежали, и перед поворотом Дэйл скомандовал: – «Поворачиваем. Держитесь».

Хагир надавил на тормоз, но сани все равно немного накренились. Вспомнив совет сына, Хранитель немного отклонился в сторону, не выпуская из рук спинку и выровнял сани. Лунаталь даже не заметила, что еще пару секунд и она бы барахталась в сугробе. Миури пробежали еще немного и начали замедлять ход. Хагир затормозил, сани остановились совсем. Он помог жене встать с саней: - Ну как, понравилось?

— Восторг. Это было замечательно. Только немного жестко. Надо что-то положить на сиденье. Будет мягче и теплее. У нас остался мех от жилета и сапог Изи. Сошьем мягкое меховое одеяло. Это будет наш вклад, – рассмеялась Лунаталь.

Хагир с женой и Вайяна с Татром ушли в замок, а молодежь решила еще покататься. Шанталь сама хотела управлять санями. Борин тоже напомнил о своем желании покататься. Гном сел в сани, Шанталь стала на полозья. Миури взмахнули хвостами и побежали. Они сделали круг по двору и на удивление четко вошли в поворот. Проехав еще круг, остановились. Тормоз работал великолепно. Тадгейр стоял тут же, но покататься не рискнул. Он не боялся. Кататься с господами было как-то неловко.

Так прошла неделя. Шанталь и Ларри тренировались управлять санями. Лунаталь и Вайяна подарили меховую накидку и ездить сразу стало мягче и теплее. Миури, благодаря постоянной физической нагрузке стали сильнее и выносливее. Дэйл в шуточной борьбе почти победил Татра, хотя раньше могучий пес сразу валил его на спину. Татр задумался. «Может быть и себе побегать, а то суставы хрустеть начали». Немного поразмышляв, он собрался с духом и однажды вечером затеял разговор с Хагиром: - «Послушай, Брат, я тут подумал. Мне тоже нужна шлея. И не смейся. Вчера мой сын чуть не уложил меня на лопатки. Вот, что значит тренировки на свежем воздухе».

— Хм. Ты будешь тренироваться, а я буду обрастать жиром? – улыбнулся Побратим. – Хотя, я мог бы рядом идти на лыжах. И поохотиться можно. Возле гор видели оленей и лосей. Туши привезем на санях. Решено. Шьем тебе шлею, а я подготовлю лыжи.

Пока старшее поколение размышляло, молодежь выбралась за ворота замка и каталась на снежных просторах. Ларри уже набрался опыта и ловко удерживал сани даже на крутых поворотах. Изя летел впереди, изредка изрыгая пламя и клубы дыма. Тренировался. Шанталь пришла в голову та же мысль, что и ее отцу. Теперь она и Ларри поочередно правили санями и бежали на лыжах. Тадгейр не удержался и попросил покатать его немного. Борин намного чаще катался на санях, а Шанталь бежала рядом на лыжах. Вскоре к ним присоединились Хагир и Татр. Для того, чтобы запрячь Татра пришлось немного изменить основной ремень. Тадгейр, в благодарность за катание, прикрепил кольцо и не взял плату.

Поездка к шорнику переполошила весь городок. На главную улицу вылетели сани, запряженные четверкой огромных лохматых миури и на полной скорости, пронеслись мимо раскрывших рты зевак. Ларри лихо затормозил возле домика Расмана. Татр, бежавший рядом, даже слегка запыхался и решил, что надо прекращать после обеда дремать возле камина.

Расман, наблюдавший в окно за приближением саней, вышел на крыльцо и захлопал в ладоши: - Браво! Я даже не представлял себе, что будет так шикарно. А ко мне зачем? Все великолепно сидит.

— Нужна еще одна шлея для Татра. Это - Побратим отца, – сказала Шанталь, – мы меряли шлею Дэйла, но она немного жмет.

— Сделаю. Цена та же. Только сниму мерку. Проходите в мастерскую.

— «Заходите с Татром. Мы тут подождем, полежим на снегу», - решили миури. Шанталь, Ларри и Татр зашли внутрь, а миури остались лежать возле саней. Вокруг сразу же собралась толпа зевак. Мик покосился на них и зевнул, продемонстрировав огромные белые клыки. Толпа слегка отодвинулась. Мимо проходил охотник Рагнар. Его Побратим поприветствовал соплеменников и сказал: - «Меня зовут Кабир. Я никогда не видел, чтобы миури вместо лошади сани возили. Вам самим это нравится?»

— «Очень. Так восхитительно, когда бежишь по снегу. Мороз, солнце светит, ветер свистит в ушах. Жаль, что мы одни. Посоревноваться бы с кем-то», - ответил Дэйл.

— «Надо сказать Побратиму. Нам тоже не помешают такие сани, когда ходим на охоту. Они узкие, легкие. Миури могут охотиться, и на санях отвозить груз в город. Не надо будет на себе нести добычу. Я поговорю со своими собратьями».

— Где сделать шлеи и сани? - подключился к разговору Рагнар.

— «Шорник знает, как шить шлеи. А сани мы заказывали у мастера Алана», - пояснила Дэйли.

Через два дня была готова шлея Татра. К ремню уже прикрепили дополнительное кольцо и Татр возглавил упряжку. Ему пришлось немного потренироваться, и он теперь уверенно вел свою стаю.

Хагир и Ларри решили поехать на два дня на охоту. Около Звонкого Ручья охотники видели большое стадо оленей, но он был далеко, а олени - тяжелая добыча, их на себе не понесешь, а на лошадях к Звонкому Ручью не добраться. Для легких, узких саней, запряженных миурии, это проблемой не было. Шанталь, не любившая такое развлечение, осталась дома.

Рано утром запрягли миури, сложили груз на сани, закрепили его ремнями и поехали к горам поохотиться. Ларри правил санями, а Хагир бежал рядом на лыжах. Через пару часов они поменялись. К Ручью доехали, когда уже стемнело. Какая охота, хотя миури утверждали, что чуют добычу. Поставили палатку, поужинали и основательно выспались.

Утром Ларри и Хагира разбудили миури. Они учуяли запах оленей с восточной стороны. Охотники быстренько поели, собрали палатку и пошли в ту сторону. Вскоре они наткнулись на четкие следы несколь-

ких оленей и пошли по ним. Следы начали отклоняться на север.

— Так они заведут нас к троллям Рогатой Горы, – заметил Хагир, - пройдем еще немного и будем возвращаться. У меня нет никакого желания с ними общаться.

Через полчаса ходьбы уже собирались вернуться. Мика подняла морду и прикрыла глаза. Она обладала способностью Далекого Зрения и могла увидеть то, что не видели остальные. Миури повела всех за собой и через пять минут охотники увидели на открытой поляне трех крупных оленей. Две стрелы из мощных луков уложили двоих. Третий понесся прямо на сидевшего в засаде Дэйла. Миури ударил лапой о землю, и олень покатился кубарем по вздыбившейся земле. Тут его настиг Татр и ударом огромных клыков перерезал горло. Туши быстро освежевали, мясо уложили в мешки. Нужно было поскорее покинуть владения троллей, после пообедают.

Миури неспешной рысью везли тяжело нагруженные сани. Правил ими Хагир. Ларри бежал рядом с луком за плечами. Так они шли почти до темноты. Идти ночью по лесу было очень тяжело, все устали. Заночевали в лесу. Ларри и Хагир поставили палатку, миури собрали сухие сучья. Дэйли легким касанием лапки зажгла костер. На набольшие стальные пруты с острым концом нанизали куски оленины и зажарили на костре. Миури наслаждались сырым мясом. Перед сном Хагир поставил Магическую Охрану. Устали все, а гарантии безопасности никто не давал. Миури, хоть и надеялись на острый слух и чуткий нос, тоже устали и могли вовремя не отреагировать.

Утром Мика выглядела какой-то задумчивой.

— Мика, что с тобой? Ты не заболела? – спросил Ларри.

— «Мне приснилось, что к крепости идет орда орков. Хотя, это, наверное, дурной сон», - ответила Мика.

Хагир нахмурился. Он хорошо помнил о способности Мики видеть сокрытое.

— Сон или нет, идем как можно быстрее. Надо скорее войти в крепость.

Миури на всей доступной скорости потянули тяжело нагруженные сани. Правил санями Ларри, он имел больше опыта. Хагир бежал рядом на лыжах. Показались Две Скалы. Между ними были огромные кованые Ворота отсекавшие Северное Плато от ничейных земель, за которыми начиналось Белое Безмолвие и неизведанное. Эти ворота и механизмы - результат работы гномов, эльфов и людей, которые объединились, доведенные до отчаяния наскоками орков и снежных великанов. Ворота были приоткрыты. Возле огромных механизмов, приводивших их в движение, стояли тепло одетые стражники. Они дежурили по три часа и шли греться. На таком морозе больше никто не выдержит. Охрана Ворот состояла из представителей всех трех рас. Сейчас дежурили коренастые гномы, закутанные в меха.

Оставалось совсем чуть-чуть и охотники будут дома. Уставшие миури снизили темп. Хагира все время мучило какое-то беспокойство, и он постоянно оглядывался назад. Мика начала спотыкаться и один раз чуть не упала. Ларри остановил упряжку, выпряг Мику, а на ее место стал Татр. Мика, понурившись, пошла рядом с санями и потихоньку начала отставать. Хагир подошел к ней: - Что с тобой?!

— «Я все время вижу орков. Я боюсь. Их много. Они нападут на Каос».

— Встряхнись и ни о чем не думай. Мы почти у ворот. Ты, должна бежать, - Хранитель подтолкнул Мику, а сам оглянулся назад и увидел на горизонте какое-то движение, - быстрее, как можно, быстрее.

Миури из последних сил увеличили скорость, а Мика, буквально подпихиваемая Хагиром, побежала вперед. Они уже почти достигли Ворот. Гномы вскинули боевые топоры отдавая честь Хранителю.

— Скорее закрывайте Ворота. Орки.

Без дальнейших вопросов охранники бросились к механизмам. Им на помощь поспешили сменщики.

— Закройте ворота, берите оружие и спешите в крепость. Не надо глупых смертей. Ворота их остановят, а если нет, то в крепости ваша помощь будет нужна гораздо больше, - сказал им Хагир. Кряжистый гном с густой черной бородой, заплетенной в косички, хотел что-то возразить.

— Это приказ! – рявкнул Хагир, – не обсуждается! Закрыть ворота, перебросить мост и бегом в Каос. У меня каждый воин на счету.

Через пару минут Ворота с грохотом закрылись. Загремели громадные засовы, выкованные гномами. Охранники-эльфы начертали на створках Ворот руны, которые после прочтения заклинаний засветились призрачным голубовато-зеленым светом. Загремели подъемные механизмы и мост, соединявший берега Гремучей Змеи, был перекинут на Северное Плато.

Глава 7. Нападение орков.

Охотники на всей возможной скорости влетели в ворота Каоса. За ними спешила охрана Ворот. Когда последний человек вошел в ворота крепости их закрыли. Хагир приказал поднять по тревоге гарнизон и готовиться к обороне. Жители окрестных деревенек и городка были предупреждены посланными гонцами и потихоньку собирались со своим скарбом и скотиной в той части крепости, которая была отведена на такой случай. Размещением поселян руководил Борин. Он, как дирижер оркестра, размахивал руками и командовал. Хагир подозвал начальника гарнизона Скайлара и приказал привести в боевую готовность все оборонные механизмы. Ларри успел распрячь миури. Слуги разобрали поклажу, мясо отнесли в кладовые. Оно пришлось как нельзя более кстати. Дэйли отвела Мику в комнату и побежала за Вайяной. Мика

все время вздрагивала и поскуливала.

Хагир позвал Ларри: - Идем со мной. Я должен кое-что тебе рассказать. - Они быстрым шагом пошли в замок. Когда подошли к подножью лестницы, Хагир показал рукой на две статуи огромных волков, казалось, охранявших замок.

— Посмотри внимательнее на эти статуи.

— У правого волка выпал голубой камешек из глаза, только краска осталась.

— Ничего никуда не выпало. На это место вставляется Голубой Кристалл - защитный талисман Каоса. Он укрепляет все стены крепости, цетраль-ные ворота и стены самого замка. Пока Голубой Кристалл в Каосе, враг не сможет разбить стены крепости и замка. Пошли в сокровищницу. Нужно поставить на место Кристалл.

Пока Хагир все это рассказывал, они подошли к крутой лестнице в башне, и стали подниматься наверх.

— Я сейчас расскажу тебе, как снять защиту с дверей сокровищницы и, как снова наложить охранное заклинание. Я собирался сделать это, когда тебе исполниться шестнадцать лет, но Судьба распорядилась иначе, - Хагир подошел к двери и произнес несколько слов на языке народа своей матери. Ключом открыл двери и вместе с Ларри вошел внутрь. Подойдя к столу, Хранитель начал нервно озираться и шарить руками по его поверхности.

— Пап, что случилось?

— Очень плохое случилось. Пропал Голубой Кристалл. Ума не приложу, как он мог исчезнуть.

— Когда ты брал деньги для пошива шлей он был?

— Я деньги взял из своего кошеля. Они были в моем кабинете. Ты, точно не вор, а то не задал бы такого вопроса. Ты, даже не знал, что деньги были у меня.

— А когда ты, последний раз заходил в сокровищницу?

— Еще летом. Я проветривал комнату. Смотрел все ли на месте. Пересчитывал деньги. Голубой Кристалл в замшевом мешочке лежал посреди стола. Я вынимал его и держал в руках. После положил его об

ратно в мешочек и на стол. Тогда же взял деньги на текущие расходы и больше в сокровищницу не заходил.

— Что же теперь будет? Кто мог его взять? Папа, а если кто-то проник в сокровищницу…

— Ларри! Это невозможно! Охранное заклинание очень мощное, его кроме меня знает только ваша мама. Если дверь начнут открывать ключом, то оно обязательно сработает, и я об этом узнаю.

— А окно?

— Кто сможет туда добраться? Оно под самой крышей и очень узкое. Туда разве что худенькая кошка или мышь пролезет. Но, кошкам и мышам тут делать нечего. Еды здесь нет. Даже не представляю, кто мог его украсть.

— Что теперь делать?

— Пока молчи, никому не говори.

— Даже маме и Шанталь?

— Молчи. Я сам скажу. А теперь пошли во двор. Будем готовиться к возможному штурму. Наши обязанности с нас никто не снимал. Сейчас ты, сам запрешь комнату и наложишь Охранное Заклинание. Я буду подсказывать тебе.

Ларри обладал хорошей памятью и отличными магическими способностями. Он успешно справился с поставленной задачей, и отец с сыном поспешили во двор крепости. А во дворе деятельность кипела и бурлила. Гном с кузнецом прилаживали на стене второй гигантский арбалет. Первый - экспериментальный, успешно опробованный Изей, был уже установлен и рядом лежал солидный запас стрел-копий. Медный Котелок, воодушевленный успешными ходовыми испытаниями, заразил своей идеей Тадгейра, и мужчины быстро сработали второй арбалет и выточили запас копий с острыми стальными наконечниками.

Под руководством Скайлара на стенах установили котлы со смолой и сложили под ними сухие дрова, которые надо было только поджечь. Рядом дежурили дружинники с зажженными факелами. Поодаль лежали длинные рогатые жерди - отталкивать лестницы осаждающих от стен. Хагир, в сопровождении Ларри, делал обход стен крепости по ходу дела разъясняя сыну, что и для чего делается. Шанталь стояла возле стены. Рядом с ней были сложены факелы, и она поочередно поджигала их.

Вайяна находилась в комнате дочерей. С ней вместе была и младшая сестра Мики Лия. Лунаталь навестила их: - Как здоровье Мики?

— «Моя дочь здорова. Она не была готова к такому сильному проявлению своего Дара. Немножко практики и все будет в порядке», - объяснила Вайяна.

— А где твой младший сын?

— «Лучар в кузнице. Дует на мечи».

— С таким Даром он будет нарасхват.

Дело в том, что младший сын Вайяны и Татра имел невероятно редкий Дар. Подув на металл, он придавал ему способность рубить стальные клинки, как простые деревяшки. В тоже время, подув на металлические предметы, он мог заставить их проржаветь и рассыпаться. Тадгейр буквально пылинки сдувал с Лучара. Выковав и заточив оружие, он просил его подуть. Изделия кузнеца приобретали свойства рубить все, что попадалось на их пути. Дар Лучара оберегался, как величайшая тайна и о нем знали только родители, семья Хранителя, и хитрюга Борин.

Оружие, выкованное Тадгейром, очень ценилось. Чтобы его купить ехали даже из земель, лежащих далеко от крепости Каос. Кузнец брал заказ и отдавал уже готовые изделия. Сам процесс изготовления хра-

нился в тайне. Тадгейр подумывал набраться наглости и попросить Татра, чтобы его младший сын стал Побратимом. Все равно Лучик почти все время пропадал в кузнице и даже оставался у кузнеца на ночь. В свою очередь, Тадгейр сам всей душой привязался к миури. Время для размышлений еще было. Лучару исполнилось только четырнадцать лет и пройти обряд он еще не мог.

Во всеобщей суматохе забыли о драконе. А зря. Изю потянуло на подвиги. Дракон легко перелетел через стену и полетел к Воротам. Посмотреть, что там происходит. Перелетать через Ворота он благоразумно не стал, а взлетел к маленькой площадке, выступавшей на почти отвесной стене Двух Скал. На нем был жилет из темно-серого меха, что делало его почти не заметным на фоне скал. К тому-же, смотреть надо было вверх, что редко кто делает. Изя устроился на площадке. Аккуратненько вытянув шею, выглянул за Ворота. Под самыми Воротами стоял отряд из пары десятков орков. Один из них, высокий и толстый, был предводителем. Рядом с ним стоял кто-то в длинном черном плаще с низко надвинутым капюшоном. Это был явно не гном. Довольно высокий незнакомец был либо человеком, либо эльфом. Разобрать точнее мешал

капюшон. Изя стал наблюдать за ним. Черный Плащ властным голосом потребовал, чтобы орки штурмо-

вали ворота. Их предводитель медлил.

— Я заплатил тебе задаток. Почему твои люди ничего не делают?

— Ты хочешь, чтобы я за такие гроши рисковал своими воинами?

— Хорошо, я удваиваю плату. Штурмуйте.

Предводитель что-то недовольно пробурчал и указал четверым рослым оркам на толстое бревно, лежащее у них под ногами. Верзилы схватили бревно, разбежались и со всей дури вломились в Ворота. У Изи сперло дыхание. “Сейчас разнесут”, - только и успел он подумать. В тот момент, когда бревно соприкоснулось с Воротами, раздался громкий треск, вспыхнуло сине-зеленое пламя, и четыре орка, вместе с бревном, превратились в обугленные головешки.

Предводитель затопал ногами и заорал: - Ты, обещал мне легкую увеселительную прогулку! Вместо этого четверо из моих воинов мертвы и остальных ожидает тоже самое!

— «Ага, кипешуют! – подумал Изя. – Отлично, наблюдаем дальше».

Черный плащ заорал, что он достаточно платит и доля сгоревших достанется остальным. Орки переминались с ноги на ногу и на штурм не рвались. Черный Плащ крутнулся на месте и превратился в летучую мышь. Изя зло прищурился. Он вспомнил, как летом погнался за такой же, но она с противным хихиканьем скрылась в лесу. В это время нетопырь начал подниматься вверх с намерением перелететь через ворота. Изя, увидев это, пришел в крайнее раздражение и забыв, что собирался не высовываться, а только смотреть, взлетел в воздух, собрал всю свою злость и дыхнул пламенем на взлетавшую летучую мышь. То, что произошло дальше, удивило самого дракона. Из его пасти вырвалась мощная струя пламени. Она пошла вертикально вниз, превратив на своем пути ненавистного мыша в пылающий комок, попутно спалив трех орков, а предводителю подпалило одежду и кисет с табаком. Последний сразу начал тлеть и зачадил вонючим дымом. Изя, воодушевленный своей победой, развернулся в воздухе и выдохнул на орков еще одну струю пламени. Она получилась гораздо слабее первой. Все-таки, Изя еще только учился пускать огонь, но и ее вполне хватило, чтобы еще у двоих орков задымила спутанная шевелюра, а третий, пытавшийся выстрелить в дракона из арбалета, с воплем нырнул опаленной мордой в снег. Вслед Изе полетело неколько стрел, даже не поца-

рапавших толстую драконью шкуру. Изя не был склонен к излишнему авантюризму. Перемахнув через Ворота, дракон взлетел на свой наблюдательный пункт. Посмотреть, что будет дальше.

Горящая летучая мышь упала на землю, снова превратившись в фигуру в плаще. Плащ почти сгорел, а лицо было сожжено и понять, кто это, было невозможно. Изрядно обгоревший незнакомец валялся в месиве растаявшего снега и грязи, скреб руками пытаясь приподняться. Предводитель орков подошел и пнул его ногой: - Я расторгаю наш договор. На дракона я не подписывался. Я ухожу. Счастливо оставаться. И так твоя дурь стоила мне половины отряда. - Орки, прихватив раненых и бросив трупы валяться там, где были, быстро пошли на северо-запад. Изя понаблюдал за ними, пока они не скрылись из виду и перевел взгляд на своего персонального врага. Тот, изрядно обгоревший, пытался подползти к трупу орка. Дракон почувствовал приступ раздражения, смешанного со страхом. Изя слетел со своего насеста. Спустился, как можно ниже и выпустил еще одну струю пламени по черной фигуре. Ярко вспыхнув она задергалась и замерла. Изя чуть отлетел от ворот. Он имел большой размах крыльев. Спикировать коршуном или вертикально взмыть в небо не мог. Ему требовалось место для маневра. Развернувшись дракон начал набирать высоту, чтобы перелететь через Ворота. Что-то заставило его оглянуться на обгоревшего. Ему показалось, будто бы черная фигура дотянулась до трупа орка и впилась в его руку. Изя решил, что ему померещилось. Не могло то, что осталось от Черного Плаща ползать. После боя с орками дракон устал и в животе у него шумно урчало. Своих хотелось обрадовать, что орки ушли. Изя, больше не оглядываясь, полетел к замку.

В это время Мика рассказала Вайяне о бое дракона с орками, увиденном Дальним Зрением. Мика уже начала привыкать к своему Дару и не так остро переживала все увиденное. Вайяна, обрадованная известием, лизнула дочку в нос и побежала во двор замка. Рассказать всем, что орки ушли.

Изя, гордый своей победой, спланировал на площадь перед замком и, поприветствовав Хранителя, заявил: - Я победил орков. Они ушли. Все в изумлении уставились на него.

— Как же ты это сделал? - спросил Хагир.

— Я их сжег. Дохнул на них пламенем и сжег. Трое сгорели, предводитель задымился. Я подпалил еще двух. У одного морда обгорела, этот гад целился в меня из арбалета. А четверо сгорели, когда хотели протаранить Ворота. Предводитель наорал на Черный Плащ, и орки ушли. Черный Плащ тоже сгорел.

В это время к ним подошла Вайяна: - Он говорит правду. Мика тоже все это видела.

— Ура!!! -заорал Медный Котелок. - Мы победили! Фиона! Давай обед и вино.

Все радостно загомонили. Гном, в компании Тадгейра, пошел к подвалу за бочонком вина. Дружинники потушили факелы, а крестьяне и горожане потихоньку начали возвращаться в свои дома. Хагир пошел к охране Ворот и приказал до его особого распоряжения их не открывать. Мост тоже останется в прежнем положении. Раз в два –три дня отряд из магов и охранников будет подходить к Воротам. Не открывая

осматривать их и подпитывать охранные заклинания. Изе, как победителю, наложили полное блюда поджаренной оленины и он, удобно устроившись в зале возле горящего камина, наелся до отвала и задремал.

Семья Хранителя собралась за обеденным столом. Хагир потихоньку потягивал вино и размышлял. А размышлял он о пропаже Голубого Кристалла и о том, как удачно совпало по времени нападение орков. Такое впечатление, что кто-то знал о пропаже и повел орков на штурм. Сами они ни за что бы нестали нападать на крепость. Уже неоднократно битые под стенами Каоса, орки прекрасно знали, что крепость им не по зубам. И напали таким маленьким отрядом. Что-то было в этом всем странное. В рассказе Изи его зацепило сообщение о Черном Плаще, превратившемся в летучую мышь. В голове ворочалась какая-то мысль, но Хагир никак не мог додумать ее до конца. Ему не хватало информации. Он решил, что, когда дракон проснется, еще раз поговорить с ним более обстоятельно и без помех. Тишину за столом прервала Фианель: - Я внимательно слушала рассказ Изи. Когда-то, еще работая в Академии, я наткнулась на сообщение Разведчика Миров о вампирах.

— А кто это? - спросила Шанталь.

— Это разумная раса. Живут они за счет крови других существ и убить их довольно тяжело. Напившись крови, они восстанавливаются. Обладают способностью превращаться в летучую мышь.

— Никогда с такими не сталкивался, – задумчиво проговорил Хагир.

— В нашем мире их нет. Они не любят Миры с сильной магией. Сами большим магическим потенциалом не обладают, поэтому предпочитают не магические Миры. Насколько я помню, вампиры боятся солнечного света. А вот сильно он им вредит, все ли они его боятся, как с ними бороться я, увы, не знаю.

— Надо порыться в нашей замковой библиотеке, – сказала Лунаталь, – если ничего не найдем, то придется съездить домой и посмотреть в Большой Библиотеке Лазурного Города.

— Никто никуда не поедет. Сейчас это слишком опасно. Думайте, как еще можно связаться с Лазурным Городом. Из замка я никого не выпущу. Особенно женщин, - категорично высказался Хагир.

— Одно время я была близко знакома с Начальником Серых Плащей, – сказала Фианель и слегка потупилась, – он мой очень хороший друг. Может быть, сможет нам чем-то помочь.

— Папа, а что это за Серые Плащи? Я о них никогда не слышал, – Ларри вопросительно посмотрел на отца.

— Я сам о них мало знаю.

— Серые Плащи подчиняются непосредственно Совету Старейшин. О них почти никто не знает. В организацию входят представители всех рас, включая миури. Задача Серых Плащей состоит в том, чтобы заниматься всем таинственным и необычным. Загадочными убийствами, странными похищениями живых существ и артефактов. В нее входят лучшие маги, воины и те, кто обладает острым, пытливым умом и развитой интуицией. Члены организации вместе с Разведчиками Миров могут переходить в другие Миры. Я расскажу

своему другу о том, что произошло. Возможно, это одно звено из цепи каких-то событий, - пояснила Фиа-

нель.

— Изя сказал, что он уже видел этого “мыша”, как он выразился. Я хочу узнать, где и при каких обстоятельствах. Народный герой проснется, и я его расспрошу.

— А я уже не сплю, – Изя сыто зевнул и уставился на Хагира своими желтыми глазами с вертикальными зрачками, – я вот, что расскажу за мы-ша. Летом я учился летать. Я хотел полететь с крыши башни, где сокровищница. Она самая высокая. Я вылез на крышу с чердака и уже почти полетел. В окно сокровищницы вылез мыш. Он держал в лапах какой-то предмет. Я подумал, что крысу поймал. Полетел за ним, а он нырнул в лес. Я большой и не мог лететь между соснами. А этот гад так противно хихикал.

— Изя, а почему ты мне сразу это не рассказал?

— Господин Хранитель, ну зачем было забивать вам голову пойманной крысой.

— Дело в том, что не крыса это, совсем не крыса, и не мыш. Что теперь говорить… – махнул рукой Хагир. – Ладно, иди отдыхай.

— Что случилось, муж мой? – Лунаталь озабоченно вглядывалась в лицо Хагира, – что произошло?

— Пропал Голубой Кристалл.

Лунаталь взволнованно охнула, а Фианель и Шанталь удивленно уставились на Хранителя.

— Голубой Кристалл - очень сильный артефакт, обеспечивающий защиту крепости, – объяснил Хагир. - Изя, а ну иди сюда. Припомни точнее, когда ты видел мыша? – спросил Хранитель.

— В ту ночь, когда в замке ночевал этот Гр-Хр-Бр как его там. Ну, тот хмырь, что в начале осени одну ночь спал в замке, жрать ничего не стал, ур-род, можно подумать, мы его отравить хотели.

Хагир посмотрел на сидевших в зале: - Ну вот, все стало на свои места. Теперь понятно, кто выкрал Кристалл. А вот зачем? Крепость Каос охраняет наши земли от орков, снежных великанов, белых призраков и прочей нечисти. Особым разумом эта нечисть не обладает и на господство в Северных Землях претендовать не может. Значит, за этой кражей кто-то стоит. Кто-то, достаточно могущественный и умный, чтобы узнать о Голубом Кристалле, организовать похищение и нападение орков на крепость. Остается неясным вопрос. Где находится этот кто-то? Через несколько дней пути от крепости начинается Белое Безмолвие.

Все считают, что там никто не живет. Во всяком случае, там нет разумных рас. Но, так ли это. Мне не дает покоя легенда о Стране Вечного Лета. Вдруг, это не легенда, она существует и те, кто там живет вышли на тропу войны. Или кто-то подбил их на это, – Хагир задумчиво повертел в пальцах недопитый стакан с вином, – мои милые дамы. Вы, должны мне помочь. Особенно госпожа Фианель. Свяжись со своим знакомым Серым Плащом. Расскажи всю историю. Скрывать тайну Кристалла нет смысла, все равно кто-то узнал о ней. Может быть твой друг знает что-то, что поможет сложить мозаику событий, и мы узнаем, где искать Кристалл. Да, попытайтесь вспомнить, как звали нашего гостя. Шанталь, Ларри. Спать. А завтра с утра в библиотеку замка. Молодежь, ищите сведения о вампирах. Позже покатаетесь. – С этими словами

Хагир встал, подал руку Фианель. Затем - Лунаталь. Обняв жену Хранитель ушел с ней к себе в спальню. Миури тоже разбрелись по своим

комнатам.

Глава 8. Таинственный свиток.

На следующее утро сразу после завтрака Шанталь, Ларри и миури засели в замковой библиотеке. После трех часов поисков стало ясно, что никакой информации о таинственных вампирах там нет.

Мику заинтересовала маленькая полочка прямо около входной двери. Она потыкала носом пыльные свитки и позвала Шанталь: - «Помоги мне снять эти свитки, а то они рассыпаются в разные стороны».

Шанталь приподняла свитки и Мика вытянула из-под них потрепанный тоненький свиток.

— Что это ты раскопала? – спросила девушка.

— «Сама еще не знаю. Запах того, кто писал не принадлежит обитателям

замка. Наверное, госпожа Фианель принесла его из Академии». – Мика

села и задумчиво почесала лапкой ушко.

— Странные какие-то стихи, – это Ларри развернул свиток и сунул туда нос. “Когда съест Дракон Луну, ты, увидишь ту страну”. Странное что-то. “Где бы ни был ты опять, Волк вернет тебя назад”, – чушь какая-то, - и Ларри хотел положить свиток на полку.

— «Где-то я видел и “Дракона”, и “Волка”. Вот только, где?» – Дэйл задумчиво уставился на огонь библиотечного камина.

— «Давайте заберем его с собой. Не зря же рылись, – предложила Дэйли, – может быть, что вспомнится».

Компания, прихватив найденный свиток, побежала в Обеденный Зал. Обедать. Они оказались в нем одни. Взрослых никого не было.

— Интересно, Фианэль что-то узнала? – спросила Шанталь.

— Так быстро? Ей надо со знакомым поговорить и не факт, что он сразу что-то скажет. Может быть, ему тоже надо узнавать, – Ларри потянулся за булочкой, – интересно, что этим вампирам тут надо?

— «Это разные или один и тот-же? – спросил Дэйл, – тот, что упер Кристалл и тот, которого Изя поджарил?»

— «А, как он к нам попал? Или у нас тоже есть вампиры?« – Мик потянулся и положил голову на скрещенные передние лапы.

— Фианель сказала, что они в нашем мире не любят находиться. Боятся сильных магов, – задумчиво проговорила Шанталь.

— «Узнать бы, какой магией они обладают, чего боятся, чем их можно убить, – Мика потянулась и легла рядом с Миком, – самое главное, что им понадобилось в нашем мире?»

— Если мы узнаем, что им тут понадобилось, то это половина разгадки. А что до того, как появились. Наверное, через Ворота Миров. Вот бы запустить наши, попасть в тот мир, откуда они пришли. Узнать, что им надо и, как с ними бороться, – сказал Ларри, - осталась самое легкое. Запустить Ворота.

— Медный Котелок может знать, – сказала Шанталь, – хотя, он бы тогда давно унесся в какой-нибудь техномир за своими драгоценными чертежами.

— «Вот, техномир. Фианель сказала, что они скорее всего пришли оттуда, - Дэйл возбужденно вскочил, - а раз есть чертежи оттуда, значит, там есть Ворота Миров и они действуют. Через них эти гады к нам и попали. Осталось узнать, как они работают и отправиться туда».

— «Там не работает магия, - Мика подобрала под себя лапки, – страшно».

— «А голова нам зачем? Справимся и без магии, – Дэйл гордо вздернул вверх пушистый хвост, - у нас получится».

Дверь в столовую отворилась, просунулась голова Изи: - Вы уже поели? Что собираетесь делать? Орки разбежались и мне некого поджарить, – Изя вошел в столовую. Он был в меховом жилете и сапогах.

— А, наш герой. Что, опять на подвиги потянуло? Почему, ты, одетый? - вопросы посыпались на голову дракона.

— Мы что, не идем кататься? Я даже оделся уже, – Изя уставился на компанию хитрыми и одновременно грустными глазами. Только ему удавалось такое сочетание. Все переглянулись. Миури встали, потягиваясь: - «Действительно, ну их, этих вампиров. Пошли кататься».

Предводительствуемые Изей друзья пошли одеваться, одевать шлеи. Минут через десять во дворе уже стояли сани с запряженными в них миури, радостный Изя нарезал круги вокруг. Из открытого окна выглянула Лунаталь: - Вы куда?

— Мам, мы около замка покатаемся. Во дворе тесно.

— Хорошо, только далеко не заезжать, пока мы не знаем какая опасность нам грозит и откуда.

— Да, мам, мы понимаем, не волнуйся.

Ларри стал сзади, Шанталь села в сани, Изя взлетел, и компания выехала из ворот. Солнце ярко светило, мороз бодрил и пощипывал щеки. Иней от дыхания миури облаком летел над упряжкой. Грустные мысли сразу выдуло из голов встречным ветром. Все наслаждались скоростью и хрустящим снегом. Изя посмотрел на них сверху: - Давайте, кто быстрее?

— Давай! Мы быстрее! - выкрикнул Ларри, и упряжка понеслась. Изя снизил высоту и летел впереди упряжки. Он вырвался вперед и оглянувшись заорал: - А я вас обогнал!!!

Буквально в ту же секунду раздался треск. Летевший с повернутой назад головой Изя с размаха влепился в Ворота Миров. Дракон плюхнулся на снег. Ларри остановил сани и вместе с Шанталь подошел к

Изе. На лбу у дракона вспухла огромная шишка.

— Надо домой. Компресс ему приложить, а то последние мозги растеряет, – усмехнулась девушка. В эту минуту Дэйли указала лапкой на Ворота и сказала: - «“Дракон” съест “Луну”».

Все с удивлением уставились на нее. Потом на Ворота. В этот момент Изя опять застонал и сунул голову в снег. Ларри сказал, что на сани его не посадят и идти ему придется самому. Дракон скорчил несчастную мину и потопал в замок.

Изю уложили возле камина и Шанталь с Дэйли занялись врачеванием шишки. К ним подошла младшая

сестренка Дэйли Лия. Шанталь как раз собиралась приложить на многострадальный лоб Изи холодный компресс. Лия и Изя питали друг к другу взаимную симпатию и часто вместе резвились во дворе. Увидев пострадавшего друга миури искренне расстроилась. Желая облегчить страдания Изи, Лия подула на лоб. Дракончик приоткрыл один глаз и со страдальческой миной пробормотал: - Подуй еще, голова болеть перестает.

Лия сосредоточилась и снова подула на синяк. На морде дракона расплылась довольная улыбка: - А лоб уже не болит.

Шанталь с удивлением уставилась на значительно уменьшившуюся шишку, приобретшую вместо фиолетового желтый цвет.

— «Лия! Ты, хоть понимаешь, что ты - Лекарь? – Дэйли радостно лизнула сестру в удивленную мордочку, – надо маме сказать».

— Что надо сказать маме? – в комнату вошли Лунаталь и Вайяна.

— «Лия - Лекарь. Она вылечила шишку Изи!» – Дэйли от возбуждения повизгивала и быстро виляла хвостом.

— Вайяна, все твои дети имеют такие яркие таланты, – улыбнулась эльфийка, – никого нельзя отпускать из замка. Все тут нужны.

— «А как же щенки? Лея, Лия, Дэйли и Мика должны родить щенков. Дэйл, Мик и Лучар тоже должны обзавестись семьями», – Вайяна посмотрела на свою Сестру.

— Пусть приводят своих избранников сюда. Разместимся, места много, - сказала Лунаталь, – о таланте Лии я поговорю с Фиа. Может быть Лию отправим в Академию к Нати и Лее. Мы не сможем сами обучить ее. Такими способностями и знаниями никто из нас не обладает.

Тем временем Ларри и Дэйл взялись за найденный свиток. Ларри начал внимательно читать его с самого начала. Вверху были нарисованы символы и под каждым подписано название. Дальше была сделана приписка: “Вращающееся колесо”. Ниже тоже были символы и подписи к ним. Почти в конце свитка тем же почерком сделана пометка: “Неподвижное колесо”. Нарисованы комбинации символов. В конце была приписка: “Вернуться обратно” и четверостишье: “Где бы ни был ты опять, Волк вернет тебя назад”.

– «Ларри, ты представляешь, что нашла Мика?! - Дэйл аж подпрыгнул от возбуждения, - здесь записано, как управлять Воротами Миров. Если мы узнаем комбинацию техномира, то сможем отправиться туда и узнать о вампирах».

— Понимаю, но как мы вычислим нужную комбинацию. Здесь подписаны не все, - Ларри задумчиво почесал нос, свернул свиток и положил на стол, – мы же не можем перебирать все Миры, пока не попадем в нужный.

— Я знаю, как! - Шанталь с видом победительницы оглядела парней, – Натаниэль прислала письмо. В нем она намекнула, что очень нравится молодому Разведчику Миров полуэльфу Аргонтару.

— Ну, и что? – воззрился на нее Ларри.

— Ой, ну все надо разжевать! – Шанталь возмущенно хлопнула себя по колену, – Разведчики путешествуют между Мирами и знают коды перемещения. Или знают, где их можно посмотреть.

— «А ты уверена, что все Ворота Миров имеют одинаковые символы?» - спросил Дэйл.

— Думаю, да. Какой смысл придумывать разные символы для одной и той же комбинации. Так легко запутаться и Магам Создателям и Разведчикам. Комбинации одинаковы для всех Ворот. Надо написать

Нати, пусть расспросит своего Разведчика, – Шанталь с победоносным видом оглядела присутствующих.

— «А вы помните, что Ворота повреждены? Символы могут не сработать», - высказала сомнение Дэйли.

— «Надо посмотреть, какие символы пострадали, а какие целые, – это Мик оторвался от изучения символов и вступил в дискуссию, – пойдем посмотрим, только без Изи, а то он опять куда-нибудь вляпается».

Дэйл, Мик и Ларри пошли к Воротам. Шанталь с Микой и Дэйли начали сочинять письмо Натаниэль. Фианэль и Лунаталь собирались отправить гонца в Академию со своими письмами. Он захватит еще одно и привезет ответ.

Взрослые тоже не теряли времени даром. Фианэль написала Библиотекарю Академии официальный запрос с просьбой предоставить все, что имелось по вампирам. Лунаталь написала официальное прошение на имя Начальника Академии Господина Авалона о зачислении Лии на факультет Лекарской Магии. Тот же гонец должен был передать еще одно письмо Начальнику Серых Плащей. В этом письме Фианэль изложила все происшедшее в Каосе.

Парни вернулись в замок и сразу пошли к девчонкам в комнату Шанталь.

— Поврежден символ “Звезда”. У символа “Посох” отколота верхушка. Одна из “Рыб” без хвоста, а остальные символы полностью целые. Мы даже снег разгребли до самого основания Ворот, - Ларри уселся в

кресло и вытянул ноги. Миури улеглись на ковре и чутко поводили ушами, прислушиваясь к разговору.

— Я написала письмо Натаниэль. Завтра отправят гонца в Златоград. Он согласился взять и наше письмо, тем более, что мама тоже ей написала. Гонцу все равно придется ее разыскивать, - Шанталь устало потерла лоб, - давайте, ложиться спать.

На следующий день гонец уехал и оставалось только ждать его возвращения. Ларри пошел в домик к Борину и осторожно расспросил его, можно ли починить символы на Воротах Миров. Гном сказал, что можно. Но, работают они при помощи магии. Даже если он восстановит символы, для того, чтобы они заработали в них должна быть магия. Сами по себе фигурки не работали.

— А зачем тебе это? - Котелок с любопытством уставился на Ларри. Тот помолчал, но вспомнив о любопытстве и хобби гнома показал ему свиток.

— Ого. Это же руководство по управлению Воротами. Пометки сделаны рукой Валмира, деда нашего Хранителя. Он однажды куда-то пропал, а потом появился снова. В сумке у него был прозрачный шар и меч в очень красивых ножнах, из которых его никогда не вынимали. Меч куда-то запропастился, а при помощи прозрачного шара госпожа Лунаталь общается со своей родней, - Борин погладил свою холеную бороду, - если ты, меня свозишь на санях, то я посмотрю, что можно сделать.


Глава 9. В замке Кайруила.

Замок Правителя Края Красных Кленов господина Кайруила из Рода Кленовой Ветви.

За три месяца до описываемых событий.

В Крае Красных Кленов была вторая половина осени. Оправдывая свое название клены горели всеми оттенками багряного. Листья только-только начинали осыпаться, и на фоне лазурного неба деревья были, как нарисованные.

В центре ажурного города Арг Риола высился замок Сиятельного Кайруила. Сделанный из мрамора всех оттенков красного, он сам был похож на великолепный драгоценный рубин. В центре рубинового замка находился кабинет его хозяина. В кабинете, кроме Кайруила, находились еще трое. Возле хозяина замка стоял высокий, худощавый мужчина с густой шевелюрой цвета соли с перцем и такими же усами. На нем, поверх одежды, был надет серый плащ. Он был какого-то такого незапоминающегося цвета, что те, кто видел его обладателя, вообще не могли вспомнить ни его лица, ни фигуры. Мужчина откликался на имя Джон Ратчер и был начальником Серых Плащей. Организации, о которой мало кто знал, а если что-то и слышал, то плохо представлял себе, чем она занимается. Ратчер внимательно слушал рассказ госпо-

дина Кайруила и, одновременно, перекатывал языком короткую палочку. Он жалел о своей любимой трубке, но зная неприязнь эльфов к курению, ограничился жеванием палочки.

По обширному кабинету с задумчивым видом разгуливал крупный белый пес и с полузакрытыми глазами цвета осеннего неба к чему-то принюхивался. Снежный Буран был Побратимом Ратчера и его сослуживецем. Миури обладал великолепной интуицией, цепкой памятью и чутьем на магические ловушки. Обладая средней магической Силой, Буран был способен чуять возмущение магического фона, что не раз спасало жизнь обоим Побратимам. В данный момент Буран был занят тем, что пытался уловить запах не принадлежащий живущим в замке, и тончайшие возмущения магического фона.

В углу кабинета на складном стульчике сидел крючконосый гоблин Брейг Зануда. Такое неблагозвучное прозвище секретарь Ратчера получил за свою невероятную дотошность и способность кого угодно довести до белого каления выпытыванием и фиксированием мельчайших деталей. Эта особенность, неудобоваримая в обычной жизни, была очень ценным качеством Брейга, как секретаря и помощника. У гоблина на коленях лежала удобная деревянная подставка на которой был закреплен свиток. Тонко заточенным графитовым карандашом мелким и четким почерком Брейга было выведено: «Обращение господина Кайруила из рода Кленовой Ветви по поводу пропажи семейной реликвии - Рубинового Кубка. Обращение рассмотрено Начальником Серых Плащей Джоном Ратчером и его Помощником Снежным Бураном. Зафиксировано мною, Секретарем Брейгом, пятнадцатого дня месяца Красных Листьев в замке Кай города Арг Риола». Дальше была сделана пометка: «Рубиновый Кубок – семейная реликвия Рода Кленовой Ветви. Магическая Сила - …» Больше записей пока не было. Брейг тихонько сидел в уголке и внимательно наблюдал за жестикуляцией Кайруила, одновременно прислушиваясь к его диалогу с Ратчером.

— Господин Ратчер. Я не могу вот так просто выложить перед вами всю подноготную и все тайны нашего рода, – Кайруил аж побелел от злости и ущемленного самолюбия.

— Господин Кайруил, вы просите нашей помощи в поиске пропавшего Кубка, но совершенно не желаете ввести нас в курс дела. Меня интересует его происхождение, магическая Сила, какую роль Кубок играет в

обороноспособности замка и крепости. Ведь ни для кого не секрет, что Арг Риол является восточными воротами Междугорья. А от этого, в итоге, зависит и общая безопасность, - Ратчер вцепился зубами в палочку и остро пожалел о своей трубке. И заместителе Торвине Длинном Носе. Свое прозвище гном получил не из-за выдающихся размеров этой части тела, а из-за своего неуемного любопытства и страсти совать свой нос в чужие тайны. Несмотря на то, что Торвин благодаря этому любопытству рассорился со всей родней и друзьями, вернее, так и не завел их, в качестве Заместителя Начальника Серых Плащей ему цены не было. Второй страстью Длинного Носа было пристрастие к табаку. Не курил гном только когда ел. Все остальное время из черной спутанной бороды торчала короткая трубка, чадившая на редкость вонючим дымом. Когда Начальник вызывал Заместителя в кабинет на совещание, гоблин и миури дружно ретировались в коридор и там, сидя на диванчике, Брейг фиксировал в протоколе все, что пересказывал ему Буран, прекрасно слышавший мысли Побратима, да и хриплый рев Торвина доносился через тонкую дверь.

Сейчас Торвин остался в кабинете вместо него, и Ратчеру нужно было собрать в кулак все свои нервы, чтобы выдержать снобизм эльфа и вникнуть в суть дела. Все это пронеслось в его голове, пока хозяин кабинета в бешенстве нарезал круги вокруг массивного стола на витых ножках. Наконец эльф немного успокоился осознав, что выхода у него нет, и сам он с проблемой не справится. Кайруил быстро заговорил

скривившись, как от лимона: - Рубиновый Кубок существует почти столько же, сколько и Род Кленовой Ветви. Основатель рода - Таглиар Быстрый Клинок, приказал выточить его из цельного рубина и опра-

вить в зуб Черного Дракона, которого он убил.

В этом месте Буран приоткрыл один глаз, а гоблин нервно дернул своим длинным носом. Ратчер с каменным лицом продолжал жевать свою палочку. Дело в том, что Черный Дракон был непобедим. Огромного размера, он имел неуязвимую шкуру. С помощью магии справится с ним тоже было невозможно. Обладая громадной Магической Силой и способностью гасить магическое воздействие, дракон отражал любую атаку. Более того, сам мог попросту испепелить смелого идиота. Артефакты на него тоже никакого воздействия не оказывали. Одно было хорошо. Эти драконы предпочитали жить подальше от разумных рас и ни в какие конфликты не вступали, что говорит скорее об их мудрости, чем о трусости. Если предположить, что Кубок действительно был выточен из зуба такого дракона, то напрашивается вывод, что предок заносчивого эльфа его не добыл, а попросту набрел на зуб умершего своей смертью дракона где-то в горах. Ратчер благоразумно промолчал, а Брейг скрупулезно зафиксировал этот самовлюбленный бред.

— «А какую магическую ценность имел Кубок?« – мысленно спросил Буран. Кайруил весь передернулся от необходимости отвечать собаке, но, все же выдавил из себя: – Если Кубок брал в руки представитель нашего Рода, и произносил “Ирга ал зарг ноори” – “Кубок, наполнись”, то в кубке появлялась рубиновая жидкость на поверхности которой клубился переливающийся туман. Если выпить эту жидкость, то выпивший получал силу Черного Дракона. Его нельзя было победить ни в обычном поединке, ни в магическом. Кубок давал неуязвимость. Если вылить жидкость в любой объем воды, то ее свойства сохранялись.

— Можно напоить войско и дать ему неуязвимость? – спросил Ратчер.

— Да, – эльф перестал носиться по кабинету и сел за стол, – что вы можете мне сказать? Кто это сделал?

— У кого есть ключи от кабинета? Кто может кроме вас сюда зайти?

— Ключи у меня, и никто без моего разрешения сюда не войдет. Жена и дети сюда не заходят, им тут нечего делать.

— А прислуга? Полы вытереть, пыль смахнуть.

— Какая пыль?! Господин Ратчер, я - маг!!! В этом замке нет пыли и полы всегда чистые! – заорал Кайруил.

Буран тем временем подошел к окну и задумчиво уставился на решетку. Она была выполнена в виде вьющихся роз и колючки были весьма натуральными, длинными и острыми. Между ними не то что пролезть, руку нельзя было просунуть. Белый миури встал на задние лапы и начал внимательно принюхиваться.

— Господин Пес думает, что кубок унесла маленькая птичка? Так я могу его разочаровать. Он довольно большой и тяжелый, – Кайруил, скривив губы, презрительно посмотрел на миури.

— А между частями решетки он пролезет? – Буран наклонил голову на один бок и что-то внимательно вынюхивал.

— В некоторых местах плетения кубок пройдет, но кто его вынесет? – эльф уставился на Бурана, - не сам же он полетит?

— А можно его переместить при помощи магии? – ожил сидевший в уголке гоблин.

— Нет. Кубок нейтрализует любое магическое воздействие.

— То есть, если Кубок не находится в руках представителя вашего рода он бесполезен? – Брейг старательно строчил в своем свитке.

— Ну, можно сказать и так, - Кайруил задумчиво посмотрел на окно, - во всяком случае, это лишает меня могущественного артефакта.

— Кто знал о существовании Кубка? – задал вопрос Ратчер.

— Это не было тайной, но и на каждом углу о нем не кричали, – эльф перевел взгляд на Ратчера, – что скажет господин?

— Буран учуял чужой запах на решетке в самом широком месте между бутоном и стеблем. Запах слабый, словно вор случайно зацепился за шип. Что ты говоришь? – Ратчер быстро подошел к Бурану и рукой в шелковой перчатке аккуратно снял короткий жесткий черный волосок. - Сиятельный Кайруил, в замке есть черная кошка? – спросил Ратчер.

— Нет. Кошка есть. У моей жены белая кошка. Черной нет. А почему вы спрашиваете?

— Смотрите, - Ратчер продемонстрировал эльфу короткий черный волосок, - откуда он?

— Здесь нет никого с такой шерстью. Где вы это взяли?

— Буран нашел по запаху. Волос не принадлежит жителям замка. Постараемся понять, кому он принадлежит, - Ратчер устало потер лоб, – будем думать, если понадобится ваша помощь, дам знать. - С этими сло-

вами Ратчер в сопровождении Побратима и гоблина покинул замок.


Глава 10. Чертоги Фаина Тяжелого Молота.

Середина зимы. Западные Горы Драконьего Хребта. Подземные

Чертоги Правителя Фаина Тяжелого Молота. Род Огненной Бороды.

Ратчер в задумчивости курил трубку. Как хорошо, что гномы не имеют эльфийской заносчивости и работу можно совместить с курением великолепного табака, насладиться вкусным угощением и старым вином. Рядом в глубоком кресле сидел Правитель Фаин Тяжелый Молот. Гном поставил ноги на теплую каминную решетку и закурил. По комнате поплыл ароматный дым. Гоблин Брейг с комфортом сидел на невысоком табурете спиной к горящему камину и записывал на пергаменте своим мелким четким почерком беседу Ратчера и Фаина. Буран сыто жмурился, но внимательно ловил каждое слово Правителя Подгорных Чертогов.

— Вы представляете, пропало. Не снимал никогда. А тут, снял. Куда оно может деться из спальни? Хотел в кузнице поработать. Обычно не снимал, а тут, как надоумил кто. Дай, думаю, сниму, чтобы на печать брыз-

ги не попали. А то прилипнет к печати, потом отскребай, а узор восстанавливай. Опять-таки, магия Силу потеряет. Ну, и снял. Положил в спальне на столик возле кровати. Дверь закрыл на ключ, – седобородый гном аж подпрыгивал от негодования, – никогда ничего не пропадало. Побрякушки жены в открытую на ее столике лежат. Мы не воры, нет такого у нашего народа. Поработал, поел в Обеденном Зале, как-то крутанул по пальцу, привык, что кольцо крутится. Раз – нет кольца. Побежал в спальню. Все перерыл. Нет. К жене кинулся, может быть на-

дела по ошибке. Клянется, не одевала, да и по размеру ей велико будет. Что делать, что делать?!

— А что дает это кольцо? - спросил Ратчер, в свою очередь вытягивая ноги к теплу камина.

— Да ничего такого особенного. Королевская печать, ее магия защищала от подделки. Можно сделать еще одну, скопировать узор, но пока первое кольцо цело, оттиск с копии будет сразу тускнеть и исчезать, - Фаин вскочил с кресла и забегал по комнате, – не знаю даже, кого подозревать. Кольцо нашим никому не нужно, кроме меня. Золота там мало,

драгоценных камней нет. Фальшивый указ написать и печать наложить? Так я сейчас всем объявлю, что кольцо похищено и оттиск фальшивый. Кому такое надо?

— А если написать какой-то указ, заверить печатью и отдать не твоему народу, а эльфам или людям. Они заметят подделку? – Буран внимательно посмотрел на гнома.

— Нет, конечно. А зачем им что-то писать? – Фаин удивленно воззрился на белого пса, – кроме меня оно никому не нужно.

— Не скажите, господин Фаин, – проговорил Ратчер попыхивая трубкой, – если, например, какой-то проходимец напишет, что Род Огненной Бороды объявляет войну эльфам Дубовой Рощи и приложит оттиск

печати ему поверят.

— Ой-ей-ей! - бедный гном схватился за голову и начал выщипывать волосинки из своей пышной бороды, – что делать, что делать? Мы пропали! Так можно объявить войну все соседям. Бедный мой народ! Господин Ратчер, любая сумма, любая помощь все, что скажете, только помогите вернуть пропажу.

— Я сделаю все, что в моих силах, господин Фаин, я вас прекрасно понимаю, - Ратчер вытрусил трубку в камин и убрал в карман.

— Господин гном, можно один вопрос, – Брейг Зануда поднял голову от своего свитка, – а в вашей спальне было окно?

— Что вы, какое окно в толще горы!

— А как она проветривается?

— Есть вентиляционная шахта. Через нее разве что кошка пролезет и то, худая. Пойдемте, покажу, – и опечаленный Правитель Рода Огненной Бороды быстро пошел в сторону супружеской спальни.

Как и ожидали Серые Плащи, на двери был массивный замок, который Фаин открыл ключом, висевшим на поясе. Сама дверь из цельного дуба выдержала бы удар гномьего молота или секиры. Окна в помеще-

нии не было. Когда посетители вошли, сразу загорелись светильники. Гоблин внимательно все осмотрел. Буран встал на задние лапы под резной решеткой вентиляционной шахты и потянул носом воздух. Опустился на четыре лапы и глянул на Ратчера. Тот все понял. Миури учуял тот же запах, что и у эльфов. Кто-то методически крал магические артефакты.

Серые Плащи распрощались с гостеприимным гномом и отбыли. Надо было подумать и порыться в архивах. Поискать, какому существу принадлежит короткий черный волосок. Потратили на возвращение полторы десятидневки. За время вынужденного безделья Ратчер с друзьями пришли к неутешительному выводу, что им не хватает информации. Приблизительный портрет вора выглядел так: маленький, покрытый черной шерстью и обладает разумом. Мысленно перебрали все известные им расы, обладающие хотя бы зачатками разума. Подходящих под эти условия кандидатов обладающих, к тому же, короткой черной шерстью, не обнаружили.

Мрачные, уставшие и голодные Серые Плащи вернулись в Златоград в крайне плохом настроении. Ратчер сразу пошел в свой кабинет. Брейг уселся за отчет, а Буран, закашлявшись от дыма, лег в коридоре на маленьком диванчике, прикрыл глаза и вытянул лапы. Его чуткие уши прекрасно все слышали и оттуда. В кабинете Ратчера дым можно было резать ножом, его заместитель Торвин гипнотизировал взглядом небольшой конверт, лежащий на столе и усиленно дымил: - Джон, наконец то, я уже нервничаю.

— Ты, скорее, сгораешь от любопытства, – Ратчер сел в свое кресло и устало вытянул под столом ноги. Взял в руки конверт, – что тут у нас?

— Письмо от дамы. Тебе, – Торвин аж подпрыгнул в кресле от возбуждения и одолевавшего любопытства.

— А ты уже сунул сюда свой длинный нос, – не столько спросил, сколько констатировал факт Ратчер. Встал приоткрыл окно и снова сел. Не обращая внимания на страдания и ужимки гнома достал кисет, не торопясь набил трубку и с наслаждением закурил. Взял в руки конверт и повертел его в руках.

— Я не открывал письмо!!! - Длинный Нос аж задохнулся от возмущения и стал красным, как помидор, – письмо дамы!!! Никогда!!! Клянусь папашиной наковальней и маманиной сковородой!!! – последняя применялась достойной маменькой не только для жарки мяса, о чем задница Торвина помнила до сих пор.

Ратчер еще раз затянулся дымом и, взяв нож для резки бумаги, аккуратно вскрыл конверт. Гном в этот момент чуть не влез с ногами на стол и тихо застонал от еле сдерживаемого любопытства. Его прямо разрывало от желания сунуть свой нос в письмо. Еле слышно гном пролепетал: - Письмо вчера утром прибыло. Его принес гонец.

— И все это время ты, исходил слюной от любопытства, - Ратчер усмехнулся и начал читать письмо. Торвин наблюдал за ним, как кот за жирной мышью.

— На, прочти, – Ратчер протянул другу письмо. Гном чуть не выпрыгнул из кресла подавившись дымом.

— Джон, ты что? Прочесть письмо твоей дамы!!! – глаза Торвина буквально вылезли из орбит. Воспитание боролось с природным любопытством и последнее победило. Внимательно прочитав письмо, он уставился на своего начальника: - Мы едем в Каос?

— Нет, дружок, мы едем в Кара Торун.

— На юг? Зачем? Это же в другую сторону.

— В Каос ехать поздно. Крепость уже обокрали.

— В смысле, обокрали? - гном недоуменно уставился на Ратчера, - это, как понимать?

— Брейг, принеси свои записи по пропаже перстня, – громко крикнул он секретарю. Гоблин быстро вошел в кабинет со своим свитком.

– Дай прочесть Торвину, - после этого, взял письмо и пошел в коридор.

— Эй, Буран! - Миури приоткрыл один глаз, - проснись и прочти это. Привез гонец, пока мы доехали от гномов, - Ратчер положил письмо ему на передние лапы. Буран открыл второй глаз и уткнул нос в письмо.

— «Вот это поворот. Мы должны ехать на юг. Следующий артефакт украдут там. Если уже не украли».

— Вот и я так мыслю. Спим эту ночь дома. Надо собраться, отдохнуть, поесть, а ехать в полночь смысла нет, - Ратчер встал, - подгоним дела и в путь.

— Торвин! – кликнул он заместителю, – спустись в подвал и пришли ко мне нашего эльфа и можешь идти домой. Не забудь морально подготовиться. Завтра рано утром мы едем в Кара Торун, а ты, опять остаешься вместо меня.

Ратчер вернулся в кабинет. Проходя мимо гоблина, он предупредил его о готовящемся отъезде. Брейг стоически выслушал новость, кивнул и начал наводить порядок в своих свитках.

Через четверть часа в кабинет вошел Кулуриэн, бессменный эксперт по таинственным убийствам и магическим следам. Высокий, с длинными черными волосами, собранными на затылке серебряной заколкой с выгравированной лисьей мордой, смуглый и зеленоглазый эльф обладал острым умом, потрясающей интуицией и мощным магическим потенциалом. В своей лаборатории он создавал непревзойденные смеси и магические предметы, позволяющие ему почти полностью восстановить картину таинственных происшествий. Он редко сопровождал Ратчера, обычно работал, не покидая лаборатории, но сейчас

без его помощи обойтись было невозможно. Ратчер жестом пригласил

его сесть в кресло Торвина и вкратце ввел в курс дела.

— Я не могу сразу сказать, кто подходит под описание вора.

— А ты слышал о вампирах? Пришельцах из другого мира.

— Слышал, но не видел. Они не приживаются у нас, - ответил Кулуриэн.

— Один прижился. И подходит под описание. К тому же, обладает способностью перевертываться в летучую мышь и обратно в считанные секунды, - сказал Ратчер.

— Летучая мышь? В общем-то подходит. Маленькая, незаметная и, считается, не обладающая разумом.

— К тому же, имеет короткую черную шерсть. Я думаю, следующая кража будет на юге. Кражи связаны с артефактами и нашими ключевыми постами. Восток был, запад был, север был. Остается юг. Завтра едем.

Соберись, выспись и рано утром уезжаем, – Ратчер встал, давая понять,

что разговор окончен.


Глава 11. Как управлять Воротами Миров.

Академия Магии. Приемная кафедры зелий и эликсиров.

В большой комнате за столом, отделенным от остальной части высокой стойкой с откидывающейся крышкой, сидел седовласый мужчина в черном. С другой стороны стойки, облокотившись на нее стоял другой мужчина. Он мял в руках шапку из пушистого меха, длинная теплая шуба была расстегнута. Посетитель явно изнывал от жары в натопленном помещении.

— Господин, как вы не поймете. Не могу я вызвать госпожу Натаниэль с практического занятия. И Лею тоже не могу. У них очень строгий преподаватель. Подождите пятнадцать минут, и вы их увидите.

— Мне приказано дождаться ответа.

— Пройдите в наш Обеденный Зал и подождите. Я пришлю госпожу туда.

Гонец, а это был он, спустился по лестнице и по запаху вкусной пищи легко отыскал Обеденный Зал. Едва он справился с полной тарелкой великолепного жаркого, к столу подбежали Натаниэль и Лея.

— У меня письмо от вашей мамы и от сестры. Велено дождаться ответа. Где я могу подождать?

— «Я провожу в гостиницу для приезжих, и вы там подождете», – Лея приветливо помахала хвостом и гонец, отдав письма, пошел за ней.

Натаниэль пошла в комнату, куда буквально через несколько минут прибежала и Лея: - «Ну, что там пишут?»

— Мама пишет, что украли Голубой Кристалл – артефакт нашей крепости. Подозревают, что вор – вампир. Это существо из другого мира. Просит быть осторожнее.

— «А Шанталь?»

— Шанталь, просит о помощи. Надо расспросить Аргонтара и выяснить символ Мира из которого пробрался вампир. Наши хотят запустить Ворота Миров.

— «Так они сломаны».

— Котелок берется их починить. И они нашли свиток с символами Миров и их комбинациями. Только надо узнать комбинацию и символ техномира. Вампир появился оттуда.

— «Ой, а Аргонтар говорил, что техномир очень опасен. Магия в нем не действует».

— Надо попасть в этот мир, выяснить привычки вампиров и чего они боятся.

— «А может быть есть в библиотеке какие-то сведения?»

— Фианэль уже запрашивала. Ничего нет. Эти существа избегают магических миров, и никто их не исследовал. Так что, пошли искать Аргонтара. Он должен быть не на задании. Идем прямо к нему. Если что, оставим записку. Гонец ждет ответ, - подружки выбежали из комнаты и отправились в домик Разведчика.

Разведчики Миров не были студентами Академии. Многие из них были ее выпускниками, но, также были и те, кого разыскали эмиссары Совета Старейшин. Отбирали тех, кто имел крепкое здоровье, хорошие мозги, великолепную воинскую выучку и выдающиеся магические способности. Особенно приветствовались Боевые Маги. Расовая принадлежность не учитывалась. Разведчики работали в паре. Было несколь-

ко пар Побратимов, так что у Леи была возможность пообщаться с соплеменниками.

Напарником Аргонтара был человек. Смуглый гибкий южанин, великолепно владевший мечом и особенной магией, редко присущей северянам. Борунд был на пару лет старше Аргонтара, выпускника Академии. Он пришел из южных степей, плавно переходящих в морское побережье. Родился и вырос в маленьком кочевом племени. Владению мечом и умению ездить верхом там учат чуть ли не с пеленок. А вот магией обладают не все. Таких даже побаиваются. Родители, едва Борунду исполнилось восемь лет, отдали его в ученики к магу. Кроме обучения он должен был помогать по хозяйству. Фактически рабство за еду. Этот маг был весьма жестоким человеком и, к тому же, одержим манией величия. Иногда, выпив вина, он вслух мечтал о мировом господстве. Борунд в такие моменты думал, что у хозяина не все дома. Еще одной страстью мага были эксперименты по управлению сознанием. Он загубил огромное количество животных, пытаясь научиться управлять их сознанием и заставить выполнять свою волю. Нескольких рабов маг уже довел до сумасшествия своими экспериментами. Когда один из них спрыгнул с крыши и разбился, Борунд решил не искушать судьбу, а сделать ноги по-тихому. Он сильно подозревал, что станет следующим кандидатом. Спрятав в своей комнате немного сухарей и вяленого мяса, парень выждал подходящий момент. Сложив в маленький мешок запас провизии, свои книги и записи, Борунд сказал, что пойдет наловит рыбы на обед. Маг, занятый очередным экспериментом, кивнул. Борунд пришел на берег горной речки, оставил на берегу свою одежду и потухший костер, чтобы подумали будто бы он утонул. Парень долго плыл. Выбрался по камням на берег и по таким же крупным камням перебрался на твердую почву, чтобы не оставлять следов. Переночевал на большом дереве. Сначала Борунд пристал к пастухам, пасшим стада овец. Странный пришелец вызывал косые взгляды и пришлось ночью тихонько уйти. После этого Борунд попал в банду разбойников Кривого Зуба.

Однажды банда напала на молодого мужчину и тот за считаные минуты убил троих, двоих ранил, а оставшихся поджарил огненными шарами. Борунд сначала хотел напасть на мужчину со спины, но что-то его остановило. Скитания с разбойниками никакого удовлетворения ему не приносили. Когда незнакомец положил конец существованию банды Кривого Зуба, Борунд просто не вмешался. Незнакомец вытер меч об одежду одного из разбойников и осведомился, почему тот на него не напал. Борунд объяснил, что ему надоела такая жизнь и согласился пойти с незнакомцем, который как раз искал напарника для работы Разведчиком. Борунд прошел испытания, экзамены и стал напарником Аргонтара.

Когда Натаниэль и Лея поскреблись в комнату Разведчиков, дома был один Борунд. Увидев девушку и миури, он сразу перенаправил их в библиотеку Академии. Аргонтар искал какое-то редкое заклинание. В

библиотеке Натаниэль сразу увидела Разведчика. Он обложился фолиантами и что-то аккуратно вписывал в тетрадку. Увидев Натаниэль, молодой человек расплылся в радостной улыбке: - Что привело сюда госпожу Натаниэль?

— Ой, ну зачем такая официальность.

— Я рад тебя видеть, – Аргонтар встал и протянул девушке руку одновременно пододвигая второй стул. Лея уселась рядом.

— Мне нужна твоя помощь. - Натаниэль рассказала о письмах матери и сестры. Аргонтар задумчиво уставился на свою тетрадку. Девушка взяла его за руку: – Пожалуйста. Ты же, знаешь комбинацию и символ.

— Символ я вам не скажу. Слишком опасно. Начальник Серых Плащей запрашивал информацию по техномиру и по вампирам. Я сейчас готовлюсь к переходу.

— А ты можешь перейти с наших Ворот? Гном их починит.

— К вам еще добраться надо.

— А через эти Ворота нельзя перемещаться внутри Междугорья?

— Можно, но не через все.

— А как определить, через какие?

— Надо посмотреть какие символы на них нанесены.

— Вот. Шанталь нарисовала в письме, – и Натаниэль протянула письмо.

Аргонтар просмотрел письмо и более внимательно символы.

— У вас мощные Ворота. Да, они перемещают в другие Миры и внутри нашего. Если честно, то перемещаться при помощи Ворот не очень сложно. Каждые Ворота имеют свой символ. Ваш символ “Волк”. Символ Ворот Академии “Солнце”. Вращается внутренняя часть Ворот. Когда, к примеру, “Волк” становится против “Солнца” вы переместитесь в Каос. Обратно в Академию - так же. Но, чтобы запустить сам переход нужно знать заклинание или иметь достаточно магической Силы, что-бы своей волей открыть проход.

— Сколько человек может сразу пройти?

— Ворота открыты пять минут. И то, после четвертой минуты уже переходить опасно.

— А если в другой Мир?

— Символ Мира устанавливается так же, напротив вашего символа.

— А если там нет Ворот?

— Тогда “Посох”. Cами не пробуйте настроить. Этот символ просто так не запустить. А как, я не скажу.

— “Волк” и “Солнце” на наших Воротах не повреждены. Поврежден

как раз “Посох”.

— Вот и хорошо, значит никуда не влезете. Через час я должен быть у

своего командира. Пиши письмо маме, а Шанталь вместе напишем.

Натаниэль и Лея побежали на занятия, а Аргонтар снова уткнулся в свои записи.

Ларри и Шанталь не теряли времени даром. Гнома, вместе с его инструментами, усадили в сани и поехали посмотреть, как починить поврежденные символы. Ярко светит солнце, скрипит снег под полозьями, пар от дыхания оседает на мордах и боках миури замерзая инеем.

— Разомнемся? – это у Татра взыграла кровь.

— Разомнемся. Шани, не отставай! – крикнул Ларри и поудобнее ухватился за спинку саней. Снег от ветра сделался плотным и миури почти не проваливались. Сани неслись на бешенной скорости по заснеженной равнине. Гном сидел, завернувшись в теплый мех и его душа летела и парила в морозной выси наперегонки с Изей, который пушистым мотылем порхал над санями. На особо крутых виражах гномья душа возвращалась в тело и тут же снова воспаряла на волне чистого восторга. Примерно через час такой езды миури подустали и перешли на спокойную рысь. Это дало возможность Шанталь, наконец-то, догнать их: - Ну, что, размялись? Я думала не догоню вас.

— «А ты верхом на Изе!» - выкрикнул Дэйл.

Борин шмыгнул слегка посиневшим носом и заявил: – Надо специальную упряжь Изе сделать. Она может упасть, держаться не за что.

Изя, услышав этот разговор сбился с ритма и забил крыльями: – Как, на Изе? Вы что?! Я не ездовой дракон!!!

— Так будешь! – рявкнули на него уже хором.

— Вот вернемся и подумаем над чертежом, – это гном вошел во вкус и решил не отказываться от такого эксперимента.

Борин работает быстро и через два дня недостающие части символов были готовы. Гном снова устроился в санях. Теперь правила Шанталь, а на лыжах бежал Ларри. Изя порхал в морозной выси, но насчет соревнований не заикался. Сделав большой круг по плато и основательно размявшись, подъехали к Воротам и Медный Котелок подправил сломанные символы. Ему пришлось периодически засовывать пальцы в теплый мех миури. Чтобы не отморозить. Работать в рукавицах было невозможно. Полюбовавшись на результаты труда, все поехали назад в замок. Греться и обедать. За обедом похвастались исправленными Воротами. Шанталь не выдержала и сказала: - Мы хотим сделать специальную упряжь, чтобы кататься на драконе. Борин нам ее сделает.

— Ну, что малый, что старый. Медный Котелок не может, чтобы что-то не мастерить, – Хагир, усмехнувшись, посмотрел на довольную компанию.

— Только, пробовать на маленькой высоте. Не убейтесь, – это уже Лунаталь забеспокоилась. Мать, все-таки. Она и так терпимо относилась ко всем экспериментам.


Глава 12. Кара-Торун.

Кара-Торун встретил Серых Плащей ветром и мелким снегом, временами, переходящим в такой же мелкий, занудный дождик. Под копытами лошадей было месиво из растаявшего снега и грязи. Белоснежный Буран превратился в грязную бродячую собаку. С длинной шерсти на животе стекала грязь, а пышный хвост походил на мокрую, грязную мочалку. На улицах города почти не было прохожих, никому не хотелось выходить в такую погоду. В самом центре, возле городской площади, высился особняк Хранителя Порта Кара-Торун. Ратчер постучал деревянным молотком в ворота. Оттуда высунулась заспанная физиономия, и он потребовал провести их к Хранителю. Физиономия открыла шире глаза и выдала: – А вы кто такие? Почему я должен вас пускать?

— Потому, что мы Серые Плащи и твой хозяин ждет нас. – Ратчер немного сдвинул капюшон плаща. Тут же его лицо залепила мокрая каша из снега и дождя. Ветер сдул капюшон совсем и Ратчер, поморщившись,

снова поглубже его надвинул. Ворота захлопнулись.

Прошло минут десять, и створка снова распахнулась. Давешний охранник более уважительно пригласил всех пройти внутрь дома. Хозяин их ждет. Подбежал мальчишка и повел лошадей на конюшню. Слуга сказал: - Собака пусть тоже идет на конюшню. Она грязная.

— «Сам иди на конюшню. Дурак. Прикажи приготовить мне ванну, и я буду чистый». – Буран косо глянул на охранника, подошел поближе и отряхнулся так, что тот сразу стал мокрый и грязный с ног до головы.

— Что? Кому ванну? – у мокрого охранника отвисла челюсть.

Миури живут на севере Междугорья и южане никогда их не видели и не знают о существовании разумных собак.

— «Мне. Ты, что не видишь, с кем разговариваешь? – Буран слегка приподнял губу продемонстрировав белые внушительные клыки, – бегом! А то я так и пойду, и вся грязь, которая натечет, будет твоей головной болью».

Охранник обалдевшим взглядом уставился на Ратчера: – Господин, я не пил. Ни вчера, ни сегодня. Почему, я разговариваю с собакой?

— «Я не простая собака. Я - миури и мозгов у меня больше, чем у тебя. Приготовь мне ванну и оставим эту тему». – Буран был мокрый, голодный, уставший и злой. Обычно он разговаривал более культурно. В это время по лестнице спустился Хранитель. Это был невысокий, смуглый мужчина с окладистой седоватой бородой. Одет он был в длинные яркие одежды и на голове красовался сложный головной убор, характерный для южан. Хранитель поклонился и проговорил: - Я приветствую вас. Сейчас служанки наполнят ванну и господин…?

— «Снежный Буран».

— Господин Снежный Буран сможет принять ванну. Ваших лошадей накормят. Багаж уже отнесли в ваши комнаты, слуга проводит вас. Через час обед. Обсудим, что привело вас ко мне.

— Благодарю за заботу, господин Бейри Бек. Мы долго не задержимся и не будем злоупотреблять вашим гостеприимством, – Ратчер с достоинством поклонился, Кулуриэн сделал то же самое. Брэйг кивнул, отчего мокрый капюшон окончательно съехал и полностью закрыл лицо. К ним подбежал мальчик-слуга: – Следуйте за мною, господа.

Наконец-то. Ратчер сел в кресло, вытянул ноги и, набив трубку, с облегчением закурил. Путешествие на юг было неожиданно утомительным и долгим. Зима здесь была скорее ветреная и мокрая, чем морозная и снежная. Лошади оскальзывались в грязи, Буран бурчал, что у него промокли не только лапы. Эльф молча морщился, но, было видно, что и он зол, и устал. Брейг с тихим бурчанием мотался в седле, как мокрый мешок, и с кончика его длинного носа стекали капли. Но цель того стоила, и Ратчер надеялся, что они успели раньше таинственного похитителя.

Через час раздался звук колокольчика, зовущий всех в Обеденный Зал. Там уже был Буран. Его вымытая и высушенная белоснежная шерсть блестела в свете свечей. Тут же был и хозяин дома, глядевший на него и задумчиво теребивший бороду. Хранитель посмотрел на миури и сказал: - Господин Снежный Буран, я приношу свои глубочайшие извинения, но, как мне расположить вас за столом? Понимаете, я никогда не принимал у себя собак.

— «Не волнуйтесь, господин Бейри Бек. Я не противный. Устал и намок, вот и не сдержался. Приношу свои извинения. Сяду я вместе со всеми, стол у вас не высокий, я просто сяду на пол. Не волнуйтесь, я ем акку-

ратно и слюни во все стороны не летят», – Буран изобразил улыбку и замахал пушистым хвостом.

— Тогда располагайтесь, а вот и ваши коллеги подошли.

— «Наш Начальник - господин Ратчер. Я его Побратим и Помощник».

На лице Бейри Бека отразилось явное непонимание и Ратчер ввел его в курс дела относительно миури.

— О, я не знал, что вы - разумная раса. Я думал, говорящая собака. Еще раз извините, - и Хранитель Кара Торуна рассыпался в витиеватых южных любезностях. За обедом все отдали должное вкусным кушаньям и особому, чуть тягучему и ароматному южному вину. Когда все поели Ратчер, с любезного разрешения хозяина, пересел в кресло к приоткрытому окну и закурил свою трубку. Серые Плащи приступили к обсуждению того, что собственно привело их в южный город. Внимательно выслушав, Бейри Бек побледнел и покрылся потом: - Прошу меня извинить. Мне надо отойти.

— Мы идем с вами. Да, я понимаю всю пикантность ситуации. Да, я навязываюсь и пренебрегаю этикетом, но мы должны четко знать, что ваш артефакт на месте. Брейг, твои свитки при тебе?

— Да. Я готов, - гоблин встал и взял в руки маленький мешок. Буран потянулся и стал возле Побратима. Последним из-за стола встал эльф.

— Мы следуем за вами? - Ратчер вопросительно посмотрел на Хранителя. Тот немного подергался, но пошел впереди, показывая дорогу. Поднявшись по винтовой лестнице, миновали не очень длинный коридор и подошли к небольшой двери, окованной резными железными полосами. Подойдя к ней Бейри Бек вынул из мешочка, висящего на поясе, ключ и отпер замок.

— Господин всегда имеет при себе эти ключи? – спросил гоблин.

— Да. Ключи всегда при мне. Когда я ложусь спать, то кладу мешочек под подушку.

— Значит, кто-либо без вашего ведома не войдет? – спросил Буран.

— Исключено, к тому же, есть еще Магический Страж. Я произношу формулу мысленно и не хотел бы ее говорить вслух.

— Это и не требуется. Мы без вашего ведома сюда не войдем, – успокоил его Ратчер.

— Эта комната находится в башне, выступающей над скалой. Под нею нет стены, только скала и внизу океан. Забраться в окно невозможно, и решетка на ней есть, - пояснил Хранитель.

— А что представляет собой ваша реликвия? Что она делает? – Брейг уже устроился в уголке со своим свитком и карандашом.

— Это Волшебная Флейта. Если спуститься к океану, сесть в лодку и немного отплыть от берега, то можно вызвать Чудовище Из Бездны, - Хранитель взял с маленького круглого столика резную шкатулку и достал из нее флейту.

— А что это за Чудовище? – спросил Ратчер.

— Это гигантский осьминог, который подчиняется владельцу Волшебной Флейты. Он может по просьбе владельца Флейты потопить любой корабль, на который тот укажет. Нужно только наклониться к воде и заиграть, а потом мысленно указать на нужный корабль.

— А что, Чудовище не может отказаться от своей службы? – спросил Буран.

— Не может. По легенде мой предок много столетий назад причалил к берегу острова, который находился далеко в Океане Штормов. На берегу лежал маленький осьминог и медленно умирал на жаре. Во время

прилива он попал в яму между двумя песчаными дюнами и не мог выбраться обратно. Карим Бей, так звали моего предка, взял осьминога и отнес его в воду. Он сам не мог объяснить, зачем это сделал. Когда Карим Бей выпустил осьминога в воду, то решил немного постоять возле берега, чтобы вода чуть остудила тело. Через несколько минут океан забурлил и из глубины появилось громадное щупальце, в котором была зажата эта флейта. В его голове зазвучал голос: - «Ты спас моего сына. Когда тебе нужна будет помощь, наклонись к воде и заиграй на флейте. Кто-то из нас обязательно поможет тебе», – щупальце вложило ему в руки флейту и исчезло в глубине. С тех пор, когда приходит нужда глава нашего Рода играет на флейте, и чудовище помогает расправиться с врагом.

— А Чудовище слышит эту флейту только возле воды? Если заиграть на ней сейчас, оно услышит или нет? – спросил гоблин.

— Нет. Чудовище слышит флейту только если наклониться к самой воде.

— А как определить, это та флейта или нет? С ее помощью давно Чудовище вызывали? – спросил Ратчер.

— Вызывали, хвала богам, давно. Я могу заиграть на ней и по мелодии определю она или нет.

— А если сделать копию такой флейты, то можно с ее помощью вызвать Чудовище? – задал вопрос Кулуриэн.

— Нельзя. Мы пытались сыграть эту мелодию на других флейтах. Она простая, но ни одна флейта такую не

сыграла. Эта флейта играет одну единственную мелодию.

— Так я и думал, – проговорил эльф.

— Что вы задумали? – Бейри Бек испуганно посмотрел на своих гостей, - вы хотите ее отобрать?

— Мы хотим, чтобы вы ее спрятали, а на ее место положить копию. Вор обязательно должен эту копию украсть, – сказал Кулуриэн.

— Зачем? - удивился Бейри Бек.

— Это уже вас не должно заботить. Это наша работа. Проверьте подлинность флейты и положите ее на столик. Заиграйте на ней, – распорядился эльф.

Бейри Бек взял в руки флейту и подул. Раздалась приятная, но незамысловатая мелодия.

— Это точно Волшебная Флейта, – сказал он и положил ее на столик.

Эльф положил рядом с Волшебной Флейтой палочку такой же длины и толщины, затем капнул на нее фиолетовый, отсвечивающий опаловым сиянием раствор из маленькой бутылочки и что-то произнес на незнакомом языке. Палочка окуталась непрозрачным дымом. Когда он рассеялся, на столике лежало две волшебных Флейты. Бейри Бек охнул и взялся за щеки: - Вай, ме! Как же я их различу?

— А вы заиграйте, – предложил Буран.

Бейри Бек взял в руки ту, что лежала ближе к нему и подул. Раздалась знакомая мелодия.

— Возьмите эту флейту и спрячьте. А вторую мы положим в шкатулку. Никому ни единым словом не обмолвитесь, что она у вас. Даже жене или любовнице. Никому! – сказал Ратчер, - когда обнаружится пропажа копии из шкатулки, изобразите горе, рвите на себе волосы и рыдайте. Ни одна живая душа не должна знать, что подлинная Флейта у вас.

Бейри Бек схватил Волшебную Флейту и, подумав, взял большой подсвечник, перевернул его и вложил в полую середину.

Кулуриэн подошел к столику и капнул на копию флейты из другой бутылочки. Что-то коротко проговорил, и положил лже-флейту в шкатулку. Взял карту Междугорья и расстелил ее на столике. В том месте, где

находился город Кара Торун появилась маленькая светящаяся точка.

— Все в порядке. Закрывайте сокровищницу, а мы пойдем в свои комнаты. Домашним скажите, что мы купцы с Севера, хотим привезти товары. Мы подождем похитителя и сразу уедем, – Ратчер вместе с остальными Серыми Плащами вышел из комнаты. Бейри Бек закрыл дверь и сказал: – А теперь, уважаемые гости, мы обсудим ваш товар, прошу в мою комнату.

Все спустились с лестницы и немного посидели в комнате хозяина, попивая вино и обсуждая достоинства мечей работы гномов Горы Драконьего Хребта. Затем перешли на меха, привозимые из Виндхельма.

После этого распрощались с гостеприиным хозяином и пошли в комнату Ратчера. Эльф пробормотал Заклинание Тишины и любой, кто попытается подслушать, услышит только храп хозяина.

— Как вы думаете, ловушка сработает? – спросил Брейг.

— Главное, чтобы вор украл подделку. Определить ее подлинность он не сумеет, а уловить магическую метку вряд ли сможет даже Буран, настолько у нее слабый магический фон, – Кулриэн самодовольно ухмыльнулся.

— Тогда по комнатам и выспимся с дороги. Караулить возле сокровищницы нет смысла. В нашу задачу входит проследить за вором и найти организатора. Ничего не должно его спугнуть, – Ратчер удобно устроился на кровати, а Буран улегся поближе к двери на балкон. Ему было жарковато. Эльф и гоблин разошлись по своим комнатам. Карта осталась у Ратчера.

На следующий день огонек на карте так и остался над названием города и никуда не сместился. Гости поздно проснулись, поели и пошли прогуляться по городу. Погода немного наладилась. Мокрый снег уже не шел, хотя дул резкий сырой ветер. Решили пройтись по южному базару. Идти пришлось недалеко. Дом Хранителя, больше напоминавший небольшой дворец, находился рядом с Главной Городской Площа-

дью, на которой и размещался базар. Ратчер сразу же приметил лавку, торгующую табаком и трубками. Брейг заинтересовался оригинальной доской, в которой были специальные углубления для свинцовых ка-

рандашей и крепления для свитка. После долгого торга и душевных метаний Брейг все-таки ее купил. Кулуриэн один зашел в лавку на которой была броская вывеска “Магическая Лавка”. Вышел он оттуда с

довольной физиономией, видимо нашел то, что искал.

Один мужик подошел к Ратчеру с вопросом: - Почем собаку продаешь? - Прежде, чем Побратим успел отреагировать Буран сказал, что ему нужен новый раб и он покупает этого мужика. Все остальное время прогулки местные старались держаться подальше от странной компании.

Буран присмотрел шикарный ошейник из буйволовой кожи со стальными нашлепками, но он показался ему слишком заметным. На обратном пути, после двухчасовой прогулки по рынку, все же не удержался и попросил хозяина лавки примерить. Бедняга сначала никак не мог привыкнуть, что с ним торгуется собака. В лавку вошел Ратчер и ошейник все же был приобретен.

Подошло время обеда. Серые Плащи вернулись в гостеприимный дом Бейри Бека и со вкусом поели. Буран, не смотря на ироничные взгляды товарищей, минут пять покрутился возле зеркала и пришел к выводу, что этот ошейник очень ему идет, и стальные пластины надежно защищают шею. Незаметно подошло время ужина. Компания оценила вкусную еду и чудесное вино. После ужина всех потянуло в сон. Ратчер почти сразу заснул. Буран, как и все собаки, спал чутко и даже во сне изредка поводил ушами. Бурану снился сон: «Густой туман скрывал очертания какой-то темной фигуры без лица. При попытке подойти к ней, фигура отодвигалась и начинала расплываться».

Буран проснулся и ощутил смутное беспокойство. Навострил уши и ничего не услышал. И тут пришло ощущение, что магическое поле кто-то затронул. Вспышка магии и тишина. Все произошло настолько быстро, что Буран успел только вскочить на лапы. В следующую секунду он уже будил Ратчера: - «Крадут Флейту».

— Зови остальных, - скомандовал Побратим. Через минуту эльф и гоблин были в комнате.

— Будим хозяина? – спросил Брейг.

— Надо подождать и понаблюдать, - решил Ратчер.

Эльф тихонько щелкнул пальцами и поманил всех к окну. Из него было немного видно башню. Возле нее зависла темная фигура. Она просто висела в воздухе. Тут из окна вылетела летучая мышь с каким-то предметом в руках. Фигура сгребла ее и сунула под плащ.

Ратчер внимательно наблюдал за точкой на карте. Она начала быстро перемещаться на северо-восток. Все столпились вокруг карты. Минут десять точка перемещалась в выбранном направлении. Остановилась.

Через несколько минут мигнула и замерла около замка Кай, переместившись за секунду на огромное расстояние. Здесь и осталась.

— Почему она переместилась сначала на северо-восток? Что там? – гоблин задумчиво почесал свой длинный нос.

Буран внимательно посмотрел на карту: – Если мне не изменяет память, то в этом месте заканчивается Дикая Степь и начинаются Горы Серебряного Барса, а чуть восточнее лежат земли Лунных Эльфов из

Рода Золотой Березы.

— Что там могло понадобится похитителю? Там нет океана, – Брейг пытался поймать за хвост ускользающую логику.

— У эльфов есть Ворота Миров и они рабочие, – вступил в разговор Кулуриэн.

— Почему похититель не воспользовался Воротами Кара Торуна? Они тоже рабочие, – не успокаивался гоблин.

— А почему мы ими не воспользовались, а месили грязь целую десятидневку? - задал вопрос Ратчер?

— Чтобы нас не вычислили, – ответил Брейг.

— Вот поэтому и похититель не воспользовался. А с эльфами была договоренность или их Ворота не охраняются. Чтобы воспользоваться Воротами Миров Кара Торуна надо всю охрану перебить или получить официальное разрешение, – пояснил Ратчер.

Пока наблюдали за светящейся точкой, рассвело. Ратчер свернул карту и сунул в карман. Спустились вниз и рассказали Хранителю о происшествии. Расстроенный Бейри Бек бегом поднялся в сокровищницу. Открыл дверь и глазам предстало окно без стекла. На полу валялась пустая шкатулка. Хранитель сразу подбежал к подсвечнику перевернул его и облегченно вздохнул. Настоящая Волшебная Флейта была на месте. Похитили копию. Эльф подошел к окну, осмотрел его и сказал: – “Слеза Вора”.

Бейри Бек удивленно уставился на него. Кулуриэн пояснил: – Это такая жидкость, которая растворяет стекло и тонкое дерево. Толстое дерево, камень и металл ей не подвластны. Какое-то маленькое существо

поднесло к окну шкатулку, второй вор открыл ее и достал флейту.

— А почему сам не достал? – не понял Хранитель.

— Я же сказал. Металл не растворить, только стекло, а ячейки решетки мелкие, человек не пролезет.

— Это был маг?

— Скорее всего, и ему помогало мелкое существо, которое может летать, но не имеет рук.

— Почему вы так решили? - спросил Бейри Бек.

— «Потому, что замок шкатулки лапами не открыть», – ответил Буран.

— Что мне теперь, делать?

— Выждите два-три дня и “обнаружьте” пропажу. Ничего здесь не трогайте. Мы дадим вам знать, когда снова “найти” Волшебную Флейту, а пока никто не должен знать, что она у вас, - проинструктировал рас-

строенного Хранителя Кулуриэн.

— Вы уезжаете?

— Да. Благодарим вас за гостеприимство. Пусть приведут наших лошадей, мы едем, – с этими словами Ратчер вышел из комнаты.

Буран высунул нос из дверей дворца Бейри Бека. С неба сыпало что-то отдаленно напоминающее переваренную манку, и дул противный, сырой ветер. Миури пощупал лапой лужу на крыльце и наморщил нос. Сзади подошел Ратчер и предложил ему наконец-то выйти.

— «Может быть через Ворота? – Буран, обернувшись, с надеждой посмотрел на своего Побратима и начальника, – очень уж мерзко».

Брейг встал рядом с Бураном и высунул ладошку наружу: - Давайте голосовать. Я, “за”.

— «Я присоединяюсь», – Буран сел в дверях и явно не собирался наружу. Эльф гордо мочал, но губы поджал и надвинул капюшон поглубже, всем своим видом показывая, что он выше житейских мелочей, но, в принципе, согласен с миури и гоблином. Ратчер посмотрел на кислые мины друзей, на сыпавшуюся с неба кашу и обернулся к Бейри Беку: - Не будет ли наглостью с нашей стороны воспользоваться вашими Воротами?

— Как пожелают дорогие гости. А как же лошади?

— Лошади переместятся вместе с нами. Вернее, под нами.

Бейри Бек подозвал начальника охраны и велел сопроводить гостей и уведомить охрану ворот. Он был гостеприимным человеком, но мокнуть и мерзнуть не любил.

Серые Плащи, сопровождаемые начальником охраны, через полчаса были у Ворот. Кулуриэн набрал нужную комбинацию и запустил Ворота. Первым прыгнул Буран. Лошади, понукаемые всадниками, перескочили следом.

В просторном дворе Академии Магии Златограда было пусто. Светило неяркое зимнее солнце и блестел снег. Морозный воздух бодрил и пощипывал лицо. Буран встряхнулся, сделал круг вокруг лошадей и повалялся в снегу. Даже лошади повеселели и бодрой рысью побежали в сторону здания Академии. Было утро, все на занятиях. В коридорах было пусто и Серые Плащи, никого не встретив, прошли в кабинет Начальника Авалона Гранье. Он уже был на месте и пил ароматный напиток, от запаха которого у вошедших сразу затрепетали ноздри. Кроме Бурана. Он мечтал о мясе. Заметив явный интерес гостей к ароматному напитку, Авалон велел Жюли сварить еще, и принести с кухни хороший кусок свежего мяса для миури.

— Пока готовится “Наслаждение Шейха”, объясните мне, что происходит? – Авалон вопросительно посмотрел на Начальника Серых Плащей.

— Кто-то крадет магические артефакты, – Ратчер коротко ввел его в курс дела.

— Зачем это кому-то надо?

– Я думаю, кто-то метит захватить Междугорье. Все похищенные артефакты обеспечивали обороноспособность ключевых крепостей. Последний артефакт мы подменили копией, – Ратчер достал карту, – вот, смотрите. Светящееся пятнышко указывает местонахождение флейты и похитителя. То, что это подделка пока никто не понял.

Эльф взглянул на карту и сказал: – Я один заметил, что похититель покинул замок Кайруила? - все нависли над картой.

— Огонек движется на север, – сказал Брейг. А ведь Каос уже обворован.

— Каос западнее. Огонек движется на северо-восток и приближается к границе Белого Безмолвия. И быстро как двигается. Будто бы летит на чем-то, - Ратчер в задумчивости достал из кармана трубку, оглянулся вокруг и со вздохом спрятал ее в карман. В этот момент Жюли внесла поднос с “Наслаждением Шейха”. Все с удовольствием взяли чашечки с ароматным напитком.

— Жаль, нет карты северной части Фэриленда. Считается, что среди Белого Безмолвия ничего нет. Или есть? – Ратчер задумчиво крутил в руках опустевшую чашку.

Авалон встал со своего места и задумчиво посмотрел на портрет Ангрима, своего усопшего предшественника. Постоял, подумал и, приняв какое-то решение, быстро подошел к книжному шкафу. Порывшись в нем вынул откуда-то снизу маленькую карту, нарисованную на куске кожи: - Я не ручаюсь за точность этой карты. По преданию, у деда Ангрима был брат-близнец Гэльмир. Братья были Первородными из королевского Рода Мерцающего Меча. Когда погиб отец братьев, Итильбор, то Мерцающий Меч и трон должен был унаследовать Рудаур – дед Ангрима, как старший. Гэльмир решил воспользоваться сходством и

захватить трон. Заговор был раскрыт, вернее продан. Гэльмир с заговорщиками и их семьями был изгнан. По легенде они, имея такую же карту, летом смогли пересечь Белое Безмолвие и обосноваться в Стране Вечного Лета. Вот туда и движется ваша светящаяся точка, – Авалон разложил на столике карту и придавил ее чашками, – смотрите, это Каос. Считается самым северным поселением. За ним ничего нет. А вот тут, восточнее, где ничего не отмечено, и находится Страна Вечного Лета. Ворот там нет и как туда попасть зимой, я не знаю. Хотя, одна из моих учащихся рассказывала, что ее брат и сестра ездят на миури.

— Как?! Верхом? – Буран аж мясом подавился.

— Нет. Их запрягают в сани.

— Можно побеседовать с этой девушкой? – заинтересовался Ратчер.

— Можно. Сейчас пошлю секретаря. Пусть найдет ее, и на перемене приведет сюда.

Авалон позвонил в колокольчик. Вошла Жюли.

– Найдите Натаниэль из Рода Стального Волка. Так же пусть зайдут Разведчик Аргонтар или его напарник Борунд.

Через несколько минут раздался стук в дверь кабинета, и вошла очаровательная золотоволосая девушка в сопровождении миури.

— Я - Натаниэль из Рода Стального Волка, а это моя Сестра Лея, дочь Вайяны и Татра из Каоса.

Раздался новый стук и вошел Аргонтар. Поздоровался с Авалоном и присутствующими. Когда он увидел Натаниэль, на его лице отразился вопрос. Натниэль тихонько пожала плечами.

— Госпожа Натаниэль, ваши Ворота Миров рабочие? – Ратчер наконец задал мучивший его вопрос.

Девушка замялась и бросила быстрый взгляд на Разведчика. От Кулуриэна не ускользнула их мимика.

— Вы что-то знаете? – спросил он.

— «А что мы должны знать?» – спросила осторожная Лея.

— О краже артефактов, – в лоб спросил Ратчер.

Натаниэль замялась, Лея насторожилась и начала принюхиваться к присутствующим. Увидела лежащего

на ковре белоснежного Бурана и чуть расслабилась. Девушка и миури переглянулись и Натаниэль сказала: - Нам написали о том, что пропал артефакт Каоса. А зачем вам наши Ворота?

— Мы хотим поговорить с господином Хранителем, – Ратчер решил пока ограничится этой информацией.

— Символы, которые необходимы для перехода, в рабочем состоянии, – это в беседу включился Аргонтар, – мы сами хотели воспользоваться Воротами Каоса.

— Зачем? – спросил Кулуриэн.

— «Хотим попасть домой на зимние каникулы и пригласили Аргонтара и Борунда покататься на миури», – Лея решила выручить всю компанию.

— «Мы идем с вами». - Буран встал с ковра.

— А как же занятия?

— Сегодня последний день. Я уведомлю вашего завуча, – сказал Авалон, – собирайтесь. Разведчиков это тоже касается. Через полчаса вас будут ждать в фойе Академии.

Обрадованные Натаниэль и Лея поблагодарили и побежали к себе. Разведчики тоже откланялись.

— Можно взять на время вашу карту? - Ратчер с надеждой посмотрел на Начальника Академии.

— Берите, но постарайтесь вернуть.

Ратчер поблагодарил Авалона и Серые Плащи пошли в фойе ждать девушек и Разведчиков.


Глава 13. Голубоглазая собака.

Лавка пушной компании на Аляске.

— Слишком мало за такие шкурки. Дай еще железный котелок и коробку патронов.

— Нет.

— Еще нож, чайник и коробку патронов.

— Ладно, бери. Виски?

— Нет. Вместо виски еще патроны.

— Нет, и так много заплатил.

Джо сгреб с прилавка деньги и вещи. Вещи бросил в мешок, а деньги спрятал за пазуху. Вдруг он услышал звук удара и надрывный плач собаки. Первая мысль была об упряжке, и Джо пулей вылетел наружу. Здоровенный мужик бил некрупную собаку. Она поджимала переднюю лапку и плакала. Джо быстро подошел к мужику и окликнул его: – Эй, зачем бьешь?

— Эта тварь нагуляла, а мне нужно ехать. Она не может быстро бежать, - и снова замахнулся на собаку.

— Я дам тебе за нее другую. Не бей ее.

— Другую?

— Да. – Джо быстро выпряг рыжего кобеля, – вот этого.

— Ты меняешь суку на кобеля?

— Да, меняю. Бери.

— Чокнутый краснокожий. Ладно, на, – мужик подпихнул ногой заскулившую собаку и взял за ошейник рыжего, - ее Леди зовут. Леди …, - и он грязно выругался.

Джо подвел испуганную собаку к своей упряжке и поставил на место рыжего, до упора подтянув ремни на шлее. Собака лизнула руку и с такой немой благодарностью посмотрела в глаза человеку, что Джо больше не жалел об обмене. Ситка и Блэки заворчали. Вожак Клык рыкнул на них и суки смолкли.

Ситка и Блэки были сестрами. Джо выменял трех щенков у эскимосов на чайник с ручкой, нож и пачку чая. Отобранных малышей он посадил возле нарт и пошел в жилище хозяина. Отдал чайник, нож и чай. Вышел, посадил щенков в мешок с дырками, чтобы не разбежались и поехал. В дырки сразу высунулись три любопытных черных носа и начали принюхиваться.

Джо был индейцем-тлинкитом. Его звали Танцующий-С-Волками. Имя он получил, когда был еще мальчишкой и оно так и осталось. Его отец принес из лесу двух волчат. Подобрал, когда охотился. Мать и два малыша погибли в схватке с рысью, два были живы. Волчата выросли и повсюду следовали за мальчиком, играли с ним. Так он и получил свое имя. Когда волчата выросли, то волчица ушла в лес, а волк, его так и звали Волк, остался. От индейских собак у него были щенки и один, самый крупный, стал вожаком упряжки. Клык был не такой массивный, как собаки эскимосов, но рослый и выносливый. И очень умный. Джо, так его прозвали белые, и он сам уже так стал себя называть, поставил Клыка вожаком. Кроме него в упряжке был крупный пес, которого Джо подманил в лесу. Удрал у кого-то. Три выросших щенка, выменянных у эскимосов. Двое из них оказались суками. Джо точно помнил, что взял двух кобельков. Или к щенкам подбежал еще щенок и он взял его по ошибке или, что более вероятно, эскимосы подменили одного ко-

белька. Подмену Джо заметил уже дома. Сначала он разозлился, а когда увидел радость своей молодой жены, игравшей с малышами, махнул рукой. Маленькая Тучка была беременна их первенцем и Джо решил, что такая мелочь не стоит ее слез, даже хорошо, что так получилось. Суки были крупными и сильными, родят таких же сильных щенков. А хорошие собаки всегда в цене. Рыжего Джо дешево купил у белого. Тот распродавал упряжку и уезжал. Правда приобретение было так себе. Пес был прожорлив, ленив и упрям.

Снег поскрипывал под полозьями нарт, собаки резво бежали, чувствовали, что возвращаются домой. Джо наблюдал за Леди. Собака была светло-серая некрупная, со странными голубыми глазами. Леди слегка прихрамывала на переднюю лапу, мужик сильно ударил ее. Джо остановил нарты, подошел к голубоглазой собаке и пощупал лапу. Кости целые, сильный ушиб. Пройдет. Индеец сильно не гнал собак, так что большой нагрузки на лапу не было. Джо никогда не мог избивать своих собак, как другие. Не мог и все.

Еще раз посмотрел на Леди. Собака была очень красивая и чувствовалось, что, не смотря на ушиб способна бежать гораздо быстрее крупных эскимосских собак. Разве что Волк будет бежать так же быстро. И у нее будут щенки. Такие же красивые и быстрые. От собаки мысли плавно перетекли к жене. Джо сразу погрустнел. Он очень любил Тучку, но последнее время она сильно кашляла. Джо хотел отвезти ее в больницу в Анкоридж. Туда можно было доехать по новой дороге белых, но нужны были деньги. Много денег. Джо охотился и продавал шкурки, но нужная сумма никак не набиралась. «Вот бы найти золото. Белые хорошо за него платят, но я уже давно не слышал, чтобы кто-то находил золото», - подумал он. Джо вздохнул и решил, что можно не ехать сразу домой, а попытаться добыть еще норку и куницу, за них хорошо платят. Его размышления прервало тихое рычание Клыка, затем нарты немного свернули с курса. Джо прикрикнул на вожака, но, все же, остановил упряжку и подошел к нему. Вниз по склону уходили следы карибу. В животе заурчало, собаки тоже выглядели уставшими. Джо достал ружье и потихоньку пошел по следу. Умный Клык повел упряжку следом. Они миновали небольшую лощину поднялись на склон, и Джо увидел нескольких карибу. Они паслись, разгребая снег. Просто так к ним было не подобраться, ветер дул в сторону животных.

Джо по большой дуге начал обходить стадо, чтобы ветер не донес запах собак и человека. Маневр ему удался и через какое-то время расстояние сократилось до выстрела. Джо вскинул ружье, потом отложил. Много шума. Индеец достал лук и стрелы. Даже если промахнется, то остальные животные не испугаются. Надо было подобраться поближе. Джо дал команду Клыку оставаться на месте. Умный зверь дождется его, а сам начал потихоньку подбираться к карибу. Выстрелил. Стрела пробила бок ближайшего оленя, но не достала до сердца. Это был крупный самец. Он побежал, теряя много крови. Животное шаталось и наконец упало. Джо погнался за ним, чтобы добить. Олень свалился на склоне холма и нужно было спуститься, чтобы подойти к нему. Джо благополучно добрался до оленя и добил его. Теперь будет мясо. Индеец начал вытаскивать тушу наверх, чтобы разделать, накормить собак и поесть самому. Погода начинала портиться, надо было найти какое-то укрытие. Джо заметил невдалеке небольшую пещеру в склоне горы. Она вполне могла защитить его и собак. Джо уже почти вытянул тяжелую тушу наверх, когда его нога соскользнула с камня, и острая боль пронзила лодыжку. “Надеюсь нога не сломана. Хорошо, что собаки не привязаны, не надо идти за ними”- подумал Джо. Свистнул раз, другой и услышал скрип снега. Верный Клык привел к нему упряжку. Джо на радостях обнял за шею своего пса. Кое-как взгромоздил тушу на сани и опираясь на лук, как на палку похромал к пещере. У Джо еще хватило сил выпрячь и накормить собак. Пожарить себе мясо. После этого он свалился с острой болью в ноге. Пошел снег, но в пещере было сухо, и остался еще небольшой запас сучьев.

«Хорошо, что мясо есть», – с этой мыслью Джо провалился в сон.

Глава 14. Ездовой дракон и меч валькирии.

Обитатели Каоса второй день сидели дома. Валил снег, дул сильный ветер и особого желания прогуляться никто не испытывал. Пришел Борин, похожий на красноносого снеговика. Отряхнувшись и сняв шубу, гном гордо прошествовал в Гостевой Зал. Уселся в кресло рядом с Хагиром, закурил трубку и многозначительно покосился на бутылку вина, стоявшую на столе. Хагир налил ему полный бокал и вопросительно посмотрел на узел, лежавший у его ног. Медный Котелок выпил вино и слегка порозовел. Удобно устроившись в кресле гном провозгласил: - Я принес шлею для дракона. Летать будем.

Изя, тихонько медитировавший у камина, подавился собственным дымом: – Как летать? Кто будет летать?

— Ты, будешь летать, а мы будем кататься, – гном хитро прищурился и вынул из мешка кожаную шлею, затем какие-то ремни, – снег перестанет и попробуем.

Шанталь радостно захлопала в ладоши: – Я буду летать на драконе!

Изя подобрал под себя лапы и как-то сник: – Можэ не надо? А?

— Надо, Изя. Надо. Если завтра не будет снега – полетим, – Борин довольно подмигнул скисшему дракону.

Шанталь крутила в руках шлею: – Что куда продевается?

— Завтра и покажу. Тут не получится. Места мало.

— Вот тут как раз и не надо, – Лунаталь подняла голову от своей вышивки, – завтра во дворе проверите. Сегодня уже поздно. Всем спать.

Двойняшки и миури побежали к себе. Хагир и Борин решили еще

чуть посидеть. Лунаталь и Вайяна тоже ушли. Изя вздохнул и закрыл глаза. Он решил, что до завтра можно спокойно поспать. А там, видно будет.

К утру снег перестал хотя немного похолодало. Вся компания высыпала во двор. Будут делать из Изи ездового дракона. Изя как-то не особенно настаивал, но идти против мнения большинства не решался. Он утешал себя тем, что Шанталь легкая и лететь особо далеко не надо. Борин надел на него упряжь, проверил крепления и застежки. Упряжь обхватывала шею и туловище дракона, имела небольшое седло по типу лошадиного и высокие стремена, достававшие до колена. Кроме седла имелись ремни, которые обхватывали талию седока, перекрещивались на груди и на спине. Спереди на седле была ручка. Высокие

стремена позволяли опираться коленями во время маневров, а ручка - удерживаться при взлете и посадке. Ну, а седло выполняло свою обычную функцию. Изя с гордым видом прошел несколько шагов, расправил крылья, взмахнул ими: - Удобно и крыльям ничего не мешает. Шанталь, садись. Будем пробовать.

Шанталь села в седло всунула ноги в стремена, и Борин закрепил ремни и застегнул.

— Полетели? – Изя расправил крылья.

— Полетели, – Шанталь немного нервничала и слегка боялась в чем, впрочем, не хотела признаваться даже самой себе. Изя взмахнул крыльями и легко взлетел над замком.

Шанталь наполнило неизведанное ранее чувство полета. Далеко внизу остались маленькие фигурки людей и миури. В воздухе было холодно, ветер перехватывал дыхание, но это не портило удовольствие от полета. Изя, пролетев несколько кругов над двором и замком, сказал: – Шанталь, я тут кое-что видел. Давай, покажу, - дракон подлетел к крыше на башне с сокровищницей. Облетел ее и стал лапами на край

крыши: - Посмотри под самым краем крыши. Там есть небольшая щель

и в ней что-то лежит.

— А почему сам не достал?

— Ты, знаешь, что-то мне не разрешает. Я не боюсь, но такое чувство, что мне нельзя. То, что там лежит, принадлежит тебе. Ты же, знаешь, что мы, драконы, чувствуем магию, обладаем способностью понимать

душу предмета. То, что там лежит нельзя брать никому кроме тебя. Я даже не знаю, что это. Я подойду еще ближе, ты, сидя дотянешься.

Изя начал перебирать лапами по краю крыши. Между крышей

башни и стеной была узкая щель, в которой лежал какой-то предмет. Шанталь потянула его на себя. У нее в руках оказалось что-то небольшое, длинное и узкое.

— На меч похоже, - Шанталь развернула ткань, потянула правой рукой за рукоятку и вытянула абсолютно черный меч. Девушка взмахнула им. По лезвию пробежали яркие всполохи, меч ярко

вспыхнул, чернота ушла и клинок стал как бы прозрачным и,

в то же время, светящимся.

— Ого! - Изя аж оступился, - что это за меч такой? Откуда он тут?

— Изя, спускаемся, надо Борину показать. Он что-то рассказывал про нашего прадеда Валмира. Это он при-

нес в наш мир этот меч.

Дракон прошел по крыше к краю, расправил крылья и плавно спланировал во двор замка.

— Посмотрите, что мы нашли. Это Изя показал, - Шанталь вынула из ножен светящийся меч. Ларри аж присел: – Где вы взяли? Дай посмотреть.

— Не прикасайся! – Борин оттолкнул парня, - никогда не прикасайся к этому мечу. Его принес Валмир. Это меч валькирии и держать его в руках может только женщина, в которой течет ее кровь.

Во дворе воцарилось молчание. Лунаталь вопросительно посмотрела на Хагира: – Муж мой, что еще интересного я не знаю?

— Он и сам не знает, – снова заговорил Борин, – я знаю не много. Знаю только, что Валмир на пару лет куда-то пропал. Вернулся он с мечом, магическим шаром… - гном помолчал, пожевал ус и выдал, - и с трех-

месячным младенцем на руках. - Наступила гробовая тишина.

— Так, катание закончено, все идут в Обеденный Зал, включая тебя, Борин. Надо поесть и выпить вина, чтобы осмыслить такую информацию. Шанталь, отнеси меч в свою комнату. Завтра потренируемся, сегодня я не в форме. Мне надо прийти в себя.

Хранитель протянул руку жене, и все пошли в замок. Стол был уже сервирован. Когда все заняли свои места, слуги внесли еду. Несмотря на то, что все проголодались, есть никто не спешил. Всех снедало лю-

бопытство. Хагир налил вина себе, Лунаталь, Фианель и Борину. Подумал немного, приказал слуге принести еще один бокал и налить немного вина Ларри. На вопросительный взгляд жены ответил, что парень уже достаточно взрослый, и сыну лучше тоже немножко промочить горло.

— Ну, Борин, выкладывай. Что ты знаешь? Валмир давно мертв. Отец нежится на море, - Хагир отпил немного вина и откинулся на спинку стула.

— Я знаю не сильно много. У Валмира и Ариетты долго небыло детей. Не получались. Ариетта была грустная, а Валмир часто сетовал, что у него нет наследника. Кому передать Ключи Хранителя? Вашему деду было уже за сорок, когда он заинтересовался Воротами Миров и начал изредка куда-то пропадать. Однажды он пропал почти на два года. Все думали, что он погиб. Ариетта все время плакала. Начальник гарнизона уже хотел отправиться в Златоград и попросить о назначении нового Хранителя. И вот одним, очень морозным и ветреным днем в ворота крепости вошел Валмир. За плечами у него был мешок, под мышкой зажат мечь, а на руках он нес закутанного в шкуры младенца. Что происходило в замке я не скажу. На следующий день Хранитель собрал всех во дворе крепости и объявил, что у него теперь есть сын. Его зовут Сигурд. Он будет его наследником и будущим Хранителем Каоса. Ариетта была счастлива. Она прижимала к себе сверток с малышом, а глаза у нее сияли. Мальчик рос здоровым и крепким. У него были ярко-рыжие волосы и янтарные глаза. Когда Сигурду исполнилось шестнадцать, он прошел обряд и стал Хранителем. Через несколько лет Ариетта умерла. Валмир ненамного пережил жену, которую очень любил. Тайну появления на свет Сигурда они унесли с собой. Знаю только, что меч Валмир никогда не вынимал из ножен. Я спросил, почему он не пользуется мечом. Валмир объяснил, что это меч валькирии. Мужчина не может даже прикоснуться к нему. Владеть им может только женщина, у которой есть кровь валькирии. Вскорости меч куда-то пропал. – Борин замолчал и сделал пару больших глотков вина, – налейте еще. Мне нужно выпить.

— Значит у меня есть кровь валькирии, - сказала Шанталь, - я вынула этот меч. Он сначала был черным, потом ярко вспыхнул, стал прозрачным и светящимся одновременно.

— У Сигурда было три сына. Я помню, что Валмир очень хотел девочку. Он часто говорил об этом, а Сигурд не понимал, чем отец не доволен. Валмир хотел передать меч внучке. – Гном задумчиво крутил в руках

бокал с вином.

— А Лили и Бесси? - спросила Лунаталь.

— Сестры были похожи на маму Маюми. Такие же смуглые, черноглазые, черноволосые, очень тихие и нежные. Замуж они выскочили рано, сразу друг за другом. Мои племянники и племянницы, тоже тихие, спокойные и не имеют сколько-нибудь заметных способностей к магии, – пояснил Хагир.

— А наш прадед ничего не рассказывал про меч? Может быть он должен был передать его теткам? – поинтересовалась Шанталь.

— Когда погиб Рассел, дед быстро начал сдавать. Я заканчивал Академию, готовился стать Боевым Магом. Дед как-то сказал, что с гибелью Рассела погибла его мечта. Рассел был похож на отца. Такой же рыжево-

лосый. У меня были черные волосы, как у матери, – Хагир помолчал. – Видимо мечта деда воплотилась в Шанталь. Она рыжеволосая и характер у нее боевой. К тому-же, меч ее признал.

Шанталь сидела молча. От удивления и кучи мыслей у обычно острой на язык девушки слова на ум не шли. Она - правнучка валькирии. Нужно сказать Натаниэль.

– Папа, а ведь Натаниэль тоже может владеть мечом?

— Не факт. Кровь у вас одна, а вот меч может не захотеть иметь двух хозяек. На сегодня хватит приключений. Всем спать. Борин, если ты не против, можем допить эту бутылку. Тут совсем мало осталось.

Какой гном откажется от отличного вина. Конечно же, Борин был не против.

Шанталь не спалось. Она вертелась с боку на бок. Не смотря на прохладный воздух в комнате, ей было жарко. Дэйли даже недовольно заворчала, когда она пнула ее ногой. Миури вальяжно разлеглась рядом с девушкой на кровати и уже начала засыпать. Никакие мысли ее не мучали. Ведь это не у нее были предки из другого мира. Меч мирно лежал на тумбочке. Не светился, не излучал каких-то эманаций. Просто лежал.

Шанталь все-таки сморил сон. Или это был не сон. Девушка увидела себя в огромном зале. Посреди зала стоял длинный стол. Вокруг него стояли скамьи, на которых сидели вооруженные воины. На столе стояли еда и вино. Откуда-то сверху лился свет, хотя свечей или какого-то другого источника света видно не было. Шанталь сидела на краю скамьи, и никто не обращал на нее внимания. К ней подошла высокая, рыжеволосая женщина одетая, как воин в доспехи.

— Идем со мной, - позвала она.

— Куда?

— Пошли, - женщина протянула руку, и Шанталь почему-то решила, что ей можно доверять. Незнакомка не желает ей зла. Они вошли в небольшую комнату. Везде были меха, оружие и доспехи. На шкуре лежал крупный белый волк. Он приоткрыл один глаз и опять его закрыл.

— Садись, правнучка. Я твоя прабабушка Гондукк. На твоем языке значит “Волчица”. Волк и Волчица. Она задумчиво покачала головой.

— Это ты оставила мне меч?

— Я. Я очень любила твоего прадеда. Сигурд - наш сын. Мы не могли быть счастливы здесь. И его ждала жена. Он любил ее. А я…. Я была девой-воительницей и не могла принадлежать мужчине и иметь детей.

— А почему ты отдала меч?

— Я защищала нашего сына. И проиграла. Валмир еле успел пройти в Ворота. Я смогла лишь отдать ребенка, меч, и предупредить, что владеть им может только женщина. За это я дорого заплатила. Один запретил мне летать над полями сражений и погрузил в долгий сон. Теперь, когда ты стала хозяйкой “Молнии”, я проснулась и закончу свои дни обычной женщиной в этом мире.

— Значит, только я могу владеть этим мечом? А мои тети?

— Эти две курицы?! Никогда!!! Меч не подчинится им. А ты похожа на меня. У тебя моя кровь.

— А моя сестра Натаниэль?

— Она славная девушка, но у нее нет частички моей души. Запомни, этот меч не может взять в руки ни один мужчина.

— А дракон или миури?

— Они тоже. Они - мужчины. Может быть, твоя Сестра, но я не уверена. У нас нет

такого обычая и таких собак.

— А что будет с мужчиной, если он возьмется за меч?

— Может сгореть, а если сильный маг, то получит ожог, но удержать в руке все равно не сможет. Только в ножнах. Вынуть и, тем более, сражаться не может ни один мужчина. Даже чужая женщина не удержит.

Меч выпадет из ее руки. Он подчинится только хозяйке – тебе.

— А в бою?

— В бою меч поможет тебе, даже если ты устала или противник намного сильнее тебя.

— А с братом или отцом могу тренироваться?

— Конечно. Только к коже не притрагивайся. Обожжешь. Что мы все время о мече? Расскажи, как там мой сын. Он жив?

— Да. Дедушка с бабушкой уехали на берег Рыбного Моря. Дед выращивает виноград и делает вино. А замком управляет мой папа. Прабабушка, а кто украл наш Голубой Кристалл?

На прабабушке валькирия слегка поморщилась, но все же улыбнулась: – Вы верно угадали вора, а искать его надо в Стране Вечного Лета.

— Она не сказка?

— Нет. Она существует. Вам помогут вернуть, если вы тоже вернете.

— Кого мы должны вернуть? – спросила Шанталь.

— Это ваше испытание. Если сделаете все, как надо вернете Голубой Кристалл.

— Там Ворота Миров есть?

— Нет. Вам надо пройти через Белое Безмолвие.

— Я еще увижу тебя? – с надеждой спросила девушка.

— Нет. Это наша первая и последняя встреча. – В этом месте Шанталь почувствовала, что толстый меховой ковер накрывает ее с головой, а белый волк подмигивает желтым глазом.

Проснулась девушка, когда уже рассвело. Дэйли рядом не было. Меч лежал на тумбочке там, где она его оставила. В окно светило неяркое зимнее солнце. Шанталь умылась, оделась и спустилась в Обеденный Зал. Все уже собрались, но еще не начали завтракать. Ларри выглядел странно задумчивым. Он явно что-то хотел сказать, но никак не решался. После того, как он в задумчивости взял кусок с тарелки Дэйла, Хагир не выдержал: - Ларри, скажи наконец то, что хотел, а то Дэйл без мяса останется.

Парень в задумчивости посмотрел на свою вилку, на которой красовался кусок сырой грудинки с тарелки Дэйла. Побратим молча, круглыми глазами, наблюдал за уплывающим завтраком.

— Извини, Дэйл. Я задумался. Что ты говоришь, папа?

— Скажи, наконец, что тебя мучит. Ты, из-за меча Шанталь так расстроился?

— Нет. Я… Нет. Наверно скажу…

— Ну, говори! – не выдержала уже Лунаталь.

— Папа, я совсем не помню дядю Эрни. Куда он делся? – Ларри уставился на отца.

— Так, откровения продолжаются. Чего это вдруг он тебя заинтересовал? – спросил Хагир.

— Ну, я тут подумал… Ну, когда Голубой Кристалл украли…, сказал кто-то о нем. Откуда узнали? Ведь дедушка и ты не орали о нем на каждом перекрестке, - Ларри уставился в свою тарелку.

— А ведь он прав, Хагир. Кто-то выдал информацию или продал, – это уже Фианель включилась в разговор, - я тоже твоего брата не видела, даже не слышала о нем. О сестрах знаю, о нем - нет.

— Не люблю я об этом говорить, но придется. Эрни всего на год младше меня. Когда я учился в Академии и должен был стать Боевым Магом, Эрни обучался в Школе Мечей. Он должен был быть Начальником на-шего гарнизона. Рассел был почти на три года старше нас и, само собой подразумевалось, что он станет Хранителем. Когда он погиб, Эрни уже около года был Начальником Гарнизона. Отец вызвал меня из Академии и передал Ключи Хранителя мне. Но, я должен был еще около полугода доучиваться, сдавать экзамен и получать звание. Эрни совершенно не устраивало такое решение. Он сам хотел стать Хранителем, и даже попытался убить меня во время учебного поединка. Эрни хороший воин, но плохой маг. Я победил его, отец наорал. Эрни грязно выругался в наш адрес и пошел в замок, а по дороге со всей силы пнул Татра. Тот не удержался и ухватил его за зад. Эрни замахнулся на него мечом и улетел головой в стену. Магии он противостоять не мог. За ужином выяснилось, что его нет в замке. Охранники на воротах сказали, что на закате Эрни выехал на своем коне при полном вооружении и с сумками у седла. Он украл драгоценности матери и унес из кабинета отца все деньги, которые там были. Защита Сокровищницы была не по зубам. Чуть позже его видели мои друзья по Академии. В Златограде он сколотил отряд наемников и нанялся сопровождать купеческий караван в Страну Хань. Больше я о нем не слышал. Начальником гарнизона стал Скайлар, дядя мужа Лили, о чем я не жалею. Знал ли Эрни о Голубом Кристалле? Может быть. Он вечно подслушивал, подглядывал и исподтишка гадил мне и Расселу. Мог накляузничать матери. Отца он боялся.

— Он мог продать тайну Кристалла? – спросил Ларри.

— Да. Эрни - довольно подлая личность, – пришлось признать Хагиру.

Завтрак заканчивали в тишине. Слишком много информации за последние сутки. Все пытались с ней свыкнуться. Но, как выяснилось, это было еще не все.

— А мне прабабушка приснилась… – Шанталь подняла глаза от тарелки и взглядом обвела присутствующих, - ее зовут Гондукк, что значит Волчица. Она спрашивала про дедушку, рассказала о себе и о мече. Она - дева-воительница и не имела права любить мужчину, иметь детей. Ее наказали, а Валмир еле успел уйти обратно. Это она дала меч, и она -мать Сигурда. Еще прабабушка сказала, что мы найдем Голубой Кристалл в Стране Вечного Лета. Мы должны кому-то помочь, тогда, нам помогут.

Все молча ели. Переваривали информацию вместе с едой. Даже комментировать рассказ Шанталь никто не стал. Хагир и Лунаталь сразу после завтрака ушли к себе. Изя, как мышка, притаился возле камина. Фианэль ушла в свою комнату. Борин тихонько ускользнул в свой домик. Двойняшки и миури непривычно притихли. Но, молодость берет свое. Немного поразмышляли и решили прогуляться. Запрягли миури и дракона. Естественно, Борин вызвался “понаблюдать за ходом полетов”, как он выразился. Попросту говоря, прокатиться.

Светило мутное зимнее солнышко, ветер стих, но мороз все время напоминал о себе, пощипывая за носы. Сани неслись по заснеженной равнине, гном наслаждался скоростью, а над ними летел Изя с всадницей на спине. Шанталь уже переборола страх высоты и наслаждалась тем особым чувством полета, который испытываешь только в воздухе. Борин предложил заехать проведать Ворота Миров. Не удержался и похвастался, что нашел на полях одного старого чертежа свою запись: «“Волк” против “Звезды”». И приписку: «Не использовать. Нет магии». Он хотел попробовать запустить Ворота и набрать эту комбинацию. Что получится? Татр пробурчал, что ничего хорошего не получится, но решили просто выставить значки, а в Ворота не соваться. Проверить, работает или нет. Сделав большой круг и подустав, миури легкой рысью

побежали к Воротам. Изя коршуном парил в небе.

Сани затормозили возле Ворот, и Борин вылез на снег, разминая затекшие ноги. Ларри стоял рядом с ним и наблюдал, как Шанталь и дракон, заложив крутой вираж, заходят на посадку. «Надо будет на обрат-

ном пути поменяться с ней. Я же еще не летал!» – Ларри аж подпрыгнул от такой мысли. Когда, Шанталь, расстегнув ремни, спрыгнула со спины Изи ее посвятили в идею гнома. Естественно, она была “за”, и компания приступила к воплощению замысла в жизнь.

— А как крутить вы будете? Руками или надо магически управлять? – Изя приступил к практической части эксперимента.

— Будем пробовать, - Медный Котелок недолго думая крутанул рукой подвижный внутренний круг. Раздался противный скрип, круг немного сдвинулся с места и остановился.

— «Может быть попало что-то между кругами», – высказала идею Мика.

— Надо обмести снег и посмотреть, - Шанталь взяла из саней кусочек замши и тщательно обмела половинки Ворот, - выше не достану.

Ларри обмел еще немного. Изя вздохнул, взял у него из рук зубами замшу и обмел оставшуюся верхнюю часть.

— Ой, Изя, благодарю. Мы бы не дотянулись, – Шанталь похлопала дракона по боку. «А Изумрудик вырос. Вон, какой огромный стал. Настоящий дракон. Кто только в Энциклопедии написал, что Изумрудные Драконы маленькие и не говорящие», - отметила про себя Шанталь.

Гном снова начал крутить внутренний круг. Он скрипнул и начал прокручиваться. “Звезда” стала точно напротив “Волка”. Ничего не произошло.

— Может быть, какое-то заклинание надо прочитать? – спросил Ларри.

— Хм, а вот не написано про заклинание, – Медный Котелок запустил в бороду пальцы и в задумчивости подергал.

— Надо Магическую Силу применить – предложила Шанталь.

— А какую? Магию Стихии? Тогда какой? – практик Ларри не привык полагаться на интуицию.

— «Эх, зря старались. Борин время тратил, символы восстанавливал», – и Дэйл с чувством топнул лапой. Раздался тихий гул, между кругами всколыхнулся воздух и снова все стало, как было.

— Надо вызвать магию всех четырех стихий, – Изя ляпнул и замер с открытым ртом.

— Ведь он прав, - сказал Борин, - что мы имеем? Надо выпрячь миури. Посмотрим, какие стихии у нас есть.

Сказано - сделано.

— Начнем, - сказал гном. - Стихия Огня - Шанталь и Дэйли. Встаньте рядом. Теперь, Стихия Земли - Дэйл, он один, но обладает большой Силой. Дальше, Стихия Воздуха – Ларри и Мик. Стихия Воды. А вот ее, нет.

— Я немного владею этой Стихией, - Татр встал рядом с Дэйлом.

— Как вы будете задействовать Силу Стихий? По очереди или все вместе? – Изя задумчиво наклонил голову.

— Этого никто не знает. Попробуйте все вместе. Направлять ее надо на Ворота, - Борин задумчиво подергал многострадальную бороду, - на счет “три”.

Все встали полукругом и сосредоточились на своей Стихии. Снег взвился вокруг лап Татра и начал превращаться в воду, которая тут же замерзала. Ларри и Мик скрылись в дрожащем мареве. Оно начало крутиться на месте в виде небольшого смерча. На кончиках пальцев Шанталь появились огоньки, собираясь в светящийся шар. По шерсти Дэйли заплясали искры. Она села на задние лапы и вытянула передние перед собой. Искорки начали перебегать на кончики ее вытянутых лап. Дэйл стоял довольно далеко от Борина, но гном почувствовал, как под снегом начинает гудеть и подрагивать земля.

— Раз. Два. Три!

Всколыхнулась земля, полыхнуло пламя, взметнулся вихрь ледяных осколков и воронкой всосался в центр Ворот. Пару секунд ничего не происходило. Вот Ворота загудели, вздрогнули, между ними задрожала полупрозрачная пелена, затем по ней пошли круги, как по воде, середина вспучилась и…


Глава 15. Невольный гость.

Джо проснулся от боли в ноге. Лодыжка распухла, покраснела и сильно болела. При попытке наступить на ногу, он зашипел и оперся о стену пещеры. Джо, хромая, побрел к краю пещеры и высунул нос наружу. Снег валил густой пеленой, но немного потеплело. Джо порадовался, что он вчера кое-как насобирал сухих веток и можно разжечь костер. Индеец набил снегом котелок, разжег костерок и подвесил котелок над огнем. Мясо за ночь промерзло. Джо взял небольшой кусок, положил на камень возле огня. Когда мясо чуть подтаяло, порезал его на более мелкие куски и бросил в закипающую воду. Несколько кусков мяса бросил собакам. Крупные суки схватили два куска, Волк и Корат тоже, а Леди осталась стоять с поджатой лапкой. Мяса ей не досталось.

— Иди сюда, - Джо поманил ее к себе, - на, ешь, - и положил рядом с собой кусок мяса. Собака легла поближе к человеку и начала есть. Ситка приподнялась, с намерением отобрать еду, но окрик хозяина заставил ее остаться на месте. Когда мясо в котелке сварилось, Джо с удовольствием выпил бульон и съел мясо. Укутался в шкуру и опять задремал.

Проснулся от рычания. Ситка и Блэки сидели рядом с потухшим костром и ворчали. Леди свернулась клубком в ногах и поглядывал оттуда на них. Индеец снова прикрикнул на собак. Разжег костер. Сварил еще себе мяса. Карибу был крупный, но все равно надолго его не хватит. Джо решил, что он еще проведет здесь ночь, а утром постарается вернуться в деревню. Ни о какой охоте речь уже не шла. Нога сильно болела.

Утром Джо разбудила грызня собак. Ситка и Блэки загнали Леди вглубь пещеры. Та забилась между двумя камнями и огрызалась на них. Индеец разжег костерок, взял горящую ветку и похромал к ней. Пинком здоровой ноги он отогнал рычащих сук. Подошел к маленькой собаке и хотел уже взять ее за ошейник. В этот момент, в пятне света от горящей ветки, на стене пещеры что-то матово блеснуло. Джо поднес ветку поближе. »Золото»! У него аж голова закружилась. «Я нашел золото!» Джо вынул нож и отковырнул кусочек. Он был мягким и жирно поблескивал в свете горящей палки. Индеец почувствовал, как к его ноге прижалась маленькая собака. Глянул вниз и увидел два красных зрачка. «Ее голубые глаза светятся не так, как у других собак». Наклонился, погладил Леди: - Ты, нашла для меня золото. Теперь я вылечу Маленькую Тучку. - У Джо даже нога перестала болеть. Индеец взял нож и наковырял, сколько смог, золота. Сложил его в кожаный мешок. Получилось довольно много. За это время стемнело и уехать он не мог. К тому же, снег еще шел. Джо опять поел, покормил собак и решил утром ехать в свою деревню. Все равно, в таком состоянии он не доберется в форт.

На следующее утро нога выглядела чуть лучше и Джо мог немного наступать на нее. Индеец основательно поел, накормил собак. Леди снова ела возле него. Сложил в другой мешок остатки мяса, запряг собак и потихоньку поехал в свою деревню. Светило тусклое солнце, похолодало, но снег уже не шел. Маленькая собака почти не хромала. Отдых пошел ей на пользу. Сани быстро скользили вперед и Джо начал надеяться, что еще до ночи он доберется к родному очагу. Его ждут любимая жена, вкусная похлебка. Подлечит ногу и поедет обменяет золото. Он сможет отвезти свою жену к белым и вылечить кашель. Его радужные мысли омрачало то, что ему надо проехать мимо Злого Духа Каменных Кругов. Если ехать прямо, то он экономит почти день пути. Не надо объезжать большую, высокую гору. Но на этом пути есть место, где на небольшой поляне между деревьями стоят Каменные Круги. Они иногда забирают людей, и они не возвращаются. А однажды оттуда появились странные люди, которые говорили на незнакомом языке. Они почти сразу вернулись обратно, но старики рассказывали, что в этом месте зимой гремел гром, а земля возле Каменных Кругов была оплавлена.

Джо все же решил, что он проедет совсем рядом с Каменными Кругами. Может быть, они его не тронут. Нога опять разболелась и сил объезжать, как всегда, у него не было. Нарты подъехали к развилке. Клык остановился и оглянулся на хозяина. Джо еще раз посмотрел на более безопасный и длинный путь. На низкое солнце и решился.

— “Ха“, - крикнул он собакам, и упряжка повернула на левую тропинку, на болеекороткую дорогу мимо Каменных Кругов.

По пушистому снегу ехали две упряжки. Одной из них правил невысокий мужчина в мохнатой енотовой шапке и длинной шубе. Второй – более высокий, был в эскимосской парке, из-под капюшона которой

выбивались спутанные светлые волосы.

— Долго еще?

— Почти приехали, ты, что, дорогу забыл?

— Тут одинаковое все, – енотовая шапка смачно сплюнул на снег.

— Гляди, что это там? Олени? - он выхватил из саней карабин и почти не целясь несколько раз выстрелил в сторону оленей. Промазал, олени разбежались.

— Идиот. Убери ружье. На таком расстоянии, ты, в них не попадешь, зато теперь все будут знать, что мы здесь.

— Ну и черт с ними, – буркнул енотовая шапка, но карабин, все же, положил.

Джо прислушался, Клык тоже навострил уши. «Вроде бы стреляют с той стороны откуда он пришел. Скорее всего, белые. Индеец не будет так беспорядочно палить. Всю дичь распугает и патронов жаль», - по-

думал Джо, прикрикнул на собак и нарты поехали чуть быстрее. Пришла мысль о золоте. »Эти люди знали о нем и теперь увидят, что он взял золото. Надо спешить». Джо погнал собак еще быстрее. Бежать рядом, чтобы облегчить нарты, он не мог. Ему оставалось надеяться только на выносливость своих собак. Начали срываться редки снежинки. »Вот бы снег пошел, он скроет следы» - подумал Джо.

— Смотри, вон та пещера. Мы приехали. - Две упряжки одна за другой подъехали к пещере, где Джо пережидал снегопад.

— Мы будем богаты, Билли. Не зря я притащился в этот чертов ледник.

Мужчины выпрягли собак, насобрали побольше сухих сучьев и разожгли костер.

— Чарли, если бы ты не был идиотом, мы бы сейчас жарили мясо. А так, доставай солонину и чай.

— Давай сначала посмотрим, как там наше золото, - Чарли взял горящую палку и пошел в глубь пещеры. Через минуту оттуда донеслась смачная ругань и вылетел перекошенный Чарли.

— Пока мы столбили участок, кто-то украл золото.

— Что, все?!

— Нет, только то, что можно было легко выковырять.

Билли тоже взял горящую ветку и начал осматривать пещеру.

— Здесь недавно кто-то был.

— Запрягай собак и в погоню. Я убью гада. - Двое мужчин пинками подогнали уставших собак к нартам и начали их запрягать. Даже не потушив костер и не поев, бросились в погоню. Через два часа они увидели возле кромки леса маленькую точку, явно бывшую упряжкой. Щелкнули хлысты, и уставшие собаки побежали к лесу.

Джо не покидало чувство опасности. Он раз за разом оглядывался назад, хотя сам не мог объяснить причину своего страха. Оглянувшись последний раз, Джо заметил на верху небольшой горы две точки. «Погоня» подумал Джо и погнал собак быстрее. «Еще немного и я проеду страшные камни. Если Злые Духи пропустят меня, то я скоро будут дома». Нарты въехали в лес и сразу замедлили ход. Приходилось объезжать деревья, собаки по грудь проваливались в невидимые под снегом ямы. После очередного поворота деревья немного расступились, и Джо увидел Каменные Круги. Стояла мертвая тишина. Ничего страш-

ного в воздухе не ощущалось. Возле самих Кругов тропинка раздваивалась. Их можно было объехать. Справа, как помнил Джо, был глубокий овраг, сейчас скрытый снегом. Слева тоже была тропинка, но ее почти перегородила упавшая ель.

Джо остановился, немного не доехав до Камней. Он боялся. Очень боялся. Прислушался. Сзади доносились крики преследователей, погонявших своих собак. Джо понял, что все из-за золота. Сейчас его пристрелят, отберут золото, а его Маленькая Тучка умрет от болезни. Он решился.

— “Хо!” - и Клык побежал вперед. Джо снова прикрикнул на собак, но они уже устали и еле бежали. Сзади приближалась погоня. Страх Джо передался собакам, и они без понукания побежали вперед так быстро, как только могли. Каменные Круги были уже совсем близко, когда возле головы индейца свистнула пуля. Еще одна. Джо прикрикнул на собак, которые услышав свист пуль сами побежали еще быстрее. Джо выбросил тяжелое мясо и подумал, что сейчас он выбросит и золото. Может быть отстанут от него. Но, тогда он не сможет вылечить жену.

Собаки неслись так быстро, как только могли. Голова Клыка уже почти касалась Кругов. Ветки упавшей ели хлестнули по лицу Джо. Заскулила одна из собак. Его в плечо сильно ударило, и перед глазами заплясали цветные искры. Воздух между Кругами сгустился, по нему пошли круги, как от брошенного в воду камня. Круги разошлись, и упряжка на полной скорости вылетела на покрытое искрящимся снегом поле. Сзади раздался громкий хлопок.

— «А где лес?» – успел подумать Джо и тихо осел в снег.

Шанталь, Дэйли и Ларри еле успели отскочить от несущихся прямо на них саней. Упряжка остановилась. Бока собак ходили ходуном, а одна, черная, упала на снег и под ее боком начало расплываться красное пятно. Мужчина, стоявший позади саней, сполз на снег и потерял сознание.

— Шанталь, посмотри, что с собакой, а мы с Ларри усадим мужчину на наши сани, – Борин подошел к упавшему. Шанталь подошла к раненой собаке. Она приподняла голову и жалобно заскулила. Девушка присела рядом. Кое-как сняла упряжь. Руки быстро замерзали на морозе. Попыталась приподнять собаку, но она опять заскулила. Шанталь крикнула: - Она ранена, ее вдвоем надо приподнять.

Ларри подошел к ней, и они приподняли собаку: - Кладем ее в эти сани. Надо быстрее в замок.

Двойняшки положили собаку на сани и Ларри начал разворачивать упряжку пришельца мордами к замку. Шанталь и гном помогли миури надеть шлеи.

— Вы с Ларри, управляйте санями, а я полечу на драконе, скажу, чтобы позали лекаря, - распорядился Борин. Изя хотел возмутиться, но понял, что момент все же не подходящий. Подождал, пока гном закрепит ремни и начал разбег. Он почти взлетел, когда Ворота снова заскрипели. Все обернулись. Ворота начали прокручиваться, и напротив “Волка” стало “Солнце”. Появилось уже знакомое марево, круги, но внутренний каменный круг начал искрить и щелкать. Круги все же расступились и в образовавшуюся дыру впрыгнула Натаниэль, за ней Лея и огромный белый пес. За ними прыгнули два молодых мужчины в полной бое-

вой экипировке. Ворота заискрили, круги начали смыкаться, и в них буквально влетели два высоких муж-

чины, державшие между собой зажмурившегося гоблина. Круги сомкнулись, что-то грохнуло, взвыло и из символа “Волк” повалил вонючий черный дым, а все символы Ворот потускнели.

— Проскочили! – один из молодых мужчин стал поближе к Натаниэль, как бы защищая ее, – эти Ворота мертвы. Иссякла подпитывающая магия.

— А как их снова подпитать? – спросил высокий мужчина в сером плаще.

— Нужен артефакт Каоса, но он пропал. Если мы его не отыщем, назад будем топать пешком, – ответил один из молодых мужчин.

Борин, как полководец, подъехал на Изе поближе и задал закономерный вопрос: - А вы, собственно, кто? Кроме Натаниэль и Леи я никого не знаю.

Мужчина, стоявший возле Натаниэль подошел и протянул гному руку: – Я - Аргонтар, Разведчик Миров. Это мой напарник Борунд.

Следом подошли мужчины в плащах: - Я - Начальник Серых Плащей Джон Ратчер. Это мои помощники: Брэйг и Кулуриэн. А вон тот белый разбойник, который принюхивается к темно-рыжей красавице, мой Побратим Снежный Буран.

— «Я представился даме!» - возмутился миури.

— Нам нужно спешить. У нас раненые, – напомнила Шанталь.

— А кто? Все, вроде бы, в порядке, – сказала Натаниэль обведя взглядом присутствующих.

— Перед вашим появлением Ворота выбросили к нам мужчину. Он ранен и одна из его собак тоже, - ответил Ларри.

— А, как они сработали? – спросил Аргонтар.

— Ну, мы проводили маленький эксперимент, – Борин замялся, как бы так поаккуратнее высказаться, - Ворота сработали и к нам вылетел вон тот мужчина. Он ехал на санях, запряженных собаками. Одна из собак упала, у нее бок поранен. Мужчина тоже упал и потерял сознание. Мы спешили в замок.

Аргонтар и Борунд переглянулись. Аргонтар подошел к мужчине, а Борунд - к собаке. Наклонился разгладил шерсть на боку собаки, достал какой-то серебристый порошок, что-то прошептал и немного посыпал на рану. Собака вздохнула, вильнула хвостом и лизнула ему руку.

— Лежи, лежи, пусть получше заживет, – Борунд спрятал мешочек и подошел к Аргонтару, - ну, что тут у тебя?

— Надо в замок, внимательнее осмотреть рану. В ней что-то застряло, но я не пойму, что.

В это время мужчина застонал и открыл глаза. Оглядел стоявших вокруг и что-то спросил. Этот язык никто не знал. Ему знаками показали на замок, на раненое плечо и Шанталь сделал жест, как бы перевязывая плечо. Мужчина приподнялся на здоровой руке и что-то начал искать глазами. Ларри показал ему на его сани. Мужчина кивнул и снова закрыл глаза. Решили, что Ларри на всей возможной скорости едет в замок. Борин летит на Изе, предупредить всех, что идут гости.

Шанталь, Натаниэль и мужчины идут в замок. Упряжка гостя бежит с ними. Буран и Лея подошли к собакам. Вожак упряжки зарычал, но Буран наклонил голову и пошел впереди, оглядываясь и виляя хвостом. Вожак посмотрел на чужую упряжку, увезшую хозяина, на стоящую рядом молодую собаку, которая виляла хвостом и приглашала его бежать следом. Клык пошел рядом с ней. Рычал он больше по привычке. Вожак прекрасно понимал, что одолеть громадного пса, идущего впереди, он не сможет. Даже отдохнувший.

Через полчаса подошли к воротам Каоса. Хагир вышел навстречу гостям и проводил их в замок. Сестры отвели собак в теплый домик и служанки принесли миски с едой. Черная собака уже могла двигаться и даже поела. Собак оставили отдыхать, дверь в домике была чуть приоткрыта.

Гарнизонный лекарь осматривал раненого, рядом крутилась Лия.

Гном не упустил момент и сидя верхом на стуле наблюдал за процессом. Лекарь начал обследовать рану в плече и человек застонал. Лия подошла поближе и подула. Боль начала стихать. Лекарь что-то подцепил пинцетом, раненый застонал, Лия опять подула на рану. Лекарь вытянул из раны и бросил в миску какой-то продолговатый железный предмет, обработал рану. Лия все время дула и, прикрыв глаза, читала заклинание. Как только лекарь вынул странный предмет и промыл рану она, под воздействием магии Лии, начала затягиваться. Лия сосредоточилась: - Господин лекарь, у него еще нога повреждена.

Слуга помог стянуть с раненого обувь и стала видна посиневшая и распухшая лодыжка.

— Обычное растяжение, – лекарь быстро перетянул ногу тугой повязкой, а Лия поколдовала, и нога на глазах начала приобретать нормальный цвет.

Борин не зря одетый потел в комнате. Как только в миске звякнул странный предмет, гном взял кусочек тряпки завернул его в нее и унес в свой домик.

В Обеденном Зале замка слуги накрывали на стол. Все проголодались и сгорали от любопытства. Натаниэль уже успела обняться с матерью, а Лея прижималась к боку Вайяны: - «Мы так соскучились за домом. Хорошо, что нас отпустили на каникулы и Ворота сработали. Только, как мы доберемся обратно? Ворота опять сломаны, и чтобы починить их нужен Голубой Кристалл».

— Я думаю, все будет хорошо, - сказала Лунаталь. А что, собвенно, еще она могла сказать.

В это время шустрая Шанталь и ее Сестра побежали в комнату Фианэль. Эльфийка сидела в кресле возле окна и читала. Когда в комнату влетели два рыжих смерча, она вложила в книгу шелковую ленточку, закрыла и положила ее на окно.

— Госпожа Фианэль, у нас гости. Через Ворота Миров пришли Натаниэль и Лея. На зимние каникулы. С ними пришли обожэ сестры и его друг. А еще прибыли Серые Плащи и их начальник Ратчер, - выдала Шанталь.

В этом месте степенная Фианэль резво вскочила с кресла и подбежала к зеркалу. Схватила со столика расческу, бросила ее обратно. Махнула рукой подопечным: – Девочки, встретимся в Обеденном Зале, - и заметалась между зеркалом и гардеробом.

Рыжие хитрюги, довольные произведенным впечатлением, понеслись в комнату, которую делили Мика и Лия. По дороге Дэйли вспомнила, что сестра помогает лекарю. Девчонки поменяли курс и побежали в сторону Обеденного Зала.

Возле камина, на большом ковре, возлежал Изя и довольно жмурился. Горящее в камине громадное сосновое бревно давало ровный жар и бока дракона равномерно прогревались. Справа от Изи, в большом кресле, сидел Борин. Курить в замке не разрешала Лунаталь и гном ограничился жеванием левого уса. Подальше от жара камина, на другом ковре, Буран и Татр лежа беседовали. Дэйл и Мик маячили неподалеку, но в беседу не вмешивались. Слуги обстоятельно сервировали стол. Фиона торжественно внесла огромное блюдо жаркого. Прибежал молодой слуга. В корзинке он принес целую батарею бутылок, чем несказанно порадовал сердце Медного Котелка. В Зал влетели Шанталь и Дэйли. Увидев, что стол только накрывают и взрослых никого нет, кроме Борина, Шанталь села во второе кресло, а Дэйли устроилась рядом с братом и навострила ушки. Буран и Татр прониклись взаимной симпатией. Белый пес обстоятельно рассказывал о проведенном расследовании. Когда он дошел до рассказа Кайруила об, якобы убитом предком, Черном Драконе, Борин хмыкнул и выдал: - Брешет остроухий. Нельзя убить Черного Дракона. К тому же, подленько это. Черные Драконы никуда не вмешиваются и ничью сторону не принимают. Он зуб просто нашел. А раз Кубок имеет такие свойства, то зуб действительно принадлежит Черному Дракону.

— А что, эти драконы такие огромные и их совсем нельзя убить? – Изя подобрал под грудь лапы и сосредоточился на беседе, – больше меня?

— Насколько я знаю, раз в десять больше, но сам я их никогда не видел. Слышал рассказ гнома, который его видел и то издалека.

В зал вошли Лунаталь и Вайяна. За ними шел Хагир и гости.

— Можем приступать к обеду. Как ты считаешь? – Лунаталь подошла к мужу.

— Я думаю, да. Уже все готово. Все в сборе? – Хагир взял жену за изящную руку и подвел к их местам.

В эту минуту раскрылась дверь и вошла Фианель. Она была великолепна. Густые серебристые волосы уложены в замысловатую прическу. (И когда только успела? Не иначе магия.) Ее жемчужное платье выгод-

но оттеняло серые глаза. Все посмотрели на Фианэль, на Ратчера. Тот просто стоял и смотрел. Буран не выдержал и пихнул Побратима носом в пятую точку: – Помоги же даме! Не стой столбом.

Ратчер, наткнувшись по дороге на стул Брейга, подошел к Фианэль и подал ей руку: - Разрешите вас проводить?

— Да. – Фианэль потупилась, как девушка и, сопровождаемая Ратчером, пошла к своему месту.

Когда все наконец уселись, Хагир поднял бокал и сказал: – За то, чтобы, когда все закончится, мы сидели здесь в том же составе.

Это послужило сигналом к началу обеда. Когда все утолили первый голод, Шанталь обратилась к матери: – Мам, а раненому поесть отнесли? Как он там?

— Я послала служанку с едой.

— «Я думаю, он скоро будет здоров. Нога почти здорова. Еще день, два и все будет в порядке. Плечо тоже заживает, но надо около недели, чтобы руке возвратилась подвижность», – пояснила Лия и аж распушилась от сознания собственно значимости.

Джо проснулся и сначала не мог понять, где он находится. Он лежал на широком удобном ложе, накрытый теплым меховым одеялом. На небольшом столике горела свеча, стояла еда и стеклянная кружка. Ря-

дом была еще кружка приятно пахнущего травяного чая и тарелка с пирогом. Индеец попытался пошеве-

лить ногой. На удивление лодыжка не болела, только нога затекла, на ней лежало что-то тяжелое. Джо приподнялся на локтях. Правое плечо заныло. Он вспомнил, что во время погони его ранили. По его прикидкам болеть должно было сильнее. Но боль была довольно терпимая. Он даже мог немного шевелить рукой. Устроившись поудобнее, Джо увидел, что в ногах на одеяле уютным клубком лежит Леди, и поглядывает на него прищуренными голубыми глазами. Заметив, что хозяин проснулся собака радостно забила пушистым хвостом. «Значит собаки в порядке. Их выпрягли и накормили. Леди спокойно лежала в ногах и даже не смотрела на тарелку с едой», - подумал индеец. Успокоился и почувствовал, что проголодался. Уселся на кровати повыше, взял здоровой рукой тарелку. В ней лежало аппетитное жаркое. Начал есть, захотелось пить. Взял прозрачную кружку. Принюхался. Это была не вода, но и на виски не похоже. Сделал небольшой глоток. Жидкость была пахучая и вкусная. Пока съел жаркое, выпил все, что было в прозрачной кружке. В голове немного зашумело и по телу разлилось приятное тепло. Джо съел сладкий пирог и запил его чаем. На сытый желудок снова потянуло в сон и он, устроившись поудобнее и чуть подпихнув Леди, снова уснул.

Проснулся Джо, когда в окне начало сереть. Леди не было. Вместо нее возле кровати сидела крупная, черно-белая собака и внимательно смотрела на него невероятными изумрудными глазами. Собака увидела, что он открыл глаза и сразу у него в голове зазвучал приятный девичий голос. Но слова он разобрать не мог. Джо помотал головой и показал на голову и на уши и снова помотал головой. Слышу, но не понимаю. Собака подошла к нему, стянула с плеча одеяло и внимательно осмотрела повязку на раненом плече. Джо услышал тихое урчание. Собака подула на плечо. Рану сразу, как иголочками закололо. Вскоре это ощущение прошло, и легкая боль почти совсем ушла.

— «Собака-шаман» - подумал Джо на своем языке.

— «Я чуть понимать тебя, - услышал он в голове, - я… - собака помахала лапой, как бы подзывая кого-то, – папа понимать», - собака, взмахнув пушистым хвостом, выбежала из комнаты.

Джо растерялся. «Я только что говорил с собакой. Куда я попал? И собак таких я еще не видел». Индеец считал, что его эскимосские собаки крупные и сильные, но эта молодая собака была намного крупнее его Клыка. «Как же тогда выглядят взрослые кобели? Вот бы запрячь таких. Ну да, и как запрячь собаку, которая умнее меня?» - Джо сел на кровати и начал оглядываться в поисках своей одежды. Штаны были на нем, а вот рубашка и парка отсутствовали. В комнате было тепло. От большого костра в стене шел жар. Индеец завернулся в одеяло и начал думать, как ему выйти. Свою обувь он тоже не видел. Пока он размышлял, в комнату вошла уже знакомая молодая собака. За ней шел высокий смуглый и черноволосый мужчина. Он был похож на индейца, только глаза были желтые, странная кожаная одежда и на поясе висел очень длинный нож. Рядом с ним шел пес. Огромный, почти черный, только кое-где мелькало белое. У пса была довольно длинная густая шерсть и такие же, как у хозяина, желтые глаза. Мужчина и пес явно разговаривали друг с другом.

Молодая собака подошла к нему: - «Лия, – собака показала на себя лапой, – Татр, папа», – собака показала лапой на громадного пса. Собаки были похожи и Джо понял, что она имеет в виду, что черный пес ее отец.

— Хагир, – мужчина представился сам, и вопросительно посмотрел на Джо.

— Танцующий-С-Волками, – назвался Джо. Подумал и сказал на своем языке, - мое второе имя –Джо. Где я?

— Ты, прошел через … - Мужчина замялся, подбирая слово. Обрисовал круг руками и сказал явно на другом языке, - Ворота Миров. Нет в том языке, который ты понимаешь, этих слов. Тебя ранили. За тобой гна-

лись. Почему? - Хагир вопросительно посмотрел на Джо.

Джо растерялся. Он чувствовал, что черный пес тоже понимает его язык и, к тому же, понимает даже не произнесенные мысли. Врать бесполезно, да и стыдно. Эти люди спасли его и вылечили. Он решился и сказал: - Я взял желтый металл. Меня хотели убить из-за него.

— Ты, украл?

— Нет. Я погнался за оленем, подстрелил его, пока тянул к пещере, вывихнул ногу. В пещере, в свете костра, увидел желтый металл. Наковырял себе. Белые люди хорошо за него платят. Мне надо его продать и отвезти Маленькую Тучку к белым. Лечить. Она больна. В пещере кроме меня не было никого. На много дней пути вокруг никого не было. Я думал, что никто не знает, что в пещере желтый металл. Я уже почти приехал в свою деревню. Нужно было только проехать Круглые Камни Злого Духа. Мои собаки уже устали, эти люди начали стрелять, ранили собаку. Я погнал упряжку быстрее, меня ранили, очнулся здесь.

— Из чего стреляли те, кто гнался за тобой? У нас нет такого оружия.

Позади Хагира появился сгорающий от любопытства Медный Котелок. Даже борода у гнома сгорала от любопытства и стояла дыбом. Рядом с ним нарисовались двойняшки, их Побратимы. В дверях маячили морды Мики и Мика. Хагир оглядел всех: – Ну, что, все уже собрались?

— «Изи нет», - сказала Дэйли и хитро прищурилась.

— Хорошо, хоть дракон не влез.

— Хагир, спроси, у него есть такое оружие? – Борин не выдержал и заплясал на месте.

— И чертежей к нему, – ответил Хранитель, – подожди, дай во всем разобраться. У него в санях лежит что-то неизвестное мне, кроме лука и стрел.

— Моя одежда. Моя обувь. Я могу выходить? – спросил Джо.

— Конечно. Ты, не пленник. Ходи, где хочешь, если нога не болит. Скоро завтрак. Будешь есть с нами, – ответил Хагир. Татр подошел к Побратиму: – «Ему нужно дать одежду и обувь и показать куда идти. Он уже давно не выходил из комнаты. Ел и пил. Я могу сам его проводить», - Татр посмотрел на Хранителя. Тот кивнул и приказал слуге принести подходящую по размеру обувь и одежду. Выгнал всех из комнаты, кроме Татра.

Джо одел мягкую кожаную одежду и сапоги. Татр вильнул хвостом и Джо услышал: – «Иди за мной. Я тебя провожу».

— Мои собаки и нарты?

— «Нарты? Сани так называют? Все в порядке, вещи целые, собаки поели, раненую собаку уже вылечили. Идем со мной», – и пес пошел вперед, приглашая Джо следовать за собой.

Джо шел по огромному дому этих людей и удивлялся. В доме было много комнат, они располагались друг над другом и без проводника можно было заблудиться. Мысли Джо вернулись к семье. Как они там? Как здоровье жены, все ли в порядке? Она ждет его. Джо спросил: - А вы можете вернуть меня назад?

— «Нет. Ворота должны питаться колдовством нашего амулета, – Татр, как мог переводил на понятный для гостя язык. Многих слов ему не хватало, – наш амулет украли, и мы не можем тебя вернуть».

— А когда вы вернете амулет, вы сможете вернуть меня?

— «Конечно, сможем, но он очень далеко. Много дней пути по Белому Безмолвию».

— Татр, скажи волосатому мужчине, нельзя трогать мое оружие. Оно очень опасное. Он может убить себя. Я покажу сам, как стрелять.

— «Хорошо. Идем, посмотришь на своих собак и вещи».

Татр повел гостя в домик. Все собаки лежали на толстых, теплых ковриках. Возле каждой стояли миски для еды и воды. Собаки приветствовали хозяина радостным повизгиванием. Они выглядели сытыми и довольными. Блэки прыгала вместе со всеми и даже не помнила о своем ранении. Возле дальней стены комнаты стояли нарты и все вещи лежали так, как их положил Джо. Сверху лежал карабин, его явно не тро-

гали. Джо подошел к нартам, взял карабин и на всякий случай разрядил, а патроны ссыпал в карман. Черный пес внимательно наблюдал за всеми манипуляциями.

— «Ты сделал его неопасным?» – спросил Татр.

— Да. Я доверяю вам, но не хочу, чтобы кто-то умер из-за неосторожности. Я покажу, как пользоваться, но у меня мало патронов, – Джо взял один патрон и показал псу. Тот кивнул: – «Я понял тебя. Может быть,

Борин сможет сделать такие. Он многое может, возьми один, покажем ему».

Джо хлопнул рукой по карману и пошел вместе с псом к выходу.

— А собаки могут выходить? – спросил индеец.

— «Да. Они бегают, где хотят. Не убегут. Вход закрыт», – пес кивнул мордой в направлении ворот.

— А где еще одна собака?

— «С синими глазами? Она в комнате моих дочек. Она подружилась с ними. У нее будут малыши. С ней все в порядке», – Татр пошел вперед, Джо за ним.

В Обеденном Зале уже все собрались, ждали Татра и гостя. Изя, по своему обыкновению, грелся возле камина на ковре. Вошедший гость, увидев его, замер на пороге.

— Не бойся, он член семьи. Он разумный и тоже говорит, но не знает твой язык. Проходи, садись, – и Хагир указал гостю на его стул. Индеец с некоторой опаской прошел мимо дракона и сел на свое место. Оглядел сидевших за столом. Увидел двоих невероятно красивых женщин с острыми ушами. Одна сидела возле Хагира. «Наверное, жена», - подумал Джо. Вторая сидела возле высокого мужчины. Рядом сидел худощавый мужчина с такими же острыми ушами, как у женщин. На другой стороне стола сидел уже знакомый ему невысокий, широкоплечий, волосатый мужчина. Рядом с ним маленький человек с острым носом и длинными ушами. Собаки сидели вместе со всеми на стульях с широким сиденьем и аккуратно ели с такой же посуды, что и люди. Только вместо высоких стаканов на ножке рядом с собаками стояли невысокие мисочки с водой. Здесь же были две девушки и трое молодых мужчин. Рядом с Джо сел Татр: – «Буду стараться переводить тебе».

Хагир взял в руки бокал и сказал: – Кушайте, нам нужно многое обсудить.

— Как, ты, планируешь вернуть Кристалл? – задал вопрос Ратчер.

— Надо взять сани, на них положим продовольствие и палатку. Сами пойдем на лыжах. Кстати, надо заказать Алану лыжи для Разведчиков и эльфа, - ответил Хагир.

— И еще одни сани, – сказал Борин.

— А еще одни зачем?

— С двумя санями будет гораздо легче. Вот бы и гость с нами пошел. Он явно знает, как выжить в мороз и охотник хороший. К тому же, нельзя недооценивать его оружие.

— Борин, ты никак успокоиться не можешь.

— Не могу. У нас такого нет, и мне кажется, оно намного превосходит наше. Да и магией от него, наверное, не спасешься. Вот бы, еще одно сделать.

Татр как мог, переводил. Джо понял общий смысл беседы. Достал из кармана патрон и протянул гному: – Сможешь сделать точно такие? У меня мало. Карабин, ты, здесь не сможешь сделать. Их делают на … – Джо замялся, не зная перевода, - белые люди делают. Ты, не сделаешь. Я могу его разобрать, но ты, не сможешь сделать. Я буду чистить, разберу, посмотришь.

В этом месте Борин подпрыгнул вместе со стулом. Взял с ладони Джо патрон и начал его крутить. Вытянул из кармана то, что вынули из раны, и начал сравнивать. Достал из кармана очки водрузил их на нос и что-то забурчал, ни на кого не обращая внимания.

— Так, гном для нас потерян, но мы все равно продолжим обсуждение. – Хагир повернулся к Джо, - как твои раны? Ты, смог бы пойти с нами за Кристаллом? Я понял, что тебе нужно золото. Мы дадим тебе его. Лия сделает амулет для твоей больной жены. Она вылечится. Поможешь нам?

Джо увидел, что все смотрят на него. Он понял предложение Хагира. И решил согласиться. Даже, если амулет не поможет у него будет золото, чтобы вылечить жену. Тем более, что пока не вернут эту вещь, он не попадет домой.

— Я согласен. Только у меня мало собак и упряжь надо подправить. У Леди скоро будут щенки, я не могу ее взять. Осталось мало собак.

— «Я стану вместо голубоглазой собаки, – сказал Буран, - только шлея нужна, я пробовал бегать в шлее Татра, она мне подходит».

— Это не проблема. Завтра осмотрим сани Джо и наши. Проверим шлеи. Было бы хорошо запрячь еще собак или миури, - сказал Хагир.

— «А может быть сходить в Ы-ырг-ху-ум и пригласить молодежь? Им тоже деньги нужны, – предложила Вайяна, - здесь недалеко. Пока мужчины проверят сани, мы с Татром сходим, и дети с бабушкой по-

общаются».

— «Джо, сколько еще собак нужно?» – спросил Татр.

— Если таких огромных, то двух-трех. Я видел еще собак.

— «Это Лия, Лея и Лучар. Они совсем молодые, - ответила Вайяна, - мы завтра приведем других. Старше и сильнее».

— Тогда, еще шлеи нужны и другой потяг.

— Это что? – спросил Ларри.

— Длинный ремень. У вас же есть.

— Название не знали. Мы делала упряжку с чертежа. Здесь таких нет. У нас только. На лошадях ездят, а когда глубокий снег, то на лыжах или дома сидят, – объяснил Татр.

— Надо шесть - восемь собак для большого перехода. Еще надо сделать пеммикан.

— А что это? – не понял Хагир.

— Это смесь сушеного мяса, жира, ягод, грибов. Разные травы для вкуса. Соль. Он не портится, очень легкий и вкусный. Его легко сделать. Я покажу. Женщины сделают. Много надо сделать. Чтобы всем было. И лю-дям, и собакам. А вы, знаете куда идти и сколько?

— Куда – знаем. А вот сколько – не знаем.

— Мы можем примерно посчитать, – вмешался Ратчер. Он взял карту со светящейся точкой и карту, которую дал Авалон. Подсел к Джо.

— Татр, переводи.

— Я сам переведу, - вмешался Хагир.

— Смотри. Это, - он показал на светящуюся точку, – Кристалл. А вот это - более подробная карта, - Хагир положил их рядом, – вот тут мы, – он ногтем чиркнул в том месте, где находится крепость. К ним подсел гоблин со своей дощечкой: - Дайте я посмотрю, - Брейг подвигал карты, посмотрел масштаб, погрыз карандаш. Что-то посчитал на своей дощечке и выдал: - Получится около трехсот ризов. Это примерно семь-восемь дней пути. Если ничего не помешает. И не забывайте, что там Страна Вечного Лета. Придется идти пешком.

— Так. Продукты берем на две десятидневки. По пути будем охотиться. Надо попробовать сделать этот, как его, пе-ме. Ну, что Джо предложил, - сказал Ларри.

— Пеммикан. Он легкий, только мясо надо долго сушить.

— А если в печке? – гном решил усовершенствовать.

— У нас такого нет. Не знаю, – ответил Джо.

— Время есть. Джо должен окончательно выздороветь. Надо сделать шлеи и лыжи. Неделя в запасе у нас есть, - сказал Хагир и встал из-за стола, - всем отдыхать, завтра проверим шлеи, надо съездить к миури и начнем делать пеммикан. Фиона с эти справится. Я тоже поеду к миури, по дороге поохотимся.

— Мы едем на санях? – спросил Ларри.

— Да, и берем с собой Вайяну.


Глава 16. Обмен памятными достижениями двух цивилизаций.

Утром, сразу после завтрака, Лия вместе с лекарем перевязали рану Джо. Нога была практически здорова. Плечо зажило, но руку нагружать было еще нельзя. Хагир и Ларри, в компании Вайяны и ее детей, поехали в поселок миури. Джо, с помощью Лии, рассказал кухарке, как готовить загадочный пеммикан. По дороге его перехватил Медный Котелок, которому не терпелось присмотреться к оружию гостя. Гном ходил следом за Джо. Дождался, когда тот начнет чистить оружие и устроился рядом. Все, что можно было снять и пощупать, было снято и ощупано. Один патрон Джо разрешил аккуратно разобрать и осмотреть. Борин уговорил Джо на один выстрел. Медный Котелок приволок кольчугу и щит и поставил их возле стены друг за другом. Индеец поманил его рукой на улицу, объяснил, что в помещении оглохнет. Кольчугу и щит перенесли к стене замка. Джо посмотрел на щит и одобрительно кивнул. А вот кольчугу покрутил, потыкал пальцем между звеньями и отдал гному обратно со словами: - Нет. В дырки пуля пройдет. Убьет.

Тогда гном побежал к домику Тадгейра и вскоре

примчался с кирасой. Джо покрутил ее и кивнул. Отошел почти в другой конец двора.

Борин удивился: – Не долетит с такого расстояния.

Джо мотнул головой.

– Стой рядом. Пусть все уйдут далеко. Чтобы не было никого, - прицелился и спустил курок. Грохнул выстрел. Гном аж подпрыгнул, а стоявший сзади Изя с перепугу рыгнул огнем. Теперь уже Джо присел от неожиданности. Пошли посмотреть на результат. В щит Джо не стал стрелять. Слишком толстый. Дерево и металл. И так видно, что не пробьет. Джо стрелял в кирасу. Пуля застряла в металле. Аккурат в том месте, где находилось бы сердце. Вот от отсутствия меткости траппер не страдал. Борин подобрал с земли маленький железный цилиндрик и покрутил в пальцах.

— Гильза, – Джо кивнул на цилиндр в руках гнома, – пуля в железном жилете, - Джо не знал, как называется эта штука хотя догадался, что это защита для воина. Мужчины пошли к мишеням. Лия, весьма заинтересованная, крутилась тут же на правах толмача. Котелок покрутил в руках кирасу. Пуля на вылет не прошла, но засела плотно и вытащить ее пальцами не получилось. Гном махнул рукой, и вся компания пошла в кузницу. У Тадгейра было много инструментов и не только кузнечных. Многое осталось в наследство от дедушки-гнома. Его братья тяги к кузнечному ремеслу не имели, и все инструменты достались кузнецу. Кое-что принес или сделал сам Борин, когда после бурной молодости осел в Каосе. Так что, возле кузницы имелась весьма солидная мастерская, в которой Тадгейр и Медный Котелок часто что-то мастерили. В этой

мастерской и занялись извлечением пули из кирасы. Подошел кузнец и только головой покачал, когда Борин ввел его в курс дела.

— Вот бы сделать и нам такой, - размечтался он.

— Не выйдет. Нужен инструмент, которого у нас нет. В Подгорных Мастерских можно было бы попытаться, а тут не сможем. А вот патроны мы попробуем сделать, - решил гном.

Борин разобрал один патрон и разложил на столе рядом с частями от стреляного и начал сравнивать. Был еще темный порошок. Борин для лучшего мышления достал трубку и закурил. Джо сразу же выхватил ее у гнома: - Нельзя огонь. Бах! - И показал на порошок. Тут Котелка осенило. Это же Пудра Смерти. Он купил мешочек, еще когда ходил в походы. После одного, особо удачного, было много добычи и гном, расщедрившись, купил мешочек у маленького, косоглазого ханьца. С тех пор мешочек лежал в каморке, в сухом месте, в железном сундучке. Гном знал о способности этого порошка взрываться от огня. Борин унесся в каморку и бегом прибежал обратно. В правой руке у него был небольшой мешочек, а в левой еще одна трубка и кисет. Гном заметил тоскливый взгляд гостя, когда он закурил.

— Возьми, – протянул трубку и кисет Джо.

— Мне? - не поверил гость.

— Да, бери.

Индеец с довольным видом набил трубку, кузнец дал ему горящую лучинку. Прикурить. Джо расслабился. Ему давно хотелось покурить, а его табак кончился. Тот, что дал Борин был ароматным и очень дорогим. Джо стал в дверях подальше от стола с порохом.

Гном и кузнец спорили друг с другом, бегали вокруг стола, крутили патрон, гильзу и пулю. Борин спросил у Джо: - Я хочу распилить ту пулю, которой тебя ранили. Посмотреть, что внутри.

— Мне она не нужна, - ответил Джо.

Гном сразу засунул пулю в тиски и начал пилить. Его инструмент был сделан гномами и пилил железо весьма споро. Пуля оказалась сплошная и гном воскликнул: - Сделаю формы и отолью такие же! С гильзами надо повозиться, но сделаем. Джо, у тебя будет в походе много патронов. А ты, из лука хорошо стреляешь?

— Хорошо.

— Пошли. Выстрели из этого, - и гном снял со стены большой тяжелый лук. Взял колчан, висевший рядом.

Лия остановила Джо. Встала на задние лапы и провела передней над раной индейца: - «Один выстрел. Рана еще полностью не затянулась».

Все пошли на тренировочную площадку, на которой тренировались бойцы замкового гарнизона. Там были мишени для стрельбы из лука. Борин показал на одну из них: - Попадешь?

Джо взял лук. Тяжелый. Гном дал ему свой лук. Для индейца он был тяжеловат, да и тугой очень. Не обращая внимания на боль в плече, он кое-как натянул лук гнома. Стрела легла точно в центр мишени, хотя и держалась еле-еле.

— Я сейчас возьму свой лук, – самолюбие Джо было ущемлено плохим выстрелом, и он пошел в домик за луком. Лия побежала следом: – «У тебя плечо не зажило».

— Только один выстрел.

Джо вернулся со своим луком и стрелами. Следующий выстрел показал, что стрелок он великолепный. Не подходит ему лук гнома. Борин покрутил в руках его лук, натянул тетиву. Внимательно осмотрел стре-лу: - Я немного укреплю твой лук и сделаю запас стрел с хорошими наконечниками. Патроны я тоже сделаю, - гном был доволен, что у него появилось поле деятельности. Сидеть без дела он не любил.

Ближе к вечеру Хагир, Ларри и Вайяна с детьми вернулись в замок. Рядом бежали два брата-миури. Рыжий Джанго и черный Джаред. Они хотели сразу попробовать тянуть сани, но Татр сказал, что надо сшить шлеи и потренироваться. На другой день Ларри и Шанталь в сопровождении братьев-новобранцев поехали к шорнику, заказать шлеи и еще один потяг для нарт Джо.

Борин не выходил из кузницы. Был занят патронами. Изя слонялся по двору и изводил всех своими идеями. У него это называлось “моральная поддержка”. Собаки Джо уже привыкли к миури и даже нашли с ними общий язык. Клык и Корат попытались подраться с Миком и Дэйлом. Клык, помчавшийся с оскаленной пастью на Дэйла, перекувыркнулся на ставшей дыбом земле и ткнулся мордой в невидимую преграду. Корат, попытавшийся выяснить отношения с Миком, просто взлетел в воздух, пролетел по двору и шлепнулся в навозную кучу возле коровника. Больше попыток схватится с миури собаки Джо не предпринимали. Блэки и Ситка, увидев, чем закончился демарш кобелей, в драку не полезли. К тому же, Лия подула на бок Блэки, и рана, практически затянувшаяся, зажила совсем, начала расти шерсть. Дракона собаки сначала боялись, а потом привыкли. Он был огромный, но опасность от него не исходила. Общаясь с миури, Клык и Корат начали немного понимать их. Суки как-то быстрее нашли общий язык. Леди практически поселилась в замке. У нее была своя постель. Бока маленькой собаки уже заметно округлились и все с нетерпением ждали появления малышей.

Новеньких - Джанго и Джареда, Клык насторожено обнюхал, но увидев, что Буран радостно приветствует пришельцев, тоже замахал хвостом.

Разведчики и Серые Плащи пошли к столяру. Разведчики сразу купили себе две пары лыж. Ратчер и Кулуриэн сделали заказ. Брейга решили не брать. Обладая великолепной памятью, светлой головой и скрупулезностью с мечом и луком он не дружил. Типичная конторская крыса. Гоблин останется в замке, а отчет напишет после их возвращения. В поход идут Разведчики, Ратчер, Кулуриэн, Ларри и Джо. И миури не стоило сбрасывать со счетов. Имея большой магический потенциал в бою, они были серьезными противниками. Кроме того, что миури будут тянуть сани, они еще и помогут охотиться.

Пока суд да дело, молодежь решила потренироваться. Сначала стреляли из лука. Джо тоже присоединился к тренировке. Лук ему дал Кулуриэн. С более легким эльфийским луком индеец управлялся великолепно и даже удостоился похвалы от его хозяина. А заслужить похвалу от эльфа это дорогого стоит.

Шанталь предложила потренироваться с мечами. Когда девушка вынула из ножен “Молнию” у всех вырвался вздох. Меч вспыхнул, стал прозрачным и светящимся одновременно. Девушка, памятуя наставление валькирии, старалась не касаться мужчин. Но, во время поединка вошла в азарт и попросту перерубила меч Ларри. То же самое произошло с мечом Ратчера. Только эльфийская сталь сабель Кулуриэна выдержала схватку с “Молнией”. Парные сабли-скимитары так нагрелись, что, когда эльф опустил их, снег зашипел и испарился. Джо круглыми глазами наблюдал за происходящим. Он никогда раньше не видел такого оружия. Когда индеец увидел, что хрупкая с виду девушка победила Ратчера и на равных дралась с эльфом, то испытал самый настоящий шок. Он даже представить не мог, что женщина способна противо-

стоять мужчине.

Аргонтар и Борунд фехтовали между собой. Они сразу поняли, что меч Шанталь не такой простой и рисковать своим оружием не стали. Девушка объяснила, что это меч прабабушки валькирии. А Борунд, зная о чувствах друга к Натаниэль, пошутил, что его сердце похитила валькирия.

Джо был молод, и его индейская гордость была здорово задета. Все показывают боевое мастерство, а он, как старая скво, смотрит на них стоя в сторонке. Джо недолго думая пошел в домик, где лежали его вещи. Пока тренировались Разведчики, индеец вернулся. По дороге к нему присоединился Борин, очень любивший подобные забавы.

В тренировках наступил небольшой перерыв. Этим воспользовался Джо. Борин не отходил от него. Гнома заинтересовал маленький топорик, в котором наметанный глаз бывалого воина углядел оружие. Джо стал напротив одной из мишеней и, прицелившись, метнул томагавк. Ну да, знаменитое национальное оружие. Топорик, провернувшись несколько раз в воздухе, глубоко засел в дереве мишени. Точно в центре красного круга. Борин аж подпрыгнул. Боевые топоры гномов были тяжелыми и метать их точно в цель на большое расстояние было не очень удобно. Конечно, боевой топор гнома проламывал все на

своем пути, но, когда требовалась скорость и маневренность, был неудобен. Гном подошел к мишени вы-

дернул топорик и спросил разрешения бросить. Джо, довольный произведенным эффектом, кивнул. Медный Котелок стал на то же место, где стоял индеец и метнул топорик. Хоть и не точно в центр, но в мишень он попал. Снова подбежал к мишени, выдернул томагавк и побежал на позицию. Второй бросок вышел более удачным. Баланс у топорика был великолепным, что доставило гному огромное удовольствие. Он попросил Ларри: – Спроси у Джо, можно мы сделаем себе такой же?

Естественно, индеец дал согласие. Гном ему нравился. Не только потому, что угостил дорогущим табаком и сделал патроны. Между ними возникла взаимная симпатия.

Пока шли ходовые испытания томагавка, пришли Буран и Татр. Потренироваться, а на самом деле покрасоваться перед молодежью. Изя крутился тут же, изредка попыхивая огоньком, что заставляло Джо

нервно дергаться. Ну, не мог он никак привыкнуть к дракону.

Дэйл решил подшутить. Изя, расслабившись, стоял на снегу и комментировал происходящее. По сторонам он не смотрел. Дэйл стал на

небольшом расстоянии от дракона и топнул лапой. По земле прокатилась волна и зазевавшейся дракоша подлетел в воздух и забил крыльями. При этом Изя весьма забористо ругался, но не громко, опасаясь нахлобучки от Татра. Он настолько напоминал вспугнутую, квохчущую курицу, что молодежь не удержалась. Взрыв хохота вспугнул устроившихся в снегу собак Джо, что снова вызвало взрыв смеха. Ларри и Мик перемигнулись и присутствующие дружно воспарили в воздух. Правда, после угрозы наказания со стороны папы Татра, Мик шмыгнул за спину Ларри, и все снова утвердились на земле.

Молодежь решила показать, на что они способны. Снег во дворе замка взвился вверх, закрутился в воронки и через несколько секунд сформировался в силуэты снежных призраков, похожих на больших, белых сов. Всех аж передернуло, настолько они натурально выглядели. Один Джо любовался на представление. Он понятия не имел, что сотворили Ларри и Мик. Самым захватывающим было противоборство Шанталь и Дэйли. С пальцев девушки слетали языки пламени. С шерсти Дэйли летели искры и стекая по лапам расплавляли снег. Шанталь бросила в Дэйли большой фаэрбол. Не долетев до миури, он остановился и взорвался, разлетевшись на маленькие огненные шарики. Девушка вынула из ножен “Молнию”, сосредоточилась. Меч засветился и превратился в гудящее яркое пламя. Бедный Джо во время такой тренировки тихо стоял за спиной Борина и не знал, кого он теперь больше боится. Большого дракона или собак, способных всколыхнуть землю и стряхивать с шерсти языки пламени.

Буран таким способностями не обладал, а его умение улавливать магические всплески особо зрелищной не была. Вот Татр порадовал присутствующих. Он встал в боевую стойку напротив Кулуриэна, и начался завораживающий танец. Эльф с неуловимой для глаза скоростью рубил и колол своими скимитарами из сверкающей эльфийской стали. Казалось, что крупный черный пес будет изрублен на куски. Индеец зажмурился, а когда он приоткрыл один глаз, то увидел, что воздух вокруг Татра подрагивает и сабли со свистом проносятся мимо.

Из ниоткуда возник огромный орел и начал пикировать прямо на головы Борунда и Аргонтара. Разведчики выхватили мечи и начали отбиваться от огромной птицы. Мощный клюв щелкал возле лица, огромные когти скрежетали по лезвию мечей. Орел взмахнул крылом и Бо-

рунд буквально улетел на несколько

метров. Аргонтар остался один против монстра. Он уже начал выдыхаться. Когти орла несколько раз почти выдернули меч. Неожиданно в птицу с двух сторон врезались два огненных шара. Орел затрещал, заколыхался и с громким хлопком исчез. К компании подошел смеющийся Хагир и сказа: - Ну, девки, ну, мастерицы.

Оказывается, страшный орел был делом рук Хагира, который решил тряхнуть стариной и немного попугать молодежь. Бедный Джо тихо трясся за спиной Борина. Шаманы его племени даже с собаками равняться не могли. Вспомнил бой эльфа с Татром и понял, что такой пес не то, что шамана. Лучших воинов его племени сдует как пылинки. На подгибающихся ногах индеец пополз к себе. Борин заметил его страх.

— Хагир, гостя надо угостить табаком и вином. А то у него состояние, близкое к помешательству.

— Пошли к тебе. За вином я пошлю слугу.

— И за едой, - напомнил Медный Котелок.

Мужчины, подхватив под руки обалдевшего Джо, пошли в домик гнома. Заниматься психотерапией. Молодежь пошла в замок. Свежий воздух, мороз и движение способствуют аппетиту. Миури и Изя их сопровождали. Собаки Джо тоже побежали к своим мискам.

Вечером порадовали южан захватывающим зрелищем. Все тепло оделись и вышли во двор замка. Мороз щипал лицо. Непривычные южане закутались во все, что только было можно. Изя даже выходить не захотел. На небе сияли звезды. В один миг небосвод озарился яркими зелеными, желтыми, сиреневыми, фиолетовыми и красными всполохами. Небесная феерия завораживала и немного пугала. Разведчики и Серые Плащи, как завороженные смотрели на небесный фейерверк. Даже замотанный по самые глаза Брейг от восторга забыл замерзнуть. Борин наблюдал за реакцией Джо. Индеец стоял абсолютно спокойно и совсем не замечал мороза в своей странной одежде в виде платья с капюшоном. На буйство небесного огня он тоже никак не реагировал. Это зрелище, видимо, было для него привычным.

— Как твой народ это объясняет? – спросил Хагир.

— Это танцуют души умерших воинов вокруг костра. У нас так объясняют, - сказал Джо.

— А спроси его про одежду, Хагир, – это Лунаталь заинтересовалась одеждой пришельца, - женщины такую носят?

— Эту одежду я купил у другого народа. Наша другая. Эта очень удобная и теплая. Моя - для мужчины. Для женщины диннее и больше вышивки.

— Можно, мы по твоей одежде себе такую сделаем? – спросила Лунаталь.

— Делайте, если сможете. Я дам посмотреть. Сначала сделайте тем, кто с нами идет, – Джо показал на южан, - у них холодная одежда. Они замерзнут.

Хагир переглянулся с Ратчером: - Он прав. Ваша одежда совершенно не годится. Завтра же сделаем заказ портным в поселке, наши портнихи подключатся. Надо обязательно вам сшить теплую одежду.

Джо по жестам сообразил, о чем разговор. И сказал, показав на обувь: – Плохо. Ноги отморозят.

Тут и Хагир заметил вольный танец замерзших южан и скомндовал: - Все в замок. Поужинаем и спать. Завтра примерим обувь и одежду Джо. Сравним с нашей и срочно закажем у портных, – Хранитель вме-

сте с Лунаталь пошли в замок.


Глава 17. Первая гонка на упряжках.

После завтрака поехали в городок. Мерить шлеи, заказывать одежду и забирать лыжи. К саням Джо прикрепили новый потяг. На шлеи его собак заранее пришили кольца и быстро их перестегнули. Шлею Джо оставили для переделки. Запасная не помешает. Джанго и Джареда поставили в упряжку Джо. Буран стал рядом с Татром, и обе упряжки покатили к столяру, забирать лыжи. Ратчер и Кулуриэн сидели в санях. Это была их первая поездка. Такой способ передвижения им очень даже понравился.

Забрали лыжи и решили прокатиться. Серые Плащи стали на лыжи, чтобы более уверенно на них держаться. Они были южанами и с лыжами дел не имели. Выехали на огромное ровное Северное Плато, где стояли крепость и Ворота Миров. Ларри переглянулся с Джо. У обоих загорелись глаза: - Сделаем круг, и кто первый подъедет к воротам Каоса?

— Согласен, - кивнул Джо. Посмотрел на лыжников, - они отстанут.

— Господин Ратчер. Мы хотим посоревноваться упряжками. Садитесь в сани, а то отстанете сильно, – предложил Ларри.

Ратчер и Кулуриэн согласились. Джо и Ларри стали рядом. Поедут, когда Ратчер хлопнет в ладоши. Раздался громкий хлопок и две упряжки рванули вперед. Миури были гораздо сильнее, но Джо имел больше опыта. Сначала вырвался вперед Ларри, но на повороте он чуть притормозил, что дало возможность более умелому индейцу его обогнать. Джо поворачивал не тормозя. Его нарты почти стали на один полоз, но Джо их ловко удержал и быстро выровнял. Сидевший в его нартах Кулуриэн слегка икнул. Даже его знаменитая эльфийская невозмутимость была здорово поколеблена, когда на повороте нарты чуть не легли на бок.

— Хэй, хэй! – собаки Джо понеслись галопом. Братья Джаред и Джанго вынуждены были тоже мчаться изо всех сил. ТАК они еще никогда не бегали. Татр не любил проигрывать. Буран тоже. Два огромных пса сердито рыкнули: – Молодежь, шевелите лапами! - и нарты Ларри рванули вперед. У Ратчера перехватило дыхание. Поднялся ветер и начал падать снег. Через начинающуюся метель по заснеженной равнине на полной скорости несли почти рядом две упряжки. Серые Плащи тихо сидели с одной мыслью: «Хоть бы не вылететь».

У Медного Котелка давно лежала без дела складная подзорная труба, Волшебное Стекло, как ее называли. Он решил, что нужно проверить и пусть возьмут с собой в поход. Гном достал трубу, протер стекло и, тепло одевшись, пошел на крепостную стену. Томившийся от безделья Изя присоединился к нему. Котелок поднялся по лестнице на стену и приставил трубу к глазу. Дракон попросту взлетел, и, как голубь, уселся рядом с ним на краю. Он и без трубы прекрасно видел. Через секунду пыхнул огоньком и сказал: - Мастер Борин, глядите, упряжки соревнуются.

Гном и так во все глаза смотрел на невиданное ранее в этом мире зрелище – гонки на собачьих упряжках. Вот уже стало можно различить белого и черного псов во главе упряжки Ларри. Упряжку Джо возглавлял пес, похожий на волка.

— «А эльф слегка зеленый, - с радостным злорадством подумал гном, - эх, вот бы прокатиться. Завтра или послезавтра, если позволит погода, я уговорю их еще посоревноваться», – на этой мысли Котелок повеселел и наблюдал за гонкой с чисто спортивным интересом.

— Мастер Борин, а давайте поспорим, наши выиграют, – это Изя вошел в азарт.

— Хорошо, если продуешь, я завтра на тебе катаюсь.

— А если я выиграю, вы мне трубку сделаете.

— Тебе что, своего дыма мало. Ну, ладно, я за Джо.

И спорщики стали наблюдать за ходом гонок. А упряжки неслись на полной скорости и вот-вот должны будут подъехать к воротам Каоса. Гарнизон крепости каким-то непостижимым образом узнал о гонке и высыпал за ворота. Многие заключали пари, в чем Изя с гномом были неодиноки.

Еще несколько секунд и ворота. Ларри, уверенный в тормозе, несся на полной скорости. У Джо такой роскоши не было. Роль тормоза выполняла толстая палка, и он поневоле начал притормаживать. В результате, отставший Ларри догнал его и остановились они вместе. Миури запыхались, но были довольны. Серые Плащи тоже вошли во вкус и с гордым видом, с лыжами под мышкой, вылезли из саней. Ларри и

Джо гордо улыбались. И кровь разогнали и перед гарнизоном покрасовались.

Индейца мучал вопрос, как его соперник так легко остановил нарты на полной скорости. В результате он не выдержал: - Ларри, как ты остановился?

— У меня тормоз стоит. Смотри, - и Ларри надавил ногой на педаль.

— Мне бы такой.

— Ты, с Борином поговори. Он делал. Научи его стрелять, и он тебе тормоз сделает. Патроны тоже сделает.

Тут со стены крепости спустился Медный Котелок, и спланировал Изя. Ларри сразу пересказал гному их разговор. Естественно, гном сразу согласился. Научиться стрелять из оружия гостя было его мечтой

Прошло три дня. Снегопад прекратился и снова установилась морозная, но ясная погода. Котелок потихоньку трудился на благо экспедиции. Была почти готова одежда и обувь. После завтрака мужчины перебрались в кабинет Хагира. С ними прошмыгнули и миури. Изя остался медитировать возле камина в Обеденном Зале. Все равно в кабинет он бы не влез. Разговор крутился вокруг похода. Что нужно взять с собой, как идти. Джо рассказал о вещи, придуманной белыми людьми. Он называл ее компас. Это маленькая коробочка, в которой стрелка всегда показывает на север. Ратчер вышел из комнаты, а когда вернулся в

его руке была небольшая шкатулка. Он откинул крышку, и все увидели внутри небольшой круг, на который были нанесены стороны света. Маленькая стрелка прокрутилась и точно указала на северную стену зам-

ка.

— У вас тоже такой есть, - заметил Джо

— Да, только у нас его называют Подарком Белой Звезды. Это звезда всегда светит на севере. Она крупная и ярко-белого цвета, - объяснил Ратчер.

— Я один раз нанялся проводником к белым людям. Они искали золото. У них была карта нашей земли и компас. Они смотрели на карту и на компас, чтобы знать, где они находятся и отметить, где найдут золото, – сказал Джо. – Вам тоже нужно так сделать, у вас есть карта, даже две.

— На второй карте просто видно светящуюся точку, которую нам нужно найти на поверхности, – объяснил Кулуриэн.

— А что это светится? - заинтересовался Джо.

— Это такое волшебство, – ответил эльф, – я пометил магической меткой предмет, и, где бы он ни находился, мы всегда его будем видеть на карте.

— Надо и нас пометить, – выдал тихо сидевший в уголке Мик, - тогда на карте будет видно, где мы находимся и сколько еще идти. - Все уставились на смутившегося миури.

— Я сказал что-то плохое? – понурился Мик.

— Ты, сказал гениальную фразу, – ответил Борин, – нужно, чтобы эльф сделал еще один такой предмет, и он будет у Ратчера. Всегда можно проверить, где вы будете находиться и не отклонились ли от цели.

— А можно сделать еще одну такую карту? – спросил Хагир, – мы тоже знали бы, как у вас идут дела. Если огонек долго будет на одном месте зачит, что что-то произошло и нужна помощь.

— И взять с собой еще один Магический Шар для связи с госпожой Лунаталь, – сказал Татр.

— Идея хорошая, но не выполнимая. Еще один Шар нам не сделать, – отозвался Кулуриэн.

Гном намекнул, что он изготовил сотню патронов, и надо бы их проверить. Если все в порядке, он сделает еще. Тадгейр уже заканчивает мастерить тормоз и сегодня установит его на нарты Джо.

Гном крутился возле индейца, вооруженного карабином. На мишени нарисовали маленькую точку, в которую и требовалось попасть. Джо взял у Котелка пять патронов его изготовления и зарядил карабин.

— Все встаньте за моей спиной. Никто не должен оказаться перед мишенью, – индеец прицелился и выстрелил. Гном уже слышал звук выстрела, для остальных это было несколько неожиданно. Миури прижали уши, а вот собаки Джо даже голову не повернули. Привыкли. Борин заплясал на месте, как застоявшийся боевой конь.

— Бери — вот так, вот сюда смотри, вот это и это должно стать вот так, - Джо объяснял гному, как целиться, - старайся задержать дыхание, а то прицел собьешь. И руки не должны трястись.

— Не трясутся у меня руки, – пробурчал Борин. Но, постарался выполнить все наставления индейца. Нажал на курок, грохнул выстрел. В цель с первого раза он не попал, хотя красный круг все-таки зацепил. Гном спросил: - Можно еще раз?

— Можно, только лучше целься и плавно спускай курок. Не дергай, –Джо вошел в роль инструктора.

Снова грохнул выстрел. Этот раз был получше, хотя, в маленький черный кружок, нарисованный индейцем, гном опять не попал.

Борин сделал пару глубоких вздохов и прицелился в третий раз. Джо подошел, чуть подправил прицел. На этот раз Котелок почти попал. Во всяком случае, стреляй он во врага, выстрел был бы смертельным. Остался один патрон. Гном что-то пробурчал про себя, нахмурился, вскинул ружье и, почти не целясь, выстрелил. Именно этот выстрел попал точно в цель.

— А можно мне попробовать? – Кулуриэн не выдержал. Эльфы славятся своей меткостью, и он хотел попасть в цель из такого оружия. Борин выгреб из кармана еще пять патронов: – Можно я заряжу?

— Заряжай, – кивнул Джо, а сам внимательно смотрел за действиями гнома. Тот сделал все правильно и подал заряженный карабин эльфу. Кулуриэн взял в руки чужое оружие и его аж шатнуло. Чувствительный эльф ощутил какой силой обладает эта, с виду неопасная вещь. Джо подошел к нему и повторил все свои наставления, как и Котелку. Эльф никак не мог свыкнуться с Силой этого оружия, она просто не подчинялась ему. Никакая магия тут не помогала, требовалась меткость в чистом виде. Кулуриэн прицелился, он четко видел черное пятно мишени, но прицел плясал и уходил в сторону.

— Опусти карабин, расслабься, целься снова. Тогда попадешь. Это оружие подчинится тебе, – индеец инстинктивно угадал, что происходит с эльфом. Он уже заметил, что остроухие люди очень тонко чувствуют душу животных и вещей. Кулуриэн мельком глянул на гостя и понял, что тот не так прост, как кажется. Эльф вздохнул, снова прицелился и выстрелил. Пуля попала в красный круг. Джо похвалил его. Для того, кто ни разу не держал в руках карабин, это был хороший выстрел. Кулуриэн снова прицелился. И опять промазал. Эльфа обуяла злость, вытеснившая все остальные чувства. Он вскинул ружье быстро прицелился и спустил курок. Пуля легла точно в черную точку.

— Молодец. У тебе зоркий глаз и твердая рука, - похвалил его Джо.

Шанталь тоже решила попробовать. Джо сначала хотел сказать что-то насчет женщины и оружия, но

вспомнив, с какой легкостью она победила мужчин, смолчал. Объяснил то же, что и эльфу с гномом. Девушка прицелилась и неожиданно для всех с первого раза попала в черную мишень. Правда в самый краешек, но попала. Выстрелила еще раз. И опять попала, но не в центр мишени.

— Хороший выстрел. Ты, убила бы врага, – похвалил ее Джо. Шанталь снова нажал на курок, но карабин сухо щелкнул. Девушка в недоумении уставилась на него.

— Патроны кончились, – сказал Джо. Зарядить надо.

Гном выделил еще пять патронов. Шанталь опять выстрелила и на этот раз попала точно в мишень. После нее стреляли парни. Гном пробурчал, что у него не хватит Пудры Смерти восстановить такое количество потраченных патронов и пополнить запас. Хагир его успокоил: - У меня есть мешочек, глубоко в подвале, в сундуке. Я тебе дам. Мне все равно некуда его потратить. Купил, еще когда учился в Златограде.

Изя влез с вопросом: – А Магический Защитный Щит выдержит такое оружие?

Все дружно уставились на Изю. Перевели вопрос Джо.

— А что это такое? – Индеец просто не знал, о чем идет речь. Тогда Кулуриэн посмотрел на Хагира: - Объясним ему? - тот кивнул. Эльф встал напротив Хранителя и выстрелил из лука. Стрела ткнулась в невидимую преграду и упала. Хагир достал большой нож и метнул в эльфа. Нож остановился напротив него не причинив вреда. Сам собой развернулся и полетел обратно. Хагир вытянул руку, нож перевернулся в воз-

духе и лег рукояткой в его ладонь. Рядом с Джо сидел Мик. Шанталь, стоявшая на некотором расстоянии, взмахнула рукой и в индейца полетел огненный шар. Джо не успел испугаться, как шар остановился напротив его лица и взорвался, не причинив ему не малейшего вреда. Глянув вниз, он увидел, что Мик стоит, наклонив голову, и воздух вокруг них обоих слегка подрагивает.

— Я понял. У нас никто так не может. Шаманы не могут. Я выстрелю в мишень. Защитите ее.

Дэйл и Дэйли встали по обе стороны мишени. Их Защитные Щиты были такие же, как и у людей, но сами миури, были ниже ростом и стояли ниже линии выстрела. Джо сказал, что стрелять он будет сам.

Индеец прицелился и по кивку Дэйла выстрелил. Пуля без малейшего отклонения попала четко в центр мишени. У всех вырвался возглас удивления. Магия защиту от пуль Джо не давала.

Джо помялся и попросил у Ларри его меч. Попробовать. Теперь уже пришел черед хозяев объяснять гостю, как пользоваться оружием. Джо, привычный к ножу и томагавку, меч держал, как палку и размахивал им соответственно. Потыкав в разные стороны, индеец пришел к выводу, что для владения таким оружием нужно не один год потратить на тренировку. Учиться не стал, ограничившись привычным для него.

Гном взял у Джо нож и томагавк и пошел к Тадгейру. Лучик сидел возле кузнеца и с прикрытыми глазами дул на лежащий перед ним новый меч Ларри. Тадгейр перевернул его и Лучик снова подул. Борин разложил на низеньком столике оружие Джо и попросил Лучика подуть. Миури подошел, как бы принюхался и сказал: - Я попробую, но это какое-то странное оружие. На нем совершенно нет магии, и оно само не принимает магию, – Лучик сосредоточился и подул, – не получается ничего. Проще новое сделать.

Борин вздохнул и отнес все обратно Джо. Если успеет, нож сделает. У остальных было оружие, которое имело магию. У Джо такой защиты не было. Хотя, от его оружия защиты тоже не было.

Утром следующего дня отправились на охоту. Кроме миури, Джо, Ларри и Хагира на охоту пошли Борунд и Аргонтар. Мужчины взяли с собой еще и рюкзаки, чтобы взять побольше мяса. Охота была удачной и домой везли много мяса. Солнце уже зашло и пришлось спешить, чтобы не встретится в темноте со снежными призраками.

Уже были видны ворота крепости, когда путников настигли большие белые птицы. Джо никак не отреагировал. А вот Хагир, Дэйли и Разведчики сразу бросили в них огненные шары. Главное, не дать возможно-

сти призракам завладеть сознанием. Человек или животное лишались воли, им казалось, что они дома, в тепле и сразу замерзали.

Шанталь, обеспокоенная долгим отсутствием охотников, верхом на Изе перелетела через стену крепости и увидела на расстоянии нескольких полетов стрелы сражение с призраками. Зима давно перевалила на вторую половину, снежные призраки были голодны и их было очень много. Сбить стрелой их было невозможно. Только сжечь. Дракон на всей скорости, на которую только был способен, полетел к месту сражения. Охотники уже сбили несколько, но, снежных призраков было слишком много. Магией Огня владели только четверо. И то, сильным магом Огня была одна Дэйли. Мужчины такой Силой не обладали. Миури держали Защитный Щит, чтобы защитить Джо и его упряжку.

Из темноты, вынырнул дракон, и в снежных призраков полетела струя пламени. Противостоять пламени дракона не может ни одно живое существо, никакая магия от него не спасает. Три призрака сразу же испарились, четвертого сожгла Шанталь. Выхватила “Молнию” и разрубила слишком близко подлетевшую тварь, которая с шипением испарилась. Снежные призраки разумными существами не являются и будут атаковать пока не испарится последний. Изя снова дохнул пламенем. Охотники тоже не стояли. Последнего подбил Аргонтар. Все вздохнули с облегчением. Люди и миури не пострадали, но узнали, что меч валькирии разрубает снежных призраков, которых нельзя поразить обычным оружием. Они “срастались” обратно если их разрубить. Стрелы пролетали сквозь них.

Когда вернулись в Каос, Кулуриэн уже колдовал над второй картой и магическими огоньками. Ему понравилась идея отмечать на карте пройденный путь при помощи светящейся точки. Они никогда не заблудятся и будут идти в нужном направлении. Вторая карта, оставленная в замке, давала шанс на спасение, если что-то пойдет не так. Эльф решил сделать три огонька. Один оставить в замке, а два взять с собой. Один будет у Ратчера, а второй у Ларри. На всякий случай. Джо, имея опыт длительных переходов при большом морозе, делился своими знаниями. Он посоветовал взять палатку, хотя бы одну. И захватить спички. Он показал, что это. Такие тоже были в этом мире. Их называли огненными палочками. Вдруг, не будет возможности воспользоваться магией. Джо сказал, чтобы обязательно взяли котелки, чайник и миски. Показал маленькие брусочки сухого горючего. Зажег один. Брусочек горел ярким голубоватым пламенем и давал много тепла. Дыма не было. Это заинтересовало Кулуриэна, который отковырнул маленький кусочек и повозившись с ним понял, что можно сделать такой же. Немного сухого горючего сделать смог. Нужных ингредиентов нашлось малое количество и пришлось экономить.

Пока занимались подготовкой, у Джо окончательно зажило плечо и Ларри предложил снова устроить гонки. Отдохнуть день, проверить все снаряжение, продукты, одежду и выступать в поход. Гонку решили назначить на следующий день. Погода обещала быть солнечной. Ожидания оправдались. Тускло светило низкое северное солнце. Снега и ветра не было. Изя, услышав о гонках, заявил, что они с Шанталь участвуют. Ларри сказал, что так не честно. Дракон может лететь гораздо быстрее, чем бегут собаки или лошади. Тогда Изя заявил, что они будут лететь и наблюдать за соблюдением правил. Правил, собственно, не было. Сделают круг по плато и подъедут к воротам Каоса. Кто приедет первым, тот и выиграл.

На снегу провели линию, вдоль нее стали Ларри со своей упряжкой и Джо со своей. Изя, на спине которого сидела Шанталь, расправил крылья, взмахнул ими пару раз и приготовился взлететь. Джо уже привык к дракону и даже подумывал прокатиться на нем. Решил, что после гонки подойдет к Шанталь и попросит полетать.

Хагир стянул рукавицы и выждав, когда Ларри и Джо станут на полозья, громко хлопнул в ладоши. Миури по хлопку сразу рванули вперед. Джо прикрикнул на своих собак, но пообщавшись с миури они поумнели на глазах и побежали, не дожидаясь команды человека. Изя сделал пару шагов и плавно взмыл в воздух. Он летел гораздо быстрее и периодически делал большой круг над несущимися по снежной равнине упряжками.

А перед воротами Каоса собралось все население крепости, включая гарнизон. Гоблин, закутанный до самых глаз, принимал ставки и пари. Джо поначалу вырвался вперед. Он совершал рискованные маневры, на которые не отваживался новичок Ларри. Но, собаки Джо были все же не такими рослыми, как миури. За предыдущие два дня выпало много снега, он был пушистым, не слежавшимся. Собаки Джо проваливались по грудь, и индеец пожалел, что поставил мощных местных псов назад, как новичков. Его собаки начали уставать. Особенно бежавший впереди Клык. Высокие на лапах миури Ларри оказались в более выигрышном положении и начали настигать упряжку Джо. Близился поворот. Индеец решил рискнуть не притормаживать, а войти в поворот на полной скорости. Его нарты почти легли на бок, но опытный каюр сумел их удержать и выровнять. На этом маневре Джо выиграл драгоценное время и снова ушел вперед. Ларри чуть затормозил, побоявшись упустить нарты. Но на прямом участке снова начал настигать упряжку Джо. Вот он уже отстает всего лишь на корпус Клыка. Татр и Буран тоже начали выдыхаться. Буран передал мысль, что надо было вперед поставить молодых кобелей. Татр рыкнул: – «Не раскисать!» - и упряжка Ларри выиграла еще полкорпуса. Оставалось совсем чуть-чуть. Клык, Корат, Блэки, Ситка и менее крупный Вагош-Лисица, прозванный так за свою хитрость, тоже выдохлись. В основном упряжку спасали Джаред и Джанго, но находясь сзади, они мало, что могли сделать. Вот уже и ворота Каоса. Джо снова прикрикнул на собак, но это уже ничего не меняло. Все-таки у индейца были обычные собаки. Миури были разумной расой. Последним усилием упряжка Ларри выиграла еще полкорпуса, буквально на шаг опередила Клыка, и первая прошла черту, нарисованную на снегу. Упряжки проехали еще немного и остановились окончательно. Сверху спикировал Изя. Шанталь отстегнула ремни, спрыгнула со спины дракона и крикнула, что участники соревновались честно. Победили Ларри и миури.

Утро следующего дня преподнесло сразу два сюрприза. Ночью у Леди родились восемь очаровательных

малышей. Ее, как будущую мать, устроили в отдельной маленькой комнате. Рядом поселили Джанго и Джареда. Ночью братья услышали возню и писк. Джанго пошел посмотреть и остался в комнате Леди. Присматривать за роженицей. Оказалось, что он тоже лекарь. Об обучении в Академии Магии он даже не мечтал и очень обрадовался, когда Лия предложила поделиться тем, что узнала. Джаред был Магом Стихии Воды. Естественно самоучкой, но очень сильным. Татр рассказал ему, что знал. Отвел в замковую

библиотеку и в учебную комнату, где Джаред сам осваивал незнакомые ему заклинания и умения.

Вторым сюрпризом было появление в замке крупной молодой миури, похожей на волчицу. Она сказала, что хочет наняться на время экспедиции работать в упряжке. У нее уже были щенки, но их отец погиб на охоте, и ей нужны деньги. Хагир предложил поставить ее в упряжку Джо. После завтрака поедут закажут ей шлею. Миури сказала, что может охотиться наравне с кобелями и владеет Магией Воздуха, может доставлять добычу. Мик сразу вызвался обучить ее навыкам Боевой Магии. Вайяна покосилась, но ничего не сказала. Таис, как звали гостью, была почти на шесть лет старше ее сына. И у нее уже были щенки, но молодая миури была очень красива. С янтарными глазами, густой, серо-бежевой шерстью и стройными, сильными лапами. Вайяна подумала: - «А вдруг? А если? В походе все равно они будут вместе, а я дома». - Пожаловалась Лунаталь. Она рассмеялась: – Твой сын вырос, Сестра.

Когда приехали к шорнику Расману выяснилось, что предприимчивый ремесленник пошил три шлеи разного размера. Одна из них великолепно подошла. Ее сразу одели на Таис, и она стала рядом с Джанго. Джаред стал во главе упряжки вместе с Клыком. Джо сказал, что надо купить еще одну шлею. Пусть будет запасная. Аргонтар выказал желание научиться управлять упряжкой. “На всякий случай”, как он выразился. Когда выехали на плато, Джо сел в нарты, а Разведчик занял его место. Выяснили, что нужен переводчик. Дэйли позвала Подругу, парившую на Изе. Когда Шанталь села в нарты, Джо собрался с духом и уселся в седло на спине Изи. «Если я все-таки вернусь домой и расскажу, что летал по воздуху на огромной ящерице мне никто не поверит». В этот момент Изя после небольшого разбега взмыл в воздух и у индейца перехватило дух. Сначала от страха, а потом от восторга. Те, кто остался внизу, выглядели маленькими, как жуки. Было холодно от свистевшего ветра и мороза. Но чувство полета перевесило все остальное. Оставшийся путь Джо проделал верхом.

На следующий день уехать не получилось. Шел сильный снег. Брейга засадили писать список необходимых вещей. Потом он читал список, а Ратчер проверял, все ли взяли. Вроде бы, все необходимое в походе уложили. Осталось ждать милости от погоды. Как только прекратится снег начнется Поход За Голубым Кристаллом. Шанталь тоже рвалась, но Хагир не пустил. В Каосе тоже должен был кто-то остаться. Никто не знает, что еще задумали те, кто похитил артефакты.

К вечеру снег перестал и немного похолодало. Утром решено было выступать.


Глава 18. Поход.

Наступило Утро Похода. После завтрака все одели под меховую одежду, тонкие кольчуги двойного плетения, изготовленные эльфами и гномами. У Джо такой защиты не было. Хагир сказал: - Подождите, - и через несколько минут вернулся с кольчугой Ларри, которая была ему мала. Индеец был ниже и не такой широкоплечий и “детская” кольчуга, как назвал ее Хагир, великолепно ему подошла. Борин дал Джо длинный нож с серебристым лезвием. Гном сказал, что он любит целые числа, но ему не хватило материала сделать двести патронов. И он отлил две пули из серебра. “Другу на память”. И нож, в металл которого тоже добавил серебро. Патроны с серебряными пулями Джо положил в карман рубашки и застегнул пуговицу, а длинный нож, смахивающий на короткий меч, пристегнул на пояс. Еще раз окинули взглядом груз, вроде бы все взяли, проверили, как работают две карты и огоньки. Ратчер положил в карман шубы компас, чтобы был под рукой.

Все вышли во двор замка. Ларри и Джо стали на полозья, остальные на лыжи, и Поход начался. Шанталь немного проводит их верхом на Изе. До Ворот с ними шли трое гномов и трое эльфов из охраны Ворот. Нужно было перекинуть мост и открыть Ворота. Отряд прошел Гремучую Змею и вошел в Ворота. Сбоку на смотровой площадке уже сидел Изя: - Мы полетели немного вперед, осмотрелись. Все спокойно.

Помахали Изе и Шанталь, и уже не оборачиваясь пошли вперед. За спинами глухо стукнули створки Ворот, и через несколько секунд вспыхнули и погасли Защитные Руны. С этой минуты путники лишались надежной защиты стен крепости и могли рассчитывать только на себя.

Первый два дня похода прошли спокойно и обыденно. Шли сколько хватало сил. Вечером ставили три палатки. Благодаря вместительным нартам смогли позволить такую роскошь, ели и ложились спать.

На третий день собаки и миури учуяли запах добычи. Олени или лоси. Точнее сказать не могли. Буран заявил, что природа здесь настолько пропитана остаточным магическим фоном, что предсказать каких тварей они могут встретить было невозможно. Один раз они пересекли цепочку следов. Джо - опытный траппер, но и он был в затруднении. Следы напоминали рысьи, но таких огромных рысей не бывает, а Таис сказала, что запах напоминает медвежий, хотя медвежий след другой. Порадовались, что следы отклонились на запад, а им нужно было идти на северо-восток. Подбили четырех крупных птиц, напоминавших лебедей. Когда подошли поближе, увидели, что их клювам могут позавидовать орлы, а лапы имели длинные загнутые когти. Рискнули их ободрать и зажарить. Вот на вкус мясо было похоже на гусиное и на будущее решили взять их на заметку, как съедобных. Самые длинные белоснежные перья Джо спрятал в небольшой кожаный мешок. Он объяснил, что у его народа принято делать красивые головные уборы из пе-

рьев, а таких ни у кого не будет. Шли до темноты и еще немного, на свой страх и риск, в темноте. Подошли к невысокой горе, в которой была небольшая пещера с низким входом. Миури тщательно все обнюхали, но никакого постороннего запаха не заметили. На ночлег расположились в этой пещере. И вовремя. Любопытный индеец высунул нос наружу и сразу же нырнул обратно: - Там летают такие же совы, как те, которых Изя сжег.

— Снежные призраки. На свет они не сунутся и в закрытое пространство тоже, - успокоил всех Ларри.

— Все равно, нужно разбиться на дежурства. Еще один костер зажечь на входе, - посоветовал осторожный Ратчер.

Ночь прошла спокойно. Утром поели и поехали дальше. Через пару часов вышли на открытое пространство и глазам предстал маленький городок. Он производил жутковатое впечатление. Над домами не вился дымок, не было видно людей или животных. Решили его обойти, но не вышло. С одной стороны, был крутой овраг, на дне которого текла речка. Даже в такой мороз было видно, как под тонким льдом течет вода. Так что, этот путь отпадал. С другой стороны, почти сразу за домами, начинались скалы, не очень крутые, но сани не пройдут, и ноги можно переломать. Пришлось идти через мертвую деревню. Как только дошли до центра, из ближайших домов начали выходить странные существа. Они были похожи на людей, одетых в шкуры, только вместо головы имели то ли волчью, то ли собачью морду.

— Это песеглавцы, – сказал Кулуриэн, - я слышал о таких. Магией они не обладают, но и мозгами тоже. Очень агрессивны и всегда голодны. Так что, взывать к их разуму бесполезно. Придется пробиваться силой.

Эльф вынул из ножен меч, и без лишних разговор снес голову тому, который был ближе всех и недвусмысленно поглядывал на его горло. Остальные тоже схватились за мечи, а Джо выхватил томагавк и раскроил им череп насевшей на него твари. Миури тоже без дела на стояли. Дэйл топнул лапой и сразу три песеглавца провалились в глубокую трещину вместе со своим домом. Клык вцепился в ногу еще одному, а стоявшая рядом Таис поднялась на задние лапы и вцепилась ему в горло. Мик взметнул в воздух рычащего песеглавца и скинул в овраг. Раздался противный вой и треск сломавшегося льда. Разведчики стоя

спиной к спине рубили своих противников с основательностью дровосеков. Куча тел песеглавцев росла, но из домов вылезали все новые и новые твари. Миури не могли сами снять упряжь и большой помощи

оказать не могли. Дэйли увидела в окне одного из домов мелькание и недолго думая запустила в него огненный шар. Раздался вой, завоняло паленой шерстью. Ряды нападающих изрядно поредели. Ларри сказал: - Надо бы их добить. Обратно через эту же деревню идти придется.

Песеглавцы все же поняли, что такая добыча им не по зубам и, тихонько поскуливая, разбрелись. Дэйли, Татр и Разведчики подпалили еще несколько домов и на этом решили остановиться. Деревню прошли без потерь, не считая разорванного рукава Ратчера, и перемазанной кровью одежды. Одежду отчистили снегом, а рукав совместными усилиями зашили на привале. Только немного передохнули, как миури заявили, что они чуют добычу. По запаху – коровы. Мика сосредоточилась и почти точно в направлении похода “увидела” крупных животных, которых она назвала коровы с лосиными рогами. Через час ходьбы увидели крупные раздвоенные следы.

— Коровьи, но нет, слишком крупные, - сказал Борунд. Ларри перевел для индейца.

— Это бизоны. Я видел такие следы, когда ездил на юг, – возразил ему Джо.

Пошли по следам и еще через два часа увидели огромное животное похожее на мохнатого быка, на голове которого красовались лосиные рога, но какие. На каждом роге мог лежать мужчина среднего роста.

Джо только рот раскрыл: - Они выглядят как бизоны, но рога! У бизонов рога, как у быков. Я не знаю, кто это, – удивился индеец.

— Зато я, кажется, знаю, - Кулуриэн задумчиво смотрел на странных животных, – это то, что осталось после Битвы Магов. Вот поэтому Буран и чувствует сильный магический фон. Каких тварей мы еще встретим?

— Как бы там ни было, нам нужно мясо, – сказал Ларри, - как будем

охотиться? Джо, как вы на них охотитесь?

— Бегущий Конь сказал, что стадо подгоняют к обрыву. Животные падают, их добивают и разделывают. Молодые воины показывают удаль, скачут рядом со стадом и стреляют из луков. Надо попытаться убить одного из лука. А вы можете заколдовать стрелу, чтобы она точно поразила быка? Раненый бизон опасен, – ответил Джо.

Аргонтар и Борунд побормотали над стрелами индейца и эльфа. Стрелять будут Кулуриэн и Джо, как самые меткие. Выбрали направление, чтобы ветер дул от стада. Потихоньку подобрались поближе. Джо предложил подстрелить крупную молодую телку. Мясо будет более нежным и запаса им надолго хватит. Джо стреляет в глаз, а эльф, под переднюю лапу. Прицелились, индеец кивнул и выстрелили. Обе стре-лы попали в цель. Телка сначала побежала, потом споткнулась и упала. Стадо стояло, как завороженное. Нужно было его спугнуть. Таис попыталась послать мысль Клыку: – «Завой, ты ведь волк». Клык внимательно посмотрел на миури, повел ушами… и понял. Сел на пушистую попу, задрал верх морду и завыл. Над белым простором поплыл тягучий и жуткий звук волчьего воя. Стадо встрепенулось. Вожак принюхался и сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее побежал прочь от душераздирающего звука. Клык завыл еще раз. Для верности. Когда осела снежная пыль, охотники взялись за разделку туши. Мясо уже начало подмерзать и разделывали ее в быстром темпе. На таком морозе еще немного и туша превратиться в мерзлый монолит. Мясо сложили в мешки положили часть на нарты, остальное - в рюкзаки. Шесть увесистых кусков приготовили для ужина.

После сытной еды усталых путников начало клонить в сон. Совместными усилиями установили Магическую Охрану – защитное заклинание, чувствительное к движению и звукам. К тому же, собаки и миури хоть и спали, но даже во сне прислушивались и принюхивались. Ратчер достал карты и сверил местонахождение с конечной целью.

— Огонек, как-то тускло светится. Такое впечатление, что он находится в месте, где гасится магия, - проговорил он.

— Я догадываюсь, в чем дело, - сказал Кулуриэн, – наша свирель лежит в одном помещении с Рубиновым Кубком Кайруила и тот немного гасит магию.

— Значит, все артефакты в одной комнате. Это облегчает нашу задачу, – сказал Ларри.

— Или наоборот, очень ее усложняет, – пессимистично заметил эльф.

— На месте разберемся. Спать, – скомандовал Ратчер и завернулся в меховое одеяло. Ларри вышел и пошел в свою палатку, которую делил с Джо. Привычный к таким переходам траппер уже спал. Возле него свернувшись клубками спали собаки. Дэйл и Дэйли тоже свернулись клубками и спали. Ларри завернулся в мех и улегся между ними. Для тепла.

Следующий день развеял самые оптимистичные надежды. Валил густой снег, ветра не было и немного потеплело. Идти в белой пелене было невозможно. Решили провести этот день в палатках и отоспаться

“про запас”.

В Каосе на маленьком столике лежала магическая карта с огоньком. Все периодически на нее поглядывали. Огонек потихоньку двигался в нужном направлении. В этот день огонек был там же, где и вчера. Это вселило некоторую тревогу, но Хагир посоветовал не паниковать. Мог начаться снегопад и идти в таких условиях было невозможно.

На следующий день снег кончился. Небольшая ель, срубленная на дрова, тоже. Разведчики прошли немного вперед и наткнулись на небольшой лесок. Ели там были странные. Очень низкие и крученные, словно их узлом завязывали, но горели хорошо. После завтрака снова двинулись в путь. Среди дня устроили привал. Развели костер и сварили немного бульона с мясом. Отдохнули и снова двинулись в путь. Будут идти до темноты. Примерно через час-полтора услышали странный шум и рев. На пути была небольшая горная гряда. Невысокая, как будто срезанная вверху гигантским мечом. Вокруг валялись крупные

валуны. Между валунами снег блестел и искрился, хотя небо было затянуто мутной пеленой и солнца видно не было. Буран прикрыл глаза. Шерсть у него на холке встала дыбом: - Блестящий снег очень опасен. Я не знаю, что там, но лучше обойти.

Ларри взял небольшой обломок и бросил на искрящийся снег. В ту же секунду раздался треск, камень вспыхнул ярким сине-зеленым пламенем. И пропал. Был и нету. Все слегка поежились и обошли странную равнину стороной. Слегка отклонились от маршрута. Ратчер вынул карты сравнил, сверился с компасом: - Мы сильно отклонились на север. Надо идти чуть южнее и немного на восток. А вот как раз с этого направления и доносились звуки, похожие на шум боя. Завернули за невысокую скалу и наткнулись на трех орков, которые отбивались от пятерых снежных великанов. Два орка и шесть великанов лежали на снегу без движения. Судя по количеству крови вокруг них, были либо мертвы, либо тяжело ранены.

Прежде, чем кто-либо успел что-то сказать, Джо достал карабин и выстрелил два раза подряд. Два снежных великана по очереди схватились за глаз и упали. Остались трое орков против трех великанов. Джо опустил карабин и дозарядил. Грохот выстрелов здорово испугал и орков, и великанов, но орки первыми пришли в себя и снова вступили в схватку.

— Джо, зачем ты это сделал? – спросил Аргонтар.

— Три против трех. Два были лишние.

— Ну да, а потом орки повернут против нас, – сказал Ларри.

В это время двое орков справились со своими противниками и отошли в сторону. Третий, прихрамывая, сражался с самым крупным из снежных великанов. Наконец его топор обрушился на голову великана, и он упал. Орк тоже еле держался на ногах. Два других пошатывались и, судя по рваной и окровавленной одежде, им тоже досталось. Опираясь на топор, орк подошел к путникам.

— Оркхэй, – сказал он и наклонил голову.

— У-Танг, – подошел второй орк.

— Хартог, – наклонил голову третий орк.

Оркхэй посмотрел на Джо: – Я твой должник, Повелитель Грома. Я - сын вождя Харрафа. Говори, что я должен для тебя сделать. - Ларри, потихоньку переводил.

— Скажи ему, что я не люблю, когда нечестный бой. Пусть он пропустит нас туда и обратно через их земли, – сказал Джо. Ларри перевел.

— Это не наши земли. Мы живем в Черных Горах. Сюда забрели, погнавшись за рогатыми быками. Великаны хотели забрать добычу и напали на нас, - ответил сын вождя. Тут все заметили на другом конце поляны несколько туш, уже успевших основательно замерзнуть.

— Вы, напали на нашу крепость, а мы вас спасли, – усмехнулся Ларри.

— Вы, из Каоса? – спросил Оркхэй.

— Да.

— Мы уже много лет не нападали на вашу крепость. Слишком много орков были убиты под ее стенами, – удивлено ответил Оркхэй.

— Чуть больше месяца прошло с тех пор, как небольшой отряд пытался выбить Ворота бревном, - ответил Ларри.

— Никто не пытался ломать ваши Ворота. Их магия нам не по зубам. А сгореть, как деревяшка, никто не хочет. И штурмовать крепость маленьким отрядом я бы не стал. Это кто-то другой, – орк нахмурился. Посмотрел на Джо: – Пусть Повелитель Грома возьмет себе мясо.

— У нас есть мясо, нам нужен мир с орками, – ответил Ларри.

— Хорошо. Я скажу отцу, что вы спасли мне жизнь. Орки больше не будут нападать на Каос.

— Ты не знаешь, кто нанял тот отряд? – поинтересовался Ларри.

— Наших точно не нанимали. Это могли быть воины другого племени. Я узнаю.

— Благодарю, но эти сведения нужны прямо сейчас.

Оркхэй пожал плечами, мол не могу помочь. Сделал несколько шагов в сторону замерзших туш и сел в снег. Его нога явно была сильно повреждена. Орк разодрал штанину и уставился на ногу. Великан когтями, распорол ему ногу от бедра почти до лодыжки. Рана кровоточила и кое-где проглядывала кость. Все переглянулись, Ларри посмотрел на Джанго: - Справишься?

— «Полностью не вылечу, но кровь остановлю», - сказал миури-лекарь.

— Джанго может немного полечить тебя, - сказал Ларри. Орк помолчал, посмотрел на свою ногу: – Я и так ваш должник.

— Когда-нибудь отдашь долг, - ответил Ларри.

Орк кивнул. Джо выпряг Джанго. Лекарь подошел к нему. Сел рядом, осмотрел ногу: - «Рана чистая. Я остановлю кровь и попытаюсь немного срастить края. Ногу надо перевязать и некоторое время дать зажить», – услышал в голове орк.

— Я понимаю тебя, – удивился Оркхэй, - ты, не собака.

— «Я – миури».

— Слышал о вас, но не видел. Я теперь и твой должник.

— «Слишком много долгов, тебе не кажется?» – помахал хвостом Джанго.

— Кажется. Но все равно, благодарю тебя.

Миури подул на рану, сосредоточился, прикрыл глаза и снова легко подул. Встал на три лапы, вытянул правую и повел ее вдоль ноги. Орк морщился, но терпел. Когда Джанго закончил, облегченно вздохнул.

— Эй, миури. Орки Черной Горы теперь не враги твоему народу.

Джанго махнул пару раз хвостом и пошел на свое место в упряжке. Из-за вынужденной остановки шли всего час. И то, уже начало темнеть и лагерь разбивали в почти полной темноте. Полыхнуло небо и все осветилось сиянием. Стало светло, как днем.

— Нам повезло. Можно спокойно разбить лагерь и поесть. Когда горит Небесный Огонь снежные призраки сидят в норах, – пояснил Ларри.

Мясо разогрели на камнях, порезали на куски, нанизали на тонкие стальные пруты и пожарили. Собакам и миури дали просто разогретое мясо и наевшись до отвала они сладко посапывали, свернувшись клубком. Заварили чай. Ратчер раскурил трубку.

— Хорошо, что Джо спас орков. Даже раненые они могли бы перебить половину нашего отряда.

— «И друзей завели», - сказал Дэйл.

— Друзей не друзей, а союзников точно, – ответил Ларри. Наговорившись, залезли в палатки и улеглись, прислонившись спинами к теплым бокам собак и миури.

Утром поели и пошли дальше. Ратчер сверился с картой и сказал, что идти им еще четыре дня. Это приблизительно. За верность карты никто не ручался. Считалось, что в этих местах нет ничего живого, а тут живут животные, есть растительность. Все очень странное и иногда страшное. Шли быстро, не отвлекаясь. Запас мяса был и можно было сегодня еще не охотиться.

— Какой удачный день. Прошли в два раза больше, чем вчера, – вслух порадовался Кулуриэн. Лучше бы он молчал. Удача любит тишину. Эльф явно ее вспугнул. Отряд проходил мимо невысокого леска из скрученных сосен, когда из снега вылетело огромное белое тело и повалило шедшего немного впереди Борунда. Аргонтар выхватил меч и не целясь начал наносить рубящие удары. Подбежал Кулуриэн и тоже напал на неведомую тварь. Со спины она была похожа на огромного саблезуба, которых было довольно много в горах на юге Северного Плато. Когда тварь повернулась, то всем стало дурно. На огромном теле

саблезуба сидела голова орка с толча-

щими из пасти клыками. Вместо характерного черного хвоста на затылке, была украшена густым мехом. Глаза твари ничего не выражали и были какого-то невероятного фиолетового цвета. Оркокот, как обозвал его Ратчер, зарычал и оставив лежащего Борунда бросился на остальных. По бокам его текла кровь, но жизненно важные органы, были не задеты. Подскочивший сбоку Ларри почти по самую рукоятку воткнул меч под левую лопатку твари. Зверь зарычал и лапой выбил оружие из рук. Меч так и остался торчать в его боку. Джо целился из карабина, но выстрелить не мог. Зверь метался, и он боялся кого-то ранить.

— Где же сердце у этой твари? – взвыл Ларри.

— Справа – ответил Ратчер и воткнул свой меч в правый бок зверя. Оркокот дернулся завыл и в последней конвульсии разодрал шубу на груди Ратчера. Спасла кольчуга.

— Я так скоро без одежды останусь. Опять надо вышиванием заниматься, – пробурчал Серый Плащ и выдернул свой меч из бока зверя.

К лежавшему на снегу Борунду уже подбежал Джанго, которого выпряг Джо. Миури потребовал срочно поставить палатку и разжечь костер, чтобы он смог осмотреть раненого.

— Он жив? – спросил Аргонтар.

— «Жив, но насколько серьезно ранен я определить немогу. Нужно снять шубу, а на таком морозе он замерзнет», - ответил Джанго.

Джо и Кулуриэн уже сняли с нарт одну палатку и быстро ее расставляли. Выпряженные миури помогали, чем могли. Ларри и Аргонтар топором и томагавком Джо рубили кривые сосны на дрова. Быстро сложили костер внутри палатки и сняли с Борунда одежду. Когти и клыки разорвали его шубу, оставили полосы на кольцах кольчуги. Сильно порвали левую руку. А вот сознание он потерял из-за удара головой о землю. На затылке наливалась фиолетовым огромная шишка.

— Ну, с эти я справлюсь, – ответил Джанго, – только, ему нужно будет немного отлежаться.

Из рюкзака Ларри достали длинные полосы чистого белого полотна, которые дал ему лекарь. Запасливый Ларри попросил еще и положил полотно в рюкзак Аргонтара. Так что, перевязочный материал у них был. Джанго попросил нагреть воды и промыть раненую руку Борунда. Поводил вдоль раны лапой что-то поурчал и подул. Кровь остановилась и края раны немного стянулись.

— «На затылок ему надо холодный компресс», – сказал миури-лекарь. Ратчер набил в небольшой мешочек снега и положил раненому под затылок. Через несколько минут Борунд застонал и открыл глаза: - Я живой?

— «Вроде бы. И не очень сильно пострадал. Шишка на затылке и порванная рука. Я уже полечил тебя, но нужен отдых», – ответил ему Джанго.

Поужинали и легли спать. Ночью всем казалось, что вокруг палаток кто-то бродит, но горящий огонь отпугнул. Утром снег вокруг палаток был истоптан большими кошачьими следами. Джо попросил Дэйли передать всем, что-бы оставались в палатках. Он чуть понаблюдает за окрестностями. Прошло несколько минут. Индеец прищурившись всматривался в белесое марево. Солнце было закрыто тучами и все предметы тонули в белесой мгле. Собаки и миури навострили уши.

— «Джо, такая тварь поблизости», – принюхался Дэйл.

Индеец проверил заряжен ли карабин и осторожно его стволом раздвинул полог палатки. Рядом с тушей убитого оркокота стоял еще один. Это был самец. Огромный, с роскошной белоснежной гривой вокруг башки. Зверь глухо рычал и бил себя по бокам хвостом. Джо понял, что тот готовится напасть и решил не дать ему такой возможности. Он тщательно прицелился и спустил курок. Зверь взвыл и покатился по снегу. Индеец по-прежнему держал его на прицеле. Тварь оказалась живучей, и пуля в мозгу сильно прыти ему не убавила. Джо опять прицелился и выстрелил. Оркокот в момент выстрела прыгнул, и пуля попала не в глаз, а аккурат между глазами. Она и оказалась смертельной. Зверь заревел, сделал еще несколько шагов и свалился, перегородив вход в палатку Серых Плащей. Индеец вышел из палатки, но карабин держал в руках. Рядом шел Ларри с мечом. Кончиком меча он тыкнул тушу в лапу. Зверь был явно мертв. Джо подошел к нему и попытался оттянуть тушу, но один не смог. Ларри и Аргонтар схватили тушу за передние лапы и оттянули от входа в палатку. У Джо горели глаза. Он выхватил длинный нож – подарок гнома, одним ударам оттяпал твари голову и отшвырнул в заросли кривых елей. Достал свой нож и начал аккуратно и уверенно снимать шкуру. Одновременно он отрезал большие куски мяса и швырял вертевшимся рядом собакам, которые с довольным урчанием хватали куски на лету. Таис подошла к ним. Принюхалась. Будучи охотницей, она привыкла питаться тем, что добыла.

— «Дай кусок попробовать», – миури стала рядом с Джо. Тот отрезал большой кусок мяса и дал ей. Таис устроилась на снегу и начала аккуратно есть мясо. Остальные миури внимательно за ней наблюдали. Со-

баки Джо уже раздулись так, что даже не могли свернуться клубком. Они попадали боком на снег и с закрытыми глазами переваривали.

— «Ешьте спокойно. Мясо по вкусу, как зайчатина. Очень даже вкусно», - пригласила Таис.

Первой рискнула Дэйли, затем Мика, Джанго и Джаред принюхались и устроились возле Джо. Дэйл и Мик покрутились и тоже присоединились к пиршеству. Татр постоял, подумал и взял кусок мяса. Буран на-чал философствовать, не является ли их поступок людоедством.

— «Оркоедством, – буркнул Татр, – ешь уже, благородный ты, наш».

Буран подошел, пробурчал что-то, типа: - «На войне, как на войне». Глянул на похрапывающих собак Джо. И буркнув напоследок: - «С кем поведешься», начал есть.

Пока миури решали сложную психологическую дилемму, Джо снял шкуру и полностью разделал тушу. Заметив, что Ларри наблюдает за ним сказал: – Очень красивая шкура. Я хочу еще такую добыть. Одну

мне на шубу, одну Маленькой Тучке. Ни у кого не будет такого меха. Я никого не задерживаю. Джанго сказал, что раненому нужно немного полежать.

Ларри махнул рукой и сказал: - Если не хочешь отдыхать, то возись со шкурой. - Джо кивнул и снова занялся своим делом. Поели. Джанго полечил руку Борунду. Аргонтар помог ему с перевязкой. Проверили запасы мяса и выяснили, что мясо рогатого бизона, как назвал тварь Джо, уже на исходе. Нужно бы поохотиться. Снова пошел снег и на ужин пришлось ограничится травяным чаем и пеммиканом. Вяленое мясо и лепешки уже закончились.

Наутро снег прекратился, но дул довольно сильный ветер. Ларри огляделся. Джо в палатке не было, как не было Клыка и Таис. Позвал, никто не откликнулся. Вышел из палатки и сунул нос к Разведчикам.

Джо не было и там, его нигде не было. Татр сказал, что видит цепочку следов – на охоту пошли.

Сварили остатки мяса, накормили раненого и поели сами. Собаки Джо догрызли то, что осталось от разделанной туши оркокота и примеривались ко второй. Прожившие всю жизнь в индейском поселке, они привыкли сами заботится о своем пропитании. Корат и Вагош начали вгрызаться в мороженый бок, отдирая куски шкуры. Суки порыкивая друг на друга пристроились рядом. Миури с бурчащим животами на-блюдали за процессом. Джаред кивнул брату, и они подошли к туше. Собаки уже прилично углубились в мороженое мясо, но второй бок был им не доступен. Подошли Татр, Дэйл и Мик. Мик попытался приподнять в воздух тушу, но она примерзла. Дэйл не сильно задумываясь пару раз топнул лапой, земля вздыбилась и опала. Ратчер расплескал похлебку и весьма нелестно отозвался о магах вообще и о Дэйле в частности. Буран покивал головой, но про себя подумал, что воспитание — это прекрасно, но жрать хочется. Увидев, что Дэйли и Мика тоже пошли к туше, сделал вид, что сопровождает дам. Мик приподнял тушу в воздух, чуть подул и она плюхнулась на другой бок. Собаки Джо отбежали и настороженно наблюдали за происходящим. Дэйли встала на задние лапы, сосредоточилась и провела передними вдоль туши. С лап сорвалось пламя, завоняло паленой шерстью. Миури повторила процесс. Шерсть сгорела вместе с кожей и обнажилось слегка поджарившееся мясо.

— Ешьте, пока замерзать не начало, - скомандовала Дэйли. Все дружно начали отрывать куски от туши. Собаки тоже устроились, с другой стороны. Разморозившееся мясо рвать было гораздо легче. Догрызли до мерзлого. Мик слегка приподнял в воздух тушу, а Татр и Дэйл потянули ее зубами и перевернули спиной вверх. Сверху оказался немного испуганный Вагош, который не успел отпрыгнуть. Все дружно рыкнули на него, и пес скатился на снег и отбежал. Дэйли снова встала на задние лапы, с другой стороны тоже самое проделал Татр. Собаки Джо, памятуя о процессе жарки туши, отбежали подальше. Дэйли сосредоточилась и с ее лап слетело пламя. Татр немного помедлил, собрался с силами, что-то пробормотал и прокатил по замерзшей шерсти огненный шар. В сторону лагеря потянуло паленой шерстью и подгоревшим мясом. Парни недовольно поморщились, а эстет Кулуриэн сказал, что его сейчас стошнит. Ларри заметил, что Побратим отца кулинарией никогда не увлекался, а Шанталь и Дэйли можно было загнать на кухню

только под угрозой шитья.

Джо, в сопровождении Таис и Клыка, шел среди скрученных сосен. Шли они уже с полчаса, и им начали попадаться более ровные деревья и даже довольно высокие. Ветер донес запах какого-то зверя. Джо уже запомнил некоторые слова чужого языка и разобрал, что Таис говорит о добыче. Прошли еще чуть-чуть, стараясь держаться за стволами деревьев. Прямо перед ними была небольшая полянка, вся изрытая копытами. На ней стоял очередной представитель местной сумасшедшей фауны. Это был огромный бык, покрытый густой шерстью странного болотно-бурого цвета. На мощной бычьей шее сидела башка клыкастого вепря и довольно длинные ноги заканчивались раздвоенными лосиными копытами. Быкосвин с урчанием

что-то выкапывал из-под снега и чавкал. Джо посмотрел на свой мелкокалиберный карабин и молча пове-

сил его за спину. Убить такого пулей даже нечего было и пытаться. Немного подумал, осмотрелся и увидел почти напротив твари довольно ровную сосну с низко нависшими ветками. Жестами и несколькими доступными словами объяснил Таис, что он задумал. Джо залез на нижнюю ветку, вытянул из ножен длинный нож гнома и свой, и стал ждать. Охотница и Клык подкрались сзади к быкосвину и зарычали. Зверь лениво поднял голову и никак не отреагировал. Тогда Таис подошла к нему уже не таясь и подпрыгнув, вонзила ему в шею клыки. Тварь взревела, мотнула головой и Таис улетела в снег. В этот момент Клык прыгнул ему на спину и запустил в холку зубы. Быкосвин встал на дыбы и Клык, пропахав борозду в его спине, свалился в снег, сразу вскочил и отбежал подальше от огромных копыт. Таис уже выбралась из сугроба и подошла к волку. Клык повинуясь древнему инстинкту завыл, миури присоединилась к нему. Жутковатый звук насторожил быкосвина, и он решил напасть на странных тварей. Заметив его маневр, Таис побежала под ель, на которой затаился Джо. Клык тоже перебежал вперед. Зверь переводил взгляд маленьких, налитых кровью глаз с одной на другого. Вдруг он рванул прямо на них. Последние стоять и ждать не стали и побежали вперед. Джо прицелился. В тот момент, кода зверь пробегал под ним, спрыгнул ему на спину и всадил длинный нож в основание шеи, а свой чуть сбоку, чтобы удержаться и не слететь со спины зверя. Позвоночник он не перерубил, а боль испугала, и разозлила быкосвина. Огромная туша понеслась вперед, сметая все на своем пути. Верхом на нем, вцепившись обоими руками в ножи, сидел Джо. Индеец мог думать только о том, чтобы не упасть под копыта. Куда они несутся он сразу не сообразил, а когда понял, что зверь сейчас снесет их лагерь, ему стало дурно. Положение спасла Таис. Она на бегу связалась с миури и сказала, что на них несется разъяренная туша. Мужчины успели схватить мечи и стать на пути быкосвина. Определить откуда он появится труда не составило. Треск ломавшихся сучьев и рев слышно было далеко. Сбоку от людей стали миури и прикрыли их защитными щитами. Татр и Джаред расплавили снег, и вода начала закручиваться вокруг их лап. Как только голова зверя показалась между кривыми елями они направили ее в цель. Длинные ледяные пики почти полностью вонзились в грудь зверя, и он споткнулся. Этого хватило, чтобы Аргонтар и Ларри воткнули мечи ему в бока по самую рукоятку. Определять, где сердце времени не было и били наверняка. Кулуриэн держал Защитный Щит вокруг лагеря. На всякий случай. Быкосвин сделал еще несколько шагов, зашатался и рухнул на бок. С его спины спрыгнул Джо и выдернул нож.

— Я мясо пригнал! – заявил индеец, - охота была удачной. Разделывайте, пока не замерзло, - Джо начал быстро и умело срезать куски шкуры с туши и разделывать ее. Обожравшиеся собаки даже не попытались подойти. Два больших куска индеец бросил Клыку и Таис. Ларри принес кожаные мешки для мяса, а Аргонтар и Ратчер, вооружившись ножами, тоже начали срезать с туши шкуру и мясо. Работали молча, пока не ободрали один бок. Джо задумался. Второй бок примерз. Его надо было как-то отодрать и перевернуть. Подошли миури.

– «Джо, отойди, мы уже знаем, как делать», - сказал Татр. Дэйл опять всколыхнул землю, Мик и Татр приподняли тушу, а Буран, Дэйли и Мика быстро ее перевернули. Но, туша не только примерзла, но и замерзла. Дэйли и Татр применили уже опробованный способ. Шкура сгорела полностью, а часть мяса немного поджарилась, но остальное можно было легко срезать. Поджаренное мясо Джо срезал в первую очередь и отложил в сторону. Сырое мясо было все срезано, заморожено, и уложено тонкими пластами в мешки. Индеец пожалел, что полшкуры сгорело, но решил, что и первой половины достаточно. Когда он удобно устроился возле костра и начал дожаривать поджаренные куски, Ларри потребовал рассказать, как ему пришло в голову устроить такую гонку. Джо, ничуть не смутившись, сказал, что на кабанов часто так охотятся. Он просто с размером промахнулся. Ларри пробурчал, что, если бы не Таис, они остались бы без палаток, и голову кому-нибудь быкосвин мог снести. Джо, понимая, что он прав, промолчал и сделал вид, что он плохо понял. Ругать притихшего индейца Ларри больше не стал, а тот потихоньку выбрался из палатки и начал возиться с бычьей шкурой.


Глава 19. Призрачный замок.

На следующий день была отличная погода. Ветра не было, снег не шел, тускло светило солнце. После завтрака решили, что Борунд потихоньку пойдет, а если плохо себя почувствует, сядет на нарты Джо. По-

сле пересядет на нарты Ларри, чтобы дать отдых собакам.

День прошел на удивление спокойно. Борунд почти все время шел сам, только во второй половине дня он пару часов ехал на нартах Джо и еще столько же у Ларри. Остановились на ночлег. Поужинали и легли. Под утро всем начали чудиться какие-то непонятные звуки, голоса. Буран почуял сильное возмущение магического фона, хотя его природу определить не смог. Единственное, что он сказал: «Опасности я не чувствую». Магическая Стража тоже молчала. Татр предположил, что это призраки, поэтому, Буран чувствует магический фон, но опасности не чует. Все же решили держаться настороже. Когда взошло тусклое северное солнце, звуки пропали и на горизонте, прямо на пути, стало видно что-то темное. Лес или горы разобрать было невозможно. Тучи неожиданно разошлись и низкое солнце отражалось от снежной поверхности и слепило глаза. Джо сказал, чтобы все сделали себе из тонкой ткани повязки на глаза, иначе, можно ослепнуть. С ним решили не спорить, а сделать, как он сказал. Собаки Джо сильно сощурились, и их белые брови почти закрыли глаза. Миури старались бежать с закрытыми глазами, полагаясь на слух и обоняние. В сумерках подошли к тому, что утром показалось небольшими горами. Это были какие-то странные развалины. Похоже, что это был громадный замок. Стены кое-где обрушились, в оконных проемах виднелись остатки цветных витражей, но, что на них изображено понять было невозможно. В здании было три этажа. Самый нижний сохранился лучше всего. Можно было даже определить, что они стояли в бальном или обеденном зале. Среди остатков стен зияли дверные проемы, в одном их которых криво висела половина двери, украшенная то ли золотом, то ли позолотой. Джо ковырнул ее ножом и сказал: – Похоже, золото.

Кулуриэн отвел его руку: - Ларри, переведи. Мы не знаем, что здесь произошло, что разрушило этот замок. Если это последствия Битвы Магов, то лучше ничего здесь не трогать, а попытаться, как можно быстрее убраться из этого места.

Петляя между обломками и кое-где перенося нарты на руках постарались, как можно быстрее миновать жутковатые развалины. Примерно на середине пути снова стали слышны голоса, женский смех, гул мужских голосов, звон посуды и скрип отодвигаемых стульев. Казалось, что они идут через зал, полный людей или эльфов, но никого не видят. Кулуриэн выглядел странно притихшим и слегка смущенным. Словно его застали за подглядыванием в замочную скважину.

— Друг, что с тобой? - спросил Ратчер.

— Голоса говорят на эльфероне. Мне кажется, мы находимся во владениях солнечных эльфов. Чуть больше двух тысяч лет назад Фэрилэндом правили Истинные Первородные. Те, кто первыми пришел в этот мир. Среди них было много великих Боевых Магов и то, что называют Битвой Магов было дуэлью между что-то не поделившими Боевыми Магами солнечных эльфов. Мы стоим сейчас среди развалин одного из их великих городов. Раньше эти земли были цветущими и плодородными, а теперь, это мир льда и снега, населенный монстрами.

Пока Кулуриэн это все рассказывал, путешественники потихоньку пробирались между развалинами то ли огромного замка, то ли небольшого города. Под полозьями нарт что-то скрипело и хрустело. Пока шли, небо озарилось яркими всполохами Небесного Огня. Идти стало легче, но и более жутко. Во вспыхивающих и гаснущих сполохах чудились фигуры высоких воинов в блестящих доспехах, стройных женщин. В какой-то миг показалось, что стены стали целыми, и все стоят в шубах среди зала, наполненного эльфами в легкой струящейся одежде. С потолка лился неяркий свет, в котором блестели драгоценности женщин. На столах стояли блюда из золота и серебра на которых лежали неизвестные кушанья. Под потолком порхали разноцветные птицы с длинными перьями и играла тихая, завораживающая музыка. Слышался несмолкаемый говор и смех.

— О чем они говорят? Кулуриэн, ты что-нибудь понимаешь? – спросил Ратчер.

— Некоторые говорят о любви, две женщины обсуждают некую Мириэм. А вот мужчины, в основном, говорят о дуэли и заключают пари.

— Тут что-то написано, - сказал Аргонтар, - я могу читать эльфийскую вязь, а вот эту надпись прочесть не могу. И буквы вроде бы знакомые, а слова не складываются, - “энтулессэ” - возвращение, потом “серкэ”, – попытался прочесть Разведчик.

— Кровь, – сказал эльф.

— Чья кровь? – не понял Аргонтар.

— Переводится «кровь».

— Не могу понять, что это, - попытался прочесть Ларри.

— “кунду” - принц или наследник, примерно так. Затем “янна”-дар, - прочел Аргонтар.

“Вернет кровь принца (наследника) дар(меч)“. Что бы это значило? - задумался Кулуриэн.

Тут все озарилось особенно ярким, золотисто-зеленым всполохом и Ларри увидел прислоненный к стене меч с тонким лезвием и украшенной затейливой резьбой, рукоятью. Рядом лежал цветок, похожий на маленькую белую лилию.

— Какой меч шикарный! – и, прежде чем кто-либо успел ему помешать, взял меч, а потом цветок, - надо Шанталь подарить, – и вдохнул легкий аромат, исходивший от цветка. Расстегнул шубу и спрятал его в небольшой кожаный кисет, висевший на поясе. Вынул из ножен меч и залюбовался игрой света и тени на блестящем узком клинке.

Пока бродили по странным развалинам всем стало жарко. Путешественники расстегнули шубы, сняли шапки, собаки и миури тяжело дышали с вываленными языками. Ларри положил свой меч на нарты, а

новый прикрепил к кольцу на поясе. Нарты ехали совершенно спокойно, снег лежал, даже не думая таять. Все настороженно осматривались, казалось, что замок снова целый и они так и бродят по его залам, никем не замеченные. Эльфы их явно не видели. Они разговаривали, ели, пили, танцевали под тихую мелодичную музыку. Пары уединялись в комнатах, через которые они проходили и это вызывало такое чувство, будто подглядываешь. Ларри почему-то потянуло зайти в небольшую комнатку в восточном крыле замка. Открыл даже не скрипнувшую дверь, украшенную затейливой резьбой. «Дверь?! Какая дверь?!» - подумал он краем сознания, вошел в комнату и увидел на резном столике возле окна толстую книгу с золотым тиснением на обложке. С ним вместе зашел Кулуриэн. Они подошли к столику и Ларри взял книгу.

“Гримуар Лайэллона” - было выбито золотом эльфийской вязью. Над надписью, на белом, блестящем металле, с потрясающим искусством была выгравирована волчья голова с длинными косами, в которые вплетенны драгоценные камни. Ларри открыл фолиант и прочел начало первого заклинания.

— «Ого! И когда это ты научился так бегло читать на эльфероне?» – поддел его Дэйл.

— Не знаю. Мне легко читать и говорить, – ответил Ларри. Кулуриэн как-то странно на него посмотрел, - возьму книгу для Натаниэль, и самому можно кое-что подучить. И чего, ты, на меня так смотришь? – это уже Кулуриэну, – изучаешь, как редкое животное.

— Ты, читаешь на староэльфийском наречии, принадлежащем Первородным солнечным эльфам. Так что, Натаниэль может и не прочесть то, что здесь написано.

— Тогда, почему я читаю? Натаниэль, даже будучи совсем маленькой, запоминала новые языки быстрее меня.

Дэйл сунул свой нос в книгу: – Я тоже немного могу читать то, что здесь написано.

— Хм. Я уже выстроил теорию о том, что Лунаталь принадлежит к древнему Роду, берущему начало от солнечных эльфов. Но, ты - миури. Все как-то странно, – Кулуриэн выглядел весьма растерянным, что было для него не характерно.

— Кстати, мама принадлежит к Роду лунных эльфов. Она светлокожая, с очень светлыми волосами, – заметил Ларри, – так что, мама не подходит. Прабабушка валькирия, мне кажется, тоже. Она принадлежит к другой расе и другому миру.

— А, как должен выглядеть солнечный эльф? – спросил Татр.

— Солнечные эльфы имеют смуглую кожу, волосы золотистые, медные или черные, и зеленые, черные или золотые глаза, высокий рост, - ответил Кулуриэн.

— «Хагир и Ларри подходят под описание. И Шанталь. Она тоже смуглая, имеет медные волосы и зеленые глаза. Дэйли и Дэйл тоже подходят, – сказал Татр, – кстати, миури получили разум и душу от многих рас, в том числе и от эльфов. Между прочим, бабушка Маюми имеет высокий рост и, не характерные для народа зарин, желтые глаза. Она что-то говорила о том, что ее отец не был зарин. Он пришел около тысячи лет назад и остался с этим народом. Он, скорее всего, был эльфом. Человек не может столько жить. У него было много жен и Маюми была от последней жены. После того, как она вышла замуж за Сигурда, ее отец ушел от зарин и Верховным Вождем вместо себя назначил Илгара - старшего брата Маюми».

— А вот Натаниэль - копия мама Лунаталь. Она светлокожая, с золотистыми волосами и серыми глазами, - сказал Ларри.

— Татр, ты кое-что прояснил. Я думаю, что Род Стального Волка, к которому вы принадлежите, назван так в честь Лайэллона из Рода Стального Волка. Это королевский Род Первородных. Именно он и был отцом вашей бабушки Маюми. Иначе, ты не то что открыть, а даже взять в руки его Гримуар не смог бы. И меч не видел никто, кроме тебя. Кстати, его тоже может брать в руки только тот, в ком течет кровь Лайэллона, – Кулуриэн задумчиво смотрел на парня.

— Выходит, кроме крови валькирии, у нас еще и кровь солнечного эльфа? – удивленно сказал Ларри.

— Кстати, если это так, то вы являетесь полноправными наследниками всего этого, - обрадовал его Кулуриэн.

— Если полноправные наследники, то я хотел бы взять еще кое-что, – с этими словами Ларри положил книгу в кожаный мешок и бросил в нарты, развернулся и пошел в глубь развалин. Все с любопытством пошли за ним. Ларри уверенно шел по лабиринту коридоров. И откуда они тут взялись, в этих развалинах? Ширина коридора позволяла собакам и миури спокойно везти нарты. Ларри остановился возле одной из дверей, толкнул ее и вошел внутрь. В разноцветных сполохах стали видны два комплекта доспехов. Ларри снял шубу, свою кольчугу и надел один из них. По виду доспехи напоминали мелкую рыбью чешую. На талии парень застегнул широкий пояс из стальных пластин, закрывавших тело почти до плеч. На руки и на ноги защиту одевать не стал. Не влезет в сапоги, и рукавицы не натянешь. Вошел в следующую комнату. Там тоже были доспехи. Два комплекта он протянул Кулуриэну и Аргонтару. Доспехи были серебристого цвета. Легендарный мифрил древних эльфийских мастеров.

— Ты, даришь мне этот доспех? – эльф смотрел на Ларри округлившимися глазами, – ты, хоть представляешь себе его стоимость?

— Представляю. Два сразу я не одену, Аргонтару я тоже дал, остальным, по размеру не подходят. На отца он вообще не натянется. У него плечи в два раза шире. А вот тот, что был в первой комнате сделан для высокой женщины. Его я подарю нашей валькирии.

— А с чего ты, решил, что он женский? – спросил Борунд, который не мог отвести взгляд от серебристых доспехов.

— Да ты, спереди на него посмотри. Явно под женскую грудь сделано. Тебе никак не подойдет, – с этими словами Ларри сложил доспехи и кинул в свои нарты. Джо чуть отстал от остальных. Никто особого внимания на него не обращал. Когда индеец подошел к своим нартам, все удивленно на него уставились. Поверх “детской” кольчуги Ларри, на индейце красовалась совершенно правильно прикрепленная броня из мифриловых пластин, а в нартах лежал небольшой удобный шлем, украшенный изображением резных листьев.

— А откуда ты, знаешь, как одевать? - не удержался Ларри.

— У моего народа тоже есть такие доспехи, только делали из дерева, кости и толстых шкур. Они дают хорошую защиту. Они нам пригодятся. Я сегодня ночью видел сон. Мой народ верит в сны. Нас ждет много битв. Нужно оружие и доспехи. Надо как-то защитить ваших братьев-миури. Ларри, а можно я это возьму? - в руках Джо держал эльфийское копье с длинным наконечником, - очень пригодится в бою.

При виде вооружавшегося гостя, который раньше никакого интереса к их оружию не проявлял, всем стало не по себе. Его слова о битвах оптимизма тоже не прибавляли. О безопасности миури также призадумались. Только, как это осуществить? Борунд повеселел, когда Джо показал ему, где он взял пластинчатые доспехи. Там были еще длинные и тонкие эльфийские мечи. Ратчер, по примеру Джо, надел поверх своей кольчуги пластины эльфийских доспехов, красиво украшенные растительным орнаментом. Все взяли себе шлемы, мечи и сложили их на нарты. Один лишний комплект прихватили, чтобы сделать доспехи миури.

Пока мужчины были заняты осмотром и примеркой доспехов, дамы тоже нашли себе занятие. Даже состояние “собака в упряжке”, не помешало любимому развлечению – Примерке Новых Тряпок! Таис потянула зубами верхнюю вещь из довольно внушительной горки, тихо лежавшей в углу. Дэйли и Мика тоже подтянули нарты поближе. Братья ухмылялись, а Татр с Бураном философски вздохнули: - «Ох, уж эти женщины».

А женщины вытянули какие-то пятнисто-разводистые плащи, с хихиканьем их на себя натянули. И пропали. Было видно, что потяг натянут, кусок постромки и все. Самих дам видно не было.

— «Эй, мужики, а что мы нашли!»

Мужики обернулись и Кулуриэн сказал: – Вот умницы, они нашли маскировочные плащи. Забираем все, что есть, - эльф не церемонясь забросил в нарты Джо сложенные плащи и бросил туда-же те, что были на девочках. Ларри предложил пойти на восток по боковому коридору. Так будет удобнее, не надо будет обходить гору.

— А откуда ты, знаешь? – удивился Аргонтар.

— Не знаю. В голове, как карта и, как лучше идти. Только, нужно идти быстро, скоро рассвет.

Путешественники решили не спорить, а пошли вслед за Ларри. Примерно через час быстрой ходьбы стены коридора начали истончаться. Потухло небесное пламя, небо слегка посерело и начал ощущаться холод. Все быстренько похватали из нарт шубы и шапки, натянули рукавицы. Посветлело еще больше. С мутного неба сыпался снег и дул ветер. Было такое впечатление, что они вышли из другого мира. Все ощутили сильную усталость. Хотелось есть и спать. Снег пошел еще сильнее. Джо оглянулся назад и что-то забормотал. Ларри услышал, что он молится каким-то своим богам и благодарит за то, что они благополучно ушли из этого места. Ратчер оглянулся назад и сказал: – А на горизонте только невысокая гора. Развалин не видно.

— «Что показывает светящийся огонек на карте?» – спросил рассудительный Буран.

Ратчер вынул карты и сверил их. Огонек, который обозначал их отряд, был почти рядом с бледным огоньком флейты.

— Такое впечатление, что мы за эту ночь прошли, как за два дня, - удивился он.

— И оружие на месте и книга. Доспехи тоже никуда не делись. Значит, это не наваждение. Что это было? - Ларри задумчиво зевнул, - сделаем привал. Снег так валит, что ничего не видно. Мясо у нас есть. Прошли мы много. Нужно поесть и отоспаться.

Все дружно проголосовали “за”. Остановили нарты, распрягли собак и начали разбивать лагерь. Поели и почти сразу же уснули. Ларри снился сон, или это был не сон?

Он шел по широкому извилистому коридору. Стены сливались с окружающим лесом или были этим самым лесом. Сверху лился неяркий свет, но солнца видно не было. На Ларри был полный комплект доспехов, взятый из Призрачного Замка, как он его назвал. Мимо него иногда проходили эльфы, совершенно его не замечая. Ларри наткнулся на небольшую комнату, в которой разговаривали два эльфа. Один стоял спиной. Лицом к нему стоял другой. Такой же высокий, смуглый, с желтыми глазами и черными волосами. Ларри попытался подойти поближе и послушать, что они говорят, но комнату заволокло туманом, и он оказался стоящим на краю скалы. Рядом с ним сидел полузверь-полу-птица с широкими крыльями, хищно загнутым клювом и острыми когтями. На спине легрифа красовалось седло. Ларри рискнул. Сел в седло, сунул ноги в стремена и ухватился за большое кольцо на седле. Зверь коротко рыкнул и спрыгнул с края обрыва. Взмахнули огромные крылья, и они полетели. Внизу проносились ажурные города эльфов. Зеленели леса. Показалась горная гряда. Было видно, что она облюбована гномами. Еще немного и Ларри узнал плато, на котором стояла крепость Каос. Двух Скал не было, Гремучая змея была спокойной, полноводной рекой. Там, где располагалась ровная, как стол равнина без малейших признаков растительности, рос густой лес. Горы, окружающие Северное Плато, были выше и покрыты густой зеленью. Легриф сделал круг и полетел обратно. На средине пути внизу полыхнуло яркое пламя. Был слышен визг, свист и вой. Потемнело, снова полыхнуло пламя и горный хребет лишился половины своих верхушек. Внизу все

было в дыму и изредка был слышен мерзкий хохот. Вспыхивали синезеленые молнии, воздух наполнился гарью и грохотом.

Ларри увидел фигуры двух эльфов со вскинутыми руками. Они что-то закричали, чуть разошлись в стороны и, вскинув руки, начали сходиться. Воздух вокруг них трещал и плавился, земля вздыбилась. Одна из фигур сделала шаг назад. Раздался гул, и стена огня покатилась вперед, оставляя после себя ровную, как стол, выжженную землю. Ларри дернул повод легрифа и полетел над этой волной. На берегу реки вторая

фигура кое-как встала на ноги и подняла руки. Вся вода реки поднялась стеной обрушилась на надвигаю

щуюся стену огня. Раздался колоссальный взрыв. Земная поверхность смялась, как мягкое тесто и вздыбилась, ее заволокло серым дымом. Когда он развеялся, а вода схлынула, Ларри увидел Две Скалы и узкую Гремучую Змею в их нынешнем виде. Темная фигура лежала на плато в том месте, где сейчас стоят Ворота. Ларри направил легрифа вниз. Зверь заложил крутой вираж и пошел на снижение. Парень спрыгнул на землю и побежал к лежащей фигуре. Это был высокий эльф в дымящейся и порванной одежде. У него были длинные, черные волосы, заплетенные в косы на затылке. Фигура лежала неподвижно и казалась мертвой. Ларри присел рядом и перевернул лежащего.

— Ларри, вставай. Надо кушать и идти дальше, солнце долго не светит, надо быстрее идти, - над юношей склонил-

ся Джо с двумя мисками дымящейся похлебки в руках.

— Джо, ну зачем ты меня разбудил. Такой сон снился.

— Прости. Я не знал. Нельзя лезть в чужой сон. А что тебе снилось, ты помнишь?

— Помню, но ты меня на самом интересном месте прервал. Я видел Битву Магов, после которой эти места стали Белым Безмолвием. Здесь раньше были леса и горы. Много животных и жили эльфы и гномы. Вот бы узнать, из-за чего все началось. Почему они устроили эту битву.

— Наши шаманы умеют заказывать сны. Они долго готовятся, постятся, приносят жертвы духам.

— На это нет времени. Может быть, еще что-то приснится. Я хочу увидеть лицо второго мага. Он мне все время кого-то напоминает.

— Вы, там спите еще, что ли. Уже все собрались одна ваша палатка стоит, – в палатку сунул голову Кулуриэн.

— Мне сон приснился. Я видел Битву Двух Магов и почти увидел второго мага. Меня Джо разбудил.

Эльф посмотрел на Ларри и сказал: – Ты не зря видел этот сон. Событие имеет к тебе какое-то отношение.

— Ладно, надо собираться и идти, – Ларри высунулся из палатки, протер миску снегом и уложил в свой рюкзак. Помог Джо собрать палатку и уложить на нарты.

Карта оказалась не точной. Вернее, она почти совершенно ничего не показывала и не отражала действительности. Ратчер на привалах свинцовым карандашом наносил путь, который они прошли и обозначал русла рек и горы. Остатки гор. Почти все не имели вершин и были, как ножом срезанные. Крученые ели закончились, и путники шли через более привычный им лес. Вдали что-то ухало, вскрикивало, рычало. Над головой изредка пролетали крупные птицы непонятного вида. Подстрелили одну. Небольшое создание с крысиной мордой отвратительно воняло и есть его никто не стал.

В Каосе потихоньку нарастала паника. Уже третий день маячок не двигался с места. Не знали, что и думать. Эльфийки до рези в глазах что-то высматривали в шаре Лунаталь. Все дружно запоминали сновидения, но ничего тревожного никто не ощущал. Брейг выдвинул мысль, что карта, мягко говоря, не точная. Не масштабированная, как следует. Скорее всего, все в порядке и путешественники спокойно продвигают-

ся к месту назначения. Масштаб карты неверен. Выждут дня два-три и Шанталь на Изе полетит на разведку.

Изя, услышав новость, пошел в библиотеку, где нашел тоненькую, старенькую книжечку “Боевые драконы” и начал ее штудировать. В ней было много рисунков, иллюстрировавших воздушные бои и сражения драконов с другими расами. Дочитав до конца Изя сделал два вывода:

Вывод 1. Обученный боевой дракон стоит полка. Пламя дракона практически неотразимо и способно

сжечь все на своем пути. Единицы сильнейших Боевых Магов могут выставить Защитный Щит против драконьего пламени. И то, продержатся не более 20-30 секунд.

Вывод 2. Шкура дракона практически непробиваема известными видами оружия. Оружие Джо Изя решил считать опасным для драконов, но карабин был в единственном экземпляре и стрелять из него в Изю никто не будет. Магия над драконами тоже не властна. Во всяком случае, Боевых Магов, способных в магической атаке одолеть взрослого дракона, почти нет. Единственное уязвимое место — это небольшое пространство собственно живота между задними лапами и до ребер. Защитная чешуя здесь тоньше и магически усиленная эльфийская стрела или болт, выпущенный из сработанного гномами мощного арбалета, способны если не убить, то серьезно ранить дракона.

Осознав, чем грозит вывод 2, Изя крепко задумался. Высыпал всю свою заначку, накопленную непосильным трудом и пошел к Медному Котелку.

— Господин Борин, я, вот тут, насобирал сколько смог. Я полечу с Шанталь в разведку, но мне нужно что-то для защиты живота. Вот, читайте.

Дракон выложил перед гномом брошюру, открытую на нужной странице.

— Так, - Борин внимательно прочитал текст и посмотрел на Изю, - насколько я понял, ты, заказываешь доспехи.

— Ну, да. Если монет мало, я насобираю и еще принесу, - Изя с надеждой уставился на гнома своим особым хитро-грустным взглядом.

— С монетами позже разберемся. Мне нужно подумать. Я сейчас запишу, какие размеры мне могут понадобиться и подумаю. Не торопи меня пока, – Борин замерял нужные размеры, записал цифры на наспех нарисованном чертежике и начал рыться в своих запасах, покуриваятрубку и что-то увлеченно бормоча.


Глава 20. Схватка с кобольдами.

Путешественники даже не подозревали о панике в замке поскольку все время двигались по выбранному маршруту. Ратчер уточнял свою карту и светящийся огонек на его карте правильно показывал пройденный путь. Когда вечером сравнили ее с картой, данной Авалоном, Буран высказал мысль, что дома осталась неправильная карта и огонек на ней может вообще не двигаться. Подумали, что это обстоятельство не сильно важно. К тому же, исправить положение не было никакой возможности.

Запасы мяса подходили к концу и нужно было уделить этому более пристальное внимание. Утром Джо не поставил в упряжку Клыка и Таис. Вместо них он попросил стать Татра. На вопрос миури ответил, что пойдет за мясом. Все переглянулись и решили, пусть идет. Правил его нартами Аргонтар, а Джо запасся мешками для мяса и трио отбыло на охоту. Светило неяркое солнышко. Заметно потеплело, хотя двигались строго на северо-восток. Через час Таис потянула Джо за рукав и носом указала в восточном направлении: -«Добыча». - Джо кивнул. Клык навострил уши, и охотники пошли в указанную сторону. Через некоторое время показалась небольшая полянка, на которой два белых лохматых создания убили быкосвина и собирались им закусить. Индеец вынул свой, усиленный гномом, лук и им же сделанные длинные стрелы с острыми наконечниками из какого-то блестящего металла. Джо уже успел убедиться в их превосходстве над его стрелами. Одну стрелу он наложил на тетиву, другую зажал в зубах. Ветер дул в сторону охотников. Существа, Джо решил, что это местные медведи, их не чуяли. Полянка была маленькая. Прячась за деревьями подобрались совсем близко. Свистнула стрела и один из медведей встал во весь рост и заревел. Второй бросился в сторону охотника. Стрела, вонзившаяся в глаз, его не остановила. Первому стрела попала под лапу со стороны сердца. Джо стрелял с близкого расстояния, и стрела вошла глубоко. Сердце должно было быть пробито, но медведь скреб лапами и даже встал. Второй, со стрелой в черепе, все равно шел на охотников. Джо вынул еще одну стрелу, и всадил ее во второй глаз. Ослепленный медведь умирать не думал. Первый встал на четвереньки и тоже представлял собой опасность. Индеец потянулся за карабином. Подумал, что грохот выстрела может привлечь остальных. В ход пошел томагавк. Медведь свалился с проломленным черепом. Он еще пытался двигаться, но обозлившийся охотник длинным ножом гнома, перерезал ему горло. Первый медведь на четвереньках пошел на Джо. Таис, видя это, вспрыгнула ему на спину и вонзила клыки в основание черепа. Зверь сел на зад и попытался достать миури. Таис спрыгнула и отскочила. Клык, рыча, кружил перед зверем, отвлекая на себя внимание. Джо расправившись со вторым медведем подошел к первому сзади и, прыгнув на спину, перерезал ему горло. Второй медведь наконец-то

упал. Индеец жестами объяснил Таис, что надо все равно осматриваться и прислушиваться. Она кивнула и Джо начал быстро разделывать туши. Отрезал два куска и дал миури и волку. Те начали жевать, но уши все равно чуть шевелились и поворачивались, чутко ловя малейший шорох. Таис воспользовалась магией и небольшой фантом заскользил в сторону, противоположную той, откуда они пришли. Джо набил все мешки, снял шкуру и завернул в нее оставшееся мясо медведей. Быкосвин лежал не разделанный. Это была молодая самка, явно имевшая мягкое, нежное мясо. Не мог он ее бросить. Индеец вынул томагавк и срубил два молодых деревца и еще одно поменьше. Перерубил его пополам и кусками, отрезанными от шкуры, привязал на двух длинных палках перекладины. Получились небольшие носилки. Таким же способом сделал еще одни. Разделал тушу быкосвина. Шкуру разделил на две части и крепко завязал в них ободранное мясо. Остатки шкуры привязал между перекладинами. Еще двумя кусками шкуры закрепил концы жердей от носилок на спинах своих помощников. Нагрузил на них мешки с мясом и закрепил. Оставшиеся два мешка взвалил себе на плечи, и все пошли к своим. Через некоторое время Таис уловила мысли миури и позвала их. Они возвращались почти с того направления, куда нужно было идти. Их быстро встретили и помогли с ношей. Прошли еще пару часов, чтобы скорректировать направление и решили перекусить. Сначала съедят мясо быкосвина. Медвежатину оставили на потом.

Погода вела себя странно. Стало довольно тепло и шли с расстегнутыми шубами. Джо, когда шел на лыжах впереди саней, даже снимал свою парку и оставался только в кожаной одежде расшитой бисером, украшенной бахромой и без шапки. Собаки и миури спали теперь прямо на снегу, не заходя в палатку.

Подошли к невысоким горам. Вершины у них уже были обычными и вокруг расстилался самый обычный лес. Вечерело. Солнце попрежнему стояло невысоко и день был коротким. Поели и легли спать. Первая половина ночи прошла спокойно. Под утро раздался собачий визг, рычание, полыхнуло и завоняло паленым. Дважды дрогнула земля и послышался стихающий визг, но не собачий. Какой-то скрежещущий. Было слышно рычание. Снова полыхнуло, потом еще раз. Зазвенела Магическая Защита. Кто в чем был повыскакивали наружу с мечами в руках. Джо раскроил томагавком какое-то существо, пытавшееся пробраться в палатку. Маленькие, чуть выше колена, фигурки метались по снегу и наскакивали на собак. Вагош сидел в стороне и зализывал бок. Татр и Дэйли выжигали в рядах, нападавших длинные просеки. Дэйл старался “провалить” в трещины сразу несколько монстриков и захлопнуть края. Буран и Мика стояли задами друг к другу и перекусывали нападавших, прикрываясь Защитными Щитами. Мик вызвал небольшой смерч, затянувший сразу десяток монстриков, и, подняв их на большую высоту, бросил на скалы.

Кулуриэн и Аргонтар что-то сказали друг другу. Из воздуха возник огромный змей, который кинулся в самое скопление нападавших. Ратчер и Борунд попросту рубили их мечами. Те пытались прибегнуть к магии, но мечи, закаленные Лучаром рубили все подряд, вместе с подобием доспехов и магией. Ларри обратил внимание, что рукоять его меча слегка посветлела и опять потухла. Опасность, исходившая от монстриков, по мнению меча угрозой для жизни не являлась.

— Что это за дрянь? – крикнул Ратчер.

— Похоже, что это кобольды. Только странные, как и все здесь. Обычно они не нападают, а устраивают ловушки и засады. Что их заставило напасть, непонятно. Может быть оголодали, конец зимы все-таки, и решили закусить собаками. Ошиблись, за что и поплатились, – ответил Кулуриэн.

Похожие на гибрид крокодила с кузнечиком кобольды, увидев, что добыча не по зубам начали отходить. По инерции их продолжали рубить. Пока они не побежали к расположенной неподалеку горе, в кото-

рой виднелась небольшая пещера. Обозленный Вагош догнал последнего и с хрустом перекусил. Попытался съесть, но мешали длинные рваные тряпки.

— Хорошо, что не пошли в пещеру. У них там вход в подземелья. Могли бы нам какую-нибудь гадость устроить. Теперь надо держать ухо востро. Похоже, что Белое Безмолвие закончилось. Здесь оставалась кое-какая защита солнечных эльфов, и мороз в этих местах не такой сильный. Идти теперь легче, но в плане безопасности, мороз был нашим союзником, - Кулуриэн задумчиво огляделся.

— «Надо теперь выставлять Магический Щит и высылать вперед фантомы. Климат уже довольно мягкий. Кулуриэн прав, столкнуться мы здесь можем с чем угодно», – задумчиво пробормотал Татр.

— Давайте поедим и пойдем дальше. Лучше среди дня передохнем. Спать уже нет смысла. Небо начало розоветь, скоро рассветет, – предложил Ларри.

Позавтракали и, как можно скорее ушли из этого места. Теперь шедшие впереди одевали под капюшоны шуб шлемы, а когда днем становилось еще теплее, то шубы вообще сбрасывали. Шли в куртках, и надетых поверх полных доспехах. Мечи были под рукой, за спиной висели арбалеты. Правившие нартами Джо и Ларри тоже одели под шубы полные доспехи. Ларри пристегнул меч и положил на нарты арбалет так, чтобы его рукоять почти касалась руки. Джо проверил карабин и снял с предохранителя. В мешочек, висевший на поясе, насыпал побольше патронов. Карабин тоже лежал так, чтобы можно было сразу его достать.

Рядом с карабином виднелось копье. За спиной индейца висел колчан со стрелами и лук. На голове красо-

вался легкий эльфийский шлем. Из-за длинных волос Джо издали был похож на эльфа. Остальные тоже полностью экипировались и за спинами висели арбалеты и луки. Миури поочередно держали Защитный Щит вокруг нарт и себя любимых. Собак Джо тоже прикрывали. Так прошли до конца дня. Ночь разбили на коротенькие дежурства. Миури тоже дежурили по очереди, прикрывая защитой себя и собак.

Утро никаких приключений не принесло. Доели быкосвина и выдвинулись в нужном направлении. До обеда шли без помех и приключений. На обед начали есть медвежатину. Показалась жестковатой, но

ничего лучшего не попадалось. Начало темнеть. Похолодало. Чуткие уши собак и миури насторожились.

— «Впереди какой-то шум, вроде драки. Визг и ругань», – прояснил ситуацию Татр. Шум был как раз на пути и, так или иначе, но пришлось идти в ту сторону. На небольшой прогалине два невероятно худых гнома из последних сил отбивались от полусотни кобольдов. Третий беспомощно висел вниз головой, подвешенный к толстой ветке и признаков жизни не подавал. Из двух оставшихся тот, что был пониже и чуть поплотнее сильно хромал, и размахивал секирой с большим трудом и не всегда точно. Более высокий, чернобородый гном прикрывал спину товарища и с руганью, широкими взмахами, буквально косил наседавших кобольдов. Позади гномов лежало два короба из которых высыпалась руда. Невдалеке чернел лаз шахты.

— Территорию не поделили, - пробурчал Кулуриэн, - что будем делать?

— Не нравятся мне они. Подлые сильно и нападают из засады, – пробурчал Буран, косясь на кобольдов.

— Я - за гномов, – Дэйли недолго думая выпустила огненный шар в самую гущу драконоидов. Шар взорвался, и во все стороны полетели брызги огня, прожигая дыры в боках кобольдов. Раздался уже знакомый скрежещущий визг и завоняло паленым.

Люди и эльфы рубили мечами все, что попадало на дороге, не задействуя магию. Джо несколькими взмахами томагавка прорубил себе дорогу. Сопровождаемый Джаредом и Миком подошел к висевшему

гному и, подпрыгнув, перерубил веревку, на которой он висел. Висевший был явно моложе остальных. Его рыжая борода была совсем короткой. Гном упал на землю даже не застонав. Был без сознания. На лбу у него наливалась большая шишка, полученная еще до падения. Буран, Джанго и Мика остались прикрывать нарты и собак Джо. Боевой Магией они не владели, но могли держать Защитный Щит. Индеец взвалил на плечи раненого и понес его к нартам, чтобы Джанго мог ему помочь.

Один из кобольдов царапнул ногу Борунду и царапина начала печь, а Разведчик почувствовал головокружение.

— Осторожно, у этих тварей оружие отравлено! – крикнул Борунд. Аргонтар прикрыл напарника, продолжая рубить монстриков. Борунд выставил Зашитный Шит. Вынул из своего мешка маленький флакончик с противоядием от большинства известных ядов, и сделал небольшой глоток. Голова прояснилась, но царапина пекла огнем. Борунд все же мог сражаться и решил добавить своему мечу еще и Парализующую Магию. Кобольдов нельзя близко подпускать. Мелкие гады старались ткнуть копьем, которое имело отравленный наконечник или бросали небольшие шары, содержащие какую-то вонючую гадость. Шары взрывались в воздухе тучей брызг и у того, кто был рядом, начинали течь слезы и чесалось в носу. Урон не сильный, но попробуй попасть в мельтешащих мелких драконоидов, когда у тебя текут слезы и сопли.

Дэйл заметил, что из расположенной неподалеку пещеры появились новые кобольды, вооруженные луками: - «Джаред, прикрой меня. Я хочу закрыть этот источник тварей», - он побежал к пещере. Джаред бежал следом. На расстоянии нескольких шагов от пещеры Джаред выставил самый сильный Защитный Щит, на который был способен. Дэйл, не притормаживая встал на задние лапы, а передними с силой ударил в

покрытую снегом землю. Раздался нарастающий гул, землю затрясло, и камни, составлявшие свод пещеры, с грохотом обрушились вниз, похоронив под собой кобольдов. Те, что были в пещере и те, что остались снаружи оказались разъединены непреодолимой преградой. Те кобольды, которые только начали отбегать от пещеры с намерением убить двух собак, оказались лицом к лицу с непонятной расой, владеющей разрушительной магией. К миури на помощь спешили Ратчер и Ларри. Парень слегка пригнулся и с разворота провел мечом через первый ряд нападающих. Штук пять сразу оказались разрезаны пополам. Меч, на который попала кровь, засветился, по его лезвию побежали переливающиеся буквы и сложились в над-пись: “Кровь врага дает мне Силу”.

— Ого. Оказывается, чем больше убьешь врагов, тем сильнее становишься. Интересный меч, – констатировал Ларри.

Озлобленные гибелью сразу такого количества соплеменников и испуганные тем, что путь к отступлению был перекрыт, кобольды с удвоенной прытью ринулись в бой. Тот гном, что был ниже не успел отразить удар копья особенно высокого и злобного кобольда, одетого в доспехи. Копье пропороло ему бедро, из

раны сразу хлынула кровь. Гном, и так еле державшийся на ногах, упал. На него бросился тот, что был в до-

спехах. Видимо предводитель. Он не смотрел по сторонам. Жажда убийства лишила его осторожности, за что и поплатился. Сабля Кулуриэна снесла ему голову.

Кобольды во всех схватках стараются сначала убить мага. В этой схватке они не знали кого им первого убивать. Все дрались обычным оружием и использовали магию. То, что два человека и несколько собак магией не владели, они заметить не успели. Обезумевшие от вида засыпанной пещеры, драконоиды с отчаянием обреченных кидались на людей и миури. Сдайся они и их бы отпустили. Путешественники не были кровожадными убийцами. Им не оставили выбора. Пришлось добить всех кобольдов, которые были на поляне. У оставшегося на ногах высокого худого гнома вся одежда была в крови, и он тоже уже шатался. Не окажись рядом случайных помощников, их бы добили. Когда Дэйли подпалила последнюю тройку кобольдов, гном тяжело вздохнул и оперся на измазанную кровью секиру. Немного отдохнул и с усилием похромал к валявшимся коробам. Попытался их поднять. Не смог и волоком потянул их за собой.

— Нали, – представился гном, – прошу простить за неучтивость. Я вам очень благодарен за помощь. Я очень хочу знать, что с моими друзьями?

— «Того, что висел на веревке уже осмотрел наш лекарь. У него шишка на лбу, и в крови парализующий яд. Он не смертелен, но раненому надо отлежаться и много питья. - Доложил Мик, уже успевший сбегать к нартам и все узнать. - Со вторым раненым дела обстоят хуже. Требуется длительное лечение. Джанго немного остановил кровь. Но надо промыть рану, и тогда остановить кровь совсем. В крови у него яд, вызывающий жжение и мешающий заживлению раны».

— Если бы мы могли остановиться в каком-то укрытии и подлечить их. И самим надо осмотреть повреждения, и ногу Борунда, - сказал Ларри.

— Я приглашаю вас в нашу крепость. Она маленькая, но это лучше, чем ничего. Только у нас закончилась еда.

— У нас есть мясо, – сказал Ратчер, - если возможно, мы воспользуемся вашим гостеприимством.

Гном грустно улыбнулся: - Мы ваши должники. Без вас нам не отбиться и раненых я сам не смогу вылечить. Располагайтесь у нас. Живите сколько потребуется. А ваши собаки разговаривают или у меня от яда

глюки?

— Нет у тебя глюков. Это миури. Они разумная раса, - пояснил Ратчер.

— Слышал о них, но никогда не видел.

Разговаривая, они подошли к саням. Джо и Ларри уже запрягли собак и миури. Часть имущества с нарт сняли и распихали в рюкзаки. Раненых уложили на свернутые палатки и накрыли недовыделанными шку-

рами запасливого индейца. Они слегка пованивали, но защищали от холода.

— Куда их везем? – Ларри стал на полозья.

— Я покажу дорогу. Только это довольно далеко. Мы обосновались в небольшой пещере, достроили деревянный дом и высокий забор. Чтобы выжить, добывали руду, мастерили инструмент и оружие. У нас примитивная кузница. Кобольды обозлились, что мы берем их руду и решили нас выбить.

— Почему вы, не уйдете? И что, вас всего трое? – спросил Ратчер.

— Куда нам идти? Мы попытались пройти дальше. На юг хода нет. Там гора, болото, небольшой лес и всем эти владеют огры. Они не пропускают никого через свои земли, даже эльфы Таэритрона предпочитают не соваться к ним. Пошли севернее и через четыре дня пути поняли, что там нам не пройти. Слишком холодно. Много провизии и вещей в рюкзаках не унесем. Топлива тоже нет. Мы просто замерзнем. Вернулись назад, да и то, Ювин себе ноги отморозил. Еле его вылечили. Вот и сидим тут. Главное, эльфам на глаза не попасться.

— А где остальные? Где ваш Род? – спросил Ларри. Посмотрел, как гном еле тянет два короба с рудой пробормотал заклинание и короба немного приподнялись и поплыли за ним по воздуху.

— Благодарю тебя за помощь. Мы все из разных Подгорий. Нас взяли в плен эльфы Страны Вечного Лета. У них есть рудники в которых работают рабы–гномы. Мы несколько раз пытались убить эльфов и вырваться из плена, но они безжалостно убивают безоружных. Кирки и ломы против луков. Шансов мало. Нам троим удалось бежать. Бежали десятеро. Мы были скованные десятками. Наш десяток работал возле тоннеля. Ювину удалось спрятать небольшой обломок лома. Обвалилась порода и мы оказались за завалом. Долго шли по шахте, нашли маленький лаз. Кое-как расширили и убежали. Но, нас выследили и спастись смогли только трое. Мы прыгнули в пропасть и нас посчитали погибшими. Нам удалось стать на карниз, который был чуть ниже края и по нему спуститься с горы. Мы пытались убежать из Страны Вечного Лета, но из-за морозов смогли только спрятаться в пещере среди леса.

— А как давно вы здесь появились? – спросил Ратчер.

— Лет пятьдесят-шестьдесят назад. Эльфы летом похищали гномов и, одурманив своими эликсирами, привозили сюда. Сейчас зима и они почти не выставляют дозоры. Летом везде стоят дозоры и летают патрули на легрифах. Приходится почти все время сидеть в пещере и выходить только ночью. Хорошо, что здесь лето короткое. А у эльфов вообще зимы не бывает. Только на окраине Земли.

— “Дело о пропавших гномах”. Так-так. Вот и разгадка. Эй, Кулуриэн, подойди-ка сюда.

Эльф и Аргонтар, поддерживающий хромающего Борунда, шли сразу после Нали, показывавшего дорогу, и Ратчера, шедшего рядом с ним. За ними не спеша ехали нарты. Кулуриэн чуть убыстрил шаг и подошел

к Ратчеру.

— Помнишь, мне от предшественника досталось “Дело о пропавших гномах”. Сколько мы людей положили, пытаясь найти пропавших. Лет пять назад мы отследили пропажу двух гномов, погулявших в трактире. Отследили до болота. Там следы оборвались посреди трясины, а наши люди еле ноги унесли от взбесившейся болотной нечисти. Вот, оказывается, куда пропадали гномы, – Ратчер пересказал рассказ Нали. Кулуриэн покачал головой: - Нужно сначала все разузнать и подумать, как вернуть украденное.

— Эльфы что-то украли? – спросил Нали. Посмотрел на Кулуриэна, и остальных, - я не питаю ненависти ко всем эльфам, к тому же, вы спасли нам жизнь. Но, двадцать лет в рабстве любви не способствуют. Хотя, вы очень похожи на наших. Они тоже смуглые, высокие. Те, которые живут в Междугорье выглядят иначе.

— Мы как раз из Междугорья. А точнее, из Каоса.

— Я из Подгорья Вахрам-Раннан. Это горный массив на юге Междугорья. У нас только лунные эльфы. Они среднего роста со светлой кожей и очень светлыми волосами. Глаза тоже светлые.

— Здесь солнечные эльфы. Считалось, что они почти исчезли. Или большинтсво погибло в результате какой-то катастрофы или ушло из нашего мира. А оказалось, что они живы и что-то замышляют, - объяснил

гному Ларри.

— А как вы догадались собак запрячь? – спросил Нали, – так можно путешествовать в сильный мороз. Собака не лошадь. Она мясо ест. Убил дичь и покормил, – Нали покачал головой.

— «Мы и сами можем поохотиться», – услышал гном голос в голове. Огляделся по сторонам и увидел, что на него смотрит черно-белый крупный пес, бегущий первым вместе с таким же крупным, но абсолютно белым.

Пока шли, совершенно стемнело. Идти пришлось назад и немного на север. Еще через полчаса пути дошли до небольшой крепости, прячущейся под высокими соснами и нависающей над ней скалой. Заметно похолодало. Вспыхнул Небесный Огонь и в его свете можно было спокойно пройти между большими камнями. Узкие нарты почти черкали боками. Кое-где пришлось их приподнимать и проносить на руках. Все прошло благополучно, и путешественники вошли в ворота небольшой крепости. Раненых уложили на кровати. Хоть и грубо сколоченные из почти не струганых досок и бревен, они все-таки давали возможность раненым лежать неподвижно.

Собак и миури распрягли, и они устроились в большом зале, подальше от растопленного камина, чтобы

не было жарко. В довольно вместительном доме было несколько помещений. Спальня, большой зал и небольшая кухня, служившая одновременно кузницей. Над огнем повесили большой котел, в который покидали куски мяса, сушеные грибы, бывшие у гномов, и какую-то сушеную местную травку, сразу придавшую похлебке аромат.

Кулуриэн, устроившись в грубо сколоченном кресле, жевал свою эльфийскую лепешку и запивал чистой родниковой водой. Остальные с удовольствием налегли на похлебку. Молодой гном Ювин уже пришел в себя. Его раны промыли, Джанго поводил над ними лапами и что-то побормотал. Наложили повязки и повеселевший раненый, с помощью Джо, перебрался в зал. Уселся на стул и начал есть с завидным аппетитом.

— Я думал, что он лекарь, – сказал Нали, указывая на Джо.

— Нет, наш лекарь Джанго, – улыбнулся Ларри, - мы помогаем перевязывать, воду кипятим, а лечит Джанго.

— Меня лечил пес? – у Ювина глаза на лоб вылезли.

— «Я не просто пес, а миури, – заявил Джанго, на секунду оторвавшись от большого куска подтаявшего в тепле мяса, - кстати, если раненый пришел в себя, дайте питье и попробуйте покормить».

Ларри взял в руки кружку с горячим травяным чаем, миску похлебки и пошел в комнату к раненому. Данвалло уже был в сознании и лежал с полуприкрытыми глазами. Ларри поставил все на невысокий столик возле кровати, взял толстый сверток из меха с соседней, подложил гному под голову и спину еще одну импровизированную подушку. Данвалло открыл глаза и резко дернулся.

— Ты, чего? Тебе надо лежать неподвижно, только кровь остановили, – проворчал Ларри, - лучше поешь и выпей отвар.

— Ты, так похож на эльфа. Я от неожиданности … гном замялся, а Нали из зала выкрикнул: – В штаны наложил! – и захохотал.

— «Нам только аромата и стирки сегодня не хватало», – пробурчал Буран. Остальные засмеялись.

— У меня мама эльфийка, - сказал Ларри, и тихо пробурчал себе под нос, - со стороны папы тоже эльфы. И какие.

После ужина все начали устраиваться на ночлег. Аргонтар и Кулуриэн вышли во двор маленькой крепости гномов и установили поверх частокола Магическую Охрану - заклинание, реагирующее на любой звук или движущийся предмет в радиусе полета стрелы. Собаки Джо выбрались на улицу и с комфортом устроились под невысоким выступом скалы, в которую был встроен дом. Татр сослался на жарко натопленный камин, и миури тоже улеглись там же. Путешественники вынули спальные мешки. Расстелили их поверх шкур, лежавших на полу залы и с комфортом, улеглись. Гномы топтались рядом. Закон гостеприимства повелевал отдать лучшие места гостям. Ратчер это понял.

— Нали, идите ложитесь в свои постели. Я знаю Закон Гостеприимства. Мы, мальчики не маленькие и ваши кровати будут нам коротковаты. Так что, спите спокойно. Нам тут удобно и ноги вытянуть можно.

Наконец все улеглись, и маленькая крепость погрузилась в сон.

Утром Джо подмигнул гномам и махнул головой на входную дверь. Нали и Ювин вышли за ним. Джо обгоревшей веткой нарисовал на заборе кружок. Отошел на несколько шагов и метнул томагавк. Общаясь с Борином, индеец успел заметить любовь невысокого бородача к оружию и сделал абсолютно правильный вывод. Нали и Ювин, увидев кувыркнувшийся в воздухе легкий и хорошо сбалансированный топорик, заплясали на месте. Джо подошел к забору выдернул томагавк и протянул его старшему, Нали. Гном любовно огладил топорик, отошел на небольшое расстояние и метнул его в забор. В цель он почти попал. Учитывая размер кружка, который любил рисовать Джо, для первого раза отличный бросок. Ювин стоял рядом и сглатывал слюну. Нали дал бросить и ему. Оба гнома вопросительно уставились на Джо. К ним по-дошел Дэйл.

— “Джо предлагает вам сделать себе такие-же”, – перевел миури.

— Сейчас прямо и займемся. Хороший топор. И метать удобно, и спрятать в одежде можно, - сказал Нали. После памятного обмена достижениями другой цивилизации, оба гнома выпали из действительности на продолжительное время.

Тем же утром появилась проблема в виде закончившегося мяса. На охоту пошли Джо и Ларри, нашедшие взаимопонимание на этой почве. Индеец вообще довольно органично вписался в тот мир, в который попал. Неприхотливый в плане бытовых удобств, практически всеядный и не отягощенный расовыми предрассудками он нашел со всеми общий язык, несмотря на незнание основного языка этого мира. Даже к разумным собакам Джо быстро привык и временами сожалел, что его собственные собаки не обладают разумом и не говорят.

Охотники взяли с собой обе упряжки, а Буран и Татр, под предлогом работы, увильнули на свежий воздух от предстоящего мозгового штурма. На этой территории было относительно не холодно, птицы на лету не замерзали, и руки к металлу не прилипали. Мороз был, но приятный такой, бодрящий. Мика “увидела” стадо самых обычных лосей, на которых и открыли охоту. Подстрелили четырех крупных взрослых лосей. Таис с Клыком приволокли застрявшего в кустах лосенка. Он напоролся на острый сук и все равно бы умер. Туши быстро разделали, мясо сложили в мешки. Собаки попировали над тем, что осталось на тушах. Миури решили не кичиться интеллектом и тоже рвали мясо наравне с остальными. Джо наспех снял шкуры, позже обработает. Гномы были сильно уж ободранные. Пусть себе одежду сделают. Возвращаться придется тем же путем, что и пришли, а мороз Белого Безмолвия от оборванцев оставит три ледышки. Светило довольно яркое солнце, легкий морозец, снег скрипит под полозьями. Красота. Идиллию прервал дикий вопль. Позади охотников замаячили какие-то тени. Собаки понеслись галопом. Буран передал Ратчеру: - «Срочно открывайте ворота, на хвосте очередная местная нечисть».

Две упряжки на полном ходу влетели в ворота, и Аргонтар с Кулуриэном сразу захлопнули ворота и наскоро начертили на них руны. На скорую руку магически укрепили не длинный забор по обе стороны от ворот. Собак и миури распрягли. Собакам было приказано сидеть за выступом небольшой пещеры. Джанго, Буран и Мика остались с ними, прикрывать Защитным Щитом. Остальные начали готовиться к бою. Джо проверил карабин и снял с предохранителя. Зажал зубами следующие пять патронов. Аргонтар, Кулуриэн и Ларри прицелились из луков и арбалета. Ратчер, Борунд и гномы, вооруженные самодельными топорами, стояли возле ворот. Невысокие гномы положили с внутренней стороны возле ограды большие валуны, чтобы можно было выглянуть через забор. Джо первый вскочил на такой валун. Из всей компа-

нии он был ближе всех к гномам по росту. Остальные были высокими. Индеец навел карабин в сторону движущегося пятна и сказал: - Большие очень. Но, не те, что называют меня Повелитель Грома.

— Значит, не орки.

— Тут нет орков, - сказал Нали, – это огры.

— Еще лучше. С орками хоть можно разговаривать. А с этими что делать?

— Если они размахивают над головой камнями и дубинами, то стрелять. С ними договориться невозможно, – Ювин поежился и втянул голову в плечи, – главное, чтобы камни бросать не начали. Развалят здесь все.

Ратчер вынул Волшебное Стекло. Вгляделся в силуэты: - Ну и рожи. Все вопят и потрясают дубинами и каменюками. Среди них два белых зверя. Тоже ревут и бьют себя в грудь. Значит так. Подпускаем их на выстрел и стреляем на поражение. По рукам и ногам не стрелять, по туловищу тоже. Шкура у них непробиваемая даже для Джо. Стрелять либо в глаз, либо между глаз, точно в центр лба. Иначе, только разозлите. Джо, стреляй из карабина. Твой лук слишком слабый.

Дэйл перевел. Джо кивнул. Стояли ждали, когда подойдут поближе. Миури приготовились по команде выставить Защитный Щит. Борунд поудобней перехватил меч. Гномы ухватили свои топоры. Отсчет пошел.

— Огров около дюжины, – подсчитал Ратчер, - еще два белых. Наверное, местная разновидность, морды у них очень уж похожи.

В тишине было слышно рев и вопли, которые стремительно приближались. Ларри предложил разделить бегущих между собой, чтобы не переводить стрелы и пули Джо на одного и того же. Джо сказал, что он берет двух белых и трех которые рядом с ними. Ларри и Кулуриэн решили бить двух, самых огромных, бегущих немного впереди. Аргонтар высмотрел себе невысокого, с сучковатой дубиной. За это вре-мя огры подбежали на расстояние выстрела.

— Стреляй! – крикнул Ратчер.

Свистнули стрелы и впились в глаз и в центр лба двух здоровяков. Щелкнул арбалет Ларри и передний огр споткнулся и схватился за глаз. Самым последним стрелял Джо. Грохнуло пять выстрелов. Два белых и три бежавших по бокам от них кувыркнулись через голову и ткнулись в снег. Гномы присели и икнули. Джо за это время перезарядил карабин. Остальные добили подранков. Снова грохнуло пять выстрелов. Еще пять огров кувыркнулись в снег. Оставшиеся наконец-то увязали грохот со смертью своих соплеменников. Толпа притормозила. Снова свистнули стрелы и щелкнул арбалет. Самый здоровенный огр выдернул из глаза стрелу и заревел, потрясая ею в воздухе. Джо не стал ждать, когда он наорется. Грохнул выстрел и огр, схватившись лапами за голову, свалился в снег. Индеец прекрасно понимал, что его охотничий карабин бессилен перед крепким черепом огра. Он стрелял в глаз. После этого выстрела наступила тишина. Вдруг огры завыли, упали на колени мордой в снег и начали что-то бессвязно выкрикивать. Один из них вскочил и начал что-то орать, показывая на маленькую крепость. Пинками под зад начал поднимать стоявших в известной позе соплеменников и толкать их в сторону крепости.

— Воодушевляет на бой, – прокомментировал Аргонтар.

Самый продвинутый взмахнул дубиной и с воем побежал к крепости. Джо подпустил его поближе, так как он бежал один и четко уложил пулей в глаз. Остальные взвыли и на всей доступной скорости рванули в обратную сторону. Стрелять по ним уже не стали. Гномы тихо стояли и круглыми глазами смотрели на спрыгнувшего с большого валуна индейца, который вынул из зубов какие-то цилиндрики и засунул их в свою небольшую и неопасную с виду палку.

— А если против магии? – отмерли гномы.

— Для этого оружия магии не существует. Оно не принадлежит нашему миру, – объяснил им Кулуриэн. Услышав такое заявление от эльфа, гномы притихли окончательно.

— А вот патроны, – Джо покрутил цилиндрик перед носом гномов, – делал такой невысокий человек, как вы.

Ларри перевел и добавил от себя: – Мастер Борин из Рудного Подгорья.

— Как?! Гном делал такое оружие?! Что за Мастер? Откуда знает?!!! - у гномов ступор перешел в стадию бурного переваривания информации.

— Не само оружие. Такое здесь сделать нельзя. А вот это называется патроны. Мастер Борин их и делал, – Ларри не преминул похвастатьсяс таким видом, будто достижением Медный Котелок был обязан именно ему.

— Убежали. И даже своих бросили, - Ратчер слез с валуна и убрал подзорную трубу. Джо взял свои ножи и свистнул собакам. Быстро запряг в нарты и поехал на поле боя. Нет, скальпы снимать он не собирался. Индеец решил забрать две белых шкуры и мясо. Аргонтар понаблюдал, как Джо возится со шкурами и срезает мясо стал на лыжи и пошел к нему. С ним побежал любопытный Мик. Подъехав к индейцу Разведчик, благодаря эльфийской крови начавший понимать его речь, спросил: - Зачем, ты, их ободрал?

— Шкура красивая, белая. Свои я отдал невысоким для одежды. Это мне и моей скво. А мясо поедим.

— Джо, ты что? Мясо огров есть?

— Так я с них мясо не брал, с медведей только, – индеец показал на двух белых огров, – вы, двух таких уже съели. Неплохое мясо, только жесткое, – и спокойно закончил разделывать ободранные туши, – поехали, покормим собак и сами поедим, а шкуры после выделаю.

Джо покидал мешки и шкуры на нарты и стал на полозья. Собаки, поумневшие на глазах, без дополнительной команды побежали в крепость. Аргонтар сначала хотел сразу рассказать, что они ели последние несколько дней, но потом решил дождаться обеда.

Приехав в крепость, Джо выпряг собак и побросал им и подбежавшим миури мясо. Мик сначала замешкался, а потом спокойно слопал свою порцию. На кухне кипела бурная деятельность. Жарилось жаркое из лосиного мяса. Булькала похлебка из него же. Настаивался травяной чай. Решили отметить маленькую, но победу. Хотя без помощи гостей огры разнесли бы здесь все. Двум гномам остановить их было не под силу. Все уселись за стол. Выпили чаю за победу. Ну, не было больше ничего. Кулуриэн отсалютовал своим стаканом из кресла и откусил кусочек эльфийской лепешки-лембас. Его запас казался неисчерпаемым, во всяком случае, эльф не ел то же, что и остальные. Когда все наелись, Ратчер с гномами и Джо, не обращая внимания на гримасы остальных, раскурили трубки. Оказывается, у Ратчера хранился запас табака – “для особо торжественных случаев”. Дождавшись удобного момента, Аргонтар выдал: - Вы знаете, лосятина все так вкуснее и нежнее огрятины, - Все замолчали и уставились на него. Гномы непонимающе крутили головами, - господа, последние несколько дней вы с удовольствием ее ели, - все продолжали вопросительно на него смотреть, - Джо принял изменившихся под действием магии огров за белых медведей и поохотился на них. Так что, мы с вами сожрали двух огров и еще угостили ими наших славных гномов, – Аргонтар довольный произведенным эффектом откинулся на спинку стула. Из кресла донеслось лошадиное ржание довольного эльфа. Когда все пришли в себя, то решили внимательнее смотреть, на кого охотится гость. Джо убивать не стали. В конце концов, именно это мясо помогло им продержаться и шкуры пошли на обогрев раненым гномам. Сам Джо понял по мимике и жестам, что он что-то накосячил и попросил Ларри перевести. Когда он услышал, что принял за медведя огра - расу, в общем-то, разумную, взялся за голову: - Я думал, что это белые медведи. Странные немного, как и вся дичь в этих местах. У нас есть такие медведи и похожи на этих. А сегодня подумал, что эти медведи вроде ваших миури. Они шли вместе с остальными, кого вы называете огр. Буду теперь у вас спрашивать.

— Тут дичь обычная уже. Вот, когда обратно пойдем, тогда будь повнимательнее, но все равно благодарим за то, что ты нас кормил, - успокоил его Ларри.

Все встали из-за стола и, поскольку обед плавно перетек в ужин, решили укладываться спать. Ничего более умного придумать было нельзя.


Глава 21. Разведка боем.

Утром позавтракали лосятиной. Собаки и миури, не привередничая, употребили “медвежатину”. Джо вынес во двор крепости свои шкуры и занялся их выделкой. Гномы усиленно трудились. Данвалло, хоть хромал сильно и часто присаживался, старался помочь чем может. Гномам выдали лишние доспехи, и они усиленно подгоняли их для Нали. Он, Ларри и Кулуриэн отправятся на разведку. Вламываться на рудник с боевым кличем, чтобы освобождать рабов-гномов было, мягко говоря, не умно. Надо сначала все разведать. Нали уже знал, как можно потихоньку пробраться внутрь рудника, а Ларри и Кулуриэн, в эльфийских доспехах и вооруженные эльфийскими мечами, всегда могли выдать хоть какую-то легенду. Больше никого брать не будут. Аргонтар был по отцу лунным эльфом. Русоволосый и сероглазый, он сразу бы выдал себя. Да и язык не знал. Борунд, Ратчер и, тем более, Джо тоже не годились. Миури пока оставят у гномов вместе со всеми. Откуда под землей взяться собакам?

В Аркоресс пойдут только Ларри и Кулуриэн. Не известно, есть ли там еще какие-то расы. Какое отношение к ходящим по улицам животным. Гномам, скорее всего, вообще там появляться нельзя. Людей там тоже нет. Надо как-то аккуратненько выяснить, что поделывает “мыш”. Имя правителя гномы им сказали, но это ничего не дает. Всезнайка Кулуриэн тоже промолчал. Одни вопросы и ни одного ответа. Карта с маячком уже ничем не поможет. Волшебные огоньки накрыли друг друга. При таком масштабе карты ничего другого и быть не могло.

Пока гости размышляли, хозяева подогнали доспехи под рост Нали. Бедный гном был настолько худ, что по ширине доспехи почти не пришлось подгонять. На дне мешка нашлось несколько полосок пеммика-

на, который решили взять с собой. Вода была в избытке. Пройдя чуть больше дневного перехода придется спрятать в укромном месте лыжи и шубы. Дальше пойдут налегке. Джо сказал, что за время отсутствия Ларри и Кулуриэна, он пополнит запасы пеммикана на обратный путь. Мяса вокруг бегало много, Борунд вызвался ему помочь. Ратчер, вместе с оставшимися двумя гномами, сделает еще одни нарты. Запасной потяг у них был. Иначе распределить собак и миури, а сами пойдут на лыжах. На нарты сложить только необходимую поклажу. Главное, не забыть сделать хотя бы примитивные лыжи. Навялить еще мяса. Гномы решили, что необходимо сделать еще несколько топориков, по типу увиденного у гостя. Выковать хоть какие-то доспехи гномам. В общем, работы было невпроворот. Насущные заботы тоже никто не отменял.

В Каосе нарастало волнение. Светящаяся точка застыла на месте и ни на что не реагировала. Лунаталь и Фианель “увидели” в шаре бой с кобольдами и спасение гномов. Бой с ограми они не видели. Борин сделал Изе комплект “броня боевого дракона”. Повешенная на поленницу, броня выдержала “расстрел” из лука гнома и считалась прошедшей рабочие испытания. Изе предстояло вместе с Шанталь лететь на выручку. Дракон самым внимательным образом изучил карту, сделал круг над Скалами и немного захватил равнину. Приметив высокие ориентиры сказал, что понял и запомнил маршрут. К тому же драконы, как и птицы, обладают чувством направления и на таком простом маршруте он не собьется. Шанталь решила взять максимальный груз, который не замедлит полет.

Фиона, уже имеющая опыт приготовления пеммикана, быстро разложила мясо на просушку. Служанки топили жир и толкли ягоды. Фиа-нэль нашла в библиотеке замка старинный манускрипт и эльфийки смогли зачаровать имевшийся в сокровищнице довольно большой кристалл горного хрусталя. Теперь у Шанталь был кристалл “Ясного Видения”. Хоть какая-то связь.

На следующий день вылететь не получилось. Фиона была хорошей поварихой, но ускорить процесс сушки и вяления мяса не могла. Через день, рано утром, едва посветлела полоса на востоке, Шанталь и Изя проснулись, поели. Борин еще раз проверил упряжь, крепления и броню дракона. Шанталь пересмотрела свое оружие и доспехи. Все продукты и вещи сложили в толстые кожаные мешки, которые прикрепили на спине дракона. Оба тепло оделись, Шанталь уселась в седло. Изя сделал небольшой разбег и, взмахнув крыльями, взмыл в алеющее восходом небо. Несколько взмахов огромных крыльев и дракон с всадницей на спине превратились в маленькую точку, черневшую на фоне восходящего алого солнца.

Изя давно уже вышел из детского возраста. Благодаря тренировкам и хорошему питанию он превратился в крупного, больше чем обычные Изумрудные Драконы, зверя. Пламя Изя теперь изрыгал по своему желанию и длинные языки драконьего огня выжигали все на своем пути. Маленький смешной зеленый дракончик превратился в крупного боевого дракона с довольно высоким интеллектом, и стал серьезным противником.

Ларри и Кулуриэн шли рядом с Нали. Худой гном был довольно высоким и спокойно выдерживал темп ходьбы, заданный длинноногими эльфами. Они прошли уже почти целый дневной переход. На ходу пожевали пеммикан, а Кулуриэн - свой неизменный лембас. Воду зачерпнули в прозрачном ручейке, которых здесь было множество. Решили не охотиться, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. На закате подошли к большому горному массиву. Нали сказал, что это начинаются Рудные Горы, в которых и находились рудники. Теперь шли очень осторожно, прислушиваясь к малейшему шороху. Узенькая тропинка пошла в гору. Нали вспомнил, что после того, как они оказались на скальном карнизе, долго петляли между нагромождением скал, потом узенькая тропинка пошла вниз. Так что, шли правильно. Издали увидели всадника, парившего на легрифе. Это послужило еще одним подтверждением правильности выбранного направления. Притаились в тени скального выступа. Вовремя. Через пару минут услышали шелест крыльев и гортанный клекот. Когда все стихло, Кулуриэн аккуратно выглянул из-за скалы. Убедившись, что путь свободен пошли дальше. Нужно было приметить какую-то нишу, чтобы развести огонь и переночевать. Потеплело еще больше. Теплую одежду несли в руках. Это мешало. Нужно спрятать ее в укромном месте с хорошим ориентиром,

прикрыть Заклинанием Невидимости. Заберут на обратной дороге.

Изя и Шанталь после шестичасового перелета сделали привал. Девушка вынула из мешка мясо и дала дракону. Сама поела припасенный мясной пирог, напилась воды из фляги. Передала флягу Изе. Часик подремали и снова в полет. Летели на такой высоте, что все внизу виделось смазанными холмиками и точками. По подсчетам Изи они проделали больше половины пути. Шанталь попыталась мысленно связаться

с Дэйли, но не смогла. Расстояние было еще слишком большим.

Мика дремала. С утра Джо и Борунд, взяв собак и миури, поехали на охоту. Без особых приключений, не считая убитого большого зверя, чем-то похожего на серого саблезуба. Когда Джо начал разделывать подбитых оленей, Борунд услышал шорох и обернулся. Как раз вовремя. Разведчик успел, не думая выхватить меч и срубить голову метнувшемуся на него телу. Сказалась выучка. Он убил какого-то зверя. Джо быстро освежевал туши и торопливо содрал шкуру с серого зверя. Ломано сказал “шуба гном”. И кинул шкуру в сани. Гномы сделали себе немного великоватые, но приемлемые иглы для шитья. Индеец шитьем особенно не занимался, это женская работа, но одежду ему чинить приходилось. Борунд в услужении у мага что только не делал, так что, шить он умел. К тому же, выручило заклинание “Быстрого шитья” которое знал Кулуриэн. Хоть и криво, но шубы гномам шили. Джо сказал, что они пригодятся, он видел сон. В этом “форте”, как он назвал домик гномов, будет много невысоких людей.

Уставших от быстрого бега миури досыта накормили и оставили в покое. Поэтому Мика и спала. У нее было видение далеких событий: “Невысокие стены какой-то пещеры. Тусклый огонь нескольких факелов.

Невысокие фигуры гномов с кирками в руках. Все бьют кирками по стене пещеры, отваливают куски по-

роды и складывают их в небольшие корзины. Другие гномы подходят к корзинам и, взвалив на спину, куда-то относят. У самого края пещеры работают два гнома. После очередного удара, от стены отваливается слишком большой кусок и придавливает крайнего гнома. Второй бросает работу, кое как оттаскивает в сторону кусок породы. Первый гном пытается встать, но у него сломана нога. Второй пытается его приподнять. В это время окалывается еще один кусок и падает на него. Гном падает. К ним подходят два закован-

ных в броню эльфа и пинкам заставляют подняться. Гномы еле двигаются, им здорово досталось. Эльфы древками копий гонят их прочь. Гномы, опираясь друг на друга, еле ковыляют. Эльфы продолжают их подгонять пинками. Процессия, медленно передвигаясь, выходит наверх. Круглый оранжевой шар заходящего солнца уже почти скрылся за скалой похожей на рыбью голову с открытым ртом. Чуть ниже нее находилась небольшая площадка, на которой сидели два легрифа. Два гнома оказались прямо над этой площадкой. Эльфы ударом тупого конца копья, спихнули их на площадку к легрифам. Те, расправив крылья, заурчали и пошли к свалившей под нос добыче.

– Покормим скакунов, - заржали охранники и развернувшись, пошли обратно”. В этом месте Мика заскулила и окончательно проснулась. Начала пересказывать увиденое Аргонтару.

Дэйли дремала, положив голову на скрещенные передние лапы. Сначала ей снилось что-то непонятное. Потом она четко услышала зов Сестры. Она позвала «Шанталь, Шанталь», и услышала в ответ: «Дэйли, вы где? Я лечу к вам». Дэйли сразу проснулась и попросила сидевшего на крылечке Ювина помахать зажженным факелом. Факел был самодельным, но горел, а еще лучше - дымил. Гном встал на самый высокий валун и принялся размахивать над головой высоко поднятым факелом.

— «Вижу вас, - услышала Дэйли, - Изя тоже вас видит. Сейчас подлетим». - Через несколько минут перед забором маленькой крепости приземлился дракон с всадницей на спине. В это время из домика выбежали Аргонтар и Мика. Аргонтар быстро пересказал видение Мики, и Шанталь, выяснив направление, полетела в сторону рудников. Хотя бы попытаться спасти гномов.

Кулуриэн и Ларри потихоньку пробирались по скалам еле поспевая за более привычным к таким прогулкам Нали. Гном скзал: - Вон, видите, небольшой ход. Там есть путь в рудник, но внутри стоит охрана.

— Надо понаблюдать и поискать еще один ход или возможность как-то попасть внутрь, - предложил Кулуриэн.

В это время показались два охранника, древками копий гнавшие перед собой еле живых гномов. Через пару минут они столкнули бедолаг куда-то вниз и с хохотом ушли обратно. Нали дернулся вперед, но Ларри его удержал: - Попытаемся подойти незаметно. А то, и их не спасем, и сами нарвемся.

В этот момент они услышали злобный клекот и крики. Приседая за крупными обломками, друзья побежали к краю. Метрах в пяти внизу два лежащих гнома из последних сил отбивались камнями от наседавших на них легрифов. Ларри и Кулуриэн сдернули с плеч лук и арбалет, прицелились. Твари метались. Гномы пытались как-то увернуться от их клювов и отбиться. Оказываясь на линии выстрела, они закрывали собой легрифов. Послышался свист крыльев и на выступ упала тень дракона. Испуганные легрифы сразу же слетели с облюбованного места и улетели. Дракон был им не по зубам.

— Это же Изя и Шанталь, – шепнул Ларри. Кулуриэн успел зажать рот готового закричать Нали, – тихо. Свои.

В это время Шанталь наклонилась и протянула руку. Гномы кое-как вскарабкались на спину дракона позади девушки и ухватились за

ремни упряжи. Изя взмахнул крыльями и легко спланировал вниз. Че-

рез пару минут высунувшиеся из своего укрытия друзья увидели силуэт летящего по направлению к маленькой крепости дракона. Нали испустил вздох облегче-

ния. Недовольные легрифы летали

неподалеку, не рискуя приблизиться к

скале. Заложили крутой вираж и рухнули куда-то вниз.

— Подходящий момент, чтобы пробраться на рудник. Эти твари охраняют вход, - проговорил Нали.

— Ну, что, пошли? Солнце почти село. Хоть разведаем. На крайний случай, заночуем в середине. Еда есть, вода тоже. Здесь не холодно, можно обойтись без костра, – предложил Кулуриэн. Все пошли к пещере.

В маленькой крепости был небольшой переполох. Перед воротами приземлился Изя с тройным грузом на спине. Все выскочили на помощь прибывшим. Полуживых гномов уложили и Джанго, при помощи Аргонтара, начал осматривать их и лечить. Ратчер и Борунд пошли готовить мясной бульон и травяной чай. Шанталь наконец-то сняла экипировку и шубу в которой изрядно вспотела. В воздухе было комфортно, а в доме ей сразу стало жарко. Изя кое-как ввинтился в зал и, подобрав крылья и лапы, задремал. Устал. Почти тринадцать часов в воздухе вымотают кого угодно. Аргонтар и Джанго объявили, что гномы жить будут. Сломана нога у одного и пара ребер у другого. Сильное истощение и усталость. Мелкие ушибы и подряпины просто не считали. Гномов накормили и оставили спать на кроватях Нали, которого все равно не было и Ювина. Последний с комфортом устроился на нартах в пристройке. Он был самый низкий даже по меркам гномов и очень удобно улегся на шкурах, завернувшись в спальный мешок Джо.

Шанталь перекусила, рассказала, как летела. Особенно рассказывать нечего было. Разобрали мешки с провизией и прочую поклажу. Мясной пирог вызвал бурю восторга. Всех одарили по маленькому кусочку. Готовый пеммикан сложили в чулан на полку. Борин передал Джо еще сотню патронов, что вызвало восторг индейца, потратившего часть своего запаса. Восторженный вой вызвало появление маленького мешочка с двумя не очень дорогими трубками и большого кисета табака. Спасенные гномы испытали настоящий экстаз, когда им вручили зажженные трубки. Бедняги аж заплакали. По домику плавали клубы ароматного дыма, но Борунд, Кулуриэн и Шанталь, взглянув на светящиеся лица гномов, промолчали.

Шанталь попыталась с помощью Мики связаться с матерью. Это получилось на удивление быстро и удачно. Но успела только сказать, что она в порядке и кристалл помутнел. Уставшая компания расположилась на ночлег и через несколько минут было слышно только потрескивание дров в камине, сопение и похрапывание. Маленькую крепость, кроме собак и миури охраняло Охранное Заклинание.

Ларри, Кулуриэн и Нали нырнули в темный ход внутри скалы. Неслышными мышами прокрались вперед. Кулуриэн и Ларри применили Заклинание Невидимости и Неслышимости. Вскоре коридор свернул и стало видно пост охраны. Прокрасться мимо незамеченными было трудно. Охранники-эльфы вполне могли увидеть и через Невидимость. Рисковать не стали. Вернулись немного назад и пройдя по боковому ответвлению наткнулись на небольшую нишу. Устроились в ней на ночлег. Поели, решили кто за кем дежурит, легли спать. Утром перекусили и снова вернулись на вчерашнюю позицию. Ларри достал Волшебное Стекло, презентованное Борином. Все удобно устроились за небольшим валуном. Ларри навел трубу на копошащихся гномов. С удивлением обнаружил, что если сосредоточится, то он и без трубы видит все совершенно четко. Шепнул об этом Кулуриэну. Тот только хмыкнул: – Ты, и слышать можешь то, что люди не слышат. Ты, сам еще не знаешь все свои способности.

Подзорную трубу дали Нали. Он, как и все гномы, великолепно видел в полутьме забоя, но дальностью зрения не блистал. А вот слух у гномов был великолепный. Слышал он то же, что эльф и Ларри, которого можно было причислить к эльфам.

Гномы долбили скалу, вываливая куски породы. Некоторые выносили пустую породу и руду наверх. За всем этим наблюдало полтора десятка вооруженных до зубов охранников-эльфов. Только эльфы. Ни людей, ни орков. Остроухих не проведешь на дешевой магии. В лоб тоже не пробьешь. Технически может быть и можно, но на их место пришлют сотню. Этот вариант отпадал. У Ларри зашевелилась какая-то куцая мыслишка. Нали и Кулуриэн по его лицу поняли, что он что-то придумал.

— Нали, здесь есть что-нибудь хищное? Что-то, что может утащить раба.

— Есть подземные хрублы. Может быть эти твари еще както называютются. Не знаю. Похожи на большого крота с мордой землеройки. Размерами, как миури. Имеют длинные клыки и когти. Могут утянуть гнома в свою нору.

— А как выглядит место, где нора находится?

— Очень просто. Ты вываливаешь кусок породы и на тебя кидается

тварь. Отхватывает голову и остальное утягивает в нору. Охранники на помощь не спешат.

— Так. Подходит.

— А как, ты, подманишь гномов? Так, чтобы охрана не спохватилась, – спросил Кулуриэн.

— Надо подумать.

— Вы хотите сделать так, будто кого-то хрублы утянули. Зачем?

— Спасти еще пару-тройку ваших. Всех сразу не сможем, тут подумать придется. Нам обязательно нужно вернуть украденное.

Пока обсуждали, рядом с ними показалась прямо из стены когтистая лапа и край морды. Ларри стал перед ней. Подманивал. Хрубл вылез почти весь. Глаз у твари не было. Ориентировалась на запах и тепло. Когда тварь потянулась к Ларри, Кулуриэн одним взмахом меча снес ей голову. Все вокруг залил фонтан крови.

— Так половина дела есть. Как сюда подманить гномов? – задумался Ларри. Тут они услышали шорох и пригнулись. Мимо них прошли два охранника и три скованных за ноги гнома.

— Тут копайте. Попробуйте только опять все завалить, - эльф-охранник выразительно черканул рукой возле горла. Через минуту до слуха приятелей донесся глухой стук кирки по стене. Через некоторое время гномы додолбили до места, где они сидели. Ларри и Кулуриэн стали чуть в тень. Два вооруженных до зубов и закованных в броню эльфа радости гномам не добавят. Взорам трех “спасаемых” предстал уже знакомый им Нали. Он приложил палец к губам в известном жесте и показал на валяющуюся возле небольшого, обсыпавшегося хода тушу хрубла.

— Вы сейчас орете, лупите киркой по стене, и, как три мыши идете туда, куда скажем, - гномы секунд на пять зависли. Когда дошло, синхронно кивнули и расплылись в улыбке. Из тени выступили два эльфа в отблескивающих серебром доспехах. Гномы дернулись, но Нали прошипел: – Свои. Теперь снимите кое-что из одежды и дайте сюда. Кирки берете с собой. Одну - бросьте. Корзину тоже. Махну рукой, начинайте орать.

Ларри кончиком меча разбросал куски окровавленной глины и камня. Кулуриэн взял из рук одного гнома кирку и подолбил по голове и шее хрубла. Бросил ее рядом. Второй киркой обвалил немного земли вокруг лаза и внутри. Куски перемазанной кровью шкуры кинул в лаз. Нали взмахнул рукой. Гномы завопили и забили кирками по камням. В руднике стоял такой шум, что их вряд ли слышали. Нали тихо шепнул гномам: – За мной, - и побежал вперед. Шедший последним Кулуриэн что-то пробормотал, и земля за ними стала приобретать первозданный вид. Следы исчезали, как только нога отрывалась от земли. Скованные гномы еле ковыляли. Ларри вынул меч и парой ударов разрубил цепи на ногах. Минут через пятнадцать вынырнули на свет. Нали, шедший впереди, поднял согнутую в локте руку. Известный жест, приказывающий остановиться. Недалеко от них на скальной площадке дремали два вчерашних легрифа. Стоит сделать еще шаг, и они проснутся и поднимут панику. Вернулись немного назад. Положение спас Кулуриэн. Он слегка оттеснил стоящих плечом и вышел первым. В руках у него извивались две визжащие толстые крысы. Эльф размахнулся и зашвырнул их в пропасть. Легрифы, услышавшие писк, рванули следом. Проход был свободен. Все помчались на всей возможной скорости, не забывая глядеть под ноги. А вот и знакомая пещерка, в которой спрятали шубы и лыжи. Быстренько деактивировали Заклинание Невидимости, схватили пожитки и помчались дальше. Гномы загнанно хрипели, но молчали, экономя силы. Через полчаса добрались до низа тропинки. Здесь уже стало холоднее, но идти было можно. Кулуриэн и Ларри по очереди поддерживали Заклинание Бесследности. Снег позади них был девственно чист. Так дошли до леса. В лесу немного передохнули. Выдали гномам шубы. Нали решил, что в толстой кожаной куртке он не замерзнет и отдал шубу гномам, как и эльфы. На гномах были штаны и рваные тряпки на ногах. Рваные рубашки пошли на имитацию нападения хрубла. Лыжи тоже дали гномам. Длинноногие эльфы и отдохнувший, сытый Нали даже без лыж их опережали. Ларри сумел связаться с Дэйлом и через полчаса перед ними затормозили две упряжки. Джо управлял своей, а миури и так обошлись. Гномов загрузили на нарты, а сами, забрав лыжи, пошли своим ходом. Закутанные по самый нос гномы тихо сопели, не веря своему спасению.

В руднике ничего особенного не произошло. Погоню никто и не подумал высылать. Эльфы-охранники, заметив отсутствие самой дальней тройки, пошли посмотреть. Увидели труп хрубла, валяющуюся окровав-

ленную кирку и обрывки одежды сделали вывод, что гномами пообедали. Пошли докладывать начальству. Десятник немного поорал, что до лета далеко и, если так пойдет дальше, они сами кирками будут махать. На этом все и затихло.

Крепость стала маловата. Дэйл и Татр объединенными усилиями завалили часть скалы. Гномы захотели расширить помещение. Джо и Борунд успешно охотились. Мясо было, шкуры тоже. Джо их выделывал на скорую руку, чтобы можно было хоть как-то нашить одежду. Надежды гномов на помощь Шанталь померкли. Шила она так же, как и парни. А тут еще любопытный Ювин попытался потянуть ее меч из ножен. Хорошо, что пальцы не успел сжать. Полыхнуло и обсмаленный гном с воем запрыгал по залу. Пришлось объяснить, что это меч валькирии и его в руки может брать одна Шанталь. Свое оружие тоже под удар не подставлять. Разлетится на кусочки.

Гномы потихоньку привыкали к своим странным спасителям и собакам, способным в одиночку справиться с парой средних воинов. К тому же интеллект и способности к магии миури слегка пугали. Гномы были из южных Подгорий, о таких собаках не слышали и слегка их побаивались. Количество солнечных эльфов, одетых в мифриловую броню тоже, мягко говоря, напрягало.

Ларри отдал сестре женские доспехи из Призрачного Города. Сели идеально, а Орест, один из последней партии спасенных, заявил, что, судя по доспехам и мечам, “наши эльфы” принадлежат к королевскому роду или, как минимум, Великие Маги или Лорды-Воины. Кулуриэн хмыкнул. Ларри понял, что гном угадал. А это давало простор для размышлений. Кем был прадед Лайэллон? Кулуриэн заметил его задумчивость и угадал ход мыслей. Подумал, подумал и сказал: - На этой земле жили солнечные эльфы. Ими правил Халлон из Рода Стального Волка. Его женой была Анкалимэ. И у них было два сына. Лайэллон - старший, который должен был унаследовать власть и младший - Таэритрон. Оба владели Боевой Магией на уровне Магистра. Оба были крайне амбициозны. С детства выясняли, кто круче. Так прошло около четырехсот лет. Резиденцией короля Халлона и столицей был город Сим–Риа. Стоял он там, где сейчас находятся развалины Призрачного Города. Это, собственно, он и есть. В один, далеко не прекрасный день, оба брата влюбились в красавицу Мириэм. Капризница и не отвечала на любовь одного из братьев и не отталкивала обоих. Страсти накалялись. Анкалимэ попыталась вмешаться в ситуацию, но у нее ничего не вышло. Была там истинная любовь или просто не поделили женщину, неизвестно. Скорее, последнее. Из-за постоянного соперничества никто никому не уступал. Тот бал, который, вы, видели в Призрачном Городе, был последним. Мириэм заявила, что станет женой того, то выиграет Магический Поединок. Халлон попытался запретить этот поединок, предвидя его последствия. Оба брата, как взбесившиеся быки рыли копытом землю. Халлон собрал лучших магов столицы и попытался хоть как-то защититься от возможных последствий дуэли. Аркоресс был резиденцией Гэлторинэла из Рода Звездной Ветви. Маги выставили защиту вокруг Сим-Риа и близлежащих земель, включая Аркоресс. Маги Аркоресса выставили еще и свою дополнительную защиту. Вот откуда взялась Страна Вечного Лета. Что произошло во время дуэли, ты, видел во сне. Победил Таэритрон. Он заполучил красавицу Мириэм и трон отца, который истратил слишком много Магической Силы на установку Щита. Восстановить ее он не смог. Или не захотел. Вскорости он умер. Анкалимэ ушла вслед за ним. Власть досталась младшему.

— А куда делся Лайэллон? – спросила Шанталь.

— Вы что, еще не поняли? Он стал Вождем зарин и вашим прадедом. По большому счету, вы можете претендовать на трон Аркоресса. Правильнее сказать, Ларри – прямой потомок королей солнечных эльфов. Поэтому Призрачный Город и принял нас. Мы вошли рядом с Правителем.

Все уставились на Ларри, который задумчиво проговорил: - Так вот, почему гномы посчитали нас членами правящей семьи. Доспехи и мечи.

— Конечно. Доспехи из мифрила и длинные мечи из “белой бронзы” слишком дороги, чтобы их можно было легко купить. А рисунок на ножнах и гравировка на доспехах просто кричат о том, чьи это доспехи,

— подвел итог Кулуриэн.

— Выходит, в этих доспехах в городе появляться нельзя, - задумчиво проговорил наследник королей.

— Я тоже так думаю. Вы, сразу объявите: – “Я пришел взять свое”, - подтвердил Кулуриэн.

— А в рудник я пробежался в этих доспехах, - сообразил Ларри.

— Я не знал, стоит ли говорить. Это, в общем-то, мои догадки и логические выкладки. Гномы их подтвердили. К тому же, мне интересно, где сейчас находится Лайэллон. Вряд ли он так легко отказался от принадлежащего по праву первородства, – Кулуриэн обвел взглядом собравшихся.

— А откуда, ты, это все знаешь? - не выдержал Ратчер. - Ты что, тоже наследный принц? Вообще, кто ты, такой?

— Обижаешь, Начальник. Ладно. Помнишь, как Авалон рассказал легенду о Стране Вечного Лета. Там правда, но не вся. Гэльмир пришел сюда с небольшим количеством эльфов. С ним были женщины и дети. Гэлторинэл принял беженцев, и разрешил обосноваться в Аркорессе. У Гэльмира было два сына и дочь. Старший сын остался здесь, а младший ушел, и обосновался на Северо-Востоке Междугорья. Это наш знакомец, Сиятельный Кайруил. Его сестра Элениэль часто приезжала навестить своего брата, и так нашла себе мужа. Пара обосновалась в Долине Звезд и к ним переметнулось много эльфов, пришедших с

Гэльмиром. Эта самая Элениэль стала матерью двух сыновей и двух дочерей. Я - самый младший из этих детей.

— «То есть, ты племянник Кайруила», - сделал вывод Татр.

— Угу.

— «Значит, можешь пользоваться Рубиновым Кубком», – влезла в разговор Дэйли.

— Могу.

— «Надо всех напоить, и мы будем неуязвимы», – размечтался Мик.

— «Для этого, его сначала найти надо», - вернул его в действительность Дэйл.

— Чего, ты, раньше молчал? – спросил Ратчер.

— Эта информация ничего не меняет. Так же, как и то, что Лайэллон прадед Ларри и Шанталь. Единственное, что мы теперь знаем, это то, что в доспехах им нельзя появляться в городе, - возразил ему Кулуриэн.

— А, ты? – спросил Ларри.

— А, что я? Мои доспехи, просто доспехи богатого воина высокого ранга. Мечи сразу не разглядишь. Выглядит меч Ларри, как и все эльфийские мечи, пока на нем руны не высветятся. Вот ножны могут выдать. Меч Шанталь вообще на себя внимания не обращает. Облегченный меч для женщины. Так что, по городу мы трое можем гулять свободно, - ответил эльф-всезнайка.

— А, что делать с гномами? Мы же не сможем их всех перетаскать под видом смерти от лап хрублов, – сказал Аргонтар, – раз, другой сойдет, а потом, кто-то догадается. Не дураки же они.

— «Подменить пару стражников», – предложил Татр.

— А стражников куда? – спросил Ратчер.

— «Х-р-р-руст». – Татр щелкнул челюстями.

— Ага. Одного “хруп”, второго. Они же не бараны. Задумаются, куда их сослуживцы делись, - сказал Ларри.

— «Так вы, вместо них станете», - не сдавался Татр.

— А имена стражников? Они все друг друга знают. Кто-то не любит воду пить из синей кружки, а я выпью, и спалюсь сразу, - снова возразил ему Ларри.

— «Надо попробовать. Сразу всех не вытянем, а с краешка можно», - Татр любил последнее слово оставлять за собой.

— Хальдит, у вас там стукачей случаем нет? – спросил Ратчер у гнома, из числа тех, что спасли последними.

— Вроде бы нету. Эльфы нас считают чем-то вроде ослов, которые груз таскают. Даже не разговаривают с нами.

— Ты, что-то придумал? – спросил Кулуриэн свое непосредственное начальство.

— Думаю. Их как-то подманить надо.

— Как рыбку. На живца, – Борунд оживился и включился в разговор.

— Ларри сказал, что там речушка есть. Из-под горы вытекает. Пусть гномы наклонятся к воде и - бултых, - предложил Ратчер.

— А что это нам даст? Не удочкой же их вытаскивать? – спросил Кулуриэн.

— Гномов забрать, а вместо них надо в воде зачарованный предмет оставить. Охранник наклонится и увидит утопленника. Я не думаю, что они кинутся его спасать. Пока к начальству сходят, доложат. Пока обратно. А предмет потихоньку чары потеряет, и лежит на дне камень. Таких там сотни, – Ратчер обвел глазами присутствующих.

— «Надо попробовать», - сказал Татр.

— В виде чего зачаровывать? Монеты гномам там тратить не на что, - Ларри приступил к обсуждению практической стороны вопроса.

— Русалку. Ну, вот такую, - Нали изобразил в воздухе нечто волнообразное и объемное. Шанталь фыркнула.

— Кружку с пивом, – подал голос Хальдит.

— Трубку, и чтобы дымок, – Вадомар не мог забыть, как ему поднесли горящую трубку.

— «Надо всего понемногу, – заявил Татр, – кто на что поведется».

— А кто будет морок наводить? – спросил Ювин.

— «Ларри с Кулуриэном, – это Буран вступил, – они самые сильные маги. Ларри может пользоваться Гримуаром. Может быть, в нем подходящие заклинания есть».

— А, что это за Гримуар такой? – подала голос Шанталь, – я что-то пропустила?

Ларри, со вздохом, вытянул из своего мешка довольно толстый фолиант и протянул сестре. Та открыла, листнула и отдала обратно: – Ничего не пойму. - Ларри и Кулуриэн переглянулись.

— Значит, наследник Лайэллона – ты, – Кулуриэн ткнул пальцем в Ларри и уселся в облюбованное кресло, – попробуй найти заклинание морока.

— Вспомнил. Я язык начал понимать, когда розу понюхал, – Ларри порылся в мешочке и вытянул подвявшую розу. Протянул Шанталь. Та понюхала. Постояла. Снова взяла Гримуар. Всмотрелась.

— Отдельные буквы вроде бы понимаю, но, в слово не складывается. Потренироваться надо.

Ларри пожал плечами и забрал у нее Гримуар. Представил, как в воздухе появляются по очереди кружка с пеной сверху и капельками влаги на стенках, трубка, с вьющимся из нее дымком. В этом месте Гримуар сам раскрылся в руках, зашуршали страницы, и перед его глазами возник написанный четким ясным почерком текст. Ларри начал его читать, вспомнил о “русалке”. В воздухе кроме кружки и трубки материализовалась стройная рыжеволосая девушка с тонкой талией и пышной грудью, чем-то неуловимо похожая на Шанталь. Поднял глаза и увидел рядом с мороком реальную Шанталь. Ее глаза грозно блестели, а руки были уперты в бока в известной женской позе, узрев которую опытные особи мужского пола стараются сделаться, как можно незаметнее. Нали, стоявший спиной к девушке, покачал головой и выдал: - Не, Ларри, не то. Грудь хороша, а вот тут побольше, попышнее и кружку с пивком ей в одну руку, а дымящуюся трубку в другую, - в этом месте гном услышал тихое шипение и обернувшись, увидел Шанталь. Быстро сориентировавшись, бывалый гном шмыгнул в сторону кухни-кузницы.

– Вспомнил, у меня там заготовка греется, – и испарился. Из кресла донеслось знакомое ржание эльфа и комментарий: - Браво, Ларри, даже лучше, чем у меня. Зрелищнее, - словил косой взгляд валькирии и сделал умное лицо: – Надо набрать несколько мелких камешков и привязать к ним морок. Сейчас попробуем, – и вытек из кресла своим неуловимым кошачьим движением.

Вечер ушел на репетицию морока и пошив хоть какой-то запасной одежды. При успехе аферы, предстояло провести по морозу минимум трех-четырех мокрых гномов.


Глава 22. Ловля гномов на живца.

Утром пошли на дело, взяв с собой Изю. Дракон, взмахнув крыльями, взмыл ввысь. Некоторое время он парил над горами, потом куда-то нырнул. Ларри, Кулуриэн и Нали, с нагруженными рюкзаками, подо-

шли к знакомой тропинке. Шубы на этот раз не одевали, ограничив-

шись теплыми куртками. Быстро поднялись наверх и подошли к площадке с легрифами. Оба сидели на месте. В это время со скалы, которую окрестили Рыбья Голова, свесилась башка Изи: - Сидят, поцы. Брысь, – и не сильно громко рыкнул. Этого хватило, чтобы легрифы, как спугнутые вороной воробьи, слетели с утеса. Изя отсалютовал передней лапой и показал во второй кусок мяса, бывший раньше горным козлом: - Я пока покушаю, а вы там давайте, наводите шухер, – и исчез за выступом скалы.

— Благодарим за разрешение, – буркнул Ларри, и компания исчезла в небольшой пещере, бывшей запасным входом в рудник. Шли без приключений. Если не считать высунувшегося из небольшой норы хрубла, который словив в морду удар закованного в броню кулака, нырнул обратно. Аккуратненько обошли получившуюся после выемки грунта пещеру и притаились возле подземной речушки. Речушка была довольно узкая, но оказалась глубокой и на удивление прозрачной. Каменистое дно, и лежащие вокруг нее булыжники разного размера идеально подходили для задумки. Неподалеку от этого места работали четверо гномов. Двое были скованные цепью, а двое по очереди относили куда-то корзины с рудой. Нали присмотрелся и сказал: - Если копнуть глубже, можно наткнуться на мифриловую руду. Вот бы набрать.

— А, как ты обрабатывать будешь? У вас кузница примитивная. Я сильно не разбираюсь, так, немного у наших нахватался, – Ларри вопросительно посмотрел на гнома.

— У нас дракон есть. Если подует немного, никакие мехи такой температуры не нагонят.

— Ладно, попробуем. А кто копать будет? Нас же засекут сразу, – Кулуриэн насмешливо посмотрел на размечтавшегося гнома, – нам надо готовую руду, а еще лучше, слитки прикарманить.

— Кстати, а где производится плавка? Вряд ли очень далеко все тянут. Руда тяжелая. Надо бы узнать. Кто этим занимается? Не думаю, что эльфы будут заниматься такой тяжелой и грязной работой. Вот мечи и

прочее делают уже эльфы, а плавка на плечах гномов, – Ларри посмотрел на Нали.

— Поговаривали, что неподалеку есть плавильный цех и работают там рабы-гномы. Здесь всего около два-

дцати, не больше. Еще гномы заняты добычей драгоценных камней, но это далеко на юге. Не здесь. Я

точно не знаю, где.

Пока они болтали гномы усердно трудились, мотивируемые пристальными взглядами охранников.

— Вот торчат. Как статуи. Поесть бы сходили, – пробурчал Ларри. Все притихли за большим камнем. Примерно через полчаса, пригрозив гномам плетью, оба эльфа пошли в сторону небольшой сторожки.

— Так, часок у нас есть. Давайте рыбку подманивать, – с этими словами Ларри взял из рюкзачка припасенный кругленький булыжник и сосредоточился. Через несколько минут над поверхностью булыжника появилась фигура пышнобедрой и грудастой невысокой блондинки. В одной руке она держала запотевшую кружку с пышной пеной наверху, в другой - дымящуюся трубку. Ларри положил булыжник с наведенным мороком так, чтобы, спустившиеся к речке попить гномы, его увидели. То есть, не сам булыжник, а воплощенную мечту гнома, как выразился Нали, узрев сие великолепие. Четыре гнома моментально заглотнули на-живку. Вернее, сначала заглотнул самый молодой из них, с не длинной черной бородой и хитрыми глазами. Подтянулись остальные. Широкоплечий, рыжебородый гном и еще один, помоложе. Последним подошел высокий гном с длинной седой бородой. Он бурчал что-то типа: “Вы опять вляпываетесь. Уже раз погуляли”, - но его никто не слушал. Первый гном, глотая слюнку, облапил красотку, словил воздух и увидел хихикающего Нали: - Ульдин, ты как всегда верен себе. Бабы, выпивка и табак. Нехорошо-то как, все сразу, - гномы уставились на Нали. Ульдин открыл было рот, но Нали быстро зажал его ладонью.

— Тихо, идите за мной. Молча и тихо, как мыши из амбара. Да, это эльфы. Они за нас, так что, не дергайтесь. Будет еще дракон. Сразу предупредил. Не орите, чтобы вы не увидели.

Ульдин оглянулся назад, икнул и проблеял: - Дядька Генобад, ты чего? Ты, чего в речку залез?

— Ульдин, ты спятил? Вот я, - седобородый покрутил пальцем у виска. Ульдин ткнул назад пальцем и икнул. В прозрачной воде на дне реки лежал гном с выпученными глазами и держался руками за горло. Рядом хихикнул закованный в мифриловую броню эльф: – Да жив твой дядька. Шагай быстрее, - и подпихнул молодого гнома. Два скованных между собой гнома передвигались скачками и вприпрыжку.

— Станьте подальше друг от друга, – шедший последним эльф, взмахнул мечом и цепь разлетелась на два куска, - прыгайте пока так, кандалы дома снимем, - что-то пробормотал, и следы исчезли. Снова вышли к

знакомому выходу, и шедший первым Кулуриэн заглянул за выступ.

— Вот гады, опять тут. Где Изя? – и резко свистнул. Через пару минут сверху навис дракон и рыкнул. Легрифы с недовольным ворчанием слетели со своего насеста. Путь был свободен. На этот раз пошли не вниз, а наверх. На Рыбьей Голове была довольно удобная площадка, на которой сидел дракон. Один из эльфов скомандовал: - Залазьте трое и держитесь за упряжь, и ремни на том, кто сидит первым. Вот, оденьте, – второй эльф протянул гномам две немного кособокие шубы. - Кутайтесь, как хотите. Одну наденет Ульдин. Он пойдет пеше. Дракон всех не увезет.

— Разместились? Тогда, держитесь крепко, – это уже Изя скомандовал. Слегка одуревшие гномы вцепились в упряжь и, в сидевшего первым, Генобада. Дракон взмахнул крыльями и под икание гномов полетел на запад. Остальные потихоньку начали спускаться.

В маленькой крепости царила суматоха. Подлечившиеся, и чуть подъевшие гномы суетились, таская бревна и камни. Помогали строить еще один большой зал. Джо и Борунд, вместе с собаками и миури, по-

шли охотиться. Они добровольно взяли на себя эту обязанность.

Шанталь, будучи Магом Огня, помогала в кузнице. Легким взмахом руки она добавляла такой жар, который, самодельные мехи из хлопающей шкуры и плохонький уголь, никогда бы не дали. Кашеварил Рикбольд. Девушка честно призналась, что ее стряпню есть никто не будет. Только продукты испортит. Гном, махнув рукой, сказал, что он, в общем-то, любит это дело. Ему обещали всяческую поддержку. Ратчер и

Ювин приволокли охапку хвороста. С помощью Мика и Ларри доставили огромную сосну. Ее распилили на чурбаны, которые пошли на кухню и в камин. Охотники исправно доставляли свежее мясо, так что с едой проблем не было. Данвалло орудовал в кузнице. Клепал хоть какое-то оружие и доспехи. Все крутилось и вертелось. Без дела никто не сидел. В самый разгар трудового будня возле ворот крепости приземлился Изя с очередной партией спасенных. Им помогли расстегнуть ремни, слезть с дракона и повели на кухню. Изя важно вошел в ворота и устроился под навесом с куском мяса. Теплый жилет и сапоги обеспечивали полный комфорт. Гномов накормили и выдали по трубке. Пива не было. Баб тоже, о чем со смехом им и сообщили. Шанталь предупредила, чтобы не брались за ее меч. Ювин продемонстрировал обсмаленную ладошку. Заодно, посоветовали воздержаться меряться с ней боевым мастерством. Любое оружие разлетится на кусочки. Вновь прибывшие прониклись. Их отправили отдохнуть. Сказали, что с завтрашнего дня загрузят по полной. Операция “Спасение гномов” прошла успешно, быстро и бескровно.

Компания решила чуток прошвырнуться по окрестностям. Придумали легенду, что переводят гномов в плавильный цех. Вдруг налетят на эльфов. Бродили долго и уже собирались возвращаться, когда Нали уловил характерный запах дыма. Ульдин тоже. Пошли дальше, держа нос по ветру. Через полчаса наткнулись на частично размещенный в толще скалы плавильный цех. Просто так войти возможности не было. Территория была огорожена и хорошо охранялась. Фокус с дешевым мороком и легенда типа “мы свои” не прокатит. Охрана серьезная. Никаких лазов и ходов поблизости тоже не наблюдалось. Сидя за кустами и толстой елью жевали пеммикан, запивали его водой из ближайшего родничка и размышляли. Кулуриэн наслаждался очередной лепешкой и что-то мурлыкал под нос. Ульдин уже потихоньку привык к двум эльфам, особенно после того, как они подняли забрала.

На Нали были подогнанные под его рост доспехи. Сверху гном натянул шубу. В руках самодельная секира. За поясом торчал небольшой топорик типа томагавк Джо. Ульдин прихватил свою кирку и чувствовал себя довольно уверенно. Пока они наблюдали, из ворот выехала небольшая повозка. Она была чем-то нагружена и накрыта толстой тканью. Правил ею гоблин, что несколько удивило, так как считали, что в

Стране Вечного Лета других рас нет. Пошли следом, тщательно маскируясь.

— Гляди, гоблин. Откуда он тут? – удивился Ларри.

— А с чего бы ему тут не быть? Когда ставился Защитный Щит, никто не бегал и не оповещал жителей. Кто оказался под Щитом, тот выжил, вне зависимости от расы, – ответил Кулуриэн.

— Тогда, и люди есть, – проплямкал жующий Ларри.

— Люди, вряд ли. Людское племя любопытно, агрессивно и вечно не сидит на месте. Может быть, где-то и затерялось одинокое поселение, но маловероятно. Если бы тут были люди, то, поверь моему многовековому опыту, сюда была бы уже проторена дорога и стояли Ворота. А раз об этой Стране мало что известно, то наличие здесь людей сомнительно. Как и орков. Слишком уж они свободолюбивы, воинственны, и их шаманы с непонятной магией, опять-таки, малопривлекательны. Так что, скорее всего, кроме солнечных возможно наличие других подрас эльфов, а также мелочь, вроде гоблинов, цвергов, кобольдов и прочая. Драконы тоже маловероятны, иначе гордые эльфы хотя бы одного оседлали, а не рассекали на легрифах. Вот животных можно встретить, я думаю, любых. К ним никакие эльфы агрессию не проявляют. Наоборот. Звери могут спокойно прохаживаться по городам и поселениям, и никто их не тронет. Накинув личину волков можно будет взять ваших Побратимов. Собаки тут будут вряд ли. Обычно они живут в людских посе-лениях.

— Кстати, Кулуриэн, а почему ты раньше молчал. Ведь, как я понял, даже тогда, когда обсуждался вопрос похода, ты, не сказал, что фактически родом из Страны Вечного Лета, - не удержался Ларри. Этот вопрос его давно мучил.

— И чтобы это изменило? Ворот тут нет. К тому же, не был я тут. Я родился и вырос в Междугорьи. Мать сюда не ездила и ни о чем не рассказывала. Шли мы из Каоса. Совсем с другой стороны, если ориентироваться от Края Красных Кленов. Земли нашего Рода вообще намного южнее. Так что, знал я тоже, что и вы. Никаких семейных преданий мне не рассказывали. Старшему брату - может быть, но я был самый младший, да еще и в Академию Магии ушел учиться. Никак не гордость Рода. Нанялся в отряд Серых Плащей,

где командир человек. Позор эльфийского народа. Это у вас просто смотрят на межрасовые браки и сов-

местную службу. У нас крики “Позор”.

Пока Кулуриэн разглагольствовал, мохнатые быки дотянули повозку до очень удачно расположенной скалы, обогнув которую пропали из поля зрения охраны плавильного цеха.

— Ну, что, посмотрим, что-там везет наш горбоносый друг, – Ларри надвинул на лицо забрало шлема, - как бы его так вырубить, чтобы не сильно заметно было?

Нали поднял с земли увесистую каменюку. Эльф скривился: - Слишком заметно. Ларри, набрасывай Невидимость, а я сейчас спою ему колыбельную. Пойдете по моей команде, сами не суйтесь, а то, заснете раньше гоблина, - с этими словами эльф бросил свой рюкзак Ульдину и, бесшумно скользнув вперед, растворился в сумеречном лесу.

— Так, парни. Сейчас я прикрою нас, на всякий случай. Быстро подбегаем к возу и смотрим, что там и, что можно прихватить для наших нужд. На все про все десять минут, потом исчезаем. Гоблин проснется. В это время раздался свист.

— Время пошло. Вперед. – Ларри побежал к возу. Гоблин сидел на козлах свесив свой длинный нос. Быки меланхолично жевали с закрытыми глазами. Быстро подбежали к повозке и чуть откинули толстую ткань. Телега была доверху набита слитками готового металла. Поэтому быки тащили ее с таким усилием. Глазам Ларри предстала довольно большая куча рыжих слитков. Медь, видимо. Он схватил около дюжины слитков и засунул в свой рюкзак. Под ними оказалось небольшое количество чуть меньших по размеру светлых слитков. В сумерках хорошо видно не было, да и Ларри не особо разбирался. Юноша схватил пять штук. Четыре влезли, пятый никак. Ларри застегнул рюкзак, а пятый слиток бросил обратно. Не в руках же его нести. К тому же, кучка таких была совсем маленькая. Заметят пропажу. Прикрыл их рыжими слитками и закрыл полог. Заглянул за борт повозки. Гномы набили полные рюкзаки и продолжали смотреть на телегу, как мыши на крупу. Ларри махнул рукой. Нали со вздохом опустил ткань, предварительно подвинув оставшиеся слитки так, чтобы прикрыть брешь. Подпихнул Ульдина в спину, и вместе с Ларри они быстро пошли в сторону “Западного форта”, как вслед за Джо стали называть небольшой домик гномов. За ними бешумно шел эльф. Следы после него исчезали, и снег белел девственной чистотой.

Через два часа такого темпа гномы начали пыхтеть и притормаживать. В это время Ларри уловил зов Дэйла и отозвался. Вскоре из-за сосен вынырнули две упряжки. С облегчением сложили груз на нарты Джо. Усадили Ульдина на вторые нарты. Нали стал на полозья этой упряжки. Любопытный гном успел попробовать управлять и мог удержать нарты. Ларри и Кулуриэн одели привезенные лыжи и побежали рядом. Дело пошло быстрее и часа через полтора прибыли в домик. Там их уже ждал горячий ужин. А сытому Ульдину презентовали личную трубку. Ратчер, оказывается, не только любил курить. Он еще мог вырезать трубки. Гномы сделали по его рисункам нужный инструмент и освободили от всех работ. Ратчер уже вырезал три трубки и подарил их прибывшим гномам. На всех не хватало, но было взято обещание сделать еще. Гномы собрали совещание и постановили: из-за малого количества табака курить только одну трубку в день. Вечером, на сон грядущий.

После еды вытрусили содержимое рюкзаков на пол. Гномы исполнили зажигательный народный танец. Оказывается, кроме железа, которое принесли гномы, Ларри спер медь и четыре мифриловых слитка. Последние и вызвали у гномов восторг. У них появилась возможность выплавить мифрил. Сплав мифрилита и

железа. Медь тоже давала простор для действий. А, что касается тугоплавкости мифрила, так один

выдох Изи, и любой метал размягчится. На это гномы и рассчитывали. Дракон особо не выпендривался и спокойно дул куда его просили. Именно поэтому, кузницу перенесли под выступ скалы. На свежий воз-

дух, и Изя помещался.

После ужина задумались, как найти украденное. Скорее всего в разведку пойдут Ларри, Шанталь и Кулуриэн. Остальные расширят «форт» и изготовят пластинчатые доспехи, чтобы можно было легко подгонять под нужный размер. Оружия тоже не было. Мечи, взятые в Призрачном городе, гномам по росту не подходили. Нали предложил чуть перековать кирки и получить боевые топоры. Лучников среди гномов не было. Воином был только Нали. Остальные кузнецы и рудокопы. Эльфы старались воинов не брать. Избегали лишних проблем.

Глава 23. Жадность начальника сгубила.

Тянуть было больше нельзя и Ларри, Шанталь и Кулуриэн пошли на разведку в Аркоресс. На месте сориентируются. Разведгруппа шла пешком, прихватив вместительные рюкзаки. Лихо влететь на драконе, значит сразу все провалить. След от упряжек тоже выдаст с головой. Солнечные эльфы вряд ли были хорошими следопытами. Этот народ не охотился, но непонятные следы на снегу вызовут вопросы у любого зрячего существа. К тому же, не сбрасывали со счета возможность проживания на лесной территории лесных эльфов. А уж они точно заинтересуются с чего вдруг трое солнечных эльфов носятся по лесу на санях,

с впряженными в них огромными собаками. Не известно, кому они расскажут об увиденном и своих умозаключениях.

Карты не было. Только заметка купить при первой возможности. Пока шли, допытывались у Кулуриэна, как устроены эльфийские города. Он их обрадовал, что трактир или рыночную площадь они вряд ли увидят. А, как при таком раскладе собирать сплетни - неизвестно. Эльф обнадежил, что некоторые, не особенно богатые, могут что-то продавать. Опять же, лавки в чистом виде увидеть надежды не было. Скорее всего, это может быть небольшое помещение возле мастерской ювелира или оружейника. Можно купить ткань или еду, если кто-то из жителей пожелает продать. Гостиниц тоже не предвидится. В центре города находится замок правителя. Все, кто имеет высокое происхождение или какие-то особые заслуги, селятся в центре. Многие дома, по сути, есть специальным способом выращенные деревья или лианы. Эльфы не особенно общаются с жителями Междугорья, предпочитая, чтобы о них никто не знал. Так что, вырисовывалась проблема с ночлегом и возможностью что-то купить.

— Интересно, а какие тут деньги? Такие как у нас или особые? – спросил Ларри.

— А какая одежда? – это уже Шанталь не выдержала.

— Насчет одежды - не переживайте. Солнечные эльфы довольно консервативны в плане моды. Та, что на нас, сойдет. Скажем, дорожная одежда.

— А откуда мы тут взялись? Надо хоть какую-то легенду сочинить, – Ларри запахнул поплотнее плащ. Шубы не брали. Взяли только теплые плащи, доспехи заодно скрыли. На головах у всех были капюшоны. Назрел вопрос с ночлегом. Хорошо, что взяли одну палатку. Пожевали пеммикан и лепешки. Запили простой водой. Костер не разводили. Устроились в палатке и заснули.

В Каосе была небольшая суматоха. Шанталь и Мика умудрились еще раз выйти на связь, и кое-что рассказать. Передали Брейгу приказ Ратчера связаться с Начальником Академии Авалоном. Составить письмо о том, что в процессе поиска артефактов распутали старое “Дело о пропавших гномах”. Довести до сведения всех Старейшин Подгорий, что с наступлением лета гномы окажутся в большой опасности. Нужно удержать горячие головы от военных действий. Пройти через Белое Безмолвие армия гномов не сможет. Перечислив все это, Брейг очень аккуратно составил свое письмо. Его должна была передать Натаниэль, которая вместе с Леей в сопровождении трех стражей крепости отправилась в Академию своим ходом. Ворота признаков жизни не подавали.

Борин, узнав о коварстве эльфов рвал и метал. Но, сам добраться он не мог. Гном выгреб солидную часть своего денежного запаса и помчался в Виндхельм, где запасся большим количеством табака. Там же предприимчивый гном прикупил продававшийся по маленькой цене мешочек Пудры Смерти. Торговец был рад избавиться от застрявшего товара. Продал даже с убытком, лишь бы сбыть. Медный Котелок расплывчато буркнул о горных работах. Торговец не расспрашивал особо, чтобы не спугнуть покупателя. Теперь перед гномом встала задача передать покупки. Изя просто так лететь не будет. Чтобы не сидеть без дела, гном решил наделать еще патронов.

Благополучно переночевав, перекусили и потихоньку пошли дальше. По мере продвижения к центру Страны стало теплее. Снега не было, но и сильного тепла тоже. Вроде бы, как весна. К вечеру показались небольшие изящные строения и замысловатые сооружения из деревьев, лиан и еще каких-то растений. Мимо совершено спокойно протрусил волк и углубился в заросли. Вооруженной охраны видно не было. Еще немного потеплело. Пошли дальше, думая, как переночевать. Хорошо, что растительные дома стояли на большом расстоянии друг от друга. И темнело рано. Эльфы при помощи магии смягчили климат, но продолжительность светового дня была им неподвластна, как и сияние Небесного Огня. Последний, ярко вспыхнув, осветил небольшой лесок с густыми кустами. В нем и остановились. На палатку набросили маскировочные плащи, которые окончательно укрыли ее от любых взглядов.

Утром пошли дальше. Границы города, как таковой, не было. Дома стали выше и более фантастических форм. Улицы выглядели, как участки, на которых не было растительности. Грязи под ногами тоже не было. Мимо прошли два эльфа, одетые в теплую шерстяную одежду. Кулуриэн и Ларри поприветствовали их прижав руку к груди и склонив голову. Шанталь просто поклонилась. Эльфы ответили на приветствие тем же.

— Фу-ух. Угадали, – Ларри смахнул со лба несуществующий пот.

— Основы этикета остальные эльфы позаимствовали у солнечных, бывших самой старшей расой, - рассмеялся Кулуриэн, - мы не могли не угадать.

Дальше пошли уже веселее. Улицы стали шире. На тех, которые вели к центру, появилась кладка из разноцветных камней, выложенных в виде растительного орнамента. Дома приобрели совершенно сказочный вид. Шанталь, каким-то непостижимым женским чутьем, углядела небольшой домик из разноцветного камня, переплетенного лианами и плющом. Дверь была открыта. Зашли внутрь. В помещении никого не было. На небольшом столике были разложены женские украшения невероятной красоты. Шанталь замер-ла, не сводя глаз с ожерелья из небольших изумрудов. Ларри и Кулуриэн стояли рядом.

— Мы не сможем за него заплатить, – грустно пробормотала Шанталь. В этот момент в комнату вошла молодая эльфийка. Во всяком случае, она казалась одного возраста с девушкой.

— Могу чем-то вас порадовать? - склонила она голову в вежливом поклоне.

— Я могу у вас узнать стоимость этого ожерелья? – изумрудные глаза Шан-таль ярко блеснули в полумраке комнатки.

— О, вам оно пойдет. Стоит семьдесят золотых монет. Вы, хотели одеть его на Праздник Весеннего Равноденствия? – эльфийка вопросительно уставилась на Шанталь. Ларри икнул. У них всего бы-ло около пятидесяти золотых. Эльфийка увидела их замешательство.

— Ваш любимый может часть отдать потом. Я вам верю.

— Это мой брат. И…- Шанталь чуть замешкалась, – и отец. Мы не брали с собой столько денег. Просто, гуляли. Смотрели город.

— Вы, не местные. И одежда у вас чужая.

— Мы из Долины Звезд. Приехали навестить родственников. В эту сторону мы еще не заходили. Хотели пройтись чуть дальше, поэтому и одеты так, – Шанталь лучезарно улыбнулась и кивнула на рюкзаки.

— Понимаю. А куда, вы, пойдете?

— Хотим прогуляться к горам. А что? – спросила девушка.

— Мне надо расплатиться за купленный материал и купить еще. Камни у брата есть, а вот металл нужно купить. Нужно пройтись к Рудным Горам. Я беру там золото и серебро. Они не является целью добычи и когда попадаются, мне продают, - объяснила эльфийка.

— Мы проводим госпожу. Сегодня уже поздно. А завтра на восходе зайдем к вам. Будьте готовы, – сказал Кулуриэн. Ларри в подтверждение кивнул. Эльф что-то задумал.

— А оплата?

— Поговорим, когда, вы, вернетесь домой, – на этом Кулуриэн поклонился и, легонько подпихнув грустную Шанталь, вышел из домика. Ларри с улыбкой поклонился хорошенькой девушке и вышел следом. Спросил у Кулуриэна: - Что ты задумал?

— Сегодня пройдемся по городу, осмотримся. А завтра нам все равно возвращаться. Проводим девушку. Она явно направляется к горам, где гномы работают в руднике. Сопровождая ее, мы сможем попасть во внутрь и осмотреться. К тому же, она торгует ювелиркой. Значит это, что ее клиентами могут быть очень, ОЧЕНЬ! знатные. Наверняка Сиятельные Дамы болтают с хорошенькой и милой девушкой. Женщины всех рас одинаковы. Шанталь может многое у нее выведать.

Друзья пошли дальше. Через пару часов прогулки по сказочно красивому городу их носы учуяли аромат свежих лепешек. Неподалеку стоял невысокий домик, увитый зеленым плющом. Из приоткрытой двери доносился аромат. Мужчины слаженно свернули в этом направлении, девушка тоже проголодалась. Домик состоял из одной большой комнаты, разделенной на небольшие участки увитыми плющом, деревь-

ями. Возле них стояли небольшие столики и стулья, сплетенные из лозы. Немного побродили по домику и уже хотели выйти, когда немолодая эльфийка подошла к ним и поприветствовала: - Желаете покушать?

— Да, если можно, - сказал Кулуриэн.

— Лепешки и Бодрящий напиток, - предложила хозяйка.

— Хорошо. Мы с вашего позволения сядем здесь.

Через пару минут перед ними стояло блюдо с лепешками и кувшин ароматного, золотистого напитка. На столике сразу же материализовались кружки с красивым растительным орнаментом.

— Да восстановятся ваши силы, – поклонилась хозяйка и вышла.

— Как бы нам расплатиться и не обидеть хозяйку? – пробубнил Ларри с набитым ртом. Хозяйка, словно почувствовав, что гости уходят, подошла к ним.

— Мы бы хотели отблагодарить вас за вкусную еду и взять с собой ваших изумительных лепешек, – Кулуриэн вежливо поклонился.

— Три серебряных монеты, и я с радостью дам вам лепешки, - улыбнулась хозяйка. Эльф быстренько отсчитал монеты, а хозяйка вручила им довольно объемный сверток. Раскланявшись с гостеприимной эльфий-

кой, пошли дальше. Пока ходили, солнце начало клониться к закату. Быстренько прошлись по главной площади и убедившись, что дворец правителя находится где-то дальше, пошли на старое место ночевки. Лепешки у них были, а вода не проблема. Между деревьями текли чистые, прозрачные ручейки. Животные редкостью не были. С деревьев трещали белки, пробегали олени. Хищников видно не было. Уже подходя к месту ночлега раскланялись с седым эльфом, похожим на мага, возле которого трусил крупный волк.

— Можно взять Побратимов и Таис. Она и так на волка похожа, - повеселела Шанталь. Настроение поднялось и, перекусив лепешками, устроились спать. Утром надо было рано встать.

В ”Западном форте” кипела работа. Гномы сделали большую комнату и установили несколько кроватей. Ставили с запасом. Изя во всю пускал огонь. Гномы, используя самодельную наковальню, ковали доспехи. Ратчер вырезал трубки. Борунд, Аргонтар и Джо поехали на большую охоту. Нужно было накормить дюжину крепких мужиков и столько же собак. Плюс дракон. Изя особенно не летал, чтобы не светиться. Поехали в сторону рудника. Мика “увидела” стадо мохнатых быков. Выпрягли Таис, Клыка, Татра и Дэйла. Они благополучно загнали быков на засаду охотников, где их и добили. Почти закончили свежевать туши, когда миури уловили какой-то шум со стороны Рудных Гор. Разведчики и Татр решили посмотреть, что там. Джо потихоньку поехал домой. Подошли к самой границе леса и уже собирались выйти, но Татр всех остановил: - «Тихо. Гномами пахнет».

Тут же увидели, что в их сторону бегут пятеро гномов. Трое бежали чуть впереди. Двое, скованные кандалами, отстали. Гномы уже вбежали в густой подлесок, когда сверху раздался клекот легрифов. Успели накинуть на них Защитный Щит, но из-за спешки и движения гномов не совсем удачно. Троих передних почти прикрыли, а двое задних сильно отстали и словили длинные эльфийские стрелы. Ветки деревьев их немного отклонили. Стрелы вонзились чуть наискосок, но гномы все равно кувыркнулись и ткнулись носом в снег. Трое убежавших вперед обернулись и встретились взглядом со светловолосым эльфом, человеком и огромным, черным псом. Эльф приложил палец к губам: - Тихо. Не орите. Мы попытаемся вас спасти. Берите их на плечи и бегите вперед.

Борунд сильным ударом меча перерубил цепь на кандалах. Двое гномов подхватили упавших. У третьего в бедре торчала стрела, но он кое-как похромал следом за остальными. Разведчики и Татр стали с трех сторон большой поляны. Когда гномы пробежали ее, зарокотало, земля закружилась в небольшом смерче. Когда он улегся, то снег был весь перекопан, истоптан большими волчьими следами и заляпан кровью. Обрезки шкур и остатки туш перемешались со снегом и выглядело так, будто там лежали искалеченные тела гномов. Борунд перекинул через плечо раненого в бедро. Гномы тащили своих подстреленных товарищей. Татр убежал далеко вперед. Аргонтар остался сзади. Через некоторое время из леса перед изумленными гномами вынырнули узкие сани с запряженными в них собаками. Беглецов кое-как усадили. Нарты запетляли между деревьями, а двое мужчин бежали рядом и удерживали их на поворотах. Скоро их догнал Аргонтар. Там, где он прошел, не было ни одного следа.

— Эльфы в подметки не годятся нашему Джо, – Аргонтар рассмеялся, - легрифам в лес хода нет. Пришлось вернуться и посадить их в поле. Пока дошли. Шли по следам, которые Татр изобразил. Головами только кивали. Походили по поляне, осмотрелись, - Разведчик проговорил, издевательски копируя охранника: «Наши серые братья сегодня хорошо поели. Гномов уже мало осталось, но ничего, лето скоро».

Борунд заржал. Татр перевел сказанное Джо. Тот фыркнул и презрительно сказал: - Плохой охотник сидит с голодным животом.

Показалась крепость. Миури передали приказ встречать раненых. Из крепости выбежали несколько гномов. Хромавший гном слез с саней и удивленно уставился на подошедших: - Дядька Генобад! Ульдин! Рикбольд! Вы, что, живы?! А у нас там такое рассказывают. Говорят, что эльфы призвали на помощь шкоров и убежать нельзя.

— Это хорошо. Главное, чтобы эльфы в это поверили, - сказал Генобад.

Раненых занесли внутрь. Первым выпрягли Джанго, и он сразу начал их осматривать: - «Раны очень тяжелые. Нужны лекарства, которых у меня нет. Стрелы вынем, я остановлю кровь, но надо срочно перевезти их в Каос. Здесь они умрут. Я не всесилен, – миури посмотрел на хромавшего гнома, – тебя я могу подлечить. У тебя рана не опасная».

— А как отсюда можно выбраться? – спросил один из вновь прибывших.

— Верхом на драконе. Но уже стемнело, и он лететь не будет. Джанго, до утра дотянут? – спросил Генобад.

— «Да, я постараюсь поддерживать их силы. Будете помогать мне».

Все захлопотали вокруг гномов. Ратчер пошел к дракону, помогавшему в кузнице и сказал: - Изя, иди спать. Завтра на рассвете летишь в Каос. У нас два тяжелораненых.

Дракон подпрыгнул и подавился дымом: – Кто?

— Гномов спасли.

Изя устроился спать. Гномы тоже бросили работу и пошли к вновь прибывшим.

Едва рассвело Изя, полностью одетый, уже ждал во дворе. Одного из раненых, который был в сознании, устроили на место всадника. За ним посадили более тяжело раненого. Последним сядет крепкий рыжий гном с простреленной ногой. Прикрепили запас мяса для Изи и еду для Орма. Он прощался во дворе с широкоплечим длиннобородым гномом, чем-то похожим на Борина: - Отец, не волнуйся. Все будет в по-

рядке, - Орм сел последним и его кое-как пристегнули ремнями. Дракон взлетел и взял курс на Каос.

Утром Кулуриэн разбудил двойняшек. Нещадно зевая поели и пошли к домику ювелиров. Эльфийка уже ждала на крыльце в теплом плаще и с рюкзачком за плечами.

— Элуидесс, – представилась она.

— Шанталь, а этой мой отец Кулуриэн и брат Хагрилар.

— Можно просто Ларри, – юноша так и светился, крутясь вокруг очаровательной девушки, – разреши, я понесу твой рюкзак.

Девушка с милой улыбкой сняла со спины легкий рюкзачок и отдала Ларри. Потом спросила: - Шанталь, а ты придумала костюм для бала?

— Да вот, думаю. А какие себе делают? Ты, не знаешь?

— Одна из Сиятельных купила у меня рубиновое ожерелье. Будет Утренней Зарей. Многие маски только оденут. Король Таэритрон в конце бала сделает подарок той, которая будет признана самой лучшей и кого никто не узнает.

— А мужчины участвуют? – спросил Ларри.

— Конечно, но обычно одевают только маски и изменяют голос. Кстати, будет новый советник короля господин Герстальф.

В этом месте Ларри споткнулся, а у Кулуриэна заблестели глаза и раздулись ноздри, как у гончей взявшей след. Он спросил: - А кто еще будет?

— Ну, как всегда. Представители Высоких Родов и семья короля. Много гостей, которые еще осенью приехали, до морозов. В основном это кланы Красного Клена и Золотой Березы.

Кулуриэн чуть придержал Ларри, а девушки ушли вперед, продолжая мило чирикать. Эльф шепнул: - Это кланы Кайруила и южных земель. От них тогда и улетела наша флейта.

— Все собрались. Что-то затевают, не иначе. Знать бы еще, где обретается прадедушка. Вряд ли он так просто сдался и Таэритрон будет спокойно править. Кстати, почему правит он, а не Гэлторинэл? Или я что-то не понял? – спросил Ларри.

— Правильно, ты, понял. Таэритрон захватил всю верховную власть в стране. И, я не удивлюсь, если Гэлторинэла нет в живых.

— Его сыновей, скорее всего, тоже – сделал вывод парень, - эх, карту не купили. Похоже, что карты этих земель нет.

— Вряд ли они обширны. Может быть, чуть вытянуты в южном направлении. Маги не могли защитить очень большую территорию.

Мужчины догнали девушек. И Ларри с самой обаятельной улыбкой начал расспрашивать о том, какие украшения они делают.

— Кулуриэн, эта малышка поставляет драгоценности королеве и “Ура” она бывала в сокровищнице и знает, что она находится в южном крыле дворца, рядом со спальней короля и королевы, – оповестила эльфа Шанталь.

— Хм, обычно наш народ мало интересуется материальными ценностями. Это больше похоже на гномов.

— Кстати, у правителя нет детей. Причина неизвестна.

— Я о ней догадываюсь. А как зовут королеву? Мириэм?

— В точку.

— Значит, это брак по расчету, как и думали все. Без любви со стороны хотя бы одного партнера, дети не рождаются. Таковы все эльфы.

— Значит, Лайэллону достаточно устранить брата, чтобы заполучить трон, – сделала вывод прямолинейная и практичная Шанталь.

— Интересно, а на чьей стороне играет наш вампир? – Кулуриэну не давало покоя нераскрытое дело.

— Может быть, есть еще кто-то третий? Зачем Таэритрону артефакты Междугорья? – девушка вопросительно посмотрела на эльфа, – прадедушка решил отвоевать себе еще один трон? Замахнулся на Междугорье.

— Все может быть. Эта малышка просто кладезь информации и вся непроверенная, - хмыкнул эльф.

— Надо попасть на бал и поразнюхать, – у Шанталь загорелись глаза в предвкушении. Какая женщина не мечтает попасть на бал эльфов?

— Постарайся аккуратненько узнать, нужны ли пригласительные? Сколько гостей там будет? Нам нельзя засветиться. Не удивлюсь, если мой дражайший дядюшка крутится тут же, – Кулуриэн задумчиво посмотрел себе под ноги.

Вечерело. Шли весь день без остановки. Все устали и Кулуриэн объявил привал. Поставили палатку. Перекусили лепешками, запивая их водой и легли спать.

Изя все-таки присел передохнуть. Он уже видел на горизонте тоненькие полоски Двух Скал. Орм развязал мешок с мясом и дал Изе. Дракон быстро поглотал мясо и напился. Чуть прикрыл глаза. Передохнуть, пока поест гном. Они уже познакомились. Хотя много говорить не получалось. Слишком холодно и ветер сбивает дыхание. Гном тоже перекусил, потом спросил: - Изя, ну как ты? Можешь лететь? Им совсем плохо. Оба без сознания. Бредят.

— Полетели. Я уже вижу Две Скалы, – и Изя взмахнул крыльями. Через полчаса дракон заходил на посадку в Каосе. Посреди двора Борин и Хагир муштровали вояк гарнизона. Увидев дракона все расступились.

Еще в воздухе Изя закричал: - Срочно, у меня раненые!

Борин и Хагир сразу подбежали и начали отстегивать ремни. Воины подхватили бесчувственных гномов и понесли их в домик лекаря. Туда же побежала и Лия.

— Дядька Борин!!! Это ты?! Это я! Орм!

Борин подпрыгнул на месте: – Племянник! А где Хродгар?

— Он там остался. Даже не ранен. Нашим будет помогать бежать. Сейчас все расскажу.

— Пошли ко мне, - предложил гостеприимный гном.

— Нет. Мы идем в Обеденный Зал. Изя, и ты тоже. Слишком много вопросов накопилось, - скомандовал Хагир.

Через час Орм, немного отдохнувший и переодетый в выданную Борином одежду, прошел вместе с дядей в Обеденный Зал. Возле камина уже лежал Изя. За столом, кроме уже знакомого гному Хранителя, сидели две эльфийки и гоблин. Рядом с одной из эльфиек сидела золотисто-рыжая миури. Перед тарелками Орма и Борина стояли два литровых жбана с пивом. Гномы аж губами причмокнули. Запасливый Борин успел накануне смотаться в Виндхельм, и в небольшой лавке, в которой распоряжался кряжистый русобородый гном, купил большой бочонок “Веселого гнома”. На бочонке красовалась тоненькая пластинка с гравировкой в виде подмигивающего и улыбающегося гнома с большой кружкой пива, на которой была шапка пены, в руке.

Поели, гномы опустошили свои кружки. Слуга, по знаку Хагира, принес еще. Хранитель пил вино. Эльфийки и миури не пили. Неожиданно Изя попросил: - Господин Хранитель, а мне нельзя пивком горло промочить?

Хагир вздернул одну бровь, с ухмылкой глянул на смущенного дракона, оценил габариты начавшего матереть зверя и махнул слуге. Тот через пару минут принес еще одну кружку и поставил перед Изей.

— За то, чтобы это предприятие благополучно закончилось, – это Изя выдал тост и отсалютовал своей кружкой. Гномы дружно грохнули своими. Хагир не стал рисковать своим бокалом, просто отсалютовал. Выпили. И начался разговор из-за которого, собственно, все и собрались.

— Орм, расскажи, что знаешь, - сказал Хранитель.

— Да нечего особенно рассказывать. Погуляли мы тогда хорошо. Домой пошли. Ну, выпивши. Но, шли сами и оружие у нас было. А тут, бабы… – Он покосился на эльфиек. Те никак не отреагировали и гном, воодушевившись, продолжил, – ну, мы за ними. Зашли в дом, разошлись по комнатам, потом чернота. Пришли в себя в телеге. Связанные, пошевелиться не могли, орать тоже, рот не открывался и звук из себя выдавить не могли. Правил телегой гоблин. Так и везли, как кули с зерном. Развязали в большом строении, похожем на казарму. Там наших много было. Нам сказали, что мы попали на рудник рабами. И находится он в Стране Вечного Лета. Сбежать отсюда нельзя. Летом тут охраны полно, а зимой все равно дальше Белого Безмолвия не убежишь. Наши пытались. Погибло много. А вот сейчас начались непонятные исчезновения. Сначала троих хрублы утянули. Твари такие там есть. Еще четверо повелись на морок и пропали. Это сейчас мы узнали, что друзья помогли. Года три назад десятке удалось сбежать. Выжили трое. Нас потом десятками перестали сковывать. Максимум трое – четверо. Сбежавшие обосновались на границе Белого Безмолвия. Выживали, как могли. Пройти в Междугорье никто не смог. Ваши первые, кто смог. И они спасли уже больше дюжины гномов.

— А что с пропавшими артефактами? – спросил Брейг.

— Ничего не знаю. Ратчер сказал, передать гоблину Брейгу, чтобы письмо обязательно отослал. Нужно перекрыть границу с Междугорьем. Летом опять начнется охота на гномов. Наших мало уже осталось, десятка два, не больше. Многие погибли, когда пытались бежать. Вот последним повезло. Помогли.

— Изя, отоспись, отдохни. Завтра на рассвете полетим, - сказал Борин.

— Карк?! – Изя аж подпрыгнул, - что значит полетим? Я должен доставить еще патроны, денег, если можно. То зеленое платье. Шанталь так сказала. Говорит, мама знает. Парадные ошейники миури. Еще крупы и

табака побольше. Ратчер умеет вырезать трубки. Гномы такие счастливые ходят. Правда, курят раз в день. Табака почти не осталось. Никто не говорил, что еще кто-то летит.

— Я лечу, Изя.

— Мастер Борин, но как же груз?

— И груз летит.

— Я не дотяну столько!!!! – глаза бедного дракона из грустных и хитрых стали круглыми и совершенно страдальческими. Он оглядел крепкую фигуру гнома и весь как-то грустно вытянулся. И сдулся.

— Изя, ты только что, практически без остановки, привез троих, – Борин начинал злиться.

— Дык, они худющие какие. Одни кости. А у вас доспехи вон сколько весят. Плюс оружие. Ну, и вы.

— Я не такой уж тяжелый.

— Мастер Борин, как не тяжелый! Вы, это самое … ну … того… Мужчина в самом расцвете сил.

— Изя, я должен попасть туда. Там мои братья. И детям надо помочь. Сделаем два, три перерыва, сколько скажешь. Мяса возьмем.

— Ладно. Все равно у меня нет выбора. Я обещал вернуться.

— Вот и ладушки. Отдыхай, а я пока соберусь.

Изя зевнул и улегся спать. Мужчины еще поговорили и гномы ушли в домик Медного Котелка.

На горизонте показались высокие хребты Рудных Гор, подсвеченные восходящим солнцем. Четыре эльфа быстрым шагом шли по едва заметной тропинке. Слева от них темнела полоса леса. Стало значитель-

но холоднее. От лежавшего неподалеку снега тянуло холодом. Через три часа быстрого хода подошли к небольшому, приземистому строению. Элуидесс предложила: - Говорить я буду. Меня уже знают. Тут

охраны много. - Кулуриэн согласно кивнул. Зашли в небольшое бревенчатое строение с узкими, высокими окнами похожими на бойницы. За строением начинался высокий забор. На одно из заостренных вверху бревен села ворона. Полыхнуло голубоватым светом, раздался треск, и обугленная тушка свалилась внутрь ограды. Кулуриэн и Ларри переглянулись. Шанталь сделала невинные глаза без проблеска мысли, хотя тоже прекрасно все поняла. Магическая Защита и нехилая. Знать бы еще, что тут охраняют. Возможно, здесь находится склад с готовыми слитками, которые затем отправляют в оружейные мастерские.

Элуидесс подошла к сидевшему за, заваленным свитками, столом гоблину и слегка кивнула: - Могу я видеть господина Друлавана? У меня к нему дело. - Гоблин искоса взглянул на эльфийку и пошел в другую комнату. Через несколько минут оттуда вышел высокий, довольно плечистый эльф в вороненых доспехах и с мечом у пояса. Увидев девушку, сказал: - Здравствуй, Элуидесс, зачем ты хочешь видеть меня?

— Я принесла долг. И вот, на эту сумму брат просит продать золото и серебро. – Девушка выложила на стол небольшой мешочек. Эльф взвесил его в руке, высыпал часть монет на ладонь.

– Подождите, - и вышел из комнаты.

Двое мужчин и девушка стояли возле двери, никак не вмешиваясь в происходящее. Плащи скрывали доспехи и оружие, а глубокие капюшоны - лица. Было видно, что двое мужчин, а третья женщина. Хотя, это мало, что меняло. Эльфийки-воины не уступали мужчинам.

Вернулся Друлаван. В руке у него был довольно тяжелый сверток. Он протянул его Элуидесс: – Возьми.

Девушка взяла сверток и развернула его. Тускло заблестело серебро. - А где золото? Брат заплатил достаточную сумму.

— Остаток пошел в счет уплаты долга.

— Там сверх долга была достаточная сумма. Вы, заменили золотой слиток на серебро! – возмутилась Элуидесс.

Эльф нахмурился и взялся за рукоять меча. Кулуриэн, успевший опустить забрало, сделал знак двойняшкам, оставаться на месте, а сам шагнул вперед, и откинул капюшон и полы плаща. Засверкали серебристые доспехи со сложным растительным орнаментом.

— Вы, не только наживаетесь на принадлежащем всему нашему народу, но еще и обманываете честную девушку.

— Советник! Собственной персоной! - Друлаван снял руку с меча и приложил к груди в приветствии. Одновременно, он склонил голову, но исподлобья наблюдал за гостем.

— Рассчитайтесь с девушкой, по совести. А о вашем поведении будет доложено Совету, – Кулуриэн стоял посреди комнаты серебряной статуей. Возле двери замерли еще двое в плащах. Проштрафившийся эльф заметил такой же серебряный проблеск под плащами и решил не рисковать. Пошел в другую комнату и вынес золотой слиток.

— Возьмите, милая Элуидесс. А серебряный оставьте себе. Это ошибка служащего, – Друлаван покосился на удивленного гоблина. Стал так, чтобы его спина закрыла от него происходящее, - это мой вклад в казну Совета, – и вложил в руку Кулуриэна довольно увесистый мешочек. Эльф не стал геройствовать. Молча взял мешочек и опустил его в карман. Кивком указал Элуидесс на двери. Когда девушка вышла, за ней вышли Ларри и Шанталь. Последним вышел Кулуриэн. Он набросил на голову капюшон и закрыл за собой двери. Шли молча. Когда отошли на приличное расстояние, Шанталь спросила: - А, как ты сообразил представиться Советником?

— Просто рискнул. Очень уж рожа у этого Друлавана хитрая. И гоблин явно был удивлен. Судя по всему, начальник охраны потихоньку подворовывает причитающийся казне металл. Его реакция это только подтвердила. - Шедшая как мышка Элуидесс подняла голову: - Так вы не Советник?

— Нет. Мы действительно приехали в гости. Он просто с перепугу принял мои доспехи за те, что носят Советники короля. И деньги сам мне в руку сунул. Я и взял.

— Не нравится мне его рожа. А сколько в мешочке? – спросил Ларри. Эльф открыл мешочек, высыпал на ладонь золотые кругляши: – Довольно много. В районе сотни.

— Слишком он легко с деньгами расстался. Не нравится мне это, - пробурчал Ларри.

— Мне тоже. А поэтому, сейчас мы расстанемся. Элуидесс дальше пойдет сама, – сказал Кулуриэн.

— Мы бросим девушку?! – Шанталь гневно сверкнула глазами на эльфа.

— Должно выглядеть, будто бы мы ее оставили. Отойдем в сторону леса. Наденем маскировочные плащи и пойдем неподалеку. Мне кажется, ее постараются убрать. Советник не по зубам, а одинокая девушка может стать жертвой волков. – Кулуриэн кивнул головой в сторону леса.

Друзья распрощались с эльфийкой, Шанталь ей подмигнула. Пошли в сторону леса. Зайдя в густой подлесок быстро набросили на себя маскировочные плащи и поспешили за девушкой. Вовремя. Из-за очередного поворота вылетел всадник на легрифе. Все быстренько прикрылись Защитным Щитом. Девушку тоже прикрыли. Ларри аккуратно снял с плеча арбалет. Прицелился и, в тот момент, когда всадник натянул лук, выстрелил. Щелчок. Арбалетный болт ушел вверх, но из-за большой скорости Ларри чуть ошибся и попал в грудь легрифа, который грохнулся на землю. Всадник успел сгруппироваться и легко спрыгнул. Снова натянул лук целясь в Элуидесс. Он уже понял, что имеет дело с противником в маскировочных плащах. Поэтому любым способом пытался убрать свидетеля. Шанталь сбила собой девушку, и стрела ушла “в молоко”. Плащ распахнулся и стало видно, кто это. Друлаван, а это был именно он, выхватил меч и бросился на эльфиек. Решив, что девушка - легкая цель, с разбега ударил мечом, вложив в замах всю силу. Сверкнула “Молния” и меч эльфа разлетелся на куски. Обратным движением Шанталь полоснула по голой руке. Этого хватило, чтобы завоняло паленым, а Друлаван сдавленно зашипел. Здоровой рукой он выхватил кинжал и попытался метнуть его в Элуидесс. Девушка зажмурилась. Вовремя подбежавший сзади Ларри, без дальнейших сантиментов опустил рукоять своего меча на голову заигравшемуся Начальнику Охра-ны. Эльф вырубился, сдавленно хрюкнув. Подошедший Кулуриэн связал ему руки веревкой, вынутой из рюкзака и сказал:

— Шанталь, проводи Элуидесс и возвращайся. А мы побеседуем с нашим другом. Возьми, купи себе ожерелье, – в руки повеселевшей девушке полетел увесистый мешочек с золотом.

— Пошли. Я провожу тебя домой и куплю ожерелье. А мальчики пока поговорят. - Сняв маскировочный плащ, Шанталь свернула его и положила в свой рюкзак. Закинула его на плечи и подхватив обалдевшую Элуидесс под локоток, пошла вместе с ней в направлении города.

Светало. Во дворе Каоса стоял Изя в полной боевой экипировке. Борин старательно крепил груз к его шлее. Все на разные голоса передавали приветы и пожелания. Последним подошел Хагир: - Возьми, передашь детям, – в руку гному лег довольно увесистый кошель, – это для твоих братьев, – пузатый мешочек

табака лег во вторую руку, – обязательно присмотри там за детьми.

Медный Котелок сел в седло. Орм помог ему застегнуть ремни. Изя расправил крылья и приготовился взлетать.

— Удачи и возвращайтесь все живые, – Хагир хлопнул дракона по боку, – пошел!

Изя сделал несколько шагов, взмахнул крыльями и начал набирать высоту. Вскоре силуэт дракона с всадником на спине растаял в золотистом сиянии занимающегося нового дня. Прошло около четырех часов, и Изя запросил отдых. Борин не стал спорить. Дракон уселся на плоской вершине одной из невысоких гор. Поел, напился. Гном есть не стал. Он явно нервничал. Дракон полежал около получаса и почувствовал, что начинает замерзать.

— Полетели, – взмахнул крыльями и полетел на северо-восток. Сделали еще две остановки. К “Западному Форту” подлетали уже ночью, в сиянии золотистых и сиреневых всполохов. Борин мысленно позвал Татра. Пес откликнулся и вышел во двор. За ним вышли несколько гномов.

— «Борин летит», – сказал Татр.

— А какой, интересно, это Борин? - спросил Хродгар.

— «Мастер Борин из Рудного Подгорья», - ответил Мик.

— Да это же брательник мой! - подпрыгнул Хродгар.

В это время Изя приземлился за воротами крепости. Ему там удобнее было. Борин начал отстегивать ремни. Спрыгнул со спины дракона и в это время кто-то сгреб его в медвежьи объятия: - Борин, братишка!

— Хродгар! Ты, жив! Орм сказал, что ты, в порядке, но я решил сам проверить. Вдруг, он просто так сказал, чтобы я не волновался, - гномы снова обнялись и пошли в домик. Остальные уже сняли с упряжи сумки и саму упряжь. Изя сказал, что он поест и спать. Устал. Борунд тут же выдал ему тушу небольшого оленя. Дракон улегся возле горящего горна и начал есть. Спал он там же, используя горн, как большой камин. Гномы не протестовали. Толстые стволы за ночь прогорали до углей, что и было нужно.

В домике было шумно. Борину выдали миску наваристой похлебки. Гном выложил из объемного мешка два пирога, большой каравай и два набитых до верху мешочка табака. Гномы сейчас же вынули трубки, которые были уже почти у всех. Ювин делился своей с самым молодым - Ульдином. Старшие уже все получили свои трубки. Борин отдал письмо Брейга Ратчеру. Письма для Шанталь и Ларри положили на их вещи. Придут, прочитают. Сверток с платьем Борин положил туда же.

— Платье, Шанталь просила.

— Что же ты его так бросил? – Борунд, привыкший следить за вещами хозяина-мага, взял недлинную, толстую палку, развернул сверток, вынул переливающееся зеленоватым опаловым свечением платье. По-

любовался на игру света на ткани, надел его на палку и повесил на гвоздь, чтобы Шанталь не ругалась.

Медный Котелок осведомился об отсутствии двойняшек. Получил ответ, что они на задании и расслабился. Наконец-то закончилось воздушное путешествие. Настоящая пытка для любого гнома. Не любят они летать. Быстрая езда Медному Котелку нравится, а вот летать… Ну, не признается он, что часть пути летел с закрытыми глазами, борясь с тошнотой. Что не сделаешь ради братьев. Медный Котелок уже не один десяток лет жил в Каосе, совершенно не стремясь в родное Подгорье. Женат он не был. К тому же, считал, что его старший брат и племянник погибли. Он пытался что-то узнать об их гибели, но не смог. Снова вернулся в Каос и больше крепость не покидал. Жена Хродгара провдовствовала десять лет и под давлением Старейшин Клана снова вышла замуж. Слишком мало у гномов женщин, чтобы вдовушка в расцвете сил жила одна. У нее уже был новый муж и трое детей. Младший брат Орма был тогда слишком молод, чтобы противиться воле Старейшин. Сестра Орма уже вышла замуж. Так что, Борину предстояло сообщить брату, что он разведен. Как-то, вот так. А пока, решили покурить и поговорить.

Друлаван на подгибающихся ногах ковылял между двух эльфов, дружески поддерживающих его под локти. Мертвой хваткой. Блестящие мифриловые доспехи и опущенные забрала. Плащи распахнуты, позволяя увидеть на доспехах узоры королевского дома. «Не может это быть сам Таэритрон. Не пристало королю с мечом бегать. Наследника у него нет. Кто же это? И, почему не скрывают от меня свою принадлежность к королевскому дому? - от напрашивающегося ответа у начальника стражи резко скрутило живот и к горлу подступила дурнота, - почему, кинжал оставили? И, что они от меня хотят? В лес ведут», – эльф окончательно запутался. Вернее, не хотел верить очевидному. Пока он так размышлял, его завели подальше в глубь леса и прикрутили к дереву.

— Ответишь на наши вопросы, может быть, еще отпустим. Поймаем на лжи… – Кулуриэн недвусмысленно положил руку на рукоять меча, - бежать даже и не пытайся.

— Кто вы? Вы, ведь не Советник.

— Если сам знаешь, зачем спрашивать? Лучше расскажи нам, что это вытак усиленно охраняете? Что это за металл, которым ты, приторговываешь? – спросил Ларри.

— Это рудники, принадлежащие всему нашему народу. Металл обычный. Железо, медь. Золото и серебро иногда попадаются.

О мифриловой руде не слова. Ларри слегка нагнул голову, Кулуриэн кивнул.

— А, кто работает на этих рудниках? Жители Страны? – задал он очередный вопрос.

Друлавану подурнело еще больше, в голове заполошными воронами замелькали мысли. «В Междугорье есть Серые Плащи. Организация, которая занимается странными, таинственными происшествиями. А гномы уже полсотни лет регулярно исчезают. Народу много пропадает, но, чтобы только гномы… Заинтересовались, видно. Говорил в Совете, если докопаются - жди беды. Воевать против Междугорья нам не под силу. А против взбешенных гномов… Ой-ей–ей! Врать смысла нет. Похоже те, кто меня допрашивает и так много знают. И это не “местные”. Не иначе из Златограда». Начальнику Охраны стало совсем дурно. «Что делать?!!!! Врать? Если узнают, что я “запел”, сам буду руду в шахте долбить». Попытался придавить ментально. Получил такой откат, что взвыл. Вспомнил об оставшемся в сапоге кинжале. Решил поговорить, потянуть время. Вдруг его начнут искать.

— Гномы работают. Мы нанимаем гномов в Междугорье и предлагаем поработать у нас, – Друлаван невинными глазами уставился на своих похитителей.

— Нанимаете, говоришь. Что-то не помню, чтобы кто-то говорил, что нанимался на работу в Страну Вечного Лета. О вашей Стране вообще ничего никому не известно. Так что? Можно ли побеседовать с господами гномами?

Друлаван затих. «Точно, все знают. Иначе, так бы не разговаривали. Что делать?!»

— Короче, хватит нам тут сочинять. Где находятся казармы? Где живут гномы? План рудников. Кто работает в плавильном цехе? Как туда попасть? Все и подробно. Количество охранников, – перечислил вопросы Ларри.

Начальник Охраны проклял тот миг, когда ему денег захотелось. Решил, что попробует выкрутиться: - Там, где вы были, это пост Начальника. Казармы охраны во дворе. Охрана и в рудниках, и в плавильном

цехе. Работают сменами. Меньше двадцати охранников не бывает.

— Значит, всего пятьдесят – шестьдесят, – произвел подсчет Кулуриэн.

— Да.

— Какое оружие у охраны?

— Лук, стрелы, мечи, – Друлаван старательно тянул время.

— Сколько гномов осталось? – спросил Ларри.

— На руднике около двух десятков. В плавильном цехе около десятка.

— Кто доставляет готовые слитки? – Ларри посмотрел на понурившегося начальника.

— Охранники.

Ларри мельком глянул на Кулуриэна. Тот кивнул. Опять брешет.

— Как руда попадает в цех?

— Там есть тоннель. Ее на тележках везут. А в цеху уже гномы работают, – Друлаван, для разнообразия, дал правильный ответ.

— Готовые слитки тоже гномы получают? – спросил Ларри.

— Нет. Только на плавке работают.

— Кто докладывает Совету о выполненной работе? Кто забирает готовый слитки? – задал вопросы Кулуриэн.

— Я. А вот купить могут все кузнецы.

— Кузнецы-гномы есть? – прозвучал провокационный вопрос Ларри. Начальник охраны замолчал.

— Ну, так что? – подогнал его Кулуриэн.

— Нет.

— А почему?

— Получить разрешение могут только граждане Страны.

— Гномы не граждане? – задал неудобный вопрос Ларри.

— Нет.

— Тогда, кем являются гномы? – добил его Кулуриэн.

Молчание. Друлаван опустил голову и замолчал. Молчал долго. Эльфы явно не спешили и погони не опасались. Ларри вынул меч и начал его задумчиво разглядывать.

— Слушай, а у него красивые доспехи. И известные. Могут нам пригодиться, – Друлавану, – мы сейчас тебя

отвяжем, ты снимешь доспехи, потом опять привяжем.

— Заодно, нам карту расположения пунктов охраны и сообщение между рудником и цехом нарисуешь, – посоветовал Кулуриэн с ехидной ухмылкой.

— А на чем рисовать?

— Палочкой на снегу, а мы посмотрим, – Ларри начал развязывать путы. Веревку резать не стал. Вещь, нужная в хозяйстве, гномы ворчать будут. Через пару минут Начальник Охраны стоял возле дерева и потирал запястья. Рядом стояли два странных эльфа. Вроде бы спокойно стояли. Даже оружие не вынули, а у него нож за голенищем. Друлаван наклонился, делая вид, что растирает колени. Достал нож и резко выпрямился, одновременно бросив нож в стоявшего рядом. Тут же бросился на второго. Нож, звякнув об доспехи, упал на землю. А бывший пленник влетел в Защитный Щит второго воина. Выставил свою Защиту, подобрал нож и приготовился драться.

— Размялся? Рисуй давай, – прикрикнул на него Ларри. Друлаван опять кинулся на того, которого принял за Советника. Отлетел. Тут или защиту снять и драться, или летать шариками.

— Трусы. Вы, без Защиты ничто! – горделиво заявил Друлаван.

— Ты, тоже, - подначил его Ларри язвительным тоном. Начальник Охраны потерял самоконтроль и кинулся на него. Попытался резануть ножом по горлу. Ларри слегка отклонился. Нож прошел мимо. Друлаван по инерции сделал несколько шагов и, еще двигаясь развернулся, и снова бросился на противника. Ларри игры надоели. Он ударом ноги выбил нож и снес голову.

— Не нарисует он ничего. Хватит с ним играться. А вот доспехи придется снять, - Кулуриэн скривился, - ладно, я сам. Доспехи нам пригодятся. Качество хорошее и заметные, их все знают. Помоги мне. Тяжелый гад, – и Ларри принялся стаскивать вороненные доспехи и засовывать в припасенный мешок.

— Ты, и мешок взял? – спросил Кулуриэн.

— Гномы дали. Вдруг, что металлическое попадется.

— Вот и попалось. А с тушкой что делать?

— Волки разберутся. Пошли Шанталь встречать.


Глава 24. Марджи.

Склад во дворе Билла-мельника. Мельница на Лягушачьей Запруде неподалеку от Каоса.

— Марджелина, давай помогу тебе.

— Сама управлюсь.

— Ну, Марджи, ну, чего ты противная такая?

— Отвали, не мешай работать.

Крепкая, невысокая девушка сбросила с плеч мешок муки на кучу таких же, лежавших возле стенки склада. Развернулась и пошла на мельницу за следующим мешком. За ней потрусили два парня. Подмастерья мельника. Один из них снова начал нудить: - Давай помогу.

— Ну, пристал. Бери и носи, кто не дает то?

— А это он так тебя на свиданье пытается пригласить, – захихикал второй парень.

— А-а-а, ну тогда держи. – Марджи взяла мешок и взвалила его на плечи потенциального кавалера. Парень крякнул сделал несколько шагов. Как на зло ему попался под ноги камень. Со сдавленным воплем незадачливый кавалер упал, сверху на него шлепнулся мешок. В воздух поднялось белое облако. Девушка посмотрела на присыпанного мукой помощника. Крякнула, забросила на плечо мешок и пошла на склад. Сзади раздалось ржание второго подмастерья и едкие комментарии. Не обращая внимания, Марджи отнесла мешок на склад и пошла в дом. Воды напиться. На кухне ее мать разговаривала с Биллом-мельником: - Надо уже Марджи замуж выдавать. Вот и Чарли на нее благосклонно смотрит. Работящий парень, пока подмастерье, а там и сам на ноги встанет.

— Ага, как же, возьмешь твою дочку. Да она любому мужику промеж глаз так зарядит, что через день вдовой станет. Гномья кровь, чтоб ее.

— Тише, ты. Услышит. Я ведь ей не говорила. Она тебя отцом считает.

— Уже, – заявила вошедшая на кухню Марджи.

— Что уже? - подскочила ее мать Линда. Интересная черноволосая женщина. Несмотря на свои почти сорок еще крепкая и подвижная.

— Уже услышала. Так что там с гномами? – насела Марджи.

— Да это папа просто так сказал. Расстроился, что ты женихов, как шелудивых кобелей гоняешь, - попыталась отговориться Линда

— Да какие они кобели. Шавки немощные. Ты, давай, рассказывай, кто мой папа.

— Марджи не приставай к матери, а то я за ремень возьмусь, – Билл выступил и притих.

— Ну, давай, давай, берись. Слизняк. А я и думаю, как я могла родиться у такого слизня дохлого.

Высокий, худой, нескладный и вечно потный Билл-мельник потихоньку подвинулся к двери кухни и подумал: «Молчать надо, прибьет зараза. И на папашу своего похожа. Теперь особенно. Он тоже так орал, когда я в крепость прелую муку привез».

— Марджи!!! Что ты несешь?! – Линда изобразила праведный гнев.

— А то и несу. Жена трактирщика сказала, что я дочка Медного Котелка из Каоса. Я тогда рявкнула на нее, а она только рассмеялась и посоветовала в зеркало чаще смотреть. Между прочим, откуда у меня волосы

такие? У тебя черные, а у Билли, как у крысы амбарной. Такого же непередаваемого цвета. - Марджи встряхнула густой гривой медно-красных волос.

— Линда, да скажи ты ей. Давно пора, может к папочке своему двинет. Я ее уже бояться начинаю, особенно, когда она мешки с мукой кидает. Я тебя уже с младенцем взял, - пробурчал мельник. Линда нахмурилась: – А ты, действительно слизняк.

— Но, но, потише. Мельница моя. Выгоню.

— Ой, испугал и кому, ты, такой нужен.

— Деньги всем нужны.

В этом месте Линда притихла и посмотрела на стоящую возле разделочной доски Марджи. Девушка стояла, широко расставив ноги и наклонив голову. Из-под густой гривы поблескивали ореховые глаза. Крепкая, крутобедрая, с сильными руками и коротковатыми ногами, она была типичной женщиной гномов. Высокая грудь вздымалась в такт дыханию. В руках девушка легонько так подкидывала тяжелый топор, которым рубили дрова. У Линды было ощущение дежавю. Перед ней стоял Медный Котелок в женском обличье. Трубки только не хватало. Линда подумала: «Нужно ей сказать. Пусть идет, а то еще прибьет Билла или подмастерьев. Замуж ей в Еловой Пади точно не выйти. Может быть Котелок пристроит у своих?»

Линда вздохнула и набрала в грудь побольше воздуха и сказала: - Ну, хорошо. Твой отец - Медный Котелок. Встречались мы. Он в поход ушел и его два года не было. Когда он уходил, я не знала, что беременна. Вскоре, ты, родилась. Что мне делать было? Том уже умер. Дерево на него упало в лесу. Я вышла за Билла.

— Я беру свои вещи и иду в Каос. Счастливо оставаться. Когда-нибудь зайду в гости, – Марджи развернулась и скрылась в своей комнате.

— Ты, куда? – крикнула Линда.

— Вещи соберу. И Билл мне должен за работу. Его дохляки три мешка принесли, а я остальные. Гони золотики, папочка, – за спиной девушки хлопнула дверь.

Ларри и Кулуриэн быстрым шагом шли по направлению к пригороду. К домику ювелиров. По дороге им попалась стая крупных волков, старательно объедавших легрифа.

— Вот и следы скрыли. Хорошо, что я арбалетный болт забрал. А так, задрали волки птичку. Бывает, – с этими словами Ларри поудобней примостил на плече мешок с довольно тяжелыми доспехами. Стемне-

ло, пришлось поставить палатку и переночевать.

В домике ювелиров Шанталь сидела за накрытым столом и пила чай с лепешками. Элуидесс не знала куда посадить девушку. Она была благодарна ей за спасение, но и боялась. От нее, и особенно от ее странного меча, исходила такая сила, что девушке становилось жутко. Она ощущала ее эльфийскую сущность, но чувствовалось что-то еще. Мощное, стихийное. Когда поели и хотели зажечь свечи, гостья ткнула пару раз

пальцем и свечи загорелись ровным пламенем. Лунные эльфы обладают Природной Магией. В основном

она связана с растениями. Стихиями управляют редкие маги. И, чтобы так. Как пальцами подвигала, даже не сосредоточилась. Элуидесс еле справлялась с накатывавшими на нее приступами страха. И выгнать гостью она не могла и бояться устала. А Шанталь, казалось, не замечала, что творится с хозяйкой. Попила чай, поела и достала мешочек с монетами: - Госпожа Элуидесс, я хочу купить у вас изумрудное ожерелье. Вот семьдесят золотых, - на столе выросла горка блестящих монет.

Эльфийка быстро побежала в другую комнату и принесла небольшую деревянную шкатулку: - Возьми, – и открыла крышку. По комнате заметались зеленые сполохи. Шанталь достала ожерелье: – Какое краси-

вое! - подержала немного в руках, полюбовалась на игру зеленых огоньков и положила обратно, - где я могу переночевать? С рассветом я пойду обратно. Меня будут ждать. Кстати. Можно купить немного золота и три-четыре некрупных изумруда? Тут осталось немного монет.

Элуидесс побежала внутрь дома. Шанталь вытянула ноги и откинулась на спинку стула. Через пару минут эдьфийка прибежала обратно и принесла маленький слиток золота и четыре некрупных изумруда.

— Брат дарит в благодарность за мое спасение.

— Благодарю тебя. И поблагодари от меня брата. А сейчас укажи мне место для ночлега.

Эльфийка проводила девушку в небольшую комнату и прикрыла за собой дверь. Ночь прошла спокойно и на рассвете, попрощавшись с повеселевшей хозяйкой, девушка ушла. Через пару часов она встретила Ларри и Кулуриэна. Они рассказали, как прошел допрос. Шанталь рассказала, как дергалась и метушилась хозяйка. Решили идти обратно в Западный Форт. Пусть здесь все осядет и утрясется. К вечеру путешественники зашли в лес и расположились на ночлег.

В районе полудня в ворота Каоса постучали. Охранник спросил: - Кто идет?

— Я к Медному Котелку.

— Его нету.

— Ну, очень надо.

— Ладно, поговорите с его племянником, – ворота чуть приоткрылись. В образовавшуюся щель проскочила невысокая девушка в полушубке и толстом платке. К ней подошел рыжий крупный пес.

— «Идем со мной», – прозвучало в голове. Девушка улыбнулась: – Ты, миури?

— «Да. Пошли», - следуя за Лучаром, девушка подошла к кузнице.

— «Идем, не тормози», – пес скрылся в дверях. Марджи пошла следом.

В кузнице двое невысоких широкоплечих мужчин били молотами по наковальням. Один был чуть повыше, второй пониже.

— А кто Орм?

— Я, – более низкий и рыжеволосый обернулся. На девушку глянули такие же ореховые глаза.

— Ты, кто?

— Я - дочка Медного Котелка.

Бах! Тадгейр грохнул молотом мимо заготовки.

— Кто?!

— Дочка Медного Котелка, – повторила девушка и сняла платок, потом полушубок. Перед онемевшими мужчинами стоял мастер Борин в женском варианте и без бороды. Волосы только чуть темнее.

— Тр… Ой, госпожа, простите. Это так неожиданно. Я - племянник Борина, – рыжеволосый гном отложил в сторону кувалду.

— А-а, значит, вы мой кузен.

— Ух ты, Орм. Какая красавица твоя кузина!

— Эй, эй, Тадгейр. Закатай губу. Я сейчас вместо дяди. Так что, стихни.

Гном встал между девушкой и кузнецом. У последнего в глазах появился яркий блеск. Кузнец пригладил волосы и расправил бороду. Повел плечами. Он явно красовался перед девушкой, как деревенский петух перед молоденькой курочкой.

— Идем к господину Хагиру. Надо все ему рассказать и обсудить. Мастер Борин сегодня утром улетел на важное задание. Когда будет, не знаю, – Орм протянул руку и покровительственно приобнял девушку за плечи. И тут же словил крепкий удар в челюсть.

— Руки убрал!

— Ух, ты! Точно Трудди, сеструха моя. И удар такой же. Наша кровь! - Гном расплылся в широкой улыбке, – разреши, шубу накину и провожу.

— Хорошо, – Марджи подошла к гному, не забыв сверкнуть глазами в сторону засиявшего кузнеца.

Орм и Марджи пошли в крепость. Там собирались пообедать. Лунаталь, увидев Орма с незнакомой де-

вушкой, пригласила их в Обеденый Зал. Марджи никогда не была в таком знатном обществе. Еще бы, она в гостях у самого Хранителя. Девушка лихорадочно вспоминала, чему учила ее мать. Поздоровалась и присела в реверансе перед высоким смуглым мужчиной со странными желтыми, волчьими глазами.

— Ты, кто? – спросил он.

— Я - дочка Мастера Борина, – ответила девушка.

— Вот, старый греховодник, – Хранитель хлопнул ладонью по колену, – ну, Борин, ну, мастер. Какая девка. А ведь похожа-то как.

— Угу, господин Хагир, похожа, как две капли воды, – Орм потер начинающую наливаться синевой скулу.

— Это она тебя?

— Я. Нечего руки тянуть, куда не надо, – Марджи прямо посмотрела на Хагира, – а, как мне отца увидеть?

— А вот тут, проблемка. Он в Стране Вечного Лета, - ответил Хагир.

— Так это сказка, - сказала Марджи.

— Если бы. Не сказка. Он помогает спасти из плена гномов, - влез Орм.

— Не может быть.

— Еще как может. Я сам там был. В плену, и папка мой, Хродгар, – Орм помрачнел, – там еще много наших.

— Как туда попасть? Я могу готовить, шить. Ну, что там, по хозяйству помочь. А вот, воевать не умею, - девушка повесила голову.

— А тебе и не надо. Мужики для этого есть.

— Вы, это Шанталь скажите, – засмеялась Лунаталь. Хагир хмыкнул.

— Только не я, – Орм аж голову пригнул.

Проголодавшаяся Марджи ела, как могла. Извинилась и попросила обучить ее этикету. Позавтракать она не успела, потом ссора, пока дошла. Есть хотелось зверски.

— А кто твоя мать? – спросила Лунаталь.

— Линда-мельничиха.

Хагир хмыкнул. Марджи посмотрела на него.

— У Котелка роман с ней был. Весь гарнизон в курсе. И полдеревни. Она вроде бы замуж вышла. После того, как ее первого мужа сосной убило.

— Да, за Билла-Слизняка.

— Любишь, ты, его.

— А противный он. Как мешки на склад таскать, так Марджи. А как подарок какой купить на ярмарке, так аж перекашивался весь. Я сказала, что теперь он за работу платить мне будет.

— Ну, и как? Платил?

— А куда ему деваться? Его подмастерья вдвоем еле-еле один мешок несли. А я сама переносила и Марджи повела крепкими плечами. При этом высокая грудь всколыхнулась под явно тесным ей платьем. Брейг

икнул. Орм недобро на него покосился. Хагир хмыкнул: - Лунаталь, помогите девушке приодеться и теплую одежду пошить. Она, я понял, и сама шить может. Вы, материал дайте, покажите, как с мехом работать. Пусть приоденется. Одежда Шанталь ей не подойдет. Дочка ростом с хорошего парня вымахала, а вот в плечах поуже будет. Изя прилетит, переправлю ее к Котелку. Пусть у него голова болит.

— А кто такой Изя? – спросила девушка.

— Дракон, - ответил Хранитель.

— Лететь на драконе?

— Боишься?

— Да нет. Просто, я не знаю, как им управлять.

— А он сам собой управляет. Изя - весьма высокоинтеллектуальный дракон. Пока рот не откроет, - пояснил Хагир.

— Он нормальный. Вы договоритесь, – Орм ободряюще улыбнулся кузине, – я уже летал. И папка твой тоже.

После еды Лунаталь позвала девушку с собой. В сопровождении верной Вайяны эльфийка отвела Марджи к портнихам и объяснила всем стоящую перед ними задачу. Попросила Лию, которая крутилась тут же, проводить девушку в отведенную ей комнату. На робкое предложение Орма поселить ее в домике Борина, Лунаталь заявила, что негоже молодой девушке одной с парнем жить.

Глава 25. Серый.

У гномов закончился уголь. Мясо тоже закончилось. Поэтому, Рикбольд, Ульдин, Нали и Ювин решили пошерстить в округе, на предмет разжиться угольком. Джо, Борунд и Аргонтар отправились на охоту.

Гномы сделали еще одни нарты. Приехавший Борин помог с тормозом. Поэтому поехали тремя упряж-

ками. У Джо остались его собаки и Таис. А миури стали по четыре. Нартами, кроме Джо и Борунда, правил Аргонтар. Так что, мяса планировалось привезти много. Забрели далеко на юг. Набили оленей. Налетели на огров. Последние, увидев за спиной Джо блеснувший на солнце карабин, попадали на колени, и в такой коленопреклоненной позе задом сдали в ближайшие кусты.

Гномы нашли неглубоко залегавший уголек и набрали столько, что еле шли. Они отъелись и стали похожи на себя прежних. Силы тоже уже восстановили. На обратном пути нарвались на кобольдов. На этот раз сытые, вооруженные и одетые в доспехи гномы задали драконоидам такую трепку, что те помчались за своими магами. Последние так и не появились. Выходка Дэйла им надолго запомнилась.

Шанталь, Ларри и Кулуриэн, старательно обходя открытые места, быстрым шагом шли мимо хорошо охраняемого цеха. Почти прошли, когда им послышался стон. Эльфы навострили уши. Стон доносился от небольшого сугроба на дне овражка. Ларри положил на землю мешок с доспехами и, вынув меч, спустился на дно. Концом меча разворошил снег. Под сугробом лежали гномы. Пятеро худых оборванцев. Кулуриэн тоже спустился вниз. Шанталь вынула “Молнию” из ножен и внимательно оглядывалась и прислушивалась. Следов никаких не было. Накануне прошел небольшой снежок и все присыпал.

— Трое мертвы. Один стонет, - сказал Кулуриэн.

— А вот этот - не понятно, - Ларри прижал пальцы к шее гнома, – вроде бы жив. Надо поднять их наверх.

Стонавший гном и тот, что вроде бы жив, были подняты. Остальных оставили, где были. Шанталь хотела их хоть камнями привалить, чтобы звери не растянули. Кулуриэн отсоветовал. Нельзя будет определить сколько там лежит. Погоня никому не нужна. Мужчины связали примитивные носилки и положили на них гномов. Укрыли плащами. Хоть какая-то защита от мороза. Шанталь периодически звала Дэйли. Наконец, Сестра отозвалась. Девушка передала, что у них раненые гномы. Через час к ним подъехали три упряжки. Уложили гномов и лишний груз. Одели лыжи и налегке быстро добрались в Форт.

Двойняшки увидели Борина и с радостными воплями обнялись с ним. Гном был для них вроде дядьки и такое поведение было вполне естественным. Джанго быстро выпрягли, и он начал осматривать стонавшего гнома.

— «Сильно по голове досталось. Похоже на сотрясение мозга, крови много потерял. В плече дырка от стрелы и обломок торчит. Помогите мне его вытянуть. Жить будет. Раны головы быстро заживают, если сразу не помер», - выдал диагноз лекарь-миури. К нему подошел Борунд, и они вместе начали перевязывать голову гнома, потом взялись за засевший в ране наконечник стрелы.

— Джанго, а этого почему ты не лечишь? – спросил Генобад.

— Нет смысла. Он мертв. Умер пока везли. Тело не остыло еще.

Гномы притихли. Джанго посмотрел на их грустные лица: – Я не всесильный. Всего лишь лекарь. Мне очень жаль, – и занялся живым гномом. А гномы занялись печальными приготовлениями. Нужно было

упокоить тело погибшего. Руководил Генобад, которого безоговорочно признали за главного, как самого старшего и длиннобородого. Клановой принадлежностью не заморачивались. Не до того было. Даже строптивый Борин молча принял главенство седого гнома. Гномы взяли кирки и обойдя выступ скалы, в которой располагалась кузница, забрались в небольшую пещеру. Вскоре оттуда донесся стук. Готовили последний приют для умершего соплеменника. Спустя два часа все снова пришли в домик. Тело умершего одели мало-мальски пристойно. С полагающимися песнопениями понесли к подготовленной гробнице. Для этого использовали носилки, которые соорудили Ларри и Кулуриэн. Ратчер вопросительно глянул на Генобада, тот мотнул головой. Обряд только для своих. Люди и эльфы занялись приготовлением ужина.

Имени умершего никто не знал. Выживший все еще был без сознания, хотя дышал уже ровнее. На гробнице вырезали на кхуздуле только: “Он умер свободным”. Когда выживший товарищ придет в себя, добавят имя. Ужинали молча. Гномы скорбели по погибшему соплеменнику. Остальные молчали из уважения. После ужина легли спать.

На следующее утро Шанталь и Ларри рассказали каждый свою часть рассказа. Ратчер задумчиво выпустил колечко дыма и сказал: - Нужно придумать связную легенду. Вас троих мало будет. Нужно, чтобы и Аргонтар пошел.

— Так пусть идет. Наши ювелиры – лунные эльфы. Светловолосые и сероглазые. Никто особенно на него внимания обращать не будет. На балу все будут в масках.

— Жалко, что у эльфов гостиниц нет. Можно было бы пожить в столице. Осмотреться, - сказал Ларри.

— А вы, снимите домик. Скоро маскарад и должны быть пустые помещения, - предложил Борин.

— Главное ювелирам на глаза не попасться. Пуганые они какие-то, – Шанталь сморщила носик.

— Это, ты, их напугала, – рассмеялся Ларри.

— Можно подумать, вы не пугали, – девушка бросила в брата маленький камешек.

— Отец вам деньги передал. Только не транжирьте, почем зря, – Борин вынул из кармана увесистый мешочек.

— У нас еще от покойного Начальника Охраны наследство осталось. Кстати, Борин, а ты можешь сделать сережки к колье? Мы их зачаровать хотим, – Шанталь бросила на стол мешочек и вопросительно посмотрела на гнома.

— Хм. Попробую. Не делал я этого никогда.

— Я сделаю, – Генобад огладил бороду, - я - ювелир. И не такое делал. А как зачаровать хотите?

— Чтобы с вами связываться можно было.

— А миури? – спросил Генобад.

— «На таком расстоянии мы не слышим, – объяснил Буран, – далеко очень».

— Понял. Сделаю. Я немного владею Магией Рун. Начертаю на обратной стороне, никто и не заметит. А где добывают эти камни? В каком месте?

— Как я понял, на юге есть Горы Самоцветов. В них и добывают. Ваши соплеменники, - оповести его Ларри. Старый гном скрипнул зубами: – Нам туда не добраться.

— Наши доберутся, как потеплеет. Брейг отправил письмо с предупреждением Совету Старейшин. И о рабах написал, о Горах Самоцветов тоже. Сюда не доберутся, а вот на крайнем юге пощиплют остроухих, – Борин пожевал трубку, – знать бы, когда. Чтобы мы тут не нарвались.

— Надо заканчивать побыстрее, а то расслабились, – Ратчер задумчиво посмотрел в маленькое окошко, – забрать артефакты и домой. Что-то затевается у эльфов. Будут трон делить, нюхом чую.

До Дня Весеннего Равноденствия оставалась одна десятидневка. Генобад сделал красивые сережки, повторявшие мотив ожерелья. На обратной стороне были начертаны Руны Связи. Такие же были начертаны на небольшом блестящем кристалле, вставленном в ошейник Мики. Она лучше всех была способна связаться с Шанталь. Дэйли, Дэйл и Таис под видом волков шли с эльфами. На следующее утро пойдут в Аркоресс. Нужно осмотреться, поразнюхать. Сегодня спокойно отдохнут и проверят медальон.

Рикбольд поставил большой котелок похлебки на стол. - Ювин! Ювин!!! Где этот мальчишка?!

Вместо Ювина в домик всунулась башка Изи: - Не ори. Нету их.

— Как нету? – это уже Борин вышел из себя, – где их носит с утра пораньше?

— Я вчера поздно вечером лежал в кузнице, уже засыпать начал. Слышу, возле стены гномы шушукаются. Говорят, что все только и занимаются Шанталь и Ларри. Пленникам никто помогать не хочет. Они пошли из рудника гномов спасать, - ответил Изя.

— Изя, кто пошел? – начал закипать Борин.

— По голосам вроде бы Ювин, Нали и, кажется, Ульвин. А вы, сами посмотрите.

Заглянули в комнату, в кузницу. Самых молодых гномов нигде не было.

— Трох … … Шанталь, закрой уши, дай дядьке Борину душу отвести. Вот не вовремя полезли, - Медный Котелок грохнул кулаком по столу, – Помнят все о пленниках. Нельзя же так, не подумав.

— Мне не нравится спокойствие эльфов. У них пропадают гномы, Начальник Охраны исчез в неизвестном направлении. И тишина. Никто не бегает, никаких патрулей. Странно это. Как бы в ловушку не угодили, – Ратчер раскурил трубку, посмотрел на Шанталь и махнул рукой разгоняя дым, - нервы успокою.

— Молодые дураки на сюрприз эльфов налететь могут, – Генобад тоже раскурил трубку и нахмурился.

Шанталь глянула в сторону Мики. Миури ворчала во сне, перебирала лапами. Ей явно что-то снилось. Девушка не будила. Ждала, когда она сама проснется. И дождалась. Мика открыла глаза и сразу же начала говорить: - «Наши гномы вышли из пещеры и спускаются с горы. Легрифов почему-то нет. Эльфы не преследуют их. Странно. Наших трое и с ними пятеро чужих. Идут быстро, но их никто не преследует».

— Трох … - Борин ругался долго, – они же сейчас к нам эльфов на хвосте приведут. Срочно к ним. Надо прикрыть дураков и отловить погоню, иначе об этом месте будет знать вся Страна Вечного Лета.

— Я о том же подумал. Берите нарты Джо, хватайте оружие и вперед, к Горе, – Ратчер выбил трубку об каблук и начал одевать доспехи.

В домике все забегали. Срочно одевали доспехи, хватали оружие. Шли все кроме Генобада, Мики, Джанго, Бурана и Изи. Генобад был уже стар. К тому же воин из ювелира был не очень. Миури не владели

боевой магией, а дракон был слишком заметен. Форт тоже кто-то должен был охранять. Борин скомандовал навесить на ограду и выступающую часть строений еловые ветки для маскировки. Всадники на легри-

фах случайно могли обнаружить укрытие. Так что, им было чем заняться.

Остальные быстро пошли к Рудным Горам. Впереди шли миури постоянно принюхиваясь. Ветер дул в их

сторону. Гномов учуяли издалека.

— Пропустим гномов вперед, а сами поймаем возможную погоню, - сказал Ларри. Индеец с нартами спрятался в густых кустах и стал выжидать. Запряжены были только его собаки. Шанталь, Ларри, Дэйл, Дэйли, Аргонтар, Борунд, Мик и Джанго пошли с двух сторон от следов гномов. Возвращаться “спасатели” по ним будут. Кулуриэн, Ратчер, Борин и Татр остались сидеть в засаде на полдороги к Форту. На всякий случай.

Вот и кромка леса. К нему через поле бежали гномы. Спасенные орали песни. Назад никто не смотрел. А вот Ларри смотрел. И увидел быстро приближающихся всадников на легрифах. Хорошо, что только

двоих. А вдалеке по следам гномов шел небольшой отряд эльфов. Рядом с ними бежал крупный волк.

— Волк помогает эльфам идти по следу. Странно, – Ларри задумчиво убрал в сумку Волшебное Стекло.

— Может быть, серый миури, – предположила Шанталь.

— Нет, именно волк. Крупный.Самец. Нужно его не убивать. Попробуем разгадать загадку.

Посланный вдогонку отряд обогнали два всадника на легрифах. Они быстро догоняли беспечных гномов.

— Летунов нужно сбить любым способом. Даже, если мы перебьем отряд, они расскажут об увиденном, - задумчиво проговорил Борунд.

В это время один из гномов оглянулся и увидел погоню. Нали все же сообразил, что они ведут эльфов прямо домой. Гномы сменили курс и побежали на юг. Всей кучей. Всадники полетели за гномами. Оба.

— Мы пойдем за ними. Постараемся их убрать, - сказал Аргонтар.

— Возьмите с собой Джо. Он их в воздухе снимет, а мы понаблюдаем за отрядом. Гномы, когда сюда шли, столько наследили, что и без следопыта любой дурак по их следам к Форту придет, - сказал Ларри.

Разведчики быстро пошли за гномами, держась на некотором расстоянии от них. С ними побежали Мик и Джаред. Для связи. Дэйл передал Джо, чтобы он ехал на юг по следам гномов и Разведчиков. Могут быть

раненые и придется стрелять из карабина. Двойняшки спрятались в густых зарослях ельника и стали наблюдать. Эльфы шли быстро и уже вошли в лес. Шли четко по следам гномов. И тут произошел интересный разговор с волком: - Ты, должен остаться с чужеземцами. Твоими глазами смотрит маг Шанг Дар Танг.

— «Шел бы сам и смотрел», – прозвучал в головах Ларри и Шанталь ответ волка. Они переглянулись с миури.

— Таис, берешь на себя волка. Обаяй, обнимай, что хочешь делай. Волк нужен живым и обязательно нужно, чтобы он не видел никого из нас. Разве что, твою милую серую морду, – Ларри потрепал по холке охотницу, – давай, действуй, а мы сейчас эльфов уберем, - с этими словами Ларри вынул меч и подмигнул Шанталь. Эльфов было четверо. Двоих отвлекут Дэйл и Дэйли. Через пару секунд перед эльфами возникли двое в блестящих мифриловых доспехах и ни слова не говоря вступили в схватку. Дйэли без раздумий запулила огненный шар прямо в физиономию самому крепкому эльфу. Бедолага взвыл и выпал из боя. Второй эльф опустил забрало, но это его не спасло. Земля под его ногами разошлась, и он ухнул вниз. Края узкого разлома сошлись. Раздался короткий визг, перешедший в хрип и что-то противно хрупнуло. Шанталь скривилась, а Ларри намекнул Побратиму на тот факт, что хозяйственные гномы будут недовольны потерей доспехов. Дэйл сказал, что попробует достать. В этот момент эльфы вышли из ступора и схватились с двойняшками.

Волк стоял чуть в стороне и смотрел на вилявшую хвостом серую красавицу. Таис взмахнула хвостом и потрусила в сторону леса. Оглянулась на стоявшего волка и коротко взрыкнула. Волк побежал следом. Почти догнал Таис и взвыл. Он тряс башкой и подвывал: - «Я не буду тебе подчиняться. Хватит», - зазвучал в

голове Таис приятный голос. Волк с

кем-то вел внутренний диалог, и этот кто-то пытался завладеть его сознанием.

— «Сопротивляйся! - услышал волк в голове голос, явно принадлежащий серой волчице, – я попробую тебе помочь». Таис напряглась, и накрыла волка Защитным Щитом. Коротко сверкнуло возле волчьей головы.

— «Он отцепился от меня. Как ты это сделала?»

— «Это Защитный Щит, но все время держать его я не смогу. Ты, сам должен сопротивляться. Сосредоточься и представь, что ты находишься внутри шара. Представь себе, что это непроницаемый шар и при попытке захватить твою волю усиливай толщину шара. Должно получиться», – Таис подошла поближе к волку и, подбадривая, помогла выставить собственный Щит. А где-то в Аркорессе маг Шанг Дар Танг получил сильнейший откат и схватился за голову. Волк был потерян. Более того, при попытке восстановить связь, его снова существенно тряхнуло. Он успел увидеть только Рудные Горы, лес и хвост бегущей впереди волчицы.

Тем временем, Ларри дрался со своим противником. Им оказался опытный воин. Если бы не мифриловые доспехи и легендарный меч парню здорово бы досталось. А так, он пока держался. Миури помочь не могли. Слишком быстро двигались дерущиеся.

Шанталь повезло. Ее противником оказался совсем молодой охранник. Это был его первый не учебный бой. “Молния” уже существенно подпортила его доспехи и удачным движением девушка перерубила меч противника. Оставшись с огрызком в руке, эльф выхватил нож и бросился на Шанталь. Достать противника, вооруженного мечом, он не мог. Руки были коротки. Вот и нож разлетелся, попав под лезвие “Молнии”. Эльф развернулся и побежал.

— Не дайте ему уйти! – крикнул Ларри, отбиваясь от своего противника. Опытный воин сильно его теснил, и Шанталь пришла на помощь брату. Не заморачиваясь рыцарским кодексом, девушка просто полоснула “Молнией” по мечу. Раздался треск, в воздух взлетел сноп голубых и зеленых искр. Меч охранника оказался не простым, он выдержал удар меча валькирии, но раскалился так, что от жара нагрелась перчатка эльфа и он зашипел, пытаясь удержать его. Завоняло паленым. Шанталь снова ударила по мечу эльфа. Последний завыл. Меч не ломался, но буквально плавился. Тут Шанталь левой рукой метнула охраннику в лицо огненный шар. Эльф заорал, и Ларри снес ему голову.

А Дэйл в это время занимался беглецом. Земля под ногами у эльфа неожиданно вздыбилась, и он со всей дури приложился головой об ствол сосны. Остался лежать. Когда попытался встать, на его спину прыгнул тяжелый Дэйл и эльф, повторно грохнувшись головой, отключился.

Гномы ломились через густой подлесок по краю леса. Пытались увести погоню от Форта. В голове у Нали раздался злющий голос Мика: – «Идиоты!! Куда, вы, ломитесь? Тормозите! Дайте нам возможность снять всадников. Покрутитесь на границе леса».

— «Слушаюсь!» - Нали резко затормозил, – остановитесь, нам помогут. Элрик, подойди к краю леса и сделай вид, что сломал ногу. Остальные отходите вглубь леса, - гномы приступили к исполнению. Прямо перед ними возникли два огромных пса. С тихим шорохом из глубины леса вынырнули длинные сани, запряженные собаками. Правил мужчина, которого они сначала приняли за эльфа, потом досмотрели, что это че-

ловек со странной, блестящей палкой за спиной. Из-за деревьев вышли двое в мифриловых доспехах.

— Остановились. Ждите дальнейших распоряжений, – высокий, сероглазый эльф принялся отдавать четкие команды, - Джо подойди. Видишь птичек? - индеец кивнул и снял с плеча карабин: – Бах будет, - и посмотрел на Аргонтара. Тот сказал: - Пусть гремит. Надо любым способом их сбить.

Джо прицелился в крайнего к лесу всадника: – Бью птицу.

— Хорошо. Броню, ты, не пробьешь, - грохнул выстрел, через несколько секунд еще один. Легриф кувыркнулся через голову и влепился в землю. Всадник перелетел через голову зверя и упал на живот с неестественно вывернутой шеей. Второй начал разворачиваться. Один за другим грохнули три выстрела, и индеец начал перезаряжать карабин. Легриф потерял высоту, потом забил крыльями и все-таки упал. Борунд пошел проверить первого летуна. Эльф был мертв. Сломал себе шею при падении. Джо, держа в одной руке карабин, подошел к трупу и отстегнул ножны с длинным, красиво украшенным кинжалом. Вопросительно глянул на Борунда. Тот кивнул. Все справедливо. Военный трофей. Индеец осмотрел легрифов, повыдергивал красивые длинные перья и положил в висевший на спине рюкзак.

Второй всадник сумел спрыгнуть. Он сильно хромал, но был жив. К нему прямо по полю пошел Аргонтар, на ходу вынимая меч. Через пару минут на поле завязался ожесточенный бой. Противники оказались равными по мастерству. Джо встал рядом с Борундом и начал наблюдать за схваткой эльфов. А посмотреть было на что. Противники танцевали смертельно красивый танец. У охранника уже было несколько незначительных ран. Меч Аргонтара, который он взял в Призрачном Городе, резал металл, как толстую кожу. К тому же, его доспехи были взяты там же. Они хоть и не принадлежали древним королям, но мифрил есть мифрил. Пробить их противник не мог. Победа потихоньку склонялась на сторону Разведчика. Через несколько минут боя Аргонтар исхитрился перерубить меч охранника. Тот попытался отмахнуться кинжалом и убежать, но такой возможности ему не предоставили.

Гномы наблюдали за всем из кустов вытянув шеи. К Джо они подходить не рискнули. Кроме Нали и “своих”, уже хорошо его знавших. А индеец взял трофейный кинжал и аккуратно вынул из трупов легрифов все пять пуль. Пошел на то место, где стоял, когда стрелял и подобрал все гильзы: - Следы, - и положил в карман куртки. Свистнул своим собакам, взял с нарт мешки и начал набивать их мясом легрифов. Нали что-то коротко сказал гномам, и они пошли снимать с трупов доспехи. Все погрузили на нарты. Подпрягли миури и поехали на встречу Ларри и Шанталь.

Таис привела волка к Ратчеру и Борину. Волк повторил им свой рассказ. Врать ему было явно незачем. Волк был настоящим волком из этого же леса, а вот душа принадлежала лесному эльфу. Его оглушили во время прогулки по городу. Очнулся эльф в подвале. Рядом на цепи сидел крупный волк. В подвал спустился мужчина. Дал ему что-то выпить. Волку кинул кусок мяса и когда он начал есть, маг прочел какое-то заклинание. Все поплыло. Очнулся в волчьем теле. Рядом сидел он сам и с видимым удовольствием грыз кость.

Когда спасатели и спасенные пришли в домик, то сразу сели за стол. Расспросили спасенных гномов. По их словам выходило, что в руднике осталось около десятка гномов и еще столько же в плавильном цехе. Эльфы ругались, что работать некому. Недавно был большой переполох. Пропал Начальник Охраны. Сейчас все улеглось, либо нашелся, либо нового назначили. Количество охранников уменьшили. Плавильный цех практически не охраняют. Краем уха слышали, что многих перебрасывают на юг. Ратчер и Борин переглянулись. Похоже, что гномы всерьез готовятся потрепать южные рубежи. Надо тут быстрее заканчивать. Завтра же “ударная группа” пойдет в Аркоресс и попытается выручить украденное.

Один из “новеньких” все время кашлял. Октар объяснил, что свалился в реку и сильно промерз. Вот уже второй месяц кашляет и грудь болит. Джанго заявил, что его срочно нужно лечить и желательно отправить на Изе в Каос. Заодно тяжело раненого доставит. Изя согласился. А что, собственно, ему оставалось делать, да и размяться не по мешает. Назад он точно полетит налегке.

К вечеру вернулись Ларри, Аргонтар и Дэйл. Пленник унесся на приличной скорости. Влетел в болото, в котором и сгинул. Так что, информацию не раздобыли. Зато приволокли большого лося. Лосем занялись Джо и Борунд. Ратчер сказал, чтобы все хорошо поели и выспались. Завтра с рассветом двойняшки, Аргонтар, Кулуриэн и миури пойдут в столицу. Всех удивила Таис. Серый проникся к ней теплыми чувствами и рассказал, что маг Шанг Дар Танг неоднократно водил его в небольшую комнату, в которой на столе лежит несколько предметов, завернутых в ткань. Маг брал их в руки, показывал Серому и говорил, что если он будет верно ему служить, то станет его личным телохранителем, когда он завоюет Междугорье.

— Как, ты говоришь, зовут мага? – глаза Борунда сделались узкими и злыми. Таким его никто еще не видел.

— Шанг Дар Танг.

— Это же тот самый идиот, у которого я служил. Он одержим манией величия. Давно пытался подчинять своей воле разум живых существ. У него, похоже, получилось.

— Самое главное, мы узнали, что артефакты находятся в доме мага, а не во дворце. Надо как-то туда проникнуть и выкрасть их, – Ларри задумчиво посмотрел на огонь.

— Серый, а ты знаешь, где находится дом мага? – спросил Кулуриэн.

— Нет. Меня везли в закрытой повозке. Я был прикован к борту и даже голову повернуть не мог. Если попаду в дом, тогда сориентируюсь.

— Надо и Серого с собой брать. Теперь только сам дом мага искать, - сказала Шанталь.

На следующее утро все сбились с ног. Сначала улетел Изя, увез в Каос больных гномов, письмо от Шанталь и Ларри, а также отчет Ратчера для Брейга. Гоблин приводил в порядок каракули своего Начальника и отсылал письменный отчет Совету Старейшин. Собрали и отправили Шанталь, Ларри, Кулуриэна и Аргонтара. Дэйла и Дэйли прикрыли мороком. Теперь вместе с “разведгруппой” бежали четыре волка. Рвался еще и Татр. Но его не взяли. Слишком уж огромен матерый миури. Если Дэйл еще не вошел в силу и его хоть как-то можно было выдать за крупного волка, то огромного, широкоплечего и мохнатого Татра разве что, за небольшого медведя. Мастера-гномы умудрились сделать доспехи для миури. Серому - не успели, поэтому в его задачу входило не высовываться.

“Разведгруппа” шла уже довольно долго. Солнце перевалило за полдень, остановилась перекусить и отдохнуть. Ларри и Аргонтар попытались подстрелить оленя, но упустили. Крупный зверь ушел от них со стрелой в рогах. Обходились травяным чаем и пеммиканом. Кулуриэн жевал свои нескончаемые лепешки. После перекуса снова пошли дальше. Серый “сказал”, что за ними следят лесные эльфы. Остановились поговорить.

— Мы не желаем зла лесному народу. Мы просто пройдем через ваш лес. Волков, пожалуйста, не убивайте. Они разумные, – Ларри выкрикнул все это и остался стоять на месте. Остальные стояли рядом, стараясь держать руки подальше от рукоятей мечей. Через несколько минут к Ларри подошел эльф, одетый в темную одежду.

— Мое имя Симрахд. Я имею право говорить от имени нашего народа. Солнечные эльфы похищали наших людей. Мы так и не узнали, что с ними произошло. На вас доспехи с узором королевского дома. Кто вы?

— Мы пришли из северной крепости Каос. Я - сын Хранителя крепости. Солнечные украли у нас артефакт. Мы хотим вернуть его назад. А доспехи взяли в Призрачном Городе.

— Вы, пришли через Белое Безмолвие? Никому еще это не удавалось.

— Нам помогли миури. У нас были две упряжки. Миури и собаки, которые везли груз. Мы охотились по дороге.

— Миури? Кто это?

— Это – разумная раса, и наши Побратимы. Сейчас с нами еще волк из вашего леса. Его с помощью магии тоже сделали разумным.

— Кто это?

— «Я. Раньше я был эльфом и твоим братом. Теперь я - Серый», – волк выступил вперед.

— Анаор? Это ты? Я, как бы слышу твой голос.

— «Да, я. Меня похитили солнечные эльфы, и маг перенес мой разум и душу в тело большого волка. Сразу скажу, обратно ничего не переделать. Я теперь, волк. А это мои друзья. Они защитили меня от мага, и я

хочу помочь им. Мне теперь лучше с миури. Я - такой же, как они».

— Ты, жив.

— «В общем-то, вроде жив. Дайте нам пройти. Мы не враги нашему народу. То есть, твоему. Запутался я», – Серый наклонил лобастую голову.

— Проходите. Если нужно будет помочь, мы поможем.

— Благодарим. Так мы пойдем?

— Заночуйте здесь. Завтра поменяется погода. Сильно похолодает. Пройдите еще немного, и будет большое поваленное дерево. Под ним, вы, сможете с комфортом устроиться. До нашего города далеко и вести вас туда, потом обратно, нет смысла.

— «Благодарю, брат. Я помню, где это дерево, – Серый взмахнул пушистым хвостом и оглянулся на Таис, -идем?»

— Идем, – махнув руками и хвостами на прощанье, компания пошла за волком.

Гномы молились всем известным им богам. Дракон набрал высоту, скорость, и оба гнома сидели тихо, тихо, борясь со страхом, и подступающей тошнотой. Изя услышал их бормотание и икание.

— Эй, вы, мыши сухопутные. Смотрите мне упряжь и спину не обделайте. Мыть заставлю, – дракон пыхнул огоньком и, заложив крутой вираж, полетел точно в направлении Каоса. Бедные гномы окончательно затихли и даже икали через раз. Их закутали во все, что нашлось мехового. Со стороны Изя смахивал на летающего двугорбого верблюда. Горбы тихо икали и бормотали. Гномы были худющие и легкие. Письма тоже много не весили. Изя уже четко запомнил самый короткий воздушный путь. Последние дни дракон только ел и спал. Застоялся. Поэтому допер перепуганных гномов без остановки за рекордно короткое время. Солнце только начало опускаться за горизонт, когда Изя зашел на посадку над двором крепости.

— Эй, есть кто во дворе?! Принимайте очередную партию тощих гномов на откорм.

— А почему на откорм? – проикал один из насмерть перепуганных гномов.

— А я не собака, кости обгладывать. Надо, чтобы мяско наросло, - зловещим голосом ответил Изя.

В этот момент к дракону подошли несколько воинов из замкового гарнизона, и начали снимать с драконьей спины трясущихся и икающих гномов. Раненого сразу отнесли в домик лекаря, а второй, постоянно кашляющий гном, попал в крепкие руки Марджи.

— Ой, худющий какой! И кашляешь все время. Сейчас я за тебя возьМусь, – с этими словами девушка повела трясущегося Октара на кухню к Фионе. Гнома вымотали из шкур и усадили за стол. Налили полную миску похлебки и вручили большой кусок теплого хлеба. Октар аж носом хлюпнул при виде такого счастья.

— Ты, где простыл? – спросила дочка Борина.

— В речку месяца два назад угодил. С тех пор кашляю.

— Ну, это не проблема.

— А ты, чья будешь, такая красавица?

— Я - дочка Мастера Борина.

— Ух, и строг твой папка. Нашим такой нагоняй дал.

— За что?

— Да, накосячили они. Ух, и орал же он. До сих пор коленки трусятся. Даже дядька Генобад молчал. Грозный сильно твой папка.

Марджи гордо вскинула голову: – Ладно, ты ешь давай, потом к моему кузену в домик пойдешь.

— А ты?

— А я в замке живу. Я незамужняя, не могу с двумя парнями сама ночевать, - с этими словами Марджи пододвинула уплетающему за обе щеки Октару пирог и ушла. Вместо нее в кухне появился очень похожий на девушку, крепкий и плечистый гном и сказал: - Доедай и пойдем ко мне, табачком угощу.

В это время Изя докладывал Хагиру обстановку. Лунаталь запустила свой Волшебный Шар. Вместо Шан-таль ей ответила Мика. Но эльфийка все равно поговорила с ней и сказала, что Изя благополучно прилетел.

Через пару дней отдохнет и вернется.


Глава 26. Силнаи.

Переночевав под поваленной сосной, “разведгруппа” позавтракала и пошла к кромке леса. Прежде чем выйти, осмотрелись. Везде была тихо и пусто. Как и предсказывал лесной эльф сильно похолодало. Солнце ярко светило и, отражаясь от снега, слепило глаза. Впереди простиралась белая пустошь. Если идти через нее, то будешь, как таракан на белом блюде. Виден из далека. Решили пройти еще немного на юг следуя кромке леса. Лучше потом пойдут чуть наискосок и выйдут к городу, немного, с другой стороны. Чуть дольше, но спокойнее. Знакомым ювелирам на глаза не попадутся.

По дороге подстрелили пару зайцев. Волк и миури унеслись в лес и, где-то через час, догнали довольно облизываясь. На вопросительный взгляд Побратимов Дэйл ответил, что попался толстый олень.

Начало темнеть. Путешественники вышли из леса и быстро пошли в направлении города. Нужно было пройти открытый участок, не попадаясь никому на глаза. Солнце медленно садилось за горизонт. Уже были видны высокие деревья, растущие на окраине Аркоресса. Заметно потеплело. Через полчаса быстрого хода на небе вспыхнула феерия Небесного Огня. Стало светло. Еще через час с небольшим вошли под сень деревьев, росших в предместье города. Кулуриэн заметил небольшую рощицу с густыми кустами. Поставили две палатки. На сухом топливе вскипятили чай и поели. Осматриваться буду завтра.

Ночью Шанталь приснилась Мика. Девушка сказала ей, что они вошли в город. Все в порядке. Мика пожелала удачи и дальше Шанталь спала без сновидений.

Утром решили перекусить у той же гостеприимной эльфийки. Ларри показалось, что он узнал ее домик. Подошли поближе. Шанталь потянула носом воздух и подтвердила, что это тот самый домик. Выглядела она при этом так комично, что парни не выдержали и рассмеялись. На шум выглянула хозяйка. Она тоже узнала улыбчивых и щедрых посетителей и сразу же пригласила их перекусить. Кулуриэн спросил разрешения взять с собой волков. Сказал, что они ручные и не кусачие. Хозяйка рассмеялась, потрепала по холке Дэйла, и пригласила и волков. Им даже была предложена похлебка, которая аппетитно пахла и была с удовольствием съедена. Кулуриэн расплатился и пополнил запас своих лепешек. Неспешным шагом пошли бродить по городу. Аркоресс уже готовили к празднику. Везде парили светлячки, на ветках висели разноцветные фонарики. Между деревьев порхали красивые, небольшие птицы. Фасады домов были украшены цветущими растениями, названия которых не знал даже Серый. Он сказал, что солнечные эльфы выращивают какие-то особые растения. Их нет в лесу. Нигде, кроме Страны Вечного Лета они не встречаются. Какая-то Природная Магия. Правда, выглядели они невероятно красиво. Отдельные цветущие кусты и целые фасады домов. Все цвело, поражало яркостью красок и благоуханьем. Жители сурового Севера словно в сказку попали. Ничего подобного они еще не видели. Кулуриэн шел со спокойным лицом, не выражавшим никаким эмоций. Серый и миури обнюхивали

все, что можно и неможно. Пару раз, поддавшись извечному инстинкту, кобели задрали лапу на цветущие кусты. На это никто не обратил внимания. Волки, все-таки. Бродили так до самого полудня.

Жилье для компании нашла Шанталь. Среди стройных березок стоял невысокий домик, весь увитый цветущими розами. Каких тут только не было. Белые, красные, розовые, бордовые, бежевые с темным краешком лепестков. И, совершенно невероятные, фиолетовые и черные! Благоухание в воздухе разливалось просто фантастическое. Девушка застыла перед домиком, как изваяние: - Я хочу пожить в таком домике.

— Кто же нас туда пустит? Здесь, наверное, уже живут.

В этот момент из домика вышел невысокий седой эльф. Трудно было даже представить его возраст. Двойняшки аж рот разинули. Это сколько же тысячелетий он живет, если его голова была абсолютно седая.

Эльф увидел раскрытые рты улыбнулся и сказал: - Вы, что же, никогда не видели старых эльфов?

— Простите моих детей. Они были неучтивы, – Кулуриэн низко поклонился старику, – мы приехали из Междугорья посмотреть праздник. Здесь живут наши очень далекие родственники и мы не хотели обременять их своим присутствием.

— Так поживите у меня. Я уже давно живу только в обществе моих роз.

— Мы заплатим, сколько вы, скажете.

— У меня и так много денег. Больше, чем мне нужно. А вот одиночество иногда надоедает. Так что, живите. Расскажете, как прошел праздник. Мне во дворец не попасть.

— А как вообще туда можно попасть? – спросил Ларри. Серый и миури уселись рядышком и были само послушание.

— Вам это не составит труда, – ответил эльф и кивнул на доспехи Ларри и Шанталь. Они быстренько запахнули плащи, но глазастый старик уже успел заметить узор на доспехах.

— Заходите. Я ни с кем особенно не общаюсь. Так что, если, вы, не хотите много говорить, спрашивать не буду.

— Мы вам очень благодарны, – Шанталь потянула за руку брата и пошла к домику. Миури побежали следом. Мужчины переглянулись.

— Проходите, – пригласил эльф, - я не болтлив. Мое имя Силнаи. Я был садовником у Гэлторинэла.

— Мы не можем впереди вас идти. Вы - хозяин и вы, намного старше нас, – Кулуриэн поклонился и вопросительно посмотрел на Силнаи.

— Проходите уже. Потом кланяться будете, - и старый эльф, рассмеявшись, подтолкнул в спину Ларри. Все зашли в дом и замерли в восхищении. Складывалось впечатление, что вокруг не дом, а большой сад. Даже мебель выглядела, как кусты и деревья нужной формы. Стол был в виде переплетения толстых ветвей, на которых лежала белоснежная скатерть, совершенно не прогибавшаяся под весом красивой, фарфоровой посуды. Стулья и кресла тоже представляли из себя деревья, опутанные лианами. Путешественники сели и устало вытянули ноги. Серый и миури улеглись рядом прямо на полу.

— Я покажу вам ваши комнаты. Оставьте там свои вещи. Доспехи и оружие на ваше усмотрение, хотя, повторяю, я в дворцовых интригах не участвую. Милая, – он кивнул Шанталь, - идем со мной, и твоя Сестра

пусть идет, - все оторопело уставились на эльфа.

— Я вижу, что волк тут один, а остальные - очень крупные и разумные собаки. Волк, кстати, тоже разумен. Две из ваших собак связаны с вами узами крови. Родные только вы, – он указал на Ларри и Шанталь, - ну,

идем, - эльф легонько подпихнул в спину Шанталь. Дэйли встала и пошла рядом. Силнаи толкнул дверь, и девушка ахнула. О такой комнате она даже и не мечтала. Все стены были увиты желтыми и бежевыми розами. Их цветы складывались в красивый узор. Потолок был увит белыми розами. Окно, в виде нераскрывшегося бутона, было увито стеблями с длинными и острыми колючками. Попытка пробраться в комнату заранее была обречена на провал. Кровать тоже была в виде деревьев, перевитых лианами. На ней лежало красивое постельное белье с вытканными розами. На полу был толстый ковер из серебристо-зеленого мха, упруго пружинившего под ногами. Шанталь вытянула ногу и потрогала мох.

— Ступай, не бойся, никуда не провалишься.

— Я не боюсь. Жалко идти по такой красоте. Мох помнется.

— Не помнется. Иди, - эльф снова подтолкнул девушку в спину, – я пойду твоих мужчин устрою.

Шанталь все же решилась и вошла в комнату. Мох пружинисто распрямлялся и у девушки отлегло от сердца. Очень уж ей не хотелось портить такую красоту. Дэйли вошла следом принюхалась и растянулась прямо на мхе, довольно прижмурившись.

Через полчаса все переоделись и спустились в большую комнату. Там уже ждал накрытый стол и хозяин, сидевший в удобном кресле. Стульев было не четыре, а восемь. Эльф включил Серого и миури в число сидящих за столом. Силнаи взмахнул рукой и легкий ветерок подтолкнул каждого к его месту. Во главе стола, совсем неожиданно, оказался Ларри. Слева от него сидел Дэйл, а справа Шанталь и Дэйли. Кулуриэн и Аргонтар сидели напротив них. Рядом пристроились Серый и Таис.

— Уважаемый, вы ничего не перепутали? – Ларри удивленно уставился на старика, – я моложе Кулуриэна. Это он должен тут сидеть.

— Ничего я не перепутал. Я прекрасно знаю доспехи Халлона и Анкалимэ. Не раз видел их на короле и королеве. Я также знаю, что они остались в Сим-Риа. Уже больше тысячи лет они лежат под слоем льда и снега. И Большой Клык Стального Волка я не мог не узнать. А вот меч девушки не принадлежит нашему миру. Если не секрет откуда он?

— Какие секреты, если вы читаете все наши тайны, как раскрытую книгу, – рассмеялся Ларри. Не было смысла изображать неведение. Ведь старый эльф общался с теми, кому раньше принадлежали доспехи и меч.

— Меч принадлежал моей прабабушке-валькирии, – ответила Шанталь, – не при каких условиях не прикасайтесь к нему. Он сожжет любого мужчину.

— Хм, меч валькирии. Действительно, его лучше не трогать, – эльф задумчиво покрутил один из седых локонов, - а как вы получили доспехи? Я считал, что они похоронены в глубине Белого Безмолвия.

— А там и взяли. В Призрачном Городе. Я их увидел. Там много было доспехов и оружия.

Силнаи снова накрутил волосы на палец. Помолчал. Потом, посмотрел на аккуратно евших миури, - никогда не видел такую разумную расу. Откуда вы?

— Из Междугорья. А миури создали маги из Большой Академии Магии. Хотели, чтобы их собаки немного поумнели, - ответила Шанталь.

— Ну, и как? – спросил старый маг.

— «Собаки поумнели, а маги на полянке бабочек ловили», - хмыкнул Дэйл.

— Я так понял, что заклинание необратимое. Я о таком даже не знал.

— Не может быть, – возразил Аргонтар.

— Может, может. Я - Маг Природы. Управляю растениями. Кстати, – эльф посмотрел на Дэйла, – ты, ведь, очень сильный Маг Стихии Земли. Мне такие еще не попадались. Даже маги-эльфы до твоего уровня, мягко говоря, не дотягивают.

Дэйл изобразил смущение и уткнул нос в тарелку. Силнаи рассмеялся: - Чувство юмора сразу выдает высокий интеллект. А вот девушки владеют Стихией Огня. К моему счастью, виртуозно, иначе мы бы уже сидели в дымящихся кустах.

Шанталь и Дэйли скорчили невинные мордашки, и эльф снова рассмеялся: - У всех, кроме вас, - старик кивнул Кулуриэну, - примесь людской крови. У миури тоже своеобразное сочетание. Черный пес, - в этом месте Дэйл икнул, - вы можете скинуть морок. Силы много тратите, но я вижу, что, вы двое, черный и рыжая.

Старый эльф вопросительно глянул на миури. Через пару секунд они приобрели свой вид и представились: – Дэйл, Дэйли.

— Угу. У Дэйла - душа гнома. У Дэйли - душа, раньше принадлежавшая Огненному Дэву. Отсюда ее способность управлять огнем. Волк был лесным эльфом, а вот серая миури в прошлой жизни была человеком.

У миури округлились глаза. Считалось, что в создании разумных собак принимали участие многие расы. Но, дэвы! Хотя, была же валькирия.

Эльф-садовод тихо рассмеялся: - Я ведь тоже маг. Не припомню даже сколько тысяч лет. Многое знаю. Но такое сочетание мне видеть еще не приходилось, - посмотрел на Ларри и спросил, - а ты, изучил заклинание призыва своего тотема – Стального Волка? - на лице Ларри появилось неподдельное удивление.

— Актерство не принадлежит к числу ваших талантов, – Силнаи откровенно веселился, - да, я уже знаю кто вы. Мне достаточно было увидеть Мифриловую Изморозь и Клык Стального Волка.

В этом месте у всей компании брови дружно взлетели вверх и рты изобразили букву “о”. Даже актерский талант напрягать не пришлось.

— Да вы, что? Вы, хотите сказать, что не знаете, чем владеете? – старый маг со смехом хлопнул себя ладошкой по коленке, – вы, откуда такие чудики вылупились? Невероятной мощи магический талант, владение легендарными доспехами и оружием, и полное неведение! Учитывая, столь же полное отсутствие актерских способностей… Я потрясен. Пройти через Белое Безмолвие, ранее считавшееся смертоносной ловушкой. Что вообще вас сюда привело? Такое впечатление, что вы, просто не осознаете всей эпохальности своих поступков. Кровь валькирии, душа дэва, гномья магия и кровь королей солнечных эльфов… - Силнаи звонко хлопнул в ладоши, и перед компанией возникли невиданной красоты хрустальные бокалы на высоких ножках. Сами собой они наполнились золотистым, пузырящимся напитком. Перед волком и миури после второго хлопка возникли хрустальные пиалы с необычной, искрящейся перламутровыми искорками, жидкостью. Шанталь первая отпила из высокого бокала: - О!!! Игристое вино с виноградников Аль Тари. Из золотистого винограда сорта Янтарная Лоза.

— Ого! А откуда юная госпожа так хорошо осведомлена о сорте и происхождении вина?

— У нашего дедушки в этих местах виноградник и такое вино тоже есть.

— Как зовут вашего уважаемого дедушку?

— Сигурд из Рода Стального Волка, - Шанталь ответила и закусила губку. Назвав полное имя деда, она невольно подсказала кто они такие.

— Ты, быстро соображаешь. Хотя, имя вашего славного деда ни о чем мне не говорит. Я уже более тысячи лет не наведывался в Междугорье. Если это не является таким уж секретом, то откуда вы? Где находится ваше родовое гнездо?

Путешественники переглянулись между собой. Кулуриэн немного нахмурился и задумался. Старый эльф увидел его колебания.

— Я уже не служу никому. В свое время я учил основам магии отца короля Халлона, самого Халлона, а затем и его сыновей. Сам я обучался магии еще задолго до того, как эльфы пришли в этот мир. После Битвы Магов я отошел от дел. Я был ярым противником дуэли. Меня не послушали, а ведь я предсказывал подобные последствия для страны, да и для всех этих мест. Когда Таэритрон занял трон, я отказался от даль-

нейшей службы и поселился в этом домике.

— А куда делся Гэлторинэл? – спросил Ларри, - ведь это он был правителем Аркоресса. Халлон правил Сим Риа.

— Он и двое его старших сыновей погибли во время поддержания Большого Защитного Щита. А женщины его Рода не смогли удержать власть. Младший сын был еще мал. Теперь Род Гэлторинэла просто один из самых древних и знатных, но реальная власть у Таэритрона.

— Что случилось с Лайэллоном? – спросила Шанталь.

— Вот это, вы должны мне рассказать.

— Да откуда же мы можем это знать? – отозвался Ларри.

— Вы, кем приходитесь Волку Правителю? Внуки или правнуки?

— Правнуки, – пробормотала Шанталь и ответила на косые взгляды мужчин, – он нас, как открытую книгу читает. Какой смысл что-то изображать. Играть в шпионов. Уважаемый Силнаи, а вы можете подсказать, какие еще особенности нашей экипировки и наших возможностей мы не знаем?

Эльф рассмеялся, и сказал: – Учил прадедушку, теперь еще и правнуков буду учить. Хорошо. Я обучу вас в обмен на честный ответ. Зачем, вы, здесь?

Все задумались. Было видно, что Ларри и Дэйл ведут какой-то диалог. Дэйл заявил: – «В наших намерениях нет никакого зла или жажды власти. Давайте расскажем ему».

— Мудрый миури, – улыбнулся маг.

— Ладно, - Ларри отпил залпом полбокала и заявил, – нас обокрали. Украли очень мощный артефакт, обеспечивающий защиту северной крепости Каос.

— Ого. Значит, ты будущий Хранитель, – маг скорее утверждал, чем спрашивал.

— Да. И обокрали еще четыре крепости Междугорья, имеющие большое стратегическое значение.

— Да, зачем? Солнечные эльфы - отличные воины, – при этих словах миури презрительно скривились, что не осталось незамеченным Силнаи, - но их слишком мало. Междугорье им не по зубам.

— Манией всевластия страдает маг-человек по имени Шанг Дар Танг. И в совершении краж ему помогал вампир из техномира. А вот какой интерес у него, мы не знаем.

На фразе про вампира у старого мага глаза из карих и добрых сделались очень злыми, и в них заплясали огоньки, как расплавленная лава выплескивалась.

— Как зовут вампира?

— Гр- фр-пр… – вот не вспомнить никак, - и двойняшки наморщили носы.

— Герстальф?! – не столько спросил, сколько припечатал эльф.

— Во! Герстальф! Я вспомнил, – сказал Ларри.

— Ах ты, старый кровопийца. Мало я тебя тогда подпалил. Ну, погоди. Я стар, но не немощен. Я еще вырву твои ядовитые клыки, – добродушный Силнаи стал похож на о-о-чень разозленного змея. Мудрого, опытного и о-о-очень злющего змея, – так дети, ложитесь спать. Уже поздно. Завтра я заставлю тебя, – кивок в сторону Ларри, – призвать Стального Волка. Будешь работать, пока сам волком не станешь, но Стального Волка, ты, призовешь. Даже, если у вас с Побратимом кровь с носа польется, вы, это сделаете.

— Мы с Побратимом?

— Хватит!!! – старый маг хлопнул ладонью по столу, – хватит разыгрывать дурачков. Вы - двойняшки, и вы оба прошли Обряд Крови. В ваших жилах такой коктейль, что мне иногда жутко делается. Кровь Стального Волка, кровь валькирии, душа Скарвальда и душа Агла Рала.

— Уй, а последние двое кто? – не удержался Ларри.

— Вы, опять?

— Да, не знаем мы, - хором ответили двойняшки.

— Я, кстати, тоже, – вступил Кулуриэн, а Аргонтар только молча крутил головой с круглыми глазами и потихоньку допивал второй бокал вина. На нервной почве, видимо. Все-таки, он имел дерзость или глупость влюбиться в родную сестру этих ходячих неприятностей и загадок.

— У меня просто нет слов. Я уже почти тысячу лет сижу тут, как покрытый мхом пень, и знаю. А вы живете в самом Междугорье, являетесь непосредственными участниками событий и изумленно хлопаете глазами. Что вообще преподают в вашей Академии? Кто сейчас Глава Академии?!

— Великий Маг Авалон, – ответил молчавший раньше Аргонтар.

— Великий Маг!!! Великий осел и дурак! Он ни одного заклинания нормально прочесть не мог! А до него кто был?

— Ангрим из рода Мерцающего Меча.

— А-а-а. Родич нашего несостоявшегося наследника. Неплохой маг, но без искры. Зубрила, не способный на эксперимент и увлеченность. Хотя, управлять Академией в самый раз. Пыльные фолианты пересчитывать, – Силнаи презрительно фыркнул, - а до него, если мне не изменяет память, был гном Архивус из Подгорья Наковален. Тот еще пройдоха, но сильный маг и не боялся экспериментов. Куда он потом исчез, вот не припомню.

— «Доэкспериментировался», – буркнул Дэйл.- Что, ты, этим хочешь сказать?

— «Его душа теперь принадлежит Вождю селенья Ы-ырг-Ху-ум. Он стал крупным ярко-рыжим миури».

— Ах, вот, как закончил рыжий пройдоха!!! За это надо выпить! – смеющийся и довольный эльф хлопнул в ладоши и бокалы снова наполнились игристым вином, а в мисках миури и Серого появилась мерцающая жидкость.

— «Господин Силнаи, а если не секрет. Что мы пьем?» – спросила Дэйли.

— Вы, пьете воду из Хрустального Ручья, текущего в старой дубовой роще, моя пушистая госпожа, – рассмеялся Силнаи, – ну, порадовали старика, ну, развлекли. А Герстальфу я еще подпалю любимый гроб, - и

старый эльф довольно потер ладошки.

— А как, вы с ним столкнулись? – спросил Ларри.

— Завтра. Все завтра. А сейчас спать. Быстро, – Силнаи щелкнул пальцами. Бокалы и пиалы исчезли и легкий ветерок легко вынес гостей из-за стола и отправил в постели.

В Каосе царила легкая суматоха. На следующий день был назначен отлет Изи. Марджи топнула крепкой ножкой и заявила, что она летит к папе. На что Изя с трагическим выражением вопросил: – Я кто? Дракон или гномовоз?

Марджи была возмущена до глубины души и попыталась достать сковородой до затылка дракона. Попала по боку. Загудело и заплясала посуда. Оба были выдворены Фионой во двор крепости. Там продолжили разборку. Изя на бреющем полете уходил зигзагами от размахивающей тяжеленной чугунной сковородой темпераментной дочери Медного Котелка.

— Я все-таки тебя достану, зеленая ящерица.

— Вся в папочку, рыжая бестия. Я Медному Котелку пожалу-у-ю-юсь. Ва-у-у!!! Все-таки достала-а-а! – и дракон в крутом пике взмыл на край крыши домика гномов. Оттуда начал орать противным голосом, – рыжая, конопатая. Повелительница сковороды! Тебе бы еще метлу оседлать, и вылитая-я ведьма-а-а!!!

Бамц! Сковорода, пущенная мощной рученькой медноволосой воительницы, влепила Изе прямо в лоб и с грохотом покатилась по крыше домика. Из него тотчас выскочил взъерошенный Орм, за ним показалась перекошенная физиономия Октара. Два гнома сначала выпили за встречу, потом за выздоровление Октара, потом за вызволение из плена бедных мучеников, потом за успех операции, потом пили уже за все подряд. Можно только представить, какие ощущения вызвала грохочущая сковорода у двух, накачавшихся по самые брови, парней. Вернее, уже маявшихся синдромом “перепила”.

— Ма-а-арджи!!! Ты, смерти нашей хочешь? Папке пожалуюсь.

— Я сама ему пожалуюсь. В отсутствие отца некому защитить бедную девушку.

— Да ты, сама кого угодно чугуниной защитишь, - и оба гнома поползли обратно в домик. В этот момент Изя переступил с лапы на лапу и задел сковороду. Последняя с диким грохотом покатилась по крыше и уго-

дила на стоявшую возле двери чугунную болванку, неизвестно для какой цели поставленную Борином. Орм с Октаром больше не выползали. Последний залп их добил, и они тихо лежали с гудящими голо-

вами. Марджи подобрала сковороду и, с гордым видом победительницы, удалилась на кухню. У нее тесто для пирога подоспело. Девушка решила порадовать отца и его друзей. К тому же, возиться с тестом она любила. Изя, понявший неотвратимость совместной поездки, вернее полета, пошел отдыхать и набираться сил. Завтра рано утром вылет.

Ночь в домике, увитом розами прошла спокойно. Во сне Шанталь опять связалась с Микой и вкратце пересказала ей вечернюю беседу. Миури чисто женским жестом схватилась пушистыми лапками за щечки. На этом месте Шанталь улыбнулась и дальше спала уже без сновидений.

Утром все проснулись от мелодичных звуков флейты. Силнаи сидел в саду на невысоком холмике, покрытом тем же серебристо-зеленым, мягким и пружинистым мхом. Седой эльф наигрывал милую и незамысловатую мелодию, навевающую образ леса, пронизанного солнеч

ными лучами, и журчащего в тени деревьев ручейка с кристально-чистыми струями. Шанталь, Дэйли и Таис тихонько замерли рядом и с прик рытыми глазами наслаждались пением флейты. Поиграв несколько минут, Силнаи убрал флейту в карман и позвал очарованных девушек: - Эй, красавицы, завтрак ждет. А потом я вас буду тренировать. Очень уж у вас серьезные противники. Где ваш прадедушка, нам тоже не известно. Чует мое сердце, без него не обойдется, - после того, как все поели, Силнаи махнул рукой, - следуйте за мной, - эльф привел компанию в дальний угол своего необъятного сада, больше похожего на небольшой лесок. Между густо стоящими деревьями находилась большая круглая полянка. Деревьев на ней не было. Идеальное место для тренировок. Никто не узнает, чем тут занимаются.

Силнаи взял на себя роль наставника. Жестом пригласил всех сесть на невысокие стулья, до этого принятые компанией за узловатые деревья. Сам тоже с комфортом уселся.

— Начнем с Дэйла. Мне давно не терпится увидеть его способности. Аж руки трясутся от нетерпения.

— «Да я ничего такого и не умею. В Академии я не учился. В нашей библиотеке порылся, папа показал кое-что, и господин Хранитель. Ну и, экспериментировал немного», – миури скромно потупился.

— Ага. А кто половину охраны рудников под землю закатал? – буркнул Аргонтар.

— О, это интересно, – Силнаи и впрямь потер сухонькие ладошки, – а ну, покажи, как, ты, это сделал?

— «А вы скажете, что за души Скарвальда и Агла Рала?»

— Скарвальд - гном. Преподавал Магию Рун. Агла Рал - Огненный Дэв. Преподавал Магию Стихии Огня и получить у них зачеты было весьма трудно. Серьезные такие были, а какой финал, - эльф хихикнул и поерзал,

поудобней устраиваясь в кресле.

— Скарвальд - гном. Преподавал Магию Рун. Агла Рал - Огненный Дэв. Преподавал Магию Стихии Огня и получить у них зачеты было весьма трудно. Серьезные такие были, а какой финал, - эльф хихикнул и поерзал, поудобней устраиваясь в кресле.

— «Благодарю за ответ. А чтобы показать, надо предмет, какой не жалко. Доставать потом замучаешься».

На землю перед Дэйлом шлепнулось крепенькое такое березовое полешко. Дэйл тряхнул башкой, сосредоточился. Удар мощной лапы и полешко ухнуло вниз. Второй удар и с сухим треском края ямы сошлись и через полминуты ничего не напоминало о том, что здесь лежало весьма приличное полено. Старый Маг восхищенно поцокал языком: - А что еще, ты, можешь?

Дэйл топнул лапой и вся компания, включая сад и дом взмыла в воздух и плавно опустилась. В домике что-то мелодично звякнуло. Миури покаянно наклонил голову: - «Извините. Я опять, что-то расколотил».

— Опять? – спросил Силнаи.

— «Да, господин Хагир давно ругается, что мы замок сначала спалим, а потом развалим», – пожаловалась Дэйли.

— Потом посмотрю. Еще что-то можешь?

Дэйл посмотрел на Защитный Щит старого мага. В его глазах мелькнул хитрый огонек. Пес чуть присел на задние лапы. Взмахнул передними вверх, чуть вбок и резко выбросил вперед. На сидевших за Щитом посыпался целый дождь мелких острых камешков.

— А если большим? Пробьешь? – у старика аж глаза загорелись.

— «Конечно, еще проще чем маленьким, но боюсь вас покалечить. Когда пробиваешь Щит, трудно так уж точно попасть», – Дэйл посмотрел на Силнаи.

— А как, ты, вообще его пробиваешь? Мой Щит за прошедшие несколько тысяч лет еще никто не пробивал.

— «Мы один эксперимент проводили, и додумался», – Дэйл, уселся на пушистую попу.

— И в чем секрет? – нетерпеливо спросил маг.

— «А вы нам поможете? Не обманете?» – Дэйл решил немного поторговаться.

— Ну, молодец. Прямым тестом. Вот это - гномья душа. Точный Скарвальд. Так и вижу перед собой его длинную черную бороду, заплетенную в косички с вплетенным бисером. Тоже торговался за каждое слово и рубил сплеча безо всякого этикета. Аж молодость вспомнилась, – Силнаи громко расхохотался, – да помогу я вам. Мне самому интересно. Вы, умудрились стряхнуть мох со старого пня. Показывай, давай и какое заклинание?

— «А никакого. Секрет в том, что практически все Магические Щиты пробивают острые предметы, вращающиеся с очень большой скоростью и с силой бьющие», – Дэйл с неуловимой скоростью, не двигая даже лапами поднял с земли небольшой, увесистый, заостренный с одного конца камень, и мотнув головой пробил этим камнем Защитный Щит эльфа. Причем, насквозь. Силнаи аж подпрыгнул.

— Простое волевое усилие. Даже без заклинания. Вот это Сила. А против меня устоишь?

— «Не знаю. Папкины блинчики не пропускал».

Силнаи встал напротив Дэйла и щелкнул пальцами. От его ног пошла волна вздыбившейся земли. Дэйл вроде ничего не сделал, но волна вдруг подскочила и рассыпалась мелкими камешками. В глубине земли раздался нарастающий гул и вдруг под ногами эльфа вспучился небольшой пласт земли и понесся на большой скорости вокруг полянки. Дэйл всем корпусом разворачивался в направлении движения. Резко топнул передними лапами и старый эльф, подлетев в воздух, плюхнулся в свое кресло.

— Ну, прокатил. Все, я с тобой больше не воюю, - рассмеялся старый эльф.

— «А новым приемам вы меня научите?» – Дэйл выжидательно уставился на Силнаи.

— Ты, сам меня можешь поучить. Мне заклинания читать надо, а тебе только лапой топнуть. У меня книга есть. Я ее так и не отнес в библиотеку. Тут закрутилось. В общем, украл я книгу по Магии Стихии Земли. Дам ее тебе. У меня только пыль собирает, а ты, пользоваться будешь. И, получится, что я ее хозяину возвращаю. Это, книга Скарвальда. Теперь посмотрим девочек.

— Ну, а мы как? Тут же все сгорит, – Шанталь пожала плечиками.

— «Нет, не будем. Тут так красиво, – протянула Дэйли, – господин Силнаи, можно мы не будем?»

— Будете, девочки, будете. Я давно не видел Магов Стихии в деле, - после этих слов эльф потер сухонькие ладошки, что-то прошептал, и вокруг полянки возникла, переливающаяся радужными разводами, полусфера. Как в мыльный пузырь попали, – ну, детки, порадуйте старика.

Сестры переглянулись, разошлись в разные концы полянки. Поклонились друг другу. Парни знавшие, что за этим последует отошли к креслу старика. Быстренько набросили Защитный Щит на себя и хозяина до-

мика. Сначала ничего не происходило. Вдруг Дэйли вспыхнула, как саламандра. Огонь с шерсти стек на лапы и неуловимым движением огненный шар полетел в Шанталь. Почти долетел, но девушка выставила руку и собрала этот шар в ладонь. Встряхнула кистью и с ее пальцев стекло пламя, спалившее сразу полполянки. В это же время Дэйли села на задние лапы, встряхнула передними, развела их в стороны и между лапами появился большой фаэрбол. Легкий взмах лап и шар улетел в сторону девушки. Одновременно навстречу ему полетел фаэрбол Шанталь. Шары столкнулись в воздухе, раздался треск и в разные стороны брызнуло жидкое пламя драконьего огня. Попадая на шерсть миури и волосы девушки огоньки вспыхивали с большей силой. Через несколько секунд на полянке стояли две купающиеся в огне саламандры. Легкий взмах рук, и в сферу по бокам от зрителей врезались два огненных шара, с треском взорвавшись. После этого Дэйли и Шанталь попросту перебрасывались огненными шарами ловя их на лету и, развернув, бросали в трещавший и сверкавший Щит зрителей. Шанталь легким движением выхватила из ножен “Молнию”. Меч вспыхнул нестерпимо ярким, белым светом, по нему прошла радуга, и вот девушка держит в руке пылающую полосу раскаленной лавы. Легкий взмах рукой. Меч потух и спокойно вернулся в ножны. Сестры поклонились Силнаи и Шанталь спросила: - А вы нас, как Дэйла проверять будете?

— Да вы, что?! Я еще морально не готов лицезреть в зеркале лысого, безбрового эльфа с подпаленными ушами. Ларри, твой выход. Я тебя на закуску оставил. Посмотрим, что ты, можешь.

— У меня не так красиво, как у сестры выходит. Я больше мечом орудую. А Стихией пользуюсь, если поднять что-то, перенести.

— Давай показывай, что можешь.

Ларри встал на место, где стояли девушки. Сначала все камешки, брошенные Дэйлом поднялись в воздух и полетали. Ларри бросил эти камешки в деревья, но они летели плавно, и не особенно зрелищно. Аргонтар резко взмыл в воздух и пролетел вокруг полянки. Ничего особенно эффектного. Силнаи встал напротив Ларри. Юноша отбил все атаки мага, но проделано все было как-то обыденно. Просто добротное владение Стихией.

— Так, теперь самое главное. Ты, должен призвать Стального Волка.

— Я пробовал. У меня не вышло. Отец создает боевые фантомы. А у меня не выходит.

— Становись напротив, – в руке у Силнаи появился длинный меч, очень похожий на меч Ларри, – пофехтуем. С твоей сестрой я не рискну, а вот с тобой, можно. Ларри выхватил Клык Волка и начался завораживающий Танец Смерти.

Противники атаковали, блокировали атаку, красиво уходили от удара. Юноша, хоть и с трудом, но выстоял против эльфа. Немного замешкался, и все-таки спросил: - Господин Силнаи, а как мой меч определяет, что это учебный бой? Если я дерусь с врагом, по мечу бегут руны.

— Ну, и, скольких ты прикончил эти мечом? – хмыкнул эльф.

— А откуда вы знаете, что я кого-то убил?

— Раз, ты, знаешь о рунах, значит меч уже попробовал крови. Ты, смог прочесть надпись?

— Смог, – просто ответил Ларри.

— Раз смог, значит меч признал тебя и чувствует твое настроение. Он может даже предупредить об опасности. Рукоять нагреется или засветится лезвие.

— Рукоять один раз слегка нагрелась и все, - сказал Ларри.

— Значит, ты не был в большой опасности или знал о ней.

— А что значит надпись «энтулессэ серкэ макил кунду янна»

— Вернет кровь принца дар и меч, – пробормотал Силнаи.

— Это, что значит? Мы еще и принца какого-то убьем?! Ну, это уже слишком. Мы не убийцы! – Ларри возмущенно выпятил подбородок.

— Где была эта надпись? –спросил старый маг.

— Над мечом и доспехами.

— Ага. Все-таки обозлился Халлон на своих непутевых отпрысков. Зачаровал меч и доспехи. Взять их мог только его прямой потомок. Вы, сами того не зная, подтвердили, что являетесь потомками королей солнечных эльфов. Халлон не захотел отдавать легендарные предметы своим сумасшедшим сыновьям.

— Почему, вы, называете их легендарными?

— Лайстиндер, отец Халлона, был в числе первых, кто прошел в этот мир через Портал. Это его меч.

— Ого. Действительно легендарные и не принадлежат этому миру, как и меч Шанталь, – пробормотал Ларри.

— «И, как карабин Джо», – подумал Дэйл, но как-то громко подумал.

— Что еще за “карабин”. Это еще что такое? – насторожился Силнаи.

— «Оружие. На него магия не действует», - пояснил Дэйл.

— А его где вы взяли? Я не удивлюсь, если вы еще и на драконах катаетесь.

Двойняшки и миури опустили голову. Силнаи внимательно посмотрел на них: - Так, что я еще про вашу компанию не знаю?

— Нам пришелец помогает. Он из техномира. Случайно залетел, - объяснил Ларри.

— Сказал бы я, насчет “случайно залетел”. Как можно было случайно в другой мир попасть?! Хотя, с вами еще не то можно.

— Мы хотели запустить наши Ворота Миров. Они, вроде бы, не работали. Хотели, чтобы сестра из Академии на каникулы приехала. Нашли старенький свиток прадеда Валмира. Там было написано, как управлять Воротами. Ну, крутнули диски неправильно, а Джо там, в техномире, хотел через Ворота путь срезать. Его и утянуло. А обратно - никак. Без артефакта Ворота не запустить. Они раз только и сработали. А артефакт украли, – Шанталь невинно захлопала длиннющими ресницами.

— Так. А дракона где взяли? – полюбопытствовал старик.

— Папа яйцо подарил. Он и вырос. Мы летаем на нем теперь, – отрапортовал Ларри, – его зовут Изя.

— Ларри, ты прямо сейчас призовешь Стального Волка. Действуй, - скомандовал Силнаи.

Ларри сосредоточился, что-то забормотал. Схватил свой рюкзак и достал из него довольно увесистый фолиант. Опять что-то пробормотал. Качнул головой. Оставил книгу раскрытой в нужном месте и снова забормотал и запыхтел. Что-то треснуло, грохнуло. Вокруг полянки закрутил смерч. Посреди полянки возник крупный волк с драконьей мордой. У морды был грустно-хитрый взгляд Изи. Морда спросила: - Вам что, заняться больше нечем? – дальше последовала совсем уже непечатная фраза, - я чуть в гору не врезался из-за ваших шуточек.

Странный зверь пропал. На полянке остался стоять обескураженный Ларри и сидящий в кресле, смеющийся Силнаи. Остальных ветром вынесло в кусты, откуда доносилась ругань и комплименты магическому искусству “наследника королей”, как его обозвал Дэйл, усевшийся пушистой попой в большой куст крыжовника.

— Вот так всегда. Не выходит у меня, – Ларри повесил нос и усевшись прямо на мох, начал убирать книгу в рюкзак.

— Дай ее мне, - Силнаи протянул руку к книге. Ларри снова вынул книгу и хотел уже отдать эльфу, но книга пропала. Ларри удивленно уставился на пустую руку. Он чувствовал вес книги, но саму книгу не видел. О чем и уведомил эльфа-наставника. Силнаи потер подбородок.

— А как называется твой справочник?

— Гримуар Лайэллона.

Эльф икнул и уставился на Ларри. – Ты, сказал, Гримуар Лайэллона?! Как, ты, его вообще в руки взял?

— Просто. Взял и все. Тут много интересных заклинаний. Я их осваиваю потихоньку. Вот с призывом Волка почему – то не выходит.

Силнаи взялся за голову: – Как у тебя может не выходить призыв Вол-

ка? Этот Гримуар, кроме самого создателя, никто в руки взять не сможет. Ты, свободно пользуешься книгой и не справляешься с простым действием. Странно.

— Господин Силнаи, а в надписи на стене было еще что-то про Дар, – напомнила Шанталь, – может быть, это как-то связано. Что у него за Дар должен быть?

— А вот этого никто не знает. Дар проявится сам. Никто не может сказать, что это будет. С владением Стихией он никак не связан. С магическим потенциалом, тоже. Я чувствую, у Ларри очень большой потенциал, но почему он не проявляется? Не пойму, что его блокирует. Ларри свободно владеет легендарным мечом, который и в руки не всякий возьмет. Его признал Гримуар, а простой вызов родового тотема он освоить не может.

— Я никогда не видел, чтобы отец его призывал. Он просто создает боевые фантомы. И никогда не слышал рассказы от соратников его и деда, чтобы во время боя призывали Волка, – Ларри посмотрел на Силнаи.

— Они могли и не знать. Разве что, хотя бы раз могли вызвать случайно. Странно. Как будто заблокирована способность. Ладно. Посмотрим. Ваших друзей экзаменовать не буду, - повернулся к Шанталь, – детка, ну, ответь же. Тебя вызывают. Вон, как сережки светятся.

Шанталь смутилась. Зажмурилась, сосредоточилась и ответила на вызов Мики. Все требовательно на нее смотрели.

— Говорят, что все в прядке. Просят поторопиться.

— Сегодня отдохните. А завтра пойдем походим по городу. Я покажу внучатым племянникам праздничный Аркоресс. И замок короля.

— «Нам бы еще и дом нового придворного мага посмотреть», – пробормотал Дэйл.


Глава 27. Марджи и Борин.

В небе над Белым Безмолвием летел ругающийся на всех известных ему языках дракон. Сидевшая на его спине Марджи изрядно пополнила свой словарный запас.

— Все, объявляю отдых. Я должен поесть и прийти в себя. А то, упаду.

— Конечно, конечно. Я сейчас тебе пирог дам и мясо, – засуетилась девушка.

— Мы успеем до ночи. И Небесный Огонь должен зажечься. Похолодало очень, - успокоил ее Изя.

Сели на высокой горе с плоской вершиной. Холодновато, зато безопасно. Перекусили. Изя с полчасика отдохнул, за это время поболтали. Дракон и девушка уже успели подружиться. Острая на язык Марджи и болтун Изя отлично нашли общий язык. В полете не поговоришь. Вот и отводили душу. Большую часть пути пролетели. Оставалось еще около четырех часов лета. Марджи хотела взять слишком много. В результате ограничились ее личными вещами, небольшими мешками муки и зерна. Внушительным мешочком табака. Письма Лунаталь и Хагира лежали среди вещей девушки. Гномы уговорили Изю взять ма-а-аленький бочоночек пива для исстрадавшихся душ соплеменников. Изя выговорил себе передышки по самочувствию. Дракону и самому хотелось быстрее вернуться в Западный Форт. Там его друзья.

Подлетали поздно вечером. Небесный Огонь ярко освещал путь, и Изя пренебрег передышкой решив, что девушка весит все же меньше здоровяка гнома в полном боевом снаряжении. Дракон связался с Ми-

кой. Попросил зажечь возле ворот хотя бы один факел. Через несколько минут впереди вспыхнул огонек.

— Прилетели. Мы дома. Готовься. Возьмись за петли на седле покрепче. Я буду садиться, - скомандовал Изя.

Марджи ухватилась покрепче и стиснула бока дракона коленями. Заложив вираж, Изя приземлился прямо перед воротами крепости. Возле ворот уже стояли Ювин и Ульвин, готовились принять груз. Как только Изя стал всеми четырьмя лапами на снег, гномы подбежали и начали отстегивать груз. Девушка была закутана в шубу, да и темно было. Гномы решили, что Орм прилетел. Ювин понес мешки в дом, а Ульвин снял с Изи упряжь и дракон прямиком отправился в кузницу. Поесть и спать. Устал он, все-таки. Марджи забросила на спину рюкзак с вещами. Постояла, подумала, сняла рюкзак, достала оттуда мешочек с табаком и снова забросила рюкзак за спину. Положила на плечо довольно увесистый бочонок пива и пошла к дому. В этот момент из домика грянул рев “Ягодный пирог!!!” Довольные вопли и возглас “Мяс-

ной пирог!!!” Девушка усмехнулась про себя и вошла в двери. В небольшой прихожей размотала одежки и повесила на свободные крючки рядом с висевшей одеждой. Глянула на свое отражение в кадке с водой, поправила волосы. Марджи забросила на плечо бочонок пива и, взяв в левую руку мешочек с табаком, пошла на звук голосов. Оказалась в неожиданно просторном зале. Посредине зала стоял накрытый стол. Возле стены стояло несколько пустых самодельных стульев. За столом, кроме уже виденных молодых гномов, сидел высокий человек, довольно высокий, молодой, черноволосый гном, рядом с ним пожилой гном с очень длинной седой бородой. Возле него сидели два чрезвычайно худых и изможденных гнома среднего возраста. Спиной к девушке сидели два рыжеволосых гнома. Один был худой. Второй - широкоплечий здоровяк. Рядом с ним сидел невысокий гном, казавшийся на фоне здоровяка совсем тщедушным. В его волосах мелькала седина. Еще один гном раскладывал по тарелкам похлебку. Человек большим ножом нарезал на куски мясной пирог. Рядом с ним сидел еще один длинноволосый человек, девушка поняла, что это пришелец Джо. Между гномом с седой бородой и человеком сидел еще один мужчина, которого девушка сначала приняла за гнома, но потом сообразила, что это молодой человек с черной, аккуратной бородкой.

— Вот бы пивка… – мечтательно протянул более худощавый гном, сидевший спиной.

— А я привезла вам пива, – Марджи вошла в комнату с бочонком на плече и мешочком табака в руке, – и табак привезла.

Гном-кашевар плюхнул порцию похлебки мимо тарелки, прямо на … Ну, в общем, здорово припек Нали то, что мужики оберегают больше всего. Раздался вопль и ругань. Ювин, привставший, чтобы взять кусок пирога, сел мимо стула и подбил под локоть Ульвина, несшего ко рту полную ложку. Самый старший гном поднял глаза от тарелки.

— Ты, чья будешь, красавица? Такая должна быть под охраной отца и братьев. А то уведут.

— А мой отец тут. Я - Марджелина, дочь Мастера Борина из Рудного Подгорья и Линды-мельничихи.

В зале воцарилась тишина. Молодые гномы сидели, раскрыв рот. Возле двери стояла настоящая красавица. Густые медные волосы были уложены в замысловатую прическу. Лунаталь не поленилась пойти в библиотеку и нашла книжечку “Прически гномов всех Подгорий Междугорья”. Книжечку она подарила Марджи. Веселая, сообразительная девушка ей понравилась. В отличии от ее собственных дочерей, Марджи уделила много времени хобби эльфийки и Вайяны. Девушка нетолько сшила себе одежду, но и украсила ее красивой вышивкой бисером. Марджи с удовольствием крутилась на кухне и заработала лестную оценку от Фионы. Рассказала кухарке свои рецепты и получила рецепт пеммикана, нужный в походе. Перед отъездом девушка встала пораньше и не поленилась соорудить из своих пышных волос прическу, принятую в Подгорье отца у незамужних девушек.

Ратчер улыбался, миури встали со своих мест и подошли, чтобы получше рассмотреть девушку. Татр не удержался.

— «В одной руке пиво, в другой – табак. Воплощенная мечта гнома».

Девушка порозовела. Она не знала об экспериментах по подманиванию гномов.

— Ах ты, старый греховодник! – взревел Хродгар, хлопая брата по плечу, – какую красавицу сделал. Вон, у Рикбольда слюнки в тарелку капают, а Нали за ширинку держится.

— Я сейчас за его уши подержусь! – взревел Борин, вставая из-за стола и поворачиваясь к девушке. Все замерли. В комнате друг против друга стояли два Борина. Только вторая копия имела аппетитную фигурку и симпатичное личико, окруженное густыми, медными волосами, уложенными в сложную прическу. Ростом девушка была с отца. Правда, в плечах была поуже, что не помешало ей одной рукой переложить в руки подбежавшему Ульвину бочонок пива. Потом гномья Афродита вложила мешочек табака в руку отца: - Это господин Хагир передал, для всех, а пиво Орм и Октар купили. Сказали, вы выпьете за знакомство.

— Да, это нам не помешает. Рикбольд, выбивай дно у бочонка и наливай всем, – скомандовал Генобад.

— А почему Линда раньше о тебе не сказала? – отмер Борин, – я бы от такой красавицы-дочки никогда не отказался. Эй, чего уставились. Только суньтесь, – и показал молодым гномам пудовый кулак.

— Мама говорит, ты в поход уехал. И она замуж вышла за Билла-мельника.

— За Слизняка?

— За него, – ухмыльнулась Марджи.

— Любишь, ты его, как я погляжу. А чего сейчас мать сказала про меня?

— Да она все замуж меня пыталась выдать. За подмастерьев. Дураки чахлые. Как мешки таскать, так Марджи, а как деньги получать, так они руки тянут. Да и Слизняк начал дергаться, когда я резко к нему поворачивалась.

В этом месте Ратчер не выдержал и громко расхохотался: - Твоя копия, Борин. Даже и не сомневайся.

— Я этого Слизняка чуть не убил, когда он в Каос прелую муку привез.

— Он долго о тебе вспоминал. Здорово, ты, его припугнул. Это он заставил мать сказать, кто мой настоящий отец. Чтобы ты, а не он, за меня отвечал.

— И буду отвечать. Я признаю тебя своей дочерью. Все слышали? Нали, ты особенно, - рыкнул на молодежь Борин.

— А я, что. Я, ничего. Это Хрок меня облил кипятком.

— Надо было тебе не кипяток, а снега насыпать в штаны, чтобы остыл немного. И челюсть подбери. Эй, Рикбольд, ты куда девушке пиво льешь?

— Так я капельку, Мастер Борин. Она ведь везла. Неужели нельзя за встречу и за знакомство?

Ювин принес еще один стул и поставил рядом со своим.

— Куда поставил? Так, двигайтесь. Дай сюда стул. Марджи, садись тут, нечего с парнями рядом сидеть незамужней девушке, – Борин загремел стульями под хохот Хродгара и Ратчера. Все уселись. Похлебка была разлита, пирог разрезан, пиво разлито. В этот момент ввалился голодный Изя, за которого все забыли. Во время всеобщей суматохи Джо пошел в кладовку и отрезал несколько больших кусков мяса. Когда недовольный Изя сунул голову в зал, индеец сразу поставил перед ним миску с мясом. Дракон не растерялся и вытребовал кусок пирога и штрафную кружку пива. Наконец, все утихомирились и приступили к ужину. Раздавалось только чавканье и хрупанье. Генобад встал, взял кружку и провозгласил: – За то, чтобы все семьи воссоединились, - гномы и люди дружно грохнули кружками.

— «Марджи, а у тебя жених есть?» – неожиданно спросил Буран.

— Нет.

— Что совсем никто не нравится? – подмигнул Хродгар.

— В Каосе кузнец симпатичный, – потупилась девушка.

— «А что, Борин, хорошая партия, – заявил Татр, – я бы выдал за него свою дочь. Дом у него хороший и деньги хорошо зарабатывает. Жена голодать не будет и на наряды останется. Мужик не пьет, мастер хороший. Кузнецы всегда нужны. Без работы Тадгейр не останется, да и гномья кровь у него есть. Ты, присмотрись, папаша, присмотрись».

— Разберусь. Выберемся отсюда и разберусь. Доча, ты бы меня лучше в Каосе ждала. Тут опасно, все-таки. Я теперь еще и за тебя волноваться должен. Двойняшек мне мало.

— А я с тобой очень хотела познакомиться, – Марджи опустила глаза, уткнулась носом в тарелку и пробурчала себе под нос, – вдруг бы ты отказался от меня.

— Да ты, что! От такой дочки отказаться! – взвыл Борин.

— Детка, а ты готовить, шить умеешь? – спросил Генобад.

— Я себе эту одежду сшила и пироги вы мои едите, – Марджи гордо вздернула голову, – я вам помехой не буду.

Борин приосанился и сидел с гордым видом. Еще бы, он теперь отец дочери. Уважаемый, степенный гном, а не бродяга какой-то. Марджи сидела с ним рядом и аккуратно ела. Фианэль преподала ей несколько уроков этикета и поведения за столом. Сообразительная девушка отлично усвоила все, что ей говорила наставница. Молодые гномы потихоньку бросали на девушку заинтересованные взгляды, но в открытую не флиртовали. Железный кулак Борина был надежным средством, охлаждавшим горячие головы.

В разгар пира из соседней комнаты держась за стеночку выполз еще один гном с полной тарелкой в руке и кружкой под мышкой. Ему быстренько поставили стул и усадили. Подал голос, лежавший на полу возле миски крупный, рыжий миури: - «Ты, куда выполз? Только дышать нормально начал. Я тебе, что сказал? Вставать ненадолго. Сходил во двор и снова в постель. Тебе вылежаться надо».

Полуживой гном весь зарделся и заворчал: – Зачем при девушке, Джанго. Я, может, хотел познакомиться.

— И ты, туда же. На ногах не стоишь, а уже тебе знакомиться. Джанго, ему пиво можно? – спросил Хродгар. Красный, как рак гном молитвенно посмотрел на миури.

— «Ладно. Полкружечки, не больше», - разрешил Джанго.

— Ты, слышал? Доктор немножко микстуры прописал, а ты, ведро с собой принес, – Рикбольд все-таки наполнил кружку гнома пивом и явно больше половины. Встряхнул бочонок, – тут еще на раз.

— Посидим - разольешь. Пиво, не вино. Открытое не оставишь, – Генобад отхлебнул глоток из своей кружки, – уважила, красавица. Настоящее гномье пиво. Думал, уже и не выпью перед смертью. А теперь и помирать не страшно.

— Да не помрешь, если наши молодые опять вперед стариков не попрутся, – проворчал Борин.

Молодняк потупился, а Марджи вопросительно взглянула на отца.

— Некоторые короткобородые решили, что они умней всех и чуть было все не завалили. Теперь молча сидят, глазами сверкают. Тут взрослые головы ломают, а мальчишки решили, что они умные самые. Гномов-

рабов сунулись вызволять. Да не оглянулись и чуть охрану сюда не привели. Неужели вы подумать могли,

что мы забыли? – Борин сурово посмотрел на притихший молодняк и более тепло улыбнулся дочери.

— Мастер Борин, все только и занимались эльфами. Мы думали помочь, – пробормотал Нали.

— Занимались не эльфами, а разрабатывали план операции. Мы должны выполнить задание, из-за которого пробирались сюда через Белое Безмолвие. О вас мы случайно узнали и, конечно бы, помогли. Но, завалить задание мы тоже не можем. Совет Старейшин нас по головке за это не погладит, – недовольным голосом ответил Ратчер.

— Сидите и не высовывайтесь. Все обо всем помнят. Сейчас вдвойне опасно подставляться. А когда закончат в Аркорессе, можно будет и силой действовать, – заявил Борин, - еще немного посидим и спать. Завтра я из вас воинов делать буду. Кстати, а где будет комната дочери. Негоже девушке с парнями жить. Я рядом со своей и брата тебе отгорожу небольшую комнату. И не вздыхать мне! – рявкнул на молодняк Медный Котелок. Марджи скромно потупилась, но из-под длинных ресниц успела заметить вытянувшиеся физиономии молодых гномов. Старшие посмеивались, но не зло. Все помнили свою молоость. Улыбки вызывала даже не молодежь, а вошедший в роль строгого папаши Борин.

— «На месте Шанталь пусть спит, – Татр, потянувшись, зевнул, – пока она приедет, кровать пустая стоять будет и там отгорожено для девушки».

— Рядом на месте Ларри спит Эрарик, – Борин задумчиво почесал затылок, – куда устроить? Ума неприложу.

— «Говорю же, на кровать Шанталь пусть ложится. Эрарик по стеночке ползает. Твоя Марджи из Изи дух вышибет, не то что из него. К тому же, тесно тут. Захочешь к девушке полезть, не выйдет. Наступишь на кого-нибудь, – Татр встал и пошел к выходу, – я - спать».

— А откуда еще один задохлик взялся? Я, вроде бы, всех в Каос отвез, – Изя задумчиво ковырнул в зубах длинным, острым когтем. При виде этой картины новенький съежился еще больше и совершенно поте-

рялся за массивной пивной кружкой.

— «А это я на него наступил, – объяснил Буран, – вернее, чуть не наступил».

— Через полчаса после того, как ты улетел, мы поехали на охоту, – начал рассказывать Борунд, – Буран шел во главе моей упряжки и вдруг рез-ко остановился. Говорит, что-то живое вроде бы. Я подошел к холмику с прутиком, разгреб снег. Оказалось, это гном со стрелой в спине. Джанго осмотрел и сказал, что кажется, жив. Джо предложил отвезти в форт. Пусть хоть похоронят нормально. Ну, мы и привезли его вместо оленя. Джанго выходил.

— А сколько вас еще осталось? Сколько я еще извозом заниматься буду вместо приключений? – Изя вопросительно уставился на Эрарика. Гном совсем съежился.

— Изя, ты на него сильно не наезжай, а то он с перепугу в пивной кружке утопится, – заржал Ювин. Раненый гном чуть осмелел и высунувшись из-за кружки ответил: – Примерно десять-двенадцать.

— Что-то цифры не сходятся, – задумчиво покрутил в руках трубку Ратчер, - вас никак так много быть не должно. Мы примерно подсчитали. И вычитаем всех пришедших или погибших.

— Так я не один сбежал. Семеро нас было. Прошел слух, что кто-то помогает гномам. Мы и побежали, – Эрарик грустно вздохнул и сунул нос в опустевшую кружку. Еще раз вздохнул и отставил ее в сторону, – всех гномов из плавильного цеха в рудник перевели. Эльфы теперь при помощи магии в цеху управляются. А в руднике все гномы, какие еще остались.

— Интересно. Нам теперь их легче будет вытаскивать, – заметил Нали.

— Или наоборот, труднее. Эльфы будут их тщательнее охранять. Пока самих в забой не погнали, – заметил Борин.

Закурили трубки, поразмышляли. Марджи помогла Рикбольду собрать и помыть посуду. Ювин проводил ее в комнатку Шанталь и пожелал спокойной ночи. Немного помялся возле большой белой шкуры, служившей занавеской, но словив косой взгляд Борина, пошел в зал и уселся на свое место. Покурить вместе со всеми.

— Все-таки, я ее через два-три дня отправлю обратно. Заодно задохлика, как выразился Изя, отвезет. Нам тут нужны только воины. Если придется сражаться или быстро уходить раненым тяжеловато будет. К

тому же, нам руки свяжут, – Борин выпустил несколько колечек дыма.

— Согласен. Изя, отдохни и полетишь, – Ратчер посмотрел на скривившегося дракона, – тебе сейчас все равно дела нет. А две женщины не уживутся, тем более, Шанталь и Марджи. Это все равно, что в масло факел бросить. Разнесут и спалят здесь все. К тому же, Марджи славная девушка, но не воин. А Шанталь,

как Боевому Магу, равных мало найдется. Так что, лучше твоей дочери улететь в Каос, а, чтобы не чувствовала себя ненужной, скажем, что требуется доставить раненого. А я все напишу Хагиру, он ее больше не

выпустит.

На том и порешили. Джанго сказал, что раненый спокойно выдержит перелет.

Глава 28. Первое знакомство с Аркорессом.

Утром, принарядившаяся и красиво причесанная Шанталь, в обществе отца, двух братьев и троюродного прадедушки отправилась посмотреть предпраздничный Аркоресс. С ними были четыре крупных и очень воспитанных волка. На двоих красовались красивые, вышитые бисером ошейники. На двоих были попроще, но из-за обилия блестящих заклепок смотрелись тоже не плохо. Мужчины попросили сводить их в оружейную лавку. Маг удивился, но выполнил просьбу. Пока ходили по большой лавке и осматривали выставленное на продажу оружие, Шанталь умудрилась познакомится с красивым молодым эльфом. Он пригласил ее посидеть на лавочке и поговорить. Девушка согласилась. Вместе с ней пошли два крупных волка и улеглись около лавочки.

— Куда она пошла? – задергался Ларри, – надо было ее одну не отпускать.

— Да успокойся, ты. Аркоресс - мирный город. Тут давно не случалось, никаких убийств и ограблений. К тому же, твоя сестра сама кого угодно подпалит. И миури с ней, – Силнаи улыбнулся, – пошли, посидим возле фонтана в холодке. Дэйл с тобой свяжется.

Тем временем, у сидящей на лавочке парочки завязался милый разговор.

— Как я мог такую красавицу раньше не увидеть? – молодой черноволосый эльф с милой улыбкой взял за руку Шанталь. Девушка сначала хотела вырвать руку, а потом остановилась. Эльф был очень богато одет.

Меча при нем не было, но на поясе, в богато украшенных ножнах, висел кинжал с большим изумрудом на рукоятке.

— Я недавно приехала. Посмотреть праздник, – Шанталь скромно потупила глазки.

— Ты, будешь во дворце? – эльф подсел поближе.

— А, как туда попасть?

— По приглашениям. Они уже почти все розданы, но я тебе дам, – эльф аккуратненько “перетек” под бок к девушке.

— Ой, а мои родственники тоже очень хотели посмотреть, – Шанталь грустно посмотрела на эльфа и захлопала ресницами.

— Хорошо, постараюсь и им раздобыть, но ты должна пообещать, что будешь со мной танцевать, – эльф покрепче ухватил девушку за руку и обаятельно улыбнулся, – или, ты, уже обещала кому-то?

— Нет. Я думала, что потанцую с братьями, если они никого не пригласят, – Шанталь невинно захлопала глазками.

— А к кому вы приехали? – полюбопытствовал эльф.

— К троюродному прадедушке со стороны отца.

— А кто сей достойный господин?

— Маг Силнаи.

— О! Главный наставник нашего короля. А ты, не назовешь свое имя? Мы уже давно беседуем, а ты, все еще прекрасная незнакомка, – эльф был само очарование.

— Шанталь, – промурлыкала наша валькирия.

— Красивое имя, а из какого Рода?

Девушка сразу сообразила, что называть Род отца нельзя ни при каких обстоятельствах.

— Я из Рода Серебряного Оленя. Там такое запутанное родство, моя мама целый лист исписала, пока вышла на прадедушку, – Шанталь, как можно более легкомысленно рассмеялась, - а тебя как зовут, а то буду называть, добрый господин, – и девушка снова заливисто засмеялась.

— Чего она там заливается? – Ларри недовольно нахмурился.

— Ты, как ревнивый муж, – засмеялся Кулуриэн, – девушка кого-то обаяет. Шанталь умница. Просто так заливаться колокольчиком она не будет. Видимо, непростая рыбка в ее сети попалась. А ты, по сторонам поглядывай. Вон та смуглая золотоволосая красавица глаз с тебя не сводит.

Эльф был прав. На соседней скамье в виде переплетенных ветвей дерева сидели три красивые эльфийки. Одна из них, самая высокая, красавица с золотыми волосами и серебристыми глазами уже несколько минут строила глазки Ларри. Аргонтара тоже не обошли вниманием, но Ларри нежных и томных взглядов досталось гораздо больше. Лежавшие рядом Таис и Серый перестали тереться носами, и с интересом взглянули на стайку девушек. Все эльфийки, как на подбор, отличались утонченной красотой и невероятным покроем одежды.

Золотоволосая красавица встала и подошла к фонтану. В руках девушка вертела какую-то безделушку.

Через пару секунд она вскрикнула и уронила ее в фонтан. Схватилась за щеки и исподтишка стрельнула глазами в сторону Ларри.

— Ну, чего ты сидишь? – Силнаи пихнул парня пальцем в бок, – тебя приглашают. Или, ты, девушек боишься? Гляди, как красавица старается ради тебя.

Ларри встал, повел плечами и вздохнув, пошел в сторону девушки. Он не видел, как оставшийся на лавочке Силнаи улыбается и потирает сухонькие ладошки.

— Госпожа что-то уронила? – Ларри изобразил самую обаятельную из

своих улыбок.

— Пустячок. Маленькое колечко. Оно не дорогое, но красивое, – девушка с надеждой посмотрела на парня.

— Я могу залезть в фонтан, но это как-то не прилично, – Ларри задумчиво уставился на довольно глубокий водоем.

— Я тогда сама полезу, - девушка легко перепрыгнула через низкий бортик, и очутилась в воде гораздо выше колена. Вдруг она поскользнулась, взмахнула руками и плюхнулась в самом глубоком месте фонтана. На Ларри выплеснулась вода. Парень вздохнул. «Теперь можно и в фонтан залазить, все равно мокрый». Перешагнул через бортик и начал шарить по дну руками. Со стороны лавочки, где сидели подружки донесся смех. В это момент Ларри заметил колечко, достал и протянул его хозяйке: - Надевайте, и я помогу вам выбраться отсюда.

— Благодарю. Вы так благородны, - промурлыкала девушка.

В этом месте Ларри скосил глаза на эльфийку. Издевается, что ли. Но нет, она была абсолютно серьезна и с надеждой смотрела на парня. Ему ничего не оставалось, как подхватить девушку на руки и, переступив через бортик, поставить ее на выложенную разноцветными камнями площадь. С обоих текли потоки воды.

— Я тут живу неподалеку. Идемте, подсушим одежду, – эльфийка скромно потупилась.

— Сейчас все высохнет, – взмах руки, и теплый ветерок быстро высушил легкое платье девушки. Тем же способом Ларри подсушил свою одежду.

— Если бы мы были в Златограде, я бы пригласил вас в уютный ресторанчик на чашечку горячего чая и бокал легкого вина. А тут я даже не знаю, как поступить, – парень улыбнулся самой обаятельной улыбкой, на которую был способен.

— О! Вы, из Златограда! Как вы, проехали по такому морозу? – девушка удивленно посмотрела на Ларри.

— У нас одежда теплая. В Златограде зимой тоже снег лежит. Мы привыкли.

— А что это за девушка все время с тобой рядом?

— Родственница. Дальняя. Только что подошла. Мы даже не успели познакомиться, – выкрутился Ларри.

— Я так рада. Уже было подумала, что мне не повезло и такой красивый мужчина имеет жену.

Ларри хотел было сказать, что ему только будет шестнадцать, но промолчал. Человеческая кровь добавляла ему возраст. К тому же, высокий рост и широкие плечи делали его старше. Судя по всему, намечалось романтическое приключение, и парень решил посмотреть, что будет дальше. А эльфийка из шкурки выпрыгивала, пытаясь обаять красивого парня.

— А как звать такую красавицу? – Ларри старательно вспоминал, как разговаривал герой в том романе, из которого он прочел первый десяток страниц, прежде чем запулить его обратно на полку. Надо отметить, что он там и остался. Шанталь еще раньше брата попыталась его прочесть и благополучно задремала на первой же главе. А вот справочник по оружию и Боевой Магии был ею изучен весьма внимательно.

— Лаэни, - промурлыкала эльфийка.

— О! Какое красивое имя! – Ларри восхищенно округлил глаза и постарался не заржать. Роль героя-любовника здорово его веселила.

— А, как зовут моего спасителя? – эльфийка стрельнула глазками на симпатичного парня. Ларри не удержавшись, хрюкнул. Попытался это скрыть, достал из кармана платок и уткнулся в него лицом. За это время сообразил, что лучше назвать полное имя, которым не пользовался.

— Хагрилар, госпожа, – поклонился, прижав ладонь к груди, парень.

Площадь возле фонтана была не очень большая, и Шанталь ясно видела все ужимки двойняшки. Прекрасно зная его характер, девушка еле удерживалась от смеха. Ее кавалер стоял спиной, и относил весе-

лье девушки на счет своего остроумия и обаяния. Кстати, ее парень представился полным именем: - Силмелдир из Рода Звездной Ветви.

Шанталь закусила губу и изобразила поклон. Девушка увидела, как Ларри полез в фонтан. Вытаскивать сидевшую в нем эльфийку. Ее разбирал хохот и, в то же время, название Рода Силмелдира показалось ей смутно знакомым. Стараясь не заржать в голос, девушка решила немного расспросить своего кавалера.

— Вы, далеко от этой площади живете? – спросила и тут же сообразив, что это похоже на попытку набиться в гости, добавила, – в Златограде есть небольшие чайные домики, где подают чай и сладкое, и куда кавалер может пригласить даму. Тут я таких не вижу или не заметила. Город похож на большой красивый сад. Я даже теряюсь немного, - Шанталь пришлось изобразить смущение, что-бы скрыть попытку сдержать смех. Ларри вытянул свою даму из фонтана и старательно подсушивал ее теплым воздухом собственного производства. Любящая сестра хотела поддать жару ветерку и понаблюдать за дамой, но все же сумела сдержать экспериментаторский порыв. А вот, когда Ларри сушил свою толстую куртку из бычьей кожи и кожаные штаны, не удержалась. На глазах толстая кожа начала подсыхать. Правда, в сапогах продолжало хлюпать. Шанталь видела явное желание братца снять сапоги и вылить из них воду. Воспитание пересилило. Или желание поиграть в шпиона.

— Хагрилар, вы как-то странно ходите? – Лаэни удивленно посмотрела на своего кавалера.

— Вода мешает, – уважаемая госпожа.

Ларри все же не выдержал. Сел на лавочку, стянул сапог, вылил из него воду и занялся подсушиванием сапога и ноги. Эльфийка крутилась неподалеку. Она чувствовала себя крайне неловко стоя рядом с кавалером. Босоногий парень с довольным видом размахивал сапогом, на который дул откуда-то появившийся теплый ветерок. Ларри вытянул ногу и с наслаждением шевелил босыми пальцами. Натянув высохший сапог, подсушил второй и снова принял важный вид. Мельком глянул на раскисшие туфельки эльфийки и недолго думая предложил: - Я могу помочь даме подсушить обувь.

Эльфийка дернулась. Краем глаза глянула на улыбающихся подружек. Заметила невдалеке хорошо знакомого ей Силмелдира. Рядом с ним стояла очень высокая, яркая девушка с умным и, одновременно, озорным лицом в которой узнала “дальнюю родственницу”. Лаэни была весьма ревнивой дамой и решила дать отпор потенциальной сопернице. Подхватив своего нового кавалера под локоток, она быстрым шагом направилась к парочке.

— Силмелдир, может ты представишь нас друг другу?

— О, да, милая, – поклонился ей эльф. В этом мести Лаэни резко вскинула бровь. Силмендир никак не отреагировал, даже более того, предложил ей, – познакомься. Это Шанталь. Она приехала в гости к прадедуш-ке. И хочет побывать на балу во дворце.

— Будет бал? Я тоже хочу побывать на балу. Мы потанцуем? - Ларри уставился томным взглядом на свою даму. Шанталь старательно сдерживала смех, изображая скромно потупленные глазки. Потуги Ларри изобразить придворного кавалера сильно ее забавляли. Она почувствовала, как Силмелдир напрягся, когда эльфийка притащила к ней братца. Эльф распетушился, но, глянув на широкие плечи и внушительные кулаки незнакомца, чуть притих. Вспомнил о своей способности к магии, снова воспрянул духом. Сильными магами гости не выглядели.

— А вы, познакомите нас со своим кавалером? – Шанталь изобразила наивное личико без проблеска мысли. Ларри сначала вскинул брови, а потом сообразил, что сестра попросту не знает, как он представился. Юноша склонился в поклоне, – Хагрилар, моя госпожа.

— А к какому Роду вы принадлежите? – Силмелдир немного свысока посмотрел на юношу. Ларри увидел, что Шанталь потянула себя за ухо. Знак не говорить правду. Юноша вспомнил рассказ Кулуриэна.

— Я из Рода Алмазного Сияния, - скосил глаза на Шанталь. Девушка жмурилась, как сытая кошка. Значит, не накосячил. Угадать в них двойняшек мог только очень сильный маг, способный почувствовать Родство Крови. Рыжеволосая Шанталь и черноволосый Ларри, на первый взгляд, похожи не были. Уже потом, если внимательно всмотреться, бросался в глаза высокий рост, крепкое сложение, гордый профиль. Манера оглядывать окружающих немного свысока и тот шалый блеск в глазах, который выдает увлекающиеся и деятельные натуры. Силмелдир и Лаэни были типичными придворными и особой проницательностью не отличались. Они даже не обратили внимание на сидевших на лавочке эльфов и их ручных волков. Даже старый маг не привлек их внимания. Заметив невысокий интеллект партнеров, двойняшки, несмотря на свой юный возраст, без стеснения порадовались тому факту, что они гораздо умнее. Ларри, заметив, как взгляд Лаэни скользит по его мускулистым плечам улыбнулся, как можно более обаятельно. Юноша понял, что ему нужно любым способом заполучить пригласительный хотя бы для себя. То, что сестра постарается разжиться своим и так было понятно.

— Моя госпожа, своей красотой вы затмеваете всех женщин. Я буду очень расстроен, если не смогу потанцевать с вами на балу, – наконец-то сочинил напыщенную фразу Ларри.

— О! Конечно, я возьму для вас пригласительный, – эльфийка покрепче ухватила его за локоть и постаралась стать между своим кавалером и Шанталь, – а мы с вами немного прогуляемся по вечернему Аркорессу?

— Конечно, как пожелаете, моя госпожа, – Ларри потер бровь, и сестра поняла, что брат на некоторое время будет занят.

— Я так устала. И очень хочется пить, - Шанталь начала обмахиваться ладошкой, – жарко, - в воздухе действительно стоял непонятный зной. Всем хотелось пить. Ларри ухмыльнулся про себя: – Вот хитрюга. Сама же и устроила эту жару. Силмелдир попался на удочку красавицы и потрусил в сторону невысокого домика, увитого плющом. Через несколько минут он вернулся и пригласил всех посидеть в холодке и выпить по кружечке холодного эльфийского напитка. Вся компания переместилась в домик, оказавшийся чем-то типа ресторанчика. Можно было заказать легкую еду и напитки. Разговор крутился вокруг предстоящего бала.

— А король и королева будут на балу? – Шанталь изобразила провинциальное неведение. Ее кавалер раздулся от гордости и начал посвящать свою даму в хитросплетения придворных интриг.

— Конечно. Правитель с супругой обязательно будут присутствовать. Будет новый придворный маг. А также посол из Междугорья. В этом месте Ларри вздернул бровь. Шанталь легонько провела пальцем по кончику носа. Заметила.

— А кто? Я не слышал, чтобы Междугорье поддерживало какие-то отношения со Страной Вечного Лета. Вашу Страну долгое время считали сказкой, – проговорил Ларри.

— А как, вы, о ней узнали? – спросила Лаэни.

— Семья моей матери состоит в родстве с Элениэль, – выдал легенду Ларри.

— С Элениэль из Рода Звездной Ветви? Той, которая вышла замуж в Междугорье и там и осталась? – спросила Лаэни.

— Да. Там довольно запутанное родство, я все не помню, но мама что-то такое говорила, - выкрутился Ларри.

Шанталь мысленно поапплодировала брату. Он запомнил рассказ Кулуриэна и недолго думая, воспользовался его родством.

— А я - сын Гэлторинэла, – Силмелдир приосанился, – он когда-то давно приютил твоего предка.

— Не совсем моего. А что, ты, знаешь о Битве Магов? После которой появилось Белое Безмолвие, - не удержавшись поинтересовался Ларри.

— Только то, что рассказывала мама. Она тоже не много знает. Битва была из-за нашей нынешней королевы. Ее выиграл Таэритрон. Отец и старшие братья погибли, когда поддерживали Магический Щит. Боль-

ше я ничего не знаю.

— А с кем сражался Таэритрон? – спросила Шанталь.

— Со своим братом, Лайэллоном, - ответил Силмелдир.

— А он теперь где? – не отставала Шанталь.

— Никто не знает. Погиб, наверное.

— А сын Таэритрона будет на балу? – снова спросила девушка.

— У повелителя нет детей, - ответила ей Лаэни.

— А кто трон наследует? – Шанталь упорно преследовала какую-то свою цель.

— Этого я не знаю, - удивленно сказал эльф.

— Получается, что ты, должен наследовать трон. Ты - прямой потомок Гэлторинэла, – огорошила Силмелдира Шанталь.

Эльф вытаращился на девушку. Эта простая мысль в его голову еще не приходила. Постепенно она утвер-

дилась в его мозгу и Силмелдир начал задумываться. Таэритрон практически захватил трон, а он явля-

ется единственным наследником правителя. Силмелдир встал и, сославшись на неотложные дела, убежал. Шанталь надула губки: - Я одна не найду дорогу домой.

— А что же, ты, так плохо кавалера очаровала, что он сбежал? – насмешливо спросила Лаэни.

В глазах Шанталь полыхнул зеленый огонек. Несколько искорок сверкнуло в густых медных волосах, но девушка сдержалась и умоляюще уставилась на Ларри: - Может быть, добрый господин поможет мне?

— Я тоже плохо знаю город, но постараюсь вас проводить. Вы, примерное направление помните? – спросил парень. Шанталь продолжала играть дурочку: - Мы с дедушкой шли прямо, потом свернули, потом была улица с красивыми фонариками, потом эта площадь.

— Ну, хорошо, поищем. Прошу простить меня, моя госпожа, но я должен проводить эту девушку. Она чужая в городе и может заблудиться. К тому же, родственница, все-таки, - Ларри встал и протянул руку Шанталь. Девушка сразу же ухватилась за его ладонь, и они пошли к выходу. Лаэни надула губки и резко встала, перевернув стул. Выскочила из зала и быстро пошла в сторону центра города. Двойняшки вышли следом и не спеша пошли вокруг площади. Заметив их Побратимы насторожили уши.

— «К вам подходить?» – услышал Ларри вопрос Дэйла.

— Лучше не надо. Мы пойдем к домику Силнаи. Но, не сразу. Чуть покружим. Вы, идите неподалеку. Присмотритесь, за нами не следят? Или у меня воображение разыгралось, – ответил парень. Дэйл сказал, что понял, и компания пошла в сторону домика. Уже почти стемнело, и решили больше не шататься по городу. За ужином Шанталь рассказала, как вложила в голову Силмелдира мысль о наследовании трона.

— А вот это уже интересней, – глаза старого мага загорелись, – неужели он сам до этого не додумался?

— Он показался мне не очень сообразительным, – ответила Шанталь, – наша легенда трещала по швам, а они даже нестыковок не заметили. То я родственница, а тут же Ларри имя спрашивает. И хоть бы, кто заметил.

— Они оба туповаты, – сделал вывод Ларри.

— Да нет, они не тупы. Они - эльфы из очень древних родов. И считают себя чуть ли не ровней королей. К тому же, эльфы живут тысячелетия и время воспринимают иначе. Силмелдиру просто не приходила в голо-ву мысль о том, что нынешний правитель может умереть.

— Или ему помогут это сделать, – проговорил Кулуриэн, – мне не дает покоя пропавший прадедушка двойняшек. Не мог он так просто расстаться с тем, что принадлежит ему по праву первородства.

— Ты, слишком долго живешь среди людей. А у вас всех людская кровь. Люди более расчетливы и торопливы. Человек живет очень мало по сравнению с эльфом или гномом. У вас мышление другое. Вы, чаще задумываетесь о том, что будет после вас. И о том, кто унаследует власть, ведь правители не вечны. Вот поэтому, вы и сообразили, что раз у короля нет наследника, то трон после его смерти окажется свободен, – Силнаи поудобнее устроился в кресле, – вы, слишком умны для своего юного возраста. И более жесткие, и агрессивные. Вы, выросли в другом мире. Ларри - будущий Хранитель, а Шанталь - валькирия по сути сво-ей, а не только по крови. Вы, привыкли, что на вас могут напасть и вы, можете напасть. Пройдя через Белое Безмолвие, вы, стали другие. И, как я понял, вы, убивали, - двойняшки посмотрели на старого мага, - я вас не обвиняю. Вы, защищались и защищали тех, кто от вас зависел. А ваши знакомые живут тут, как в оранжерее. Они даже думать так не могут. Силмелдир и Лаэни просто познакомились с понравившимися партнерами, а вы, действовали с завидным хладнокровием. Я ведь все видел. Площадь маленькая. Я не завидую тем, кто станет у вас на пути. И еще. Ларри, мне кажется, ты просто еще не выпустил наружу твое истинное “я”. Ты, сам еще не знаешь, на что способен. У Шанталь ее сущность уже раскрылась, а ты, еще не выпустил “своего волка”. Вот поэтому, ты, и не смог призвать тотем. Какое-то событие, сильные душевные переживания пробудят твою Силу. Тогда горе твоим врагам. Я лишь смутно представляю, какая Сила в тебе проснется. А теперь спать. Нам надо как-то найти дом вашего мага.

— «Я придумал, – Серый сел и посмотрел на Силнаи, – маг ведь создал меня для того, чтобы заслать в Западный Форт. А потом потерял. И он ищет меня».

— «Подманить на живца, – сказала охотница Таис, – ты, что спятил? Он же тебя убьет».

— «Не убьет. Я нужен ему живым», - возразил ей Серый.

— Подумаем об этом. План хороший, но слишком опасный. Требует тщательного обдумывания. Ваш Шанг Дар Танг опасный противник. Это не изнеженные придворные. Он такой же хищник, как и вы, – Силнаи уверенно встал с кресла и пошел в сторону своей комнаты, - всем спать.

За завтраком, после долгих споров, решили, что Аргонтара состарят при помощи магии и он будет изображать лесного эльфа, зашедшего в столицу со своими воспитанниками. Серый и Таис буду неотлучно на-ходиться при нем. Двойняшки и Кулуриэн оденут доспехи, тщательно их закроют плащами. В случае чего, изобразят платных наемников. С помощью магии Ларри добавили возраст и седые волосы. Шанталь волосы сделали черными и ровными. Она сразу стала почти точной копией брата. Кулуриэна никто не знал. Он остался таким, как есть. Дэйл пошел с двойняшками, а Дэйли осталась сопровождать Силнаи. Маг просто будет прогуливаться по городу, рассматривать праздничные украшения и изредка критиковать нынешнего придворного мага. Миури разделились, чтобы поддерживать связь. После тщательных приготовлений пошли в город. Слегка похолодало, но не настолько, чтобы напомнить о том, что в нескольких днях пути находится Белое Безмолвие. Царство льда и снега. Среди зеленых деревьев и цветущих цветов в такое даже не верилось. Двойняшки и Кулуриэн посильнее запахнули плащи, благо прохладная погода оправдывала подобное действие. Главное не засветить доспехи королей. Эльф старался держаться впереди. В тех случаях, когда что-то нужно было говорить, говорил он. Шанталь и Ларри, с надвинутыми капюшонами, стояли чуть сзади и в разговорах не участвовали. Изредка поглядывали по сторонам, чтобы на своих вчерашних знакомых не наскочить. Дэйл, под личиной крупного волка, был тоже одет в доспехи. Широкая пластина с шипом посредине закрывала грудь. На боках тоже были широкие пластины, крепившиеся на толстых ремнях. На шее был стальной ошейник с острыми шипами. Близко к компании старались не подходить даже местные стражники. Один поинтересовался, что они желают. Дэйл зевнул, показав клыки с мизинец длиной. Ларри, щеголяя магическим шрамом через всю физиономию сказал, что они пришли посмотреть оружие. Слава об эльфийских мастерах-оружейниках достигла их ушей. Охранник указал им направление оружейной мастерской и постарался незаметно исчезнуть. Таис передала, что они пока успешно изображают мага и лесных волков. На них посматривают, но увидев, что звери целенаправленно куда-то бегут, отворачиваются. Аргонтар немного от них отстал.

Силнаи случайно встретил старинного знакомого. Изображая ненавязчивую беседу, критикуя современную молодежь и нового придворного мага, старый эльф неспешно шел в сторону центра города. Так прошло полдня. Перекусили, кто где смог. Таис и Серый просто полакали воды из фонтана и улеглись в густых зарослях. Аргонтар купил холодный напиток и присел в тени. Отдохнули и продолжили блуждания по городу. День начал клониться к вечеру. Через два дня бал, а они ничего не узнали. Повезло, когда уже собирались возвращаться домой. Силнаи через Дэйли сказал, чтобы все возвращались. И буквально через несколько минут пришло сообщение от Таис: - «Нужна помощь. Серый пошел попить к фонтану, к нему подошел мужчина, и я теперь не могу с ним связаться, бегу следом. Аргонтар тоже не может ничего сделать. Помогите! Они свернули к северной части центра города».

— Не паникуй. Идем, – отозвался Силнаи. Дэйли связалась с Шанталь и Дэйлом. Близняшки поспешили на зов. Через десять минут очень быстрого хода увидели, как к отдельно стоящему каменному дому подходит высокий мужчина и рядом бежит Серый. Дэйл сказал, что мужик блокирует мозг Серого. Нет связи. Если войдут в дом, Серый пропал. Ларри вспомнил, как Таис и Серый лежали рядом и вылизывали друг другу морды. Шанталь хлюпнула носом, и парень сам не понял, как у него получилось. Рядом с ним возник крупный волк. Боевой фантом. Еще не тотем, но уже хоть что-то. Дэйл сказал, что мага отвлек Силнаи.

Он почувствовал, как ослабло давление на Серого. Ларри оправил фантом к Серому. Волк вернул контроль над сознанием и отскочил в сторону. Вместо него стал фантом Ларри. И сразу вернулось давление на мозг. Даже двойняшки явственно его почувствовали. Серый метнулся за угол, его позвала Таис. “Наемники” тоже быстро спрятались. Дэйл лег на землю и выглянул из-под густого куста. Потом вынырнул из зарослей и сказал: - «Быстро уходим, они вошли, но сколько фантом продержится - неизвестно».

Почти сразу из дома донесся рев рассерженного мага, заметившего пропажу.

Все собрались возле группы густых деревьев. Силнаи быстро пошел в сторону своего дома, приглашающе махнув рукой: - Быстро ко мне. Помогите мне держать невидимость. Маг очень силен.

Сидя за ужином обсуждали чуть не провалившуюся операцию. Серый даже есть не захотел. Нервничал.

— Недооценил я мага, – Силнаи хлебнул из кружки горячий чай, – чуть Серого не потеряли. Ну, ничего. Я теперь знаю противника. Кстати, Ларри, а ведь ты создал фантом. Получилось сразу?

— Я не понял, как получилось. Как подумал, что надо посмотреть в глаза Таис, так и получилось, – Ларри