Кор Коэлай

Кор Коэлай – Легендарная Земля Волка. Громадный неисследованный материк, населенный странными созданиями, опасность, грозящая отовсюду. В самом сердце Леса Великанов таится огромный город, поки-нутый жителями тысячелетия назад. Куда исчезли те, кто основал город? Кто они? Это хотят выяснить Пове-литель и двойняшки. Они и начали выяснять, но! В заброшенный город не попасть. Будто водит кто. А тут еще трон у Повелителя пытаются отобрать, на Каос напали. И в довершение всех бед похитили Шанталь. Короче, читайте сами.

Оформление и иллюстрации автора.

 



Галина Романенко











Кор Коэлай






Двойняшки из Каоса.

В поисках Голубого Кристалла.

Двойняшки в Академии.

Кор Коэлай.

































































Кор Коэлай – Легендарная Земля Волка. Громадный неисследованный материк, населенный странными созданиями, опасность, грозящая отовсюду. В самом сердце Леса Великанов таится огромный город, покинутый жителями тысячелетия назад. Куда исчезли те, кто основал город? Кто они? Это хотят выяснить Повелитель и двойняшки. Они и начали выяснять, но! В заброшенный город не попасть. Будто водит кто. А тут еще трон у Повелителя пытаются отобрать, на Каос напали. И в довершение всех бед похитили Шанталь. Короче, читайте сами.


Оформление и иллюстрации автора.


— Не ходи туда там тебя ждут неприятности.

— Ну, как же туда не ходить? Они же ждут!

Котенок по имени Гав.


Пролог.

Храванон вышел из портала неподалеку от дворца Карранга. Советнику пришлось воспользоваться переходником. Его дракон Барза, узнав о сделке Храванона с предводителем гэрхов, расторг Клятву Крови.

Советник шел и думал: “Хорошо, никто не знает о том, что я заказал не один, а три переходника доплатив магам свои день-ги. Один отдал Повелителю, а два остались у меня. Еще один придется отдать Каррангу, без его помощи я не справлюсь”. Занятый размышлениями Советник сам не заметил, как дошел до дворца. Показал охране пропуск и вошел внутрь. К нему сразу же подбежал невысокий, согнутый гэрх и спросил, что угодно господину. Храванон потребовал провести его к Каррангу объяснив, что его ждут. Придворный посеменил впереди в той же позе вопросительного знака. Перед дверями из нефрита, окованными чеканным золотом, остановился. Поскребся и что-то прочирикал. Получив ответ обернулся к гостю и сказал:

— Дан Карранг примет тебя, - и поклонился хотя, учитывая его позу, было не очень ясно как он это проделал. Половинка неф-ритовой двери распахнулась, и Советник вошел внутрь. Перед ним был знаменитый Нефритовый Зал – главный церемониальный зал Данов империи гэрхов. На троне из нефрита, отделанного позолотой, сидел невысокий узколицый человек в облике которого было что-то птичье. Или маленькие глазки-бусинки, или резкие птичьи движения. Храванон сам не мог себе объяснить, почему сидевший напоминал ему суетливого дрозда. Советник, все же, счел нужным поклониться хотя бы это был простой наклон головы. Все-таки он кузен Повелителя и мог себе позволить такую вольность. Карранг сузил глаза, но склонил голову в ответ. Храванон подошел к его трону и протянул небольшой замшевый мешочек: - Здесь то, что ты, просил.

Гэрх взял мешочек, потянул завязки, и на его ладони появился небольшой овальный предмет, неуловимо менявший форму и цвет. Карранг взял со стоявшего рядом резного столика такой же замшевый мешочек и протянул Советнику. Тот взвесил его на ладони и положил в карман.

— Наш договор остался в силе, - Храванон посмотрел в глаза Карранга. Тот на секунду встретился с ним взглядом и едва уловимо кивнул. Советник Повелителя снова чуть наклонил голову и пошел к дверям. Половинка двери открылась, пропуская его, и тут же к нему подбежал тот же самый придворный и проводил к выходу из дворца.


Глава 1. Розовое Подгорье.

Шанталь открыла глаза потянулась. Встала, подошла к окну и распахнула его настежь. В лицо ударил солоноватый морской бриз. Внизу блестело море. Волны с шорохом набегали на берег и рассказывали какую-то свою нескончаемую историю. На самом горизонте в туманной дымке терялись очертания берега и высоких деревьев. Это - Кор Коэлай – Легендарная Земля Волка, на которую наложил свою лапу ее прадед, Лайэллон из Рода Стального Волка. Повелитель этого мира. Сама Шанталь была Верховным Хранителем Крепостей Междугорья.

Со времени окончания Академии Магии прошло более четырех лет. На границе с ханьцами строили цепь пограничных крепостей, соединенных между собой широкой стеной. В ней размещались казармы гарнизона, жилища обслуги, оружейные, склады боеприпасов и провианта. На стене постоянно несли дозор часовые. Сами ханьцы явились к Лайэллону с посольством. Вроде бы честь оказать, а на самом деле выяснить границы спорной территории. Перед дворцом Повелителя сидел дракон Изя и о чем-то беседовал с гоблином Искриком. Ханьцы, узрев священного нефритового дракона, впали в ступор и особенно не сопротивлялись, когда Лайэллон очертил пальцем на карте явно великоватую дугу. Когда прочухались, было уже поздно. Договор подписан. Но договор договором, а стену и крепости все равно строили. Гномы заселили Волчьи Скалы и основали свое Корабельное Подгорье. Они же придумали и установили хитрые механизмы, перегораживающие вход в бухту. Дальше были отвесные скалы.

Полностью была закончена самая первая крепость, стоящая на отвесном утесе, выдающемся далеко в море. Шанталь сразу ее заняла и назвала Волчье Логово. Ей нравились солоноватый воздух и неумолчный рокот прибоя. Две другие крепости требовалось еще достроить. Хранителями в них стали Джек Нортон, сын безземельного рыцаря-полуорка и Гуннар Торсон, младший сын Сигурда Торсона, бывшего двоюродным дедушкой Шанталь. Степень родства с Гуннаром девушка так

и не осилила, но это не мешало ей регулярно приглашать к себе обоих Хранителей с докладом, заканчивавшимся гномьим пивом и дружескими посиделками, в которых всегда принимал участие ее брат-двойняшка Ларри со своей неизменной гитарой. Часто к ним присоединялся и прадедушка Лайэллон. Тогда посиделки и песни под гитары заканчивались ближе к утру. Шанталь сама не заметила, как стала точной копией своего отца Хагира, бывшего Хранителем северной крепости Каос. Отец тоже часто наведывался к дочке в гости, правда матери все не рассказывал.

Лунаталь периодически устраивала беседы на тему: «Муж, дети», но Шанталь выкручивалась и отговаривалась строительством. Ее младшая сестра Натаниэль вышла замуж за Разведчика Миров полуэльфа Аргонтара из Рода Серебряного Тополя, и они родили белокурого толстощекого карапуза. Мать переключилась на внука и Шанталь на какое-то время вздохнула с облегчением. Ее Сестре-миури Дэйли тоже доставалось от матери, но она стала Подругой Стального Волка и у пары уже было четверо двухлетних малышей. Их часто подбрасывали в Каос бабушкам и наслаждались свободой и очередным походом. Вот и сегодня намечалось новое приключение.

От благостных мыслей Шанталь отвлек голос Ларри, говорившего через Кольцо Связи: - Шани! Хватит загорать в окошке. Спускайся поешь. Ты, не забыла? Мы сегодня переходим на Кор Коэлай. Будем основывать Розовое Подгорье.

— «Подгорье Розовой Горы»!!! – это уже вклинился Побратим Ларри миури Дэйл.

— Иду, – Шанталь оделась, вышла в коридор и постучала по двери своей Сестры Дэйли: - Подъем! Труба зовет в поход. - Из

комнаты донеслось недовольное ворчание: – Я эту трубу, собственными клыками … - возня и повизгивание. После этого на пороге появилась сонная и взъерошенная Дэйли. Рядом возник Стальной Волк, правда в “пушистом” обличье и рыкнул: – Когда идем? Лайэллона позвали?

— Поедим и идем. Мальчики уже зовут. Дед и Изя будут к открытию портала.

Во дворах крепости уже кипела бурная деятельность. В крепости было два двора. Внешний и внутренний. Во внешнем стояли Ворота Миров. Они охранялись и воспользоваться любой желающий не мог. Требовалось разрешение Хранителя. Все-таки граница рядом. Сейчас около этих ворот стояла толпа, состоявшая из орков и гномов. Орки под предводительством Тромрига, бывшего закадычным другом двойняшек, собиралась осваивать бескрайнюю степь на востоке Кор Коэлай. Когда Верховный Вождь Степных Орков увидел переданную через кристалл иллюзию новых земель, то сразу же заявил, что его младший сын поедет основывать Род. Назвал его Род Быстрого Коня. Лошади у степных орков действительно были отличные. Лайэллон предлагал и сыну занять часть степи, но Вождь Зарин еще размышлял. Старейшиной гномов стал Мастер Хродгар. Родной брат Борина Медного Котелка. Борин намертво осел в Каосе, а вот Хродгар, пробывший почти полсотни лет в рабстве у эльфов, остался и без жены, и без места. Предложение Ларри и Дэйла пришлось, как нельзя более кстати. Хродгар, его сын Орм и его закадычный друг Октар, также вкусившие все прелести рабства в руднике, тоже решили обосноваться на новом месте. С ними шли больше сотни гномов и не только из Рудного Подгорья. Были и из других, кому дома тесно стало. Лайэллон написал указ об основании Подгорья Розовой Горы, что вызвало череду колкостей со стороны острого на язык Ларри и недовольное рычание его Побратима Дэйла, имевшего в этой авантюре свой интерес. За прошедшее время миури догнал по росту Стального Волка и благодаря черной шерсти казался небольшим пещерным медведем. Подруга Дэйла Аурика родила ему троих детишек и осталась в Каосе. Ее свекровь Вайяна наотрез отказалась отпускать внуков в «это сумасшедшее Логово».

Шанталь вошла в наружный двор, оглядела гудящую толпу и приказала открыть ворота. Все с облегчением вышли на свежий воздух. Кони орков благоухали отнюдь не розами, и в закрытом пространстве двора дышать уже было нечем. Толпа вывалила наружу, а слуги с ворчанием принялись за уборку. Орки и гномы разбились на две больших кучи хотя вражды друг к другу никто не испытывал. Делить им было нечего. К тому же в случае опасности все рассчитывали на “помощь друга”. Земли неизведанные и с чем там придется столкнуться никто не знал.

Ларри оглядел толпу и на вскидку прикинул, что всего около трехсот душ. Довольно много, если учесть, что переходить будут через портал. Умению держать открытый портал Ларри обучил Дэйла и Сестричек, что существенно облегчала задачу. Деду помогут Изя и Волк.

Подошла Шанталь и сказала: - Ларри, я думаю, надо, чтобы мы с тобой и Побратимы перешли на место и поддержали портал оттуда, а тут дед с Изей и Волком останутся.

Ларри задумчиво оглядел гудящую толпу. Посмотрел на крепкие, но короткие ноги гномов. На рослых длинноногих лошадей орков и его глаза задорно блеснули. Дэйл это заметил и сказал: - «Я даже спрашивать боюсь, что ты придумал».

— Ну, почему, боишься? Я всего лишь подумал, что гномов нужно посадить позади орков на лошадей. Тогда время сократится до пятнадцати или двадцати минут и держать открытый портал сразу станет намного легче.

Стоявший рядом Волк хмыкнул: - При условии, что бородачи не грохнутся с коней.

В этот момент открылся портал и влетели Изя и Повелитель на Мустанге. Лайэллон оглядел пестрое сборище и спросил у Ларри: - И сколько же они будут брести?! Мы треснем, пока они переберутся!

— Дед, спокойно. Гномы сядут позади орков. Орки станут по четыре-пять в ряд и галопом проскочат, - отрапортовал внучок, - сейчас построим. Дэйл, хватит трепаться, помогай давай.

Миури взмахнул хвостом и в головах у гномов зазвучал рокочущий бас: - «Все подошли ко мне. Сейчас, вы, садитесь позади орков. Крепко держитесь и не валитесь под копыта».

Гномы загудели. Гул перекрыл магически усиленный рев Ларри: - Тромриг! Построй своих по пять в ряд. В седла все взяли по гному. Кому гномов не хватит, те едут сзади и подбирают тех гномов, которых потеряли передние.

Орки обалдело забубнили, гномы заворчали. Дэйл рявкнул, а Ларри нехорошо прищурился, и на его голове проявилась черная корона. Присутствующие вспомнили, что перед ними Повелитель Душ и его лучше не злить, а отправиться на Кор Коэлай в привычной телесной оболочке. Лайэллон это заметил и злорадно ухмыльнулся. Жестом подозвал дракона: - Изя, ты держишь правую сторону, я – левую. Волк страхует нас обоих.

Дракон отсалютовал передней лапой и перелетел на правую сторону. Орки выстроились по пятеро к ним подошли гномы и ухватившись за протянутые руки довольно резво взгромоздились позади клыкастых. Правда раздались отдельные реплики:

— Не прижимайся ко мне так.

— А, как? Мне держаться не за что.

— За пояс держись, а не за зад.

— Эй, эй, бородатый, ты, чего это удумал, а? Мы так не договаривались. Отлипни от моей задницы.

— Я упаду! Тут не за что держаться.

— Конечно, ручка на моем заду не предусмотрена. За седло держись.

Наконец все боле-менее утихомирились. Лайэллон еще раз сверился с картой и открыл портал. В него сразу проскочили двойняшки и миури.

— Держим – отрапортовал Ларри, и скомандовал: - Пошли! Проскакивать галопом и сразу отбегать в сторону. На дороге не стоять и не размышлять о вечном.

Процесс пошел. Орки довольно стройными рядами проскакивали в прореху в пространстве и сразу отъезжали в сторону. Гномы тут же сползали с седла и отходили в другую. Все оглядывались и осматривались. Орки вынули мечи, гномы отцепили секиры и держали их в руках. Никто не знал с чем или с кем они могут тут столкнуться кроме йоргов. Свиданья с ними тоже особенно никто не желал. Наконец влетел Изя, за ним Лайэллон и рядом с ним материализовался Стальной Волк. Миури были в своих химерах. Турган Дэйла и саблезуб Дэйли. Твари стояли рядом с Волком и все трое выглядели весьма жутко. Это если не смотреть на летающих химер двойняшек и короля. Один Шкор Ларри дорогого стоил. Жуткая черная тварь, похожая на огромного костлявого дракона. Летающие клыкастые кони Шанталь и ее дедушки обаяшками тоже не выглядели.

«Десантировались» на открытую местность. На юго-восток простиралась безбрежная равнина. Где она заканчивается, так и не выяснили. Это предстояло сделать Тромригу и его парням.

— Тромриг, обследуете земли. Осматриваетесь, хотя бы приблизительно рисуете карту. Как сможете. Смотрите, где можно основывать поселения, есть ли пахотная земля. Какие твари ее населяют кроме йоргов. Последних выбивайте везде, где только увидите. Не надо бесполезного геройства и глупых смертей. Если столкнетесь с чем-то необъяснимым и смертельно опасным, вызывайте нас. Мы вас заберем и потом будем думать, с чем столкнулись. Земли неисследованные и столкнуться вы можете с чем и с кем угодно. Поселений или городов мы так и не увидели, хотя на разведку летали неоднократно. Мы сейчас пройдем немного с гномами. Войдем в лес и подойдем к горам. Этот путь более опасный, чем равнина, хотя бы потому, что вы увидите врага издалека. Еще раз повторяю. Без тупого геройства. Вы – разведчики. Ваша задача – осмотреться. Воевать будем потом. Не стесняйтесь, вызывайте на помощь. Вопросы есть? – Лайэллон вопросительно посмотрел на сына Вождя степных орков.

— Мы взяли шатры. Попробуем немного пожить здесь. Будем связываться с Ларри. И постараемся выжить, – Тромриг посмотрел в глаза Повелителю.

— Хорошо. Тогда, вперед! – Повелитель Фэриленда махнул рукой в направлении степи. Орки взревели, кони заржали и отряд с гиканьем понесся по степи.

— Теперь пошли основывать Подгорье, а потом прогуляемся в сторону Затерянного Города, - Лайэллон развернул Мустанга в сторону леса и гор. Идти предстояло довольно далеко. Открыть портал посреди леса было невозможно. На склоне горы его тоже не откроешь.

Хродгар скомандовал: - Стройся! - гномы построились в боевой порядок и пошли в сторону леса. По бокам ехали двойняшки и бежали в своих химерах миури. По мере приближения захватывало дух. Таких огромных и толстых деревьев еще не видели, а переливавшаяся в лучах утреннего солнца Розовая Гора вызвала слезы умиления у бородачей. В небо не смотрели. В свои предыдущие «разведывательные полеты» ни с какой летающей хищной живностью не встретились, а некрупные птицы, летавшие повсюду, угрозы не представляли. До леса оставалось пройти около двух полетов стрелы. Вдруг раздался непонятный квохчущий звук, свист крыльев и истошные вопли идущих сзади. Гномы сразу же начали рубить крупных птиц, схвативших их соплеменников. Но птицы прибывали и взамен отбитых хватали других. Двойняшки и Лайэллон выхватили Жезлы и начали методически отстреливать непонятных птиц, внешне напоминавших больших куриц. Неприлично огромных куриц. У тварей были длинные лапы с острыми когтями. Вот одна из птиц схватила Дэйли и тут же вспыхнула факелом. Вторая тварь схватила Дэйла, но миури крутнулся в бок, острые, как бритва ножи, врощенные в бока химеры, перерезали пальцы на лапах птицы, и она истошно вереща забила крыльями. Ларри поднял Шкора в воздух, и чудовищная тварь развернулась во всей своей мощи. Химера рвала птиц клыками, пускала пламя и разрывала когтистыми лапами. Сам Ларри сбивал птиц своим Жезлом и обгоревшие тушки падали вниз, иногда задевая дравшихся на земле гномов. Шанталь старалась сжигать головы, но твари метались, и девушка нескольких попросту спалила. Снизу раздался крик любившего пожрать Октара:

— Шани, милочка, постарайся не пережаривать. По вкусу мясо, как курятина. Вкусное очень. Я уже попробовал.

Девушка громко выругалась, но постаралась целиться получше. Лайэллон тоже старался отхватывать монструозным курам только головы. Близился обед и требовалось накормить больше сотни голодных здоровых мужиков. Птиц оказалось очень много. И они не отступали. Земля была усеяна мертвыми и умирающими «курами», но птицы продолжали нападать.

— Когда же наконец иссякнет этот курятник?! – не выдержал Хродгар, - хоть бы не все сразу прилетели, мясо же протухнет.

— Придется задержаться и подкоптить. Вдруг в горах будет плохо с едой, - отозвался Элрик, бывший по совместительству еще и поваром.

На свете всему приходит конец. Закончились и птицы. Все начали осматриваться, все ли на месте. Хродгар приказал каждому проверить на месте ли его друг. Выяснилось, что несколько гномов получили легкие ранения, а вот сын самого Хродгара Орм пропал. Перевернули все туши, стянули те, которые можно было использовать в пищу, в кучу. Гном, как в воду канул. Шанталь сказала, что видела, как две «курицы» схватили по гному, но она их сбила. Лайэллон и Ларри тоже сбили нескольких, схвативших «добычу». Скорее всего, когда налетела основная стая проглядели, и птица уволокла гнома в свое гнездо. Дэйли сказала, что видела, как они вылетели из-за вон той высокой скалы, блестевшей, как снег. Солнце било в глаза, и она лучше не разглядела. Решили, что неподалеку разобьют лагерь. Осмотрят и перевяжут раненых, обдерут туши и запасут побольше мяса. Ларри и Лайэллон полетят к горам и постараются найти Орма. Дэйл сказал, что дал ему Булавку Связи. Если он жив, то свяжется с ними.

Орм висел в когтях крупной курицы и ругался. Он взмахнул секирой, но только ранил тварь, и она с квохтаньем полетела еще быстрее. Теперь гном боялся убивать птицу. Если она упадет, он разобьется. Перехватил поудобнее секиру и решил прикончить, когда она куда-то опустится. Летели буквально минут десять и птица села в гнездо, в котором было два целых яйца и два голых птенца. Птица положила гнома возле птенца и больно клюнула в голову. У Орма полетели из глаз искры, и он не целясь взмахнул секирой. Снес голову одному птенцу, а секира засела в лапе птицы. Та заорала и резко дернулась. Гном чуть не вылетел из гнезда, но сумел выдернуть секиру и откатиться назад. Увидел, что скорлупа разломилась надвое и одна половинка лежит прямо возле его руки. Гном напялил ее на голову и присел. Птица потеряла из виду добычу и сделав пару кругов над гнездом куда-то полетела. Орма что-то больно ударило в плечо. Это второй птенец решил пообедать. Гном снес ему голову и выкинул из гнезда. Оно и так небольшое. Потом свесил голову через край и увидел, что гнездо находится на отвесной скале и даже если он и вылезет из него, то спуститься вниз не было никакой возможности. Орм сел и задумался. Допустим, он убьет «курицу». У него есть огниво и он сможет развести огонь. Голодный не останется, но вот вода. Воды не было. Гном поудобнее пристроил на голове скорлупу и начал осматриваться. Сзади была голая скала, спереди глубокая пропасть. И тут Орм вспомнил о булавке. Прижал к ней ладонь, сосредоточился, как учил его Дэйл и вложил побольше Силы. На его запрос отозвался Дэйл: - «Ты, где? Дядька Хродгар тут с ума сходит!»

— Я в гнезде сижу, только не говори никому. А то до самой смерти посмешищем буду. Задразнят.

— «Скажи ориентир. Наши полетели тебя искать».

— Здесь гнезд много и они, кажется, восточнее того места где на нас напали, – гном начал выдыхаться, он не обладал большой Магической Силой. Попытался сказать, что скала в виде полумесяца, но булавка потухла.

Дэйл передал разговор Ларри и вот булавка Орма снова засветилась и раздался голос парня: - Птенчик, ты наш, ты, где сидишь?

— Ларри, прекрати! Я возле скалы в виде полумесяца, – гном хоть и обиделся, так, самую малость, но расплылся в улыбке. Его спасут. Вот он увидел, как из-за скалы вынырнули Шкор и Мустанг. Через пару минут перед ним зависли ржущие дед и внук. Ларри аж с седла свесился.

Орм встал во весь рост, упер руки в бока и сказал: - Я считаю, что твое

веселье неуместно! - достойный гном забыл, что у него поверх шлема красуется яичная скорлупа. Эта картина вызвала новый приступ лошадиного ржания у обоих эльфов. Лайэллон подлетел к гнезду, и его Мустанг стал рядом. Шкор был слишком велик, он бы не поместился на утесе. Король протянул гному руку. Орм ухватился за нее и уселся позади, прямо на костлявую спину химеры. Обхватил эльфа за талию и поблагодарил Каменного Бога за свое спасение. Через десять минут химеры спланировали на полянку возле временного лагеря. Орм спрыгнул со спины Мустанга и пошел к отцу. Наступила гробовая ти-

шина и через секунду грянул рев, вскорости перешедший во всхлипы-

вания и повизгивания. В суматохе Орм забыл снять яичную скорлупу и

предстал перед своими бородатыми собратьями в виде эдакого цыпленка. Шанталь сидела на земле и рыдала, встать она не могла. У самого Хродагара по щекам катились слезы, он только и смог, что показать на свою голову и на Орма. Тут гнома прошиб холодный пот. Он поднял руку, пощупал свою голову, снял скорлупу и не удержавшись, запулил ее в ржущего Ларри. Тот успел только обхватить ее руками. Так и стоял в обнимку со скорлупой и ржал. Орм обиженно отвернулся и буркнул: - Не могли сказать. Вы, специально? Да?

Лайэллон сделал вид, что он только что увидел, а Ларри отдал злополучную скорлупу повару. Тот оглядел ее и выдал: - Вот бы яичницу заколотить. На всех бы хватило. А там еще есть?

— Есть. Перекусим и слетаем. Пока никуда дальше не пойдем. Отдохнем и раненых нужно подлатать, – Лайэллон огляделся и отдал приказ разбить лагерь.

Нескольких кур ободрали и зажарили прямо на вертелах. Мясо была такое же, как и у маленьких домашних несушек. Нае-лись до отвала. Ларри, Шанталь и Лайэллон набрали побольше мешков и полетели за яйцами. Дэйл сагитировал Орма и Октара пройтись к ближайшим скалам. Гномы подхватили свои секиры и пару мешков, так, на всякий случай. Вдруг, что попадется. Еще один мешок был у миури в пространственном кармане. Дэйл запрыгнул в своего тургана, и компания отбыла.

Дедушка и внучата набрали полные мешки яиц и еще по два прихватили под мышки. Когда добытчики появились в лагере, то хрупкий груз сразу же у них взяли и аккуратно уложили возле палатки повара. Часть гномов, засучив рукава, общипывала убитых кур. Вторая часть их разделывала и раскладывала тушки на наспех сооруженных коптильнях. Очень уж вкусные они оказались. Ларри связался с Тромригом и рассказал ему о нападении гигантских куриц. Полуорк поржал и сказал: - Тут толь-ко орлы, соколы и ястребы. Выглядят, как наши только больше раза в два-три. Вся живность здесь в среднем раза в два крупнее. Видели красивых белых лошадей с длинными гривами. Абсолютно дикие. При приближении отряда сразу же унеслись

вдаль. Догнать их не смогли. Шикарные кони, постараются их поймать. Похожи на лошадей людей. У орков кони более мощные. Видели стадо непонятных животных. Напоминают оленей, только цвет другой и рога длинные, прямые и острые. Ника-

ких врагов живых или нежить пока не встретили.

Дэйл и гномы подошли к скале в виде полумесяца. Высоко вверху были видны гнезда «куриц». Самих птиц видно не было. Большинство коптилось и варилось, а те, что остались на охоту не вылетали. Подошли к тому, что Дэйли назвала «снег». Это оказались залежи соли очень высокого качества. Октар зыркнул на Дэйла, а потом прямо спросил: - А Лайэллон подпишет Указ еще на одно Подгорье? В Междугорьи залежей соли очень мало, и она дорогая. К тому-же, надо облазить тут все получше. Может быть, еще что полезное отыщется. И потом, не могу я все время к Орму примазываться. Мне уже на вторую сотню перевалило. Обосновываться нужно. Жену искать.

Дэйл хмыкнул и сказал, что Повелитель только рад будет. Земли совершенно необжитые и судя по всему, богатые. Прошли еще довольно много на север. Солнце начало садиться. Ларри через кольцо намекнул, что пора бы и возвращаться. Дэйл сказал, что поворачивают назад, и они нашли соль. Принесут немного. Вдруг Орм сделал стойку и пошел на запад. Двигались в нужную сторону и прошли довольно далеко. Миури сосредоточился и сказал, что если идти строго на юг, то скоро выйдут к лагерю.

Гном подошел к отвесной, высокой скале и приложил к поверхности руку. Хитро сощурившись глянул на Дэйла: - Крушитель, приложи Силу. Там пещера и в ней… В общем, я тоже основываю Подгорье. Хватит за отцовской спиной стоять.

Дэйл положил лапу в указанном месте, сосредоточился. Ощутил пустоту и большое количество металла. Прислушался к ощущениям. Мифриловая руда и… Чистейший серебряный мифрил. Возможно его не очень много, но он намного дороже простого, чуть более тусклого и всегда использовавшегося в смеси с железом. Серебряный мифрил использовался сам по себе. Иногда добавляли чуть-чуть золота. Металл, из которого сделана печать короля был из такого сплава, выглядевшего, как зеркало. Миури хмыкнул: - Орм, когда дед узнает, что ты нашел он сам сюда побежит.

Гном слегка погрустнел, но Дэйл его заверил, что Подгорье в его жизненные планы не входит и Указ выпишут на имя Орма. Крушитель положил обе лапы на поверхность скалы и сосредоточился: - «Здесь еще ощущается Сила каких-то рун. А вот каких, я понять не могу. Им не одно тысячелетие. Дожди и ветер почти выровняли поверхность, а магия вся развеялась. Вроде бы Охранная Формула, но я не уверен. Может быть не будем открывать? Возьмем Ларри и деда?»

— Дэйл, наверное, кто-то хотел сохранить себе месторождение вот и запечатали, – Орм аж пританцовывал от нетерпенья. Октар поставил на землю небольшой мешок соли и сел сверху. Закурил трубку и наблюдал за процессом. Миури еще раз прислушался к своим ощущениям и вдруг, скала затряслась, посыпались мелкие камешки. Поверхность под лапами пошла трещинами и начала крошиться. Через минуту перед Дэйлом и Ормом была небольшая пещера. Примерно в два роста высотой. Лучи заходящего солнца светили прямо в пещеру и было хорошо видно ярко сверкающие жилы драгоценного металла.

— Дэйл! Мы сделали это! Мы нашли мифрил! Я основываю Подгорье. Будь добр, верни камни назад. Я запомнил место. Мы сейчас разведаем Розовую Гору, я найду желающих и обосновываться! – гном обхватил миури за мощную шею и потрепал по холке. Когда до него дошло, что он тискает и треплет по холке Крушителя Гор, извинился и взял себя в руки. Дэйл хмыкнул и вернул камни на место. О первозданном виде не заботился. Закрыл и ладно.

К лагерю подошли, когда почти стемнело. Над палатками плавали несколько светящихся шаров. Мешочек соли вызвал восторженный вопль Элрика, который теперь мог не только коптить, но и засаливать мясо. Лайэллон выслушал рассказ и сказал, что он с радостью подпишет указ на Соляное Подгорье. А когда узнал о месторождении серебряного мифрила пришел в восторг.

— Подгорье Мифрилового Цыпленка! – выкрикнул Преемник Повелителя. В голову Ларри полетел пустой котелок, пущенный меткой рукой Орма. Парень ржал и вовремя не отклонился. Котелок попал по шлему, со звоном отскочил и затарахтел по лежавшим рядом секирам. Повелитель сказал, что напишет просто «Мифриловое Подгорье». Такого еще нет. После этого поужинали, выставили часовых, Охранные Заклинания и легли спать.

Первыми встали повар Элрик и несколько его добровольных помощников. Начали готовить гигантскую яичницу. Над лагерем поплыл умопомрачительный запах. Вдруг один из часовых крикнул: - У нас гости! Кажется, гномы.

— А мы тут Подгорья обосновываем. Занято уже все, - буркнул расстроенный Октар.

От густых зарослей в их стороны двигались невысокие фигуры в доспехах. Явно гномы. Блестело солнце на шлемах, наконечниках копий и боевых топорах. Быстро похватали оружие и построились. Вперед вышли Повелитель, двойняшки и Хродгар. Рядом с ним стал Дэйл. Дэйли скомандовала нескольким воинам занять круговую оборону и глядеть в оба. Воины построились, но продолжали активно сглатывать слюну. Есть хотелось жутко, а Элрик развернулся во всю мощь своего поварского таланта. Запахи по лагерю плавали такие, что …

Местные гномы приближались и вот расстояние сократилось до минимума. Глазастые эльфы первые разглядели то, что вызвало общий ажиотаж: - Господа гномы! Это - женщины, – заявил Лайэллон, - целый хурд очаровательных белокурых дам. Мне кажется, нам придется поделиться яичницей и жареной курятиной.

Дэйл перевел свою мыслеречь на кольцо, магически усилил звук и сказал на кхуздуле: - «Милые дамы. Мы предлагаем вам вместо боя насладится вкусом великолепно приготовленного завтрака и нашим обществом».

Дамский хурд остановился в паре десятков шагов от лагеря. От него отделились пять женщин. Впереди всех шла статная красавица с длинной, толстой косой пшеничного цвета, заправленной за пояс. По бокам шли такие же белокурые красавицы. Гномы опустили секиры и роняли слюнки. «Разведотряд» состоял из почти полутора сотен молодых, неженатых гномов. Боевой настрой упал до нуля, а вот… Ладно эту тему мы развивать пока не будем. Отметим только, что настроение резко поднялось вверх.

Красавицы подошли поближе, и шедшая первой заговорила: - Я почти поняла вас, незнакомцы, - говорила она в общем-то понятно, но слова звучали немного иначе и, как бы с акцентом, – вы приглашаете нас на пир?

— Конечно, прелестная госпожа, - расплылся в улыбке Хродгар, а стоявший рядом Орм только томно вздохнул.

— А ваши женщины не вызовут нас за это на бой чести?

— Какие женщины?! –возопили трое или четверо бородачей.

— Мы тут сами. Мы неженатые и очень хотим с вами поближе познакомиться! – раздался страдальческий вопль справа.

Дэйл перекрыл гвалт своим магически усиленным рокочущим басом: - «Уважаемая госпожа. Мы приглашаем вас к столу, а потом на важные переговоры. Да не прозвучит нескромно мой вопрос. Где ваши мужчины»?

Длиннокосая командирша подошла к миури и удивленно его оглядела: - А кто, ты, такой? Я никогда раньше не видела таких… - она замялась, - я даже не знаю, как назвать. Вы – разумный, но кто вы? Не волк, а кто?

— «Я – миури. Разумная раса и Крушитель Гор, если это что-то вам говорит».

— О! Мужчина – Крушитель! Такого не может быть! – дамы подошли к миури, и с восхищением и недоверием его рассматривали. Подошел Хродгар, представился. Потом представил остальных. Элрик и его помощники быстренько накрыли на “стол” на разложенных прямо на траве мешках. Усадили дам и уселись так, чтобы оказаться к ним поближе. Лайэллон и Ларри с улыбкой наблюдали за пускавшими слюну гномами.

— Ладита – представилась предводительница. Потом посмотрела на эльфов. На ее лице отразился мыслительный процесс. Наконец любопытство победило, и она спросила: - А вы, кто такие? К какой расе, вы, принадлежите?

Дэйл быстренько перевел. Дед и внук переглянулись. Лайэллон сказал: - Значит эльфов здесь нет. Иначе, они бы не задали такой вопрос, – потом сказал уже для дам, - мы – эльфы. А вон там еще дракон. Он с нами.

Одна из дам спросила: - А почему он зеленый, а не белый?

Все удивленно на нее уставились. И Ларри сделал вывод: - Значит здесь есть белые драконы. Но, мы ни одного не видели!

Октар объяснил, что это Изумрудный Дракон. Порода такая. Изя подошел поближе, галантно поклонился и сказал на кхуздуле, который успел выучить у Борина: - Разрешите представиться. Изя. Дракон.

Дамы слегка обалдели, но быстро пришли в себя и налегли на мясо и яичницу.

— Как вам удалось набить столько круков? Еще и яйца насобирать. На Белую Скалу почти невозможно залезть! – спросила удивленная Ладита. Ей живописали все происшедшее, умолчав только о полете Орма. Хродгар почти не ел, только усиленно подкладывал самые аппетитные кусочки. Потом снял с пояса заветную фляжку с “Настоящей гномьей настойкой»” и налил в кружку. Предложил даме. Та пригубила, охнула. Заела кусочком крука. Восстановила дыхание и выпила оставшееся. Остальные последовали примеру своего командира и вот уже дамы и господа нестройными голосами затянули Застольную Песню. Слова оказались почти одинаковыми, что заставило задуматься Лайэллона. Рядом с ним сидела Шанталь, не преминувшая сделать приличный глоток из своей кружки. Ладита заинтересованно оглядела нашу валькирию, потом спросила: - Это твой мужчина? – и указала на короля. Тот аж подавился.

— Это мой прадедушка, - рассмеялась девушка, - а это брат, - и она указала на Ларри. – А у тебя есть отец или брат?

— Отец, есть. Брат, наверное, тоже. У нас на десять девочек рождается один мальчик. Поэтому, мы никому не показываем наших мужчин. Мы знаем своих отцов, а вот братьев - нет. Мужчины сами разбираются между собой, кто может стать отцом наших детей.

У гномов отвисли челюсти. Это еще мягко сказано. До них начала доходить перспектива. Хродгар придвинулся поближе к Ладите и приобнял ее за талию. Та не протестовала, наоборот мило ему улыбнулась. Остальные дамы тоже благосклонно посматривали на своих кавалеров. Орм не удержался и спросил у “своей” дамы: - А как называется ваше Подгорье?

Все притихли и навострили уши. Дамы удивленно на него уставились. Ответила, вернее задала встречный вопрос, Ладита:

— А что такое Подгорье?

— «А вы, где живете»? – спросил Дэйл.

— Мы живем в большом красивом городе внутри горы, - ответила ему предводительница “амазонок”.

— А где находится эта прекрасная гора? – не удержался Хродгар.

— Вон она. Блестит на солнце, - Ладита показала рукой на Розовую Гору.

— Розовое Подгорье, - фыркнул Ларри, - я же говорил, а ты, рычал на меня, – парень укоризненно посмотрел на Дэйла. Шанталь засмеялась и подмигнула Побратиму брата.

— Так, так. И на что я, тогда, выписал Указ? – вопросил у присутствующих Повелитель. Гномы удивленно на него уставились, – куда заселяться будете? Или сначала женитесь, потом заселитесь?

— А я что? Я только “за”, - просиял Хродгар, – только нужно как-то девочкам все объяснить, чтобы не обидеть.

— Дэйл, переводи, - Лайэллон сосредоточился и решил со всем разобраться. Миури кивнул и в головах дам зазвучал приятный рокочущий бас, гномихи завздыхали, но посмотрев на миури, переключились на сидевших рядом гномов.

— Милые дамы, а кроме вашего города здесь есть еще такие же города? – Повелитель посмотрел на Ладиту.

— Нет. Мы одни. Йорги уничтожили город на востоке. Всех перебили, а выживших увели в рабство. Мы постоянно сражаемся с ними. Правда, последние три года они нас почти не беспокоят. После того, как крылатые боги откликнулись на наши молитвы и перебили большой отряд этих тварей, они перестали нападать на нас.

— Это мы были, - объяснила Шанталь, - мы летали на разведку. Посмотреть, кто здесь живет. Кроме вас и йоргов не нашли никого живого. А в степях есть кто-то?

— Как, вы? Вы, умеете летать? – округлила глаза Ладита.

— Мы, нет. А вот они – да, – Шанталь указала рукой на стоявших позади палаток жутких химер. Девочки Ладиты охнули и прижались к своим кавалерам. Те выпятили грудь и огладили бороды.

— А кому принадлежит эта земля и насколько она большая? – через Дэйла спросил Лайэллон.

— Мы только здесь живем. Дальше чем на один-два дня пути от города не отходим. Тут опасно очень. К тому же, круки моментально нападают на все, что движется. Мы стараемся из-под деревьев не выходить. Я не знаю, есть ли здесь еще кто. Очень древнее предание гласит, что на западе жили высокие и безбородые. Куда они потом делись, никто не знает. Там,

вроде бы, была большая битва. Но, это было очень, очень давно. Десятки поколений сменились с тех пор. А кто ты такой, что

все время задаешь мне эти вопросы? И почему с тобой нет твоей женщины? И с тобой, - Ладита указала на Ларри.

— Моя жена, прабабушка Шанталь и Ларри уже умерла, и я больше не женился, - ответил эльф, – а, что касается твоего вопроса “кто я такой”… Я – Повелитель Фэриленда, этого Мира, – на голове Лайэллона появилась высокая, как бы сделанная изо льда, сверкающая корона. На головах Ларри и Шанталь появились их короны. Угольно-черная и из расплавленного золота. Ладита и остальные гномихи раскрыли рты. Предводительница отмерла первой и спросила: - А почему я раньше тебя никогда не видела?

— Потому, что я только недавно начал осматривать эти земли. Хочу выбить йоргов и заселить их. Эти славные парни хотят осмотреть горы и основать свои Подгорья. Богатые эти горы.

— Мы только железную руду добываем. Нас мало очень. Всего около тысячи. Мужчин у нас меньше сотни, и мы бережем их.

— А за нас замуж пойдете? Тогда у каждой будет по мужчине, - предложил Октар. Он прижимал к себе миловидную грудастую воительницу со слегка растрепавшейся рыжей косой.

— А остальные девушки? Они так расстроятся, - сказала одна из дам.

— Так мы еще мужчин приведем. Даже лишние будут, - рассмеялся широкоплечий черноволосый гном, подсовывавший своей даме кусочки повкуснее.

— Основывайте свои Подгорья, а женщины сами решат с кем и как им жить, – Лайэллон доел свой завтрак и встал, – милые дамы, мы должны пройти еще немного на запад, а потом приведем еще кавалеров и будем обживаться по соседству. Вы, сами решите, как вам лучше поступить, – потом магически усилил голос и скомандовал, - всем собрать тарелки, кружки, палатки, разобрать оружие. Проводим дам и пройдем еще немного. Дальше мы пойдем уже без вас. А вас или переправим обратно, или вы, тут будете осматриваться.

— Можно, мы осматриваться будем? – спросил сияющий Хродгар, – Указ, вы, нам передадите. Мы уверены в вашей честности. И пусть Дэйл и Ларри еще поселенцев переправят.

— Дед, пусть остаются. Не отойдут они от своих девушек. Пусть обустраиваются. Все равно в Затерянный Город мы собирались сами. Изя, идем, – Ларри поднял с земли перевязь и пристегнул меч.

— Я тоже тут останусь. Тут тоже кто-то должен быть, кто может открыть портал. И с вами мне легче связываться, чем гномам.

— Господин Лайэллон. Пусть Изя останется. Мифрил тугоплавкий, а мы, пока печи наладим… Есть ли тут газ, мы не знаем. Изя нам охотиться поможет и ездовым драконом побудет. Вам есть на чем лететь, – Хродагр просительно посмотрел на короля.

— Ну, хорошо, оставайтесь. Все равно я хочу заселить необжитые территории. Только, в случае появления какой-то опасности или непонятных и необъяснимых происшествий, сразу же связываться с нами. Глупым геройством не заниматься. Чует моя задница, что тут очень опасно. Не зря такая шикарная земля пустует, – Лайэллон кивнул двойняшкам, миури и пошел к Мустангу. Когда доблестные воительницы увидели вблизи жутких тварей и химер, в которых запрыгнули миури, то забормотали молитвы Каменному Богу и постарались оказаться за спинами своих бородатых соплеменников. Шкор, Ворон и Мустанг взмыли в небо, а турган и саблезуб побежали, вернее, полетели невысоко над землей. Потом эльфы спустились вниз и все пятеро исчезли между стволами гигантских деревьев.

Глава 2. Вирг. Воспоминание первое.

Он опять вспоминал прошлое. Это существование уже давно тяготило его. Будучи бессмертным, умереть он не мог, только висеть между не жизнью и не смертью. И вспоминать или видеть сны. Как выбраться из этого состояния он не знал. Вернее, знал, но не мог. А все из-за этого мага. Он недооценил его. Опять это видение-воспоминание. Вирг снова видел себя мужчиной. Он был довольно высоким и широкоплечим. Густые каштановые волосы и серые глаза. Не красавец, но и не урод. Вирг миновал высокую блестящую гору и подошел к Лесу Великанов. Так его называли из-за высоких деревьев. В самом сердце этого леса был Город Вечерней Звезды – Андунэлен. В этом городе жила прекрасная Иримэ, похитившая его сердце. А если понятнее и без лишней лирики, Вирг соскучился за своей женщиной и очень хотел ее видеть.

Брести через лес долго. Мужчина остановился, не доходя до первых деревьев и раскинул руки. На его месте возник огромный орел. Через пару секунд птица взмыла в небо и полетела в сторону города.

Вот и знакомый балкон. Орел спикировал, и перед дверью снова стоит мужчина. Он зашел внутрь. Почти сразу в его объятия бросилась красавица-эльфийка. Золотоволосая, с блестящими изумрудными глазами и нежной матовой кожей, Иримэ была очень хороша. Кроме удивительной красоты ей достался легкий, уживчивый характер и здоровое чувство юмора. Она принадлежала к древнему королевскому Роду Воинов Воздуха, названному так из-за любви к белым драконам. К сожалению, в этот новый мир смогли забрать только четверых взрослых драконов и очень молодых, совсем недавно вылупившихся из яйца. Шеба, так звали драконицу, жила здесь же и была любимицей Иримэ. Драконица уже подросла, и девушка потихоньку приучала ее к седлу. Еще немного и они станут Сестрами. Шеба и Иримэ не раз летали в компании Вирга, который принимал облик огромного орла. Собственно говоря, они так и познакомились. Девушку и драконицу нагнал орел и предложил познакомиться. Они полетали немного и вернулись в замок Иримэ. Там орел принял облик молодого, интересного мужчины. Так и началось их знакомство, переросшее в более теплые отношения.

Пара только успела обменяться словами приветствия и легким поцелуем, когда зашелестел занавес и в комнату вошел эльф. Не очень высокий, светловолосый. Он имел странные глаза. Настолько светлые, что они казались почти прозрачными и определить их точный цвет было невозможно. Довольно бледная кожа, узкие плечи и тонкие запястья выдавали нелюбовь вошедшего к воинским упражнениям. Эльф окинул пару недовольным взглядом и презрительным тоном произнес:

— Иримэ! Как могла особа королевской крови опуститься до отношений даже не с человеком, а с непонятным оборотнем. Что скажет твой отец?! К тому же, ты, предназначена мне в жены. Таков уговор между нашими семьями, долженствующий скрепить союз наших Родов.

Иримэ недовольно скривила губы и сказала: - Я не нуждаюсь ни в твоих наставлениях, ни в чьих-либо еще. Отец любит меня и не станет принуждать к браку с таким ничтожеством, особенно после того, что я о тебе узнала.

— И что же такого могла узнать обо мне прекрасная принцесса?

— То, из-за чего, ты, вынужден был покинуть Тимерис и переселиться сюда! – выпалила Иримэ.

— Твой отец и остальные тоже не по доброй воле переселились на Коэ-На, - парировал тщедушный, блеклый эльф.

— Мой отец - самый младший сын и выбрал свободу быть королем на новой земле, а не вечным принцем в тени отца, - Иримэ гордо вскинула голову и свысока посмотрела на эльфа. Тот хмыкнул и снова недобро покосился на Вирга, которому этот взгляд очень даже не понравился. Повода для открытой вражды не было. К тому же, затевать драку в спальне принцессы… Как-то некрасиво это. И противник явно слабый. Он такого даже без меча придавит. Эх, если бы он знал, чем это ему грозит. Не прощупал дрища, не посмотрел его Силу и Дар, а надо было. Мысли пошли по кругу, и Вирг то ли задремал, то ли заснул. Течение времени он уже давно не ощущал. Только сладостные воспоминания, боль потери и злость на собственный идиотизм.


Глава 3. Йорги, опять и снова.

Компания искателей приключений на свою задницу ехала по лесу. Вокруг них стояли огромные деревья. Толщина ствола была такая, что Дэйл потратил пару минут на то, чтобы облететь его на своем тургане, бывшем весьма быстроходным и шустрым в отличии от крупных и неповоротливых на земле химер короля и двойняшек. Твари не знали усталости и ровным шагом шли через бескрайний лес. Дэйл и Дэйли, когда шли, когда летели в своих. Миури учуяли оленя, обошли его с подветренной стороны и удачно выгнали на Лайэллона и Ларри, которые его убили. Шанталь сказала, что ей претит убийство невинных животных, хотя мясо она ела с превеликим удовольствием. Поели и продолжили поход. Ларри все время казалось, что за ними наблюдают, о чем он мысленно и уведомил остальных. Дэйли передала, что чует запах эльфов. Только немного странный, не такой, как у “наших” – так она выразилась. Заслали в разные стороны фантомов, которые вскоре вернулись ни с чем и были убраны. Миури “проплыли” немного вперед. Каждый чуть углубился в лес, со своей стороны. По бокам относительно чистой просеки был густой подлесок, и крупные химеры туда пробраться не могли. Вернее, не было смысла с треском и грохотом ломиться сквозь кусты. Через несколько минут раздался зов Дэйли: - «Ребята, а я тут такое-е нашла-а!» - все поехали на ее зов. Дэйл тоже присоединился к остальной компании. С его стороны не было совершенно ничего интересного. Продрались через подлесок и вышли на относительно пустую полянку. Огромных деревьев-великанов на ней не было. Только несколько вполне обычных березок и какие-то колючие кусты. С южной стороны полянка упиралась в довольно высокий холм, поросший травой. Одна сторона этого холма обвалилась, подмытая быстро бегущим довольно глубоким ручьем. В образовавшейся пещере были видны части доспехов, торчал вертикально воткнутый меч. Рядом лежало копье, частично засыпанное землей. Выглядывал край длинной палки с чем-то похожим на истлевшую ткань. Знамя, наверное, было. Дэйл сосредоточился, и земля начала расступаться и откатываться в стороны. Сама пещера углубилась. Покатые склоны холма начали раздвигаться и откатываться в разные стороны открывая то, что было похоронено под ними. Все спешились и подошли поближе. Дэйл продолжал урчать, холм потихоньку ”рассосался” и взглядам открылось то, что раньше было полем боя. Ларри сосредоточился и вот перед ним появился призрак невысоко худого человека с раскосыми глазами. На нем были помятые доспехи, в груди торчала длинная эльфийская стрела. Призрак покачивался над кучей доспехов, имевших довольно странный вид и непривычный орнамент.

— А он на наших ханьцев похож, - заметила Шанталь, – только откуда они здесь взялись? Вон тот доспех явно эльфийский. Что тут произошло?

— Вот это мы сейчас и попытаемся выяснить. Фэа эльфов я призвать не могу, вернее, не хочу. Да, дед, я знаю о Призыве-Приглашении, но не хочу пользоваться им лишний раз. Попробую этого разговорить, - Ларри проговорил еще какое-то заклинание. Призрак подплыл ближе и повернулся к ним “лицом”. Над плечом парня возникла любопытная морда Шасха. Лайэллон хмыкнул: - Ну, да, как же без Мудрого Змея?

— Кто ты, и что тут произошло? - задал прямой вопрос Ларри. Призрак заколыхался и разразился целой тирадой, состоящей из незнакомых слов звучавших, как визгливое чириканье. Шанталь и Лайэллон скривились. Ларри повернул голову к Шасху: - Ты, что-то понимаешь?

— Это язык гэрхов с Тимериса. Мне кажется те, которые выжили в этой свалке, стали предками наших ханьцев. Вернуться назад они не смогли или не захотели. Вы, у Волка спросите. Он должен знать, - посоветовал Мудрый Змей.

— Волк не знает, премудрый, ты, наш. Волк вообще не знает о том, что до Лайстиндера эльфы Тимериса посещали Фэриленд. И, как тогда он действительно называется? - Стальной Волк материализовался между Ларри и Лайэллоном, потом задумчиво обозрел призрак.

— Та-а-ак. И, что тогда я хапнул? – задумчиво протянул Повелитель всея Фэриленда, – у меня такое чувство, что я ухватил слишком большой кусок. Как бы не подавиться.

— А, ты, жуй тщательнее, - посоветовала дедушке любящая внучка, – мы должны разгадать эту загадку. Мне кажется, когда мы ее разгадаем, то поймем, кто руководит йоргами.

Ларри взмахом руки отпустил призрак. Осмотрелся, нагнулся и вытянул металлический кусок. Отряхнул его от земли. Присел на корточки рядом с Дэйлом: - Братишка, что скажешь? – и протянул находку миури. Тот выпрыгнул из своего тургана и начал внимательно осматривать и обнюхивать находку. Легонько подул, потом еще раз. Земля, налипшая на кусок, исчезла. Металл заблестел и стал виден узор. Он состоял из ветвей какого-то ползучего растения с колючками и странными треугольными листьями. В орнамент еще входили стилизованные фигурки, изображавшие летящего дракона. Металл очень блестел. Скорее всего, “при жизни” он был отполирован до зеркального блеска. Дэйл потрогал кусок лапой, еще раз принюхался и сказал: - «Если не ошибаюсь, это эльфийская работа. У гномов ковка и обработка металлов другие. К тому же, в состав явно входит Р’йел’’хранг. Мне кажется, в сплаве с серебряным мифрилом. Точнее не скажу. Проверять надо. Сейчас меч поищу, – миури пошел к тому, что осталось от холма, сосредоточился. Подошел к внушительной куче железа, постоял немного и

вот, повинуясь его приказу, из нее выплыл очень длинный двуручный меч со странным волнообразным лезвием.

— Это еще, что такое? – обалдело спросила Шанталь, – я неплохо разбираюсь в оружии разных рас нашего Мира, но такое не видела никогда. Он только нашему Оркхэю по росту подойдет.

— Мне кажется, я знаю. Когда я был в техномире, а я там бывал в разное время и в разных странах, то видел такие мечи. Это фламберг. Там так их называют. “Пламенеющий” по-нашему. Я пробовал им сражаться. Тяжеловат, часто ломается из-за волнообразного лезвия. Не мое это, - объяснил дедушка-путешественник. Ларри взял в руку меч, перехватил второй рукой. Одной рукой держать меч было неудобно. Размахнулся, сделал несколько выпадов. Подумал, взвесил меч в руке и заявил:

— Много сил тратится и длинный очень. Нет, Клык удобнее, – уже хотел положить меч на траву, когда к нему подошла Шанталь. Взяла меч правой рукой и сразу же левой. Сделала несколько выпадов. Потрогала пальцем волнистое лезвие. Взмахнула вверх, вниз и заявила: - Для драконьего всадника подойдет. Только, нужно много силы и очень высокий рост. Интересно, чей это был меч? Для эльфов он нехарактерен. Или, все же, это эльфийское оружие?

— «Ханьцы-гэрхи отпадают. Они, меньше меча», - заметила Дэйли.

— «Ларри, прихвати его с собой. В мастерской Корабельного Подгорья покрутим. Дядьке Борину показать надо. Он в восторге будет», - Дэйл пододвинул лапой меч в сторону Побратима. Тому ничего не оставалось делать, как попытаться как-то прикрепить его к седлу. Миури увидел его мученья и не очень долго думая посоветовал: – «Ты, его в пространственный карман запихай».

— А, как я потом его вынимать буду? Меч, наверное, в руках носили. Ладно. Прицеплю к химере. И то, исключительно ради дядьки Борина.

Ларри кое-как прицепил меч, и все поехали дальше. Вечерело. Начали задумываться о ночлеге. Кольцо Ларри засветилось и раздался голос Тромрига: - О! Получилось! Ларри, скажи деду, что мы поймали тех лошадей. У них уши странные такие. Внутрь повернуты, как корона на голове. На лепешки подманили. За то, что земли нам подписал подарим деду белого жеребца и коричневую кобылу. Я еще не видел таких. Она вся полностью коричневая, как… В общем переходите, посмотрите. Драконий потрох! Йорги! Толпа! – кольцо Ларри отключилось. Парень глянул на деда. Шанталь была более прямолинейна:

— Открывайте портал. Помочь надо и вопрос с ночлегом решится. Я тоже лошадок посмотреть хочу. У меня даже конюшни еще нет!

— Тромриг отключился. Как теперь найти? – Ларри задумчиво покрутил кольцо вокруг пальца.

— Ларри, кольцо “помнит” откуда был последний разговор. Почувствуй кольцо. И ощути нить разговора. Быстрее. Время очень важно, – Лайэллон сосредоточился и прикоснулся к кольцу Ларри. Парень и сам ощутил связь. Вот он уже настраивается на место, с которого говорил Тромриг. Еще несколько секунд и пространство разошлось. В уши ударил визг, рев орков, ржание лошадей и вой химер. Шанталь влетела первой, за ней проскочили Дэйл, Дэйли, Ларри и последним - Лайэллон. Из ниоткуда вынырнул Стальной Волк и стал рядом с Дэйли. Все было в дыму. Горели два шатра и дымил костер. Ржали испуганные лошади. Об доспехи Шанталь щелкнула стрела. Валькирия взвыла, подняла в воздух Ворона и на йоргов обрушилась струя огня. Дыма и вони добавилось. Завизжали горящие твари, химеры выли и, лишившись седоков, рвали всех без разбора. Орки воспрянули духом и начали кромсать недомерков с новыми силами. Ларри отцепил от бока химеры найденный меч.

— Тромриг, а ну-ка, попробуй в деле. Для меня тяжеловат и длинноват, а тебе в самый раз будет, Ларри протянул меч. Полуорк взял его, покрутил, взмахнул пару раз и сказал: - Не видел никогда такого. Попробую, – Тромриг отбежал к тому месту, где крутился шаман на ревущей химере-лошади. Рубанул мечом. Шаман распался на две половинки, а меч засел в химере. Тварь завыла и дернулась. Тромриг рванул меч на себя и волнистое лезвие вышло, напрочь разворотив бок твари. Полу-

орк довольно оскалился и дальше сражался именно этим мечом.

Ларри и Лайэллон тем временем взмыли в воздух, и йоргов накрыли белые лучи из двух Жезлов. Волк вспрыгнул на крупную химеру и лапой отхватил ей голову. Тварь продолжила свой бег, а голова завыла и попыталась укусить Дэйла. Миури поднял на дыбы своего тургана и опустил на воющую голову передние копыта. Укрепленный мифрил, да еще к тому же и остро заточенный. Голова распалась на две части. Визг прекратился. Турган пробежался по тому, что осталось и поднял на рога йорга-копьеносца. Через секунду копье полетело в одну сторону, а правая часть йорга в другую. Дэйли прицельно выпускала пламя по мечущимся тварям.

— Добейте их. Не дайте разбежаться! – прогремел магически усиленный голос Лайэллона. Тварей окружили. Орки на лошадях сгоняли их в кучу, а Шанталь методически прожаривала. Вони и воя прибавилось. Солнце почти закатилось за горизонт, когда бой закончился. Добили всех йоргов. Ларри позвал деда: - Все шаманы, обычные.

— Я заметил, только не знаю, хорошо это или плохо. Орки сильно пострадали?

— Несколько раненых, но все живы. С ранами наш шаман справится. Противоядие у нас тоже есть. Вы, очень помогли. А, как вы, нас нашли так быстро? – Тромриг вопросительно уставился на Ларри.

— Благодари свою щедрость. Мы по моему кольцу вас нашли. Кстати, а где лошади? Дед и Шанталь аж приплясывают от любопытства, - улыбнулся Ларри.

— Пошли, покажу. Мы загон успели сделать для пойманных лошадей. Наши и так не убегут. Обученные они, – Тромриг пошел в обход шатров. Позади временного поселения был сделан небольшой загон, в котором бегали и испуганно ржали пять лошадей. Стройные, с вытянутой сухой головой, которую венчали совершенно невероятные уши. Заостренные вверху и развернутые так, что казались маленькой короной. Длинные, стройные ноги. Атласная, блестящая шкура и довольно короткие грива и хвост. Глаза крупные, относительно размера головы, необычного темно-фиолетового цвета. Даже ржание было своеобразное, не резкое, а на редкость мелодичное.

— Это же кони зарин! Я, когда прибился к кочевавшим зарин, видел у них таких лошадей. Они пытались их сохранить, но не смогли. Лошади скрестились с местными и потеряли характерную форму ушей. Они очень быстрые и умные. Сейчас сыну покажу, – Лайэллон взял свой медальон, повернул лицевой стороной к лошадям и, связавшись с сыном, крикнул, - Илгар, лови картинку!

Буквально сразу раздался восторженный вопль: - Это же каоли! Наши легендарные лошади, которых мы не смогли сохранить. Где, ты, их нашел?!

— На Кор-Коэлай, куда ты, переселяться не захотел. Наши друзья, степные орки, рискнули перейти сюда и поймали нескольких. Мне двоих дарят. Здесь чудесные земли, правда много йоргов и каких-то непонятных тварей. Опасно здесь, но оно того стоит, – Лайэллон повернул медальон так, что стало видно степь, подсвеченную почти севшим солнцем. Только узкая полоска светилась около самого горизонта.

— Отец, мы подумаем. Заманчиво, но мы многих потеряли. Я не могу рисковать. Орки многочисленней нас и их йорги не потрепали четыре года назад. Хотя, такая степь. И лошади. Папа, ты нам оставь немного, когда раздавать будешь.

— Желающих мало. Осваиваться надо. Начинать на пустом месте, еще и воевать постоянно. Не знаешь, с чем столкнешься. Все хотят на готовенькое, - хмыкнул король.

— Отец, мы хотим, я хочу, - рассмеялся Илгар, - но и рисковать оставшимися людьми я тоже не могу.

— Дедушка Илгар, а от чего бежали зарин? – влез в разговор Ларри, - у вас какие-то легенды есть?

— Есть легенда о Большой Битве Богов, после которой изменился мир и обычные животные и люди становились монстрами. Но, что тут правда, а, что легенда, я не знаю, - ответил Илгар. Волк и Лайэллон переглянулись, а Ларри приподнял одну бровь и зыркнул на деда. Шасх над его плечом только хмыкнул.

— Мне кажется, я о таком уже слышала, - пробормотала Шанталь и лукаво посмотрела на прадедушку.

— Тромриг, где нам палатки поставить? Подумать надо и поспать, а то мыслей сильно много, – Повелитель Фэриленда посмотрел на хитро лыбившегося полуорка. Тот предложил: - Вот здесь располагайтесь. С того края два шатра сгорели. Воняет сильно. А я и не знал, что ты тут уже раньше был, Сиятельный Господин, - улыбнулся полуорк, – кстати, вы, мне меч подарили или я его вернуть должен?

— Подарили, - сказал Ларри, – мы дядьке Борину что-нибудь другое подберем. Он на стол залезть должен, чтобы за рукоятку ухватиться. Завтра еще в той куче пороемся и обломок доспехов прихватить надо. Металл там интересный.

— «Я его прихватил, - передал Дэйл, - а вот подобное оружие поищем. Может быть, кинжал такой есть. Меч гномы не потянут, ты прав».

— Давайте ужинать и спать. Завтра подумаем, – Лайэллон начал отвязывать от спины Мустанга палатку и прочее “оченьнужноевпоходе”.

Тромриг видел сон. Или это был не сон, а видение. Короче, полуорк видел себя на поле боя. Закованные в сверкающую броню рослые эльфы дрались с невысокими, щуплыми, вроде бы людьми в странных доспехах из длинных пластин, скрепленных полосками толстой кожи. А в небе над его головой кипел воздушный бой. Всадники-эльфы на белых драконах сражались с другими всадниками на змееподобных красных драконах. Эти драконы напомнили ему тех, что живут в земле ханьцев. Вот Тромриг легко взлетел в воздух и уже из такого положения наблюдал за схваткой. Его не видели. А он видел, как всадник на белом драконе отбивался от двух противников сразу. Одного он убил, второй подлетел сбоку, но дракон выпустил струю огня, и тощий с воем закувыркался вниз. Вдруг из ниоткуда вынырнули сразу три всадника на красных драконах и вступили в схватку. Одного эльф проткнул длинным волнистым мечом, потом выдернул меч с кусками плоти и искореженным металлом. Второго снова сжег дракон, а вот третий направил на всадника жезл с ярко светящимся красным камнем. Из

него ударил красный луч, буквально срезавший руку державшую меч. Эльф свесился на шею дракона, но уйти ему не дали.


Сбоку насели еще два тощих и одновременно с двух сторон пронзили его мечами. Всадник упал, а дракон тяжело полетел к горам. В этом месте Тромриг проснулся и увидел, как от входа в палатку плывет высокая полупрозрачная фигура. Вот она замерла, как бы огляделась и поплыла к мечу.

Полуорк связался с Ларри и, услышав его сонный голос, буквально завыл: - Ко мне, скорее, я… я… боюсь!

Обалдевший от такого сообщения Ларри, полуголый помчался в шатер друга, по дороге на кого-то наступив. Следом пронесся Лайэллон извиняясь и в свою очередь наступая на спящих. Услышавшая шум Шанталь, замоталась в одеяло и, с «Молнией» в руке, шмыгнула за мужчинами. Миури и Волк тоже проснулись Последний встряхнулся и уже в стальном виде потрусил вместе со всеми к палатке вождя орков.

Ларри влетел первым и увидел икающего Тромрига и висящую напротив него белую фигуру. Не вдаваясь в подробности, парень набросил на шею призрака силовую цепь и только тогда спросил: - Ты, кто такой и что здесь делаешь? – над его плечом появился Шасх и пробурчал: - Поспать спокойно нельзя, вечно у вас что-нибудь происходит.

В шатер вошел Лайэллон, за ним втиснулись миури и Стальной Волк. Призрак озирался и пытался отплыть к стенке шатра, но Ларри не предоставил ему такой возможности. Парень проговорил нужное заклинание, призрак остановился и “посмотрел” на него. Ларри опять повторил свой вопрос.

— Я - Календил, старший сын Армаэла, короля из Рода Воинов Воздуха. Я хотел увидеть свой меч.

— «Длинный, с волнистым лезвием?» – спросил Дэйл. Призрак никак не отреагировал и Ларри продублировал вопрос. Ответ ”Да” ничего особенно не прояснил.

— Спроси, с кем они дрались? Перед тем, как он сюда влетел мне снился странный сон. Я летал над полем боя… - В этом месте раздался язвительный комментарий нашей валькирии: – Вообще-то, это моя привилегия летать над полем боя. – Все рассмеялись. Ларри задал и этот вопрос.

— Мы дрались с гэрхами. Они попытались отобрать у нас Коэ-На, – ответил призрак и спросил, - а почему, вы, смеялись над словами девушки?

— Потому, что она, правнучка валькирии. Я, впрочем, тоже, – объяснил парень.

— А кто такие валькирии? – снова задал вопрос призрак. Он явно не проявлял враждебности, только интерес. Пришлось ему все объяснить. Про другой Мир, про влюбленного прадеда и Ворота Миров.

— Ворота Миров? А, как они выглядят? – полюбопытствовал призрак. Ларри подумал, что для фэа эльфа требуется другое заклинание и взял на заметку, поработать над этим. Лайэллон создал иллюзию и объяснил, как работают.

— Какие огромные, но дракон не пролетит, – призрак задумался о чем-то.

— Если не толстеть и нырять “ласточкой»”, то пролетит. Изя пролетал, правда влипал мордой в траву, - пояснил Ларри.

— Кто такой Изя? – спросил призрак. Один из парней Тромрига, услышав голоса в шатре вождя, сунул голову внутрь и тут же икая вылетел наружу. Больше им не мешали.

— «Изя – это наш домашний дракон, только в отличии от ваших – зеленый», - объяснил призраку Дэйл. Тот “посмотрел” на миури. Стало понятно, что он прекрасно слышит и понимает не только Ларри. Дэйл вильнул пушистым хвостом и в свою очередь уставился на призрак.

— А кто, ты, такой? Похож на волка, но не совсем. Разумный и очень сильный маг. Я никогда раньше не видел такую расу.

— «Я – миури. Наша раса молодая. Нас создали около четырехсот лет назад в Академии Магии, в Златограде», - объяснил Дэйл.

— Где находится этот город? – снова спросил призрак. Ларри буркнул: - Мне интересно, кто кого допрашивает? – Шасх на это прошипел, что он недостаточно жестко ведет допрос. Ларри кивнул на цепь. Призрак услышал их диалог и уставился на Мудрого Змея.

— Куда я попал? Что это за страна, и кто сейчас король сильфов? – призрак “посмотрел” на Ларри, потом на Лайэллона, потом на Шанталь и снова на Лайэллона. Глянул на Тромрига и отвернулся.

— Это Фэриленд, я – Лайэллон из Рода Стального Волка, Повелитель этого Мира. Мы называем себя эльфы, – Лайэллон вышел вперед, – ты, назвал эти земли Коэ-На, Земля Свободы. Почему? Откуда, вы, сюда пришли и зачем приволокли с собой гэрхов? И, главное, КАК!? вы, сюда пришли, протащили с собой драконов и столько воинов? – король свысока посмотрел на призрак Календила, и на его голове засияла корона. На головах Шанталь и Ларри тоже появились короны. Призрак попытался отодвинутся от них, но цепь натянулась, и он вынуждено вернулся на старое место.

— Мы пришли с Тимериса. Мой отец был самым младшим из трех сыновей и не захотел быть вечным принцем. Он нашел для себя этот мир, с ним пошло много желающих. Гэрхи уже всем надоели. Мы никак не могли окончательно победить их, – призрак грустно наклонил голову.

— Ну, еще бы, вы их победили. Свои же вас и сдавали, - пробурчал Ларри. Подумал и спросил: - а кто в вашем Роду Переходящий?

— Я не понимаю твой вопрос. Кто это такие? – призрак “посмотрел” на парня. Ларри переглянулся с дедом и с Волком. Все трое уставились на призрак в полном обалдении. Наконец Лайэллон отмер и сказал: - Интересно получается. Ты, даже не понимаешь вопрос, но вы благополучно сюда перебрались. КАК?! Как вы, сюда попали? Как обнаружили этот Мир?!

— Его нашел Разведчик Миров Морохир. Он привел сюда моего отца. Ему понравился этот мир. Отец взял маму, меня, сестру и всех желающих. Мы перешли сюда и основали Андунэлен. Красивый город под сенью деревьев, - ответил призрак. Соврать он не мог. Заклинание, все же, не давало. Ларри уставился на обалдевшего деда. Тот, в который раз уже, пробормотал: - И, что же я тогда хапнул? – стоявший рядом Стальной Волк только хмыкнул.

— Господин Календил, а как выглядят ваши Ворота Миров? – спросила Шанталь, - они больше наших?

— Ваши просто огромные! Армию можно перебросить! – восхитился призрак.

— Наши открыты всего четыре минуты, и чтобы их открыть нужно знать Символ Мира, - объяснила Шанталь.

— Что такое “Символ Мира”? - призрак явно не понял девушку. Все присутствующие снова в обалдении переглянулись.

— Похоже, что вы говорите о разных вещах, - сказал Волк. Потом подошел к призраку и сказал: - Опиши мне, как выглядят ваши Ворота Миров.

— Волк? Говорящий? – удивился призрак.

— Да, я говорящий и хочу услышать ответ на свой вопрос, - Волк, как кошка, хлестнул себя хвостом по бокам. Он явно злился. Призрак снова попытался попятится, но у него не вышло. “Глянул” на Ларри раз, другой и проворчал: - Повелитель Душ, – “всмотрелся” в Шасха, - с тобой тоже лучше не связываться, - “пригляделся” к Шанталь и шарахнулся в сторону, налетев на опору шатра и почти слившись с ней. Кое-как выплыл и пролепетал: - Саламандра. Только тебя мне сейчас и не хватает.

“Уставился” на подмигнувшую ему Дэйли, рядом с которой он оказался. “Приглядевшись” к миури, резко дернулся и замер около Лайэллона, “покосившись” на его корону и длинный силовой кнут в правой руке. Помолчал и попытался исчезнуть. Цепь помешала. Ларри ехидно оскалился: - Побегал? Отвечай, давай.

— Наши Ворота – это артефакт, созданный Великими Магами для Повелителя Тимериса Ардхонодара из Рода Детей Солнца. Такой же, позже, был сделан для моего отца. Это самые сильные артефакты-переходники. Они перемещают не только между Мирами, но и во Времени. Потом были созданы переходники, перемещающие только между Мирами. Есть еще Ворота Времени. Они были у Повелителя и его старшего сына. У кого артефакты сейчас, я не знаю. Все артефакты выглядят, как овал размером с ладонь, сделанный из переливающегося материала непостоянной формы и неопределенного цвета.

— Такой? – Волк держал в лапе переливающуюся коробочку, которая постоянно меняла цвет и форму.

— Да, только чуть иначе выглядят.

Волк убрал Футляр Времени и задумался. Потом спросил: - Гэрхи, как перебрались? У них тоже есть Ворота?

— У нас есть предатель. Кто-то дал им переходник. Эта битва была одной из многих. Мы почти победили, но они получили подкрепление и разбили нас. Что было потом, я не знаю. А, как сейчас выглядит Андунэлен? Кто им правит? Где моя сестра Иримэ?

— Мы пытаемся пробраться туда, - ответил Лайэллон, - но, лес очень разросся и пройти по земле тяжело, а по воздуху не получится. Приземлиться негде, деревья стоят очень близко друг к другу. Мы видели крыши, но сесть не смогли. По-видимому, со времени вашей битвы прошло несколько тысячелетий.

Ларри глянул на деда, тот кивнул. Парень убрал цепь и проговорил формулу возврата. Призрак ”вздохнул” свободнее и сказал: - Высокий воин, благодарю, что ты, отомстил за меня. Ты, напоил мой меч кровью моих врагов. Теперь он твой. (Ларри перевел на общий для Тромрига).

— Тромриг йоргов убивал. Это не гэрхи, - уточнила Шанталь.

— Я видел трупы. Очень похожи, только меньше ростом и клыки торчат. Все равно, благодарю. Я отомщен и могу уйти на перерождение. Устал очень, – призрак виновато улыбнулся и пропал.

— Хорошо иметь собственного некроманта. Правда, узнали немного, - Лайэллон, задумавшись, уселся на постель Тромрига. Тот сидел тихо, как мышь и никуда не вмешивался. Даже начал жалеть, что схватил меч. После слов призрака слегка расслабился и решил, все-таки, меч оставить себе.

— Дед, пошли к нам. Ты, на чужой постели расселся. Мне кажется, призрак и сам не много знает. Он ответил, как мог. Времени слишком много прошло, – Ларри протянул руку, эльф ухватился за нее, встал, кивнул полуорку и в задумчивости пошел в свою палатку. Ларри с Шанталь, следом. Миури и Волк зевнули и удобно устроились на густой траве около палаток. Небо на востоке начало розоветь.


Глава 4. Сильфы.

Проспали до полудня. Поели вместе с орками и Лайэллон завел разговор о лошадях. Тромриг довольный, что им помогли разбить йоргов, сказал, что могут забирать всех. Они себе еще поймают. В результате Лайэллон взял белого жеребца и коричневую кобылку, а Шанталь ухватила черного жеребца и двух кобылок. Гнедую и золотистую. Девушка связалась с Начальником своего гарнизона. Им был Дэвид Бэйс, отставной служака с которым Шанталь случайно познакомилась в оружейной лавке. Хагир сказал, что надо было кого-то помоложе брать, на что Шанталь ответила, что этот опытнее. Дэвид, слышавший диалог отца и дочери, хмыкнул и согласился на предложение Хранителя Волчьего Логова. И не пожалел. Красивейшая природа, отличная охота, гарнизон, в наборе которого он принял самое деятельное участие. Женщина-Хранитель оказалась умной и знающей. Крепость только строилась и Бэйс изучил ее, как свои пять пальцев. Уже потом он узнал, что Шанталь - Боевой Маг Огня, выпускница Академии Магии, дочь Хранителя Каоса. О том, что должен знать и уметь Хранитель крепости знает не понаслышке. А когда узнал, что ему предстоит служить у Верховного Хранителя и правнучки Повелителя Фэриленда, поблагодарил сам себя, что не стал язвить по поводу женщины-Хранителя. Единственное, что омрачало счастье старого служаки — это отсутствие лошадей. Скакуны были страстью Бэйса, и он очень расстроился, увидев, как его прямое начальство носится на жуткой крылатой твари. Ворон ввергал его в ступор каждый раз, как он его видел. Бэйс уже не раз намекал

Шанталь на лошадок и конюшню, а у той все руки не доходили. Но, как говорится, если сильно чего-то желать, то это произойдет. Одним ясным весенним утром Булавка Связи на куртке Начальника Замкового Гарнизона засветилась и раздался веселый голос начальницы: - Дэвид, ты сейчас где стоишь?

— Во дворе крепости, Сиятельная Госпожа, - отрапортовал служака.

— Сбылась твоя мечта. Лови лошадок, только они дикие совершенно и необъезженные. Их вчера только поймали на ржаные лепешки. Это каоли. Легендарные лошади зарин. Найми парочку толковых конюхов. Будет возможность, я еще лошадками разживусь. Мне кони орков не нравятся. Тяжеловесные очень, – Шанталь не прерывая разговора крикнула: - Дед, Ларри, открывайте!

Перед Бэйсом расступилось пространство и в него влетели три лошади. Когда старый служака их увидел он смог только пробормотать: - Я вижу чудо!

— Не только видишь. Ты, сейчас ими займешься, я на тебя полностью полагаюсь в этом вопросе, - умно завернула Шанталь, рассмеялась и Булавка потухла. А Начальник гарнизона стоял и смотрел, как по двору бегают три чудесных коня. Потом разглядел, что это жеребец и две кобылки. А уши! Он слышал легенды о каоли, но увидеть их вживую! Да еще и получить в распоряжение! Даже не мечтал. А ожившие легенды сложили прозаические кучки и начали умиротворенно хрупать молоденькой травкой. Бэйс наказал своим воинам смотреть за лошадками, как за собственными детьми и побежал в городок Благодатный, чтобы нанять толковых конюхов.

Лайэллон в свою очередь связался с Мартином. Застал его на конюшне и переправил своему Конюшему двух лошадок. Услышав его восторженный вопль, сообщил, что кони необъезженные и отключился.

Попрощались с Тромригом, взяли с него обещание, что в случае чего, он с ними свяжется. Без лишнего геройства. Ларри и Лайэллон открыли портал на вчерашнюю полянку. Через него сразу же прошмыгнули миури. За ними Шанталь. Волка не было, сказал, что он по делам, потом сам их найдет. Когда дед и внук перешли на полянку, то Дэйл уже носился вокруг холма, а Дэйли хрустела густым подлеском, исследуя окрестности. Дэйл что-то бормотал, листая толстенный справочник. Снова носился, как угорелый. В своем тургане взлетел невысоко над землей. Сделал пару кругов вокруг полянки, ни на что, не реагируя. Всех затрясло, земля на месте холма начала переворачиваться и рассыпаться, снова тряхнуло и вот на поверхности начало собираться все, что было железного. Шанталь с энтузиазмом естествоиспытателя рылась в этой куче. Через некоторое время издала победный вопль, потом еще один. В руках у девушки были длинные кинжалы с волнистым лезвием. Она в задумчивости разглядывала узор на рукоятке. Подозвала Дэйла. Миури что-то рыкнул и кинжалы сразу очистились от остатков земли. Шанталь один из кинжалов покрутила, примерилась к нему и повесила себе на пояс. Второй отложила. На вопросительный взгляд Ларри сказала: - Такой узор, как на рукояти меча Тромрига. Ему отдать надо, что-бы комплект был. Борину сейчас поищу.

Дэйл что-то пробормотал. Куча раздвинулась и стал виден еще один меч с волнистым лезвием. Только через все лезвие шла широкая трещина и рукоять частично разломилась. Неподалеку лежал такой же кинжал, правда целый.

— Это дядьке Борину переправим. Пусть порадуется. И доспехи я тут присмотрел. Ларри, перебросить бы, я помогу, - миури посмотрел на Побратима. Парень кивнул и перед домиком гнома грохнулись меч, кинжал и несколько доспехов разной формы и из разного металла.

Дэйл обозрел лежащую на земле кучу. Шанталь подлизалась к деду, и он открыл портал к оркам. Шанталь бросила кинжал к шатру Тромрига и крикнула, что хочет еще лошадок. Портал закрылся. Валькирия снова с энтузиазмом начала рыться в куче. Через несколько минут выудила полный комплект доспехов воина-эльфа. Отряхнула и высыпала из середины какую-то труху. Ларри хмыкнул и уведомил сестру, что она крайне непочтительна к праху павшего воина. Шанталь сказала, что раньше предупреждать надо было, погладила Дэйла и почесала за ушком. Тот вздохнул и с доспехов ссыпалось то, что на них еще было. Девушка связалась с Верховным Главнокомандующим Страны Вечного Лета господином Нуларом из Рода Высокого Ясеня: - Ты, где сейчас?

— В коридоре королевского замка стою. Охрану проверяю.

— Лови подарок. Только почисть надо хорошо. Название металла не знаем, Дэйл с гномами покрутят – скажем, - Шанталь умоляющими глазками посмотрела на деда. Тот вздохнул, открыл портал и под ноги Нулару полетел, загрохотав по гранитному полу коридора, комплект доспехов, отполированных до зеркального блеска. Дэйл подумал, подумал, обмотал солидный пучок оружия силовой веревкой, пошептался с Ларри. Связались с Изей и под ноги опешившим гномам начали вылетать связанные мечи и доспехи. Дэйл передал мысль:

— «Сами разберетесь», – и портал закрылся.

Дэйли рыскала в подлеске, все обнюхивала и осматривала. Вот она снова явственно почувствовала запах эльфов. Только чуть странный. Дэйли остановилась, подняла голову и принюхалась. Краем глаза уловила движение, но осталась стоять на месте. Кусты слегка зашелестели. Ветерок донес запах какого-то зверя, похожий на волчий. Хотела позвать Волка, но решила не паниковать раньше времени. Прислушалась и уловила легкие шаги с левой стороны и чуть сзади. Осталась на месте. Саблезуба не так-то легко пробить, опять же, ее магия тоже никуда не делась. Дэйли давно чувствовала чье-то присутствие и решила поговорить. Зашелестели ветви, на полянку выехала… Миури аж рот раскрыла. Верхом на крупном сером звере, не уступающем в размерах Стальному Волку ехала эльфийка. В короне, в роскошном платье и с Посохом в руке. Чуть поодаль, на менее крупных волках, ехали еще несколько эльфов обоего пола. Это несомненно были эльфы, только маленькие. Уменьшенная копия “обычных” ростом по пояс “обычному” эльфу. Дэйли связалась с Шанталь, рассказала о “маленьких эльфах” и попросила не спугнуть их. Она попробует с ними поговорить. Язык Дэйли знала хорошо. Пока ми-

ури связывалась с сестрой и размышляла, кавалькада на волках подъ-

ехала поближе. Ехавшая первой остановилась напротив Дэйли и спросила: - Ты, кто? Ты, живая или нет?

Говорила маленькая эльфийка со странным акцентом и непривычно произносила слова. Дэйли еле поняла. Подумала и передала: - «Я живая, а саблезуб - сделанный».

— А почему я как-бы слышу твой голос в голове, а не ушами? – спросила предводительница.

Дэйли опять задумалась. И спросила: - «А вы, не будете в меня стрелять? Я тогда выпрыгну наружу, и вы, сами поймете», – одновременно “прислушалась” к эмоциям маленьких эльфов. Почувствовала любопытство, немножко страх и предвкушение интересного. Агрессии и воинственности не было. Миури на всякий случай набросила “Драконью Кожу” и выпрыгнула из химеры. Все подъехали еще ближе к ней, и предводительница сказала: - Ты, похожа на наших волков, но ты, другая. И мне теперь понятно, почему ты, не разговариваешь, как мы.

— «А кто, вы, такие и где вы, живете?» – спросила Дэйли.

— Мы – сильфы и живем в этом лесу.

— «В Большом Городе на западе?» – снова спросила миури.

Предводительница неожиданно вскрикнула: - Нельзя говорить об этом городе. Навлечешь беду на всех. Туда не пройти. Опасно очень. Туда нельзя ходить, там Древний Ужас. А откуда, ты, о нем знаешь?

— «Его моя Сестра видела с воздуха. Она летала над лесом со своим братом и дедушкой».

— Разве ее брат тебе не брат? – спросил один из сильфов.

— «Мы принадлежим к разным расам. Мы – Побратимы, - Дэйли рассказала об Обряде Крови. А потом сказала: - Они все хотят с вами познакомиться и мой брат-миури тоже. Мы не желаем вам зла и не будем нападать».

Сильфы заговорили. Дэйли с трудом улавливала, о чем речь, разобрала только “дракон”, “костяной зверь”, “большие сильфы”. Через несколько минут любопытство победило, и предводительница сказала: - Мы согласны, только скажи нам свое имя.

— «Меня зовут Дэйли, а тебя?»

— Мое имя Лилуэль. Я - королева сильфов Леса Великанов. Так где твои братья и Cестра?

Дэйли позвала своих и через несколько минут на поляну вышел турган. За ним выехали Лайэллон и Шанталь на Мустанге и Вороне. Сильфы похлопали своих волков по холке и подъехали поближе. Дэйл тоже выпрыгнул из тургана. Королева подъехала к нему и сказала: - Какой, ты, огромный. Я никогда еще таких не видела.

Дед и внучка спешились и подошли поближе. Шанталь помахала рукой маленькой королеве, а Лайэллон церемонно поклонился.

— А где твой брат? – спросила Лилуэль у девушки. Ларри вышел из-за спин деда и сестры. Шкора он оставил в тени, чтобы не перепугать всех раньше времени.

— Я приветствую тебя, королева, - улыбнулся парень. Маленькая королева не удержалась и сказала: - Какие, вы, огромные! Я даже не знаю, как вас пригласить в наш город. Вы – мои гости и я должна принять вас в своем замке.

— «Мы согласны отобедать на площади перед замком», - заявил Дэйл, который не успел поохотиться, а вот проголодаться уже успел.

Лилуэль подъехала к Лайэллону правильно угадав в нем старшего и по возрасту, и по рангу. Вгляделась в него и спросила:

— Кто, ты, такой? Я чувствую, что ты, очень сильный маг и мне почему-то все время видится корона на твоей голове.

Эльф задумался: «Показать корону и сказать кто он? А не спугнет ли это “маленьких” сородичей. Или обидит». Шанталь подслушала мысли деда. Подумала немного, потом подошла к королеве, по дороге похлопав по холке Дэйли. Девушка и миури уселись прямо на мягкую подстилку из мха и листьев. Королева посмотрела на них и соскользнула со своего “коня”. Подошла к ним и тоже села. Некоторые из ее соплеменников, подъехав поближе к мужчинам и Дэйлу, начали с интере-

сом рассматривать оружие и доспехи. К химерам все старались не подходить. Королева присмотрелась к Шанталь и сказала: - Ты, тоже королева, почему, ты, не показываешь свою корону?

— Я - принцесса, - ответила девушка и на ее голове засветился обруч из расплавленного золота. Ая подняла головку, потом перебежала с запястья девушки на плечо. Чтобы лучше видеть.

— А кто, ты, такая? – спросила у нее королева.

— Я - Саламандра, меня зовут Ая, - полное имя она говорить не стала.

— Если ты, принцесса, то кто королева? – задала логичный вопрос Лилуэль.

— Королевой была моя прабабушка, но она была человеком и уже умерла. А король – мой прадедушка. Вон он стоит. Это у него, ты, увидела корону, – Шанталь внимательно наблюдала за реакцией маленькой королевы.

— Где находится ваш замок? Мы не видели в нашем лесу таких, как вы. Вы, живете далеко на востоке, где нет деревьев?

— Мы пришли сюда издалека. Но, не оттуда, - девушка тоже зашла в тупик. Нужно слишком много объяснять и сказать, кто они. Дальше мысли пошли в том же направлении, что и у деда. Шанталь бросила быстрый взгляд на мужчин. Их окружили сильфы-мужчины и что-то у них выспрашивали. Одна из женщин гладила Дэйла и о чем-то его расспрашивала. Волки косились на миури, но не нападали. Сильфийка, гладившая Дэйла, подошла к ним и сказала: - Сиятельная Госпожа, гости голодны. Нужно пригласить их на обед, и они все расскажут.

Королева запрыгнула на своего волка, и кавалькада поехала в сторону, противоположную той, куда им было нужно. Шанталь шла рядом с королевой, за ней шел Ворон. Миури запрыгнули в своих химер и плыли позади всех. Ларри постарался вести Шкора в тени, но маневр не удался. Неожиданно вышли на огромную поляну, на которой стоял невысокий замок, казавшийся игрушечным. Деревья расступились и солнце высветило жуткую химеру во всей ее красе. Наступила гробовая тишина. Ларри погладил Шкора по морде и ляпнул: - Не бойтесь, он не кусается, он ручной.

Лайэллон тихонько шепнул ему, что кажется все пропало и надо потихоньку откланяться. В животе у Дэйла заурчало и Дэйли хихикнула. Все стояли и ждали, что скажет маленькая королева. Лилуэль молчала не зная, что делать. Дэйл не удер-

жался и сказал: - «Сиятельная Госпожа, мы все понимаем. Мы большие и нам надо много еды. Мы можем поохотиться и тогда будет много еды».

Лайэллон посмотрел на него и тихонько сказал: - Дэйл, это, по-моему, был контрольный выстрел. Нам остается только откланяться и ехать своей дорогой. Подстрелим что-нибудь, – после этих слов король повернулся и собрался запрыгнуть на спину Мустанга.

— У нас есть еда, – Лилуэль покосилась на химер и тихонько пробормотала, - ваши звери очень жуткие и огромные, - немного помялась, повернулась к Дэйлу и спросила, - а, вы, едите то же, что и наши волки?

— «Да», - миури снова выпрыгнул из своего тургана и с надеждой на нее посмотрел. Лайэллон хмыкнул, и “услышал” голос Шанталь: - «Давай предложим оставить химер здесь. Вряд ли они смогут что-то с ними сделать».

Ларри включился в “разговор» и сказал, что он “за”. Тогда король подошел к Лилуэль, поклонился и сказал: - Сиятельная Госпожа, мы оставим химер здесь. Дальше пойдем без них.

Королева аж вздохнула и, сразу повеселев, пригласила всех следовать за ней. В сопровождении сильфов компания прибыла на городскую площадь, если ее можно было так охарактеризовать. По большому счету, это было просто относительно пустое пространство. Все остальное занимали дома-деревья, в которые даже миури не влезли бы. Лилуэль послала одного из своих подданных во дворец. Через некоторое время выбежали несколько сильфов и вынесли большие миски с мясом для миури. Через некоторое время выбежали еще несколько сильфов обоего пола, вынесли что-то наподобие столиков и на них расставили тарелки с едой. На тарелках было вареное, жареное мясо и тушеные грибы. Лепешек не было.

— Они ничего не выращивают. Лепешек нет, - сказал Лайэллон.

— Вот и хорошо. Хоть поедим нормально, - отозвалась Шанталь и запустила зубы в аппетитный кусок мяса.

Принесли кубки и кувшины с прозрачной родниковой водой. Вода была холодной и очень вкусной. Почти поели, когда примчался сильф на запыхавшемся волке и прокричал: - Хаффшанги!

Все заметались. На вопрос Лайэллона королева ответила: - Это очень агрессивный народ и стреляют отравленными стрелами. Ездят на ургхах, которые могут огнем плеваться, правда, не все.

Король и двойняшки переглянулись, опустили забрала. Миури уже подозвали своих химер. Остальные сделали то же самое. Ларри сказал: - Госпожа Лилуэль, скажи своим, пусть спрячутся. Мы сами тут разберемся.

Маленькая королева начала отдавать четкие команды. Чувствовалось, что эта стычка была не первой. Шанталь встала с коврика, на котором удобно сидела, скрестив ноги. К ней подошел Ворон. Испуганная королева шмыгнула за ноги девушки и это ее спасло. Из зарослей выскочила тварь похожая на крупную ящерицу. На ее спине сидело существо, очень сильно напоминавшее кобольда. Ящерица притормозила и в ту же секунду в Шанталь ударила струя огня. Благополучно впиталась, а вот ответный огонь оставил от ящерицы и кобольда кучку пепла. Королева высунула голову из-за бедра Шанталь и спросила: - А почему, ты, не сгорела?!

— Я - Саламандра, не горю, - ответила девушка. Это сообщение почему-то заставило Лилуэль слегка побледнеть. Но из-за ноги девушки выходить королева не рискнула. Рядом Ворон с хрустом разломил голову очередной ящерице, а девушка переполовинила седока, при этом часть сгорела. Шанталь оглянулась на Лилуэль: - Почему, ты, не ушла в замок? Я теперь за тебя еще должна волноваться. Пошли, отведу.

— У меня есть оружие! – маленькая королева указала на свой Посох. Шанталь улыбнулась запрыгнула на спину химеры, а потом свесившись с седла легко подхватила Лилуэль и посадила впереди себя со словами: - Мне так спокойнее будет. Держись за крепления и воюй в свое удовольствие.

Лайэллон и Ларри вынули мечи и методически выкашивали тварей сидя на своих химерах. Шкор с хрустом их перекусывал, а Мустанг точечно бил острыми мифриловыми копытами. Дейл и Дэйли откатанным методом проваливали и сжигали противника крупными партиями. Вот из ниоткуда выпрыгнул Стальной Волк. В него ударила струя огня, вреда не нанесла, только разозлила. Ая взяла на себя управление Вороном, и химера пускала огонь в разы более сильный, чем у ящериц. Хаффшанги, поняв, что из охотников превратились в добычу, начали отступать. Сильфы в стороне не стояли. Будучи меткими стрелками стреляли по убегающим. Королева взглянула на Шанталь и попросила: - Помогите их добить. Они уже многих убили. Из-за них мы иногда по нескольку дней голодными сидим. Они не дают охотиться. Распугивают дичь и убивают охотников.

Шанталь кивнула, связалась с братом и дедом. Мужчины, в свою очередь, кивнули и начали методически выбивать побежавших тварей. Гонялись за ними довольно долго. Дэйл в своем тургане попросту поднимал ящериц на рога. Дэйли жгла все подряд. Волк с хрустом перекусывал и всадников, и “скакунов”. Ларри подслушал его мыслеречь, обращенную к Дэйлу: - «А они ничего на вкус. Свинину напоминают. Я уже несколько аппетитных кусков съел». Через некоторое время последовал ответ Дэйла: - «Ящерицы вкусные, а вот кобольды горчат. Не понравились они мне».

Шанталь сначала улыбнулась, а потом ее разобрал хохот. Она объяснила королеве, о чем идет речь. Та не удивилась: - Мы ловим ургхов. Они вкусные. А вот хаффшангов есть не пробовали. Они разумные. Нельзя их есть. Убивать можно.

Ларри добил еще парочку подранков и начал присматриваться к ящерицам. Даже слез со спины Шкора. Перевернул одну мечом. Обошел вокруг, уставился на морду, потом сказал: – Дед, а тебе не кажется, что они похожи не на ящериц, а на маленьких драконов, только без крыльев и желтых.

Лайэллон прикончил последнего всадника, спрыгнул с Мустанга, отрезал мечом кусок одежды убитого и начал его вытирать. Вложил в ножны и ногой перевернул убитого ящера. Обошел его кругом и подтвердил: - Действительно, на драконов похожи.

Подъехали Шанталь и королева. Лилуэль поглядела вниз, прикинула расстояние до земли и задумалась. Ее душевные метания заметил Лайэллон. Подошел к химере, как ребенка снял королеву с седла и поставил на землю. Маленькая королева

приосанилась и сказала: - Вы, спасли нас. Если бы не вы, то хаффшанги убили бы многих, - повернулась к Шанталь, поклони-

лась ей и сказала, - я искренне благодарю тебя. Ты, спасла мне жизнь. Чем я могу помочь вам? Я так и не узнала, кто вы.

Все переглянулись. Лайэллон церемонно поклонился Лилуэль и на его голове засияла высокая корона, как бы сделанная изо льда.

— Я – Повелитель этого Мира. Мы называем его Фэрилендом. Хотя, как мне кажется, он уже имеет другое название. Эти земли принадлежат моему Роду Стального Волка. Это – Лайэллон кивком головы указал на Стального Волка – основатель нашего Рода. Вы, как жили, так и будете жить здесь. Только теперь я несу за вас ответственность и постараюсь защитить. Это мои правнуки. На их помощь, ты, тоже можешь рассчитывать.

Маленькая королева поклонилась и сказала: - У меня есть очень, очень старая карта. На ней нанесены эти земли и то место, где находится Город. Только она может рассыпаться в руках.

— «Давайте карту, я сейчас нанесу укрепляющие Руны, а потом Ворлоу укрепит ее», – Дэйл подошел поближе. Рядом стали Волк и Дэйли. Королева махнула рукой, к ней подошел один из ее подданных. Она что-то быстро сказала и через несколько минут к ним подошла красивая девушка и подала небольшую шкатулку. Лилуэль передала ее Лайэллону. Эльф открыл шкатулку и увидел старый свиток. Лайэллон даже побоялся его трогать. Он поклонился маленькой королеве, вынул из пространственного кармана Булавку и протянул ей со словами: – Возьми и приколи на одежду. Это, Булавка Связи. Если мы понадобимся, представь мое лицо или кого-то из нас. Тебе легче всего будет связываться с Шани, она ближе всех. Вложи Силу, волшебство, как ты, называешь. У тебя получится. Мы ответим, и ты, скажешь, что тебе нужно.

Королева поблагодарила и приколола Булавку к одежде. Все запрыгнули на химер и поехали в обратную сторону. Ларри все время поглядывал на шкатулку в руках деда: - Давайте прыгнем через портал. Ворлоу укрепит карту. Мне кажется, когда мы ее изучим, то многое прояснится.

— Или еще больше запутается, - скептически заметил Лайэллон.

— «Ворлоу сейчас у Шанталь. Он в Корабельном Подгорье. Его гномы наняли», - оповестил всех Дэйл. Шанталь обрадованно воскликнула: - Приглашаю всех к себе. Открывайте! – она была рада, что не надо переходить в Каос и выслушивать материны лекции о детях и замужестве. Король и Ларри открыли портал, и все оказались неподалеку от верфи.


Глава 5. Неудавшийся дворцовый переворот.

Шанталь шла впереди всей компании, как хозяйка. Через Кольцо Связи раздавала указания кухаркам и слугам. Дэйл уже связался с Ворлоу и миури трусили впереди всех. Даже обогнали Шанталь. Когда въехали в Волчье Логово, то с кухни уже доносились аппетитные запахи. Лайэллон сначала хотел сразу же вернуться к себе во дворец, но унюхав запах жареных свиных ребрышек решил остаться. Идиллия была грубо нарушена суровой реальностью. Медальон Связи на его груди засветился и убил все надежды на отдых и вкусный ужин.

— Сиятельный Господин, это Нулар. Мы все видели, как ты, в тронный зал вошел. А твой кот вздыбил шерсть, и с утробным воем соскочив с трона, унесся в коридор.

— Твою ж мать. Я в гостях у Шанталь. Постарайтесь не связываться с этой тварью, - взмахнул рукой подзывая Шанталь и Ларри, - внуки, за мной. Таэритрон пытается усесться на моем троне вместо Мурчика.

Лайэллон открыл портал во дворец, и все туда нырнули. Злость придала эльфу сил и портал он открыл такой, что вся компания вместе с химерами вывалилась прямо посреди Тронного Зала. Дворец короля уже полностью достроили и новый Тронный Зал поражал своей красотой. Стены, пол и потолок были выполнены из темно-зеленого и светло-зеленого мрамора, а на отделку и украшения пошли поделочные камни из Гор Самоцветов. Аурика развернулась во всю мощь своего таланта. Даже Нимросс впечатлился. Эльф-художник тряхнул стариной и вместе с миури создал нечто невероятное. Казалось, что в мрамор Тронного Зала врощенные настоящие деревья, хотя такой эффект был достигнут исключительно за счет резьбы и техники живых картин. Дэйл внес огромный вклад. Без его рунных формул и самоподпитывающихся артефактов ничего бы не получилось. Сам трон впечатлял не меньше. Выточенный из белого мрамора он был отделан нефритом, малахитом и позолотой. Полет фантазии Аурики и Нимросса ничего не ограничивало. Не стоимость материалов, не отсутствие артефактов, не “хочу-не хочу” Лайэллона. Сейчас на этом самом троне развалился лже-король и нагло командовал слугами и охраной. Увидев жутких тварей самозванец на секунду притих. Шкор ощерился и приподнял крылья. “Кони” Шанталь и Лайэллона рыгнули огоньком. Саблезуб рыкнул, а турган копытом выбил из гранитного пола сноп искр. Страх придал Таэритрону наглости, и он скомандовал: - Охрана! Взять их!

Однако охранники не спешили. Они прекрасно понимали, кто реальный король и так же прекрасно понимали, что их шансы в драке с неизвестной тварью, в которую превратился брат короля, мягко говоря невелики. Заметив, как Нулар кивком головы указал на дверь, личная гвардия короля быстренько покинула Тронный Зал. Попасть под огонь Шанталь или под горячую руку Повелителя Душ не хотелось никому.

Таэритрон привстал и попытался придавить брата. Не тут-то было. Лайэллон и Ларри объединенными усилиями так его скрутили, что он завыл и заорал: – Самозванец!!! Это я - король! Трон мой!!!

Дальше членораздельной речи уже не было, только вой. У твари выросли внушительные клыки, и она молниеносно бросилась на шедшего последним охранника. Шанталь ждать не стала, и вампир загорелся изнутри. Жуткий вой и визг закладывали уши. В этот момент в зал вломились десятка три вооруженных головорезов самых разных рас. В коридоре был слышен шум схватки и громкие команды Нулара. Один из них, в доспехах и с опущенным забралом, набросил на горящего вампира плащ и поволок к выходу. Шанталь хотела его подпалить, но на нее бросились сразу два орка и приготовленные фаэрболы полетели в них, исторгнув из глоток дикий вопль. У одного горела морда, он выл и катался по полу, второй пригнулся, но недостаточно и его макушка превратилась в факел. Ларри завладел сознанием самого рослого орка и направил его против своих же. Лайэллон проделал то же самое с рослым мускулистым мужчиной. Дракон и кони тоже без дела не стояли и перекусывали всех, кто оказывался в пределах досягаемости. Химеры Дэйла и Дэйли рвали и резали всех, кто подворачивался под ножи. Воины Нулара сумели перебить головорезов, оставшихся в коридоре и на лестнице. В Тронный Зал начали вбегать рослые, широкоплечие эльфы, вооруженные длинными мечами и прикрывавшиеся ростовыми щитами. Элитная гвардия Лайэллона. Головорезы Таэритрона сразу заметались в поисках выхода. На такое они не рассчитывали. Имитация растений на стене Зала сбивала с толку, и несколько умников здорово расшибли себе головы, пытаясь проскочить через “ветви деревьев”. Их быстренько связали и поставили пред светлы очи Повелителя.

— Я сам ими займусь. Раз Таэритрон опять сумел удрать, придется побеседовать с этими. Положите их рядком здесь же, а то еще и они умудрятся сбежать, - завил Лайэллон, спрыгнул с Мустанга и пошел к пленникам. Двойняшки последовали его примеру. Нулар с обнаженным мечом стоял рядом.

Четыре тушки уложили в рядочек на полу. Лайэллон махнул рукой. На пленников обрушилась ледяная вода, заставившая всех открыть глаза и застучать зубами. Рассмотрели их повнимательнее. Оказалось, три мужчины и женщина. Последняя заявила: – Мужики против женщины! Вы, слюнтяи!

— Ну, почему? Тобою, я займусь, а я, не мужчина, - Шанталь хищно улыбнулась, и ее шевелюра вспыхнула ярким пламенем. Ая добавила эффектности, создав вокруг пленницы огненный круг. Стоило той сделать резкое движение и пламя резко взлетало вверх. Воительница слегка поубавила свой норов.

Лайэллон отошел и начал совещаться с Ларри. Решили прощупать мозги пленников. Ларри вынул из пространственного кармана “Повелитель Душ”. Парень не мудрствуя запросил “разговорить пленника” и книга сразу открылась на нужном листе. Пять заклинаний на выбор. Прочитали. Лайэллон остановился на “Болтуне”, Ларри решил опробовать “Говорун”. Заклинания в принципе были похожими, только “Болтун” просто развязывал язык и нужно было самому выискивать “жемчуг в куче навоза”. Допрашиваемый неудержимо болтал обо всем, включая вчерашнюю попойку и ссору с трактирной шлюхой. “Говорун” заставлял отвечать исключительно на поставленные вопросы. Сложность была в том, что допрашивающий мог не задать нужный вопрос. Тогда и ответа не будет.

Лайэллон взмахнул рукой и вслед за ним поплыл светловолосый широкоплечий верзила с простодушным лицом простого рубаки. Эльф отошел со своей добычей в угол и приступил к допросу.

Ларри выбрал черноволосого невысокого мужчину лет сорока с лицом, иссеченным шрамами и умными карими глазами. Его добыча проплыла за ним по воздуху и опустилась в противоположном углу.

Шанталь просто дразнила и подкалывала оставшихся пленников в надежде на то, что в запале кто-то выложит интересную информацию. Для затравки она обозвала пленницу драной кошкой с выщипанным хвостом, намекая на коротко стриженные редкие волосы и что-то хитро-кошачье в лице. Ая предложила слегка их подпалить для курчавости. Женщина не выдержала и выкрикнула в лицо Шанталь: - Эарнил отомстит за меня. Он сильный и умный. Он и тебя убьет и твоего хахаля.

Шанталь хотела было сказать, что это брат, но опомнилась, что сама чуть было не попалась в собственную ловушку и вместо этого сказала: - Нужна, ты, ему. Он только пальцем поманит, и любая из вас к нему сама прибежит.

— Он любит меня! Мы поженимся, когда он вернет свой замок.

— Угу, поженитесь. Если у него есть или был замок, то он на простолюдинке не женится, и не надейся.

— Сама, ты, простолюдинка. Мой отец был Родовитым, чтобы ты, понимала.

— Брешешь, ты, все. И хахаль твой брешет. Нет и не было у него никакого замка. Он такой же безродный бродяга, как и ты.

— А вот и был. Его брат оболгал перед отцом, и стал Хранителем вместо него.

У Шанталь что-то шевельнулось в памяти. Что-то знакомое и уже слышанное. Но, вот, что? Она решила еще подразнить пленницу: - И, что это за замок такой? В Междугорьи всего четыре крепости имеют Хранителей и не всегда они знатного рода. На восточных землях еще трое. Так что, брешет твой хахаль.

— А вот и не брешет! Его крепость на севере, там почти всегда снег и холодно.

И тут до Шанталь дошло. Она вспомнила рассказ отца о его брате Эрни. Все совпадало, включая паскудный характер братца. Шанталь презрительно оттопырила нижнюю губу, а сама, отгородив мысли ото всех, связалась с Ларри. Брат тоже отгородился и, услышав ее рассказ, выругался: – «Только воскресшего дяди нам и не хватало. Мало двоюродного прадедушки-вампира. Нужно предупредить отца. Постарайся еще что-нибудь из нее вытянуть».

Лайэллон, сцепив зубы, уже десять минут слушал бессвязный треп своего пленника. Мужик болтал обо всем подряд. Самое ценное, что он узнал, так это то, что их три дня назад нанял высокий эльф в таверне Златограда. Сделку заключал Эарнил Мудрый. Дальше начался длинный и нудный пересказ ссоры с трактирщиком из-за пенки на пиве и последовавший за этим мордобой. Последний живописался исключительно как: “Я ему в глаз, а он мне, а я его по роже, а он мне в зубы”. Поняв, что ничего путного он не узнает эльф отключил своего пленника и связался с внучком.

Мужик, которого выбрал Ларри, оказался правой рукой предводителя. Но, он никак не увязал последнего со своим дядей. Парень тоже узнал, что их нанял высокий бледный эльф в Златограде. Обещал много золота и женщин-эльфиек. Последнее весьма возмутило короля. Зная характер остроухих дам, это был, фактически, смертный приговор. Высокий бледный эльф подходил. Все-таки Ларри решил спросить: - А, ты, эльфа, который вас нанимал видел? Или тебя не допустили к участию в важной сделке?

Мужчина зыркнул на Ларри, хотел огрызнуться, но не смог. Заклинание требовала прямого ответа на прямо поставленный вопрос.

— Видел. На тебя похож, только старше и нос ровнее. Губы уже и лицо не такое скуластое. Вы, родичи, что ли?

Ларри вопрос проигнорировал. Вместо этого спросил: – Эльф садился с вами за стол?

— Нет. Я ни разу не видел, чтобы он ел. Во всяком случае, с нами он не садился.

Ларри хмыкнул. Сходится. Таэритрон стал вампиром. Они сделали правильные умозаключения. Тут с ним связалась Шанталь и рассказала про дядю. Ларри решил поспрашивать о нем.

— Кто ваш главарь?

— Эарнил Мудрый. Он знатного рода. Его брат подсидел и занял его место. У него даже замок есть где-то на севере.

— Ты, давно в банде?

— Пять лет. Мы, не банда! Мы боремся с несправедливостью. Наказываем тех, кто обижает невинных и помогаем вернуть свое.

— Эльфу, вы, тоже что-то возвращали?

— Эльф объяснил, что он – король Солнечных Эльфов. Его брат силой отобрал у него трон, а его выгнал. Он хочет вернуть свой трон. Эарнил сказал, что это его миссия и он поможет обиженному.

— А чем обиженный платить собирался?

— У него есть много золота и драгоценностей, только все украл брат.

Ларри хмыкнул. Нужно деду рассказать. Ругаться будет долго и вдохновенно. В принципе, все ясно. Не ясно, что делать с пленниками. Хладнокровное убийство претило, а оставлять их в живых было опасно. Ларри навеял сон на своего пленника и открыл книгу. Порылся немного и обнаружил заклинание, стирающее старую память и вкладывающее новую. Только Силы брало немеряно. Ларри примерился и решил, что в случае чего, из короны потянет. Пошел к деду. Тот тоже усыпил своего болтуна и, усевшись на троне, курил трубку с Мурчиком на коленях. Кот сразу же прибежал, когда на его любимом месте уселся не менее любимый хозяин.

— Дед, ты, что с ними делать будешь? – спросил Ларри.

— Вот думаю. В драке убил бы не задумываясь, а связанные тушки как- то не могу. В тюрьму их посадить, что ли? Так смысла нет. Зачем они мне? – Лайэллон в задумчивости почесал кончик носа.

— Я, нашел интересное заклинание, – Ларри рассказал деду о том, что вычитал.

— Хорошо придумал, так и сделаем. Силы у меня хватит. Ты, с короны потянешь. Двоих обработаем, отдохнем, потом еще двоих. Шанталь свою девицу здорово раздразни-ла. Та шипит и плюется, как ошпаренная кошка. Последний - типичный наемник. Пока платят он дерется. И за того, кто платит. Может быть ему дать денег и отпустить? – королю вся эта мышиная возня уже начинала здорово надоедать и зверски хотелось есть.

— Ему надо вложить мысль, что он сумел сбежать. Остальных убили. Пусть идет к Эрни. Проследить за ним. Он должен привести к своему предводителю и тогда, может быть, сможем выяснить, где логово вампира. Вот только, как бы проследить, чтобы Эрни действительно в Каос не сунулся. Бед много натворить может, нужно отца предупредить. Пусть Нали никого не впускает и не выпускает без его приказа, - Ларри начал не на шутку волноваться.

Вдруг пленница резко вскочила и бросилась на Шанталь, отвернувшуюся к Нулару. Ая не дремала, и женщина вспыхнула факелом. Через минуту все было кончено. Оставшийся пленник сжался в комочек и постарался сделаться, как можно незаметнее.

— Так, одной проблемой меньше, – Лайэллон встал и, подойдя к окну, выбил трубку, – Ларри, заканчивай перекур, будем твое заклинание пробовать.

Ларри сделал еще пару-тройку затяжек и тоже пошел к окну. Дед и внук уселись каждый возле своего пленника. Эльф уже успел запомнить текст заклинания.

— Ларри, ты тоже внуши своему, что он работник на кухне. Отправим их мешки с мукой таскать и пол мести, - Лайэллон сосредоточился и вскоре его пленник открыл глаза.

— Ох, ты ж. Заснул. Мне же велели блюдо свиных ребрышек отнести. Не надо было вчера пить. Моя бедная голова, – пленник

подхватился на ноги и, поминутно кланяясь встречным эльфам, побежал к двери. Лайэллон отправил с ним одного из охранников. Пусть отведет на кухню, объяснит все и приглянет заодно за новеньким.

Ларри сосредоточился и старательно проговаривал текст заклинания. Вдруг его пленник широко распахнул глаза и, посмотрев прямо в глаза Ларри, заявил: - Ничего у тебя не выйдет, щенок. И скажи своему дедушке, я все равно заберу свое! - Ларри попытался удержать контакт и чуть надавил на пленника. Вояка приподнялся, потом дернул резко головой и обмяк. Как шаман йоргов. Такое впечатление, что его просто выключили. Рассказал все деду. Тот не удержался: - Твою мать! Опять! Таэритрон владел Ментальной Магией, но не настолько! Он не смог бы так управлять кем-то. Тем более, что Шанталь здорово его пожгла. Ему еще восстановиться надо. Неужели, тот же кукловод, что и у йоргов? С чем или с кем мы столкнулись?

— Дед, а может быть, мы все усложняем? Таэритрон, эльф-вампир. К тому же, Первородный. Вдруг у него появилась Ментальная Сила, которой раньше не было или он научился закачивать Силу Смерти, как некромант? Жаль, что Шани его подожгла. В бою я бы смог его прощупать, и понять с чем мы имеем дело, - Ларри явно нервничал.

— Я воина пожалела. Он бы его сожрал. И я тоже считаю, что Таэритрон и король йоргов не знакомы и действуют порознь. И еще. Дед, а куда делась Мириэм? – Шанталь вопросительно посмотрела на Лайэллона. Тот помялся и сказал: - Когда началась стрельба и паника, я сбросил морок. Мы - почти точная копия друг друга, только у него нос ровнее. Мириэм сразу это заметила. Она бросила мне в лицо: “Братоубийца”, потом отвесила пощечину и вылетела из зала. У меня в плече засела пуля, оно чертовски болело, и я не стал ее догонять. Куда она потом делась, я не знаю. После того бала я ее больше не видел. С чего вдруг она тебя заинтересовала?

— Да вот, думаю, кого мы еще давно не видели. Надо заранее подготовиться. И вот еще, что меня смущает. Мириэм так рвалась к трону и так просто ушла в тень? Не может такого быть. Я бы обязательно дралась за свое, – Шанталь задумчиво наклонила набок голову, став при этом чрезвычайно похожей на прадедушку, – пошли ко мне. Пусть тут приберутся.

— Сейчас. Cначала мы с Ларри отправим последнего оставшегося домой, - Лайэллон кивнул Ларри, и они занялись последним пленником. Когда ему намертво вложили в голову мысль, что он должен найти эльфа-нанимателя и своего предводителя, Лайэллон отдал приказ Нулару, дать возможность пленному сбежать и проследить, куда он пойдет. Доложить без промедления.

Через портал все, включая дедушку-короля вернулись в Волчье Логово, где их уже ждали ванна, ужин и укрепленная карта маленькой королевы.


Глава 6. Атака гарпий.

Утром Шанталь и Ларри проснулись поздно. Засиделись за ужином. Долго рассматривали карту, но она особенной ясности не внесла. Был обозначен Лес Великанов. Обозначены горы, отданные гномам и степь, в которой осваивались орки Тром-рига. Вверху было написано “Коэ-На”. Это название совершенно ничего не прояснило. Северная, южная и восточная часть материка на карте отсутствовали. Определить временной промежуток тоже не смогли. Все, что было нанесено на карту уже видели, когда летали на разведку и даже больше. Затерянный Город был обозначен крестиком и назывался Андунэлен. Имени правителя не было. Так что, в плане получения новой информации совершенно не продвинулись. Городу могло быть и два, и три, и пять тысячелетий. Лайэллон аккуратно сложил карту и вложил в Атлас Фэриленда. Все равно нужно делать свою. Более подробную.

Ночевать Повелитель перешел в свой дворец. Утром связался с внуками и рассказал, что пока выносили трупы и раненых последний пленник сумел снять ослабленные веревки, прихватил кинжал одного из убитых и сбежал. За ним пошел наблюдатель.

Лайэллон создал у себя организацию типа Серых Плащей и назвал ее “Тени”. Подчинялись они непосредственно Нулару и ему самому. Один из Теней скользнул следом за пленником. Кольцо Связи на пальце Нулара засветилось и Тень отчитался, что пленник зашел в трактир “Королевский ужин”. Тень смешался с входившими, сел за соседний столик и сделал заказ. Стал слушать и наблюдать.

К бывшему пленнику подсели двое. Один из подсевших поднял забрало на шлеме, чтобы можно было есть. Его лицо было похоже на лицо самого короля, только немного полнее, а волосы короче и каштановые. Лицо второго он не разглядел, его скрывал низко надвинутый капюшон. Капюшон ничего не ел и не пил. Когда двое мужчин поели, вся троица вышла и пошла к Воротам Миров. Тень снова связался с Нуларом и попросил о помощи. Воспользоваться Воротами он не мог. Его сразу же увидят. Нулар на свой страх и риск связался с Ратчером и попросил отправить наблюдателя к Воротам. Прошло полчаса. С Нуларом связался Кулуриэн и сказал, что через Ворота в течении последнего времени никто не переходил и посоветовал посмотреть, куда был последний переход. Главнокомандующий передал все Тени. Последний поблагодарил и пошел к Воротам. Против символа “Легриф” стоял символ “Белка”, о чем Тень и уведомил Нулара. Как раз вернулся Лайэллон, которому все и рассказали. Король поблагодарил за отличное выполнение задания и связался с внуками. Символ “Белка” был на Воротах у Лунных Эльфов Рода Золотой Березы. Рядом находились Горы Серебряного Барса где, как и предполагали, осел Таэритрон со своими приспешниками.

После завтрака Шанталь связалась с отцом и рассказала обо всем происшедшем. В конце спросила: - Папа, а у дяди Эрни волосы какого цвета?

— Коричневые такие. Лошади есть такой масти. Вот, мне подсказывают женщины – каштановые. И мы похожи.

— Тогда, это точно он. Вы, там, поосторожней. Их банду здорово проредили, но сколько их всего, мы не знаем, - предупредила Шанталь. В разговор вмешались Дэйл и Дэйли, передали, что они немного побудут в Каосе. Если будут нужны – позовете. Дед еще утром передал, что сегодня отдых, а завтра снова попытаются пробраться в Затерянный Город.

Шанталь немного подзапустила свои обязанности Хранителя. Когда села за стол, то подумала, что надо и себе гоблина нанять. При виде всей этой писанины у нее с пальцев начинали непроизвольно слетать язычки пламени. Одна бумажка уже сгорела. Лошадей девушке тоже хотелось получше рассмотреть, а времени на все не хватало. Шанталь подумала-подумала, связалась с отцом и озадачила его просьбой о секретаре. Тот обещал помочь.

Ларри пригласил Теодориха, и они в подвале крепости ставили какой-то эксперимент. У Ларри там лаборатория была. Даже баночки, реторты и колбы стояли. Лежало несколько толстенных фолиантов.

День отдыха медленно катился к вечеру. Солнце почти село, когда засветилось Кольцо Шанталь и зазвучал голосок Лилуэль: - Девушка-Саламандра, помоги! Они убьют нас всех. Они огромные и мы не можем с ними справиться! – в уши ворвались вой, визг и крики. Шанталь позвала Ларри и связалась с дедом. Через пять минут в ее комнате появился король в доспехах, рядом стояли трое воинов-эльфов. Прибежали Ларри и Теодорих. Побратимов звать не стали. Быстренько выбежали во двор, вскочили на химер и перешли к сильфам.

Здесь творилось что-то невообразимое. В Лесу Великанов было почти темно. Между деревьями носились какие-то непонятные твари. Внизу это были птицы с длинными загнутыми когтями на лапах. Вверху, женщины с оскаленными жуткими физиономиями, длинными ногтями-когтями на пальцах и острыми клыками.

— Теодорих, ты знаешь, что это? – спросил Ларри.

— Впервые вижу таких тварей. Змея спроси, - отозвался некромант.

— Мудрый…

— Тут, я. Это гарпии. Сущности из нижнего мира. Разумом практически не обладают. Агрессивные и кровожадные, но сравнительно легко убиваемые. Просто так попасть в этот мир они не могут. Кто-то открыл проход и впустил их сюда.

— Хаффшанги мстят. Работа их шаманов, - предположил Ларри.

— Нет. Эти не смогут. Здесь поработал сильный Ментальный Маг или некромант. Как минимум уровня Теодориха. Или даже сильнее, – Змей покачивался над плечом Ларри. Пока Шасх все это рассказывал, парень преобразовал свой Жезл в копию карабина Джо. Карабин имел прицел, что позволяло парню метко срезать воющих тварей. Лайэллон преобразовал свой Жезл в пистолет и методически отстреливал силовым лучом гарпий, целясь точно в лоб. Шанталь такими тонкостями не заморачивалась. В одной руке у нее была «Молния» во второй Жезл Огня и девушка попросту жгла всех тварей, который попадали в поле зрения. Количество гарпий существенно сократилось, но вдруг на всех дохнуло холодом, из ниоткуда вылетела огромная стая новых тварей.

Ларри крикнул: - Прикройте спину. - Сзади сразу стал Теодорих и забормотал заклинания. Сам Ларри сосредоточился и вот на гарпий опустился густой туман. Визг заложил уши. Твари, как спелые груши посыпались на землю, где они выли и в корчах распадались, превращаясь в вонючую черную дрянь. Воины Лайэллона прикрыли щитами себя и сильфов от падающих горящих и распадающихся тушек. Когда гарпии закончились, эльфы короля помогли оставшимся в живых сильфам стаскивать раненных и убитых к замку королевы.

Лайэллон и двойняшки спрыгнули с химер, к ним присоединился Теодорих. Подошли к замку королевы и увидели, что от него остались одни дымящиеся руины. Раненых сильфов было всего четверо. Остальные убиты. Было ранено двое волков и один мертв. В живых осталось около трех десятков сильфов. Все их жилища были разрушены. Вокруг

уцелевших сильфов сидели и стояли волки. Пытались их защитить. Из развалин замка послышались крики и рыдания. Все переглянулись и начали попросту разбирать его. Сняли обгоревшую дымящуюся крышу. Когда дым развеялся увидели, что на полу сидит королева и держит на руках девочку. Через разобранную стену перепрыгнула крупная волчица и начала с поскуливанием лизать лежащих на полу двух щенков. Ларри сразу все понял. Девочка и волчата задохнулись в дыму. Парень шагнул прямо внутрь развалин и спросил у королевы: - Как зовут девочку?

— Лиэль. Это моя дочь.

— Дай ее сюда и молчи, – Ларри подхватил на руки тельце девочки и обоих щенков. А вдруг. Парень вошел в туман и увидел девочку и прижавшихся к ней щенков.

— Лиэль иди ко мне. Не бойся, я отведу тебя к маме.

— А где страшные женщины?

— Мы их всех убили. Не бойся, пошли, - и протянул девочке руку. Она ухватилась за нее. Щенки подбежали к ногам и став на задние лапки начали скулить. Ларри на секунду замешкался, потом правой рукой подхватил под живот девочку, а левой сгреб в охапку обоих щенков и… вывалился из тумана.

Лиэль закашлялась и начала дышать. Щенки запищали. К ним подбежала волчица, перенесла каждого на небольшую подстилку и начала вылизывать. Лилуэль обняла дочку и заплакала. Девочка слегка порозовела, зашевелилась и спросила:

— Мама, а почему ты плачешь?

Королева поцеловала свою вновь обретенную дочку, вытерла слезы и спросила: - Как, ты, смог ее вернуть?! Я же видела, что она умерла!

Шанталь опустилась на корточки рядом с королевой и сказала: - Мы не захотели тебя пугать. Ларри - Переходящий За Грань

и Повелитель Душ. Он может вернуть того, кто только что умер.

— Я не боюсь. Я даже не знаю, кто это. И я не знаю, что теперь делать. Наши дома разрушены. Многие убиты. Мы не сможем выжить! – королева грустно опустила голову, потом посмотрела на Лайэллона, – Повелитель, ты обещал мне помощь и защиту. Я сейчас прошу о них.

— Тогда мы поможем похоронить убитых и заберем вас к себе. Здесь вы погибнете, тем более, что мы не знаем, кто призвал гарпий и почему вас хотели уничтожить.

— Я думаю, что из-за карты. Кто-то о ней знал, и на ней есть то, что от вас хотят скрыть, - прямо сказал Теодорих.

— Деда, давайте их к Мику и Кловису переправим. У меня рядом городок, в котором много скотины и лошадей. На волков охотиться начнут. А с миури им будет хорошо. Гномы за сильфами присмотрят и помогут дома построить, – Шанталь повернулась к королеве, - Сиятельная Госпожа, насколько волки разумны?

— Они не такие умные, как ваши миури, но понимают речь и могут нас защитить, - пояснила Лилуэль.

— Я связался с Миком. Они согласны. Он сейчас поговорит с Кловисом. Поможем похоронить убитых и заберем к нам, – Ларри встал на ноги, – эх, Дэйла нет. Он бы быстро все сделал. Я его вызову, а то мы до утра провозимся.

Через минуту открылся портал, в который впрыгнул миури, бывший без тургана. Он возился со щенками, дал отдых Аурике. Дэйла ввели в курс дела. Шанталь взяла на руки дочку королевы, которая была еще очень слаба. Сама королева пошла к своему народу. Когда она увидела сколько погибло, то зажала рот рукой, чтобы не закричать. Около волков стояла едва ли треть ее подданных. Посмотрела на Дэйла и попросила: - Сделай могилу возле этого холмика. Здесь похоронены наши предки, пусть лежат рядом.

Миури кивнул и вот в земле открылась глубокая яма. Подошли мужчины. Побормотали заклинания и трупы погибших переместились в яму. Дэйл топнул лапой, земля вернулась на место, и скорбная процедура была окончена. Миури нанес на землю Охранные Руны, чтобы никто не мог раскопать или осквернить могилу. Выжившие сели на спины своих волков. Королеву посадила впереди себя Шанталь. Ее волк погиб, защищая хозяйку. Его тоже похоронили вместе со всеми. Волчица взяла в зубы одного щенка и взглянула на Дэйла. Миури взял второго.

Лайэллон и Ларри открыли портал. Волк помог его поддержать. Он пришел чуть позже, когда Ларри уже создал Туман Смерти и его помощь не понадобилась. Подбежали миури и гномы. Кловис поклонился Повелителю и сказал, что они помогут. Миури позвали с собой волков и устроили в пустых пещерах. Сильфов взяли к себе гномы. Завтра подумают над жильем. Лилуэль поблагодарила Повелителя, двойняшек, Дэйла и упала в обморок. Прибежал лекарь-миури Джанго, осмотрел ее и передал: - «Сильное нервное напряжение. Ей нужно поспать».

Кловис подхватил на руки маленькую королеву и сказал, что пока поселит ее и девочку у себя. Ката присмотрит за ними. Остальных тоже устроили, как могли. Лайэллон со своими воинами вернулся в Аркоресс, а двойняшки и Теодорих перешли в замок Шанталь.


Глава 7. Вирг. Воспоминание второе.

Вирг почувствовал, что в пещере стало светло и почти сразу снова потемнело. Слух уловил грохот камней и голос. Говоривший явно с кем-то беседовал. Слова он не разобрал. Похоже, что один из собеседников пользовался мыслеречью. Это Виргу показалось странным. Обычно разумные могли членораздельно разговаривать. Кем же был этот второй? Камни вернулись на место и свет пропал совсем, но тот, кто ставил камни не обратил внимания на маленькие щели между ними. В них свободно проникал воздух, пахший свежей травой, цветами. Доносился птичий гомон и шелест ветвей. Вирг несказанно этому обрадовался. Он уже не мог вспомнить, когда в последний раз слышал какие-то звуки. А весенние запахи бередили душу и навевали воспоминания о той далекой весне, когда все изменилось. В пении птиц ему чудился голос любимой. Иримэ! Он на разные лады повторял это имя, пока опять не погрузился в воспоминания.

Вирг открыл глаза. Его разбудил шум голосов, особенно один, который он терпеть не мог. Храванон. Опять этот дрищ будет требовать, чтобы он отступился от Иримэ. Вопить о чистоте королевской крови и называть его вонючим оборотнем. Вирг попытался незаметно вытянуть руку из-под головы спящей женщины. Это у него не получилось. Иримэ открыла глаза и спросила: - Что происходит. Кто посмел вломиться в мою комнату? Где охрана?!

Эльфийка встала и набросила прямо на голое тело полупрозрачную длинную одежду. Мужчина потянулся к своей. Через минуту он уже натянул штаны и одел пояс с мечом. Хотя бы голым задом не сверкать. Меч тоже придавал уверенности. В спальню влетел Храванон и не поздоровавшись и даже не поклонившись высокородной, начал орать:

— Как, ты, посмел!? Я же велел тебе не прикасаться к ней!

— А я и не собирался спрашивать у тебя разрешения! - взревел Вирг, – лучше отстань от нас, пока жив! – и положил руку на рукоять меча. Эльф нагло расхохотался: - Ха! Да кто, ты, такой?! Ты, думаешь, что сможешь противостоять мне?! Ну, ты, и наглец!

— Раз так, то не будем откладывать. Я предлагаю решить наш спор в поединке, – Вирг был уверен в своем физическом превосходстве. “ Что может противопоставить мне, опытному воину и Демиургу какой-то зарвавшийся недоносок?!” Мужчины вышли из комнаты, спустились по лестнице и вышли из дворца.

— Ваш выбор оружия, – блеснул великодушием Вирг. Дрищ усмехнулся: – Я выбираю ментальный поединок. - Вирг был удивлен, это еще мягко сказано. “Драться в ментальном поединке с Демиургом. Однако!”

Противники стали в противоположных концах довольно большой, круглой полянки. Не сговариваясь оба создали боевые фантомы. Саблезуб против волка. Звери сцепились. Вирг рассчитывал, что его саблезуб сразу же разорвет волка эльфа, но… Волк поднырнул под живот саблезуба и выпустил струю чистого пламени Стихии. Фантом Вирга вспыхнул. Демиург сразу же создал водопад в надежде потушить пламя. Но вместо этого нехило грохнуло. Поляну заволокло паром, а взрывной волной противников отбросило в кусты. Когда Вирг выкарабкался из зарослей, на полянке стояла белая драконица Иримэ Шеба. На ней сидел Храванон целый и невредимый. Не считая поцарапанной щеки. Веткой зацепило. Мелькнула мысль: “ Как же так?! Ведь Шеба подчиняется только Сестре! Почему она не сбросила чужого?“

Дрищ ударил пятками по бокам и драконица взмыла в небо. Вирг не стал ждать, раскинул руки, и вот уже громадный орел помчался вдогонку за всадником. Они пронеслись над лесом и над равниной Вирг догнал Шебу. Громадный орел попытался сбросить всадника, но промахнулся. Вернее, дрищ пригнулся и когти пропахали глубокие борозды на шее драконицы. Она закричала и попыталась сбросить всадника. Вирг пришел к выводу, что Шебу подчинили каким-то заклинанием подчинения и когда она испытывает сильную боль, то заклинание теряет силу. Вирг заколебался. Ему было жаль Сестру любимой, но у него не было другого выхода. Связавшись с Шебой, попросил у нее прощения и в следующий миг ог-ромные когти пропороли бок драконицы. Она истошно закричала и сбросила с себя всадника. Развернулась и полетела обратно. Но! Храванон и не думал разбиваться о землю. Он что-то пробормотал и спокойно опустился на выступ скалы. Они и не заметили, как подлетели к горам. Вирг взмыл ввысь и стрелой ринулся на противника. С ним нужно было кончать. Храванон поднял руки и громадный орел, ткнувшись в невидимую преграду грохнулся, к подножию скалы. Вирг потерял сознание. Когда он пришел в себя, вокруг была темнота. Спертый воздух наводил на мысль, что он находится в пещере. Попытался вернуть себе человеческий облик и не смог. На него было наложено заклинание, блокирующее превращение. Орел похромал к выходу из пещеры. Голова кружилась и одно крыло безвольно висело вдоль туловища. Явно было сломано. Вирг навалился здоровым плечом на камни. Ничего. Закрыл глаза, сконцентрировался и собрав всю Силу, какая у него еще оставалась направил ее на камни, закрывавшие выход. Полыхнуло ядовито-зеленым светом. Заискрило и на поверхности проявились руны, через секунду погаснувшие. Выход был заблокирован. Орел вернулся на то место, где лежал, когда сознание вернулось к нему. Там было довольно много мха и камни не впивались в тело. Задремал. Проснулся и так не одну сотню раз. Течение

времени он не ощущал. Немного похолодало. Снаружи была зима. Поначалу он пытался отследить смену времен года и делал зарубки на камне острым клювом. Потом бросил. Какой в этом смысл? Выбраться он не мог. Умереть тоже. Демиург бессмертен и в этом было его проклятие. Смерть освободила хотя бы его душу. Оставалось ждать и надеяться, что может быть когда-нибудь кто-то сунется в эту пещеру. Всю живность, какая здесь еще была он съел и постепенно впадал в состояние похожее на кому. Не жизнь и не смерть. Еще у него остались воспоминания и сожаление. Иримэ носила под сердцем их ребенка. Все, что он хотел, это узнать, что с ней. Но и в этом ему было отказано. Пришла злость. Не на Храванона, а на собственную тупость и браваду. Так недооценить противника.” Как же! Я - Демиург. Я -дурак! Меня сделали, как пацана!” Эта мысль была хуже всех и упорно терзала его самолюбие. От голода он ослабел настолько, что уже не отличал явь от своих снов и видений.

Вирга разбудили шорох и писк. И ощущение живого. Вирг напрягся и сумел взять Жизненную Силу этого существа. Для огромного орла это было каплей в море. Но, давало шанс. Вход в пещеру открыт. Если он сможет получить достаточно Жизненной Силы, то выберется отсюда. Вирг расслабился и начал прислушиваться. Снова раздался писк и шорох, потом еще. Напрягся и сумел взять жизни и этих мышек. Сумел открыть глаза. Было темно, но с того места, где он лежал был ясно различим более светлый вход в пещеру. И свежий воздух. Воды бы. Пришла мысль, что он может напиться крови мышек. Попытался шевельнуться, но не смог. Слишком уж маленькие были мышки. Задремал. Проснулся от громкого писка, доносившегося с потолка пещеры. Сосредоточился и взял Жизненную Силу и этих существ. ”Похоже, что попались летучие мыши”. Одна из тушек шлепнулась прямо перед клювом. Потянулся к ней. Еще чуть-чуть. И в рот хлынула струя теплой крови. Это было еще не полным восстановлением сил, но уже хоть что-то. Попытался встать, но голова опять закружилась, и он мешком свалился на пол. Давно не испытываемое чувство сытости. Неудержимо потянуло в сон.

Разбудили голоса и яркий свет. Вирг почувствовал, что кто-то взял его за крыло и понес к выходу. Ощутил Жизненную Силу несшего. Сильный и полный жизни. Вирг сосредоточился и начал перекачивать в себя эту Силу. Тот, кто его нес что-то буркнул и перехватил его тушку за другое крыло. Вирга это обрадовало. Он увеличил поток закачиваемой в себя Силы. Ощутил разум существа. Отбросил его. Свой есть. Подумал, что это спорное утверждение, особенно в свете того, что с ним произошло. Сосредоточился и взял остаток Жизненной Силы. Почувствовал, как кровь быстрее побежала по его жилам. Расправил крылья, открыл глаза и в этот момент ощутил, что он летит куда-то вниз. Рука, державшая его крыло разжалась. Орел взмахнул крыльями. Сначала неуверенно. Раз, другой и вот, огромный орел полетел по длинному и узкому ущелью на поиск добычи.

Глава 8. Хищные деревья и таинственная смерть.

После того, как отдохнули от “дня отдыха“, Лайэллон решил сделать еще одну попытку попасть в Затерянный Город. Ларри пригласил в гости давнего друга Кулуриэна. Эльф был бессменным Начальником Отдела Магической Экспертизы в организации носившей название Серые Плащи. Во время памятного похода за украденными артефактами Кулуриэн оказывал всестороннюю магическую поддержку. Им была сделана карта с магическим огоньком, с помощью которого можно было определить местонахождение отряда и украденных артефактов.

Накануне у Шанталь был очередной отчет Хранителей закончившийся, как всегда. Пивом, копчеными ребрышками и песнями под гитары. Джек попросил показать карту новых земель. Его брат Роджер, средний по старшинству, тоже оставался без наследства (маленький замок и клочок земли). Роджер приехал к нему погостить и Джек, воспользовавшись моментом, представил его Повелителю и попросил, при возможности, выделить ему землю, чтобы основать Род и построить свой замок.

Ларри наблюдал, как Лайэллон показывает Роджеру на карте местонахождения города эльфов. И его осенило. Он связался с Кулуриэном и спросил: - Ты, свободен?

— Сегодня - да, - ответил тот.

— Ты, можешь помочь мне сделать магическую метку, как для похода делал?

— Могу. Только с тебя портал, ужин и музыка. Понравилась она мне.

— Все будет. Когда открывать? – спросил обрадованный Ларри.

— Сейчас, - заявил Кулуриэн.

Ларри открыл портал и перед удивленным Роджером возник незнакомый эльф. Шанталь подставила щечку для поцелуя. Мужчины приветствовали друг друга более сдержанно. Братьев представили Кулуриэну и Ларри рассказал деду, что он задумал. Лайэллон приподнял бровь, посмотрел на рационализаторов и сказал: - Я даже не додумался бы до такого. Хотя, идея великолепная, точно не заблудимся.

Ларри и Кулуриэн ушли в лабораторию, попросив оставить им еды и пива. Эльф потихоньку привыкал к пенному напитку гномов и копченым свиным ребрышкам. Что вы, хотите. С кем поведешься…

Часа через два карта была готова. Ларри протянул деду карту и маленькое серебряное кольцо, бывшее маячком. На карте зеленый огонек виден не был. Появится, когда перейдут на Кор-Коэлай.

Посидели хорошо. До утра.

Утром Ларри переправил Кулуриэна, а Лайэллон отправил домой Роджера. Средний Нортон рвался с ними в поход, но в последний момент его решили не брать. Как Боевой Маг Роджер был так себе. Слабоват. Владел Стихией Земли, но Сила Крушителя Гор была для него за пределами мечтаний. В поход пойдет Дэйл. Дэйли лизнула в нос маму Вайяну и в очередной раз оставила детишек под ее опекой. Стальной Волк тоже присоединился к компании, повергнув бедолагу Роджера в сильный душевный трепет.

Шанталь решила показать ему своих лошадок-каоли. Рядом с конюшней был навес, под которым стояли Шкор и Ворон. Жуткие химеры стали “контрольным выстрелом”, как выразился Лайэллон. Роджер в заторможенном состоянии прошел через открытый портал и побрел к отцовскому замку. О походе он уже не заикался.

Утром следующего дня компания собралась во дворе Волчьего Логова. Лайэллон решил, имея маячок, рискнуть открыть портал прямо в Призрачный Город. Переходить аккуратно и в стволы деревьев лбом не врезаться. Стальной Волк поддержал портал, и все вывалились в Лесу Великанов. Волк намекнул на “неотложные дела” и сказал, чтобы звали, если что.

В Лесу Великанов путешественников ждал неприятный сюрприз. Портал открылся посреди большой поляны, на которой раньше стоял город сильфов. Вонь от разложившихся трупов гарпий забила дыхание. Ларри сориентировался по солнцу и погнал Шкора в нужном направлении. Остальные помчались за ним. Только отъехав на приличное расстояние остановились и по карте сверили направление. Ехали почти правильно. Скорректировались и поехали дальше. Шанталь и Дэйли фыркали, чихали и вдохновенно ругались. Дедушкины построения успешно освоились обеими.

Лайэллон сказал: - Ларри, я уже почти два тысячелетия открываю порталы, но ТАК! даже в самом начале не промахивался.

— Мне кажется, это не ты, промахнулся. Нас почему-то кружит на одном месте. А вот кто или что я не пойму, – уже Змею:

— Шасх, ты можешь ситуацию прояснить?

— Могу только предположить. Либо здесь сильный магический фон и пространство исказилось при открытии портала. Либо это работа самого Леса Великанов.

— «А, как Лес может это сделать? – удивилась Дэйли, – он же не обладает магией и разумом».

— «Я бы не был столь категоричен, - высказался из своего тургана ее брат, – мы привыкли недооценивать магию растений».

На это утро Орм назначил работы по разбору завала, который устроил Дэйл и очистке пещеры. Гному не терпелось приступить к добыче серебряного мифрила и пробной плавке.

Дамы с восторгом разобрали кавалеров. Изя связался с Дэйлом. Миури, в свою очередь, побеседовал со Старейшинами многих Подгорий и позавчера Ларри с Изей переправили очередную партию жаждущих женской ласки и своего Подгорья. Переправляли за несколько раз. Желающих было много. Дам даже на всех не хватило. Несколько женщин остались со своими прежними кавалерами. Они вздохнули свободнее, когда потенциальные соперницы разобрали вновь прибывших. Город в Розовой Горе был огромен и строился с размахом. И пещеры были огромные. Целая анфилада огромных пещер. Места всем хватило.

Октар и те, кто пошел с ним тоже “сосватали“ невест и начали основывать Соляное Подгорье на расстоянии половины дневного перехода от Розовой Горы. В Горе Куриц, как ее обозвал Изя, тоже были шикарные пещеры. Гномы были счастливы. Гигантских кур здорово проредили. Тех, которые еще не запомнили, что гном — это не добыча, потихоньку отстреливали охотники. С последней партией пришли пятеро охотников. У двоих были Побратимы-миури. Работы им хватало.

Так вот. Орм и несколько его собратьев подошли к пещере. Осмотрелись и начали разбирать завал. Дэйл сооружал его наспех, лишь бы дождь не залил. Разобрали быстро. Когда солнце проникло в пещеру и заиграло на жилах блестящего металла, все хором вознесли молитву Каменному Отцу. Такой красоты они еще не видели.

Пещера оказалась большой и захламленной. Повсюду валялись мышиные трупы. Разложившиеся и сильно вонявшие. Валялось несколько дохлых летучих мышей. В темном углу Ульвин наступил на труп большого орла. Орел был высохшим и не вонял.

— Как он сюда попал? – удивился Орм.

Ульвин приподнял тушу за одно крыло. Осмотрел, пожал плечами и сказал: - От старости сдох. Пойду скину его в ущелье, – перехватил тушу поудобнее и понес к обрыву.

Часа через два Хрок вспомнил, что Ульвин так и не пришел. Сказал об этом Орму. Тот пошел посмотреть. Подошел к обрыву и далеко внизу увидел лежащего в неестественной позе гнома. Побежал обратно. Совместными усилиями связались с Изей. Через двадцать минут прилетел дракон. Спуститься вниз он не мог. Слишком узким было ущелье. Размах крыльев не позволял. Решили связаться с Ларри. Может быть он поможет? Но связи не было. Булавка Изи начинала светится и сразу тухла. Перебрали всех, включая Лайэллона. То же самое. Изя связался с Бэйсом. Начальник Гарнизона сразу отозвался и сказал, что все перешли на Кор Коэлай. Будут искать Затерянный Город.

— Так почему же я не могу с ними связаться?! Бэйс намного дальше, а отозвался сразу! – Изя был в недоумении. Связался с Тромригом. Полуорк сразу отозвался и сказал, что Повелителя и остальных не видел уже несколько дней и с ними не связывался. Изя окончательно перестал что-либо понимать. Связи не было.

А искатели приключений, совершенно ничего не подозревая о происшедшем спокойно ехали в сторону города эльфов. Их кольца не светились, и о том, что их потеряли даже не догадывались. Сделали привал. Освежевали и зажарили оленя, так удачно подвернувшегося отбежавшей чуть в сторону на разведку Дэйли. Огромный саблезуб-химера вспрыгнул на спину оленя и перегрыз ему горло. Дэйли левитировала тушу к своим. Она попеняла Дэйлу и Ларри, что они не отозвались. Те

сказали, что не слышали ее зова. Отнесли это на счет сильного магического фона и забыли. Поели, отдохнули и поехали дальше.

Шанталь на Вороне ехала немного впереди. Ларри с дедом спорили по поводу какого-то приема Боевой Ментальной Магии, и она даже не прислушивалась. Не ее это. Девушка крутила головой, разглядывая огромные деревья. Между ними начали попадаться невысокие, толстые и уродливые с выпирающими из земли корнями. И кора у них была какая-то странная. Все время казалось, что она шевелится. Шанталь позвала Дэйла: - Посмотри на эти низкие деревья. Тебе не кажется, что у них кора какая-то странная?

— Мне все кажется странным. У меня такое впечатление, что они не растут, а выкачивают Силу земли. Земля все время жалуется и не хочет принимать их. Надо Ларри сказать. Будь осторожнее.

Шанталь и саму не оставляло чувство опасности. Она послала Ларри мыслеобраз дерева. Мужчины начали оглядываться. Лайэллон пробурчал: - Не нравится мне все это, – и достал Жезл. Ларри сделал тоже самое. Дэйл и Дэйли приподняли химер и стали ближе друг к другу. Все старались держаться подальше от странных деревьев.

Вдруг от ближайшего дерева вылетел длинный отросток и обвившись вокруг Шанталь потянул ее в землю. Девушка сразу же вспыхнула, и направила огонь Жезла на само дерево. Оно загорелось и раздался жуткий утробный вой. Неожиданно остальные низкие деревья пришли в движение и попытались схватить мужчин. Ларри и Лайэллон косили отростки лучами Жезлов и мечами.

— Дед, надень “драконью кожу” под доспехи. Они пытаются пробить броню корнями, – в этот момент в самого Ларри полетел длинный корень и острым твердым концом пробил мифриловые доспехи. “Драконья кожа” устояла. Ларри подключил ее подпитку к короне и принялся за корни. Длинные извивающиеся отростки пытались обвить его за туловище, пробить доспехи, выхватить меч или схватить Шкора. Это было их тактической ошибкой. Химера выпустила струю огня и начала

клыками и когтями рвать все, что движется. Лайэллону тоже досталось. Эльф успел выставить защитный щит. “Драконья кожа” только и спасала. Мифриловые доспехи корни пробивали насквозь. А вот Шанталь даже не пытались схватить или ударить. При ее приближении деревья начинали выть и раскачиваться.

Дэйли жгла все, что двигалось. Дэйл вогнал копыта тургана поглубже в землю и от него пошли расходящиеся волны. Деревья качались, кренились, вылетали из земли.

Вокруг сражавшихся образовалось пустое пространство, которое все время увеличивалось. Дэйл передал Ларри: - «Великаны отходят. Вокруг нас только напавшие деревья и их все больше».

Ларри связался с Шасхом: - Что это за дрянь? Как ее добить?

— Эти деревья не разные, а одно дерево. И это не дерево вовсе. Это - древовидный демон. Пока, вы, не одолеете центральный ствол, не сможете его уничтожить. В самом центре этой свалки толстое дерево, которое пытается схватить Шанталь и Аю, но не может. Саламандры ему не по зубам. Его отростки уже горят. Это дерево подпитывается Силой жертв или напря-

мую от Источника Силы. Может брать Силу Земли. Так что, вы, должны выдернуть его из нее, отрубить центральный отросток и сжечь. Приступайте. – Змей довольный покачивался над плечом Ларри. Лайэллон, слышавший поставленную задачу,

огрызнулся: - Так просто! Взял бы и помог, Мудрый, ты, наш.

Дэйл отгородился и передал мысли Ларри: - «Пусть Саламандры отвлекут тварь. Она боится огня. Я сейчас попробую приподнять его. Будет три волны. Третья самая сильная. Твоя задача – мощный ураган. Ты, должен свалить его, - повернулся к Лайэллону, - когда тварь грохнется, любым способом перекрой связь с Источником и с землей. Жезл, меч что угодно. Не дайте ему встать. Тогда остальные сами ослабнут, и мы их добьем. Я читал о таком в учебнике “Растения-монстры”. Это – убыр».

Дэйл встал поближе к убыру, углубил копыта тургана в землю и сосредоточился. На его шее засветился Силовой Ошейник добавляя свой практически бесконечный запас к громадной Силе Крушителя.

— «Поднимитесь в воздух. Упадете, – прозвучал в головах рык миури, – на счет “три“. “Раз”, “два”, “три!”»

По земле прошла одна волна. Деревья зашатались, некоторые упали. Убыр заворочался и попытался углубить отростки в землю. За ней вторая, более сильная. Еще несколько деревьев упало. Шанталь на Вороне, которым управляла Ая, подлетела к убыру и сверху выпустила такую мощную струю пламени, что загорелись почти все деревья. Убыр завыл и завизжал режущим слух визгом.

Дэйл вложил побольше Силы и послал третью волну. Земля собралась в складку, опала, заколыхалась и под убыром вздыбилась на высоту двух ростов. Ларри не дремал. Он приготовил направленный смерч. Воздух начал закручиваться в воронку, она двинулась в сторону убыра. В тот момент, когда прошла третья волна и его корни вылетели из земли Ларри, послал смерч вперед. Горящее дерево закрутило, оно завыло и в этот момент Лайэллон, вложив свою Силу Первородного в Жезл, ослепительным белым лучом обрезал самый толстый центральный корень. Он был бурого цвета и казался покрытым коркой засохшей крови. Визг заложил уши. Упавший монстр горел, корчился и бился в агонии. Шанталь взяла в правую руку “Молнию”, в левую Жезл. Потянулась к короне и направила в него огонь, бывший чистой Силой Стихии. Убыра накрыла стена огня. Все постарались оказаться, как можно дальше, но все равно волосы трещали и курчавились от жара. Дэйли жгла более мелкие деревья, не давая убыру подпитаться от них. Вой давил на уши. Казалось еще немного и из них кровь польется.

Но, всему приходит конец. Вой начал стихать. На земле догорала бесформенная масса. Более мелкие деревья на глазах обугливались и рассыпались пеплом. Над плечом Ларри Шасх довольно улыбнулся: - Чистая работа. Ларри, напрягись еще раз и сдуй весь пепел, как можно дальше и по разным направлениям. Не дайте ему собраться вместе. Если на него прольется кровь, убыр опять воскреснет.

Шанталь и Ая еще раз прошлись огнем по тлеющему полену. Оно начало корчиться и рассыпаться. Ларри и Лайэллон кромсали его мечами на маленькие куски. Подошла Дэйли и тоже подбавила огоньку. Через несколько минут на поляне осталась куча пепла. Ларри сосредоточился, создал несколько смерчей. Они закручивались над пеплом и всасывали его в себя. Парень взмахнул руками в разные стороны, крутнулся вокруг себя и смерчи полетели во все направления, разнося пепел убыра по Лесу.

Под ногами хрустела оплавленная и растрескавшаяся земля. Вокруг все выгорело. На некотором расстоянии от дымящегося круга стояли Деревья Великаны. Наступившая тишина буквально давила. Вот пронесся порыв ветерка, зашелестели листья, зашумели ветви. Деревья благодарили за помощь.

Лайэллон вынул из седельной сумки железную миску. Сосредоточился и в ней заплескалась вода. Со словами: - Попейте и умойтесь, я еще одну сделаю, - протянул миску Шанталь. Достал еще одну и проделал тоже самое. Напился сам и передал Ларри. Шанталь поделилась с Дэйли. Мужчины дали напиться Дэйлу. Лайэллон еще раз создал воду в мисках. Кое-как умылись. Деревья зашелестели сильнее и Дэйл сказал: - Нас предупреждают, что скоро начнется сильная гроза с ливнем.

В этот момент кольцо Ларри засветилось и раздался взволнованный голос Изи. Дракон чуть не плакал: - Ларри!!! Куда, вы, делись?! Погиб Ульвин, но уже поздно. Ты, не сможешь его вернуть. Мы не поймем, что случилось, и я не могу его достать. Ущелье узкое. Помогите!

Через Портал перешли к мифриловой пещере. Около нее стояли взволнованные гномы и взъерошенный Изя.

— Показывайте, где, - скомандовал Ларри. Орм подвел их к обрыву.

Шкор был в два раза больше Изи. Лайэллон на Мустанге спустился вниз, перекинул через спину химеры тело и снова поднялся вверх. Когда эльф поравнялся с обрывом, гномы сразу же подхватили тело и уложили на траву. Ларри подошел к нему. Орм отогнал всех подальше. Многие и сами отошли. Повелителя Душ побаивались.

Ларри начал осматривать тело. Провел над ним рукой, закрыл глаза и сосредоточился. Потом сказал: - Он умер раньше, чем упал. У него забрали Жизненную Силу. С кем, вы, тут воевали?

— Ни с кем. Ульвин пошел выбрасывать мумию большого орла. Когда заметили, что его долго нет прошло больше часа. Подошли к краю и увидели… - Орм хлюпнул носом, – что произошло?

— Не знаю. Хотя… Отойдите от меня подальше, – Ларри сел около тела и сосредоточился. Вздохнул, открыл глаза, посидел, снова закрыл и забормотал Заклинание Призыва. Около тела появился туман, постепенно принявший форму тела. Ульвин. Только туманный.

— Что с тобой случилось? – спросил парень.

— Я падаль пошел выбрасывать. Пока нес правая рука почему-то занемела. Взял в левую, понес дальше. Левая тоже начала неметь, ноги плохо слушались, закружилась голова. Мне показалось, что я куда-то лечу. Очнулся в густом тумане. Пошел вперед. Встретил гномов, бывших со мной в плену. Я спросил, как мы встретились? Вы же, умерли. Мне объяснили, что я тоже умер. Вот и все.

Ларри взмахнул рукой, пробормотал Отпускающее Заклинание и не вставая с земли посмотрел на притихших гномов.

— И куда, вы, влезли? Кто открывал пещеру?

— «Я ее открывал. Потом опять завалил. Мне показалось, что на камень нанесены Охранные Руны. Но, они были почти стершиеся от времени. Я хотел позвать тебя, а потом мы с Ормом решили, что просто кто-то припрятал мифрил. Я их даже не взламывал. Они от времени сами стерлись«, – Дэйл высунул голову из тургана и с виноватым видом смотрел на Побратима. Орм переминался с ноги на ногу с опущенной головой.

— Похоже на вампира, но труп не обескровлен, - высказалась Шанталь.

— Или на Демиурга, - проговорил Стальной Волк, вывалившись из пространства рядом с Дэйли, – Демиург может восстановиться, забрав Жизненную Силу.

Дэйли куснула своего мужа за щеку и сказала: - Почему, ты, не отзывался?! Нам пришлось сражаться с убыром. Твоя помощь нужна была.

— Я не слышал вас. Только сейчас твой зов пришел. Как только такого одолели? Вот поэтому-то, я тебя не слышал, - проговорил Волк. Гномы сбились в кучку подальше от тела.

— Не бойтесь. Покойный не опасен. Вы, можете его спокойно похоронить по своему обряду. Он вампиром не станет, не воскреснет. Для вас тело не опасно. А вот, кто был Демиургом, и кто тут его запечатал, мне очень интересно. Победить Демиурга. Это не так-то просто, - Волк задумчиво сел на землю неподалеку от гномов. Те шарахнулись от него и прижались к скале.

— Забирайте тело и пошли в ваше Розовое Подгорье. Сейчас гроза будет. И мы устали, – Лайэллон сел на Мустанга и направил его к тропинке вьющейся по склону горы. Гномы подняли тело и пошли следом за Лайэллоном. Хоронить первую жертву загадочной земли.


Глава 9. Подгорье Зеркального Зала.

Утром выспавшиеся исследователи, воспользовавшись гостеприимством гномов, плотно позавтракали. Лайэллон сказал, что сегодня попробуют пройти еще, начав с выжженной полянки. Гномы осмотрели их доспехи и пришли в ужас. С чем же столкнулись король и двойняшки, если их мифриловые доспехи напоминали решето. Все в пробоинах. Досталось в основном броне. Все остальное было почти целым. Хродгар предложил оставить у них. Покрутят. А взамен дадут из тех, что перебросил Дэйл. Поврежденные заменили броней из серебряного мифрила. Если не всматриваться, то сойдет. Так и поехали. У Шанталь доспехи были целыми. Ее деревья боялись. Химеры тоже были целы.

Десантировались на обгорелую полянку. Деревья Великаны поприветствовали громким шелестом. Шанталь помахала им рукой и попросила пропустить к Затерянному Городу. Шелест на несколько минут прекратился. Возобновился снова и впереди зазмеилась тропинка, свободная от подлеска. По ней и поехали. Ларри о чем-то беседовал с Шасхом. Лайэллон подъехал к ним поближе и все трое пришли к мысли, что не зря их так старательно направляют. Что будет на этот раз?

Примерно после полудня, когда начали подумывать об обеде, прямо перед путешественниками выросла горная гряда. Она тянулась в обе стороны и проще было ехать через нее, чем объезжать. Горы до половины поросли густым лесом и, чтобы не продираться через него, Ларри предложил перелететь. Дэйл и Дэйли были против. Им понравилось путешествовать, и поохотится не помешает. Шанталь подумала-подумала и присоединилась к миури. Дед с внуком решили не отрываться от коллектива. Довольные миури чуть углубились в лес по обе стороны. Со стороны Дэйла раздался шум, треск и прямо на Лайэллона вылетел огромный олень. Эльф свалил его из Жезла, но высказал обаяшке Дэйлу все, что он думает о такой охоте. Шанталь чмокнула деда в щеку и сказала, что брюзжание – признак старости. Лайэллон что-то буркнул под нос и принялся вместе с Ларри свежевать тушу.

После обеда поехали дальше. Тропинка вела в гору. Солнышко припекало. Дэйли отбежала в сторону и вскоре пришел ее зов: – «Тут так красиво, водопад и вкусная вода. Прохладно. Можно чуть передохнуть». Пока передыхали, Дэйл орлиным взором осматривал окрестности. Вдруг он вскочил и побежал к выступающей скале. Завернул за нее и позвал: - «Скорее сюда!!! Я такое нашел!».

Поспешили на зов. Дэйл стоял на выступе скалы, а перед ним… Огромные открытые ворота. Створки позеленели и поросли

мхом. Между ними выросли высокие деревья. Дэйл подошел к створке и заурчал. Вниз посыпались земля, кустики, трава и куски мха. Когда все осыпалось, стал виден искусно нанесенный узор. В центре было изображение молота.

— Напоминает тот, что Хорса в кладовке Академии отрыл, – сказал Ларри.

— У меня есть какие-то отрывочные воспоминания о древней легенде, о Подгорьи Зеркального Зала. Гномы покинули его из-за какого-то чудовища или катастрофы. Что-то крутится, а вспомнить не могу. Скарвальд, похоже, сам не все знал. Надо войти. Если это оно, то надо заселять, - Дэйл сунул нос внутрь.

— Сначала надо выяснить, что произошло. Чтобы гномы оставили открытыми ворота в Подгорье… - Ларри покачал головой. Лайэллон подъехал поближе.

— «Хорсу бы сюда. Ворлоу говорил, что он из Подгорья Мифрилового Молота. Мне кажется, они – потомки здешних гномов», - Дэйл выжидающе уставился на Побратима. Дед и внук переглянулись. Ларри кивнул. Дэйл сосредоточился, его булавка засветилась и раздался голос гнома: - Дэйл? Это, ты? Ты, где?

— «Я, на Кор Коэлай. Это земля Рода Стального Волка. Мы тут такое нашли… Ты, не задумывался о своем Подгорьи? Дед как раз Подгорья раздает. И, кажется, оно пустое».

— Задумывался. Мы, как раз думаем. Наше Подгорье маленькое. Многие хотят новое основать.

— «Я опять с тобой свяжусь. Вы, подумайте, и мы вас сейчас сюда перебросим».

Минут через десять Дэйл связался с Хорсой, тот сказал, что они идут. Ларри открыл портал, Лайэллон поддержал и на пятачок перед воротами выскочили десятка три гномов с рюкзаками за спиной и оружием в руках. Впереди стоял Хорса. За прошедшее время гном еще больше раздался в плечах. Борода стала длиннее, и он выглядел весьма представительно. Гномы открыв рты смотрели на огромные ворота. Хорса обошел открытую створку и уставился на изображение молота.

— Мифриловый Молот! Прадед рассказывал о Подгорьи Зеркального Зала. В нем добывали серебряный мифрил. Но, гномы вынуждены были его покинуть. Их начал убивать огненный монстр. Я думал, что это сказка, а тут… - Хорса задумчиво почесал затылок.

Шанталь огляделась и сказала: - Пошли разведаем. А то так до вечера гадать будем.

— На разведку, так на разведку. Хорса, твои пусть идут между химерами. Мы не знаем, какие тут могут быть сюрпризы. Если сможем со всем разобраться, выпишу на тебя Указ. Эти земли надо исследовать и заселить, - король поудобнее уселся в седле и послал Мустанга вперед.

Ворота были просто огромными и химеры спокойно вошли внутрь. Сначала шли по длинному коридору. Он был абсолютно цел. Шанталь создала небольшой шар, и он плыл над головами освещая все мягким оранжевым светом.

— Это центральный коридор Подгорья. Дальше начнутся ответвления. Главное угадать, какой из коридоров ведет в Главный Зал, - объяснил Хорса.

— Двери, двери, двери. Мы не сможем открывать каждую и смотреть, что там за ней. На это месяц уйдет, - проворчала Шанталь.

— Мы сами все осмотрим, - ответил Хорса, – двери маленькие. Это могут быть склады, коридоры к жилым помещениям.

— «Правый коридор ведет в плавильный цех. Он высокий, химеры пройдут. Надо посмотреть, что там. Из него обязательно будет ход к забою. Его тоже надо осмотреть. Здесь что-то есть. Я приложил лапу к граниту. На обычный фон наслаивается… страх! Такого я еще не видел. Скарвальд, тоже. Держите оружие на готове. Это может быть все, что угодно», – Дэйл непроизвольно вздыбил шерсть на загривке. В свете магического светильника его глаза отсвечивали зеленым и выглядел он жутковато.

Ларри о чем-то пошептался с Шасхом. Гномов при виде Змея слегка передернуло. Парень зыркнул на них, хмыкнул и в боковой коридор скользнул фантом огромного змея. Шасх покосился на Ларри и сверкнул глазом. Дэйли поджала переднюю лапу, мимо которой проскользнул змей. Ничего не происходило. Змей благополучно вернулся обратно. Шанталь и Дэйли шмыгнули еще в одно ответвление. Миури “слышали” друг друга, так что сестричек из виду не выпустили. Хорса сказал, что коридоры могут пересекаться или есть переходы из одного в другой. Карту бы… Дэйл предложил разделиться, но Лайэллон был против. Примерно через час из бокового ответвления вынырнули Сестрички. Они наткнулись на большую комнату, в которой было много свитков. Рыли все подряд и в красивой шкатулке нашли карту. Шанталь протянула Хорсе большой свиток, крепившийся с двух сторон к держателям. Гном развернул его и взвыл: - Здесь все нанесено! И есть Магическая Метка. Только вот, что это за предмет?

— Это шкатулка. Вы, ее случайно не захватили? – Шасх довольно покачивался над плечом Ларри.

— Случайно – вот она, - Шанталь протянула Хорсе шкатулку. Гном начал ее крутить.

— «Надави на желтый камень, который на крышке, - сказал Дэйл и пробурчал, - откуда я это знаю? Даже Скарвальд удивлен».

Гном надавил на камень, на карте засветился ярко-желтый огонек. Пошли вперед, сверяясь с картой. Даже вернулись немного по другому коридору. Без карты и огонька бродили бы дольше.

— Другими чернилами обозначено очень большое помещение. Это наверняка Главный Зал, - сказал Хорса.

— «Веди. Мы пока ничего враждебного не встретили. Все механизмы на месте и двери не заперты. Меня это нервирует. Если мы найдем готовые слитки или изделия, я спать перестану. Такого просто не может быть! Чтобы гномы по своей воле оставили все это!!!» – Дэйл аж слюной подавился от возбуждения.

— Мне тоже все это очень, очень не нравится. От чего бежали гномы? Хорса, мы должны заглянуть в жилые комнаты, – Лайэллон в упор посмотрел на гнома своими волчьими глазами. Тот слегка поежился. Пошли дальше. Дэйл приложил лапу к стене и постоял с закрытыми глазами. Повернул в сторону, толкнул лапой крепкую дверь, обитую стальными полосами. Вошел внутрь. Через пару минут пришел его зов: - «Идите сюда! Я нашел жилую комнату».

Все кинулись к миури. Химер оставили рядом с дверью. Не влезут. Вошли и Ларри задумчиво пробормотал: - Драпали господа гномы. Даже кто-то трубку забыл!

Действительно. На низеньком столике около масляной лампы лежал маленький свиток, почти истлевший. Рядом виднелись останки пера. Все было покрыто толстым слоем пыли. Около чернильницы лежала трубка. Лайэллон взял ее в руки. Осмотрел и сказал: - У меня волосы на голове скоро шевелиться начнут. Из трубки курили. Ее даже не выбили! Кто-то бросил и в панике бежал!

Раздался противный скрип. Это Шанталь открыла дверцы шкафа и сунула туда нос. Чихнула. Открыла дверцы пошире, что-бы видно было и сказала: - Полюбуйтесь. Весь гардероб на месте. Вернее, легкая одежда. Теплых вещей нет. Пустые полоч-ки, – все дружно уставились в открытый шкаф.

— «Зимой драпали, - сделала вывод Дэйли, – только от кого?»

Ларри стоял с закрытыми глазами и что-то сосредоточенно бормотал. Посреди комнаты проявилась призрачная фигура.

— Как тебя зовут и что это за место, - прозвучал первый вопрос. Фигура колыхалась и ничего не отвечала.

— «А, ты, вот так спроси», - в голове Ларри зазвучал басовитый рык Дэйла. Он вкладывал Побратиму в голову вопросы на кхуздуле и переводил ответы. Процесс пошел.

— Мое имя Урс. Это Подгорье Зеркального Зала. Мы добывали серебряный мифрил. Слитки покупали наши братья и сильфы из Андунэлена. Жила уходила глубоко вниз. Рудокопы разбудили Огненного Зверя. Погибли многие. Мы не могли его остановить и пришлось бежать в чем были и все оставить. Я был капитаном хурда. Все погибли, но остальные сумели уйти из Подгорья. Где они теперь, я не знаю. Здесь нет никого. Печи, механизмы, кузницы, все целое. Инструмент весь здесь ос-тался. Огненный Зверь ничего не разрушил. Он вернулся обратно в свою нору. До сих пор там сидит.

— А где эта нора? – спросил Ларри.

— В Зале Каменных Сосулек. Зверь ушел из Южного Забоя. Он выжег новую нору и до сих пор там.

Ларри отпустил дух гнома и посмотрел на деда. Тот задумчиво поглаживал подбородок. Все молчали. Наконец эльф отмер и спросил: - Хорса, где находится Зеркальный Зал? Далеко отсюда?

— Два коридора пройти. Близко совсем. И они широкие. На химерах можно ехать.

Все вышли из комнаты. Гномы старались идти между химерами. Как ни жутко выглядели твари, но это, все же, была защита. Сверяясь с картой прошли второй коридор. Остановились перед высокой дверью, украшенной затейливой резьбой. Переглянулись. Лайэллон что-то буркнул и толкнул створку.

Впереди была кромешная тьма. Шанталь и Дэйли сотворили два светящихся больших шара и забросили их в Зал. Дэйл толкнул лапой вторую створку, и все вошли внутрь. Вокруг них заплясали всполохи пламени. В них двигались темные фигуры, в которых путешественники узнали самих себя. А на возвышении стоял… Трон! Выточенный из черного мрамора и украшенный золотом и зеркальным металлом. Легендарный серебряный мифрил в невероятном количестве. Все стены снизу доверху были зеркальными. Потолок абсолютно черный и кое – где, когда попадал свет, вспыхивали звезды. Лайэллон спрыгнул с Мустанга, прошел через весь зал и уселся на трон.

— М-да. Маловат будет. Коленки торчат. Хорса, иди садись. Твой это. Мне не по росту, – эльф встал, а Ларри подпихнул гнома в спину. Хорса подошел к трону и потрогал сиденье ладошкой. Лайэллон посильнее подпихнул его в спину и гном, чтобы не упасть, шагнул на возвышение. Его подхватил поток воздуха, развернул, и будущий Старейшина Подгорья Зеркального Зала шлепнулся задницей на трон.

— Ну, наконец-то. Я уже думал, что ты, никогда не умостишься. Вот так и сиди. Увереннее, голову выше, подбородок приподнял, плечи расправил. Взгляд! Не смотри, как испуганная мышь. Взгляд уверенный и властный. Порепетируешь. Указ я продиктую, когда в Аркоресс вернемся, – Лайэллон явно забавлялся ситуацией.

— Дед, короны нет! Интересно, как она должна выглядеть? – Ларри осматривал комнату на предмет обнаружения искомого головного убора.

— «Вот, как она выглядит. Красивая!» - Дэйли стояла возле одной из колонн. На ней был изображен длиннобородый гном с широким сверкающим обручем на голове. Он был сделан из серебряного мифрила и украшен золотом и сверкающими белыми камнями. Лайэллон подошел поближе. Посмотрел под разными углами и сказал: - Хорса. Это не просто камешки. Это - бриллианты. Здесь где-то есть алмазное месторождение. Или сам ищи, или, может быть, нам попадется. Подумаем.

Дэйл подошел поближе и задумчиво рассматривал блестящие камешки. Шанталь предложила пообедать остатками оленя и идти дальше. Скоро вечер, а они еще не узнали, от чего драпали гномы.

Пока ели, внимательнее рассмотрели карту. От Зала ответвлялись три коридора. Один из них, в свою очередь, имел несколько ответвлений и одно из них заканчивалось кругом с красным крестиком.

— Вот это, – Ларри ткнул пальцем в круг, - и есть наша цель. Пошли. Шани права. Надо понять, что там.

— Или кто, - буркнул Хорса.

Пошли именно в этот коридор. Благодаря карте шли прямо к цели и через полчаса были на месте. Шанталь опять сотворила огненный шар и запустила в большой зал. Дэйли сделала еще один. Вошли в зал и раскрыли рты. Сверху свисали огромные каменные сосульки. Внизу струились маленькие ручейки, кое-где собираясь в небольшие озерца. Посредине, под самой большой сосулькой зияла огромная яма. Каких-либо следов не было. Все разбрелись по залу. Дэйл выкатил лапой не

высокий круглый шлем. Ларри наклонился, всмотрелся в землю, шагнул за торчавшую из земли сосульку и сказал: - А вот и защитники Подгорья. Некоторые, во всяком случае.

— Здесь тоже куча доспехов, оружия. А где скелеты и трупы. Не знаю, что должно быть за это время. Почему в доспехах ничего нет? - Ларри прихватил попавшие под руку доспехи и вынес их на свет. Шасх покачивался над его плечом. Шанталь засветила огонек прямо над кучей и поворошила ее кончиком меча. Дэйли подошла и толкнула доспехи лапой. Крайние скатились вниз. Миури поворочала их лапой, переглянулась с Сестрой.

— Ого! Это, как же они горели, что сгорели полностью, а то, что не сгорело вплавилось в металл! И сам металл местами потек, – Шанталь уважительно посмотрела на оплавившиеся мифриловые доспехи.

— «Не расслабляйтесь! Под землей что-то есть. Что-то огромное и его Сила похожа на… На Силу Дэйли она похожа! Это… Огненный Дэв!!!» – Дэйл сдал задом к ближайшей груде камней.

— Мать твою! – прокомментировал Лайэллон и вынул из ножен блестящий меч, – Ларри, Заклинание Саламандры. Не забудь. Дэйл, ты тоже. Господа гномы, сдали задом вон за ту груду камней и сидите тихо, как мыши в амбаре.

Слегка тряхнуло. Земля загудела. Огромная яма осветилась и свечение все время становилось ярче.

— Лайэллон, создай огромный шар воды. Настолько большой, насколько хватит твоей Силы. Мы сейчас выманим его. Когда выскочим из ямы, вылей воду на то, что будет гнаться за нами. Иначе, никак не одолеем, - скомандовала Аялинэ. – Девочки! Готовы? Пошли в яму. Мы должны выманить тварь наружу, но не дать ему выйти. Дэйли, ты в химере пробегись по стенке ямы. Дэв почует соперника. Мы должны подвести его под водный шар Лайэллона, но сами не попадайтесь!

И девочки пошли “на дело”. Дэйли пробежалась по стенкам ямы. Создала небольшой фаэрбол и запустила его вниз. Шанталь крикнула: - Ларри! Здесь все пропитано Силой! Тебе передать?

— Давай немного. Рискну, - отозвался двойняшка.

Шанталь перенаправила брату разлитую в пространстве чистую Силу Стихии. И себя любимую не забыла. Ее корона засверкала расплавленным золотом.

— Вот бы нам сделать накопитель. Мы бы Силу Огня для плавки использовали, - мечтательно протянул Хорса, выглядывая, как хомяк, из-под огромного камня. Дэйл куда-то шмыгнул. Его не было несколько минут. За это время дамы спустились еще ниже. Появился Дэйл. Рядом с ним плыл громадный кристалл. Он положил его на пол и снова куда-то умчался. Припер еще один. Это продолжалось довольно долго. Миури быстренько нанес на кристаллы руны и передал: - «Направляйте».

Над ямой появился огненный сгусток, все время разраставшийся, и увеличивающийся в диаметре. Дэйл забормотал, Ларри взмахнул руками, и огненная река потекла к кристаллам. Они начали потихоньку светлеть и светиться изнутри мягким оранжевым светом. Гномы, как зачарованные, смотрели на это действо. Засветился медальон Лайэллона: - Дед, воды много надо. Оно большое и раскаленное. Даже мы не сможем с ним справиться. Не сгорим, но и не остановим. Даже в корону уже не влезает. Такого еще не было! Ая белым светится. У Дэйли ошейник тоже под завязку забит. Твою мать! Вот это монстр! Отойдите все, как можно дальше. Гномов в другой зал. Быстро! Дед, побольше воды. Ая! Уходим!!! – дальше последовал большой королевский загиб. От ямы полыхнуло таким жаром, что даже через Заклинание пробрало и у эльфов затрещали волосы, а доспехи раскалились до красна. Дэйл аккуратно отсоединил кристаллы, и они поплыли в другой зал. Гномы шмыгнули туда-же. Донеслись их восторженные вопли. Ларри и Лайэллон отступили от ямы, как можно дальше. Парень подкачивал деду свою Силу. По лицу эльфа катился пот. Губы побелели от напряжения.

— Шани! Ну, что-там? Мы уже еле держимся, - крикнул дед.

— Считаю до пяти. На пять выливаете воду. Раз. Два, – земля загудела. Вода на полу зашипела и все заволокло паром. Ларри подпустил ветерок, чтобы хоть яму видно было.

— Три, – от нестерпимого жара забивало дыхание. Легкие горели. Не хватало воздуха. Сосульки раскалились и затрещали. Куча доспехов, лежавших ближе к яме, раскалилась добела и начала течь.

— Четыре. Еще чуть-чуть. Твою мать! Дэйли! Поднимайся! Быстрее! Ты, не справишься с ним. Мы с Аей тоже.

У деда и внука трещали волосы. Глаза слезились от жара. Легкие пекло огнем. Дэйл и гномы даже не высовывались. Они разглядели, что стены коридора почернели от огня и поняли, что тварь вполне может вылетать из своей ямы.

— «Ларри! Вы должны придавить его там, или мы превратимся в головешки!» – передал перепуганный миури.

Короны эльфов светились. Все, что они только что закачали, уходило на поддержание Заклинания Саламандры и водяной шар. Из ямы вылетел Ворон с Шанталь на спине. На ее запястье во весь рост стояла Ая.

– Дэйли!!! Скорее!!! – волосы девушки полыхали огнем. Саламандра горела в пламени. Ворон был весь закопченный и кое-где обгоревший. Из ямы выскочил дымящийся саблезуб. Закопченный, обгоревший и ярко полыхающий изнутри. Снизу донесся разочарованный рев. Землю затрясло. Жар стал нестерпимым. Ларри и Лайэллон уже ничего не видели в белой стене полыхающего пламени.

— Пять!!! – проорала Шанталь.

Лайэллон “отпустил” воду и толкнув Ларри проорал: - На пол!!! Все на пол! - раздался оглушающий грохот. Деда и внука впечатало в стену зала и перед ними рухнули несколько сосулек. Шанталь размазало по противоположной стене. Дэйли вынесло в соседний зал. Ее саблезуб пролетел мимо изумленных гномов и впечатался в стену зала. Там и остался лежать. Дэйл понесся к сестре, на ходу причитая: - «Дэйли! Дэйли!»

— «Да, живая я. Сейчас встану. Химера, кажется, выдержала».

Рядом материализовался Стальной Волк.

Дэйли сумела открыть застежки и высунула голову из химеры. Ее шерсть стояла дыбом и раскалилась. Миури выпрыгнула на пол и от ее лап повалил дым. Вокруг образовались дымящиеся воронки, а камень пошел трещинами. Гномы тараканами тихо заползли в какие-то щели и старались не дышать.

Волк пошел в соседний зал и буквально сел на задницу. Зал был покрыт грудой битых камней. Пар потихоньку рассеивался. Из-за груды обломков вылезли закопченные эльфы. Шкор и Мустанг удивительным образом остались целы. Ударная волна свалила их с ног. Сверху обрушились камни и прикрыли от волны раскаленного пара. Шанталь на Вороне умудрилась втиснуться в какую-то щель. Перед ней рухнула большая сосулька. С одной стороны, она была вся раскрошена. Но те, кто был за ней остались целы. Повсюду валялись окровавленные и дымящиеся ошметки. При соприкосновении с ледяной водой Дэва разорвало на куски. Громадная сосулька в центре зала раскачивалась и трещала. С нее все время сыпались мелкие камешки.

— Дэйл!!! Сделай так, чтобы эта дрянь перестала меня раздражать! – рявкнул Стальной Волк. Миури сунул морду в зал. Что-то пробормотал, и громадная сосулька рухнула вниз, полностью закрыв собой яму в полу. Дэйл еще что-то побормотал. Сосуль-ка провернулась, чуть просела и стала почти вровень с полом. Последний дымился и Дэйл ушмыгнул обратно.

— Что здесь произошло?! – Волк обалдело оглядывался вокруг.

— Это мы Огненного Дэва на Дэйли подманивали, - сообщила Аялинэ, – у нас получилось.

Последовал рев и большой королевский загиб. Отбушевавшись, Волк предложил перейти в более целое помещение и все ему рассказать.

Перешли в Зеркальный Зал. Там их дожидались остатки оленьей туши. За ужином все рассказали Волку. Спать устроились тут же. Сил на портал уже не было. Волк хмыкнул и сказал, что подежурит.


Глава 10. Тимерис. Задолго до описываемых событий.

Храванон затаился в небольшой нише около кабинета Ардхонадара - Повелителя Тимериса. Если его здесь обнаружат, то придется много объяснять, а Советнику этого очень не хотелось. А вот узнать, зачем Повелитель в такую рань вызвал своего младшего сына Армаэла – хотелось. Храванон пробормотал Заклинание Острого Слуха и затаился между толстыми ветвями дерева и выступами каменной кладки. К его величайшему разочарованию разговор шел ни о чем. Армаэл рассказывал, что у его Побратима, дракона Таэрара уже двое детей: Летон и Шеба. Советник начинал потихоньку закипать. «Из-за этой чепухи я рискую своей репутацией!» Храванон уже хотел уйти, когда его обострившийся слух уловил шелест шагов.

Мимо него прошел Морохир. Воин и маг. В обычном состоянии Храванон даже не услышал бы его шаги. «Зачем Повелитель вызвал Разведчика Миров? Это становится интересным». Советник весь превратился в слух. Морохир бросил быстрый взгляд в его сторону. Сидевший у него на плече Крак сверкнул черным глазом. Храванон поежился. Морохира уважали и боялись. Боялись даже больше. Морохир из Рода Черного Ворона был загадочной личностью даже по эльфийским меркам. Мастер Мечей, уже около четырехсот лет постигавший высокое искусство, был серьезным противником. О его магических способностях ходило много слухов, сплетен и легенд. Любимый ученик Верховного Мага Хэрунэмана в совершенстве владел Ментальной Магией и мог подчинять себе все четыре Стихии, хотя и не настолько совершенно, как маг какой-то одной. Ему и Ментальной Магии было достаточно. Будучи совсем молодым, он вышел победителем из нескольких магических дуэлей с более опытными магами. Больше его не трогали. Ходили слухи о его способности управлять душами умерших разумных и животных. Поговаривали, что он даже фэа эльфа может себе подчинить. Короче, ему лучше лишний раз на глаза не попадаться. Храванон даже дышать перестал.

Морохир благополучно прошел мимо и закрыл дверь. Советник позволил себе долгий вздох облегчения и весь обратился в слух.

— Я пришел по твоему вызову, Повелитель, - донесся тихий голос Морохира.

— У тебя есть Ворота Миров? – прозвучал вопрос Ардхонадара.

— Да, Повелитель. Я, ведь Вер’рон - Странник Миров.

Храванон похвалил себя за то, что у него хватило сообразительности и золота сделать себе переходник.

— Я дам переходник Армаэлу. Вы, должны подобрать подходящий для заселения мир. Хватит ему быть вечным принцем. Он уже женат. Отец двоих детей. Чем скорее, вы, это сделаете, тем лучше.

— Все будет сделано, Повелитель, - прозвучал спокойный, тихий голос Морохира.

— Вы свободны. Оба. Я должен поработать, - слегка скрипнул стул, когда Ардхонадар сел за стол. Зашумели шаги. Еле слышно скрипнула дверь. Мимо затаившегося Советника прошел Армаэл. За ним Морохир. Храванон сам не заметил, как перестал дышать. Когда шаги затихли вдалеке, втянул в себя воздух и постарался, как можно тише и незаметнее исчезнуть из личных покоев Повелителя.

Услышанное давало простор для размышлений. Иримэ – дочь Армаэла, вошла в брачный возраст. И если ее отец станет Повелителем нового Мира…

Храванон быстрым шагом пошел к себе. Надо все обдумать. Самое главное, найти способ незаметно перейти с ними в новый Мир. Хотя бы раз и переходник сам “запомнит” нужное место.


Глава 11. Глубинный змей.

После завтрака искатели приключений на свою задницу отбыли на охоту. Ларри пообещал добычу переправить сюда же, в Зеркальный Зал. Определятся с кухней и приготовят.

Хорса покрутил карту и сказал, что они пойдут в западный тоннель. Разведают. В одной из шахт стоит значок, которым гномы обозначают месторождение мифрила. А черточка вверху сообщала, что это искомый серебряный мифрил. Руки у бородачей чесались нестерпимо. Отряд гномов, возглавляемый Хорсой бодро промаршировал в довольно высокий западный

коридор. Лайэллон буркнул, чтобы в случае опасности звали на помощь.

Дед и внук перебросили всех к воротам Подгорья. Дэйл побурчал, потопал лапой. С ворот обсыпались земля, кусты. Еще несколько пассов и стало возможно закрыть огромные створки. Вход в Подгорье сразу же приобрел ухоженный и представительный вид.

— «Дальше гномы сами обустроят. Пошли охотиться», - турган Дэйла бодро зацокал по камням. Лайэллон церемонно ему поклонился, и Мустанг потрусил следом.

Саблезуба Дэйли немного оттерли кусками оленьей шкуры, но все равно вид он имел потрепанный и бывалый. Ворона Шанталь оттирать даже и не пытались. Девушка загнала его под водопад, потом вывела на солнышко. Химера покладисто шла следом за ней, быстро подсыхая. Ая довольно жмурилась. Еще бы. Такое приключение! Стальной Волк трусил около Дэйли и с голодным блеском в глазах оглядывался по сторонам. Ларри ехал последним и о чем- то шушукался с Шасхом, покачивающимся над его плечом. Миури и Волк настороженно подняли головы и начали синхронно принюхиваться.

— «Олени! Готовьтесь. Мы их сейчас выгоним на вас», - передал Волк и вместе с миури исчез в зарослях. Ларри и Лайэллон взяли в руки Жезлы, преобразовав их в огнестрельное оружие. По виду, во всяком случае. Лучники они были никакие, несмотря на эльфийскую кровь. А вот из карабина, револьвера и пистолета стреляли на редкость метко.

Шанталь обходилась Жезлом. Хотя, на прошлый День Рождения Борин подарил ей пистолет. Такой, как у деда. Сумели-таки скопировать. Только на рукоятке вместо орла красовалась золотая Саламандра. И стреляла девушка уже довольно метко, хотя до уровня деда еще не дотягивала.

Вскоре затрещал подлесок и на охотников вылетело несколько крупных оленей. Двоих свалили, остальные разбежались в разные стороны. Из зарослей появились загонщики. Волк и Дэйл несли тушу крупной телки, которая попала ногой в яму и сильно покалечилась. Все равно не выживет. Мужчины занялись тушами. Миури и Волк пировали тут же, лежа на мягкой зеленой травке. Рядом журчал прозрачный ручеек. Что еще надо для обеда?

Хорса и его отряд бодрым шагом шли по туннелю. Гном связался с Ларри и сказал, что потолок довольно высокий, но верхом на Шкоре он не пролезет. Парень сообщил об удачной охоте и сказал, что они с добычей переходят в Тронный Зал. Там есть огромный камин, и он каким-то непостижимым образом работает. Шани проверила. Гномы, воодушевленные перспективой вкусного обеда, ускоренным маршем потопали вглубь тоннеля. Шли так довольно долго. Тоннель разветвлялся, но в боковые ответвления не лезли. Позже осмотрят. Шли к месту, отмеченному значком. Еще через какое-то время Алоф, самый старший из отряда Хорсы, сказал: - Странный след. Как мешок тянули. Начался около бокового коридора и ведет в нужном направлении.

— Может руду тянули? Здесь сухо. Этому следу может быть несколько тысячелетий, - пробурчал Хорса, – нам все равно в ту сторону. Посмотрим. Оружие приготовьте на всякий случай, – гном отцепил Волшебный Молот и перехватил его поудобнее. Рядом с ним шел Фривин, в руках у которого была карта с огоньком. Над головами плыл Магический Светильник, сделанный Шанталь. Когда огонек тускнел его подпитывали Силой. Все лучше самодельных факелов. Алоф оглядывался и прислушивался. Хорса не выдержал: - Что с тобой?

— Дед как-то рассказывал о глубинном змее. Они водятся там, где есть подземные озера. Питаются рыбой, но и от гнома не откажутся. Я видел на карте значок воды в конце одного из боковых тоннелей. Может быть, это он? И след подходит. Давай, хотя бы, Ларри позовем. Змей огромный и можем не справится с ним.

— Шасх расстроится. Змей-советчик Ларри, - улыбнулся Хорса.

— Вот у него и спросим. Он будет знать, - Алоф поудобнее перехватил рукоять секиры. Хорса начал всерьез задумываться, что он прав. Если бы волокли мешок, остались бы следы тех, кто его волок. А вот следов как раз и не было. Гном вложил в Светильник побольше Силы и постарался поднять его повыше. Мерцающий огонек высветил в глубине тоннеля две светящиеся точки. Они были на уровне пола и вдруг резко взмыли под самый потолок. Хорса вложил в Булавку Связи побольше Силы и заорал: - Ларри, Дэйл, помогите!!! – постарался еще вложить Силу в Булавку, чтобы их легче было найти. Раздался голос Ларри: - Идем. - В ту же секунду из темного тоннеля вылетела огромная голова. Хорса не думая запустил в нее Волшебный Молот. Раздался рев, и огромная башка начала молотить об пол и стены. Гномы шмыгнули за камни и в какие-то расщелины. Хорса попытался вернуть Молот, но не тут-то было. Гном ощущал его, но молот не возвращался. Раздался треск и в открывшийся портал впрыгнули Дэйл и Стальной Волк. Последний поверг гномов в сильный душевный трепет. Они его таким почти не видели. Выйдя из Зала Каменных Сосулек Волк принял “пушистый” облик. Сейчас громадный стальной монстр с горящими глазами пугал еще больше глубинного змея. Следом проскочил Ларри и последним перешел Лайэллон.

— Это еще, что такое? Шасх, это твой родич? – спросил эльф.

— Это глубинный змей. Убиваем, как и все живое. Только огромный очень, – Шасх покачивался над плечом Ларри. Парень взял в руки Жезл. Король тоже. Змей метался и свивался в кольца, круша все вокруг. Часть свода уже обвалилась. Ларри примерился и белый луч срезал голову змея. Вернее, перерезал ее пополам. Попасть по мечущейся цели было сложно. Змей завизжал, последний раз скрутился в кольца и замер. Лайэллон потыкал обрубок головы мечом.

— А это, что блестит? Хорса, никак твой чудо-молот. А, что он делает у змея в глотке, хотел бы я знать?

— Змей навис над нами, я метнул молот… Сам не знаю, куда попал, - начал оправдываться гном.

— В глотку змею, ты, его забил, - заржал Ларри, – как только попал?

Хорса протянул руку и в его ладонь улеглась, перемазанная кровью и еще какой-то непонятной субстанцией, рукоять. Гном скривился: – Помыть бы ее. Алоф, ты где тут видел озеро?

— Дэйл! Не надо! Не проваливай его! Я из него королевское жаркое делать буду. Правильно приготовленный змей очень вкусный. Только нужны некоторые травки и корешки, – один из гномов присел на корточки и пощупал громадную тушу, – хороший, откормленный. Вкусное жаркое будет.

— Это людоедство! – проворчал возмущенный до глубины души Шасх.

— Змееедство, - поправил его Ларри, – нам не привыкать. Мы уже оркоедством и огроедством занимались. Когда через Белое Безмолвие шли. Джо нас накормил.

— Ты, готовь. Попробуем, - скомандовал Лайэллон. Повернулся взмахнул рукой и на молот Хорсы вылилось ведро воды.

— Благодарю, Повелитель, – Хорса расплылся в довольной улыбке и собрался прицепить Молот на пояс.

— Я бы на вашем месте не расслаблялся. Вы, убили самку. Должен быть еще самец. Или самец и еще одна самка. Поодиночке глубинные змеи не живут. Дальше в тоннеле должно быть их гнездо, - “обрадовал” всех Шасх.

— Надо идти, – Хорса с надеждой посмотрел на эльфов и миури, – там залежи серебряного мифрила. Из-за него сюда и полезли. Есть там гнездо или нет, разведывать придется.

— И запас еды пополним. Нужно поискать ледник или самим сделать. Чтобы мясо не пропало, - русобородый гном-повар хозяйским глазом окинул огромную тушу змея.

— Отправим пока в Тронный Зал. Разберетесь. Ларри, обмотай тушу “Путами” и вместе с Волком закиньте. Открываю, – скомандовал Лайэллон. Вокруг туши обмотались силовые веревки и стянули ее в более компактный узел. Открылся портал и туша улетела в тронный зал. Оттуда донесся возмущенный вопль валькирии: - Это еще, что за деликатес?! - Ларри помахал сестре рукой и портал закрылся. Сводный отряд гномов, эльфов и миури перестроился. Впереди шел Фривин с картой. Его прикрывал Стальной Волк. Следом за ними шли Лайэллон и Ларри. Будучи самыми высокими, они шли посередине в самом высоком месте тоннеля. И то, иногда им приходилось пригибаться. По бокам шли гномы. Между двумя последними шел Дэйл. Он постоянно оглядывался и принюхивался. Так шли уже часа полтора. В животах довольно громко урчало, а повар Хаминг, рассказывал громким шепотом рецепты блюд из змея. Через полчаса такого развлечения Лайэллон сказал, что еще немного, он будет согласен и на змея. Дэйл и Волк успели наесться оленины и шли молча. Еще через полчаса Ларри предложил отметить место на карте, пойти поесть, а потом продолжить. Несколько гномов проголосовали ‘’за”. В остальных жадность боролась с голодом. Дэйл вздыбил шерсть на загривке, сдал задом в небольшую выемку в скале и сообщил: - «А вот и обед ползет. Даже два. Волк, ты, что скажешь?»

— Поддерживаю. К бою готовься! – рявкнул Стальной Волк. Гномы покрепче ухватили секиры. Дед и внук трансформировали Жезлы. Ларри в карабин, типа Карабин Джо. Лайэллон ограничился привычным пистолетом. Положение осложнялось тем, что стояли на широкой площадке, образовавшейся выходами из трех больших тоннелей. Оставалось угадать откуда выползет или выползут змеи. Дэйл сказал, что слышит запах из южного. К нему примешивается запах тины и рыбы. Лайэллон сосредоточился: - В той стороне чувствую большое количество воды. Озеро или река. Точнее не скажу.

— Южное, - вынес вердикт Стальной Волк, – жаль, нет наших Саламандр. Подсветить бы.

Лайэллон лучом разрезал светящийся шар, плававший под потолком и скомандовал: - Ларри, сдуй один в тоннель.

Ларри махнул рукой и один из шаров, ярко вспыхнув, полетел вглубь тоннеля. Почти сразу он высветил массивную башку, бывшую раза в два больше предыдущей. Не сговариваясь дед, и внук выпустили лучи по башке. Попали оба и от визга заложило уши. Змей в конвульсиях свивался в кольца, круша все на своем пути. Дэйл топнул лапой и перед ним обвалилась часть тоннеля. Буркнул: - «Поправлю после. А то еще передавит».

В последней, самой сильной конвульсии, тело змея разрушило преграду и вывалилось из тоннеля. Змей был мертв. Ларри подошел к нему, потыкал мечом: - Готов. Пакуем и отправляем на кухню.

— Подожди паковать. Я чую с того же тоннеля еще запах. Там еще один змей, – Стальной Волк нервно помахивал хвостом. Ларри сосредоточился и светильник поплыл вглубь тоннеля. Вдруг огонек погас и донесся истошный визг.

— Пасть обжег. Волк прав. Там еще один, - сказал парень.

— Одна. Это еще одна змея, намного меньше первой, - успокоил всех Шасх.

— Как выманивать будем? Их добить надо. Руду гномы и сами найдут, а вот со змеями не справятся, – Лайэллон задумчиво оглядел сводный отряд истребителей змей.

— Подождите. Она сама выползет, когда увидит, что самец мертв. Чтобы отомстить. Будьте внимательны, она может броситься, - Шасх свернулся в кольцо и исчез.

— «Сбежал, – прокомментировал Дэйл, – запах усиливается. Ларри, подсвети выход из тоннеля. Второй раз огонек есть она уже не будет».

Огонек подплыл к выходу из тоннеля. Завис. Ларри направил его немного вглубь. Чтобы глаза не слепил. На выходе из тоннеля лежало скрученное в кольца тело убитого змея и груда камней от обвала, устроенного Дэйлом. Оставался только узкий проход вверху. Это всех и спасло. Змеиная голова вылетела из тоннеля и попыталась ухватить стоявшего с краю гнома. Стальной Волк успел закрыть его собой. Клы-

ки заскрежетали по непробиваемой шкуре.

В следующую секунду Волк прыгнул и громадные клыки сомкнулись на глотке змеи. Захрустело. Змея обкрутилась кольцами вокруг стального монстра, но это были уже последние конвульсии. Демиург был ей не по зубам.

— Получите ваше жаркое, - сказал Волк. Что-то захрустело, – Дэйл, а мясо-то, недурственное. Мягкое такое. Свинину напоминает, даже нежнее, – раздалось довольное чавканье. Дэйл подошел, принюхался. И зачавкал рядом с Волком. Гном, которого прикрыл Волк, подошел поближе и пробормотал: - Я не хочу отрывать господина от трапезы. Но… Я должен поблагодарить. Ты, спас мне жизнь.

— Принимаю. Эй, повар, а что, ты, там рассказывал насчет жаркого?

Тушу змея и то, что осталось от пиршества Волка и Дэйла связали и забросили в открытый портал. Гномы бодрыми зайчиками попрыгали следом. За ними прошли Ларри и Лайэллон. Стальной Волк возник прямо посреди зала, встряхнулся и улегся под боком у Дэйли сыто жмурясь.

В громадном камине горел огонь, а на вертеле крутилась туша оленя. Ее успели освежевать. Разделывать Шанталь не стала. Вместе с Дэйли они нанизали ее на вертел. Девушка создала фантом. Рядом с тушей сидел ушастый гоблин и вертел рукоятку. Он был, как две капли воды похож на библиотекаря Повелителя Икрика. Тот чуть было не пошел здороваться. Это вызвало здоровый смех. Внеплановое приключение благополучно закончилось.


Глава 12. Черный Рыцарь.

Заночевали у гномов. Пока воевали со змеями, пока ели. В ночь никто никуда не пошел. Хаминг по карте нашел кухню. Все было абсолютно целое. Боковое ответвление вело к небольшому подземному ручейку. Котлы и кастрюли отмыли. Повар вместе с Ларри перешел на полянку и нашел почти все нужные корешки и травки. Кое-что было у него с собой. Возник вопрос с солью. Ларри связался с Изей. Открыл портал, и дракон закинул в него довольно большой мешок соли. Соляное Подгорье Октара начало свою работу. Хаминг был в восторге. Попросил оставить координаты. Соль всегда нужна. Наготовили жаркого из змеев.

Шани скривилась, но все-таки лизнула раз, другой и зачерпнула ложкой полную миску. Ларри почесал затылок, кивнул самому себе и в его руку улеглась пузатая фляжка “Черной Лозы”. Хватило на объединенный тост “За победу и основание Подгорья”. Хорса сказал, что он еще желающих найдет. Подгорье просто огромное. Его только заселить. Все уже есть. Дэйл создал накопители. Можно первую плавку сделать. Нужны часовые и наблюдатели. Вдруг, есть еще змеи или какая-нибудь другая дрянь. Шанталь рассказала о “Розовом” Подгорьи. Ее рассказ вызвал разочарованный вой. Дам уже разобрали.

Утром все вышли из Ворот. Гномы сразу начали их осматривать. Лайэллон вытянул ладошку и пробормотал: - Так и знал. Везенье кончилось.

С неба моросил меленький дождик. Небо было все затянуто тучами. Явно надолго. Хорса предложил еще одну прогулку по тоннелям. В этот момент засветилось кольцо Ларри.

— Ларри! Мы схватились с йоргами. Много раненых. Эти твари не кончаются и за их спинами маячит рыцарь в черных доспехах!

— Тромриг!!! Какого, вы, тянули!!! Идем, – Ларри связался с Изей, – надо оркам помочь. Готовься. Перейдем – заберу.

В небе над головами йоргов открылся портал и из него вылетели три химеры. Еще две выскочили невысоко над землей. Рядом с Тромригом возник Стальной Волк и рявкнул: - Был приказ не заниматься тупым героизмом?!

— Был. Но… Нам стало стыдно! Не справиться с этой мелочью… Они, гады, прут и прут, - полуорк стряхнул пот со лба и взмахом фламберга располовинил химеру вместе с седоком. В небе, около Ларри, вынырнул Изя. Шанталь и Ая носились на Вороне и жгли все, что попадет под руку. Дэйл и Дэйли проваливали и поджигали. У них это отработано. Лайэллон окинул опытным глазом поле боя и сказал: - Ларри, они тут сами закончат. Пошли с Черным Рыцарем побеседуем, - дед и внук полетели в ту сторону, где виднелась черная фигура верхом на черном каоли с на редкость густой и длинной гривой.

— И коня черного подобрал. Дешевка! – буркнул Лайэллон. Рыцарь поскакал в сторону небольшого леса, видневшегося на горизонте. Шкор и Мустанг взмыли в воздух, быстро его догнали и преградили дорогу.

— Стой! – рявкнул король. Черному Рыцарю ничего не оставалось, как остановить коня. Все равно дорогу загораживали рычащие химера-дракон и крылатый конь-монстр.

— Ты, кто такой? – высокомерно спросил Лайэллон.

— Кто, ТЫ! такой?! И по какому праву здесь командуешь? – крикнул воин в черных доспехах. Он говорил на эльфероне, но слова произносил немного не привычно. Так же говорил и дух Календила.

— Я – Повелитель этого мира! – рявкнул Лайэллон. На его голове возникла блестящая корона, выглядевшая сделанной из куска льда. Ларри сделал видимой свою, угольно-черную. Рыцарь всмотрелся в короны и удивленно выдал: – Сильфы! Ваши короны. Это же Накопители! Где, вы, их взяли?!

— Они дарованы Высшими, - гордо заявил Лайэллон. Черный Рыцарь присмотрелся к всадникам и сказал: - Ментальные Маги. Очень сильные. Так это, вы, стали у меня на дороге?

— Или, ты, у нас! – заявил король, – лучше уйди сам. Двух вожаков в одной стае не бывает.

— Потомки Демиурга. Из какого, вы, Рода? – снова спросил Рыцарь.

— А, ты, из какого? Что, ты, здесь вообще делаешь? – спросил Ларри.

— Молодой, наглый и сильный. Это, ты, моих шаманов уничтожил?

— Одного - я. Одного – дед, - заявил Преемник Повелителя.

— Оставьте мне Коэ-На, и я вас не трону, - предложил Черный Рыцарь.

Лайэллон скрутил из пальцев известную фигуру и со злорадной ухмылкой продемонстрировал ее оппоненту.

— Не хотите по-хорошему… - на головы Лайэллона и Ларри обрушилась волна чужой воли. Ларри сосредоточился и вот чудовищная, по своей силе, ментальная атака превратилась в дармовый источник Силы и плавно потекла в его корону. Лайэллон хмыкнул, сосредоточился и урвал и себе солидный кусок. Рыцарь прекратил атаку. Всмотрелся в Ларри. Потом в Лайэллона. Кивнул сам себе и сказал: - Умельцы. Вы, имеете еще какой-то Дар, природу которого я не могу определить.

— А тебе и не надо, - схамил Лайэллон, – сворачивай балаган, забирай клоунов и делай ноги по-тихому. - Рыцарь уставился на него. Он явно не понял сказанное.

— Что, смотришь на меня, как солдат на вошь? Что, не ясно? Убирайся отсюда. Только перед этим объясни, что здесь произошло.

— Почему, ты, решил, что я тебе отвечу? – обалдел Черный Рыцарь.

В этот момент справа от него приземлился Изя и рыгнул огоньком. Слева опустился Ворон Шанталь. Вокруг его копыт задымилась земля и воздух задрожал знойным маревом. Ая на запястье Шанталь вспыхивала язычками пламени.

— Саламандры! Эти твари и здесь есть! – возопил Черный Рыцарь.

— И, чем я не угодила такому красавчику? – насмешливо спросила Шанталь и вынула из ножен “Молнию”. Меч вспыхнул и загудел. Конь эльфа попятился. Сам Черный Рыцарь вгляделся в Ларри, в Шанталь и удивленно уставился на Лайэллона. Потом отмер и спросил: - Саламандра – твоя дочь?! Но, как?! Как, такое может быть? Мы тысячелетиями сражаемся.

— А зачем? – прямо спросил Ларри, – чего вам спокойно не живется?

— Саламандры отказались подчиниться воле Повелителя! – заявил Черный Рыцарь и гордо поднял голову.

— Правильно сделали. Нечего лапу тянуть, куда не надо, - заявила Шанталь. Рыцарь не удержался. Выхватил меч и бросился на девушку. “Молния” раскалила его меч почти до красна. Он с воем выпустил его из руки. Сдернул перчатку и стала видна красная ладонь с начавшими напухать волдырями. Исподлобья посмотрел на ехидно ухмыляющуюся Шанталь. Не удержался и сказал: - Меч - не оружие Саламандр. Они не используют оружие! Кто, ты?

— Валькирия, - выдала Шанталь и нагло уставилась ему в глаза. Рыцарь молчал. Он опять не понимал своих противников. Просто не понимал значения слов, хотя и говорят, вроде бы, на его языке. Только немного иначе. И шлем девушки. Эти крылья окончательно сбили его с толку. Дело в том, что гномы приделали к шлему Анкалимэ красивые мифри-

ловые крылья и он стал точной копией того, что Шанталь видела у прабабушки Гондукк. Рыцарь резко развернул коня, что-то взял в здоровую руку и… прыгнул в зеленое марево. Ларри и Лайэллон переглянулись.

— У него переходник. Даром он не обладает совершенно. Я успел прощупать его, - пробормотал король.

— Вот, кто еще один Повелитель Душ. Когда он напал на нас, я почувствовал его Силу. Он сильнее меня и опытнее. И явно в разы старше. Вот бы поучиться у него. Но, он скорее сам себе язык отрежет, чем мне что-то скажет. Предатель Храванон. Застрял здесь. Вернуться на Тимерис не может. Ждут его там, очень ждут.

— А ведь он знает, что здесь произошло. Когда он психанул и сцепился с Шани, я сунулся в его мозги. Успел увидеть лицо прекрасной эльфийки. Красивую комнату и лежащий на столе овал чистой Силы Источника. Потом он сумел выкинуть меня из своих мозгов.

— Один переходник у него. Один, похоже, в каком-то из домов Андунэлена. Сколько же их всего? Я бы присвоил себе при случае, - пробормотал Ларри.

— А зачем он тебе? Я тоже хочу такой! И, что, здесь тоже замешана прекрасная эльфийка? Опять бабу не поделили? – со свойственной ей прямотой сделала вывод Шанталь. Лайэллон сверкнул на нее глазом и скривился, как от кислого.

— Возвращаемся к Тромригу. Надо определить насколько сильно они пострадали, – Повелитель всея Фэриленда поднял в воздух Мустанга, и все полетели к полю боя.

Орки стягивали в кучу трупы йоргов и попутно добивали недобитых. Двух целых химер связали крепкими веревками. Тромриг и его шаман Генахо решили попросить Ларри помочь им их переподчинить. Дэйл открыл в земле большую яму и туда начали скидывать тушки йоргов. Дэйли помогала лекарю орков. Она прижигала не очень серьезные раны.

— «Ларри, тяжелораненых нужно к Дорате переправить. Я не лекарь», - сказала Дэйли и связалась через булавку с орчанкой. Она отозвалась сразу и попросила минут двадцать на подготовку. Спросила, как Тромриг. Дэйли ее успокоила, сказав, что стрелу вытянули и рану прижгли.

— «Недельку стоя поест. В задницу ему попали, а все остальное – целое. Так что, ты, не переживай», - добавил Дэйл.

Через портал переправили раненых, а вместо них запрыгнули около двух десятков воинов. Компания присела немного пе-

редохнуть, попить воды. Засветилось кольцо Шанталь.

— Госпожа Валькирия (здесь надо заметить, что все почему-то решили, что “валькирия” - это титул женщины-Хранителя и называли ее только так). Это Гуркху. Мои парни столкнулись с ханьцами. Прихватили троих с собой. Косоглазые сначала молчали, а когда их голяком посадили в котел с похлебкой, раскололись. Тан Вэйдун объявил войну Роду Стального Волка. (В этом месте брови Лайэллона взлетели почти до волос, а челюсть резко уехала вниз. Глаза Стального Волка приняли форму двух светящихся блюдец). Что прикажешь?

— Гуркху, я сейчас вернусь в Логово… - начала говорить Шанталь. Вмешался Лайэллон: - Гуркху, это Повелитель. Ничего не предпринимать. Переведи племя на военное положение. Разведчикам только наблюдать. Я сам не понимаю, что происходит. У меня договор с Таном Юншэном.

— Сиятельный Господин. Так Юншэн того… помер он. Теперь Таном стал Вэйдун. Сопляк недоделанный. Это он кулачками машет. Я связался с Мак-Эрлом. Дозорные гномов засекли корабли ханьцев и перекрыли вход в бухту. Охотники Торсона видели боевых красных драконов. Парни уже в Асгард (это Гуннар так свою крепость громко назвал. Папа Сигурд только хмыкнул) вернулись. Гуннар готовится и Джек тоже.

— Повторяю еще раз. Никуда не лезь. Мы переходим к вам, – Лайэллон кивнул Ларри, и они открыли портал во внутренний двор Волчьего Логова.


Глава 13. Демарш Вэйдуна и очередная выходка Таэритрона.

Бэйс носился по двору. Со стены крепости доносился рев Айры, бывшего его заместителем. Национальность мужика определить было нельзя, как и расовую принадлежность. Среднего роста, мускулистый и широкоплечий с длинной, курчавой, черной бородой и такими же волосами, собранными в узел на затылке. И ко всему прочему с коротенькими клыками, торчавшими из спутанной бороды и заостренными ушами, выглядывавшими из копны волос. “Дитя дружбы народов”, как

обозвал его Лайэллон, безуспешно пытавшийся определить расовую принадлежность Айры Черной Бороды. А вот воин он был непревзойденный. Магическим талантом почти не обладал. Мог трубку пальцем разжечь. Меткий стрелок и искусный мечник. Физической силой обладал немеряной. Исполнительный и сообразительный. На одной из ярмарок его случайно толкнула плечом Шанталь. Айра попытался придавить “зеленого сопляка”, как он сначала подумал. Получил пяткой в зубы и кулаком промеж глаз. Сгреб в медвежьи объятия противника, ощутил упругую женскую грудь, удивленно раскрыл рот и получил предложение занять место помощника Начальника замкового гарнизона. Айра захлопнул рот, вытянул вперед руку, на ладони которой затрепетал огонек. Стоявшая перед ним девушка хмыкнула, и в ту же секунду на ее ладони возник раскаленный белый шар, от жара которого у мужика затрещала борода. Айра расплылся в улыбке и согласился. Стоявший рядом рослый широкоплечий парень махнул рукой и перед ним открылась дыра в пространстве. Девушка пихнула мужика в спину и вот он уже во дворе недостроенного замка. Возле дерева стоят две жутких, клыкастых твари с крыльями.

— Бэйс! – рявкнула красотка. К ним подошел крепкий, седоватый вояка. – Это твой помощник. Вводи его в курс дела. Вечером доложишь.

Так Айра и остался в Волчьем Логове. Сейчас он носился по стене, руганью и оплеухами воодушевляя вояк. Гномы, под чутким руководством Борина, таки смогли. На стене стояли четыре пушки, возле которых лежали пирамидки из ядер с разной начинкой. В обслугу пушек обязательно входили эльфы или полуэльфы, как самые меткие. Ворочали пушки гномы, люди и орки. В случае необходимости эльфы тоже рядом не стояли, опровергая теорию о чахлом телосложении. Воины-эльфы задохликами не были. Воевать не смогут.

Шанталь подняла в воздух Ворона и полетела к стене. Ее приветствовали радостным ревом. Боевой Маг Огня на летающей, огнедышащей химере, это серьезная поддержка. Лайэллон ухмыльнулся. «Надо и на Кор Коэлай такие крепости поставить. Только, сначала в Андунэлен попытаются попасть. Все время что-то мешает. Как специально. Какого шкора этим ханьцам дома не сиделось?»

— Ларри, надо пролететь в их сторону. Невидимость набросим и слетаем. Где, интересно, золотой мальчик?

— Сейчас. Шани предупрежу, – Ларри через кольцо связался с сестрой, потом повернулся к деду, – полетели?

— Полетели, – ответил Лайэллон и две химеры взмыли в воздух. Немного пролетят, тогда невидимость накинут. Сделали небольшой круг, осмотрели Громмаш - “Сердце Великана” – крепость Джека Нортона. Там тоже вовсю бегали и суетились. Ветер доносил магически усиленный рев самого Джека. Пушки у них тоже были. Всего две, больше гномы сделать еще не успели. Подгорье Двух Скал только, только осваивало новое оружие. Никто и никогда раньше такого не делал. Лайэллон переводил все, что требовал Борин. Объяснял, что знал. Дальше гномы шли методом проб и ошибок. Но, вперед продвигались.

Пролетели над Асгардом Торсона. Та же деловая суета. В гарнизоне Гуннара было больше людей и эльфов. Орки, в основном, шли к Джеку. Свой, все-таки. Две пушки у Гуннара тоже были. Наружную стену крепости практически достроили. Хотя недоделок было еще много. Ларри связался с Шанталь и сказал, что обе крепости осмотрели. Все готовятся к бою. Они полетели на разведку. Глазастый Лайэллон заметил блик над высокими соснами.

— Что-то блестит. Набрасываем невидимость, - скомандовал дедушка, ткнув пальцем в южном направлении. Набросили и полетели. Подлетали так, чтобы не отбрасывать тени на солнце. Хотя, на них никто не смотрел. Вэйдун, собственной персоной, визгливым голосом выкрикивал команды.

Немного понаблюдали. Вдруг Ларри, как стрела рванул вперед, на полной скорости пролетел мимо обалдевших ханьцев и исчез. Вместе с ним исчез и Тан, выхваченный из седла мощной рученькой Преемника Повелителя. Ларри перебросил золотого мальчика через спину химеры, как тюк. Лайэллон только хмыкнул. Ему ничего не оставалось делать, как послать Мустанга вдогонку.

Во внутреннем дворе Волчьего Логова Ларри скинул с седла обалдевшего и слегка благоухавшего дерьмом Вэйдуна. Подо-

шла Шанталь и стала рядом, скрестив на груди руки. Лайэллон остановился около нее, спрыгнул на траву, повел носом и с

ухмылкой спросил: - Что за запах такой, знакомый?

Тан сжался в комок и попытался сесть так, чтобы не было видно грязного пятна на штанах. Сзади подошел Дэйл и спросил: - «Он что, обосрался? Ларри, где ты его взял такого? Мы еще всяким подгузники не меняли».

Ханец обернулся. Увидел огромного, черного зверя. Его глаза непостижимым образом стали круглыми, и он начал часто, часто икать.

— Я – Повелитель Фэриленда, - сказал, ставший напротив Вэйдуна, Лайэллон, – если бы, ты, не обделал штаны, мы бы сейчас разговаривали в уютном кабинете Хранителя. А так, беседовать придется здесь. Ветерок вонь сносит. Объясни, какого шкора, ты, объявил мне войну? Чего тебе не хватает?

Вэйдун гордо вскинул голову и заявил: - Вы можете замучить меня

пытками, но ничего не узнаете!

— Буду я еще время тратить. Сейчас срублю тебе голову и поверь, твоя душенька с радостью мне все расскажет, - Ларри обаятельно улыбнулся раскрывшему от удивления рот пленнику. Кое-какими магическими способностями ханец, все же, обладал. Всмотрелся в говорящего и потух. Подумал немного и пробурчал еле слышно: - Дней пять назад я гулял в саду перед сном. Передо мной выросла фигура бледного эльфа. На тебя похож, - кивок в сторону Лайэллона, - как он прошел мимо охраны, до сих пор не знаю. Я казнил троих, но все равно оставшиеся продолжают говорить, что никого не видели.

— Заклинание Невидимости. Это ерунда. Ты, расскажи, что он тебе говорил, - спросил, начавший подозревать истину, Лайэллон.

— Эльф сказал, что он – истинный Повелитель. Ты – самозванец. Если я сумею отбить свои земли и разорить крепости то, когда он вернет свой трон, наградит меня.

— Все ясно. Тебя обманули. Никто тебя награждать не собирается. Эльф получит свое, а тебя попросту убьют. Сейчас мы тебя отправим туда, где взяли. Ты, рассказываешь, что беседовал с Нефритовым Драконом или еще что-нибудь придумаешь. Возвращаешь войска обратно и сидишь тихо, тихо. А я забуду о твоей выходке, - Лайэллон дождался кивка, открыл портал, Ларри пинком отправил туда Вэйдуна и пошел к колодцу. Сапог отмывать.

— Таэритрон никак не успокоится. Неужели он всерьез думал, что ханьцы смогут захватить три крепости и нашу землю?! – Шанталь была возмущена до глубины души.

— Скорее, от чего-то отвлекает. Знать бы, что он действительно задумал, – Лайэллон полез за трубкой.

— Надо его выловить и, наконец, по-нормальному убить. Надоел он мне уже, – Ларри тоже достал свою, и внук с дедом уселись на длинной лавке около стены казармы гарнизона. Шанталь отошла в сторону и начала связываться с Хранителями остальных крепостей.

Мимо Нулара с утробным воем пронесся Мурчик и, заскользив лапами на повороте, шмыгнул в приоткрытую дверь Зала Советов. Главнокомандующий вынул меч и тихонько прокрался к Тронному Залу. Насколько он знал характер толстого кота, Мурчик, по своей воле, в жизни бы с трона не слез. В отсутствии Повелителя усатый пройдоха мирно дрых на его троне, свернувшись клубком. Его подруга Пуша не отходила далеко от кухни и в государственные дела не вмешивалась. Нулар взмахом руки остановил шедшего в Тронный Зал казначея.

— Ангбор, Мурчик только что с утробным воем пронесся мимо меня. Неужели опять вампир на трон полез? И кто только его пригласил? Предупреждали же и не раз. Я сейчас аккуратненько загляну в щелку, а ты, свяжись с Повелителем или, хотя бы, с Ларри. Мы сами с этой тварью не справимся.

Нулар тихонько подкрался и заглянул в щелку. На троне сидел, закинув ногу на ногу, Таэритрон. Белые, как мел гвардейцы статуями замерли по бокам трона. По залу ходил Старейшина Глингал, отвечавший за садоводство и земледелие. Тихий и незаметный, он на всех заседаниях молчал и только кивал.

Главнокомандующий еле сдержался. Глингал был его троюродным братом, и Нулар не раз принимал на себя гнев Лайэллона, считая брата поэтической и ранимой натурой. Вот и выявили предателя. Вот кто докладывал все Таэритрону. Он все никак не мог понять, как этот дрищ (словечко Шанталь характеризовало его наиболее точно) оказался в Совете Старейшин. Мать как-то обронила, что Глингал приходится племянником Мириэм. Надо сказать, Лайэллону. В этот момент в его голове прозвучал голос Повелителя: - «Что мне надо сказать?»

— «Глингал – племянник Мириэм. Это он пригласил во дворец вампира», - “обрадовал” его Нулар. Лайэллон бросил взгляд за окно и подумал: »День в самом разгаре, хотя, в тронный зал солнце не попадает. Значит, этот гад уже давно здесь. Вот, зачем он Вэйдуна взбаламутил. Внимание отвлекает».

— «Дед, давай “Туман” нашлю. Если силой брать, он гвардейцев твоих перебьет или в вампиров превратит. Оно нам надо?»

Лайэллон мялся. «Один раз я уже нанял для Таэритрона убийцу. Убить брата своим руками не могу. Волка послать – тоже. Остается предложение Ларри. Вроде бы не своими руками, и не руками Ларри. Сам помер». Пока дед решал психологические проблемы Ларри через щелку в двери наслал “Туман Смерти”, четко указав вампиров. Подул ветерком и стал ждать. Тишину прорезал истошный визг, потом еще один. Тишина и почти одновременно еще два визга, замерших на самой высокой ноте. Тишина. Открылась дверь и пулей вылетел Глингал, угодив прямо в объятия Нулара. Главнокомандующий собственноручно скрутил предателя и бросил в руки подошедшим стражникам.

— В тюрьму его. После разберемся.

Визжащего и обещающего всяческие кары Глингала поволокли в тюрьму. Вдруг в открытую дверь проскользнула смазанная тень, по пути свернув шею предателю. На удары мечей стражников тень никак не реагировала, а вот от Большого Клыка и Акса постаралась увернуться. Истошно завыла раз, потом еще раз. Дед и внук все-таки успели попасть по вампиру. Таэритрон обернулся, оскалив клыки, но броситься не рискнул. Ларри начал читать заклинание, и вампир смазанной тенью скользнул в окно. Дед и внук бросились следом и увидели, как дымящийся вампир добежал до деревьев и пропал в тени. Оба не сговариваясь выпрыгнули в окно и побежали следом. Попав в тень, вампир вернул способность быстро двигаться и сумел уйти от преследователей. Вызвали Стального Волка, и он побежал по следу.

Пришел вызов от Хагира. Лайэллон, узнав, что убили Эрни, обещал прийти, но выговорил полчаса. Побежали к реке. Ларри предположил, что Таэритрон попытается перейти через Ворота Миров. Прыгнули туда. Нигде никого. Полуденное солнце палит так, что и не вампир задымится. Перешли в лес. Вернулись к реке. Никого не обнаружили. Затаился где-то.


Глава 14. Штурм Каоса.

Сидящий Лось и Медвежья Лапа - братья-индейцы, прижившиеся в Каосе, добровольно взяли на себя обязанность поставлять в крепость свежее мясо. В крепости их стали называть Лось и Медведь. Мы тоже так сделаем. Для краткости.

Итак, братья еще накануне ушли на охоту, прихватив с собой, решившего тряхнуть стариной, Татра. Хагир остался в крепости. Гоблин Рискрик уже приступил к обязанностям и регулярно докладывал Хранителю положение дел с налогами и урожаями. Была середина месяца Сбора Ягод и Рискрик с утра отчитывался перед Хагиром.

Охотники с вечера осмотрелись, поужинали, поставили палатку и спокойно уснули. Татр выставил Магическую Охрану. Лосю приснился сон: «В сторону ворот Каоса, по полю перед крепостью, шло много вооруженных воинов. Несколько быков тянули сделанные из бревен башни с какими-то механизмами наверху. Впереди ехал рыцарь на пегой лошади. Вот он что-то выкрикнул и с башен во двор крепости полетели горящие шары».

В этом месте индеец проснулся, растормошил Татра и все ему пересказал. Миури насторожился и связался с Побратимом. Хагир попросил осторожно разведать, но не подставляться. Если сон вещий, то пусть идут к Башке Вепря. Только с ним свяжутся на полчаса раньше. Татр сказал, что понял, и охотники тихонько пошли на разведку.

Сон оказался вещим. В части леса, граничившей с Северным Плато, было заметно какое-то шевеление. Стук копыт, гул голосов. Замычали быки. Разведчики переглянулись и тремя тенями скользнули под низко нависшие ветки огромной сосны. Татр связался с Хагиром, все рассказал, и они пошли к Башке Вепря. Ею оказался огромный, поросший мхом и низким кустарником валун. Татр и индейцы затаились в густом подлеске. Немного полежали так, осматриваясь и прислушиваясь. Вот

Татр уловил зов Побратима. Мотнул головой и все трое прошмыгнули к валуну. Последний чуть сдвинулся, открывая узкий лаз. Миури шмыгнул вниз, за ним индейцы. Валун с тихим шорохом вернулся на место. За их спинами заработали механизмы и лаз закрыла толстая стальная плита. Это был потайной ход из Каоса. Пока шли к крепости, Хранитель еще несколько раз приводил в движение потайные механизмы и узкий ход перегораживали толстые стальные двери. Вот и последняя. Все вышли в дальнем коридоре около черного хода. Скрипнул последний механизм, в стене закрылась еле заметная дверь и сверху опустилась тяжелая коричневая портьера. Рядом Хагир поставил большую напольную вазу.

— «А ты, двойняшкам этот ход показывал?» – спросил Татр.

— Забыл. Я уже об этом подумал. Сейчас со всем разберемся, позову и покажу. Пошли на стену. Вызывай Нали и Бенсона.

Энтони Бенсон был моряком с Рыбного Моря, с которым Хагир еще в молодости подрался в кабачке “Сушеная Тарань”. Оттерев кровавые сопли, приложив к фингалам кружки с холодным пивом, мужчины познакомились и Энтони согласился на предложение Хранителя Каоса. Начальником становиться Бенсон не желал категорически, а вот с ролью заместителя справлялся отлично. Когда Начальником гарнизона стал Нали, Бенсон заворчал было, что еще под началом гнома не служил. Получил увесистым кулаком под ребра. Проникся и больше не возникал.

Так вот. Перед Хранителем предстала колоритная парочка. Чистый, опрятно одетый, с заплетенной в косички ухоженной бородой Нали и лохматый, с нечесаной бородой и неизменной чадящей трубкой в зубах, Бенсон. На последнем красовалась кожаная расстегнутая жилетка, кожаные штаны с широким поясом, к которому были пристегнуты две кривые сабли. За голенищем сапога торчала рукоятка ножа. Их ввели в курс дела. Оба птицами взлетели по лестнице на стену и оттуда донес-

лась воодушевляющая и направляющая ругань. Все забегали с удвоенной скоростью. Хагир связался с дочкой: - Ты, что делаешь?

— Ханьцы полезли, чтоб их шкоры разодрали. Старый Тан помер, а у молодого дурь в заднице взыграла. Вот готовимся к торжественной встрече. Нахрена, ты, две пушки рядом ставишь?!!! Я, что сказала?!!! Куда прешь?!!! Дальше, дальше ставьте, мать вашу!!!

Хагир отключился и решил не паниковать раньше времени. Еще Изя есть. Двойняшкам явно не до него. Деду, скорее всего, тоже. Хранитель встряхнулся и принялся привычно отдавать указания. На стену взобрался Борин. Перешел на левую сторону от входа и начал командовать там. В Каосе тоже было две пушки, которые и готовили к бою. Правую пушку обслуживали двое людей и полуэльф Элвин Райс. Крепкий, русоволосый парень, с густой кудрявой шевелюрой. Эльфийскую кровь выдавали заостренные ушки, куда без них, и миндалевидные, серебристые глаза, приподнятые к вискам. Широкие плечи и увесистые кулаки придавали его внешности особый шарм. Характер Райс имел взрывной и драчливый. А вот стрелок он был не-превзойденный. К пушке приловчился быстро и попадал в цель, даже если целился против солнца. С карабином Лося Райс тоже лихо управлялся. Борин почти доделал такой же. Гномы сумели изготовить нужные инструменты.

Из второй пушки стрелял Медведь. Он был чуть ниже брата, обладал огромной силой и зорким глазом. В меткости не уступал полуэльфу. Сам Лось, с верным карабином в руках, устроился на площадке, над воротами. Хранитель, кроме меча, взял еще свой Жезл, бывший в его руках серьезным оружием.

Жители близлежащей деревушки прошмыгнули в крепость вместе со своей живностью и тихонько сидели в указанном ме-

сте. Крепость Каос была готова к бою.

Вовремя. Со стороны леса показались всадники и пешие воины. Солнце поблескивало на доспехах. С боковой дороги донесся шум. К крепости тянут осадную башню и две катапульты. Впереди войска на пегой лошади скакал закованный в блестящие доспехи рыцарь. Рядом с ним худенький знаменосец нес треугольное знамя. Рыжий лис на зеленом фоне. Хагир вспомнил рассказ Шанталь о попытке оттяпать трон у Лайэллона. Эрни собственной персоной. Неймется братику. У каждого свой персональный враг-братец.

Пока Хагир размышлял и посмеивался про себя, войско полностью выкатилось на плато и нестройными рядами перло к крепости. Хагир приказал сидеть тихо и не высовываться. Ворота закрыли и наложили такие же руны, как и на Большие Ворота в Двух Скалах. Их охрана была сейчас в Каосе и постаралась. Все ждали. В полете стрелы войско остановилось. Эрни (это точно был он. Хагир, взяв у Борина Волшебное Стекло, повнимательнее всмотрелся во всадника) проорал, магически усилив голос, чтобы сдались ему непобедимому. Хагир это заявление никак не комментировал. Защитники на стене не появлялись и Эрни явно начал психовать. По его замыслу, в крепости должны были начать паниковать, и брат хоть как-то ответил бы на его браваду. Царившая тишина и отсутствие какого-либо движения спутали все карты. Его разношерстные вояки тихонько хихикали в бороды и насмешливо косились на своего предводителя. Это взбесило окончательно и Эрни приказал ломать ворота. Несколько орков и полуорков ухватив толстое бревно со всей дури грохнули в створки. Полыхнуло сначала сине-зеленым, потом красным и перед воротами лежат обугленные тушки и чадящее бревно. Наступила гнетущая тишина. Эрни чуть отъехал в сторону. Воины-орки заворчали и начали нехорошо коситься в его сторону. Эрни должен был срочно что-то предпринять. И он отдал приказа подкатить катапульты и швырнуть во двор крепости бочки с зажигательной смесью. Катапульты начали готовить к бою. Заскрипели лебедки, натягивая канаты. В тот момент, когда ковши катапульт достигли низшей точки,

что-то два раза грохнуло. Ядро Райса попало точно в бочку. В нем самом была зажигательная смесь и все это взорвалось, выбросив вокруг жидкое пламя, которое ничем нельзя было потушить. Немного попало на спины быков, и одуревшие животные понеслись, не разбирая дороги и сминая всех и вся на своем пути.

Ядро Медведя попало в саму катапульту. Жидкое пламя брызнуло во все стороны, быки ошалело замычали и рванули подальше от огня, развернув при этом катапульту так, что бочка, сорвавшись с ковша, полетела в гущу самих нападающих. Раздались вопли боли и ярости.

Эрни попытался овладеть ситуацией, но его уже не слушали. Озверевшая толпа ринулась на штурм. Ему ничего не оставалось, как ее возглавить.

Хагир решал сложную моральную дилемму. Как Хранитель, он должен был отдать приказ снять предводителя. Но, как брат, еще был не готов это сделать, хотя начинал понимать деда, уже раз попытавшегося отправить своего дражайшего родственника к праотцам. Ситуация накалялась, и он не мог позволить себе долго раздумывать и рисковать жизнями гарнизона и жителей крепости.

Лось долго не раздумывал и, не получая никаких других приказов, снял карабин с предохранителя. Прицелился в орущего и скачущего впереди всех предводителя. Индеец не был в курсе душевных метаний Хагира. Опыт воина подсказывал, что нужно убить вождя враждебного племени. Лось тщательно прицелился. На предводителе был шлем, очень ему мешавший. Лось сосредоточился, отрешился от всех посторонних звуков и… спустил курок. Грохнул выстрел, потом еще один. Предводитель кувыркнулся из седла и упал на зем-лю, широко раскинув руки. Его лошадь, испугавшись, унеслась в неведомые дали.

За несколько минут до описываемых событий Хагир, связавшись с Изей, вызвал дракона в Каос. Он решил деморализовать противника и надеялся, что Эрни сам откажется от своей затеи. Изя вынырнул из ниоткуда позади войска и, недолго думая, выпустил струю драконьего пламени по нападающим. За прошедшее время успели перезарядить пушки, в наступающих полетели два ядра, которые взорвались от удара о землю, выбросив мелкие, острые куски железа. Они впивались в открытое тело, застревали в сочленениях доспехов, ранили животных, кото-

рые от испуга перестали подчиняться всадникам и неслись в произвольном направлении. Изя еще раз зашел на круг и, выпустив мощную струю огня, полетел к Хагиру. За инструкциями. На лету выхватив у знаменосца знамя, перелетел через стену.

Атака захлебнулась. Предводитель был мертв. Одуревшие и взбесившиеся лошади хаотично носились по полю. Осадная башня опасно накренилась. Ее колесо попало между камней, оставшихся от очередного голема Дэйла. Быки, испугавшись выстрелов, рванули в сторону. Колесо заклинило окончательно, а сами быки с пеной на морде и в обломках хомутов неслись

в сторону леса. Знаменосец, лишившись командира и знамени, проорав: - Спасайся, кто может! - понесся в сторону большо-

го тракта, ведущего в Виндхельм. Через полчаса на поле перед Каосом остались трупы, тяжелораненые, обломки катапульт и накренившаяся на один бок осадная башня.

Выждали для верности еще немного и Хагир приказал открыть ворота. С ним вышло десятка два воинов гарнизона. Трупы стаскивали в одну кучу. Устроят общий погребальный костер. Тех раненых, которые сдавались и отдавали оружие, оттаскивали в сторону. Их устроят на постоялом дворе в деревне и подлечат. Особенно агрессивных и упрямых попросту добивали. Рисковать жизнями тех, кто от него зависел, Хранитель не имел права. Тело Эрни отнесли во двор замка.

Когда закончили с ранеными и убитыми, Хагир связался с родителями. Как бы там ни было, брата нужно было достойно похоронить. Изя открыл портал. Маюми и Сигурд перешли во двор Каоса.

Сигурд посмотрел в глаза Хагиру. К ним подошел Сидящий Лось. Он показал рукой на карабин и сказал: - Я не знал, что он брат Хагира. Я убил вождя врагов.

Сигурд кивнул. Индеец пошел к воинам гарнизона, а Хагир исподлобья взглянул на мать. Маюми стояла возле тела сына, но не плакала. Сигурд подошел к ней и обнял за плечи. Подошла Лунаталь и, став рядом с Хагиром, сказала: - Нужно вызвать двойняшек и Лайэллона.

Хранитель связался с дедом и сыном. Те сказали, что опять ловят Таэритрона и придут чуть позже. Но, придут обязательно.

— Шанталь, ты нужна в Каосе. Хороним Эрни, - сказал дочери Хагир.

— Это хорошо. Приду чуть позже, мои лазутчика поймали. - Хагир уставился на кольцо, Лунаталь только хмыкнула и сказала: - Шани всегда отличалась прямолинейностью.

Лайэллон махнул рукой, и дед с внуком перешли в Каос. Тело Эрни как раз собрались нести на семейное кладбище. Даже здесь, на севере, было жарко и тело держать на солнце дольше не хотели. Изя открыл портал Дэйлу и Дэйли. Они тихонько стояли в теньке под раскидистым деревом.

Сигурд сказал прощальную речь и бросил на пропитанные горючей смесью ветки факел. Они вспыхнули, огонь погребального костра охватил тело непутевого брата Хранителя. Когда все догорело, Дэйл подошел, топнул лапой. В открывшийся провал провалилось то, что осталось от погребального костра. Борин и Нали поставили на это место большой камень. Позже Дэйл нанесет нужную надпись. Лунаталь спохватилась, что дочь так и не пришла. Ларри связался с сестрой, но никакого ответа не было. Пошли в Обеденный Зал. Прошел еще час. Уже занервничали Хагир и Лайэллон. На этот раз Дэйли попыталась связаться с Сестрой. Ответил Бэйс: - Госпожи Валькирии нет нигде. Ее кольцо лежало на земле около леса. Его Айра нашел, когда искали пропавшего сына поварихи. Потом нашли. Он лежал рядом с кольцом. Мертвый. “Молния” в ножнах и жало лежали на трупе. Аи тоже нигде не видно. Рядом с кольцом лежали серьги и второе кольцо Шанталь. То, что с зеленым камнем. Сняли доспехи, одежду и… ну, белье тоже сняли. Пусть Ларри перейдет. Дух Томаса допросит. Парень точно, что-то видел.

— Изя, остаешься в Каосе. Ларри, я и дед переходим в Логово, - скомандовал донельзя взволнованный Хагир.

— «Я тоже иду. В отсутствии Шанталь я буду Хранителем», – Дэйли стала рядом с Волком. Лунаталь нервно гладила шерсть Вайяны. Маюми сама не заметила, что мертвой хваткой вцепилась в руку Сигурда. Дэйл лизнул в нос Аурику и стал около Ларри.

Затрещало пространство, и все вышли во внутреннем дворе Волчьего Логова. Около кухни на небольшом помосте стояли носилки с телом паренька. Рядом билась в рыданиях кухарка. Около нее стояли маленькая девочка и невысокий мужчина. Ларри мельком глянул на эту картину и сказал подошедшему Айре: – Веди.

Мужчины и миури пошли в сторону леса. На небольшой полянке, на смятой траве лежали вещи Шанталь. Дэйли положила на них лапу и зажмурилась, потом сказала: - «Я не ощущаю ее. Совершенно. Даже на большом расстоянии я чувствую ее присутствие. А сейчас, как преграда». - Ларри сосредоточился и закрыл глаза. Через несколько минут открыл и сказал: - Сестра жива. За Гранью ее нет. Меня пропустили, я увидел пустое поле и вернулся. Шанталь жива, это точно.

— Вызови Томаса. Может быть, его рассказ что-то прояснит, - скомандовал Лайэллон. Ларри сел поудобнее на траву и прочел заклинание. Прямо посреди полянки появилась душа паренька.

— Томас, что ты помнишь? – задал первый вопрос Ларри.

— Ко мне подошел красноволосый эльф. Он сказал, что поймали лазутчика. Рядом с ним стоял связанный ханец. Сказал, чтобы я позвал Шанталь. Он сам не может. Вдруг, лазутчик убежит. Я сказал, что не помню его. Он сказал, что новенький. Вчера только нанялся. Я побежал и привел Госпожу Валькирию. Когда мы подошли, ханьца не было. Рядом с красноволосым стояла светловолосая эльфийка. Шанталь резко остановилась и взялась за меч. Сказала, что она сейчас их обоих прикончит.

Надоели. Эльфийка бросила в Шанталь что-то. По ее доспехам, как снег рассыпался. Она меч выхватила. Драться. Я увидел сзади двоих, крикнул ей. Меня что-то ударило в спину, и я оказался в густом тумане. Теперь вот, ты позвал. Я умер, да? - Ларри кивнул, и отпустил призрак парня обратно.

— «Снег. Это инеит. Он глушит любую магию, поэтому мы и не можем с ней связаться», – сказал Дэйл.

— Что делать будем? – Хагир тер виски.

— Будем ее искать. Пусть Волк и миури по следу пойдут, пока дождя нет. Портал открывать похитители не могут. И что за эльфийка? Шани явно ее узнала, - Лайэллон посмотрел на Волка.

— Дэйл и Дэйли идут оба. Хватит Бэйса и Айры. В крепость сейчас никто не полезет. Им нужна была Шанталь. Нас провели, как дурачков, - рыкнул Стальной Волк.

— Кровь Саламандры. Волк, теперь будь осторожнее, - предупредил Ларри.

— «След ведет на восток», - сказала Дэйли. Дэйл кивнул.

— К морю? – удивился Хагир.

— Конечно, к морю. На земле мы их быстро найдем. А вот на чем плыть? У нас нет флота, – Лайэллон закусил губу.

— «Флота нет, но есть “Валькирия”. Утром хотели на воду спустить, но тут закрутилось. На стапеле стоит. На ней и поплывем»,

— Дэйл взмахнул пушистым хвостом.

— “Валькирия”? – удивленно спросил король.

— «Это - бригантина. Я пользуюсь названием из книжки Джо. Наше, не знаю. На ней и четыре пушки есть. Больше пока гномы не сделали, хотя, место под них предусмотрено. Укреплена, кроме Ворлоу, мифриловыми листами. Мифрил воды не боится. Не поржавеют. Я и команду набрал. У меня в прошлом году много заказов было. Денег подсобрал. Так что, я теперь кораблевладелец», – гордо заявил Дэйл.

Пока разговаривали, шли по следу и подошли к берегу. Здесь ясно был виден след от вытащенной на берег лодки. Хагир предложил сегодня же спустить корабль на воду и плыть вдогонку. Дэйл сказал, что попробуют, но, скорее всего, получится только утром. На пути много острых скал. И глубину не знают. Лоцман не захочет первый раз вести корабль в темноте.

Миури повел всех к верфи. Красавицу-бригантину с ярко-голубыми парусами увидели сразу. Обошли кругом и восхищенно замерли. На носу судна красовалась искусно вырезанная из дерева фигура валькирии. С развевающимися волосами, в крылатом шлеме и с мечом в руке. Но на Шанталь она похожа не была. А вот на дедушку Сигурда походила очень.

— «Это Гондукк. Ее Аурика нарисовала с иллюзии Шанталь», - объяснил Дэйл.

— Красавица! – восхищенно прищелкнул языком Лайэллон, – Дэйл, как ты вовремя. Сегодня, действительно, не успеем. Нужно собраться. Взять еду, оружие. Предупреди команду и капитана. Завтра на рассвете отплываем. Хагир, я тоже нервничаю, но если мы в темноте утопим наше единственное судно, то Шанталь это не поможет.

Дэйл пошел к гномам. Через полчаса миури позвал спутников: - «Идите сюда. Будем “Валькирию” на воду спускать».

Все поднялись на борт. Лайэллон не удержался: - Так кроме нас и рулевого нет никого!

— «А никто и не нужен. Я подчинил сущность корабля. Кроме парусов, она может двигаться за счет кристалла-накопителя. И Руны Левитации есть. Она не только плыть, а лететь над водой может. Смотри!» - Дэйл что-то рыкнул на кхуздуле. Гномы убрали упоры и судно плавно заскользило по спусковой дорожке. Дэйл рыкнул и бригантина, почти не касаясь поверхности, плавно вошла в воду. Раздался негромкий плеск. Дэйл опять рыкнул, и “Валькирия” закачалась на волнах. С берега донесся восторженный рев.

— «Я убью этих гадов! Шани так хотела увидеть этот спуск!» – Дэйли глухо заворчала.

— Мы для нее еще одну построим. Главное – найти! – заявил Ларри, – денег хватит. Мы войдем в долю. Лайэллон и Хагир синхронно кивнули. Красавица-бригантина дала надежду. Все будет хорошо.


Глава 15. Похищение Шанталь.

К Шанталь подбежал Томас - сынишка поварихи и затараторил: - Госпожа Валькирия. Там эльф поймал лазутчика. Тебя зовет. Сюда не повел, боится, что сбежит.

Шанталь пожала плечами и пошла за пареньком. Подошли почти к самому лесу и из тени вышли… Кагол - красноволосый сыночек усопшей Тинтур и Мириэм.

— Здравствуй, красавица, - пропела Мириэм.

— Твою мать! – Шанталь выхватила из ножен “Молнию”, - как вы мне уже надоели. Поубиваю к драконьим потрохам! – девушка сделал несколько шагов. Мириэм взмахнула рукой и по доспехам, как снег рассыпался. “Молния” сразу же погасла. Шанталь попыталась попросту спалить экс-королеву, но магия не работала.

— «Это инеит. Боятся, гады. Гасят магию, как простолюдины, - прозвучал в голове голосок Аи, – я под волосы спрячусь, пусть не знают обо мне».

Шанталь перехватила поудобнее меч. И без магии она была серьезным противником. Закричал Томас: - Сзади!

Шанталь обернулась и успела увидеть, как парнишка падает со стрелой в спине. Ее саму что-то кольнуло в шею. Девушка попыталась поднять руку и не смогла. Медленно осела на землю. К ней подошла Мириэм. Вынула из руки меч и бросила на труп паренька. Туда же полетел и пояс с кинжалом-жало. Вытянула из ушей серьги и сняла кольца, но выбрасывать не спешила. Подошел Кагол и грубо выхватил из ее руки серьги и оба кольца и бросил рядом.

— Мириэм, жадная стерва. Ты, что хочешь, чтобы нас через полчаса на части разнесли? В них может быть магическая метка. Даже если инеит гасит магию, на тебе она может и сработать. Несите ее в лодку, чего встали столбом? – рявкнул Кагол на двух невысоких эльфов.

Шанталь почувствовала, что ее куда-то несут. Попыталась проследить путь, но, то ли заснула, то ли потеряла сознание. Очнулась от мерного покачивания. С полуприкрытыми глазами наблюдала. Девушка ощутила ветерок на голой коже и поняла, что на ней нет не только одежды, но и белья. Это, как же они боятся Ларри и деда, если даже не рискнули одежду оставить. Вдруг их выследят. Девушка, не открывая глаз, постаралась прислушаться к своему телу. Ая молчала, но она ощущала ее присутствие на своей макушке. Молчит и правильно делает. О ней никто не должен знать. Попыталась оглядеться через полуприкрытые веки. Все тело болело и Шанталь не рискнула вырываться с боем. Ей явно вкололи парализующий яд. Над ухом раздался голос Мириэм: - Как-то очень уж глубоко она дышит. - Девушка почувствовала легкий укол в шею и снова отключилась. Очнулась от резкой боли в запястье левой руки. Сколько времени прошло, она понять не могла. Сильно похолодало, скорее всего средина ночи или даже ближе к утру. Раздался грубый голос, говорили на общем: - Товар привез?

— Да, - отозвался Кагол.

— А почему мешок на голове? И в муке вся, - не унимался голос.

— Кусается, зараза. А мука с мешка высыпалась, когда одевали.

— На. Натяни на нее платье и давай сюда, - скомандовал тот-же голос.

— А деньги где? – вклинилась Мириэм.

— Когда возьму в руки девку, ты возьмешь деньги.

Шанталь почувствовала, как ее подняли и куда-то понесли. Скрипнула дверь. Постаралась оглядеться из-под полуприкры-

тых век, но вокруг царила темнота. Заскрипела под ее весом кровать. Руки и ноги не связывали. С головы бесцеремонно сдернули мешок, сильно дернув при этом за волосы. Девушка ойкнула.

— Красивая. И уши острые. Эльфийка! Как это остроухие свою продали?

— Там баба была. Из ревности, наверно. Шикарную кралю Толстый Бен отхватил.

— Так не себе. Он ее должен раису Иршаду передать. Тот для своего хедаби купил.

В этом месте Шанталь подурнело. Она поняла, что должна любым способом избежать передачи в лапы раиса. Если она попадет в гарем, то пиши пропало.

— Давай хоть муку с нее смоем. Бен орать будет, что бабу как следует отмыть не смогли. Держи ее вертикально, а то за мокрую кровать Толстяк еще громче орать будет.

На голову Шанталь вылилось ведро воды, потом еще одно. Вода попала в нос, и девушка чихнула.

— Платье надо было снять. Еще простудится.

— Ага. И попасться Бену. Он нам самим купание в море устроит. Ложи ее на кровать.

— Связать, может?

— Да, ты, шо? Куда девка посреди моря побежит? К тому же, ее чем-то напоили. Она еле двигается. Кидай ее на кровать, а то на вахту скоро. Хоть поспим пару часов.

Шанталь бесцеремонно, за руки, за ноги закинули на кровать. Последняя заскрипела, но выдержала. Хлопнула дверь и щелкнула задвижка. Когда затихли шаги, девушка попыталась мысленно связаться с Аялинэ: «Благодарю, что не бросила меня. Ты же, могла спрятаться».

— «Саламандры своих не бросают. Кстати. Эти идиоты полностью смыли инеит. Он между досками пола просочился. Попробуй ощутить корону», - посоветовала Ая.

Шанталь сосредоточилась, и почувствовала, что связь возобновилась. Два придурка здорово ей помогли. Попробовала поднять руку. Вот тело слушалось еще плохо. Девушка сползла с кровати и постаралась найти воду. Увидела полный кувшин. Хлебнула глоток, другой. Вода была прохладная и приятно освежала. Выпила, сколько влезло, чтобы яд побыстрее из организма вымыть. Остаток опять вылила себе на голову. Кагол высыпал инеит прямо ей на волосы, и Шанталь старалась, как можно тщательнее его смыть. Нашла еще один кувшин с водой. Он тоже пошел в ход. Взгляд наткнулся на зеркало. Шанталь при помощи Стихии подсушила волосы. Магия почти полностью восстановилась. Сила тоже. Аккуратно приоткрыла круглое окошко. Высунула голову. Далеко внизу плескалась вода. Небо начало алеть. Раннее утро. Дул довольно сильный ветер и сразу же выдул остатки белого порошка из волос девушки.

— «Залазь обратно. Кто-нибудь заметит, и я замерзла», - скомандовала Ая. Шанталь улыбнулась, закрыла окошко и начала осматривать комнатку. Посредине красовалась довольно широкая кровать. Возле окошка стояли стол и два стула. Стол был намертво привинчен к полу. Кровать, тоже. Углядела кованый сундук. Попробовала приподнять крышку. Она была заперта на большой висячий замок. Девушка вспомнила уроки отца. Сосредоточилась и “увидела” внутренности замка. Он был самым простым. Примерилась. Вложила немного Силы. Дужка замка отщелкнулась, и он открылся. Шанталь подняла крышку. С одного бока сундука лежала внушительная стопка монет. Девушка ухмыльнулась и отправила две больших пригоршни в пространственный карман. Кагол и Мириэм о нем не подумали. Или не знали. Меч отобрали, а вот Жезл и заряженный пистолет, с полным мешочком патронов, были при ней. Вспомнила, что запихала туда же “парадные доспехи валькирии”. Без шлема, но им можно было разжиться. Кинжал с волнистым лезвием тоже был. Справочник по Боевой Магии. Попыталась нашарить Булавки Связи. Перебрала все. Вспомнила, что отдала одну гномам-часовым, когда ханьцы полезли. Похоже, что это была последняя. От души выругалась, и Ая поняла, что Булавок у них нет. Шанталь нашла свой тощий кошель. Собрала туда все затыренные монеты. Заглянула в сундучок и выгребла все, что там было. На дне нашлась карта. Раскрутила. Это бы-ла карта Океана Штормов, Восточного Моря и Южных Земель. Не совсем точная, но хоть что-то. Прихватила и ее. Поворошила одежду. Все пахло какой-то приторной дрянью. И было широкое даже для Борина. Оружия не было. Шанталь захлопнула сундук и защелкнула обратно замок. Увидела высокий шкаф, намертво прикрученный к стене. Открыла его. Вот тут было много одежды разных размеров и фасонов. Порылась. Откопала красивые темно-синие шелковые штаны. Довольно широкие, но подходили по длине. На них лежал длинный, светло-синий пояс. Покрутила и смогла закрепить им штаны. Нормальных сапог не было. Нашлись высокие, на тонкой подошве. Явно для женщины-придворной. Одела, не сверкать же голыми пятками. Запихнуть за голенища штаны не получилось. Взяла на заметку разжиться нормальными сапогами. Порылась еще. Нашла красивую рубашку из эльфийкой ткани. Сделала ее бордовой. Надела. Ткань была тонкая и скорее подчеркивала, чем скрывала. Порылась еще. Откопала красивый кожаный жилет. Одела и сразу почувствовала себя лучше. Под руку попалась шляпа с неочень широкими полями. Повесила ее на гвоздь около двери. Оденет потом. Закрыла шкаф и начала осматривать комнату на предмет подходящего оружия. Отдернула штору и увидела полки, на которых лежали мечи и кинжалы. Перебрала несколько. Сильно загнутые сабли южан отпадали сразу. Не было такого навыка. Нашла полуторный меч. Взяла его за лезвие и направила Силу Стихии. Через минуту меч потек. Потушила и бросила. Таким образом перебрала все мечи. Они никуда не годились. Взгляд упал на два скимитара. Эльфийские парные сабли не имеющие гарды. Рикассо у них тоже отсутствовало. Не длинные и очень легкие. Скимитары были предназначены именно для “Танца Мечей”. “Молния” с этой задачей справлялась весьма посредственно. Шанталь взялась двумя руками за лезвия. Мечи раскалились. Сначала металл покраснел, потом побелел, но не тек. Высветилась Укрепляющая Руна. Шанталь улыбнулась. Вот и пришло время вспомнить уроки Баинлот. Пояса для них не нашла. Положила скимитары в пространственный карман. Благо их длина позволяла. Задернула штору и села на кровать. Заурчало в животе. Еды не наблюдалось, зато послышались тяжелые шаги и заскрипела ручка двери. Шанталь легла и начала наблюдать через полуприкрытые веки.

В комнату вошел невысокий толстяк. Она сначала подумала, что это гном. Толстяк подошел поближе и стало видно реденькую, короткую бородку мышастого цвета. Такого же цвета остатки засаленных волос, торчавших в разные стороны вокруг обширной, блестящей от пота лысины. Присмотрелась к лицу и чуть глаза не раскрыла. Светленькие свинячьи глазки, вывернутые наружу слюнявые губы, красные, толстые щеки и три подбородка, которые реденькая бороденка совершенно не скрывала. Через широкий, некогда красный, пояс свисал жирный, волосатый живот.

Толстяк подошел к кровати и уставился на девушку. Причмокнул губами и пробормотал: - Почему всегда этому Иршаду так везет? Доставит хедаби. Как же. Себе он ее оставит. Бен обошел кругом кровати и сел на край. Потянулся к девушке, но ручка была пухленькая и коротенькая. Не дотянулся. Снял рубашку и начал разматывать пояс. Шанталь опять, чуть глаза не раскрыла. Дитя деревни, она прекрасно знала откуда берутся козочки и зайчики. Сам процесс наблюдала неоднократно. Ларри кое-что рассказал. Красивый парень с хорошо подвешенным языком женской лаской обделен не был. Дэйли кое-что мур-

лыкнула. Сама не пробовала исключительно потому, что не нашла ни кого кто, по ее мнению, не вызовет рвотного позыва.

И тут Бен размотал пояс, снял штаны … Когда Шанталь УВИДЕЛА!!!

— Это еще, что такое?! Меня?! Этим… червяком?! Да я тебе его лучше совсем отрежу, чтобы женщин не расстраивал.

Бен замер столбом. ТАК его еще не ос-корбляли. Он прекрасно знал, что сравнение всегда было не в его пользу. Но, чтобы так, по-мужицки откровенно!

— А, ты, что в сознании? – пролепетал Толстяк.

— Уже, да. И одень штаны, пока я не сблевала. Молодец. Теперь слушай сюда. Ты, сейчас разворачиваешь свою посудину и плывешь прямо к Волчьему Логову. Я даю тебе слово, что ты, и твоя команда останетесь живы и даже награду получите, – Шанталь легко встала с кровати и стала рядом с Беном, оказавшись на голову выше него.

— Это, ты, мне говоришь? – к толстяку начала потихоньку возвращаться его обычная самоуверенность.

— Ты, видишь здесь кого-то еще? – отбрила девушка.

Толстый Бен взревел и попытался ударом кулака лишить девушку сознания. Его кулак неожиданно оказался в правой ладони красавицы. Резкое движение и Толстый Бен ткнулся носом в кровать. Капитан завыл. В двери постучали, и кто-то проорал: - Господин капитан, помощь нужна?

— Да он, пока еще, сам справляется, - донесся насмешливый женский голос, – вон, как воет от наслаждения.

За дверью заржали и ушли. Бен отскочил и, выхватив сильно загнутую саблю, взревел: – Я тебе сейчас язык отрежу! Стоимость от этого только увеличится, – и бросился на девушку. Шанталь выхватила из ниоткуда скимитары и едва уловимыми движениями выбила оружие из его рук. Толстяк одурело уставился на пустую ладонь. Потом на ухмыляющуюся эльфийку с хищно поблескивающими саблями в руках. С такой скоростью движений он еще не сталкивался. «Только Дагнир Саблезуб может сравнится с нею. Интересно, кто победит? Или оба его прикончат? Остроухие, чтоб их…» Нащупал за поясом тоненький стилет. Со всей доступной скорость выхватил его и воткнул в бок девушки. Стилет жалобно зазвенел и обломился. Толстый Бен почувствовал, как его горла коснулись скрещенные лезвия скимитаров. Сглотнул, едва не порезавшись.

— А ты, оказывается, не только слабак, а еще и подонок. Последний раз спрашиваю, ты, согласен отвезти меня, куда скажу? По-хорошему, пока, разговариваю, - прорычала красавица.

Бен пытался выкрутиться. И понять, почему сломался стилет. «Кто это, вообще, такая? Неужели, я нарвался на керра Серых Плащей. Ходили слухи, что за пиратов взялись не на шутку. А о моих связях с работорговцами не слышал только глухой. А то, что женщина… Мужчину в гарем не купят, а Мастером Мечей могла быть и женщина». Толстяк потух. Решил согласиться. «А там, может представится случай избавиться от нее. А пока поплывут, куда скажет. Или не поплывут. Знакома ли она с морским делом?» Толстяк Бен воспрянул духом.

— Я согласен, - просипел капитан, стараясь не порезать себе горло. Скимитары исчезли также неожиданно, как и появились. Он так и не понял, куда. На девушке был только мягкий пояс, державший штаны.

— Прикажи приготовить мне личную комнату, - скомандовала красотка.

— Каюту, - буркнул Бен.

— Каюту, - продолжила, совершенно не смутившись, девушка, - воды напиться и еду. Не пытайтесь что-то подсыпать. Ты, будешь обедать вместе со мной. Я хочу насладиться твоим обществом, - Бен двинулся к двери, - нет, дорогой. Ты, сейчас пред-

ставишь меня, как свою племянницу. Я не собираюсь сидеть все время в душной каюте. Подышу воздухом, – девушка под-

хватила его под локоток и открыла дверь. В лицо подул солоноватый, свежий ветерок, но солнце уже начинало припе-

кать. Шанталь прихватила с крючка шляпу. В голове зазвучал голосок Аи: - «Куда собралась напяливать? Я, что смогу увидеть? И солнышко так греет, славненько».

Шанталь вздохнула и нахлобучила шляпу на голову Бена. Последний даже стал более представительно выглядеть, о чем девушка ему и сказал. Бен подумал, что она права. Когда лысина прикрыта, он выглядит более серьезно и снимать шляпу не стал.

На судне царила деловая суета. К ним подошел высокий солнечный эльф.

— Это мой помощник, Дагнир Саблезуб, - представил его Толстяк. Эльф церемонно поклонился. Шанталь ответила тем же и перейдя на эльферон спросила: - Каким ветром господина занесло в этот сброд?

Эльф ей глянулся. Рослый, широкоплечий. Густые, иссиня-черные волосы собраны на затылке в “хвост”. От ветра и солнца его кожа приобрела бронзовый оттенок. Глаза были непроницаемо-черные. Где зрачок, а где радужка различить было невозможно и это придавало ему таинственно-хищный вид. Одет он был, как и все. Короткие сапоги с широким голенищем, в которые были заправлены свободные штаны, подпоясанные шелковым черным поясом. Поверх белой, распахнутой на груди рубашки, кожаная жилетка. Поверх шелкового пояса был надет кожаный пояс и на нем висели два скимитара. Такие же, как нашла Шанталь. За голенищем правого сапога торчала рукоять жала, а за левое, был засунут обычный нож.

— Случай и жажда приключений, госпожа. А вас, что сюда привело?

— Ревность и зависть. Соперница продала меня Бену. А он, как я поняла, собирается перепродать меня в гарем. Господин Дагнир, вы не могли бы мне помочь? – спросила Шанталь и кокетливо улыбнулась эльфу.

— Выкупить вас у Бена?

— С Беном я и сама справлюсь. У вас такие удобные сапоги. Вот бы и мне такие.

Дагнир расхохотался. Посмотрел на девушку повнимательнее. Слегка передернул плечами. Покосился в сторону Бена и сказал: - Я сейчас вернусь. У меня есть еще две пары сапог. Одна мне мала очень. Может быть, подойдут. И, пожалуйста, подождите пока я вернусь. Очень хочу посмотреть, как вы, Бена гонять будете.

— Договорились.

Эльф ушел, а Шанталь задумалась. Что она не смогла скрыть, что Дагнир заметил. Эльф явно ощутил ее Силу и понял, что она за пару секунд оставит от корабля и экипажа кучу головешек. И, он ей не поверил. Такими способностями, как Ларри Шанталь не обладала, но и ее ментальной Силы хватило, чтобы “подслушать” мысли Бена. Она поняла, что ее считают керром Серых Плащей. Явно боятся и попытаются избавиться при первой же возможности. Ая была того же мнения и посове-

товала быть особенно осторожной. Все время держать “Драконью Кожу” безопасно, но не реально. Слишком много Силы в нее уходит. Бен до сих пор крутит обломок стилета.

Пока Шанталь размышляла и анализировала, вернулся Дагнир с парой сапог. Они были коричневого цвета и с темно-синими штанами смотреться будут неплохо. Шанталь сняла свои и одела коричневые. Немного походила. Чуть свободноваты, но лучше, чем те, что были на ней. Свои отдала эльфу и сказала, вдруг пригодятся. Тот только хмыкнул, но отнес в свою каюту. Шанталь наблюдала за капитаном. Посмотрела на солнце и поняла, что корабль плывет, как и плыл. Девушка повернулась к капитану и глядя ему прямо в глаза тихо прошипела: - За дуру меня считаешь? Почему корабль плывет в том же направлении? Быстро развернул, пока еще есть, чем девок радовать.

Бен поежился. Начал выкрикивать команды. Корабль замедлил ход и начал разворачиваться. Подошел Дагнир, взглянул на красного и потного Бена. На довольно прижмурившуюся Шанталь, хмыкнул, но промолчал.

У Шанталь урчало в животе. Немного постояла и, не выдержав мук голода, спросила: - Бен, а где здесь кухня? Я есть хочу. Сутки уже не ела.

— Я прикажу подать в твою каюту. И не кухня, а камбуз.

— Хорошо. Где камбуз? Я хочу на него посмотреть.

Дагнир улыбнулся: - Госпожа, следуйте за мной, - и церемонно поклонился. Шанталь покосилась на него. «Издевается? Или… неужели знает, кто она? Лайэллон никогда не скрывался сам и не скрывал свою семью. А о том, что она – Верховный Хранитель знали многие. Хотя, не все знали ее в лицо». Шанталь поразмышляла и постаралась тихонько пощупать Дагнира. Потянулась и ощутила ментальный блок. Дальше лезть не стала, но взяла на заметку. Так, как дед или Ларри, вломиться в голову сметая все преграды, она не могла, а светиться лишний раз не хотела. Выражение лица эльфа не изменилось, только бровь слегка дернулась. Девушка почувствовала, как Ая отгородилась и быстро передала ей: - «Скрой Силу. Шустрый очень».

— «Ага. Способный. Что он здесь делает?»

На этом диалог закончился. Шанталь пошла вслед за Дагниром и оказалась на маленькой кухне. Вот и таинственный камбуз. Здесь владычествовал коренастый, плотный мужчина лет сорока. Его можно было даже полным назвать, только в отличии от Бена, он сразу вызывал безотчетную симпатию. Сверкая бритой макушкой и белозубой улыбкой на загорелом лице, он указал Шанталь на маленький складной стульчик в углу. Дагнир, ухватив еще теплую лепешку, вышел.

— Меня зовут Пол Хилл. Кок. Повар, если понятнее. А что привело сюда такую красавицу?

— Голод, господин Хилл, - честно ответила Шанталь.

— Давай, уже, просто Пол. А то сразу чувствую себя замшелым пнем. А я еще ого-го! – и кок повел плечами, сверкнув белозубой улыбкой.

Шанталь рассмеялась и потянулась к лепешкам. Пол снова улыбнулся, взял большую, глубокую миску. Налил похлебку, успешно выловив из котла приличный кусок мяса. Поставил перед девушкой на угол стола, протер передником ложку и вручил ей в руки со словами: - Лепешки сама возьмешь.

Шанталь съела одну ложку, вторую. Довольно прищурилась и опустошила миску, не преминув съесть все мясо. Огляделась в поисках воды. Кок подмигнул, полез куда-то в недра довольно большого шкафа и плеснул ей в кружку темную жидкость.

Шанталь не принюхиваясь сделала большой глоток, крякнула. Очень уж крепкой она оказалась. Откусила кусочек лепешки, пожевала и допила остаток. Потом спросила: - А что это было? На гномью настойку похоже.

Пол молчал. Он с раскрытым ртом смотрел на нежную, с виду, девушку, которая, не моргнув глазом выпила полкружки “Мечты пирата”. Ее не всякий мужик глотнет. Пол хотел подшутить и посмотреть, как девица будет кашлять и вытирать слезы. Такого он не ожидал. Шанталь перестала жевать и подняла глаза на кока.

— В чем дело, уважаемый? Я взяла вашу кружку?

— Я думал, за знакомство…

— Так чего, так долго думал? Давай еще мяска или колбаски и еще по одной. За знакомство, это надо. А то, Бен даже кружки воды не предложил.

Кок крякнул, достал еще одну кружку. Порезал немного вяленого мяса. Разлил еще по одной. Взял свою кружку: - За знакомство и удачное плаванье, - звякнули кружки. Пошло в ход мясо. В двери заглянул Дагнир. Плеснули и ему. Примерно через час бутылка опустела. На душе потеплело. Помогли Полу с обедом. Шанталь честно призналась в кулинарной несостоятельности, но посуду помыла и даже что-то там порезала. Отнесла Бену капитанскую порцию, умудрившись ничего не разлить. Кок зыркнул, как она после трех кружек рома несет еду по покачивающейся палубе, поскреб лысину и сказал Дагниру:

— Вот это девка! У меня в голове зашумело, а ей хоть бы что! - эльф только хмыкнул, но задумался.

Шанталь принесла в уже знакомую каюту обед. При виде ее Бен дернулся.

— Не дергайся. Пол попросил тебе обед принести, - девушка поставила на стол еду, – кстати, ты, обещал мне каюту. Я не спала толком. Отдохнуть хочу.

Бен рявкнул в открытую дверь: - Джефф!!! Где тебя шкоры носят?! Отведи девушку в ее каюту. В ту, что для гостей.

В двери влетел босоногий, лохматый парнишка лет четырнадцати. Увидел Шанталь и замер с открытым ртом: – Какая красивая-я!

— Рот закрой и делай, что сказал, - прикрикнул на него Бен и скосил глаза на смеющуюся Шанталь. Когда девушка проходила мимо, ему почудился душок “Мечты пирата”. «Баба ее не глотнет. Хотя, такая и выпьет». Капитан поежился и взялся за обед. Когда все съел, подумал об отраве. Прислушался к ощущениям. В животе не урчало и не болело. «Неужели, просто Полу помогла? Может быть, действительно, отвезти ее, куда скажет? А что делать с Иршадом? В случае отказа, он его посудину вместе с экипажем и с ним самим утопит. А, ладно, пусть Судьба решает. Может быть, разминемся. Курс несколько раз меняли и сейчас на восток плывем, а не на юг». Бен решил посмотреть, что дальше будет. «Если разминемся с Иршадом, отвезу девушку, куда скажет. Какая разница, кто заплатит».


Глава 16. Летающий “Краб”.

Наступило утро. “Валькирию” готовили к отплытию. Лайэллон, Ларри и Хагир обживали каюту. Одну на всех, но большую. Миури будут с ними. Хагир еще вечером связался с Лунаталь и все ей рассказал. Нали и Бенсон справятся. Изя тоже пусть пока сидит в Каосе. В Волчьем Логове будут управляться Бэйс и Айра. Лайэллон перешел во дворец. Утром вернулся и сказал, что все уладил.

Все вышли на палубу. Пока обживали каюту, бригантина вышла в открытое море. Справа проплывали Волчьи Скалы. Слева, в туманной дымке, угадывались очертания Кор Коэлай.

За штурвалом стоял рослый полуорк. Дэйл обошел палубу, подошел к нему, лег рядом и спросил: - «Как зовут?»

— Ирв Тяжелый Кулак.

Дэйл кивнул и улегся рядом, положив голову на скрещенные передние лапы. Штурвал был на возвышении и миури все было хорошо видно. Дэйли улеглась в каюте. Она опять пыталась связаться с Шанталь. Мужчины облокотились на борт и наблюдали за проплывавшим мимо берегом.

— Через территорию ханьцев плывем. Интересно, как Золотой Мальчик отреагирует? – спросил Ларри.

— Никак. Слишком он опозорился, - ответил Лайэллон. Хагир вопросительно поднял бровь. Его посвятили в суть дела.

— Я, на его месте, молчал бы, - сказал Хагир.

— Вот он и молчит. Нас явно видели. Вон, корабли ханьцев стоят. А к нам никто не подплывает. Как не видят, - Ларри задумчиво потер подбородок.

— Пусть не видят. Нам не до них. А то, что видели “Валькирию” – хорошо. Будут знать, что у нас есть флот.

К рулевому подошел боцман. Крепкий, широкоплечий мужчина с густой рыжей бородой и такой же шевелюрой. Увидел лежащего Дэйла.

— Убери псину, чтобы не отсвечивал, а то за борт отправлю.

Дэйл не шелохнулся. Ирв посмотрел на боцмана и перевел взгляд на водную гладь, расстилавшуюся впереди. Он слышал слова капитана, что огромный пес их владелец. Решил посмотреть, что дальше будет.

— Оглохли оба, что ли? А ну, пошел вон! – и размахнулся ногой, с явным намерением вышвырнуть пса за борт. Дэйл резко вскочил, взмахнул лапой и боцман, кувыркнувшись в воздухе полетел в воду с громким воем.

— «Достаньте идиота. Нам не на кого его заменить», - Дэйл указал носом в сторону моря. Трое матросов, с любопытством ждавшие конца разборки, кинулись на корму, по дороге прихватив канат. Боцману повезло. Дэйл выбросил его немного вперед, и он успел ухватить конец проплывавшего мимо каната. Когда мокрый мужик оказался на палубе, то сразу кинулся в сторону Дэйла. Один из матросов, явно бывший пират, сказал: - Ты, дурак. Это Боевой Маг и владелец нашего корабля. Еще раз сунешься, он тебя в порошок сотрет. И его Побратим поможет. Вон, тот высокий парень. Это семья. Рядом его отец и дед. Дед - наш Повелитель. Так, что утихни, пока тебя в крысу не превратили.

Боцман икнул. Он считал владельцем “Валькирии” широкоплечего мужчину с редкой сединой в длинных, черных волосах. То, что стоявший рядом эльф его отец (о том, что это дед боцман даже подумать не мог) в голове не укладывалось. А вот то, что огромный пес – Боевой Маг… Боцман был южанином с Рыбного Моря и о миури не знал. В его голове зазвучал рокочущий бас: - «Слушай сюда, недоумок. Ты, жив только потому, что мы вышли в море и мне некем тебя заменить. Еще одна такая выходка и я заменю тебя юнгой. Будешь вместо него палубу драить. Все понял?»

Боцман круглыми глазами тупо уставился на смотрящего на него громадного пса. Ирв кривил губы, чтобы очень уж откровенно не ржать. Он знал о миури. Дэйл увидел круглые глаза мужика. Боцман еще раз икнул и выдал: - Ты – говорящая собака?

— «Миури. Разумная раса, к твоему сведению. Я - Боевой Маг и владелец этого корабля, если, ты, до сих пор этого не знаешь. И лежать буду там, где захочу. Ветер попутный, добавьте паруса. Ну, что рот раскрыл? Я, тебе за что плачу?!» - боцман очухался и, чтобы скрыть смущение, заорал на матросов.

— А мне нравится! Если бы Шани была с нами. Твои земли можно и с моря посмотреть. Обратно поплывем ближе к Кор Коэлай, – Ларри, несмотря на то, что переживал за сестру, был доволен путешествием. Лайэллон тоже. Бескрайняя водная гладь, ветерок, треплющий волосы, истошные вопли чаек. Даже жара не мешала ему наслаждаться плаванием. Все-таки, в глубине души, эльф был бродягой. А вот Хагир явно томился вынужденной поездкой. Хранитель был домоседом. Максимум на что он был способен, это поездки по принадлежащим ему землям или на охоту. Бескрайнее море и хрупкое судно вызывали душевный трепет, очень похожий на страх. Дэйл тоже наслаждался поездкой. Он опять улегся около рулевого и, прищурив глаза, осматривал горизонт. Дэйли вышла из каюты. Нашла взглядом Дэйла. Подошла к нему и улеглась рядом. Рулевой подумал, что так его даже маленького не охраняли. Он обладал небольшими способностями к магии и почувствовал Силу миури. Прислушался к ощущениям и поежился. Вторая миури была Магом Огня. Хорошо, что боцман на Мага Земли нар-вался. Иначе, сейчас бы палубу подметали.

Шанталь закрыла двери, открыла маленькое окошко и села на кровать. Вчера ей пришлось готовиться к обороне крепости. Похищение. Ночью она была в бессознательном состоянии. Сегодня организм восстанавливал Силу после инеита и отравы. Стычка с Беном. Сытный обед и выпитый ром клонили в сон. Равномерное покачивание палубы, скрип досок и шум волн убаюкивали. Девушка напутала на двери и маленькое оконце “Паутину”, устроилась поудобнее и заснула. Ая пыталась ей что-то говорить, но девушка отключилась, едва голова коснулась подушки.

Шанталь благополучно проспала до заката. Кто-то легонько тронул “Паутину”. Тихонько звякнуло. Ая, спавшая на солнышке, шмыгнула на свое место в густой шевелюре. Девушка встала и открыла дверь. Перед ней стоял Дагнир.

— Капитан приглашает тебя на ужин в свою каюту.

— Минут через двадцать приду. Себя немного в порядок приведу. Если бы у меня была расческа, я бы и раньше пришла.

— Сейчас пришлю юнгу с расческой и зеркалом.

Буквально через пять минут примчался Джефф, вручил ей зеркало и расческу. Снова замер с раскрытым ртом. Шанталь потрепала его по лохматой шевелюре и легким пинком под зад выставила из каюты.

Пол превзошел самое себя. Ужин был не особенно изысканным, но вкусным. И бутылочка белого вина пришлась очень кстати. Легкий ветерок, шум волн, красивейший закат. Шанталь улыбнулась и сказала: - Господа, я вам так благодарна! Такое приятное путешествие. Кстати. Господин капитан уверен, что мы плывем в нужном направлении?

В этот момент раздался вопль: - Парус! Пираты!!! - все забегали. Валькирия почесала кончик носа и спросила: - А, вы, что друг с другом тоже воюете?

Бен уставился на нее круглыми глазами. У него появились крупные сомнения насчет девушки. Керр такой вопрос даже не задал бы. Дагнир откровенно улыбался.

— Мы не пираты! – заявил Бен, - мы – почтенные торговцы.

— А почему у тебя все с саблями ходят? Включая кока и юнгу, - задала очередной вопрос любопытная Шанталь.

— Сейчас, ты, поймешь, почему, - сказал капитан. Бен слетел на палубу. К нему подбежал высокий широкоплечий мужик с шрамом через всю физиономию. Дагнир отходить от девушки не спешил. В голове Шанталь зазвучал голосок Аи: - «Или стережет или прощупать хочет».

— «Скорее, последнее», - мысленно ухмыльнулась Шанталь.

Девушка стрельнула глазками в эльфа и спросила: - Господин хочет меня защищать? Будет бой?

— Все может быть. Если Бен не договорится, то могут и подраться.

Корабль возможных противников выплыл из-за выступавшего далеко в воду утеса. Он был просто огромный и явно эльфийской работы.

— Эльфы-пираты? – удивилась Шанталь.

— А, что тебя удивляет? И не обязательно, вся команда. Большая часть, но будут и люди. Гномов и орков на их судах нет.

— Требуют весь груз. А что мы везем? – не унималась девушка.

— Почти пустые. Немного вина, тканей и кое-какие товары ханьцев. Плывем в южные земли хедаби Гусия Светоносного. Вернее, плыли. Ты же, заставила сменить курс, - уведомил ее Дагнир.

— Я домой хочу. Отвезите меня и плывите своей дорогой. Я вам больше заплачу, - заявила Шанталь.

— Уже не получится. Готовься к бою. Хотя, шансов у нас никаких.

— А если умрет их капитан и, кто там еще главный? – спросила девушка.

— Тогда, есть шанс захватить их.

— Кстати, а что они делают с пленными?

— Продают в рабство. Женщин отправляют в гарем.

Шанталь передернулась и сказала: - Будешь подсказывать. Повоюем.

В лице девушки появилось что-то хищное и азартное. В глазах заплясали желтые огоньки. На секунду на Дагнира повеяло жаром. Тут-же это ощущение пропало. Эльф слегка прищурился. Он почувствовал Силу девушки и ужаснулся. Она с врагом и

одна управится. Первородная - это точно. В его голове зародилось одно предположение. Если это так, то бедный Бен и бедные пираты. Гарем. Да она от всего Охд-Хедабис дымящиеся головешки оставит.

— Как зовут Сиятельную Госпожу? – вкрадчиво спросил Дагнир.

Шанталь задумалась. Свое имя говорить не хотелось. Кураж взял верх над осмотрительностью, и она выдала: - Зара.

— Молния? – удивился Дагнир.

— А что тебя удивляет? Называй так. Какая тебе разница?

— Действительно, никакой, - пробормотал эльф. И стал наблюдать за ходом переговоров. Наблюдать долго не пришлось.

— Экрну!!! Спасайтесь! – раздался вопль с корабля пиратов. Все забегали. Дагнир слегка побледнел. Это не ускользнуло от внимания Шанталь и она спросила: - Это еще, что за хрень?

Последнего слова эльф не понял, но еще больше утвердился в своих догадках. Шанталь оплошность не заметила.

— Экрну – это морское чудовище. Гигантский осьминог. Драпать надо и срочно, а ветер слабый, - объяснил Дагнир. Он явно нервничал.

Шанталь схватила со стола нож. Прямо через перила сиганула на палубу. Нанесла какие-то руны. Корабль слегка приподнялся. Дагнир наблюдал за действиями девушки. Вот она что-то забормотала и корабль, почти не касаясь воды, понесся в сторону высоких скал. Сзади вскипела вода и огромное щупальце ударило почти рядом с кормой. Второе судно на всех парусах понеслось на юг. Позади него забурлила вода. У пиратов был маг-воздушник. Паруса надулись и корабль понесся, как на крыльях. Посудина Бена летела, не касаясь воды. Скорость нарастала, сзади снова ударило щупальце. Корабль вдруг взлетел еще выше, пролетел пару полетов стрелы и вылетел на берег. Пролетел еще немного и аккуратненько приземлился. Вода в море забурлила. Раздался недовольный рев и все стихло.

Бен и его команда потихоньку приходили в себя. Капитан подбежал к Шанталь и Дагниру, и заорал: - Вы, что натворили?! Как теперь плыть?!

Шанталь резко повернулась к нему: – Ты что, к осьминогу на ужин хочешь? Так сейчас устрою. Спущусь на землю, только. А, вы, можете отправляться.

— Бен, она нас спасла. Нам не уйти, а воздушника у тебя нет, – осадил Толстяка Дагнир.

Матросы свесились вниз и разглядывали зелененькие кусты, торчащие прямо из песка и высокие деревья. Пробежало что-то типа козы.

Несколько человек спустились на землю и задумчиво осматривали облепленное ракушками и водорослями днище. Подошел боцман. Поскреб нечесаную шевелюру и задумчиво пробормотал: - Почистить бы надо.

— Этот островок большой? – спросила Шанталь.

— А что? – Бен, наблюдавший за своей командой, повернулся к девушке.

— Если небольшой, то можно через него перелететь и с другой стороны поплыть, чтобы опять на осьминога не нарваться, - пояснила Шанталь.

— Джефф!!! Карту! – заорал Толстяк. Прибежал юнга со свернутой в рулон картой. Бен расстелил ее прямо на палубе. Шанталь и Дагнир придержали края, чтобы не скручивалась.

— Мы, вот тут, - толстый палец Бена ткнул в довольно большой остров. Вокруг него были какие-то точки.

— Это, что за точки? – спросила далекая от навигации Шанталь.

— Это рифы. Они непроходимые. Еще никому не удавалось через них проплыть, - Бен удивленно оглянулся назад, – перелететь, оказывается, можно.

Шанталь хмыкнула и сказала: - Покажи мне, где лучше всего сесть на воду. Чтобы корабль не повредить.

Бен и Дагнир склонились над картой. Шанталь пошла к лесенке и легко спустилась вниз. Стала около матросов и начала осматривать днище. Ножом отковырнула ракушку и с интересом ее рассматривала. Матросы гудели. Один из них, мужчина средних лет крикнул: - Эй, красавица. Благодарим, что спасла нас. А то, переваривались бы сейчас в желудке осьминога.

— Я себя спасала. Вас прихватила за компанию, - подмигнула ему Шанталь. Через борт свесилась голова Пола и кок заорал:

— Эй, бездельники. У нас мало мяса и воды. Мясо бегает, а вода, вон там поблескивает. Помогите бочки набрать.

Мужчины занялись делом, а Шанталь с интересом разглядывала ракушки и водоросли. Подошел Дагнир и сказал: - Мы нашли удобную бухту для стоянки. Пусть поохотятся, наполнят бочки и перенеси нас на воду. Кстати, что это было? Руны Левитации?

— Они самые, - подтвердила Шанталь.

— Перенести корабль… - неуверенно протянул Дагнир.

— А какая разница, что переносить? Главное, вложить Силы побольше. Я тебе покажу. На воду, ты, переносить будешь, я подстрахую. Я здесь не задержусь, а вам пригодится. Переночуем на земле. Уже темно. Можем на деревья напороться в темноте.

Матросам удалось набить кое-какой дичи. Вода была. Разожгли костры и устроились на отдых. Под чутким руководством Пола нажарили мяса.

— Эй, Бен! Выдай всем того пойла, которым меня кок угощал. За удачное спасение. И не делай вид, что его у тебя нет, - крикнула Шанталь. Ее поддержали дружным и одобрительным ревом. Несколько матросов покрепче поднялись на палубу. Капитан, вспомнив полет через рифы, решил не спорить и выставил бочонок рома. Как раз хватило всем по кружке. Боцман намекнул на “еще”. Шанталь жестко отрезала: - Хватит. Мы не знаем, кто тут живет. Или знаете? Остров обитаем?

Все дружно молчали. Одноглазый здоровяк, судя по обильной седине, бывший самым старшим в команде, сказал: - А никто не знает, красавица. Остров видели, на карту нанесли. Причалить не мог никто. Тут такие рифы, что ни один лоцман не проведет.

— Так. Разбиваемся на дежурства, - Шанталь пересчитала всех матросов, - дежурите по два часа тройками. На пять-шесть часов сна хватит. Костры затушить, чтобы не подсвечивали. Тепло. Палатки не нужны. Ты, ты и ты – первая тройка. Тебя, как звать? – спросила Шанталь у боцмана, метко определив его старшинство. Дагнир не вмешивался, а Бен явно не знал, что делать на суше. Опытный мореход, к сухопутной обстановке был мало приспособлен.

— Джервис Телп, госпожа, - боцман обладал толикой Силы. Когда девушка левитировала корабль сумел почувствовать ее. И пришел в ужас. »Толстяк – дурак. Его просто не тронули. А нам здорово повезло. Судя по уверенным командам, это Боевой Маг высокого уровня. Кажется, Огня, если не ошибаюсь. Благодарение предкам. Как вовремя».

— Джервис. Разбей людей на тройки. Пацана не ставь. Он пьян. Пусть проспится. Оружие у руки. Ложиться спиной к кораблю, лицом к лесу.

Шанталь повернула голову. Рядом стоял Дагнир. Абсолютно спокойный. Он даже слова не сказал, что она тут распоряжается. Девушка поняла, что он о чем-то догадывается. Передернула плечами. «Хрен с ним. Пусть догадывается. Лишь бы выбраться из этой переделки».

— Мы, трое, - Шанталь указала на себя, Дагнира и боцмана, - дежурим последними. - Мужчины кивнули и устроились прямо на песке. Шанталь сделала то-же самое и вскорости задремала.

Ее кто-то тронул за плечо. В слабом отблеске костра увидела лицо эльфа. Кивнула и позевывая заступила на дежурство. К утру стало прохладно. Ветерок бодрил и окончательно выдул из головы остатки сна. Шанталь почудилось шевеление в кустах. Создала фантом оркокота. Вспомнился он ей. Запустила в кусты. Все спали и не видели. Дагнир больше не сомневался, что перед ним Сиятельная Госпожа Шанталь из Рода Стального Волка. Верховный Хранитель и сильнейший Маг Огня на Фэриленде. Только тот, кто прошел Белое Безмолвие мог видеть эту тварь. Боцман икнул, но не комментировал. Просто не знал. В кустах послышалась возня, потом визг. Один, другой, третий. Матросы и без команды начали просыпаться.

— Готовься к бою! Лучники! Целься! У нас есть лучники?! – заорала Шанталь.

— Всего пятеро, госпожа. На корабле луки бесполезны, - отчитался боцман.

— Пусть готовятся те, что есть. Мечники, стали за ними. Оружие наготове, - посмотрела на Дагнира, и эльф услышал: - «Сними блок. Я в голове рыться не буду. Так быстрее, после боя выставишь».

— «Хорошо. Что, ты, задумала?» - спросил эльф и снял блок.

— «Прикроем их Плоским Щитом. Судя по визгу, это йорги. Тварей близко подпускать нельзя. Стрелы и копья отравлены. Мечи – нет. Мечники, так себе. Убиваемы, как и все живое. Опасны химеры и шаманы. Магия – некроманты. Я прикрываю справа, ты, слева. Поехали!»

Дагнир перешел на левый край. Перед носом лучника, стоявшего в центре шеренги, сверкнула золотистая молния, потом голубая. Через секунду прямо перед носом ткнулась стрела, но отлетела. Затем вторая. По бокам происходило то-же самое.

— Стрелять по команде! – гаркнула Шанталь, окончательно взяв на себя руководство боем. Лучники замерли с натянутой тетивой. Прямо посреди кустов полосой вспыхнуло яркое пламя и высветило уродливые фигурки в лохмотьях с луками в руках.

— Стреляй! И лучше целься, - раздалась четкая команда Шанталь.

В нападавших, засевших в кустах, полетели стрелы. Стрелки оказались довольно меткими. Все стрелы попали в цель. Кого ранили, кого убили.

— Стреляй! Стреляйте, сколько хватит стрел! - проорала девушка.

Новый залп выкосил еще нескольких уродцев. Йорги завыли и вылетели из кустов с мечами в руках.

— Мечники! К бою! – крикнула Шанталь, в руках ее, и Дагнира появились скимитары. Эльфы убрали Щит. В ближнем бою он бесполезен и первыми кинулись в бой.

Бен тихонько стоял около днища своего корабля. До него дошло, на кого он рот открыл. Боевой Маг Огня. Как, только, жив остался. Капитан поклялся себе, что, если они выберутся с этого острова, он отвезет девушку, куда она скажет. Хоть к шкорам в гости. Иршад, на ее фоне, тихий ребенок. Увидел, как скимитары в руках эльфов превратились в сплошные сверкающие круги и полосы. Это только утвердило его в собственном решении. Вдруг из кустов вылетела уродливая тварь с воющим уродцем на спине. Выхватила кусок плоти из плеча крайнего матроса. Тот заорал. Буквально в туже секунду тварь и уродец полыхнули факелом. Химера заметалась, поджигая всех и вся. Матросы отскакивали в сторону. Через пару минут факел догорел и йорги, увидев, что лишились своего шамана, начал отходить. Их еще рубили. Некоторые даже полезли в кусты, но громкий окрик Шанталь заставил горячие головы вернуться назад: - Все отходим к кораблю. Раненых и убитых уносите. Позже разберемся.

Все собрались около шхуны. Судовой лекарь осмотрел лежащих.

— Трое мертвы. У остальных, ранения разной степени тяжести, но жить будут, - лекарь с надеждой посмотрел на Шанталь.

— Увы. Лекарской магией я не владею. Могу только раны прижечь.

Лекарь вздохнул и раненых начали поднимать на палубу. Сложили погребальный костер для убитых. Шанталь бросила на кучу дров и веток беглый взгляд, они тут-же заполыхали жарким пламенем. Матросы слегка поежились и порадовались, что маг на их стороне.

Когда последний матрос поднялся на палубу, Дагнир и Шанталь подошли к Бену. Эльф заметил лежащего на песке юнгу. Легко перебросил его через плечо и начал подниматься по лестнице. Шанталь вопросительно посмотрела на Бена.

— После дамы, - капитан сделал приглашающий жест рукой. Шанталь легко вскарабкалась по лесенке на борт. Бен был менее изящен, но поднялся быстро.

— Джервис, я немного отдохну, а вы пока сделайте что-нибудь с парусами. Они мне здорово мешали, - скомандовала Шан-таль. Боцман кивнул, и матросы засновали по мачтам убирая паруса. Дагнир положил вусмерть пьяного юнгу в уголок. Они с Беном развернули на столе карту и начали вводить Шанталь в курс дела. Остров был довольно большим. Решили, что Шан-таль и Дагнир будут вкладывать Силу по очереди. Лететь было далеко. Небо уже посветлело и можно вылетать. Шанталь и Дагнир встали около начертанных рун. Девушка объяснила эльфу, что и как делать. Шхуна немного приподнялась, потом еще. Бен положил на пол перед рунной формулой Подарок Белой Звезды. Компас, то есть. Карту расстелили рядом и придавили тарелками, чтобы не скручивалась. Шанталь помогла развернуть нос корабля в нужном направлении. Читать карту и пользоваться компасом она умела великолепно. Дальше Дагнир вел корабль сам. Когда Шанталь заметила, что эльф выдыхается, направила Силу Стихии прямо на формулу. Только высоту и направление корректировала. На палубе заметно похолодало, но всех это радовало. Солнце уже начало припекать. Скорость она тоже увеличила. Пошла на нос и всмотрелась вдаль. Подняла корабль еще выше. Внизу проносились невысокие деревья. Одно, особенно огромное облетели. Потом еще одно. На пути вырастал лес из таких-же великанов, как и на Кор Коэлай. Перелететь не получится. Нужно облетать. Шанталь посадила корабль и пошла назад.

— Почему мы не летим? - спросил Бен.

— Понравилось? Впереди деревья-великаны. На такой высоте лететь на корабле опасно. Надо облетать. Что на карте? – спросила Шанталь.

— Ничего. На этот остров никто не мог высадиться, я же говорил, - пояснил капитан.

— Так. Прилетели. Между деревьями не пролетим. Они дальше будут очень близко друг к другу стоять. Полетим на северо-восток. Или облетим или к морю вылетим, - решила Шанталь.

Бен свинцовым карандашом правил карту. Девушка похлопала его по плечу и снова пошла на нос. «Краб», так неблагозвучно обозвали корабль, поднялся в воздух и полетел в другом направлении. Вскорости деревья встали плотной стеной. Верхушки уходили ввысь и там терялись. Матросы, задрав головы, с раскрытыми ртами смотрели на невиданное зрелище. Шанталь свернула круто на север. Шхуна полетела вдоль кромки леса. Из кустов вылетело стадо серн. Нескольких сбили оставшимися стрелами. Шанталь посадила “Краба”. Матросы быстренько спустились вниз. Подняли туши на палубу, нарубили подходящие ветки для стрел. Запас наконечников был. У ханьцев купили, как товар. Набрали еще воды в прозрачном ручье с ледяной водой. Полетели дальше. Дагнир сменил Шанталь. Она объяснила, что в формулу закачала Силу Источника напрямую. Только вкладывать в управление и немного, в изменение высоты. Летели невысоко. Шанталь пошла к Полу. Поела и прилегла в каюте чуть вздремнуть. Сменила Дагнира. Эльф тоже пошел поесть и отдохнуть. В вышине кружились огромные птицы, но не нападали.

Лес закончился. Зато с северной стороны выросли горы. На карте их тоже не было. Бен на скорую руку корректировал карту. Которая была вообще неправильной. Даже очертания берега были нанесены неверно. Шанталь рассчитывала через несколько часов вылететь к морю. Не тут-то было. Либо компас врал. Либо, что-то еще мешало. Только, что? Ничего похожего на жилье или, хотя бы на его остатки, не было. Впереди замаячила еще одна ночевка на странном острове.


Глава 17. Первый морской бой “Валькирии”.

Дэйл задремал. Ему снилось что-то непонятное. Проснулся от звука шагов. Ирва сменил широкоплечий, седоватый мужчина. Миури зевнул, понаблюдал за кружащимися в высоте птицами, поудобнее устроил голову на лапах и снова задремал. Потянуло запахом жареного мяса. Миури окончательно проснулся и пошел на запах.

Лайэллон и Ларри торчали возле борта. Хагиру это надоело, и он удобно устроился в плетеном кресле около капитанской каюты. Там же стоял небольшой столик, который потихоньку сервировали. Дэйли лежала тут же, с высоты наблюдая за пейзажем. Берег отдалился и казался тоненькой полоской на горизонте. Берег Кор Коэлай тоже отдалился, его даже видно не было. Хагир потребовал, чтобы капитан по возможности уточнял карту. Чем тот и был занят.

Подошли дед с внуком. Уселись рядом с Хагиром. Посреди стола красовалось большое блюдо жаркого. Первый раз за последние сутки поели. От переживаний у всех напрочь отбило аппетит.

— «Жаль, что на воде следов нет, - выдала Дэйли, - мы бы хоть знали в каком направлении искать».

— Одного не пойму. Ты, говоришь, что Шани жива. Почему она с нами не свяжется? Это не расстояние для нее. Не могут же ее все время инеитом посыпать. Он очень дорогой, - сказал Лайэллон.

— «А вдруг, у нее Булавки нет. Ведь ее кольцо сняли. С ней только то, что осталось в пространственном кармане», - возразила ему Дэйли.

— Корабль! – прокричал дозорный. Все перестали жевать. Капитан схватил Волшебное Стекло. Лайэллон и Ларри просто воспользовались своим острым зрением. Почти на самом горизонте виднелась темная точка, постепенно увеличивавшаяся. Через несколько минут стало видно, что это огромный корабль эльфийской постройки. Капитан не отрываясь всматривался в приближающееся судно. Потом сказал: - Не могу разглядеть его флаг. Кто это?

— С нашим везением, только пираты, - съязвил Хагир. Встал и пошел в каюту одевать доспехи. Дед с внуком переглянулись и пошли следом. Капитан дернулся. Посмотрел в спину уходившим. Снова навел подзорную трубу на судно. Выпучил глаза и заорал: - Пираты!!!

— Ну, что я говорил, - довольным голосом сказал Хагир, пристегивая меч и кинжал. Миури влезли в мифриловые пластины и Ларри их застегивал. Все вышли из каюты и Лайэллон спросил: - А удрать не выйдет? Не хочется светиться раньше времени.

— Дед, а вдруг это им передали Шани? – Ларри всматривался в приближающееся судно.

— Тогда они неслись бы в сторону Охд-Хедабис, чтобы побыстрее получить деньги за дорогой товар. Нет, у пиратов ее точно нет. Они явно ищут добычу.

Капитан уже стоял на мостике и уверенным голосом отдавал команды. “Валькирия” готовилась к возможному бою. Дэйл пошел к рулевому. Дэйли улеглась прямо на палубе. Активировала руны левитации. Лайэллон стал рядом с капитаном. Король огляделся, поднял голову и посмотрел на почти неподвижно висящие облака и спросил: - Дэйл, с какой скоростью мы можем лететь за счет рун?

— «А с какой надо?»

— Понятно. Капитан, убрать паруса, - отдал команду Лайэллон.

— Но… Сиятельный Господин, пираты…

— Хрен им, - сказал непонятную фразу Лайэллон, – делай, что говорю. Дэйл, переводи на левитацию и пусть рулевой руль в покое оставит.

— «Прямо руль. И жди моих приказаний», - рявкнул Дэйл рулевому. Тот спорить не стал, а молча сделал, что сказали. Полет боцмана запомнила вся команда.

Ларри подошел к Побратиму. Подстрахует, если что. Дэйл сосредоточился. Бригантина слегка приподнялась над водой.

— «Убрать паруса. Мешать мне только будут». - Матросы взлетели на мачты и засновали с проворством обезьян. Миури кивнул. Бригантина совсем поднялась над водой и вдруг рванула вперед на такой скорости, что пара матросов сели на палубу, а боцман с выпученными глазами начал вдохновенно ругаться. Капитан хотел что-то сказать, но только икнул. “Валькирия” на сумасшедшей скорости неслась прямо на пиратское судно. Те сначала не поняли, но, когда до них дошло, что ненормальный корабль их попросту протаранит, резко вильнули в сторону. Бригантина стрелой пронеслась мимо. Глазам изумленных пиратов предстало поблескивающее от воды днище, совершенно не касающееся воды. Ларри без дела не стоял. Навел морок, и обалдевшие моряки увидели сновавшие по палубе скелеты с ошметками плоти. Пираты сочли за лучшее драпануть подаль-ше от странного корабля. Еще долго умы моряков Фэриленда будоражили рассказы о корабле мертвецов.

Пролетев еще немного “Валькирия” плюхнулась на воду и дальше плыла по инерции.

— «Капитан. Уточнить курс. Поднять паруса», – Дэйл погасил Руны Левитации и пошел к своим.

— Ларри, а что привиделось пиратам? Очень уж выражение их физиономий было подозрительным, - спросил Лайэллон.

— Корабль мертвецов они увидели. Я в книжке Джо про такое читал. Ты же, меня языку выучил, - отрапортовал внучок. Хагир только хмыкнул.

Покой длился недолго. Дозорный заорал: - Вижу прямо по курсу какие-то буруны. Там что-то есть. Караул!!! Экрну!!! Поворачивайте!

— А это еще что такое? – спросил далекий от мореходства Хагир.

— Это гигантский осьминог, Сиятельный Господин. Драпать надо. Хотя, не успеем, - капитан с выражением обреченности на лице посмотрел на эльфов.

— За мной, Жезлы к бою! – Лайэллон выхватил из пространственного кармана свой и пошел на нос. Вовремя. Из воды взметнулось гигантское щупальце и ударило рядом с носом. Второе пролетело в локте от борта. А вот третье зацепило корму и бригантину закрутило. Ларри и Лайэллон плюхнулись на колени для устойчивости и воду вспороли белые лучи. Хагир отлетел к борту. Но быстро встал и выпустил струю огня по поднявшемуся из воды щупальцу. Раздался рев и тварь высунулась из воды. Снова ударили белые лучи. Тварь буквально взрезало. Во все стороны полетели куски дымящейся плоти. Осьминог заметался. Новые лучи ударили в тушу. Из Жезла Хагира вылетело ледяное копье и вонзилось в глаз чудовища. Тварь взревела. Два луча опять начали кромсать гигантскую тушу. Тварь забилась в конвульсиях и одно из щупалец снесло фок-мачту. Раздался треск. Ларри срезал щупальце, но было уже поздно. Еще одно щупальце ударило по палубе, но силы в нем уже не было. Подбежавшие матросы саблями и топорами начали кромсать его на куски, вкладывая в этот процесс весь испуг, накопившийся за годы плавания.

По воде плавали окровавленные и обгоревшие куски. Капитан задумчиво осматривал повреждения и с легким ужасом косился на подошедших эльфов. Раскромсать гигантского осьминога в течении нескольких минут. Жезлы Смерти. Он слышал о них, но считал легендой. Потом подумал, что Повелитель Первородных сам по себе живая легенда.

Вспомнил шуточку Ларри и поежился. Подошел Дэйл и сказал: - «Я перевожу корабль на руны. Пусть матросы займутся мачтой. Причаливаем к ближайшему берегу. В таком виде не выдержим даже легкий шторм. Поломанная мачта завалит бригантину. Будем ремонтировать».

Капитан согласно кивнул и начал отдавать привычные команды. Дэйл пошел к рулевому. Дэйли, не вставая с палубы, подпитала руны и корабль приподнялся над водой.

— «Право руля», - рыкнул Дэйл рулевому и подбавил скорости. “Валькирия” поплыла-полетела к ближайшему берегу. Вот уже видны высокие сосны. Довольно пологий берег. Снова заорал дозорный: - Нас опять пираты догоняют!

— А чтоб вас. Придется драться. Они увидели поломанную мачту. Поняли, что их обдурили и теперь не отстанут, - сказал Лайэллон, - готовьте пушки. Опробуем.

Пират на полной скорости мчался к “Валькирии”. Бригантина была повернута к ним кормой. Дэйл приказал убрать паруса на оставшейся мачте. Потянулся к сущности корабля. Заблестел ошейник. Ларри стал рядом для подстраховки. Дед и сам с пушками управится. Бригантина начала разворачиваться бортом. Пираты неслись под всеми парусами. Вот уже видны физиономии. Подпустили еще немного. Лайэллон рявкнул: - Огонь!

Раздался грохот, заставивший матросов присесть, а боцман начал тихо икать. Пушки обслуживали канониры Шанталь, уже привычные к грохоту. В Логово набирали новых и Айра учил их уму-разуму.

Одно, особенно удачно пущенное ядро пробило борт почти вровень с

водой и корабль пиратов слегка опустил нос. Второе ядро грохнулось на палубу и из него в разные стороны полетела зажигательная смесь, которую водой просто так залить было нельзя. Пираты заметушились. На нос выскочил явно капитан. Рослый эльф с завязанными на орочий манер волосами. Он встал поудобнее и начал плести какое-то заклинание. Ларри продолжение ждать не стал. Сосредоточился, ругнулся.

– Крепкий, гад. Ну, погоди! - расставил пошире ноги для устойчивости.

Наклонил голову, вытянул вперед левую руку и … Стоявший на носу капитан покачнулся. Дернул головой. Взмахнул руками, как бы отгоняя мух и вот, к руке Ларри плывет серебристая дымка и всасывается в ладонь. Тело капитана оседает на колени и заваливается набок. К нему подбегают несколько человек. Начинают его тормошить и уносят куда-то. В сторону “Валькирии” полетел снаряд с зажигательной смесью, но на полпути рухнул в воду и с шипением погас. Дэйли постаралась. Бригантина развернулась другим боком. Корабль пиратов тоже слегка повернуло боком. Паруса наполовину сгорели, что было со штурвалом – неизвестно.

Лайэллон перешел на другой борт к канонирам и что-то им объяснял. Рявкнула пушка и в корпусе пирата на уровне воды появилась еще одна большая дыра. В нее начала заливать вода. Пираты заметались и попытались хоть как-то развернуться к берегу. Им было не до добычи.

Причаливать рядом с пиратами не рискнули. Глазастый король углядел в туманной дымке какой-то берег. Указал на него Дэйлу, и бригантина полетела в нужную сторону.


Глава 18. Приплыли…

“Краб” лежал на земле, одним бортом прислоненный к стволу гигантского дерева. Ствол был настолько толстый, что из-за него выглядывали только нос и кусочек кормы. Шанталь приказала около бортов выставить часовых. В темноте на сушу никого не пустила. Толстый Бен даже не пытался возмутиться. Он уже понял, что девушка была опытным командиром. Явно закончила Академию и попадала не в одну переделку. Боцман тоже без единого писка выполнял все приказы. Дагнир окончательно уверился в своих предположениях. Тот, кто прошел Белое Безмолвие уж как-нибудь организует стоянку в лесу. Свободные от дежурства матросы спали вповалку на палубе. Сидеть в душном трюме никто не захотел. Сама Шанталь спала в своей каюте. Девушка краем уха слышала перекличку сменившихся часовых. Значит перевалило за полночь. Устроилась поудобнее и заснула. Ая дрыхла на ее волосах. Шанталь приснилось, что их новенькая бригантина с синими парусами сражается с тем самым эльфийским кораблем-пиратом. Загрохотали пушки, и она увидела полетевшие из борта пирата щепки. Снова загрохотала пушка, и кто-то сильно дернул ее за волосы.

— Вставая, соня. Тревога! На нас напали, - ворвался в мозг голосок Аи.

Шанталь плеснула в лицо воды из стоявшего рядом кувшина. Сделала большой глоток и выскочила из каюты. Над палубой носились черные силуэты грудастых женщин с большими крыльями и ощутимо воняли. Девушка стала поудобнее и начала методически бросать фаэрболы в летающих тварей. Те загорались и улетали прочь или падали на палубу, где их и добивали. Дагнир отмахивался скимитарами, но они были коротковаты и эльфу приходилось все время пригибаться и защищать лицо. Матросы отмахивались саблями. Первый шок у них прошел и поняв, что твари убиваемы начали рубить их в полную силу. Бен махал саблей вместе со всеми, стоя рядом с Дагниром и боцманом. Последний оказался опытным рубакой, и сабля у него была более прямая и длиннее, чем у остальных. Кривые короткие сабли удобны в тесноте корабля, а там, где требовалось держать врага на расстоянии были малоэффективны.

Дагнир наблюдал за девушкой краем глаза. Увидел, что она точечно бьет тварей фаэрболами. Бен и боцман тоже бросили

взгляд на девушку. В этот момент одна из гарпий подлетела сзади и схватила ее за волосы. Толстяк ругнулся и в ту же секунду икнул. Волосы красавицы вспыхнули, а гарпия превратилась в пылающий факел. Девушка даже внимания на это не обратила. Дагнир чуть замешкался и острые когти полоснули по плечу. Эльф с удвоенной скоростью принялся рубить тварей. Точно, это внучка Повелителя. Только Саламандра способна на такой фокус. Тем временем Шанталь попала по самой крупной. Раздался резанувший уши визг. Тварь, несмотря на боль, понеслась на девушку. Шанталь подпустила ее поближе и в гарпию полетела струя огня. Визг заложил уши, и пылающая туша грохнулась на палубу. Начали тлеть доски и двое матросов побежали за водой.

— Мальчики, извините за подпаленную палубу. Так быстрее их приканчивать. Они сейчас улетят. Я главную сожгла.

И точно. Гарпии начали отлетать в сторону и вскоре скрылись между ветками. Все оглядывались и перекликались. Выяснили, что в схватке с гарпиями потеряли четырех человек. Часовых. Они не успели понять, что произошло. Много раненых, но раны были не тяжелыми. Шанталь спустилась на палубу. Она была совершенно цела. Бен не удержался и пощупал ее волосы. Девушка удивленно на него уставилась.

— А как, ты, не сгорела? – удивленно спросил Толстяк.

— Заклинание помогло, - отбрехалась Саламандра. Дагнир только прищурился.

— А что это за твари? – спросил боцман.

— Гарпии. Твари из нижнего мира. Кто-то выпустил их сюда. И мне кажется, я знаю кто, – в изумрудных глазах Шанталь полыхнули язычки пламени, – теперь двигаемся очень осторожно. Нас хотят убить. Этот остров обитаем. Если только это остров.

— Что, ты, хочешь сказать? – не удержался Дагнир.

— С этими тварями я сталкивалась на Кор Коэлай. Там их тоже выпустили из нижнего мира, - оповестила его Шанталь.

— Кор Коэлай? Таинственный западный материк? Он же ничей! – проявил осведомленность Бен.

— Он принадлежит моему Роду, - заявила Шанталь. Бен и боцман только рты раскрыли, а Дагнир улыбнулся. «Девушка фактически назвала себя. И явно сделала это намеренно. Не иначе, как-то узнала, что ее ищут. Стать на дороге у Первородных. Только этого мне и не хватало».

Матросы выбрасывали тушки за борт. Шанталь сказала, что несмотря на темноту надо поскорее убраться из этого места. “Краб” приподнялся и завис в воздухе. Начинало светать. Шанталь сообщила Дагниру, что она пойдет на нос. Будет сама управлять кораблем. Он пусть присматривает за курсом. Девушка уже потихоньку осваивала морской жаргон.

Шанталь стала на носу корабля, а Дагнир стоял у штурвала и посматривал на компас. Передал Шанталь, что отклонились сильно на восток. Девушка ответила, что поняла. Выровняла курс, и эльф пошел к лекарю. Раненое плечо саднило. Болела левая рука. В пылу боя он даже не заметил, что когти гарпии распороли запястье. И оружие нужно было почистить.

Мимо проплыли горы. Раздалась ругань Шанталь: - Твою мать! Я все думаю, ну почему компас крутит! - к ней подошли Дагнир, так и не дошедший к лекарю, и боцман.

— Компас? Что это? – спросил боцман.

— Подарок Белой Звезды. Я привыкла к названию техномира. Оно короче. Вон та гора. В ней должны быть залежи руды или что-то подобное. Мне гномы объясняли. Большое количество металла может отклонить стрелку. Поэтому мы и полетели не туда. Компас врал. Бен, нанеси эту гору и пометь. Дэйлу скажу. Разберется.

— Это кто? – спросил Толстяк.

— Миури. Побратим брата. Он же Крушитель Гор.

За это время матросы выбросили все туши и потихоньку мыли палубу. Шанталь задрала голову к небу, вспомнила науку отца и по солнцу окончательно выровняла курс. “Краб” довольно точно полетел на север. Корабль резко качнуло. Повеяло свежестью и где-то близко зарокотала вода. Рокот стал громче и вдруг на палубу обрушились потоки воды. Всю грязь сразу смыло. Один из моряков набрал пригоршню воды и крикнул: - Вода! Пресная!

Выкатили бочки и начали набирать кристально чистую прохладную воду. Один матрос высунул голову за борт и охнул. “Краб” висел под водопадом. Далеко внизу серебрилась лента реки.

— Набрали бочки? Палубу вымыли? – раздался магически усиленный голос Шанталь. К ней побежал юнга с просьбой продвинуть “Краба” еще чуть-чуть и помыть корму. Девушка кивнула. Корабль проплыл под водопадом, потом заложил доволь-но крутой вираж, и вот он уже закачался на воде. Шанталь посадила судно посреди широкой реки.

— Поплывем пока. Река течет в нужном направлении и кажется глубокой. Взлететь всегда можно. Пусть управляют, как всегда, а я еще посплю, – Шанталь пошла к себе в каюту.

Река текла на северо-восток. Была глубокая и широкая. Лес остался позади. С юга расстилалась бескрайняя степь. Край терялся за горизонтом. Шанталь сказала Бену, чтобы он исправно составлял карту. Она потом сделает копию и возместит свиток. Бен и сам был заинтересован разжиться картой неисследованной земли. Пока чертил карту, в его голову закралась мысль. «Если Шанталь из Первородных, то имеет смысл попроситься на службу. Когда выпутаются из этой передряги. Земли

Рода. Огромный, неисследованный материк. И его будут заселять. Корабли всегда нужны». Капитан с удвоенным рвением принялся выполнять свои обязанности.

Шанталь стояла на носу. С севера тянулся Лес Великанов. Карты не было, но у девушки было стойкое подозрение, что это не остров. Слишком уж огромен. Они летели два дня с большой скоростью. Схватка с гарпиями. Вот уже третий день плывут по реке. Еда была. Мяса много бегало. Запас стрел пополнили и периодически подлетали к берегу, чтобы поохотиться. Шанталь была почти уверена, что они проплывают мимо Леса Великанов. Севернее будет Андунэлен. Это Кор Коэлай. Просто его юго-западную оконечность нанесли на карты, как остров. Из-за рифов высадится никто не мог. Скорее всего, это был сильно выступающий полуостров. О чем девушка и сообщила Бену. Тот почесал лысину и сказал: - Красавица, а ведь ты, возможно, права. Остров обогнуть никто не мог. К востоку проплыть было невозможно. С юга тоже сильно не подплывешь. Там, где мы пролетели самая узкая полоса рифов, и они самые низкие.

Удовольствие длилось четыре дня. Потом река резко свернула на юг. Вылетели на берег и стали думать. Перед глазами расстилалась бескрайняя степь, только вдалеке маячило что-то темное. Лес или горы разобрать было нельзя. Солнце только-только позолотило горизонт. Над степью плавали клочья тумана. Вдруг они заколыхались и мимо изумленных моряков понесся табун лошадей. Стройные, с тонкими ногами и чуть удлиненными головами, которые венчали изогнутые короной уши.

— Каоли! – воскликнула Шанталь, - ну, что, мальчики? Вы, у меня в гостях! Это – Кор Коэлай.

— Каоли? – я слышал о легендарных лошадях зарин, - сказал Дагнир, – а откуда, ты, о них знаешь?

— Мой двоюродный дед – Вождь Зарин. И лошади у меня такие есть, -оповестила их Шанталь. Все уставились на нее с раскрытыми ртами.

— Восточнее должно быть поселение Тромрига. Моего друга. Это степные орки, они заселяют земли потихоньку. Вот только, как их отыскать. Карты нет, - Шанталь даже внимания не обратила, как отреагировали на ее заявление.

— А ты, была тут уже? – спросил Бен.

— Сюда мы не долетели. Раньше свернули. На запад. До конца Леса Великанов лететь не стали. Обстоятельства помешали.

— А на чем летели? На кораблях? – влез боцман.

— Нет, на боевых химерах. Нежить такая. Брат их сделал.

— Шанталь, ты же можешь связаться со своими, - сказал Дагнир. Все удивленно на него уставились.

— Ты, знаешь ее? – удивился капитан. Дагнир фыркнул: - Ее весь Фэриленд знает. Это – внучка Лайэллона.

Воцарилась глубокая тишина. Бен начал тихонько икать. Вспомнил свою попытку изнасилования, и икота усилилась. Боцман расплылся в широкой улыбке: - Верховный Хранитель! Так вот, почему, ты, так уверенно нами командовала. А, ты, нас на службу возьмешь? У тебя флот есть?

— Один корабль всего. Если выберемся – возьму. Флот мне нужен. А связаться не могу. Последнюю Булавку часовым отдала, когда ханьцы полезли. И мои вещи остались возле Логова.

— А что произошло? – не удержался Дагнир. – Почему тебя продали, как рабыню, и почему, ты, не справилась с похитителями?

— Потому, что кое-кто хочет оттяпать ему не принадлежащее. Мне полмешка инеита на голову высыпали. На корабле парни Бена решили меня помыть и смыли инеит. Кстати, Дагнир. Или нет? – девушка вопросительно посмотрела на эльфа. Тот задумался.

— Ты, мне все время кого-то напоминаешь. Вот только, не соображу кого, - Шанталь улыбнулась, – ты, из какого Рода? То, что ты, солнечный я уже поняла.

Дагнир помялся, потом подумал, что вряд ли пираты Бена разбираются в эльфийской генеалогии и сказал: - Я, из Рода Алмазного Сияния. Внучатый племянник Кулуриэна. Внук его старшего брата.

— Мне аж легче стало. Ты, на него похож, – Шанталь довольно прижмурилась. Бен только головой крутил. «Или друзья или родичи. Кто их разберет этих остроухих. Хорошо хоть, девушка не злопамятная».

— Сиятельная Госпожа, куда теперь? – Бен вопросительно посмотрел на Шанталь, – ты, тут дома. Командуй.

Шанталь почесала затылок. Словила по рукам шлепок от Аи. Разумная осторожность требовала найти Тромрига и связаться с семьей. Но, шило в жопе, унаследованное от Лайстиндера и Лайэллона, помешало принять разумное решение.

— На юг по реке. Север и запад осмотрели, а тут не были. К тому же, нужно поймать одного очень настырного мага. Дед тогда вас Родовитыми сделает. Если, конечно, поймаем. Живучий и сильный гад. Он здесь уже больше шести тысяч лет хозяйничает.

— Так солнечные две тысячи лет назад пришли! – сказал Дагнир.

— Это Лайстиндер пришел. А эти задолго до него были. Прапрадед не знал о них, - пояснила Шанталь. Капитан и боцман только рты раскрыли. Дагнир тоже.

— Шанталь, объясни. Разве не дед Лайэллона был первым? – внук Кулуриэна переваривал информацию.

— Нет, не первый. Мы сами еще все не знаем. Не знаем, куда делись те, кто построил Андунэлен. Что здесь произошло. Здесь много таинственного и смертельно опасного. Кое с чем мы уже столкнулись. Гарпии – это детские игрушки. Будьте предель-

но внимательны. Эта красивая земля напичкана ловушками, - “успокоила” Шанталь.

“Краба” подняли в воздух, перенесли на воду, развернули носом на юг и поплыли исследовать земли Рода. Когда остались одни, Ая недовольно сказала: - Шанталь, у тебя что, семейная дурь в заднице взыграла? Мы бы сейчас спокойно разыскивали Тромрига. Даже если и разминемся, вылетим к гномам. У них есть Булавки.

— И как, ты, представляешь себе полет на корабле через половину континента? Без воды он рассохнется и развалится. А если на нас нападут в воздухе? Как сражаться? Да нас сожгут, как стог сена!

— А так, мы неизвестно куда приплывем. И наши с ума сходят от волнения. Постарайся хотя бы Дэйли присниться и сказать, что ты, жива!

— Я пыталась. Не выходит. Дэйли представляю, а даже через сон связаться не могу. На море получилось. Почти. А тут не могу. Наверное, магический фон сильный и он мешает. И потом. Вдруг мы полетим, а дальше магический фон отключит левитацию. И что делать с кораблем посреди степи?

— И куда мы выплывем? – спросила Ая.

— Помнишь, дед сказал, что планета круглая. Выплывем в Рыбное Море и найдем Ворота. А корабль потом своим ходом к нам перегоним.

— Ладно. В дерьмо можно и в степи вляпаться, - резюмировала Ая.

— А я, о чем тебе толкую, - довольные сделанными умозаключениями обе Саламандры пошли отдохнуть.


Глава 19. КОЭ-НА. Не рой другому яму…

— Ты, рылась в моих вещах?! Как, ты, посмела?! – Храванон аж слюной подавился от злости. Иримэ высокомерно посмотрела на него и спокойно сказала: - Я здесь, у себя дома. Что хочу, то и делаю. Кому не нравится, может убираться отсюда.

— Ты, взяла переходник. Верни его мне! – кипятился Храванон.

— Никогда! Переходники могут быть только у членов королевской семьи и Разведчиков. Ты, не являешься ни тем, ни другим.

— Ты, станешь моей женой, и я… - в запале пригрозил Храванон.

— Не бывать этому! Так вот, что, ты, задумал! Погубил Вирга в надежде стать членом королевской семьи! Как, ты, смог заказать переходник? Маги-Создатели никогда не будут делать их никому, кроме семьи Повелителя! Ну, говори! – наседала Иримэ. В этот момент открылась дверь и вошел Календил. Окинул взглядом спорщиков и спросил: - Что здесь происходит? Сестра, почему ты, так кричишь?

— Этот проходимец сделал себе переходник. Как только сумел?

— Отец недавно заказывал для меня. Ты, вместе с его переходником заказал еще один? Ну, говори! - теперь уже Календил наседал на бывшего Советника. Иримэ протянула брату светящийся овал: - Вот он. Тут и объяснять ничего не надо.

Храванон дернулся было к Календилу, но в его грудь уперся длинный меч: - Даже и не думай. Переходник я не верну. - Храванон зло прищурился. Он был сильным Ментальным Магом и не задумываясь придавил сына короля. Иримэ попыталась ему помешать. Схватила свои сабли, но остановилась, опустив руки. Сопротивляться ментальной атаке она не смогла. Храванон схватил переходник и выбежал из зала. «У меня не так много времени в запасе. Эти двое скоро очухаются и тогда… Как же не вовремя эта дура полезла в мои вещи. Карранг только начал перебрасывать своих воинов. Я хотел еще потянуть время. Когда гэрхи перейдут на Коэ-На будет уже все равно, станет Иримэ моей женой или нет. Я сам стану королем. А Армаэла и его сына нужно просто убрать». Храванон быстро пробежал по коридору и хотел уже достать переходник, когда нос к носу столкнулся с Морохиром. Разведчика он боялся. До дрожи в коленках. Морохир недобро покосился на него. Крак сверкнул глазом и тихо каркнул. Храванон поклонился и побежал к лестнице. В присутствии Морохира пользоваться переходником было верхом глупости. Противиться ему он не сможет. Бывший Советник выбежал из дворца и побежал в боковую улочку. Подальше от Разведчика. Когда свернул за угол, ему показалось, что над ним пролетел Крак. Храванон передернул плечами. «Так начнешь от каждой птицы дергаться. Это просто ворона», успокоил он сам себя. Храванон свернул еще в одну узкую улочку и достал переходник. Опаловый овал замерцал зеленым светом. Готов к работе. Эльф сосредоточился, овал изменил форму и стал абсолютно круглым. Перед ним возникло переливающееся изумрудное облако. Облако увеличилось, поглотило Храванона, и, вот, он уже стоит очень далеко от Андунэлена. Вокруг простирается степь, переходящая в невысокие горы, покрытые густым лесом. Неподалеку катит свои воды широкая и глубокая река. На границе степи и гор расположился лагерь гэрхов. В невысоких пещерах поселились всадники со своими драконами. Храванон злорадно улыбнулся.

«Мы еще посмотрим, кто кого».

Морохир стоял за углом и видел, как Храванон воспользовался переходником. Он даже отследил, куда тот перешел. «Переходник позволяет это сделать. Только нужно знать соответствующее заклинание. Дохляк его явно не знал. Он много чего не знает. Умеет только запустить переходник и перейти по уже известному проходу. Новый открыть он не в состоянии, хотя, у него мощный переходник. Даже лучше моего. Жаль, что Календил и Иримэ знают о нем. Расскажут отцу. А если переходники поменять. Спровоцировать дохляка на бой. Противостоять мне он не сможет. Придавлю и заменю. А на свой блоки поставлю. Воспользоваться он им не сможет. Или … «От появившейся мысли Морохир повеселел и погладил Крака. Ворон довольно каркнул.

Храванон подбежал к командиру первого отряда гэрхов: - Все перешли? - Советник хорошо знал язык гэрхов. Не зря он выкупил раба и поселил его у себя. Выучил язык и вернул пленника назад. Тот оказался сыном тана – военачальника самого Карранга. Так у него и появились связи с гэрхами. В то время война между эльфами, сильфами, как они сами себя называли, и гэрхами притихла. Все уже устали от вражды. Потеряли в непрерывных боях многих воинов. Затишье наступило, само собой. Храванона это не устраивало. Советник очень любил золото, а за информацию всегда хорошо платили. А вот постоянные стычки с Саламандрами из-за небольшого материка на юге, который они считали своим, Советнику не нужны были совершенно. Саламандры отличались врожденным благородством и иметь дело с предателем собственного народа попросту не будут. А вот сильфов отвлекут от выгодной войны с гэрхами. Воевать на два фронта изрядно повыбитые соплеменники не смогут. Храванон на всех заседаниях Совета настаивал на мире с Саламандрами, мотивируя это тем, что небольшой южный материк им не нужен. Жарко, большая пустыня и нет высоких гор, любимых драконами. Все время ратовал за войну с гэр-

хами. Получалось пока все наоборот. Гордые и независимые Саламандры просто “послали” посла сильфов. Будучи могуще-

ственными и бессмертными, они могли себе это позволить. Правда, впоследствии выяснилось, что Жезлы Смерти могут существенно ранить и даже убить Саламандру.

Это вдохновило Ардхонадара на новые “подвиги“ и война с Саламандрами разразилась с новой силой. Гэрхи были позабыты и Храванон остался без, так ему нужного, золота. А тут еще правдолюбец Терэллон, средний сын повелителя, пронюхал про его сделки с Каррангом. Сказать отцу он пока не мог. У него не было доказательств. Храванон подумал, подумал и решил, что убийство сына Повелителя вполне достаточный повод для возобновления войны. Осталось придумать план, как его заманить в ловушку.

Удобный случай не заставил себя долго ждать. Ардхонадар настоял на том, чтобы выбить гэрхов с небольшой горной гряды на севере. Гэрхи основательно там закрепились и сделать это было не просто. Старший сын Повелителя Охтарон и его закадычный друг Синьагил предложили очень даже удачный план. Если он удастся, то гэрхи надолго откажутся от стычек с сильфами. Храванон прокрался в сад. Оттуда в уединенную беседку. Огляделся и воспользовался переходником. Рассказал весь план Каррангу. Получил свое золото и возможность убрать Терэллона. У него почти получилось, но проклятый дракон сумел ценой своей жизни спасти Побратима и все провалил. Жена Терэллона имела Дар Предвидения и Дальнего Зрения. Она ‘’увидела” бой мужа и выслала отряд ему на помощь. Храванону не оставалось ничего другого, как затаится и под чужой личиной перейти на Коэ-На. Армаэл, занятый переселением, в дворцовые интриги не лез. Дело огласке не предавали. Советника искали, но не очень активно. Ардхонадар, зная о неприязни сына к Советнику, до конца не верил Терэллону. Храванон успешно сбежал в новый мир. Связи с Тимерисом не было. Армаэл набирал воинов и желающих переселиться еще не раз, но они ничего не знали и Храванон спокойно продолжал гадить. Вот и сейчас, верный себе, Советник старательно подготавливал нападение гэрхов на своих сородичей. Основными целями были король и его сын. Командир отрапортовал, что скоро должен перейти второй отряд. Задержка нервировала. А тут еще этот клятый Морохир, с которым ему не сладить.

Храванон кинжалом отрезал аппетитный кусок от жарившейся над костром туши и перешел в свой домик. Расположенный неподалеку от королевского дворца, он позволял незаметно следить за его обитателями. Храванон положил кусок на тарел-ку, порезал. Налил в бокал вина и устроился около окна. Понаблюдать и разработать план. Кроме короля и его сына следовало еще как-то устранить и Разведчика. Слишком силен и независим. Играть по его правилам такой не будет. Пока ел, увидел, как Морохир вернулся во дворец. Крака на его плече не было. Это насторожило Советника, но он решил не паниковать раньше времени. В конце концов, это всего лишь птица.

«Проклятый Храванон. Мы, как два мешка стоим посреди комнаты. Надо срочно сказать отцу», - Календил безуспешно пытался пошевелиться. Голова работала, а вот тело пока еще не подчинялось ему. Иримэ тоже стояла столбом с саблями в руках, и застывшим выражением брезгливости на лице. Мимо окна пролетел крупный ворон. Календил готов был поклясть-ся, что птица заглянула в окно и сразу свернула в сторону. Вспомнил о Краке. Морохир не нравился ему. Скользкий тип.

На плечо Разведчика сел ворон и негромко каркнул. Морохир таинственно улыбнулся. Вот он уже поднимается по лестнице к комнатам Иримэ. Ему навстречу попался сам король. Разведчик склонился в почтительном поклоне.

— Что, ты, забыл у моей дочери? – спросил Армаэл. Морохир замешкался. Он не знал, что сказать, чтобы много не объяснять. Очень уж хотелось самому разделаться с Храваноном. Невзлюбил он тощего Советника, который проворачивал какие-то свои темные делишки. Морохир занимал высокое место около короля и не хотел его потерять. Объяснять ничего не пришлось. Армаэл прошел вперед и вошел в комнату дочери. Увидел две живописных статуи и спросил: - Это еще что такое? Кто вас так? - его дети говорить и двигаться пока еще не могли. Морохир зашел следом. Сосредоточился и вот Календил двинул рукой, шевельнул головой и сказал: - Отец, это работа Храванона. Он сумел сделать себе переходник. Иримэ обнаружила его. Я хотел сказать тебе, но он обездвижил нас и куда-то сбежал.

Армаэл недобро прищурился. Вспомнил, что Терэллон все время говорил о связях Советника с гэрхами, но отец ему не верил. Считал, что тот просто невзлюбил Храванона.

— Узнай, что замышляет этот гад. Забери у него переходник. И… Здесь я, король. Если возникнет необходимость – убей его. – Армаэл развернулся и вышел из комнаты. Морохир склонился в поклоне и вышел следом. Желания Повелителя совпадали с его собственными.

Храванон увидел, что Морохир вышел из дворца и пошел к своему дому. Ворон опять сидел у него на плече. «Календил и Иримэ должны уже прийти в себя. Интересно, скажут ли они отцу. Иримэ может сказать. Календилу придется объяснять, почему он не остановил меня. Не захочет позориться перед отцом. Или, все же скажет? И чего это Морохир забегал. Неу-жели, что-то пронюхал или ему сказали о переходнике. Он может вызвать меня на Дуэль Чести, и я не смогу отказаться. А

вот шансов у меня никаких. Как же убрать его? Такого уберешь. Не зря ходили слухи, что он на дуэлях убил пятерых Боевых Магов. Кто-то говорил, что он - Повелитель Душ. Заберет мою фэа я и пискнуть не успею. Хотя… Сможет ли он противостоять Жезлу Смерти? Если не будет знать о нем, то есть шанс. Только, где его взять? Жезл Иримэ! Отец подарил ей, после обряда Братства. Когда она в очередной раз полетит кататься, выслежу ее. Я смогу подчинить себе Шебу». Храванон повеселел и сытно поужинал. Потом вынул небольшой свиток, положил рядом овал Ворот Миров и погрузился в размышления.

Когда только начинали обживать новые земли, беспринципный, но сообразительный и оборотистый Советник пошарил шаловливыми ручками в вещах Армаэла. Он знал, что ищет. У короля был свиток, в который он занес все заклинания и умения управления переходником. Были даже заклинания, позволявшие использовать его как Ворота Времени или то и другое одновременно. Маги Создатели не подвели и сполна отработали полученное золото. Переходники были очень мощными и работали безукоризненно.

Храванон трезво оценивал свои шансы в схватке с Морохиром. Выстоять против Повелителя Душ он не мог. Даже, как Ментальный Маг, не прибегая к Дару, Разведчик в считанные минуты расправится с Советником. Храванон на одном из Заседаний Совета тихонько пощупал его. И пришел в ужас. Такой Силы не было даже у Ардхонадара, не говоря уже о его детях и внуках. От кого только он ее получил? Его Род Черного Ворона жил на самом Севере Тимериса. Там, где летом все время светит солнце, а зимой почти все время ночь, озаряемая всполохами жутковатых огней. Ровня Повелителю, Иллуин из Рода Черного Ворона жил уже девятое тысячелетие. Обладая громадной магической Силой он ни во что не вмешивался. Его владения, Симкоэра – Сумеречная Земля Севера – были огромны, но малонаселены. Кроме сильфов его Рода, в немногочисленных городах жили свободолюбивые люди, которым правление Ардхонадара стало уже поперек горла. Не терпящий неподчинения, Правитель наиздавал кучу законов, которым сам следовать не собирался. Ощутимые налоги тоже не всем были по нраву. Иллуин не терпел несправедливости и рабского подчинения. И налоги в его землях были весьма, весьма умеренные. Все это перевешивало неудобства от долгой и суровой зимы. Кроме свободных поселенцев были еще немногочисленные племена северных варваров. Воинственные и независимые, Иллуина они чтили, как Бога и называли Ил-луин-гар-ран – Иллуин Северный Бог и безропотно принимали его владычество. Сильные, нечувствительные к морозу, Магией они не обладали и считали ее проявлением Божественной Силы. Немногочисленные племена нелюдей, похожих на троллей старались их не трогать.

Варвары, постоянно воевали между собой, изредка наскакивая на подвернувшихся под руку троллей. Пару раз попытались пощипать свободные города, но получили такой отпор, что больше туда не лезли. Иллуин особенно в эти разборки не вникал, но посчитал нужным наказать зачинщиков. Беспорядка и чрезмерного насилия он не любил.

Сам Глава Рода Черного Ворона совершенствовался в своих умениях. Сплетал новые заклинания и, по слухам, мог управлять течениями Астрала. Хотя демонстрацию последнего умения никто еще не видел. Все потомки Иллуина, как мужчины, так и женщины, обладали громадной Силой и способностями к Ментальной Магии. Можно сказать, наследственная особенность. При дворе Ардхонадара никто из них почти никогда не появлялся, считая войну с гэрхами и стычки с Саламандрами мышиной возней. Ледяной Дворец Рода был огромен и мог похвастать библиотекой, содержащей редкие свитки и книги. Сын Иллуина, Тэйглин, увлекся путешествиями по Мирам. Это он изобрел Ворота Миров и был автором переходника. Путешествуя по Мирам Тэйглин изучал языки аборигенов и потихоньку собирал в библиотеке самые редкие свитки и книги по Магии. В замке был также, свой Музей Артефактов, увидев который, Начальник Большой Академии Магии Авалон Гранье сжевал бы собственные перчатки. От зависти.

Обладая острым умом и настойчивостью, Король Севера и его дети стали самыми сильными и умелыми Магами Тимериса. Еще на заре своего правления амбициозный и властный Ардхонадар сунулся было в Симкоэра. Потерял там всю свою армию, почти всех драконов, жестоко обморозил ноги и поклялся никогда больше не соваться во владения Иллуина. Когда около двух тысяч лет назад в столице появился Морохир, со своим вороном на плече, Повелителя пробрала дрожь. Но Черный Ворон нанялся Разведчиком Миров и никуда больше не лез. Не стремился занять место в Совете или стать одним из военачальников. Путешествовал по Мирам в компании своего ворона Крака. Всех мучила загадка долголетия ворона. Помог случай. В одном из разведывательных рейдов Морохир работал с напарником. Этот напарник был при смерти, и Разведчик прыгнул прямо в свой дом, чтобы спасти ему жизнь. Этот самый напарник потом не мог толком ничего рассказать. Он помнил, что было с ним до того злосчастного боя. Потом обрывочные воспоминания о сером тумане, каком-то доме. О молчаливых слугах и призраках, бесшумно сновавших по комнатам. Единственное, что он случайно подглядел и подслушал, так это то, что Морохир выращивал вороненка и учил его. Разведчик заинтересовался происходящим. Он старался потихоньку наблюдать. И почти перед самым своим уходом увидел в окно, как Морохир похоронил под большим деревом тело умершего ворона. Потом заперся в своем кабинете. Разведчик замер возле стены весь превратившись в слух. По донесшимся отдельным словам, и хриплому карканью он понял, что Морохир как-то наделили нового ворона частичкой разума. Когда утром Морохир прощался с Разведчиком на его плече сидел Крак. Приглядевшись повнимательнее, Разведчик заметил, что эта птица поменьше предыдущей и не имеет седых перьев. Значит, ему не привиделись ночные похороны ворона.

Вот и разгадка бессмертия птицы, так всех занимавшая. Разведчик рассказал об увиденном Повелителю, но эта информация особого значения не имела. А вот то, что Морохир забрал его из-за Грани было важно, но ничем не подтверждено. Насильно заставить Мага такого уровня что-либо сделать Ардхонадар не мог. Провести эксперимент, тоже. Убить кого-то и ждать, что Морохир кинется этого кого-то спасать… Он просто сделает вид, что не знает, о чем идет речь. Маги-Наставники, к которым обратился Ардхонадар, сказали, что Повелитель Душ может обладать таким Даром. Может управлять душами разумных и умертвиями. Но, это уже некромантия, которой сильфы практически не владели. Считали занятием низменным и недостойным. Хотя, умевшим и знавшим завидовали и, в глубине души, побаивались их.

Ардхонадар пришел к выводу, что в библиотеке Симкоэра хранятся книги, содержащие такие знания, но силой взять их он не мог, а попросить… Как просить, если ты, пошел войной и получил по физиономии? Оставалось завидовать, бояться и искать способ завладеть ценными книгами.

Морохиру подсовывали самых прекрасных и обольстительных женщин. Красивый, рослый и широкоплечий Ворон, обладавший к тому же аурой таинственности и опасности, притягивал дам. Они включали все свое обаяние и магические умения. Морохир-Ворон охотно шел на контакт, аскетом явно не был и с удовольствием предавался плотским утехам. Но! Только на территории дам. В свой дом он никого никогда не приглашал. Связывать свою Судьбу с какой-то одной женщиной тоже не собирался. Ему и так хватало женской ласки.

Морохир из Рода Черного Ворона так и остался таинственной и опасной фигурой. Его уважали, боялись и старались не трогать. Пятеро Боевых Магов, в разное время вызывавших Ворона на Дуэль Чести и ее не переживших, только добавили таинственности и страха.

Вот, кто был противником Храванона. Довольно сильного, но необученного, вернее, ленивого Ментального Мага, и откровенно слабого мечника. Его стихией было искусство интриги, в котором он весьма преуспел. Подготовить Разведчику ловушку или как-то очернить в глазах Армаэла бывший Советник уже не успевал. Оставалось попытаться выкрасть Жезл Смерти и подстроить какую-нибудь гадость. Даже если Морохир его убьет, Храванон надеялся успеть, как можно сильнее напакостить и своему противнику, и Армаэлу. Вот поэтому Храванон уже третий час корпел над копией свитка короля. Не особенно любивший разбираться в тонкостях Магических умений и хитросплетениях сложных заклинаний Советник полагался на свою Метальную Силу и высокое положение. Сейчас же ему пришлось срочно разбираться в методах управления переходником. Он пользовался только самой простой функцией перемещения по уже открытому проходу и в тонкости не лез. Но любовь к пакостям - великая сила. Храванон, ругаясь и сопя, все-таки сумел вложить в переходник функцию перехода в конкретное место по команде, даже если его владелец почти потерял сознание. И нашел способ, как замести следы, чтобы нельзя было узнать куда он смылся. Также, мелкий пакостник сумел вложить в переходник заклинание, которое будет кружить любого, кто не знает пароля по этому миру. Довольный удавшейся крупной пакостью, Советник допил вино и с чувством выполненного долга улегся спать.

Морохир полулежал в кресле около неработающего камина и крутил в руках свой переходник. Привычный к морозам своей суровой родины он наслаждался наступившей прохладой. Думал о прекрасной Эовэн, носившей под сердцем их дочь. Он знал, что девочка будет похожа на него. С такими же, как у отца, черным волосами и бездонными черными глазами. Эовэн из Рода Золотого Клена была необыкновенно красива. И умна к тому же. Обладала большой Силой и способностью к Ментальной Магии. Морохир даже обучил ее некоторым приемам и способам подчинения живых разумных и их душ. Ворон подумывал о том, что если выберется живым из этой передряги и выяснит, что задумал гаденыш, то свяжет свою Судьбу с Эовэн и привезет ее сюда. Полгода назад он получил отпуск и прыгнул в родительский замок. Посидел в библиотеке и скопировал несколько интересных свитков и книг. Рассказал отцу о любимой и возможном рождении дочери. Отец благосклонно выслушал его, но предупредил, что он может и не увидеть ребенка. Иллуин сказал также о том, что Морохир оказался в центре запутанной и грязной интриги. Получше разглядеть у него не получается. Мать тоже не смогла. Увидела только опасность, исходящую от невысокого худого сильфа.

Морохир прикрыл глаза и сосредоточился. Ощутил Сущность переходника и подчинил ее себе. Теперь любой, кто попытается им воспользоваться улетит неизвестно куда. Хотя… Ворон прищурил свои бездонные, черные глаза и вложил в память переходника конечную точку перехода. Улыбнулся своим мыслям и решил, что завтра вызовет на Дуэль Чести Храванона. Крак сумел проследить за крысенышем. Армаэл уже знал о готовящемся нападении гэрхов и том, что Храванон сделал не два переходника, а три. Третий был у Карранга и забрать его было сложно. Ардхонадар упорно закрывал глаза на предательство и не хотел никому верить. Требовал доказательств. Морохир хмыкнул. Убить Советника и заставить его фэа выложить все Повелителю. Не поверит. Обвинит его, Морохира, в попытке им манипулировать. А гори оно все. Надо выжить, забрать Эовэн и основать свой город подальше от Андунэлена и придворной политики. Он начинал понимать отца, который отгородился ледяными торосами и метелями от всяких интриг. Морохир положил переходник в карман и пошел в спальню.

Армаэл наблюдал в окно, как Иримэ оседлала Шебу и ловко вскочила в высокое седло. Несколько взмахов огромных крыльев и всадница на драконе растаяла в ярких лучах утреннего солнца. Короля все время мучила какая-то тревога. Он связал ее с возможной атакой гэрхов. Помешать переходу он уже не мог. Оставалось только подготовить воинов и драконов, выслать дозоры и перехватить врага подальше от Андунэлена. Армаэл отошел от окна и связался через афир с Календилом. Через несколько минут сын вошел в кабинет, и король забыл о своих предчувствиях, занятый насущными проблемами.

Храванон тоже видел, как Иримэ полетела кататься. Он схватил переходник, выбежал через вторую дверь. Теперь от взгляда Морохира его закрывал собственный дом. Сосредоточился, и вот он уже стоит около красивого озера, в которое падает небольшой водопад. Лучи солнца просвечивали через водяную пыль и над озером переливалась сияющая радуга. Рядом росли невысокие деревья, густо усеянные пахучими цветами. Храванон нырнул в заросли и затаился. Он не зря потратил столько времени изучая привычки Иримэ. Советник знал, что она обязательно прилетит сюда полюбоваться радугой.

Ждать ему пришлось недолго. Зашумели крылья и на полянку опустилась белоснежная драконица. С седла спрыгнула всадница, одетая в пурпурные одежды. Пробежалась по траве. Затем сняла одежду и зашла в озеро. Поманила Шебу. Драконица пошла следом и, вот, она уже плывет по озеру с изогнутой, как у лебедя, шеей. За нее держится красавица Иримэ. Зрелище было настолько захватывающим и волнующим, что Храванон на короткое время даже забыл о своих интригах. Но Советник встряхнулся, отогнал от себя непрошенные мысли и желания и сосредоточился на деле. Шеба широко зевнула и поплыла к берегу.

Драконица и девушка выбрались на золотистый песок, синхронно зевнули и улеглись. Драконица обернулась хвостом, и девушка уютно устроилась в его изгибе. Храванон выскочил из своего укрытия и схватил вещи девушки. Потом упряжь Шебы.

Выругался сквозь зубы. Беспечность принцессы разбила все его построения. Жезл Смерти уютненько лежал на резном столике в ее покоях. Храванон прыгнул об-

ратно домой. Подкрался в кустах ко двор-цу. Вскарабкался, как мог, на невысокое раскидистое дерево, росшее перед окном кабинета Иримэ. Заглянул в окно. Оно бы-ло открыто настежь и в комнате никого не было. Накинул морок, пробормотал заклинание левитации. Судорожно заметался по кабинету в поисках Жезла, но его нигде не было. «А вдруг он остался в ее пространственном кармане?!» Храванона прошиб холодный пот, и он вбежал в спальню принцессы. Она тоже была пуста.

Советник спешно открывал и закрывал ящики столика, сунул нос под кровать и уже собирался уходить, когда по потолку пробежал сияющий луч. Жезл лежал на подоконнике около открытого окна. Храванон схватил его и выпрыгнул прямо в сад. На лету сунул под одежду и на низком старте рванул в свой дом. Отдышался и высунул нос в окно. На улице никого не было. Поднял голову, оглядел небо над головой и окрестные деревья. Птиц тоже не было. »Пронесло! Но, где же Морохир? Разведчик должен искать повод для вызова на Дуэль».

В ожидании прошло полдня. Наконец Советнику это надоело, и он перешел в лагерь гэрхов. Здесь царила деловая суета. Перешли последние отряды и шла подготовка к бою. Поплотнее запахнув плащ, скрывший Жезл, Храванон пошел к военачальнику и начал выяснять текущее положение дел.


Глава 20. Тролли и русалки.

Через полчаса “Валькирия” подлетела к пологому берегу. Широкая полоса золотистого песка была ограничена невысокими, густыми кустами. За ними возвышались настоящие великаны. Неохватные стволы уходили в небо и где-то там, в недоступной вышине, шелестел зеленый полог. Солнце изредка пробивалось через него, и по песчаной почве с редкой травой плясали пятна света. Все задрали вверх головы и любовались лесными великанами.

— «Капитан, уточнить местоположение. Пока дрались с осьминогом поднялся сильный ветер. Потом бой с пиратами. Нас снесло», – Дэйл посмотрел на капитана. Тот пошел в каюту, вынес свои инструменты и по солнцу начал уточнять местонахождение.

— Дед, а тебе не кажется, что это Лес Великанов? Достань свой Атлас и карту Лилуэль. Что там? – Ларри задрал голову и посмотрел вверх. Лайэллон вынул из пространственного кармана Атлас с вложенной в него картой. Раскрыл. На западной оконечности материка замигал зеленый огонек. Король улыбнулся и сказал: - Маячок работает! Кулуриэн – гений. Я и забыл о нем. Мы, на Кор Коэлай.

— Выставить дозорных. Судя по тому, что вы, мне о нем рассказывали, ожидать можно чего угодно, - Хагир огляделся и опустил забрало. Боцман начал выкрикивать команды и несколько матросов исчезли в кустах. Один из матросов, невысокий здоровяк с густой курчавой бородой, заплетенной в косички, подошел к Ирву: - Как рубить будем? Надо новую мачту ставить. Эту не исправить. С палубы огрызок торчит, а середина вся в труху, - оба уставились на исполинские деревья. Ларри и Дэйл переглянулись. Посмотрели на Лайэллона. Эльф изображал неприступность, но было видно, что он тоже не знает, что делать. Подошли Хагир и Дэйли. Хранитель задрал голову вверх потом опустил и сказал: - Надо молодую поросль найти. Судя по размерам, молоденькое деревце будет в самый раз.

— «А я бы, пролетел вдоль побережья. Нельзя рубить эти деревья. Лес обидится на нас и, что будет дальше, предсказать трудно. Но, ничего хорошего», – Дэйл посмотрел на Лайэллона. В это время послышались вопли, рев. Затрещал подлесок. Из него вылетели матросы-дозорные.

— Там тролли! Только странные какие-то. Больше обычных и клыкастые, как орки.

Все схватились за оружие. Лайэллон и Ларри схватили Жезлы. Хагир отцепил от пояса свой. Возле них стали Дэйл и Дэйли. Полоса песка была недостаточно широкой для ведения боя. Густой подлесок ограничивал видимость. Ориентировались по звуку. Рев и треск ветвей раздавались уже совсем рядом. Между деревьями замелькали темные фигуры. Ларри и Лайэллон преобразовали Жезлы в пистолеты и начали методически палить по ним. Жезл Хагира такой способностью не обладал, и он ждал, пока подбегут поближе. Дэйл и Дэйли переглянулись и пошире расставили передние лапы.

Дед и внук явно попали. Раздался вой, рев, потом совсем уже истошный крик. Эльф еще раз выстрелил на звук. Ларри таким навыком не обладал и взял на заметку отработать. Бывший шериф маленького городка Буффалло стрелял на звук не

раз, и это умение трижды спасало ему жизнь. Лайэллон попал. Крик, перешедший в хрипенье, оповестил о том, что один из противников выведен из строя.

На полосу песка вылетели четыре громадных тролля. Дэйл рыкнул. Перед ними открылся провал, в который четверка и ухнула. Взметнулось пламя, изрядно подпалившее стоявшего рядом исполина. Причем оно не тухло и дерево продолжало гореть. Дэйли глянула в ту сторону и пламя исчезло. Матросы поежились, а боцман начал судорожно

икать. До придурка дошло, что Дэйл просто его искупал.

Наступила тишина и вдруг слева, практически бесшумно, выскочили два великана. Один из них схватил Ирва, который не растерялся и рубанул его секирой. Попал, но великан схватил его в охапку и начал сжимать в объятиях. Стрелять по нему из Жезлов не могли. Боялись ранить рулевого. Второй кинулся на Хагира, но словил ледяное копье в глаз и завыл. В ту же секунду белый луч срезал ему голову. Лайэллон постарался. А Ларри подхватил с земли боевую секиру, которую гномы сделали ему под рост и всадил ее в спину первому троллю. Нужно было спасать Ирва. Великан бросил на землю рулевого и повернулся к Ларри. Парень на месте не стоял и следующим ударом подрубил ему ноги. Тролль упал на колени, но был еще опасен. Кусты снова затрещали и на полянку вылетели еще трое. Одному из них в морду влетел раскаленный шар и потек по груди и животу. Тролль взвыл и начал кататься по песку. Но, пламя Огненного Дэва имело ту же природу, что и у драконов. Потушить его тролль не мог. Второй ухнул в раскрывшуюся яму, попытался выкарабкаться, но края сошлись, и он завыл, задергался и замер. Нижнюю половину тела ему просто раздавило. Третий пошел на матросов, но ему в спину впился белый луч, перерезая позвоночник. Через несколько секунд тролль забился в конвульсиях на песке, и подбежавшие матросы зарубили его топорами. Ларри сосредоточился. Протянул левую руку. Его тролль задергался, зарычал, попытался подняться, но… К ладони парня поплыла серебристая дымка. Тролль был мертв. Все оглядывались и прислушивались. Ирв держался за бок. Тролль сломал ему ребро. Один из здоровяков-матросов подставил рулевому плечо и повел в лазарет. Лекарь его подлатает. Лекаря-мага предложила Лия. Парень учился вместе с нею и мечтал о приключениях. Вот и получил их на свою задницу.

Пока возились с троллями солнце начало клониться к закату. По воде заплясали золотые блики, тучи порозовели. От воды подул прохладный ветерок.

— Эй, умельцы! Мачту починить можно? Если нет, то тащите ее сюда. На растопку, Дэйл запретил деревья рубить, – Лайэллон вспомнил, что он давно не командовал. К нему подошли два матроса-гнома.

— Мы думали уже. Новую надо. Осьминог ее в труху размолотил.

— Значит, в костер ее и готовьте ужин. Есть хочется. Пусть воды наберут. Вон за теми высокими кустами есть вода. Я ее ясно чувствую.

Трое матросов пошли в указанном направлении. Буквально сразу же затрещали кусты и на поляну выскочили несколько оленей. Хагир не растерялся и схватил лежавший рядом чей-то лук. Самый крупный олень упал со стрелой в боку. Еще одному снес голову Ларри. Последний развернулся, но земля у него под копытами вздыбилась, и он упал.

Тут же на его горле сомкнулись клыки Дэйли.

— Кок! Где кок?! Мясо жарить надо! – крикнул Повелитель. Ларри и Хагир достали длинные ножи и начали свежевать туши. Лайэллон ругнулся и тоже взялся за того, которого завалили миури. Дэйл и Дэйли интеллигентно ждали, когда им выделять по ноге. Ларри хмыкнул. Взял свою секиру и наделил обоих оленьими окороками. Миури улеглись в теньке и довольно заурчали. Матросы, увидев, что сам Повелитель разделывает тушу, подошли и предложили помощь. К Ларри подошли оба гнома и тоже взялись за тушу. Ларри что-то им сказал и пошел на корабль. Через десять минут он вернулся с длинными стальными прутами. Подошел к коку, и они начали о чем-то совещаться.

— Где вода?! – крикнул Хагир, – полейте мне на руки. Тишина. Водоносов, как корова языком слизала. Дэйли навострила уши. Потом встала и пошла в ту строну, где Лайэллон воду почуял. Прошла немного и ее глазам открылась дивная картина. Неширокая быстрая речушка, по берегам которой росли невысокие деревья, их ветви свисали к самой воде. Небольшая полянка с

цветочками. На ней три матроса с осоловевшими глазами слушают пение трех золотоволосых красавиц. Дэйли прищурилась,

включила Магическое Зрение и увидела трех жирных созданий с зеленой пупырчатой кожей и большими, зубастыми ртами.

Миури тоже усвоила дедушкины построения: - «Твою мать! Пошли вон!» - красавиц накрыла струя огня. И вот около речки истошными голосами верещат жирные, пупырчатые уроды с торчащими на головах сине-зелеными водорослями. Матросы очухались, схватились за сабли.

Пришлось пройти чуть выше по течению, чтобы чистой воды набрать. Дэйли пошла с ними. Один из матросов потрепал ее по холке: - Ты, нас спасла. Если бы не ты, слопали бы нас. Что это было?

— «Не знаю. Придем – у Ларри спрошу».

Когда вернулись в лагерь, кок наорал на матросов. Дэйли рыкнула на него и рассказала, что произошло. Над плечом Ларри возник Шасх. Сидевший рядом боцман выронил тарелку.

— И чего дергался. Теперь с травы подбирать будешь, - спокойно оповестил его Мудрый Змей, – вы на русалок наткнулись. Хотя, они тут странные, как и все остальное. Обычно они в жаб не превращаются и клыков не имеют. Утягивают мужиков на дно для любовных утех. А эти явно поужинать вами собирались, - тройка матросов поежилась и подсела поближе к Дэйли.

С аппетитом поужинали. После долго спорили. Невзлюбивший качку и тесноту корабля Хагир ратовал за стоянку на берегу. Выставить часовых и отдохнуть. Сказал, что готов сам на часах стоять. Лайэллон и Ларри, не понаслышке знавшие на что способна Легендарная Земля Волка, настаивали на ночевке на корабле. Дэйл заявил, что лес не очень доволен присутствием такого количества чужаков и жарким огнем костров. Миури настаивал на том, чтобы проплыть чуть южнее и разбить лагерь

в обычном лесу. И дерево на мачту там же срубят, а пока за счет левитации поплывут. Можно прямо по берегу пролететь, чтобы чинить удобнее было. Лайэллон уловил мысли матросов, считавших, что на воде безопаснее. Голос Дэйла оказался решающим и к безмерной радости матросов заночевали на корабле.

Утреннее солнышко осветило верхушки деревьев, позолотило воду. Дэйли потянулась, оглядела окружающий пейзаж. »Вот бы Аурика могла это видеть. Ей бы пригодилось для картин. Хотя…» Миури сосредоточилась, вложила побольше Силы в Булавку Связи и перед Аурикой возник красивейший пейзаж. Розовело утреннее небо, плыли легкие белые облачка. Деревья-Великаны шелестели верхушками. Над водой с воплями носились чайки. Из, сверкавшей яркими бликами, воды изредка выпрыгивали рыбы. Вдалеке, в утренней дымке, угадывались очертания высоких гор. Ласковые аквамариновые волны с тихим шорохом лизали золотистый песок. Шелестели кусты с яркими разноцветными цветами. По полянке, покрытой изумрудной травой, плясали солнечные зайчики. Прямо посередине этой полянки торчал провалившийся по пояс тролль. Рядом лежала куча горелого мяса. Неподалеку, над темной бесформенной грудой, кружили жирные зеленые мухи. На этом месте послышалось брезгливое «Фу-у-у» Аурики и Дэйли отключилась.

— Ты, кому пейзажи показываешь? – к миури подошел позевывающий Лайэллон и, прищурившись, начал всматриваться в очертания гор на юге.

— «Аурике. Для вдохновения».

— Ну, это надо. Эй, боцман! Хватит в бороде вшей ловить. Отплываем. Кто-нибудь! Разбудите кока! Жрать хочется. Я надеюсь, вчерашнюю оленину переправили на борт?

На палубу вышел Дэйл. Потянулся поочередно всеми четырьмя лапами. Зевнул, продемонстрировав бедолаге боцману черную пасть, усеянную острыми белыми клыками с палец длиной. После этого миури стал около рулевого и скомандовал:

— «Право руля».

Бригантина развернулась и, движимая Силой Левитации, поплыла-полетела в сторону высоких гор.

Пиратов эльфийского ”лебедя”, носившего гордое название “Летящий по волнам”, тоже снесло к Кор Коэлай. Владения Рода Стального Волка на карты были нанесены частью неправильно, частью бестолково и обозначались коротко и емко “западные земли”. Тело капитана маг-водник обложил льдом и все эльфы, бывшие на корабле, предприняли “мозговой штурм”, призванный вернуть фэа в тело любимого и очень нужного в плавании капитана. Остальные время даром не теряли и потихоньку латали пробоины, оставленные меткими канонирами Волчьего Логова. Ломали себе головы в тщетных попытках понять, что это было за оружие. Пираты-эльфы поклялись отомстить. Бригантину с синими парусами они хорошо запомнили, тем более, что она была в единственном числе. Воздушник, бывший самым старшим, самым опытным и сильным, в глубине души побаивался этой встречи. Он подозревал истину и с противником капитана встречаться особым желанием не горел.


Глава 21. Личи.

На “Валькирии” о душевных метаниях пиратов даже не подозревали. Бригантина переместилась южнее и все высадились неподалеку от густого леса, в котором зоркий глаз Лайэллона углядел корабельные сосны. Прямые стволы этих деревьев, как нельзя лучше подходили для мачты. Пока матросы возились с ней, потомки Стального Волка и миури пошли на охоту. Рубить и обтесывать мачту Повелителю и его Преемнику не пристало. Не царское это дело. А вот поохотиться и снабдить всех свежим мясом самое то. И благородно, и помощь ощутимая.

Забрели довольно далеко. Наткнулись на небольшую пещеру, явно обитаемую. Невысокая поросль маскировала довольно массивные железные ворота. Дэйли принюхался, подошел к воротам и положил на них лапу. Постоял немного и сказал:

— «Не гномья работа. И запах тех, кто делал другой. Тут вообще гномами не пахнет. Надо понаблюдать».

— А жратву кто ловить будет пока, ты, тут исследованиями будешь заниматься? – спросил Хагир. Рядом с Дэйлом материализовался Стальной Волк: - Что тут за совещание?

— Не поймем, кто ворота ставил. Не гномы, точно, - сказал Ларри.

— Это очень важно? – спросил Волк.

— «Нет, но интересно», - заявил Дэйл.

— Ну, раз шурин очень хочет… - Стальной Волк тоже подошел к пещере и принюхался. Потом еще раз. Пока они раздумывали,

ворота приоткрылись и из них выскочили две маленьких фигурки. Ростом – эльфам по колено. Миури и Волк тоже смотрели на них сверху вниз. Малыши увидели жуткого стального монстра и замерли.

— Это же цверги! В Междугорьи их практически нет. Есть небольшие поселения на юге. Это ближайшие родичи наших гномов, - оповестил всех Волк.

Дэйл заговорил с ними на кхуздуле, предлагая пообщаться. Цверги насторожились и продолжали судорожно цепляться за свои топоры. Один из них, с длинной седой бородой, попросил не убивать их и пропустить на охоту. При этом он опасливо косился на рослых эльфов и Волка. Дэйл предложил поделиться с ними мясом, когда поймают, если они ответят на пару вопросов. Цверги сказали, что в лесу есть вкусные – дальше Дэйл перевел, как “еда”. По взмахам рук поняли, что что-то большое. Ларри, много и охотно общающийся с гномами, немного знал кхуздул. Он стал на одно колено и сказал: - “бык”, - сопровождая свои слова мычанием. Потом приставил ко лбу два пальца. Цверги замотали головами. Ларри растопырил пальцы в разные стороны, изобразил рев лося и сказал: - “Олень, лось”, - цверги закивали головами.

Дэйл подошел к ним, лег на землю и предложил устроиться у него на спине и поехать на охоту. Мини-гномы сначала растерялись, потом посмотрели на вставшего во весь рост Ларри, перевели взгляд на его спутников и уселись на спину миури. Ухватились за длинную, густую шерсть на плечах и поехали следом за остальными. Минут через двадцать Дэйл всех затормозил.

— «Я потихоньку их расспрашивал. Названия металлов они не знают, но сказали, что “там, где солнце” есть металл, который нельзя расплавить. Надо бы глянуть».

Хагир скривился, а вот Лайэллон, хозяйским взглядом окинув окрестности, скомандовал: - Пошли.

Теперь Дэйл бежал первым, а остальные шли за ним. Подошли к небольшой пещере. Младший цверг соскользнул со спины Дэйла и пошел к пещере. Поманил всех рукой, но свод был настолько низкий, что даже миури не влезут. Дэйл подошел, отодвинул его носом и коротко рыкнул. Топнул лапой. Скала вздрогнула. Свод весь обвалился и перед ними открылась доволь-

но большая пещера. Дэйл взмахнул лапой и каменное крошево отлетело куда-то вбок. Старший цверг слетел со спины Дэйла и низко ему поклонился. Что-то сказал. Дэйл кивнул.

— «Назвали меня Крушителем Гор. Знают, кто это и просят о помощи. Пошли посмотрим, что тут у них. Придется помочь», – миури потопал следом за старшим цвергом. Подошли еще к одной низкой пещере. Дэйл рыкнул, топнул, взмахнул лапой, и все пошли дальше. Стало совсем темно. Дэйли сотворила светящийся шар, и он поплыл вперед.

Прошли еще немного и увидели посверкивающие серебряным блеском жилы. Ларри подошел и ковырнул ножом. Малый Клык Волка противно взвизгнул и отковырнул совсем крошечный кусочек. Дэйл протянул лапу сосредоточился. Фыркнул.

— «Дед, это серебряный мифрил. Что делать будем? Он принадлежит цвергам, но обработать его они не смогут». Дэйл положил кусочек на камень. Подошла Дэйли, протянула лапу. На стоящих полыхнуло жаром и по камням потек тоненький сверкающий ручеек. Цверги сжались в два комочка и прижались к передней лапе Дэйла.

— Найдем Шани, подумаем. Надо гномов заселять. А цвергам их гору оставить. Не пропадать же добру. Пошли за мясом, - решил Лайэллон.

Дэйл снова лег и пригласил цвергов прокатиться. Старший начал кланяться и что-то быстро говорить. Дэйл рыкнул, и малыши все-таки устроились на его спине. Немного прошли вперед. Среди сосен и елей начали попадаться лиственные деревья. Потом они их вытеснили совсем. Названия деревьев не знали, но это еще ни о чем не говорит. Ботаникой никто не увлекался. Дэйл немного поразбирался с необычными деревьями вроде покойного убыра. Таковых, к счастью, не наблюдалось. Вдруг цверги заволновались. Дэйл передал: - «Малыши боятся какого-то дракона. Если я правильно перевел слово “урток”. Может здесь есть белые драконы?»

— В лесу? Они обычно селятся на скалах, чтобы можно было взлететь, - возразил ему Хагир.

— Скорее всего это очередная местная нечисть, - буркнул Ларри. Над его плечом материализовался Шасх. Мудрый Змей поворачивал во все стороны голову и его раздвоенные язык метался, прощупывая окружающее. Цверги затаились и притихли, совершенно скрывшись в длинной, густой шерсти на холке Дэйла. Шасх их заметил, хмыкнул и снова сосредоточился на окружающем. Лайэллон вынул свой Жезл.

— Что-то мне ту не нравится. Возвращаемся. Миури, принюхайтесь, может добычу учуете?

Все повернулись, чтобы идти назад, миури сосредоточенно засопели. Хагир, как всякий заядлый охотник решил так легко не сдаваться. Он шагнул вперед. Шаг, другой. Ему показалось, что он видит искомых лосей.

— Эй, вы, трусы! Вон лоси. Совсем близко.

— «Не слышу никаких лосей», - Дэйли недоуменно покрутила головой. Стальной Волк тоже принюхался и согласился с женой.

— Хагир, не лезь туда. Это может быть, что угодно, но только не лоси. Лайэллон поудобнее перехватил Жезл. Хранитель остановился, подумал и пошел назад. Это его и спасло. Там, где он стоял земля начала вспучиваться и из нее полезли какие-то белые черви с руку толщиной. Хагир выхватил меч и начал их рубить. Но, не тут-то было. Разрубленные твари начинали извиваться, расти и вот уже на месте одной разрубленной твари две новых.

— Шасх, что это за хрень? – Лайэллон стал поближе к Ларри и направил луч Жезла на червей. Завоняло паленым. Червяки дымили, воняли, но не раздваивались. Хагир отбежал к своим.

— «Надо уходить. Цверги с ума сходят. Если я правильно перевел, то Черви - это щупальца какой-то крупной твари», – Дэйл потрусил в обратную сторону. Все пошли за ним. Последним шел Стальной Волк. Вдруг раздался противные звук, похожий на рвоту, чавк и утробный рев Волка. Дэйли обернулась и увидела своего муженька в зубах огромной белесой твари действительно похожей на дракона, только вместо крыльев у нее на боках росли пучки белых, длинных и толстых червей. Глаз у твари не было. Вместо дыма она изрыгала облака мутно-серой дряни, имевшей запах тухлых яиц. Стальной Волк был не уби-

ваем, голоден и зол. Глаза монстра полыхнули белым огнем, и он начал рвать тварь на части. Тварь заорала и оплела тело Волка червяками.

— «Твою мать! Они сейчас мне мужа всего изгадят!» -Дэйли, пользуясь неуязвимостью Волка, встряхнулась и прыгнула прямо сверху на дракона-мутанта. Тварь вспыхнула и истошно завизжала. Попыталась увильнуть обратно в землю, но Стальной Волк мощным рывком выдернул ее и, по-волчьи встряхнув головой, разодрал на две половины. Дэйли пустила с лап струю белого огня и бесформенные куски заполыхали каким-то потусторонним сине-зеленым пламенем. Запах тухлых яиц стал совершенно непереносимым, и все рванули прочь со всей доступной скоростью. Цверги зарылись в шерсть Дэйла и не дышали.

— «Эй, малявки! Вы, там, как? Живы?» - полюбопытствовал миури. Шерсть на его мощном загривке зашевелилась, из нее вынырнула голова седого цверга. Он что-то быстро залопотал.

— «Благодарит, что мы тварь грохнули. Говорит, что если обойти озеро, то за ним есть большая поляна, на которой пасутся лоси».

— «Не знаю насчет поляны, а вот с востока доносится запах оленей. Волк, принюхайся», - предложила Дэйли.

— «Любимая, я настолько провонял тухлыми яйцами, что теперь вообще никаких запахов не различаю. Пусть шурин воспользуется своим носом, он стоял дальше всех».

Дэйл поднял голову, прикрыл глаза, принюхался. В этот момент раздался насмешливый голос Лайэллона: - Вы, охотничьи псы, я вижу Магическим Зрением оленей на полет стрелы восточнее озера.

— С вами интересно и познавательно, - Мудрый Змей свился в кольцо, – самое интересное то, что я не знаю, что это! - Ларри сбился с шага. Посмотрел на Змея и сказал: - Быть такого не может!

— Ну, почему не может. Здесь, что-то произошло. Скорее всего, это что-то наподобие боя Лайэллона и Силнаи. Только здесь нарушен не баланс Стихий, а что-то другое, - оповестил его Шасх. Лайэллон прищурился и хмыкнул: – Как хорошо, что хоть тут без меня обошлось.

В это время вошли в тень больших, деревьев. Под ногами был густой ковер из высокой, темно-зеленой травы. С ветвей деревьев свисали длинные плети каких-то ползучих растений. Вскоре под ногами зачавкало и стали попадаться озерца темной воды.

— Болота нам только и не хватало. Поворачиваем? – Хагир вступил в особенно глубокую лужу и в сапогах противно зачавкало.

Шасх посмотрел на Ларри и сказал: - Я вот думаю, почему, вы, через болото претесь?

— Что, ты, предлагаешь, Мудрый ты, наш? – съязвил Повелитель.

— Я, предлагаю перейти к оленям через портал. Миури могут примерно определить расстояние до добычи, – Шасх свысока обвел взглядом присутствующих. Дед и внук ругнулись. Дэйл, Дэйли и Стальной Волк сосредоточились, принюхались. Вдруг Волк исчез. Лайэллон четко услышал его зов, и вот пространство затрещало, в образовавшийся проем прыгнули Хагир и миури, следом почти плечом к плечу Ларри и Лайэллон. Они стояли на лесной опушке. Вокруг высилась густая стена деревьев. На противоположном конце замерли олени. Огромные, темно-рыжего цвета с раскидистыми черными рогами. Сверкнули две молнии и коротко тренькнул арбалет. Три оленя упали, остальные скрылись в густых зарослях. С треском открылся портал, в который Хагир и миури с Волком левитировали три туши. Хранитель сунул в портал голову и крикнул: - Разделывайте, мы скоро будем, - портал закрылся и все повернулись лицом к поляне.

Весьма вовремя. На полянку вышли две фигуры в странных, серых балахонах с капюшонами, скрывавшими лица. Ларри и Лайэллон стали чуть впереди, оттеснив плечами Хагира. Тот хотел было возмутиться, но смолчал. Миури и Волк пока не высовывались. Шасх тоже. Молчание затягивалось. Кристаллы на Жезлах Смерти слегка засветились. Фигуры никак не реагировали. Рядом с ними возникли еще четверо, по двое с каждой стороны. В руках у капюшонов были длинные посохи с изогнутыми концами. Лайэллону надоело играть в молчанку, и он рявкнул: - Кто такие?! Быстро отвечайте, - то же самое повторил на эльфероне. Одна из фигур вышла вперед и заявила: - Мы – хозяева этой земли. А ты, кто такой?

— Я - Повелитель Фэриленда. Это земли моего Рода, - сказал Лайэллон.

— С каких это пор эта земля стала твоей? – снова спросил капюшон.

— Года три назад. Когда я о ней узнал, - нагло заявил Повелитель.

— Ну, ты, и наглец. Мы живем здесь около семисот лет.

— А мне плевать. Я живу уже третье тысячелетие и считаю эту землю своей. Кстати, она принадлежала эльфам еще около шести-семи тысяч лет назад, - поставил в известность оппонента Лайэллон.

— И куда же они все подевались? Мы за это время никого здесь не видели, - подпустил “шпильку” капюшон.

— Пока не знаем, но выясним. Кстати, как это, вы, так долго живете? Вы, явно не эльфы, а люди столько не живут, - заявил Лайэллон.

Вместо ответа предводитель хмыкнул. Второй подошел к нему и начал что-то шептать ему на ухо. Предводитель более внимательно вгляделся в Лайэллона и Ларри. Над плечом последнего возникла голова Шасха. Второй недовольно заворчал:

— Змей-Хранитель. Простому смертному он служить не будет.

— И, как это, ты, угадал? – ехидно осведомился Ларри. Потом отступил за спину Лайэллона, сосредоточился, активировал Кольцо Связи и тихонько спросил: - Теодорих, ты на уроке?

— Нет, - ответил тот.

— Бери свои магические причиндалы. Открываю проход, мы столкнулись с какой-то сильной нежитью. Шасх молчит, - сказал Ларри.

— Готов, - почти сразу же отрапортовал некромант.

Через пару секунд около Ларри уже стоял седоватый мужчина средних лет, одетый в черную кожаную одежду. Теодорих Ламбертон собственной персоной. Магистр Пятой Степени, Заведующий Кафедрой Некромантии и Призыва Духов в Большой Академии Магии и, по совместительству, закадычный друг Ларри, несмотря на большую разницу в возрасте. Сначала ученик и преподаватель. Со временем мужчин связала дружба, окрепшая в схватках с различной нечистью.

— Ты, знаешь, что это за хрень? – Ларри с надеждой посмотрел на Теодориха.

— Мы сейчас где? – спросил Магистр.

— Юго-Западная часть Кор-Коэлай. Неподалеку от побережья.

— Есть у меня одна догадка. Когда я поступал в Академию, еще был жив мой прадед. Он рассказал, что наш предок участвовал в войне, которую развязали герцог Кастертон и, тогда еще барон, Торесский. Стычка началась из-за земель и титула, герцога Аристона, умершего не оставив наследников. Барон их, все-таки, исхитрился получить. Кроме обычных вояк в нее втянули и магов. Барон был несуразно богат и сумел нанять нескольких некромантов. Кастертон как-то извернулся и в свою оче-

редь тоже нанял некромантов. Всех подробностей не знаю, да и прадед особенно много не рассказывал. Знаю только, что победил барон.

А вот последствия этой войны были пренеприятнейшими. Междугорье наводнила нежить самых разных видов и степени кровожадности. Население деревушек превращалось в ходячих мертвецов, к кладбищу без некроманта подойти нельзя было. После захода солнца жизнь замирала. Одинокие путники исчезали бесследно. Во время войны, также бесследно, исчезало население целых сел и даже маленьких городков. Ремесло некроманта стало очень прибыльным и кроме Академии ему обучали в нескольких Магических Школах. Одна из таких Школ находилась на границе с ханьцами, неподалеку от Гор Снежного Барса. Гномы некромантов недолюбливали и дел с ними не имели. В нескольких стычках они умудрились слегка проредить учеников и преподавателей этой Школы. Эльфов нежить не трогала. Во всяком случае, пробраться в их города и замки не могла, хотя эльфы, случалось, тоже исчезали. Темное было время. Когда доведенное до отчаяния население подняло бунт, Владыка приказал всех, кто занимается некромантией без особого разрешения Совета бросать в тюрьму, а если ловили на кровавых обрядах, то и казнить. В результате остались только две Магических Школы. На востоке и на западе. Западную Школу уничтожили объединившиеся эльфы Дубовой Рощи и гномы Драконьего Хребта. Зарин помогали вылавливать разбежавшихся. Жители окрестных городов и сел тоже в стороне не стояли. А вот Восточную Школу эльфы Золотой Березы и гномы Мифрилового Молота одолеть не смогли. Кайруил самоустранился. Людские поселения были разорены и обезлюдели. Войска Совета вмешались в ситуацию, и вместе с эльфами и гномами взяли в осаду три центральные башни. Осадные орудия и бочки с зажигательной смесью уничтожили две крайних. Центральная еще держалась. В ней засели Начальник и два его заместителя. Учеников всех уже выбили. Вход в башню держали оставшиеся учителя. Эльфы применили какое-то заклятие, позволившее нейтрализовать Магию и бой шел только на мечах. Гномы использовали свои механизмы и полностью развалили вход и центральную лестницу. Потом западное крыло башни. Трое магов еще оборонялись. Тогда не-

сколько некромантов, перешедших под руку Совета, применили Туман Смерти. Эльфы выставили Защитные Щиты и направили смерчи в башню. Агла Рал, который входил в число магов Совета Старейшин, принял облик Дэва и накрыл башню огнем. Что там происходило, не знает никто.

— «Я, догадываюсь. Мы сталкивались с Огненным Дэвом», - прокомментировал Дэйл. Дэйли хмыкнула и прищурилась. Теодорих бросил на нее быстрый взгляд и усмехнулся: - Еще бы, вы не представляли. Когда огонь потух, и расплавленная масса немного остыла, зашли в то, что осталось от центральной башни. Посреди большой комнаты стоял алтарь, на котором застыли непонятные потеки. Все вокруг потекло и оплавилось. Около алтаря лежали неопознаваемые оплавившиеся куски. Магов нигде не было. Начали осматривать помещение. Внимательнее всего обнюхивал Некропулос. Он сказал, что похоже на то, что Начальник и его Заместители пожертвовали свои тела, чтобы стать личами. Ему не поверили, а выходит, зря. Завкафедрой настаивал на погоне и поиске. Его словам значения не придали. Маги сказали, что это все теория и на практике невозможно. Некропулос закусил удила и начал выискивать нужные заклинания и ритуалы. Ему попалась твоя книга. Дальнейшее, ты, знаешь.

— Ты, хочешь сказать, что мы имеем дело с личами? – Шасх особенно не высовывался, но в беседе участвовал. Стальной Волк тоже ушел в Астрал, чтобы не отсвечивать лишний раз.

— Главное, как их убивать? Я, вряд ли смогу долго заговаривать им зубы, - Лайэллон поудобнее перехватил Жезл и натянул Драконью Кожу. Ларри сделал то же самое. Хагир выставил Ментальный Защитный Щит, но особых надежд на него не возлагал. Он немного познакомился с работой Мага-некроманта и вступать с таким в бой желанием не горел. Ментальная Сила Повелителя тоже могла оказаться бесполезной. Вся надежда была на Ларри и Теодориха.

— Убивать их сложно. Вернее, невозможно. Они уже мертвы. Они убили себя, чтобы сохранить души и получить большую магическую силу. Вы, можете их сжечь, взорвать, развеять по ветру. В зависимости от степени повреждений им потребуется от часа до суток, чтобы вернуть себе прежний вид. Их жизненная сила, душа, если хотите, заключена в магический артефакт – филактерию. Пока, вы, ее не уничтожите, личи будут восстанавливаться, - развеял надежды Теодорих.

— А как она выглядит? – Ларри напряженно размышлял.

— Это может быть самый неожиданный предмет. Хоть пряжка на ремне. И он необязательно находится при хозяине, - озадачил его некромант.

— Этой головоломки нам только не хватало. Кстати, ты, говорил их трое, а тут шестеро, - Лайэллон пристально наблюдал за противниками, – их нужно обязательно уничтожить. Мне такая головная боль совершенно не нужна.

— У них могут быть помощники. Умертвия разных видов и даже вампиры, если смогут их себе подчинить, - пояснил Теодорих.

Ларри вынул “Повелитель Душ”, бормотнул “личи”. Книга осталась закрытой. Убрал. В руку легла другая. “Боевые Химеры”. Книга после небольшой заминки открылась в самом конце. Информации было немного и в основном то же, что рассказал Теодорих. Давалось защитное заклинание, но Магистр его забраковал. В конце главы была приписка: “ Обладают высоким интеллектом и большими магическими способностями”.

— Это совсем плохо, - пробурчал Хагир, – всегда не любил некромантов. Ларри покосился на отца и хмыкнул. Тот скосил на него глаза и вздохнул. Личам это совещание надоело. Две из боковых фигур метнулись к стоящим с двух сторон. Одна вспых-

нула и рассыпалась пеплом, который сразу же всосался в землю. Вторая попала под луч Жезла. Полянка огласилась истош-

ным воем. Ларри кромсал ее на куски. Эти куски начали вспыхивать и пепел тоже всасывался в землю. Третья фигура попала под луч жезла Лайэллона, а четвертая, воспользовавшись атакой третьего вцепилась в горло эльфа. Зубы заскрежетали по Драконьей Коже. Лайэллон, слегка испуганный и поэтому нервный, схватил его за горло и крепко сдавил. Обаяшка Дэйл, до этого вперед не высовывавшийся, схватил вампира, а это был именно он, за ноги и рванул на себя. Лайэллон, не заметивший миури, подумал, что вампир пытается вырваться и рванул его на себя. Короче оторвали бедолаге голову, а Дэйли сожгла оставшееся. Пепел снова всосался в землю. Все произошло настолько быстро, что личи еще не успели осознать, с каким про-

тивником столкнулись. Один из них накрыл их серией заклинаний. Ларри и Теодорих сумели отбиться. Волк пока не вмешивался. Шасх дирижировал и даже нейтрализовал одно пропущенное заклинание. Личи что-то коротко сказали друг другу. От них пополз густой клубящийся туман. Теодорих забормотал нейтрализующее заклинание.

— Пап, направь к этим гадам ветерок. Сами напросились, – Ларри сосредоточился, забормотал. Коротко сверкнула черная корона, и в паре локтей от личей заклубился такой же густой белесый туман. Хагир с перепугу пустил такой вихрь, что Туман Смерти мгновенно накрыл обоих личей, вдобавок еще и их собственным сверху прикрыло. Такого они не ожидали и контрзаклинание прочесть не успели. Раздался вой. Серые фигуры задергались, а дед и внук выпустили по ним залп из Жезлов вложив столько Силы, что небольшой ручеек зашипел и испарился.

— Бегом, нужно найти эти самые филармонии, - рявкнул Лайэллон.

— Филактерии. И не очень бегом. Личи – мастера ловушек и западней. Их жилище еще нужно найти, - остудил его пыл Теодорих.

— Пока вы тут совещались, я нашел их замок. Это небольшие пещеры, слегка облагороженные, чтобы в них можно было жить, - Волк появился рядом с Дэйли, – я пойду первым. Демиург им не по зубам. Не будет же Ларри через каждые пять-шесть шагов за Грань выскакивать.

— Что, все так серьезно? – спросил Хагир.

— Серьезнее, чем вы думаете, - “обрадовал” его Волк.

— «А почему, вы, не откроете туда портал? Тем более, что Волк там уже был?» - Дэйл, как всегда, искал самый легкий путь.

— Потому, ленивый ты, наш, что мы можем открыть его в ловушке и сразу же туда и ухнуть. Придется идти пешком.

Старший цверг высунул голову из гривы Дэйла и что-то быстро застрекотал. Миури наклонил набок голову и внимательно слушал, потом сказал: - «Цверги знают эти пещеры. Там живут злые великаны. И там вокруг полно ловушек. Они знают место неподалеку, где ловушек нет. Только надо будет сползать со скалы. Эти великаны очень злобные и иногда похищают их. Обратно никто не возвращается».

Лайэллон и Ларри присели около Дэйла. Ларри собрал все свои познания в кучку и сказал на кхуздуле: - Представьте это место, как можно четче.

Цверги сосредоточенно запыхтели. Дед с внуком кивнули, переглянулись и открыли портал. Все вывалились на маленьком уступе. Сзади отвесная скала, впереди пропасть. Под ними довольно большая ровная площадка. Цверг сказал, что она перед входом в пещеру. А что в самой пещере - никто не знает. Дэйл сосредоточился, и вот, прямо в скале, начали выдвигаться небольшие широкие выступы. Ногу можно поставить. Первым пошел Волк. Остальные начали потихоньку спускаться

следом. Вот и площадка. Перед входом в пещеру дрожало зеленоватое марево. Ларри бросил камешек. Он окутался зеленоватым сиянием и рассыпался песком. Воспользовались Заклинанием Лакмусом. Теодорих забормотал. Марево потускнело, но полностью не исчезло. Теперь за дело взялся Ларри. Марево потускнело еще больше. Опять загудел отдохнувший Магистр. Потом - снова Ларри. Коротко сверкнула молния и марево окончательно исчезло. Волк пошел вперед, за ним остальные. Прошли немного и уткнулись в завал. Вышел вперед Дэйл. Заурчал, топнул. Ничего не произошло. Лайэллон воспользовался Магически Зрением и сказал: - Дэйл, отойди. Это морок, – завал заколыхался, по нему пошли волны, и он растаял. Вперед опять пошел Волк. Как только его голова оказалась внутри комнаты, идущих накрыла стена огня. Спасли Щиты и Дэйли. Она просто вобрала в себя пламя. Встряхнулась и скомандовала: - «Ну-ка, муженек, подвинься», – в темную пещеру полилась струя пламени, сжигая все на своем пути. Ярко полыхнуло, грохнуло. Стены пещеры озарились мертвенно-белым све-

том. Пламя Огненного Дэва просто так не тухнет. Стены пещеры продолжали гореть и было хорошо видно. Волк снова пошел вперед. Прошли пещеру и вышли в еще большую. Слева виднелся ход в еще одну. Под потолком плавал огненный шар. Как только Волк вошел в пещеру он развернулся и замер напротив входа. Дэйли отодвинула плечом Лайэллона и стала за Волком. Ларри и Хагир все же выставили Защитный Щит перед мордой Волка. Шар сорвался со своего места и ударил в защиту. Но не взорвался. Отлетел и снова начал прицеливаться. Лайэллон создал фантом Волка и пустил его в пещеру. Потом еще один. Ларри и Хагир тоже создали по одному Волку. Шар закрутился на месте, стараясь определить истинную цель.

— Никогда не сталкивался с таким, - Теодорих с восхищением смотрел на шар.

— Я, бы и дальше с ним не сталкивался. Кто-нибудь объяснит мне, что это за хрень? – Лайэллон крутил в руках Жезл и опасливо косился на раскаленный шар из которого начали высовываться щупальца. Щупальца шевелились и их количество неуклонно росло. Вот одно из них отделилось, и небольшой шарик врезался в фантом. Сверкнуло и Ларри сморщился:

— Пальцы, как обожгло, – Шасх поднялся над его плечом и задумчиво разглядывал шар. Еще один шарик разнес в клочья второй фантом и поморщился Хагир. Потом сразу два шарика уничтожили фантомы Лайэллона. Последний продолжения ждать не стал и выпустил в шар луч из Жезла. Раздался чудовищный взрыв. Всех вынесло в первую пещеру. Послышался нарастающий грохот. Это обвалился вход в большую пещеру. Снова с предосторожностями подобрались ко входу. Дэйл рыкнул, топнул. Заурчал и камни начали вываливаться из завала и собираться в два небольших голема. Один из них пошел в пещеру. Ничего не происходило. Дэйл направил его кругами. Когда голем проходил мимо выступа в скале, пол пещеры бесшумно разошелся и голем улетел в образовавшийся провал. Волк поежился.

— «Что не сделаешь для любимого зятя», – довольно оскалился Дэйл. Волк что-то буркнул себе под нос. Дэйл запустил второго голема. Тот ходил прыгал, прикасался к стенам. Ничего не происходило и это всех насторожило. Хагир запустил фантом.

Опять ничего.

— Неужели так просто? – удивился Лайэллон. Он уже хотел шагнуть вперед, когда его остановил голос Шасха: - Создайте фантом и вложите в него Силу Жизни. Ларри сумеет это. Посмотри в книге Повелителя Душ.

Ларри зашелестел страницами. Остановился и начал читать. Примерился. Вытянул руку и на его ладони появилось серебристое облачко. Ларри скомандовал: - Сотворите фантом, - Хагир создал человечка. Ларри подул, и в него влетело серебристое облачко. Фантом потопал в комнату. Сначала ничего не происходило. И опять, когда фантом поравнялся с выступом сработала ловушка. Воздух над ним слегка сгустился, сформировался во что-то, похожее на осьминога, только небольшого размера. Этот осьминог накрыл голову фигурки и Ларри почувствовал, как тварь начинает высасывать облачко. Сказал об этом

Теодориху.

— Это же Похититель Душ! Срочно ищи в книге. Они считаются не убиваемыми. Может быть, ты, сможешь справиться.

Ларри зашелестел книгой. Начал читать и витиевато выругался: - Чтобы убить Похитителя, нужно поглотить его самого. Только, как это сделать на практике?

— Попробуй дотянуться до него через свое облачко, - посоветовал Шасх, – только не спеши. Он сам может быть ловушкой.

Ларри потихоньку начал примериваться к Похитителю. Потянул назад облачко. Тварь остановилась и развернулась к стоявшим.

— Твою мать! – со вкусом выругался Лайэллон, - и что теперь?

Хагир взялся за меч. Ларри, на всякий случай, вынул из ножен Большой Клык. Лайэллон взялся за рукоять Акса. Жезл он переложил в левую руку. Потом вложил меч в ножны, Жезл сунул за пояс и в его ладонь улеглась рукоять пистолета. Эльф прицелился и спустил курок. От грохота выстрела с потолка пещеры посыпались камешки. Пуля застряла в Похитителе и, казалось, никак на него не повлияла. Лайэллон выругался и убрал пистолет в пространственный карман. Вынул из ножен Акс и приготовился к драке. Но пуля, все же, сделала свое дело. Похититель Душ начал беспорядочно метаться из стороны в сторону. Серебристое облачко вернулось в ладонь Ларри, а фантом убрал Хагир. Дэйли создала раскаленный фаэрбол и запустила его в пещеру. Ларри слегка подпустил ветерка и шар плавно летал по пещере. Похититель его почувствовал. Ведь Дэйли вложила в него свою Силу. На нее и отреагировала тварь. Похититель Душ подлетел к фаэрболу и обтек шар. Сначала ничего не происходило. Вдруг раздался такой визг, что у всех чуть кровь из ушей не потекла. Казалось, звук сейчас высверлит мозг или попросту лопнет голова. Звук усиливался. Все схватились за головы, а цверги свалились со спины Дэйла. У них из носов потекла тоненькая струйка крови. Миури потыкал их носом. Оба были без сознания.

Когда давление на мозг стало уже совсем нестерпимым раздался хлопок, окончательно лишивший всех слуха. Похититель Душ исчез. Пламя Огненного Дэва оказалось для него несъедобным. Наступила давящая тишина. Только фаэрбол Дэйли плавал по пещере и изредка ярко вспыхивал, выбрасывая снопы искр. Постепенно возвратился слух. Дэйл сосредоточился и начал говорить с камнем. Его не трогали. Цверги пришли в себя и уселись около его передней лапы. Спустя несколько минут Дэйл заговорил: - «Слева есть пещера, но там только несколько свитков и книг. Еды и одежды нигде нет. Она им и не нужна. А вот тот выступ, который так тщательно охраняли - алтарь, на котором личи совершали жертвоприношения, чтобы получить жизненную Силу. Камень недоволен ими. Просит избавить от непрошенных гостей. Ловушек больше нет, но с алтаря надо снять морок. Где их филактерии – неизвестно. Придется искать самим».

Все осторожно зашли в пещеру. Сняли морок и глазам предстал постамент, сложенный из бедренных костей и украшенный черепами. На магическом круге лежал совершенно черный нож. Рядом стоял хрустальный шар на подставке.

— Ларри, я так мечтал о таком ноже… - Теодорих посмотрел на парня.

— А что это за нож? – спросил Хагир.

— Это обсидиановый жертвенный нож некроманта. Знаменитый Черный Нож. Его ищут уже несколько столетий и не могут найти. Считалось, что он принадлежал самому Марвину из Рода Серой Совы. Это человеческий Род, давший многих сильных некромантов. Говорили, что сам Марвин познал секрет бессмертия.

— Или стал личем. Не его ли дед приговорил? – Хагир посмотрел на некроманта своими волчьими глазами. Теодорих с открытым ртом уставился на него и пробормотал: - А ведь, ты, прав! Во всяком случае, такое не исключено.

— Подождите делить наследство. Мы хозяев еще не убили, - отрезвил всех Лайэллон. Он, как в воду глядел. Воздух у входа в пещеру заколыхался и сформировался в две призрачные фигуры. Все с удвоенным рвением начали шарить глазами по стенам и полу. Дед и внук выставили Защитный Щит и тут же в него с треском влетело заклинание.

— Думайте скорее. Очень долго мы не продержимся. Сильны оба. И какие еще будет заклинания, мы не знаем. Может быть у них еще нечисть есть в запасе, - сказал Хагир и вместе с Лайэллоном сосредоточился на Щите. Дэйл стал рядом и тоже вложил свою Силу. Ларри и Теодорих лихорадочно листали книги. А вот Дэйли с любопытством оглядывала окружающую обстановку. Потом связалась с Аурикой и начала показывать ей пещеру. Неожиданно Аурика спросила: - «А зачем этим некромантам иголки для вышивания?»

— «Что?» - недоуменно спросила Дэйли.

— «Вон, в подушечку воткнуты две иголки» - пояснила Аурика.

Дэйли отключилась, подошла к стене. Личи удвоили натиск и начали теснить Лайэллона и Хагира. Ларри с Теодорихом тоже ничего не могли сделать. Миури подошла к иголкам и протянула лапу. Неожиданно она почувствовала исходящую от иголок Силу. И что-то еще. Позвала Ларри. Парень помогал отцу и деду. Подошел Теодорих. Вгляделся в иголки и сказал:

— Жги их. Срочно!

В это время личи все это увидели. Волк попытался их ухватить, но его клыки прошли сквозь бесплотные фигуры. Личи перестали бомбардировать Щиты заклинаниями и вложили все силы в ментальную атаку. Хагир схватился за виски и сел на пол. Дэйл затряс башкой и утробно завыл. Ларри и Лайэллон не сговариваясь вложили всю свою Силу, увеличенную безграничным запасом корон-накопителей. Личи заметались. Все-таки Лайэллон был сильнейшим Ментальным Магом и Ларри к нему приближался. Лайэллон смог даже прочесть возникший в ‘”мозгах ” личей образ двух иголок. И заорал: - Ищите швейные иголки!

Личи попытались обтечь эльфов, но им не предоставили такой возможности. С таким противником они еще не сталкивались. Лайэллон и Ларри уже не сдерживаясь пустили в ход весь свой резерв. Подключился Стальной Волк, как оказалось, имевший недюжинную Ментальную Силу. Личи начали искрить и расплываться. Слишком уж сильны двое Первородных и Демиург. На такое личи не рассчитывали.

Дэйли сосредоточилась, и с протянутой лапки слетела струя пламени.

Иголки начали раскаляться, но не горели. Дэйли потянулась к ошейни-

ку, стала на задние лапы, прикрыла глаза и струя белого пламени нак-

рыла неподатливые иголки. Затрещали волосы Теодориха, и он отступил на пару шагов. Лайэллона и Ларри сзади накрыла волна такого жара, что дедушка не выдержал:

— До чего на того Дэва похоже. Аж волосы трещат.

Ошейник Дэйли стал, как полоса жидкого золота. Казалось, еще не-много и потечет на пол. Иголки начали дымить и на личах тоже появились струйки дыма. Дэйли зажмурилась. К ней подошел Волк и, став на задние лапы, положил передние на лапы Подруги. Шерсть на холке миури стала дыбом. К ее немаленькому запасу добавилась Сила Демиурга.

— «Кто вы?!» – возник в головах Ларри и Лайэллона бесплотный голос.

— «Я, же уже сказал. Повелитель Фэриленда и его Преемник. Мы – Первородные».

— «И потомки Демиурга! С вами мы не справимся. Оставьте нас, и мы поклянемся не нападать на вас».

— «А хрен вам!» - заявил Лайэллон. В этот момент иголки вспыхнули и лопнули. Веером полетели капли шипящей крови. Дэйли отскочила в сторону. Волк тоже. Раздался истошный вой, и две призрачные фигуры вспыхнули и бесследно исчезли.

Все с облегчением вздохнули. Над могучим загривком Дэйла возникла взъерошенная голова старшего цверга. Седая борода стояла дыбом, губы тряслись. Он подергал миури за прядь шерсти и пролепетал: - Вы, убили злых великанов! Что мы можем для вас сделать?

— «Разрешите занять скалу с серебряным металлом. Мои друзья смогут добывать и обрабатывать его. В вашу гору они соваться не будут и помогут, если что», - предложил Дэйл.

— А, как твои друзья смогут лапами добывать и обрабатывать руду?

— «Мои друзья – гномы. Они смогут» - пояснил Крушитель.

— Гномы! Это же наши старшие братья! Они все куда-то исчезли. Мы будем рады таким соседям! – цверги аж заулыбались.

— Тогда все в порядке. Я выпишу указ на соседнее Подгорье. Дэйл, ищи поселенцев, - Лайэллон, присевший рядом, выпрямился во весь рост и начал осматривать пещеру.

Теодорих, сразу схвативший в руку нож, примеривался к хрустальному шару. Но Ларри подошел и сразу взял его в руку. Покрутил, открыл книгу Повелителя Душ, что-то там вычитал и сказал: - Делим пополам. Шар я возьму. У меня какое-то странное предчувствие его нужности. Сейчас проверю, есть тут кто? - Ларри взял в правую руку хрустальный шар. Подошел Хагир и спросил: - А что это за шар? Не такой, как у матери.

— Это Ловец Душ. Матери он совершенно не нужен, а вот мне пригодится. Кстати. Тут есть кто-то, - заявил Ларри.

— Подожди. Прочти Связывающее Заклинание. Душа может принять тебя за лича и попытаться отомстить, - посоветовал Теодорих.

— Угу. Благодарю. Заодно, постараюсь ее разговорить, - Ларри забормотал. Теодорих выхватил Вечное Перо и начал записывать в толстенькую книжку.

— Ты, что? Ты же, его знаешь! – удивился Ларри.

— Эльфийский вариант – нет. И он намного легче моего и менее затратный. Как я раньше не спросил?! - Теодорих даже подпрыгнул от возбуждения. Ларри сосредоточился и прочел Отпускающую Формулу. Одна из граней хрустального шара, вернее это был многогранник с тщательно ограненными маленькими гранями, начала истончаться и исчезла. В воздух поднялось плотное облако, постепенно принявшее форму немолодого мужчины.

— Кто, ты? – не удержался Теодорих. Душа мужчины никак не отреагировала. Ларри повторил вопрос и от себя добавил: - Как, ты, здесь оказался, кто это тебя так? И кем были два лича?

— Как, были?! – душа мужчины буквально затрепетала, – куда они делись?

— Померли. Совсем. И восстановлению не подлежат, - пояснил Ларри, – Ты, давай, рассказывай. У нас время на исходе. Жрать хочется.

— Я – Бертран Уолш из Арконы. Был вторым помощником Начальника Восточной Школы Магии.

— А Начальника, как звали? – влез Теодорих. Ларри повторил.

— Марвин из Рода Серой Совы. Магистр Некромантии Пятой Степени. Самый сильный из всех. С нами был еще один его помощник. Гэб Найт из Гарии. Они успели провести обряд и стали личами. Я оборонял двери и не успел. Меня поместили в Ловец Душ. Марвин обещал, что тоже сделает меня личем. Проклятый Дэв. Это он все испортил. Убью, если смогу.

— «Не сможешь! Это я убила твоих дружков!» - зазвучал в головах насмешливый и самодовольный голос Дэйли. Бертран мыслеречь услышал и развернулся в сторону Дэйли. Сосредоточился и тут же завопил: - Я, чувствую Силу Агла Рала. И он здесь?!

— Не совсем он. Его нынешнее воплощение, - пояснил Ларри, – но огнем бросается точно так же.

Возмущенный дух попытался налететь на Дэйли и наткнулся на полыхнувший белым огнем взгляд Стального Волка, рыкнувшего: - Даже и не думай!

— Демиург! У них не было шансов! – воскликнул Бертран.

— Вот и хорошо. Кстати, а почему за прошедшие семьсот лет они тебя так и не сделали личем? – влез Лайэллон.

— Как, семьсот?! Это было месяц назад! – возмутился дух.

— Ты, глубоко ошибаешься. Кто тебе такое сказал? – снова подначил его Лайэллон.

— Марвин. Я беседовал с ним, - у Бертрана чуть поубавилось спеси.

— Либо он тебе соврал, либо давно беседовал. Решай. Будешь тут порхать или за Грань отправить? Но, если начнешь пакостить – уничтожу, - пригрозил Ларри.

— Повелитель Душ. Наверное, уйду за Грань. К друзьям, - решил дух.

— Как скажешь, – Ларри пробормотал Отправляющее Заклинание и призрак растаял, – Ну, что, Теодорих, забирай наследство и пойдем. Еще надо цвергам оленя поймать, – Ларри спрятал Ловец Душ в пространственный карман. Теодорих никак не мог налюбоваться на нож. Так с ним в руках и прошел в портал. Вышли посреди равнины, покрытой густой травой. Поднялись на невысокий холмик и увидели спины каких-то животных с ровными, длинными и острыми рогами. Миури и Волк обошли их с подветренной стороны и погнали на охотников. Застрелили четверых. Двух перебросили цвергам вместе с охотниками. Двух оставшихся забросили в портал и перешли сами.

На “Валькирии” красовалась новая мачта. По ней сновали матросы, крепившие паруса. Подсвеченная заходящим солнцем, бригантина была так красива, что Дэйли не удержалась и передала подруге картинку. Аурика взвыла от восторга и попросила немного подержать вот так.

Дэйли продержалась пять минут, сказала, что устала после боя и отключилась. Засветилось кольцо Хагира, и он начал отчитываться Лунаталь о прошедшем дне. Ларри передал матери привет.

Прямо на песке была расстелена белоснежная скатерть, на которой стояли блюда с дымящимся и благоухающим мясом. В кубки была налита “Янтарная Лоза”. В кружках матросов плескалось не столь дорогое вино.

После сытного ужина Ларри привычно проверил Грань, Шанталь явно была жива. Теодорих сказал, что он в летнем отпуске и тоже хочет присоединится к походу.


Глава 22. Торговец Изя и визит смотрителя гарема.

Приведенная в порядок “Валькирия” и ее отдохнувшая команда ранним солнечным утром отплыли от берега Кор Коэлай и поплыли в юго-восточном направлении. Хотя бы попытаются выяснить, что же произошло с Шанталь. Вернее, как она выкрутилась. Уже были практически уверены в том, что с ней все в прядке. Сны у всех были самые обычные. Дэйли приснилось, что Шанталь стоит на носу небольшой шхуны, висящей под водопадом. Лайэллон сделал вывод, что девушка прибрала к рукам шхуну и ее команду и куда-то плывет или летит. Но вот куда и почему не возвращается, было непонятно. Хагир высказал предположение, что они на Кор Коэлай. Таких огромных водопадов в Междугорьи не было, а посреди океана, тем более. Ларри высказал мысль, что сестра воспользовалась моментом и исследует земли Рода.

Вечером на связь вышел Татр и потребовал, чтобы Хагир срочно вернулся в Каос, что он с радостью и сделал. А предыстория была такова.

Дракон Изя, как и все остальные драконы, очень любил золото. Только в отличии от своих менее цивилизованных собратьев умел его получать. Предприимчивый и оборотистый, он взял у Октара первую партию соли в больших мешках. Переправил гному еще громадный тюк мешков и Соляное Подгорье начало набирать обороты. Изя, знавший о высокой цене на соль, пошел в трактир “Медведь и Лось” и предложил коротышке Харрису небольшой мешочек соли, по цене гораздо меньшей, чем у остальных. Через день в ворота Каоса поскребся старший сын Харриса и спросил, можно ли купить еще такой соли. Чистая, не крупная и, как он выразился “хорошо соленая”. Изя посовещался с гоблином Рискриком, бывшим секретарем и помощником у Хагира. Гоблин тоже поднакопил жалованье и пройдохи открыли две лавочки. В Виндхельме, побольше, а в городке рядом с Каосом, поменьше. Над дверями красовалась табличка “Соляная Лавка Изи и Рискрика”.

Дело пошло хорошо и оба деляги получили разрешение в Торговой Гильдии открыть свою лавку в Златограде. В ней было два продавца. Одним из них стал племянник Орма, бывший пятнадцатым ребенком в семье. Короткобородый крепкий молодой гном с умными и честными глазами. И его помощник. Невысокий белокурый парень, полюбопытствовавший, чем будут торговать. Появившийся из портала Изя, сказал, что солью. Парень попросился на работу и не пожалел.

На стене, рядом с чистым прилавком, весела грамота, удостоверявшая, что весы сработаны гномами и проверены в Гильдии Торговцев. Соль продавали на вес или в аккуратненьких дубовых бочонках разного объема. Чистая, белая, некрупная соль стоила чуть дешевле, чем у остальных и пользовалась спросом.

За всем этим наблюдал Лучар. Миури-Крепитель, работавший вместе с Тадгейром в кузнице Каоса, поговорил со своим Побратимом и они, посовещавшись, взяли в долю Изю. Дракон сразу сориентировался в обстановке, и компания решила открыть большую оружейную лавку в Златограде. В Гильдии Торговцев уже знали оборотистого дракона. Когда Изя оформлял разрешение на свою лавку, он выложил на стол Начальника Гильдии крутобокий мешочек соли. Товар на пробу, как он выразился. Соли было много и хватило всем Старейшинам. Один из этих Старейшин и шепнул дракону, что выставлено на продажу здание старой тюрьмы, правда не в самом торговом квартале. Изя и Лучар пошли посмотрели. Здание, как раз подходило. С крепкими стенами, решетками на окнах и высоким потолком. К тому же, неподалеку были Ворота Миров и Академия Магии. Тадгейру рассказали, что и как говорить.

Кузнец взял свой патент на клеймо “Режущий Луч”, и пошел к Градоправителю Златограда. Великолепный мастер, Тадгейр складно говорить не умел и вызвал миури и дракона. Изя в задание не полез. Пошел миури, укрепивший кинжал Градоправителя и сделавший ему Вечное Перо. Лучар получил нужную грамоту и через десятидневку в Златограде открылась оружейная лавка “Режущий Луч”. На стене напротив входа красовалась, оправленная в красивую стальную рамку с чеканным узором, грамота, гласившая, что владельцами лавки являются: Мастер Тадгейр Тяжелый Молот, Лучар из Каоса и Изумрудный Дракон Изя. А вот продавцами в ней стали два кузена двойняшек и орк.

В гости к Хагиру пришла его сестра Лили и попросила пристроить к делу двоих сыновей погодков. Рослые, крепкие и очень похожие на Ларри парни закончили Школу Меча в родном городке. В отличии от остальных рубак они имели острый ум и способность к быстрому счету. Магией, правда, почти не владели. Лили, отчаявшись пристроить парней к делу в городе, и не желавшая, чтобы они стали простыми наемниками, пришла к старшему брату. Хранитель долго смотрел на нее и сказал:

— Вы, с Бесси, ничего не знаете? Одичали совсем, что ли? Ты, хоть знаешь, что наш прадед - Повелитель Фэриленда, а твой племянник - Преемник Повелителя, а ты, сама - наследная принцесса? – на голове Хагира засветилась корона. Лили села мимо стула, хорошо сыновья подхватили мать под локотки, и уставилась на старшего брата, открывая и закрывая рот, как выброшенная на песок рыба.

Хагир, знавший о торговых экспериментах, позвал Изю. Лили была близка к обмороку, а у парней глаза приняли форму блюдец, когда в Гостевой Зал ввинтился дракон.

— Моррис и Джордан, знакомьтесь. Это - дракон Изя, владелец оружейной лавки, в которую нужны два продавца. Надеюсь, вы, хорошо разбираетесь в оружии? Если нет, прошу в библиотеку. Там остались книги моей дочери – Верховного Хранителя Фэриленда, – и с победоносным видом посмотрел на обалдевшую сестру.

— Мы разбираемся, Сиятельный Господин. А книги почитали бы, если можно. А какое оружие? – парни взяли в свои руки решение своей же судьбы. Моррис бросил быстрый взгляд на обалдевшую мать и перемигнулся с братом.

— Оружие марки “Режущий Луч”. И не только. Будут также мифриловые доспехи работы гномов Мифрилового Подгорья, - ввел их в курс дела Изя.

— У нас разве есть такое? – удивился Джордан, – у меня много друзей-гномов, я даже в кузнице пробовал работать. Потом пришлось бросить, мать орала из-за гномов и отец бухтел, - в этом месте Хагир так посмотрел на сестру, что она готова была под свой стул залезть.

— Есть. Оно на Кор Коэлай. Это земли Рода Стального Волка. Ну, что решили?

— Мы согласны, - ответил старший Моррис, – только, как нам вещи забрать? Ехать долго.

— Перейдете через портал. Я открою. Идите со мной. Экзамен Тадгейру и Лучару будете сдавать, – Изя сдал задом и пошел к кузнице.

Экзамен парни сдали и через день отправились в Златоград. Сняли комнату в домике, неподалеку от лавки. Изя выплатил авансом часть жалованья за месяц.

Орка сосватала Дората. Она часто переговаривалась с Лией, советовалась по лекарским вопросам и сказала, что в бою ее брату сильно повредили ногу. Дората его вылечила, но воин из него теперь никакой. Хромает очень, а в бою травмированная нога сильно замедляет. Брат хотел ввязаться в смертельный бой. Дората не дала и пообещала пристроить куда-то. Стоявший рядом Ворлоу, рассказал о задумке Лучара и Тадгейра. Так орк Заг из Рода Черного Медведя стал третьим продавцом в оружейной лавке и охранником по совместительству.

Мы отвлеклись немного. Почему же Хагира Татр вызвал?

В соляной лавке городка Замкового (его так и называли) продавцом был сын одного из воинов гарнизона. Вечером он закрыл лавку, отнес выручку Рискрику, получил жалованье и, поскольку это был последний день десятидневки, решил посидеть в трактире коротышки Харриса. Поздно вечером он связался с Рискриком через Булавку Связи, купленную у гоблина, и рассказал, что за соседним столиком сидели два незнакомца, интересовавшиеся, как попасть в Каос минуя ворота и охрану. Поскольку Хагир уехал, то Рискрик побежал к Татру и все ему рассказал. Миури приказал внимательнее следить за окрестностями. На следующий день дозорные доложили, что в окрестностях крепости шастают подозрительные личности. Татр принял решение вызвать Хагира.

Он знал о попытках Таэритрона отжать трон у Повелителя. И прекрасно понимал, что в случае взятия Каоса и его обитателей в качестве заложников, они будут тем рычагом воздействия, который заставит Лайэллона отречься от трона.

Вместо Хагира в команду вошел Теодорих, чему Лайэллон был очень рад. Он любил своего внука, но домосед Хагир не обладал авантюрным складом характера и шарахался от странной магии Ларри и некроманта, а также, от жутковатых тварей, населявших Кор Коэлай и океанские глубины. Да и сам океан вызывал у него стойкую неприязнь.

Ларри пообещал отцу каждый вечер связываться с ним или с матерью. Путешествие продолжилось. Кор Коэлай остался позади. Перед глазами расстилалась бирюзовая гладь Восточного Моря. Погода была словно по заказу. Дул устойчивый северный ветерок. Он разогнал зной и подгонял бригантину в нужном направлении. Через день, почти ровно в полдень дозорный заорал: - Парус!

Лайэллон, Ларри и Теодорих подошли к правому борту. Миури остались лежать в теньке на палубе. Ирв уже начал поправляться и стоял за штурвалом. Маг-лекарь оказался талантливым и сломанное ребро быстро срасталось.

Капитан навел свое Волшебное Стекло на парусник и через пару минут сказал: - Корабль из Охд-Хедабис. У них такие строят. Подают сигнал к беседе. Что делать?

— Беседа, так беседа. Послушаем, может быть, что умное скажут. Наверняка это им должны были передать Шанталь, – Лайэллон, прищурившись, наблюдал за приближающимся кораблем.

Через полчаса на борт “Валькирии” поднялись пятеро. Невысокий, полноватый мужчина с густой черной бородой, в которой мелькала седина, одетый в богато расшитые золотом шелковые яркие одежды. С ним были четверо в черном с длинными кривыми саблями. Явно охрана. Мужчина огляделся. Как бы принюхался и рассыпался в витиеватых приветствиях, отвешивая одновременно низкие поклоны. Вести переговоры взялся Лайэллон. Ларри и Теодорих стали в тень и сильно не высовывались.

— Что привело к нам? - задал эльф первый вопрос.

— Дела, Сиятельный Господин. Недостойный пират должен был передать мне ценный груз. Очень ценный. Но этот смердящий щур куда-то пропал. Мы уже третий день крутимся на этом месте. Чуть не пошли на корм осьминогу, а этот недостойный ишачий навоз исчез.

— И, что за груз такой? Его заменить другим нельзя? – Лайэллон разыгрывал дурочку.

Блестящий толстяк всплеснул руками, взмахнул бородой и затарахтел: - Да, вы, что, Сиятельный Господин? Шутить изволите? Меня хедаби Гусий Светоносный в порошок сотрет. Товар предназначался лично ему, и он уже давно с нетерпением ждет его.

— Его или ее? – Лайэллон пристально глянул на сразу вспотевшего мужика, – как ваше имя, уважаемый?

— Иршад, сын Иршама, Сиятельный Господин.

«Это, тот самый тип, которому должны были передать Шанталь». Зазвучал в голове Лайэллона голос Ларри. Эльф кивнул. И задал следующий вопрос: - А куда ваш товар мог деться? Его могли перепродать кому-то другому?

— Что вы, что вы! – Иршад аж ручками замахал, – Толстый Бен не рискнет. Он знает, что я его найду. Наверное, они встретили экрну. Жаль. Такой подарок. Мой господин будет расстроен.

— Сочувствую вашему горю, но ничем помочь не могу. Перед бурей мы встретились с пиратами. Больше никого здесь не видели. С экрну тоже встретились.

— Раз я беседую с вами, вы победили. И пиратов, и осьминога, – Иршад поклонился.

— Осьминог проиграл, а вот пираты причалили к берегу и вполне возможно, что уже залатали пробоины и вы, можете с ними встретиться.

— А кто капитан пиратов? – как-то уж очень нервно спросил Иршад.

— Понятия не имею. Корабль – эльфийский лебедь. Название прочесть не успели, - равнодушно сказал Лайэллон.

— Это же “Летящий по волнам”! Капитан - эльф. Гэрстиндер, кажется. Ваши имена такие сложные, – Иршад замелькал в поклонах. Лайэллон хмыкнул. «Морской Бродяга. Вряд ли это родовое имя. Скорее, кличка. И ничего не дает, кроме того, что теперь знают, кого прикончил Ларри. Вернее, лишил фэа». В голову деда снова влетел голос Ларри: «А ведь трусит. Он боится этого Бродяги. Скорее всего, сейчас умотает обратно. Искать нужную шхуну он больше не будет. Жирдяй уже решил для себя, что ею закусил осьминог. Нам тоже нужно поворачивать обратно. Есть идея».

— Приносим свои извинения, но больше ничем помочь господину Иршаду мы не можем, – Лайэллон склонился в классическом поклоне Солнечных Эльфов и сразу же гордо выпрямился во весь рост. На пальце сверкнуло кроваво-красным камнем кольцо старинной эльфийской работы. На груди засверкал медальон из неизвестного зеркального металла. Иршад дураком не был и понял, что его вежливо выпроваживают. Связываться с эльфами южанин никогда не будет. Побаиваются они остроухих. А этот еще и Силу Первородного почуял.

Иршад в свою очередь склонился в традиционном южном поклоне и сказал: - Моя величайшая благодарность Сиятельному Господину за содержательную беседу. Не буду больше отнимать ваше драгоценное время и откланяюсь, - Лайэллон кивнул. Вошел боцман и проводил гостей. Через несколько минут донесся дружный плеск весел. Иршад отчалил. Лайэллон, Ларри и Теодорих вышли на палубу. Посмотрели, как корабль развернулся и поплыл прямо на юг.

— Так, что мы имеем? – Лайэллон развалился в плетеном кресле, стоявшем в тени от паруса.

— Он не врет. Я проверил его потихоньку, - сказал Теодорих.

— Дед, надо пройти в Андунэлен любым способом и завладеть переходником. Помнишь, фэа произнесла фразу: “ У нас не только Ворота Миров, но и Ворота Времени”. Ты, можешь управлять Временем и должен совладать с переходником. Надо отправиться в тот момент, когда сестра пошла по зову паренька на встречу с пленным ханьцем. И ее предупредим, и гадов сразу накроем. Чую, опять сынок Каленгил замешан.

— А, что за женщина? – Лайэллона самого увлекла идея перейти во Времени и предупредить Шанталь.

— А почему, ты, не допускаешь мысли, что это Мириэм. Помогает мужу и мстит за утраченный трон? – спросил Ларри.

— А бригантина, как же? Теодориха просто переправим домой. Слишком рискованная затея, - задумался Лайэллон.

— Бригантину Дэйл отгонит обратно, - предложил Ларри.

— «А почему, вы, решили, что Дэйл не пойдет с вами?» - миури улегся на палубе рядом с креслом Ларри. Дэйли улеглась тут же.

— Я мог бы проплыть к Волчьему Логову. Давно мечтал о морском путешествии. А там через Ворота перейду в Златоград. До начала занятий еще есть время и такой случай вряд ли еще когда представится, - Теодорих просительно посмотрел на Лайэллона.

— Сегодня поплывем назад все вместе. Уже вечереет и соваться в Лес Великанов на ночь глядя чистое безумие. А завтра, с утра, вчетвером перейдем на Кор Коэлай, - скомандовал Лайэллон.

— «И Волка нужно с собой взять. Хватит ему бока отлеживать», - заявила Дэйли.

— Решено. А теперь ужинать. У меня после беседы с этим прохвостом аппетит разыгрался, - подвел итог Повелитель.

— И жажда мучит, - поддержал деда Ларри.


Глава 23. Как Ларри стал кораблевладельцем.

Разгоралось розово-оранжевое утро. Желтый шар солнца начал карабкаться на небосклон, становясь все светлее и светлее, обещая очередной знойный день. Король устроился в тени на корме и беседовал с капитаном. Миури лежали в теньке на палубе. Ларри и Теодорих уселись в тени от паруса и проводили эксперимент. Все ждали завтрак. После перейдут на Кор Коэлай Не голодными же прыгать.

Раздался довольный возглас Ларри: - Отлично! Теперь наш Морской Бродяга посидит в уютненьком хрустальном дворце, - и отправил в пространственный карман засиявший в солнечных лучах Ловец Душ. Теодорих довольно потер ладошки и сказал: - Ты, свой артефакт проверил, а мне как быть?

— Тут резать некого. Все свои и все нужны, - предупредил его Ларри.

Раздался крик впередсмотрящего: - Парус! – потом уже чуть тише, - по форме парусов - это эльфийский лебедь. Кажется, тот же самый. Плывет к нам на большой скорости.

Ларри выругался и сказал: - Ну почему, когда надо – никого, а когда не надо – сплошные визитеры? Только к себе собрались.

— Мне кажется, до них дошло, что произошло с капитаном. И хотят либо отомстить, либо поторговаться, - задумчиво произнес Теодорих, – пошли к твоему деду.

К экспериментаторам подошел Лайэллон: - “Летящий по волнам”. Что делать будем?

— Драться и торговаться. Вернее, сначала поторгуемся. Я хочу корабль к рукам прибрать. Понравился он мне.

— Как же, ты, собираешься это сделать, не перебив команду, - спросил дед.

— У меня фэа их капитана. Верну под присягу. Сразу в драку они не полезут. Торговаться начнут.

“Летящий по волнам” подплыл ближе и предложил переговоры.

— Мы согласны, пусть высылают парламентеров, - скомандовал Лайэллон.

— Предлагают и нам выслать своих. Встретиться вон на том мелководье, - сказал капитан, – что отвечать?

— Отвечай, что согласны, - скомандовал Лайэллон.

От борта отчалила лодка с боцманом и двумя матросами. Их прикрыли Щитом для верности. Они вернулись очень быстро, и боцман сказал: - Предлагают бой. Один наш боец, против одного их. Чтобы “наш корабль не дырявить”, как выразился пиратский парламентер. Сказали людей, орков и гномов не высылать. Только эльфа. Бой без магии. Только оружие.

— Будет им эльф, - хмыкнул Ларри. Увидел, что один из матросов-гномов потянулся за секирой, – Бран, положи назад. Это не твой бой.

Ларри одел гномью кольчугу двойного плетения и поверх нее пластины зеркальных доспехов, которые раскопали на Кор Коэлай. Свои не одевал. Узор королевского Рода слишком известен. Покрутил в руках Большой Клык. Из тех же соображений положил обратно. Пристегнул к поясу кинжал с волнистым лезвием и взял свою секиру. Скомандовал: - Я готов. Давайте лодку и гребцов.

— Передали, что только боец. Подплыть к мелководью. Они сделают тоже самое, – боцман вопросительно посмотрел на Ларри.

— Один, так один. Пошли.

Все высыпали на палубу. От “лебедя” отчалила лодка с одним пассажиром. Подплыла к широкой и длинной песчаной косе. Из нее выпрыгнул рослый широкоплечий эльф до самых глаз закованный в броню. Лодку вытянул на отмель. Эльф прошел несколько шагов и остановился. Был отлив и воды под ногами не было. Только мокрый песок. Оперся на меч и наблюдал, как подплыла лодка его противника. Из нее выпрыгнул воин. Взмахнул рукой и лодка, пролетев немного, плюхнулась на песок. Противник эльфа шел по мелководью. Гномья мифриловая кольчуга, защитные пластины из неизвестного металла отражали все вокруг, как зеркало. В руках у воина была секира, тоже явно сделанная гномами. Лезвие было серебристым, а режущая кромка – белой. Белая бронза, легендарный сплав Первородных. На гномьей секире? Эльф задумался. Шедший к

нему был рослым и широкоплечим. Но, не орк. Ниже ростом и не такой массивный. Легкая скользящая походка эльфа. Но,

секира! И держит ее на редкость уверенно. Человек? Но, движения! Так держат секиры гномы! Эльф запутался. Луч

солнца отразился от шлема противника и ударил ему в глаза. Эльф психанул: «А чтоб, тебя! Как с этим зеркалом сражаться? И, что это за шлем? Не гномий, не людской. Вроде бы на эльфийский похож, но слишком закрытый для эльфийского». Воин растерялся и в душевных метаниях и догадках пропустил момент, когда его противник подошел почти вплотную, взял наперевес секиру и предложил на эльфероне без малейшего акцента: - Ну, что? Разомнемся или так и будешь “зайчиков” глазами ловить?

Эльф сделал выпад. Меч у него был длинным. Типичный эльфийский полутораручник с узким лезвием. Ларри крутнул секирой и отбил выпад. Вдруг резко выбросил ее вперед и острый длинный шип, бывший на верху топорища, пробил доспехи эльфа. Тот недоуменно уставился на дырку в собственном животе, потом перевел вопросительный взгляд на Ларри, выдернувшего секиру и не спешившего добивать, пробормотал: - Как?

— Что “как”? Это боевая секира гномов, сделанная под мой рост. А он у меня не маленький и руки длинные. Так что, я выиграл. Иди обратно, пусть лекарь подлатает. Передай, я предлагаю обмен. Возврат фэа капитана в обмен на клятву служить мне. Я беру себе ваш корабль.

— Ты - не эльф! Вы, обманули! – заорал представитель пиратов.

— Как, не эльф? Воспользуйся магией и прощупай мою сущность, – предложил Ларри.

Эльф потянулся к противнику и четко ощутил его эльфийскую сущность, сосредоточился и почувствовал каплю своеобразной сущности гномов, людей и что-то еще, не поддающееся определению. Высоченный воин гномом не был явно. Человеком или орком тоже. Эльф опять зашел в тупик не удержался и сказал: - Ты, не чистокровный! Я чувствую гномью кровь! И людскую!

— Это кровь моего Побратима и прабабушки. Иди к своим и продолжим переговоры, – Ларри пошел к своей лодке. Увидел, что эльф морщась пытается стянуть с мелководья свою.

— Сядь в лодку, не напрягайся, ране повредишь, – взмахнул рукой, лодка чуть приподнялась, пролетела немного, плюхнулась на воду и поплыла, подгоняемая легким ветерком. Пираты поняли, что их воин ранен. Маг-воздушник все-таки вмешался и дальше лодкой управлял уже он. Лодки подплыли к кораблям, бойцам помогли подняться на палубы. Было видно, что вокруг эльфа забегали. Один из эльфов перешел на нос и начал плести Заклинание Дальнего Зрения. Лайэллон собрался выставить Защиту, но Ларри отрицательно мотнул головой, перемигнулся с Дэйлом. Что-то шепнул на ухо деду. Тот заржал и Дальнему Зрению эльфа предстал ряд стройных девок в развевающихся юбках. Девки дрыгали ногами и размахивали юбками под задорную быструю музыку, сверкая тем, что обычно демонстрируют только мужьям. Или любовникам, у кого они есть.

Лайэллон под хмельную голову показал внучку, как танцевали канкан в салуне на Диком Западе. Зрелище настолько захватило Ларри, что он не удержался от соблазна при случае его продемонстрировать. На корабле пиратов возникла суета и послышались громкие вопли. Эльф, похоже, решил передать иллюзией то, что увидит Дальним Зрением. Ну, пираты и посмотрели. Воодушевились и были готовы нанести визит соседям полным составом. Теодорих смотрел на представление раскрыв рот и в глазах у него плясали маленькие шкоры, близкие родственники наших чертиков. Ларри пихнул друга в бок и сказал, что это иллюзия и им, увы, ничего не светит. Матросы “Валькирии” тоже выглядели расстроенными. И они посмотрели.

Соседи надолго замолчали. На “Валькирии” решили пока поесть. Пираты никуда не отплывали. Совещались. В бой они тоже не рвались. Выглядывавшие в открытые порты жерла пушек служили надежным средством, охлаждавшим самые горячие головы.

Прямое руководство “Летящего по волнам” совещалось. На повестке дня стояло предложение Ларри. Команда, насмотревшаяся на пляшущих девок, выпала из действительности и горячо обсуждала увиденное. Эльфы, составлявшие прямое руководство, за свою долгую жизнь еще не на такое насмотрелись и к мелькавшим прелестям отнеслись спокойно. Их больше волновал извечный вопрос “Что делать?”. Второй помощник и боцман ратовали за то, чтобы принять предложение. Капитана искренне любили. Он не был самодуром и всегда делил добычу, по справедливости. К тому же, слухи о решении Владыки и гипотетическая виселица были весьма серьезными аргументами. Если парень предлагал вернуть фэа обратно в тело, то обладал незаурядными способностями и мог обеспечить им желаемую защиту. И деньги, судя по доспехам, у него были. Первый помощник доказывал, что они вольные пираты и не будут ни на кого работать. Воздушник буркнул, что он метит на место капитана и спор разгорелся с новой силой.

За это время на “Валькирии” пообедали и магически усиленный рев Лайэллона спугнул мирно покачивавшихся на волнах чаек. С истошными воплями они полетели подальше от странных кораблей.

— Эй, на “Летящем”! Вы, долго еще копаться будете? Принимайте наше предложение, и я гарантирую вам сохранность ваших драгоценных тел. За фэа и души сами будете договариваться.

С “лебедя” громыхнул ответ: - Пусть против нашего мага выйдет ваш маг. Только магический поединок. Без доспехов и оружия. Если он победит, мы переходим под ваш флаг. Кстати, а где он?

— Вот когда перейдете, тогда и увидите, - это уже Ларри выступил. И добавил: - Спускайте на воду вашего мага. Я иду.

С борта “Летящего” плавно спланировал стройный эльф с блестящими золотистыми волосами до самого зада. На нем была одежда из переливающегося эльфийского шелка и развивающийся за плечами алый атласный плащ. На фоне лазурной воды смотрелся он театрально, о чем и сообщил присутствующим Теодорих. И прокомментировал: - Как предводитель вампиров. Только клыков и трупной бледности не хватает, - Ларри заржал. Стянул сапоги, рубаху. Связал на орочий манер волосы. Вместо своих штанов натянул прямо на голое тело полотняные, матросские. Подкатил их до колена. Подумал и повязал вокруг головы красную бандану. Вынул свои серьги и прицепил большие золотые кольца. Лайэллон посоветовал ему еще и один глаз завязать. Ларри отказался, мешать будет. Подошел к борту, перелез через него и без всякой магии сиганул вниз. Плюхнулся в воду, подняв фонтан брызг и быстро поплыл в сторону отмели, над которой парил пиратский маг. Вышел из воды и,

совершенно по собачьи отряхнувшись, пошел к своему противнику. Эльф опешил. Сначала он подумал, что против него вы-

шел орк. Всмотрелся и икнул. По отмели к нему шел эльф. Вроде бы. Рослый и полуголый, рельефные мускулы поблескивали от воды. На ветру развивался длинный черный “хвост”. Босой, в одних полотняных матросских штанах на голое тело. В ушах болтались типичные пиратские серьги-кольца. И магическая Сила совершенно не чувствовалась. В отличии от физической. Красная бандана мешала рассмотреть уши.

Странный эльф подошел поближе и сказал на эльфероне: - Ты, чего это меня так двусмысленно разглядываешь? Даже и не думай!

Эльф сначала не понял, а когда дошло, взвыл и швырнул в лицо охальнику мощный смерч, поднявший столб воды и песка. Орк, как обозвал про себя противника маг, взмахнул рукой, и вся поднятая масса воды и песка плавно протанцевав по воде, обрушилась на палубу “Летящего”, вызвав взрыв виртуозной ругани.

Потом орк прищурился, и на голову разодетого мага вылилось неизвестно откуда взявшееся полное ведро холодной морской воды. Тот даже остановить его не смог. Так и стоял мокрый с ног до головы под ржание матросов “Валькирии”. Его парадный вид обратился против него самого. Психанул и бросил на противника огромную волну, окатившую его с ног до головы. Тот отфыркался и крикнул: - Хорошо-то, как! Водичка прохладненькая! Повторишь?

Маг зашипел. Сам себя опозорил. Ну и как, спрашивается, вода могла повредить полуголому мокрому парню?

Ларри отфыркался, сосредоточился и вот, на все Восточное Море загрохотала задорная ритмичная музыка, а мокрый маг подхватил подол своего шикарного одеяния и заскакал на отмели резво вскидывая ноги.

Рядом материализовались две девки в развевающихся юбках и без нижнего белья. Трио лихо заплясало под улюлюканье и хлопки матросов обеих кораблей.

Маг почувствовал панику. Противиться Ментальному давлению своего противника он не мог. Совсем. Мог только плясать, размахивая мокрым подолом и высоко вскидывая ноги в такт музыке. Заодно думая о том, чем ему это светит в дальнейшем. Хоть топись теперь.

Ларри увидел, что эльф уже выдыхается. Канкан был ему явно не по зу-бам. Музыка стихла девки исчезли и на отмели остались стоять два мага. Ларри уже подсох и почувствовал, что поджаривается. Поднял очередную волну и окатил себя водой. Отфыркался и взглянул на своего противника, на которого опять вылилось энное количество холодной морской воды.

— Эй, танцор, принимаешь мое предложение? Или так и будем матросов развлекать? – Ларри упер кулаки в бедра, и стоял по щиколотку в воде. Ветер поменялся, и вода потихоньку затапливала отмель.

Маг обозлился. Его противник был неприлично молод. Да еще и издевался. Эльф собрал в кучу всю свою Силу и направил на противника воздушный “кулак”. Ларри отразить его не успевал, а потому просто выставил вперед левую руку и перекачал дармовую Силу в свою корону. Воздушник обалдело на него уставился. Мальчишка попросту взял чужую Силу. Протянул руку и взял. Попытался пощупать парня и неожиданно ему это позволили. Ларри еще и запас короны подбавил. Эльфа затрясло. Против него стоял не просто маг-воздушник. Он схватился с самим Повелителем Душ. Так вот, кто забрал фэа капитана. Поэтому парень и разговаривал таким тоном. Он мог вернуть фэа капитана или забрать их собственные. Магу резко подурнело, и он пробормотал: - Я должен поговорить с командой. Я не могу решать один.

— Иди, говори. Да не трясись, ты, так. Мне нужна опытная команда. И ваш “лебедь” мне понравился. Я видел их еще маль-

чишкой, когда гостил у дедушки с бабушкой в Сушеной Тарани и мечтаю покататься на таком корабле. Мое предложение остается в силе. Фэа капитана я верну сразу же, как вы присягнете мне на верность. Я, могу подчинить вас себе насильно. Могу попросту убить, а потом подчинить. Но, не хочу этого делать. Тупые рабы мне не нужны. Думайте. Времени вам до заката. Что надумаете, скажете. Начинается прилив и можно подплыть ближе, – Ларри развернулся, пересек отмель, бросился в воду и поплыл на свой корабль. Эльф побрел к своему, потом перешел на левитацию и подумал, как же нелепо он выглядит в своих длинных мокрых одеждах. Полуголый противник его и тут переиграл.

Красное солнце начало закатываться за горизонт, когда с “Летящего по волнам” просигналили: «Мы согласны на ваше предложение. Переходим к вам на службу в обмен на фэа нашего капитана и гарантию безопасности».

— Давно бы так! – рявкнул Лайэллон, опять распугав устроившихся на ночлег чаек, – ложитесь на другой галс. (Эльф успел поднахвататься терминологии). Причаливаем к берегу на западе. За ночь, как раз доплывем и до завтрака примите присягу. От себя обещаю очень большой бочонок “Мечты пирата”. За знакомство.

— А почему там? – спросил первый помощник. Команда, услышав словосочетание «большой бочонок “Мечты пирата”», уже морально была готова к присяге.

— Вот когда причалите, тогда и узнаете. Никакого подвоха нет. Мы будем плыть рядом с вами, - ответил Лайэллон.

За ночь как раз не спеша доплыли. Умытое солнце осветило два корабля, ставшие на якорь неподалеку от западного берега Кор Коэлай.

Спустили лодки и обе команды благополучно высадились на золотистом песке. К востоку от места высадки маячил небольшой лесок, в тень которого и перебрались. Матросы косились друг на друга. Ларри перемигнулся с дедом и вот уже матросы почувствовали явную симпатию к своим соседям. Ирв и старший помощник пригласили двоих пиратов на охоту. С ними пошли и миури, благополучно выгнавшие на охотников оленей. Один из пиратов не удержался. Подошел к Дэйли и сказал:

— Собачка, можно тебя погладить? Ты, мне задницу не оторвешь?

— «Нужна мне твоя просоленная жопа. Я лучше оленины поем», - “отбрила” его Дэйли. Пират впал в ступор и сел на эту самую жопу. Ирв поржал и объяснил, что это миури. Пираты хлопали глазами. Дэйл вздохнул и ввел их в курс дела. Первый пират все-таки подошел к Дэйли и погладил ее со словами: - Тогда, ты, меня точно не укусишь.

Дэйли хмыкнула и тут же ответила на вызов Ларри. Сказала, что они с добычей, пусть оба кока морально подготовятся.

— Вы, даже магией обладаете? – удивился второй пират. Дэйл притормозил. К нему начали скатываться камни. Через несколько минут голем взвалил на плечи две оленьих туши и потопал к лагерю. Оставшихся двух оленей несли матросы. Появление голема взволновало пиратов-эльфов, а когда они увидели, что ими управляет громадный черно-белый пес, впали в ступор. Потом опомнились и приняли невозмутимый вид. Теодорих хмыкнул. Ларри долгим взглядом смотрел на его обсидиановый нож. Некромант это заметил и удивленно поднял одну бровь.

— Ты, нож опробовать хотел. Давай его в обряде “Клятва крови” обкатем. Я в “Повелителе Душ” такой вычитал. Там приписка, что дает полную гарантию верности. Слушай, как это выглядит.

Лайэллон тоже навострил уши. Он уже давно перестал дергаться от странной магии Ларри и Теодориха. Даже оценил ее полезность в некоторых ситуациях. Вслушался и сказал: - Ларри, пробуйте. Действительно, с гарантией. Я себе тоже запишу. Пригодится. Только вода нужна. Вы же, не будете у них всю кровь с вен выцеживать.

— Дед, а ты можешь нащупать источник с холодной вкусной водой?

Лайэллон сосредоточился потом скомандовал: – Берите пустой бочонок и пошли. Это дело никому передоверять нельзя, – затрещала ткань пространства, и все вышли возле небольшого озера, в которое впадал красивейший водопад. Подставили бочонок под кристально чистые струи. Вдруг на Ларри сон навалился. Он увидел, как на эту полянку сел белый дракон. С него спрыгнула красавица-эльфийка. Закружилась в танце на полянке. Потом разделась и нырнула в озеро. Дракон, вернее драконица вошла следом и поплыла рядом по-лебединому изогнув длинную шею. Вдруг в кустах наметилось шевеление. Из них выскочил тщедушный эльф. Быстро пошарил в вещах девушки. Послышалась ругань. Фигура дрища, как сказала бы Шанталь, окуталась зеленым маревом и исчезла. Ларри очнулся. На него обалдело смотрели дед и Теодорих. Парень им все продемонстрировал.

— Жениться тебе надо или, хотя бы, постоянную даму заиметь. А то, голые эльфийки уже мерещатся, - пробурчал Лайэллон, – пошли назад, там уже народ заждался.

Когда вывалились из портала с бочкой в руках, Теодорих сказал: - Мне кажется, он не зря это увидел. Событие имеет к вам какое-то отношение.

— Я сам об этом уже подумал. Зеленое марево – это открытый через переходник портал. И что этот дрищ искал? Он явно не девушкой любовался. Что-то спереть хотел, - Ларри задумчиво почесал затылок, – я в этот момент как раз и думал о переходниках, и где их искать.

Капитан “Валькирии” доложил, что все готово. Туши крутятся на вертелах. Кок принес начищенный до зеркального блеска небольшой котел. Сколотили стол-алтарь и накрыли черной тканью. Теодорих поставил на стол котел. Рядом положил свой черный обсидиановый нож. Его все равно не украдут. Только руки себе разрежут. По совету Ларри некромант подчинил себе его сущность. Ларри сказал, что он напрямую вложит слова клятвы в головы матросам. Сначала подчинит себе команду. А эльфы принесут клятву вместе с ожившим капитаном.

Команда “Валькирии” собралась в теньке. Посмотреть обряд. И за оленями тоже. Кок пиратов участвовал в обряде и его обязанности взял на себя боцман “Валькирии”. Он старался держаться подальше от Дэйла. Лайэллон дал отмашку начинать. Сам он и Ларри стояли в тени. Проводил обряд Теодорих, которого никто не знал, а вот руководил всем Ларри. Стальной Волк был тут же. Сидел между миури, чтобы внимания не привлекать. Поскольку проводился обряд “Клятвы крови”

он, как родоначальник, обязан был тоже принять присягу команды.

Теодорих дал котел двум матросам-гномам. Они шли рядом с ним. За ними шел маг-целитель. Порезы лечить. Ларри вну-

шил матросам, что они должны сделать надрез на запястье и накапать в котел своей крови. Через полчаса все было готово. Теодорих аж светился. Надрезы он делал своим новым ножом и был просто счастлив. Опробовал приобретение. Наконец. Ларри вложил напрямую текст прямо в головы. Эльфы навострили уши. Текст был на староэльфийском. Такого они еще не слышали. В переводе вышло примерно следующее: «Я - такой-то, клянусь верно служить Хагрилару из Рода Стального Волка. Порукой моей верности станет моя кровь». Произнеся эти слова нужно было сделать глоток из котла. Кровь сама найдет своего хозяина. Непостижимым образом количество жидкости в котле строго совпало с количеством матросов.

Теперь “Клятву крови” должно было принести “руководство”. Матросы быстренько принесли ящик с телом капитана.

— Как вампир в любимом гробу, - прокомментировал Теодорих.

Ларри вынул из пространственного кармана Ловец Душ и подошел к телу. Эльфы с “Летящего” сначала подошли поближе, но увидев хрустальную сферу, попятились. Ларри присел около тела и забормотал заклинания. Ловец Душ засверкал всеми гранями, одна из них истончилась и из нее появилась фэа капитана. Ларри прочел формулу совмещения. Фэа наплыла на тело и вот капитан вздохнул раз, другой и оглушительно чихнул.

— Эй, вытяните его отсюда. Простынет, ведь, - скомандовал Ларри и отошел к столу с котлом. Матросы подхватили на руки капитана. Все старались прикоснуться к нему. Гэрстиндера явно любили. Капитан прочихался, проморгался. Его ввели в курс дела. Капитан, поддерживаемый под локотки, выпрямился и встретился глазами с Ларри.

— Так вот, с кем довелось схлестнуться. Повелитель Душ. Хоть не стыдно проиграть.

— Тебя никто и не стыдит. Ты, должен принести “Клятву крови” на верность. Если не ради себя, то ради них. Я бы, на твоем месте, не позорился, - сказал Ларри.

— Я, согласен, но в обмен требую от тебя “Клятву Господина”. Ты, обязан дать нам всем защиту.

— Я, дам такую клятву. И я, могу обеспечить вам защиту.

— А, от керров Владыки? – послышался громкий выкрик.

— И от керров, и от Владыки. На моей службе никто вас не посмеет тронуть. И подчиняться, вы будете, только капитану и мне, - матросы загудели. Такая защита дорогого стоит.

Теперь клятву приносили эльфы во главе с капитаном. Первая часть обряда была та же. А вот, сама клятва. Текст Ларри им в голову не вкладывал. Сказал, что вы - эльфы и в состоянии повторить за ним сами. Имена потребовал истинные, клички тут не работали. И с большим удивлением узнал имя капитана. Им оказался дядя его друга Кана Кэлон из Рода Воинов Воздуха. Правда, племянника он уже лет семь не видел и был рад поговорить с ним через кольцо. Но, это было потом. А сейчас все сделали глоток из котла и начали повторять за Ларри текст клятвы. Самое интересное их ждало в конце. Клятва звучала так: «Клянусь кровью своего Рода верно служить Хагрилару из Рода Стального Волка, и принимаю его защиту и покровительство». Когда зазвучали названия Высоких эльфийских Родов Фэриленда у Лайэллона резко взлетела вверх левая бровь. Едва отзвучали слова клятвы, вперед вышел первый помощник капитана и заявил: - Эта Клятва не имеет силы. Клятва Крови приносится только на земле принимающего Рода.

Тут же рядом с Ларри стали Лайэллон и громадный стальной монстр с горящими белым огнем глазами. На головах деда и внука засверкали короны. Льдистая и непроницаемо черная. Стальной Волк вышел вперед и рявкнул: - Вы, находитесь сейчас на земле моего Рода! Это – Кор Коэлай – Легендарная Земля Волка. Так что, от клятвы вы, не отвертитесь.

Все притихли, включая капитана. Пираты постарались смешаться с матросами “Валькирии”, которые явно не боялись своих нанимателей.

Эльфы же, все склонились в церемонном поклоне, приложив правую руку к сердцу. Капитан сказал: - “Клятва крови” Преемнику Повелителя Фэриленда. Это честь для меня. Вы, действительно, можете приказывать Владыке.

Пираты обалдело молчали. Их нанимателем оказался Преемник Повелителя. А это, большая честь. И полная амнистия. Боцман взглянул на корабли, потом еще раз. На “Валькирии” подняли флаг. Стоящий на фоне крепостных стен Стальной Волк. Под его лапами развивался вымпел с переливающимися словами девиза: “Сила и Честь”.

После обряда был пир. Олени все-таки прожарились. Костер, за который забыли, потух. Кок пиратов выдрал из своей спутанной бороды клок волос. Только поступили на службу и сразу облажались. Увидел, что кок “Валькирии” ему подмигнул, отрезал громадный кусок мяса от еще неразделанной туши и подошел к медно-красной миури. О чем-то с ней пошептался. Положил кусок на большую миску и обложил, взятым из капитанского ящика, льдом. Миури фыркнула, но пошла с ним. Подошла к тушам, поднялась на задние лапы, вытянула вперед передние и оленей накрыла волна жара. Не огня, а именно жара, как в печке. Туши начали на глазах подрумяниваться. Кок махнул рукой. Жар исчез. Длинным ножом потыкал туши и довольно прижмурился. Поклонился миури и с довольным видом начал разделывать поджарившиеся туши. Кок пиратов подошел к коллеге и узнал, что им помогла Боевой Маг Огня. Оглянулся. Миури потеснилась. Рядом с ней улегся огромный черный и оба с довольным урчанием аккуратно ели.

Пожаренное мясо было разложено на тарелки, алтарь превратили в столик капитанов и начался пир. Пока Дэйли жарила туши, охладился ром. Ирв бочки успел к ней подкатить. Разлили по емкостям разного вида и размера. На капитанском столике стояли бокалы. Стальной Волк встряхнулся и, уже в пушистом виде, сидя рядом с Лайэллоном, не преминул продегустировать “Мечту Пирата”, крякнул и выдал: - Крепкая, зараза. Аж до хвоста пробрало. - Пиратское руководство сдавленно хихикнуло. Никак не привыкнут. Гэрстиндер подумал, что он теперь не презренный пират, а капитан на службе у Преемника Повелителя. Может заявиться домой с высоко поднятой головой, и его принципиальный отец не сможет ничего ему сказать. Остальных, похоже, посетили те же самые мысли. Пиратская вольница – это романтично, но жить и есть каждый день, тоже хочется. Да и положение изгоев начинало тяготить. Капитан, узнав, что Ларри друг его племянника, расспрашивал об учебе в Академии. Парень представил Теодориха, упомянув, что он завкафедрой этой самой Академии. Эльфы, услышав, что он,

Магистр Некромантии слегка задергались. Первый помощник покосился на Ларри. Бояться некроманта сидя рядом с Повелителем Душ было, как-то несерьезно. К тому же, парень оказался веселым, с хорошо подвешенным языком и явно некрово-

жадным. Он мог легко убить и воина, и мага. Да и весь корабль на дно отправить. Однако, спас их от петли и капитана вернул. Команда высокими материями не заморачивалась. Достаточно было того, что виселица им теперь не грозит. А деньги… Не такая уж и большая добыча им доставалась, если смотреть правде в глаза.


Глава 24. Боевые испытания пиратов.

За ночь все основательно протрезвели, и Лайэллон приказал поворачивать к Волчьему Логову. Ларри, в компании Дэйла, исполнил свою мечту и поднялся на борт пиратского “лебедя”. Силуэтом он и напоминал этого самого лебедя, к тому же имел носовое украшение в виде лебединой головы. Окрашенный в белый цвет, с такими же белоснежными парусами, корабль сразу заявлял о своем эльфийском происхождении.

Дэйл обошел его весь, сопровождаемый словоохотливым боцманом. Своими вопросами, показывавшими большие познания миури в кораблестроении, завоевал его горячую симпатию. На закономерный вопрос, откуда он все знает, Дэйл честно ответил, что из книг, принесенных из другого мира. К тому же, он владелец “Валькирии” и участвовал в ее строительстве. Боцман спросил, где строили. Миури назвал Корабельное Подгорье, добавив, что оно основано всего четыре года назад, и это первый корабль. Потом Дэйл нанес на корпус “Бегущего” Руны Левитации и устроил ходовые испытания. Приказал убрать паруса и тщательно их закрепить. Гэрстиндер с недоумением наблюдал за миури и своим боцманом. Вот Дэйл стал посреди палубы, наклонил голову, на его шее заблестел угольно-черный ошейник, ощутив который маг-воздушник только икнул. Вдруг “Летящий” чуть качнулся, приподнялся над водой. Дэйл скомандовал: - «Прямо руль». Кивнул рулевому

и в ту же секунду корабль, со скоростью выпущенной стрелы, рванул вперед.

Он мчался, пренебрегая направлением ветра, течениями и силой притяжения. Матросы вцепились, кто во что, и с круглыми глазами наблюдали за стремительно мелькавшими волнами. Дэйл что-то прорычал на кхуздуле, корабль заложил крутой вираж и понесся к видневшейся вдалеке бригантине.

— А почему, ты, говоришь на кхуздуле? – боцман вопросительно посмотрел на миури.

— «Потому, что я – воплощение гнома Скарвальда и ныне живущий Крушитель Гор».

Услышав это заявление, невысокий кряжистый моряк с густой курчавой бородой, поклонился Дэйлу и сказал: - Мой дед – гном. Когда я был маленький, он рассказывал мне легенды о мастерстве и магии Крушителя Гор. Я, честно говоря, когда стал старше, решил, что это гномьи сказки. Вот только сейчас убедился в правдивости дедушкиных историй.

Миури вильнул хвостом и кивнул. Опустил “лебедя” на воду и передал управление капитану сказав: - «Теперь, в случае необходимости, “Летящий” тоже можно левитировать». - К ним подошел второй помощник и обратился к Дэйлу: - Господин миури, когда мы драпали от экрну, я видел, как “Краб” Толстого Бена выпрыгнул из воды и понесся по воздуху, спасаясь от щупалец. Кто-то еще владеет такими способностями.

— Это не способности, а Рунная Формула и закачанная Сила. И я, догадываюсь, чьих это рук дело, - Ларри посмотрел на Дэйла и мысленно добавил, - «не иначе Шанталь прибрала к рукам этого “Краба”». Дэйл кивнул и сказал: - «Господин, вы можете показать, как выглядел этот корабль?»

Эльф сосредоточился и перед компанией возникла уменьшенная копия пузатой и неказистой шхуны.

— «Это ее Дэйли видела во сне. Шанталь предводительствует пиратами, и явно жива и здорова» - передал Дэйл.

— «Исследует земли Рода. Сейчас перескажу все деду. Возвращаемся к Логову и прыгаем в Андунэлен. Переходники нам все равно нужны», - так же ответил ему Побратим.

Ларри все рассказал Лайэллону и тот скомандовал, чтобы Дэйл и Ларри возвращались назад. В этот момент раздался синхронный вопль впередсмотрящих: - Парус! - с “Валькирии” донеслись команды. Бригантина готовилась к бою. Дэйли связалась с Дэйлом и передала, что впереди флот ханьцев и они требуют остановиться и плыть к ним.

— С поклонами, - сказал Ларри, а Дэйли фыркнула. Подошел Гэрстиндер. Ларри все ему пересказал и рассказал о стычке с Золотым Мальчиком и объявлении войны Роду Стального Волка. Капитан от души выругался и пошел на мостик. Командовать боем.

Лайэллон передал, что они снова воспользуются пушками. Задачей “Летящего” было проследить, чтобы “Валькирию” не взяли в кольцо. Кораблей у ханьцев было пять. Капитан передал управление первому помощнику, подошел к Ларри и сказал: - Предлагаю ментальную атаку. Я, все-таки, пущу вход то заклинание.

Ларри пощупал его и хмыкнул: - А, ты, силен. Любого другого на колени бы поставил. Давай распределим корабли. Дед поворачивается бортом и займется теми двумя, что прямо по курсу. Мы возьмем крайние. Твою мать! Драконы! – Ларри срочно направил Силу в Кольцо Связи. Изя отозвался сразу.

— Бросай свои лавочки. Открываю портал. Красные драконы и одуревшие ханьцы, мать их!

— Опять Вэйдун?! Ему что, одних обосраных штанов мало? Иду, давно не разминался, только броню одену, - сразу согласился Изя.

— Это кто? – спросил Гэрстиндер.

— Личный дракон деда. Обеспечит нам огневую поддержку. Жаль Шани нет.

Кольцо снова засветилось: - Этот засранец поднял боевых драконов. Вызывай Изю.

— Уже. Одевает броню. Мы возьмем их на себя. Гэрстиндер и Дэйл тут сами управятся. Они присмотрят за боковыми, которые на линию выстрела не попадают.

Затрещало пространство и на палубу опустился дракон в броне и с упряжью на спине. На его груди сверкала бляха с мифриловой головой белого дракона. Пираты присели. Ларри тем временем прыгнул в седло, прикрепил ремни и выдернул из пространственного кармана короткий черный Жезл.

— Я, пошел. На, возьми. Просто представляешь мою физиономию и вкладываешь Силу, - в руки капитана полетело блестящее кольцо. Дракон порхнул на перила, корабль качнуло на бок, но в ту же секунду Изя расправил крылья и взмыл в небо. В их сторону метнулись два всадника. Изя подпустил их поближе, он, будучи гораздо крупнее, пламя изрыгал дальше и, не дожидаясь визитеров, выпустил струю огня в правого дракона. Тот заверещал и метнулся в воду. Ларри вскинул Жезл и второго всадника срезал белый луч. В воду, что-то шлепнулось. Его дракон выпустил струю огня, но Ларри перенаправил ее на один из кораблей ханьцев, оказавшийся прямо под ними. Тот сразу вспыхнул.

На палубу “Валькирии” попал горящий шар, выпущенный из катапульты. К нему метнулась Дэйли. Взрыкнула и пламя почти сразу потухло. Коротко рявкнули пушки. Канониры Шанталь не зря сытно ели, вкусно пили и услаждали свой слух виртуозной бранью Айры. Залп “Валькирии” разнес борт одного корабля и снес мачту второму. Бригантина сразу начала разворот. Осталось еще три дракона, два целых корабля и один, в общем-то, боеспособный.

Драконы атаковали все сразу. Изя сжег ближайшего вместе с всадником, никак не отреагировав на пламя второго дракона (Защитный Щит стоял) и на стрелы всадника (гномья сталь, все-таки, на броне). Ларри срезал этого второго всадника Жезлом и подранил дракона. А третьего… Одновременно с выдохом Изи грохнул выстрел. “Кольт” не подвел и третий ханец с простреленной головой свалился в воду. Дракон успел увернуться.

На “Летящем” тоже не спали. Дэйл перевел корабль на левитацию и через несколько минут пираты показали, чего они стоят. Подняли свой флаг и с воем пошли на абордаж. Ханьцы, не ожидавшие, что враги так быстро окажутся возле них, растерялись и потеряли несколько драгоценных минут. Их хватило, чтобы пираты перебросили абордажные крюки. Стукнули борта, и они растеклись по палубе. Тут-то пираты и отвели душу.

Паруса на кораблях резко обвисли. Это вступил в бой воздушник. Зная, что им ветер не нужен он перенаправил его в воздушный кулак, который смел с мостика в воду вражеского капитана и тех, кто оказался рядом. Оставшийся целым дракон снова выпустил пламя в Изю. Ларри перевел его в воду. Грохнуло нехило и рядом с уже поврежденным кораблем. Часть команды обожгло паром. Изя выпустил струю огня в красного дракона и тот, дымя и завывая, нырнул вслед за сородичами.

Флагман снова выстрелил зажигательной смесью, попавшей на паруса и обжегшей нескольких матросов. Дэйли сразу заурчала и взмахнула лапой, в которую все пламя и всосалось. Лайэллон сам спустился к канонирам. Прицельный залп разнес борт флагмана и на нем заметались и что-то заорали. На носу появилась блестящая фигура. Тем временем пираты, расправившись с командой ханьского корабля, слегка его “почистили”. Ларри сделал круг над ними и крикнул, что добыча их. За кораблем он присмотрит. Сейчас пусть разберутся вон с тем, подбитым.

Воодушевленные легкой победой пираты занялись тем кораблем, который Лайэллон не до конца добил. Там сопротивлялись ожесточеннее, но Ларри, зависнув сверху, просто подавил у ханьцев волю к сопротивлению.

“Валькирия” подплыла к флагману, и на его борт полетели абордажные крюки. Увидевшие, как легко справились с ханьцами пираты, матросы начали перескакивать на вражескую палубу. Ларри перелетел к ним и применил тот же прием. На палубу “Валькирии” поднялся Лайэллон. Матросы быстро повязали безвольных ханьцев и сложили штабелями. Ирв принес на плече тело в сверкающих доспехах. Ларри на Изе спустился на палубу бригантины. Спрыгнул с седла и подошел к деду. Дракон тоже стал рядом. Возле Дэйли стоял Стальной Волк. Ирв сгрузил тело на палубу. Подошел Теодорих и что-то бормотнул. Вэйдун, а это был он собственной персоной, как кукла уселся на зад и преданно на него уставился.

— Какого хрена?! – рявкнул Лайэллон, – уже тебе раз внушение сде-

лали. Отпустили дурака, пожале-ли. Что теперь с тобой делать, а? Ты, долго еще мне голову морочить будешь? А то, я, быстро твоего преемника править поставлю. Надоел, ты, мне уже. Кто на этот раз тебе голову заморочил?

— Дух покойного отца потребовал от меня подвигов на море. У меня сильный флот, - как марионетка отрапортовал Вэйдун.

— Зато голова дурная. И где твой флот теперь? Я забираю себе целые корабли, а за тебя и оставшихся в живых потребую большой выкуп. Может быть, хоть потеря золота заставит тебя поумнеть, если разговоры не помогают.

Золотого мальчика связали и уложили в теньке на палубе. Флагман и два корабля, которые еле-

еле держались на плаву, подогна-

ли к берегу ханьцев. Их команды, в одурманенном состоянии, высадили на берег. В голову самого разодетого вельможи вложили мысль, что они должны добраться во дворец и, если хотят увидеть живым своего императора, то пусть в кратчайший срок принесут выкуп в Волчье Логово.

Команды “Валькирии” и “Летящего” чуть иначе распределили, чтобы было кому управлять захваченными кораблями. Волк и Изя перешли в Волчье Логово и открыли портал. Воздушник пиратов погнал в него все захваченные корабли. Ларри и Лайэллон, стоявшие на корме летевших по воздуху последними кораблей, поддержали открытый портал. Обалдевшие пираты, ежась от свежего ветра, крутили головами разглядывая высоченные и отвесные Волчьи Скалы. Со смотровой площадки донесся окрик дозорных. Ларри усилил голос и крикнул: - Свои!

Дозорным помахали и поплыли к причалу. Там уже вовсю суетились, готовясь принять дырявые и потрепанные в бою корабли.

С кораблей ханьцев сгрузили на берег все ценное и капитаны обоих кораблей распределили добычу между командами. Лайэллон и Ларри только рукой махнули. Миури сказали, что им эта мелочь не нужна. Матросы были просто счастливы.

Команду пиратов устроили в казармах, а капитана и его помощников Ларри пригласил в крепость. Все-таки они принадлежали к Родам, бывшим почти ровней королевскому. Вэйдуна устроили в самой комфортабельной камере замковой тюрьмы. Надо же было ее наконец-то опробовать.

Лайэллон перешел в Аркоресс. Порядок наводить. Ларри уселся за стол Шанталь. Взял несколько бумажек. К нему подошел молодой гоблин Риквик. Представился и сообщил, что он теперь секретарь, библиотекарь и архивариус в Волчьем Логове. Его прислал Хранитель Хагир. Он еще не видел свою госпожу, но есть несколько бумаг на подпись. Ларри связался с отцом, открыл портал и в кабинет вошел Хагир. Обнялся с сыном. Риквик удостоверился, что Ларри тот, за кого себя выдает и документы были подписаны. Хагир сказал, что у Верховного Хранителя должна быть своя печать. Ларри задумался о том, что он - Преемник Повелителя. Будет не раз подписывать важные документы и печать ему тоже не помешает. Перешедший в Каос Дэйл, озадачил Аурику. Она обещала подумать. Дэйли и Волк тоже были в Каосе. За детьми соскучились.

Прибежал слуга и сказал, что все уже в Обеденном Зале, включая Изю. Ларри отца назад не отпустил. Все познакомились, обед плавно перетек в ужин. Появился Лайэллон, пришли с докладами Джек и Гуннар. Им сказали, что Шанталь на задании и вместо нее, Ларри. Перешли в Гостевой Зал. Дед и внук взяли в руки гитары. Эльфы Гэрстиндера были очарованы звучанием инструментов. Джек и Гуннар, знавшие репертуар, заказывали песни. Ларри начал наигрывать мелодию с четким, быстрым, рваным ритмом. Лайэллон подстроился. Спросил слова. Ларри признался, что мелодия сама родилась в его голове, а вот слова придумать не смог. Гэрстиндер кашлянул, и сказал, что он балуется иногда. У него есть готовая баллада. Музыка Ларри подойдет. Попробовали и сами не ожидали, что так шикарно получится. Назвали “Морской бродяга”. Эльфы запомнили мелодию, но эльфийская арфа такой четкий, рваный ритм выдать не могла, хотя пытались. Лайэллон хмыкнул и взял на своей гитаре несколько аккордов, заставивших гостей скрипнуть зубами от зависти.

Посидели хорошо. В Андунэлен перейдут завтра или послезавтра. Пусть миури со щенками побудут. Заодно головы прояснятся.


Глава 25. Новые знания Ларри.

Перешли аж на третий день. Все взяли своих химер. Шкор поверг в душевный трепет пиратов. Эльфы сделали непроницаемый лица, но чувствовалось, что их тоже проняло. Портал открыл Ларри. Лайэллон помнил прошлый промах и не захотел позориться. Ничего не вышло. Вывалились рядом с Подгорьем Зеркального Зала. Зашли в гости к Хорсе.

Гномы уже навели относительный порядок. Используя созданные Дэйлом накопители, сделали пробную плавку. Лайэллон покрутил в руках маленький зеркальный слиток и вернул его Хорсе со словами: - Я понял, что вы хотите меня отблагодарить. Пусть пока будет у вас. Когда возникнет нужда, я о вас не забуду.

Гномы заверили Повелителя, что для него всегда все будет. Рассказали, что оставшихся более мелких глубинных змеев переловили и с удовольствием слопали. Ударную группу провели через горы кратчайшим путем и показали направление на Аркоресс. Сказали, чтобы ориентировались на закатное солнце.

Лайэллон и Ларри неспешно ехали на химерах. Миури в своих трусили рядом. Солнце перевалило через горы и подсвечивало Лес Великанов, который при таком освещении казался сказочным.

— Кажется, что сейчас из леса вылетит золотой дракон с принцессой на спине или выпорхнет стайка фей с блестящими и прозрачными крылышками, - выдал Ларри. Лайэллон покосившись на него спросил: - И где, ты, такого набрался?

— Когда мы были совсем маленькими, мамы читали нам перед сном сказки, - сообщил дедушке внучок.

— М-да. Учитывая, что ты, принц и фей в одном флаконе звучит немного странно, - хмыкнул дедуля.

— А почему фей? – спросил Ларри.

— У народов Земли есть сказки и легенды о маленьком волшебном народе. Его феями называют. Некоторые исследователи их к нам подвязывают. Как-то слушал рассуждения одного такого об феях и эльфах. Даже смешно было. Наполнил водой котелок. Этот тип впал в ступор и долго думал, откуда она там взялась. Кстати. Как там поживают наши феи? Лилуэль поправилась? – вспомнил Лайэллон.

— С ними все в порядке. Они прижились у гномов. Волки живут с миури. Сильфы даже охотиться помогают. Охотно возятся с детишками гномов и щенками миури. А вот Силой большой не обладают. Мика говорит, что у них есть легенда о том, что много поколений назад над их лесом засияла белая звезда. После этого у них стали рождаться маленькие дети, почти не владеющие волшебством и не очень долго живущие. А у гномов стали рождаться в основном девочки, - ответил Ларри.

— Ты, хочешь сказать, что это потомки той партии эльфов, что прибыла с Тимериса?! Но, что тут могло произойти такого, чтобы рослые эльфы превратились в карликов, а у гномов одни бабы стали рождаться? И зверье здесь странное. А йорги…

Получается, их не Черный Рыцарь перевоплотил. Гэрхи тоже стали рождаться вот такими уродливыми карликами! – Лайэл-

лон выглядел весьма возбужденным.

— Тоже Война Магов? Но, что применили или нарушили, чтобы такое получилось? Вы, баланс Стихий нарушили, а тут что? – спросил Ларри.

— А тут была Битва Ментальных Магов. Уровня моего и твоего. Помнишь, ты, показывал уродцев Белого Безмолвия. Я подумал потом. Таэритрон обладал довольно большой Ментальной Силой. Мог забирать чужую Силу. И к тому же… Я пользовался Ментальной Боевой Магией. Пытался подчинить себе противника. Я же не знал, что это Силнаи. Я ударил по нему. Собрал всю Ментальную Силу, какая у меня была. Он или отбить смог, или артефакт какой-то имел. Я все удивлялся, что ты мне не показал. Когда мой удар достиг цели, вспыхнул белый свет. От него пошли расходящиеся круги, как от камня в воде и пропали. И ты, о таком говоришь. Только тут Силы больше вложили. Может быть артефакты или накопители какие-то использовали, - Лайэллон в задумчивости накрутил на кулак прядь своих длинных волос и подергал.

— А если лучи от двух Жезлов Смерти пересекутся. Что будет? – не унимался Ларри. Лайэллон посмотрел на внука и сказал:

— Мне кажется, что ничего хорошего. И переходники мне покоя не дают. Скорее всего, они могут накапливать не просто Силу. Они накапливают именно Ментальную Силу, чтобы осуществить переход. Вот крутится что-то в голове. Видимо, наши предки сами толком не знают. И почему-то в голове крутится имя Йаванна. Ни названия Рода, ни того, кто это. Как из глубин памяти выплывает.

— «Может быть это с техномиром связано?» - предположил Дэйл.

— Нет. Это как-то связано с нами, но как? И кто это? Ой! – Лайэллон в задумчивости сам себя довольно сильно дернул за волосы, потом перебросил их за спину.

— «А, ты, у Волка спроси. Дэйли, где твой муженек?» - спросил Дэйл.

— Здесь я, что такое? Поспать спокойно не дадут, - из ниоткуда возник Стальной Волк.

— «Мы, между прочим, в походе, если ты, забыл», - рыкнула на него Дэйли. Волк вздохнул и потрусил рядом.

— Волк, кто такая Йаванна? Вот крутится имя в голове. И все время ощущение, что имеет к нам какое-то отношение, - Лайэллон скосил глаза на основателя. Волк как-то запнулся, попал лапой между камнями, потерял равновесие и чуть не ткнулся мордой в камень. Дэйл плечо зятю подставил. Мифриловые лезвия заскрежетали о стальную шкуру. Тургана чуть качнуло.

— «Эй, любимый, что это с тобой? Ты, из-за вопроса деда так расстроился?» - Дэйли тронула Волка костистой лапой химеры.

— Йаванна – это та эльфийка, которая стала матерью первого мужчины моего Рода. Когда нашему сыну исполнился год, она куда-то исчезла, и я не мог ее найти. Не мог ощутить, как вас, хотя всегда делал это без проблем. А потом за меня взялись Высшие. Я здорово повздорил с ними, но они смогли замедлить меня и наложить свое заклятие. А нашего сына я увидел, когда ему было уже лет сорок. Он призвал меня. На мой вопрос, где его мать, он ответил, что она вернулась в Род своей матери и не желает меня видеть. Призвал он меня еще всего раз. Потом призвал аж правнук. Сказал, что прадед погиб в бою. Больше я ничего так и не узнал. Даже не узнал название Рода, к которому она принадлежала. Только имя ее матери и один раз она мельком упомянула отца. Мои потомки со мной не разговаривали и Ларри был первым, кто заговорил и попытался наладить отношения.

— Что, совсем ничего не знаешь? Никаких имен? – Лайэллон удивленно уставился на Волка. Сосредоточился. Минут пять ехал молча. Потом посмотрел на примолкшего Волка и спросил: - А кто такая Эовэн? Смуглая медноволосая красавица с глазами цвета старого янтаря. Рядом с ней высокий черноволосый мужчина с черными глазами и красивым, властным лицом.

— Это отец и мать Йаванны. Имени отца я не знаю. Знаю только, что он очень сильный маг и служил Разведчиком Миров при Повелителе Тимериса. Вместе с матерью Йаванны он никогда не жил, и она его видела только в виде иллюзии, - ответил Волк.

— Это от него у деда Дар Переходящего? – спросил у Демиурга Ларри.

— Вы, его от меня получили. Переходником он пользовался.

— А, ты, знаешь, как? – Лайэллон аж с седла свесился.

— Знаю, что существуют заклинания и умения управления. Никаких кнопок и ручек, как на вашем фонографе или механизмах гномов там нет. А вот в руках, тогда они еще у меня были, я его не держал. У Йаванны его не было. По законам Тимериса переходником могут владеть только члены семьи Повелителя или Разведчик Миров.

— Интересно, но мало что нам дает. Где искать переходники мы так и не узнали. Как попасть в Андунэлен – тоже. И что мы будем ужинать?

Ларри посмотрел на деда голодными глазами. Жаркое гномов уже успело перевариться. Лайэллон вздохнул и взглянул на Волка и миури. Дэйл рыкнул, Дэйли ругнулась, а Волк воспользовался моментом и ускользнул в подлесок. Лайэллон и Ларри слезли с химер и приготовились стрелять. Солнце перешло зенит, время близилось к вечеру. Где-то вдалеке трещал подлесок. Послышался жуткий вой волка. В голове Ларри матюкнулся Дэйл. Парень усмехнулся и почувствовал непреодолимое желание выйти за Грань. Четкий зов. Ларри поставил впереди себя Шкора, прикроет в случае чего, и вошел в густой, вязкий серый туман. Туман разошелся, и он увидел стройную красноволосую девушку.

— Ты?! – Ларри побежал к ней.

— Ну, я. И, что? Одна из нас должна была взять на себя Месть Крови, чтобы вторая смогла победить. Назад возвращаться некуда. Сразу говорю. И, ты, это … не говори никому.

Ларри почувствовал острую боль в груди и головокружение. «Как так могло случиться?! Что делать?! Как что? Ловец Душ!» Выхватил из пространственного кармана хрустальную сферу. Бормотнул и одна из граней, сверкнув, исчезла.

— Полезай. А я постараюсь найти тебе другое тело, - мелькнул язычок пламени. Грань сферы снова стала твердой и за ней замерцала оранжевая искорка. Ларри наклонился над ней и шепнул: – Я только сейчас понял, как люблю тебя, – искорка посветлела и засветилась ярко-желтым огоньком.

Ловец Душ отправился в пространственный карман, а Преемник вывалился из тумана и открыл глаза. В той стороне, где

засел дед затрещали ветки. Раздались два выстрела. Рев Мустанга, визг, хруст. Какая-то возня. Рык Стального Волка и рев Дэйла: - «Ларри, мать твою! Ты, заснул или опять песню сочиняешь?»

— Иду, иду, - выкрикнул он осипшим голосом и вытер рукавом подозрительно блестевшие глаза.

Оказывается, кроме крупного оленя, миури и Волк выгнали и двух ургхов. Ящерицам-переросткам перекусили шеи Мустанг и Дэйл, вспомнивший об их нежном и вкусном мясе.

Оленя разделали дед и внук, а миури и Волк наслаждались ургхами. Самые аппетитные куски оленины пожарили. Оставшееся мясо сложили в сумки на ужин. Лайэллон ничего не заметил, а Ларри промолчал. После ужина решили чуток передохнуть. Лайэллон, миури и Волк дремали. Ларри вспоминал происшедшее. Вдруг его накрыло мерцающее облако. Неудержимо клонило в сон. Уставший юноша задремал. Ему снились какие-то неясные образы, то ли алтарь, то ли жертвенник. Лежащий на полу совершен-

но седой эльф со все еще очень красивым ицом и непроницаемо-черными глазами под резко изогнутыми седыми бровями. Его лицо заливала мертвенная бледность. Бездонные гла-за встретились с глазами Ларри и в голове последнего завертелись какие-то образы, обрывки заклинаний, магические формулы. Вся эта круговерть потихоньку стихала и в голове начал восстанавливаться порядок.

Ларри с изумлением уз-навал уже известные ему из книги Повелителя Душ заклинания и умения и совершенно новые. Неизвестные ранее способы управления низшими и высшими сущностями. Способы возврата душ, допустимое время, формула возврата без выхода за Грань. Возможности и новые функции Ловца Душ. Создание и поиск астрального двойника. Заклинания и умения управления переходником! Перед глазами возник сказочный ледяной замок. На плечо Ларри сел

крупный ворон. Сверкнул глазом и наваждение кончилось, а Ларри в обалдении уселся на задницу.

На него все смотрели круглыми глазами. Первым отмер Лайэллон и спросил: - Ларри, и что это такое было?

— Кто бы мне это объяснил. Я задремал, на меня опустился сверкающий туман и в моей голове начали появляться такие знания, умения, заклинания и магические формулы о которых я даже представления не имел. Очень много информации по моему Дару. И, что самое странное, я теперь знаю, как управлять переходником. Лицо очень старого совершенно седого эльфа с черными глазами, видение ледяного дворца и черный ворон. Потом все устаканилось в моей голове, сон слетел, как

рукой сняло.

— Кто-то передал ему знания Повелителя Душ и Разведчика Миров. Но, кто? – Волк в задумчивости почесал лапой за ухом. Раздался противный скрежет металла по металлу. Все дружно сморщились.

— Дед, а ты знаешь, что для того, чтобы открыть портал при помощи переходника и точной карты нужно вот такое Заклинание Совмещения? Запишу-ка я его в Гримуар, для верности, – Ларри вынул из пространственного кармана толстую книгу и Самопишущее Перо. Дед сделал то же самое. Начал записывать заклинание под диктовку внука. Ларри поднял голову и сообщил: – Кстати, мне еще вот такое понравилось.

Остаток дня, вечер и часть ночи записывали новые заклинания. Миури тоже соблазнились кое-чем. Гримуары у них были свои. Волк просто воспользовался безупречной памятью Демиурга.

Когда солнечный диск почти скрылся за верхушками деревьев, Дэйл вынул из пространственного кармана компас. Гномы

сумели повторить изделие другого мира и называли его теперь только так. Гэрстиндер сказал, что заплатит сколько угодно за такой компактный и удобный. Миури потребовал карту с огоньком и уточнил на ней местоположение Андунэлена. Нанесен он был намного севернее. Искали бы долго. Когда скорректировали, то поняли, что завтра к полудню доберутся и решили заночевать здесь. Место было удобным. Открытая со всех сторон полянка с родничком.

Утром поели и поехали дальше, уже сверяясь с картой. Без происшествий выехали к первому дому. Его оплели вьющиеся растения, а растущее дерево пробило крышу и под действием дождя и ветра она почти совсем развалилась. Подъехали ближе. Ларри, обострившимся чутьем почуял неладное. Пробормотал заклинание из своего существенно пополнившегося арсенала. Из дома вылетела непонятная тварь и напала на Шкора. Химера-дракон щелкнул челюстями. Уши заложил истошный визг. Завоняло тухлятиной и тварь распалась на две половинки. Попав под косые лучи солнца, они зачадили вонючим жирным дымом и рассыпались. Дальше ехали уже более осторожно. Дома стали попадаться чаще. Некоторые стояли пустые, некоторые были явно обитаемы. Их объезжали, не тратя силы. Новое заклинание затвердили наизусть. Вовремя. Выехали на довольно широкую улицу. Даже несмотря на разросшуюся растительность по ней можно было ехать без особых проблем. Ветви деревьев-великанов смыкались в недосягаемой выси, образуя сплошной полог, через который солнце пробивалось редкими косыми лучами. Вокруг был разлит зеленоватый сумрак, но сыро не было. Пролететь по воздуху и приземлиться было бы невозможно. Только лавировать между деревьями.

Улицы начали пересекаться. Почти все они вели в одном направлении. Явно к центру города. Лайэллон на более компактном и маневренном Мустанге подъезжал к домам ближе, чем Ларри на громоздком Шкоре. Эльф отъехал чуть вперед, когда из стоящего почти рядом с ним дома вылетела рогатая и клыкастая тварь. Эльф успел сдать назад и выкрикнуть выученное заклинание. Тварь затормозила и завыла. Правда сдыхать не собиралась. В нее ударили лучи двух Жезлов, и она взорвалась облаком кровавых ошметков. Дальше ехали по центру улиц, благо они стали совсем широким. Впереди показалось величественное здание.

— «Королевский дворец, - сказала Дэйли, – все остальные здания ниже».

— Интересно, какая в нем нечисть обитает? – пробурчал Волк, перекусывая метнувшуюся к нему мелкую тварь.

— «Город производит странное впечатление. Все дома целые. Даже стекла в окнах целые, не говоря о дверях. Такое впечатление, что все, кто тут жил по команде встали и ушли, ничего с собой не взяв», - удивленно проговорил Дэйл. Подошли к дворцу. Задрали головы.

Королевский дворец имел три этажа. Много балконов и открытых переходов. Вокруг росли невысокие деревья. Некоторые лежали на земле почти сгнившие и рассыпавшиеся в прах. Несколько деревьев-великанов высились на углах здания. А вот врощенных в кладку растений не было совершенно. Стены оплетали плющ разных видов и дикие розы.

— «Плющ и Розы. Интересно. Только листья не такие, как у нас», - заметила Дэйли.

— Я чувствую остатки охранных заклинаний. Слабые, слабые. Только Буран или Нати смогли бы определить их природу, - задумчиво пробормотал Ларри, - мне кажется, нечисти в этом дворце не будет. Проемы дверей и окон покрыты эрикситом. Никакая нечисть не в силах прорваться через его излучение. Но, он дороже золота и очень редок. Я еще не слышал о настолько больших месторождениях. Его находят рядом с льдитом, но очень редко. В Междугорьи его почти нет.

— А здесь, похоже, есть. И много, судя по дворцу. Привезти все с Тимериса просто невозможно, - сказал Лайэллон.

— Если его сюда поместили, значит нечисть на этой земле уже была, - сделал вывод Стальной Волк.

— «На некоторых домах тоже есть такая защита. Дома Высоких Родов, похоже», - сделала предположение Дэйли.

— Войдем в замок. Нечисти в нем можно не опасаться, - сказал Ларри и толкнул высокую, даже не заскрипевшую дверь. Шкор и Мустанг остались снаружи, а миури так и пошли. Их химеры почти не превышали по размеру самих миури. Волк принюхался: - Я совершенно ничего не ощущаю. Никакой остаточной магии или следов присутствия владельцев. Все вещи на месте. Странно. Куда все исчезли?

— Или, что заставило их исчезнуть. Если версия Ларри верна и наши сильфы – то, что осталось от эльфов Тимериса, то мне жутко становится. Очень. Что должно было произойти, чтобы такие сильные маги, как Первородные исчезли, не оставив после себя следов? Что-то подсказывает мне, что Фэриленд они не покидали, - задумчиво пробормотал Лайэллон и взял в руки лежавший на невысоком столике свиток. Тот с сухим треском пылью рассыпался в его руке.

— «Даже после Битвы Магов эльфы не исчезли. Кто погиб, кто ушел, но оставшиеся преспокойно жили дальше», - сказал Дэйл.

Пока разговаривали, поднялись на второй этаж. Здесь явно были апартаменты королевской семьи. Вошли в очень просторную комнату с большими окнами. Небольшой стол в глубине комнаты был завален свитками, но решили на них даже не дышать. Сначала пусть над ними Ворлоу поработает. Ларри выдвинул ящик большого стола, стоявшего в центре комнаты. В нем лежали истлевшие остатки пера, пожелтевшая и почти истлевшая бумага. Круглая печать. Ларри ее перевернул и увидел изображение драконьей головы и надпись. Еле прочел. Буквы были другой формы, некоторые просто угадал. «Король Коэ-На». Протянул печать деду. Тот взял печать и уставился на нее долгим взглядом. С печатью в руках обошел массивный стол и сел в резное кресло, бывшее когда-то белым с позолотой. Качнул головой и провозгласил: - Вот теперь, я чувствую себя настоящим узурпатором. Ладно вещи, но бросить печать и документы…

— И кольцо, - Ларри положил деду на ладонь красивое золотое кольцо с прозрачным белым камнем, сверкнувшим в лучах солнца. Тот покрутил его и надел на палец. Камень ярко сверкнул, грани вспыхнули синим, фиолетовым, сиреневым. Лайэллон почувствовал, как его начала наполнять Сила. Перед глазами замелькали образы. Красивая золотоволосая юная эльфийка. Уже знакомый ему Календил. Мелькнуло лицо низкого тощего эльфа со странными прозрачными глазами, причем вызвало у Лайэллона стойкую антипатию. Появилось еще одно лицо. Красивое, волевое с непроницаемыми черными глазами. От его обладателя исходила Сила и опасность. И что-то странно знакомое. Такое ощущение у Лайэллона возникло при первой встрече с Шанталь. Чувство опасности и притяжения. Лайэллон хотел снять кольцо, но оно, как приросло к пальцу. Эльф даже испугался немного. Но никакого дискомфорта кольцо не доставляло и опасность от него не исходила. Лай-

эллон мысленно махнул рукой и оставил его на указательном пальце правой руки. Как на него сделано.

Дэйли подошла к огромному окну, бывшему одновременно дверью на крытую галерею. Высунулась из химеры и коснулась лапкой стекла.

— «Гляди-ка. Стекло. Откуда оно здесь?»

— «С чего бы ему не быть? Эльфы – самая древняя раса. Маги и мастера эльфов за это время даже случайно могли получить слюду, а затем стекло», - заявил Дэйл.

— Чем вы, заняты? А переходник кто искать будет, археологи вы, доморощенные? - спросил Волк. К нему уже возвращалась его обычная наглость. Ларри походил по комнате, вышел и в сопровождении Дэйла вошел в другую дверь. Здесь стояла большая двуспальная кровать, накрытая красивым шелковым покрывалом, затканным плющом и розами. Золотое шитье потускнело и покрылось пылью, но можно было разобрать узор. Ларри начал выдвигать ящики и шарить на полках. В одном из ящиков попались красивейшие женские золотые украшения с мерцающими оранжевым и красным светом камнями. Секунду помешкал, выгреб их из ящика и отправил в пространственный карман. Покрутил кинжал из белой бронзы, украшенный темно-фиолетовыми камнями и выглядевший точной копией Малого Клыка. Тоже отправил его в пространственный карман. Послышались шаги. Вошел Лайэллон. Окинул взглядом выдвинутые ящики и ворох полуистлевшей одежды.

— Ничего? – слегка расстроенным голосом спросил король.

— «Ларри! Я нашла комнату, похоже, принцессы» - раздался голос Дэйли. Миури вошла в красивую светлую комнату, дальше виднелся вход в еще одну. Вошла в нее. Миури сосредоточилась и начала выдвигать ящики. В них были какие-то непонятные предметы, заколки в виде маленьких кинжалов, украшенные камнями ярко-зеленого цвета. Дэйли отправила их в пространственный карман. Открыла ящик и увидела лежавшие кучей женские украшения. Отправила в карман не разбирая. Отдаст Шанталь или продаст. Вошедший Ларри тоже ходил по комнате и двигал ящики. Выдвинул один из них и сказал: - Переходник забрали. Он здесь был.

— Откуда, ты, знаешь? – опешил дед.

— Я теперь знаю Заклинание Поиска. Оно позволяет найти переходник. В голове, как струна звучит. Чем ближе, тем громче. А я сейчас почти не слышу ее, только, как-бы, ощущаю. Раньше даже слышно не было. Сейчас слабый, слабый отзвук появился. Вот тут сильнее, еще сильнее, – Ларри подошел к окну и распахнул его. За ним был открытый балкон.


Глава 26. Неожиданные встречи.

Ларри вышел на балкон и начал оглядываться. Лайэллон стал около него. Подошел Волк, за ним, Дэйл. Из комнаты донесся зов: - «Саби!» Раздался шорох, щелчок застежек и в своей химере вышла Дэйли. В это время Ларри стал на край перил. На секунду сосредоточился и вдруг за его спиной раскрылись широкие голубовато-серебристые крылья бывшие, как сгустки тумана или уплотнившегося воздуха. Крылья взмахнули, в лица стоявшим ударил поток воздуха и Ларри полетел над крышами соседних домов. Приземлился и крикнул: - Переходник в этом доме. На нем защита эриксита, так что, я думаю, внутри все осталось в целости. Спускайтесь.

— «Как, интересно? И где, ты, взял такие крылья?» – спросил Дэйл.

— Пишите заклинание. Оно так и называется “Крылья”. Позволяет использовать для создания свою стихию.

Первым на землю спустился Лайэллон. За его спиной реяли огромные крылья, похожие на застывшую морскую воду. За ним Дэйли. Над спиной химеры возникли два крыла феникса. Всех обдало жаром. Последним спускался Дэйл. Над его турганом сверкнули два крыла, казавшиеся жидким стеклом. Волк просто спрыгнул.

— А мне понравилось. Я даже почувствовал себя настоящим крылатым феем, - заявил Лайэллон и пересказал остальным свой разговор с Ларри. Волк хмыкнул и что-то буркнул себе под нос. Вдруг в небе зашелестели крылья и на нагнувшегося Ларри спикировал огромный орел. Парень успел броситься ничком на землю, перекатился на спину и в его руках появился заряженный кольт. Грохнул выстрел. Пуля свистнула и со звоном отскочила от головы орла. В головах зазвучал голос, явно принадлежащий огромному орлу: - «Ты - ничто! Неудачник! Я отомщу тебе за исковерканную жизнь и за Иримэ! Сражайся, если сможешь!»

Ларри создал громадного кондора и направил его против орла. Лайэллон рыцарским кодексом не заморачивался и создал еще одного. Между стволами деревьев-великанов закипела схватка. Вот кондор Ларри начал потрескивать и мигать. Затрещал кондор Лайэллона. Вдруг из ниоткуда вылетел феникс и вцепился в спину орла, потом обхватил его крыльями, и они грохнулись вниз. Задымили кусты и трава. Вдруг феникс и орел пропали, и на их месте остался обгоревший рослый мускулистый мужчина, который с руганью бросился на Ларри. Ударил кулаком, целясь в лицо. Кулак отвел подставленный блок, а в челюсть мужчины впечатался тяжелый кулак Ларри.

Будучи помладше парень боролся с гномами. Потом его спарринг-партнерами стали полуорки. И сила у Ларри была такая же. Под его кулаком что-то хрустнуло и мужика отбросило спиной на дерево. Орел взревел и снова атаковал. Ларри подпрыгнул и всадил в его грудь обе пятки, обутые в сапоги из бычьей кожи с окованной мифрилом подошвой. Наука маленького ханьца пошла впрок. Мужика снова отбросило к дереву и, грохнувшись головой об ствол, он отключился.

Пришел в себя и увидел нагло ухмыляющуюся морду Стального Волка. Волк покрутил лапой у виска и сказал: - Вирг, ты совсем чокнулся на старости лет? Ларри с полуорками голыми руками справляется. Орков пока еще не валит с одного удара. Но, ничего. Это дело поправимое. Еще потренируется. Какого хрена, ты, на него кинулся? И вообще, что ты, тут делаешь?

— Волк, ты, что его знаешь? – спросил Ларри.

— Да. Это - Демиург.

— Орел? Орел!!! Ах ты, тварь! – в ту же секунду кулак Ларри впечатался в лицо Вирга. Хрустнуло и из носа хлынула кровь. Вторым ударом парень сломал ему пару ребер и рявкнул: – Это тебе за Ульвина! –хук правой в висок Вирга и тот, завалившись

на бок, снова потерял сознание. Волк стал над бесчувственным телом и рыкнул: - Ларри, уймись. Гнома не вернешь, а Вирг

может пролить свет на давние события и дать ответ на некоторые вопросы. А добить, ты, его все равно не добьешь. Демиург бессмертен.

— Зато душу отведу, – Ларри с размаха пнул по ногам поверженного врага мифриловым носком сапога и сел на лежащий ствол дерева рядом с Лайэллоном. Миури висели в своих химерах неподалеку. Шкор и Мустанг подошли на зов хозяев и стали рядом.

Через несколько минут Вирг пришел в себя. Избитый, обожженный, с распухшим носом и заплывшим глазом демиург представлял из себя весьма жалкое зрелище. Сплюнул сгусток крови вместе с парой зубов, потрогал разбитый нос, сморщился и застонал. Попытался сесть ровнее и взвыл от боли в сломанных ребрах. Уставился на Стального Волка и спросил: - Краян!? А, ты, почему в таком виде?

— Потому, что не надо было эльфиек брюхатить, - буркнул все еще не остывший Ларри. Вирг уставился на Волка: - Это кто? Я ощутил его, как и недоноска Храванона, но таким кулаком дракона свалить можно.

— Это мой прямой потомок. Твое счастье, что ты, был в боевой ипостаси. Иначе Ларри тебе в мозги кусок свинца загнал бы, - просветил его Волк. Парень отсалютовал кольтом и убрал его в пространственный карман.

— Как, тебе, пришло в голову убить разумного?! Ты же, знаешь Закон! Питаться, как вампиры мы не имеем права, - наседал Волк.

— У меня не было выхода. Я, проиграл. По собственной дури. Храванон лишил меня возможности использовать Силу и заточил в пещере. Я, хотел знать, что с Иримэ и моим ребенком. Что здесь произошло? Что с городом? – выдал Вирг.

— «Вот и приплыли, - влетел всем в головы басовитый рык Дэйла, – может быть, пусть Брат его за Ульвина поучит немного? Разомнется заодно. Убить не убьет, но злость сгонит».

Вирг уставился на жуткую костистую тварь, от которой просто несло нежитью. И чувствовалась Сила, очень похожая на Силу того, кого он убил. Только в разы больше. Вирг почувствовал себя очень неуютно.

Постарался усесться поудобнее и снова взвыл от боли в сломанных ребрах. Так его еще не избивали.

— Краян, а чувствуется твоя кровь. Ты, всегда был здоров кулаками махать. Медведя одним ударом мог свалить. Как, ты, дошел до жизни такой? – Вирг снова скривился и сплюнул обломок зуба.

— А, ты, как? Непобедимый и неуловимый. Тебя, как Храванон приложил? И кто он такой, кстати? – огрызнулся Волк-Краян.

— А вы что, не знаете? – Вирг аж стонать перестал.

— Откуда? Мы даже не знаем, сколько тысяч лет с тех пор прошло. Ты, на деревья посмотри, - посоветовал Волк. Дэйли выпрыгнула из саблезуба, подошла к нему, встала на задние лапы и отвесила благоверному увесистую оплеуху. У того аж зубы клацнули и гул пошел по всему лесу.

— За что?! – взвыл Волк.

— «За то, что я до сих пор не знала, как тебя зовут», - рявкнула Дэйли и отвесила муженьку еще более увесистую оплеуху другой лапой. Опять загудело. Волк потряс башкой. Когда он проморгался Дэйли заявила: - «Теперь будем звать тебя Краян. Мне понравилось»! – и, гордо взмахнув пушистым хвостом, уселась около мужа.

— Краян, это кто? – спросил Вирг.

— Это – моя жена-миури. Мать моих щенков. И похожи на нее как! На моего шурина, впрочем, тоже.

Дэйл выпрыгнул из своего тургана, заставив Вирга нервно дернуться. Миури потянулся, зевнул, продемонстрировал клыки длиной с палец среднего мужчины и, ехидно оскалившись, спросил: - «Так, как тебя теперь называть, зятек ты, мой дорогой?»

Лайэллон раскурил трубку и в семейные разборки своего пращура не вмешивался. Ларри вытянул ноги, облокотился спиной об нагретую стену дома и тоже закурил. Он сбросил злость на Вирга и уже начал приходить в себя. Вспомнил хруст и довольно ухмыльнулся. Лайэллон покосился на него, выпустил несколько колечек дыма и крикнул: - Эй, летун! Поблагодари Высших, что душенька твоя с телом не рассталась. Ларри кулаком тебя приложил, а не чем похуже.

Демиург покосился на властную, наглую физиономию рослого, крепкого эльфа и спросил у Волка-Краяна: - А это кто?

— А это – еще один мой потомок. Повелитель этого Мира. А морду тебе бил его Преемник, - Волк-Краян нагло ухмыльнулся, - давай, докладывай. Кости у тебя уже начали срастаться так что, не изображай немощного.

Вирг вздохнул и рассказал все, что с ним произошло. Потом встал, хрустнул костями, покрутил головой. Снова громко хрустнуло. Орел-Вирг покосился на выпустившего колечко дыма Ларри и стал поближе к Волку-Краяну.

— Пошли в дом. Нужно наконец сделать то, за чем мы сюда пришли, – Лайэллон взял в руки Жезл и пнул ногой дверь. Последняя обраткой понеслась на него, но подошедший Ларри приложил ее ногой и, повиснув на одной петле, дверь обиженно скрипнула.

— «Братик, за что ты ее так?» – спросил Дэйл и пошел вперед. Остальные вошли за миури. Ларри окинул взглядом комнату. Похоже, что это было что-то вроде прихожей. Поднялся по лестнице. Толкнул одну дверь, вторую. Вошел внутрь и позвал:

— Эй, Вирг, иди сюда. Это не твой дрищ? Он выглядит слегка сухощавым и, даже в этом виде, впечатляет, - выдал Ларри, разглядывая сидящую в глубоком кресле тщедушную мумию. На ней висели истлевшие ошметки. На лице застыло недоуменное выражение. В руках мумий держал опалесцирующее изумрудным светом нечто. Лайэллон протянул руку и потянул на себя переходник. Тот не поддался. Эльф дернул. Мумий накренился и громко щелкнул челюстью. Лайэллон подпрыгнул и выдал большой королевский загиб. Ларри зааплодировал. Дэйл сказал, что он законспектирует. Повелитель Всея Фэриленда недовольно покосился на охальников и сказал: - Ну, что, проведем эксперимент?

Все подошли к нему. Ларри ухватился правой рукой за пояс деда. Дэйл и Дэйли встали на задние лапы и обхватили передними его за предплечья. Волк-Краян тоже встал на задние лапы и обнял за плечи. Лайэллон сосредоточился. Проговорил заклинание управления. Переходник замерцал и окутался изумрудным сиянием.

— Пятый день месяца Сбора Урожая. Год 3076-й. Долина возле Волчьих Скал, - и вложил Силу. В последний момент Вирг прыг-

нул, и с другой стороны схватился рукой за пояс эльфа. Затрещало пространство, уши заложил вой, и все вывалились на каменистом плато. В небе светил белый раскаленный шар. Под ногами хрустел песок. За спиной высились отвесные скалы.

— Выть не должно было, - сказал Ларри.

— Твою мать! Вы, нас куда зафигачили?! – рявкнул Краян. Все обалдело оглядывались. Лайэллон обнюхивал и ощупывал переходник. Дэйл трогал лапой песок, камни и что-то бурчал на кхуздуле. Дэйли нежилась в лучах горячего солнца, и подпитывалась пока возможность есть. Вирг пощупал ее. Миури подмигнула ему изумрудным глазом.

— Ты, что, Огненный Дэв? – обалдело выдал Вирг.

— «Воплощение в миури», - проворковала Дэйли, а Демиург сморщился, как от зубной боли.

— Дед! Ты, куда нас, к дарконьим потрохам, запраторил? – спросил внучок.

— Фиг его знает. Не в Логово, точно. А ты, уверен, что заклинание правильное? – спросил Лайэллон и засунул в карман переходник.

— Да, уверен, но почему – не знаю, - объяснил Ларри.

— «Господа, мы не на Фэриленде. Здесь камни и песок другие. Сила у них другая. Я название вот этого камня даже не знаю», - Дэйл посмотрел на Лайэллона. Тому резко подурнело. Краян прошелся принюхался и заявил: - Мы на Тимерисе. Вот только, где и в какой момент времени – не скажу. Не знаю.

Дэйли закончила солнечные процедуры, стала около мужа и сосредоточилась. Постояла так немного и сказала: - Жаль, химеры дома остались. Вон за той скалой идет бой. Я чувствую такую же Силу, как и у Аи. Там Саламандры. И не одна. Они с кем-то сражаются. Вот пошло вход боевое Заклинание Быстрого Огня. Ого! А силушка нехилая. Вон, как бьют!

— И Жезлы Смерти кто-то использует, - пробурчал Вирг, – не люблю их. Очень не люблю.

— Что, осмолили, как жирного каплуна? – оскалился Ларри. Вирг резко развернулся к нему и уткнулся взглядом в засветившийся на верхушке Жезла Смерти кристалл. Витиевато выругался на незнакомом языке. Краян заржал и сказал, что он дилетант. До Лайэллона ему далеко.

Тем временем Дэйли набросила “Драконью Кожу” и прокралась к скале. Заглянула за выступ. Поманила всех лапой:

– «Здесь две Саламандры с кем-то сражаются. Парень и девушка. Парень тяжело ранен. Девушка еще держится. Поможем?»

— «А они нас не приложат в запале?» – спросил осторожный Дэйл. Дэйли вышла из-за уступа и сделала несколько шагов. Саламандра-девушка увидела ее и без вопросов пульнула фаэрбол. Пламя растеклось по шкуре миури и благополучно впиталось. Изумрудные глаза сверкнули: – «Ты, всегда так незнакомцев приветствуешь?»

— Я еле понимаю тебя. Ты, не сильф. Но, говоришь на их языке, только непонятно. Кто, ты? – спросила Саламандра.

— «Миури. Я, из другого мира. Мы не враги тебе. Со мной еще мой брат, муж и друзья. Не кидайся, пожалуйста. Мы попробуем помочь тебе».

Из-за скалы вышли Дэйл, Краян, вылетел Вирг в ипостаси орла и сел на выступ скалы. Последними вышли два эльфа. Саламандра взвизгнула и замахнулась на них. Дэйли подскочила к ней и зубами удержала за руку: – «Я же просила, не кидайся».

— Сильфы! – воскликнула девушка.

— «Не сильфы, а эльфы. Они тоже из другого мира. Мы сюда случайно попали. Переходник неправильно запустили. Где мы и какой сейчас год? Хотя, это мало чем поможет», – миури посмотрела на девушку. Парень приподнялся на локте и что-то быстро сказал. Девушка ответила. Потом повернулась к Дэйли и сказала уже на языке сильфов: - Это Тимерис. А год 95874-й. Тебе понятно что-то?

— Мне понятно. Сейчас посчитаю, – Краян задумался. Когтем начал писать на песке какие-то цифры. Через пять минут заявил: – Мы в том же времени. 3076-й год по летоисчислению Фэриленда. А вот месяц я не определю, число тоже.

— Функцию переноса, кто-то настроил так, что все равно вынесет в земли Саламандр, - пробормотал Ларри, – это Земля Саламандр? – спросил он на эльфероне. Девушка его еле поняла. Язык претерпел серьезные изменения.

— Это Роэл Дарри. Наш континент. Сильфы нарушили перемирие и напали на пограничную стражу.

— Это вы двое, что ли? – спросил Лайэллон. Саламандра бросила на него злой взгляд. Парень чуть приподнялся. Перевел взгляд на выступ скалы, возвышавшийся над остальными и бывший на другой стороне очень глубокого ущелья. Вдруг из-за высокой скалы вынырнул всадник на драконе и в стоящих полетел белый луч. Ларри успел подставить свой меч и отбить луч. Он попал во всадника. Отразился от брони и на излете зацепил крыло дракона. За это время Лайэллон успел выхватить

свой Жезл, трансформировать его в пистолет и в обоих ударили поочередно два белых луча. Пистолет имел прицел, а бывший шериф – завидную меткость. Луч ударил в лицо всадника, и он кувыркнулся с дракона. Подбитый дракон забил крыльями и зигзагами полетел на север. Если судить по солнцу. Все разом упали на песок и прикрылись Зеркальными Щитами. Вовремя. Со стороны выступа ударили два луча. Один почти разрезал пополам парня, а другой прожег в боку девушки существенную дыру. Парень дернулся и испустил дух. Девушку Ларри успел подхватить и унес за нагромождение камней. Дэйл сосредоточился. Вытянул вперед лапу. Уступ затрещал. На шее миури замерцал черный ошейник. Дэйл зарычал. В головы присутствующим ударил хриплый бас, быстро проговоривший какую-то формулу на кхуздуле. Уступ вздрогнул и в лавине осколков полетел вниз. Послышались стихающие вопли. Грохот осыпающихся камней и сильный удар. Облако пыли постепенно оседало на дно ущелья. Воцарилась мертвая тишина. Вирг сжался на своем насесте в комок и постарался не попадаться на глаза огромному псу.

Дэйли подошла к Ларри и озабоченно спросила: – «Что с ней? Ты, можешь ее спасти?»

Девушка с усилием открыла глаза и еле слышно прошептала: - Не бросайте нас так. Сожгите. Я уйду за Ул Р Онном. Благодарю, что вы отомстили. Чтобы попасть в земли сильфов вам нужно переплыть море. Это - огромный остров. Уходите отсю-да. Наши убьют вас. Я ухожу за любимым, – девушка дернулась и обмякла. Дэйли подошла к трупу парня, вытянула лапы и он, вспыхнув, почти моментально сгорел. Обернулась и увидела, что Ларри подзывает ее. Подошла.

— Дэйли, прижги ее рану, - попросил парень. Миури удивилась, но выполнила просьбу. Ларри пробормотал заклинание, и

рана начала на глазах затягиваться. Потом парень вынул из пространственного кармана Ловец Душ. Побормотал. Одна из граней растаяла и из нее вылетела ярко-оранжевая искорка.

Ларри опять что-то сказал, и искорка влетела в приоткрытый рот девуш-ки. Она вздрогнула и открыла глаза. Улыбнулась и обняла парня за шею. Ларри обхватил тело девушки обеими руками и прижал к себе.

Девушка опустила голову, погладила себя руками. Прислушалась к чему-то внутри себя. Радостно заулыбалась и воскликнула: - Это же тело Истинной Саламандры! Ларри! Как я тебя люблю! Теперь уже можно.

— Да, теперь можно. Я, тоже люблю тебя, - и Ларри, приподняв голову девушки, начал ее целовать. Девушка не растерялась и ответила жарким поцелуем.

Все в полном обалдении уставились на эту картину. Первым отмер

Лайэллон и заявил:

— И, как вы прикажете объяснять это вашим родителям?


Глава 27. Волчар.

Раскаленное солнце садилось за горизонт. Но, прохладнее еще не стало. От горячей земли шел жар. Небо начало темнеть и на Эолу опустился бархатный летний вечер.

Айна Телл расставляла на столе посуду. Сейчас придет муж и они сядут ужинать. А потом она уговорит его сходить в гости к родителям. Родители Айны жили в соседнем селении Рябая Корова до которой от их Кузнецовки было полчаса быстрой ходьбы через поля.

Айна поставила на стол запотевший кувшин с прохладным напитком. Хлопнула дверь и вошел ее муж Ян Телл. Ян был по-томственным кузнецом. Кареглазый, с густой каштановой шевелюрой и такой-же недлинной ухоженной бородкой, широкоплечий и рослый Ян имел, что называется, мужественную внешность. А вот характером он был мягкий и неконфликтный. В семье верховодила жена. Черноглазая и черноволосая красавица держала дом и мужа в железном кулачке. Хотя Ян об этом не догадывался. Искусство в некотором роде.

Семья жила зажиточно. Кузнец был известным мастером и к нему ехали не только из соседних деревушек и сел, а даже из небольшого городка. После того, как местная повитуха разменяла восьмой десяток, ее заменила Айна, которую в свое время обучила врачеванию мать. Матушка Айны была известной лекаркой. К ней шли и ехала со всей округи. Поговаривали, что она не только знахарка, но и ведьма. Хотя, зла от нее никто не видел. Знаменитые рябые коровы исправно давали молоко, куры неслись, масло сбивалось, пшеница вызревала в срок и не ложилась. Поэтому селяне свою знахарку любили и не столько побаивались, сколько уважали.

Отец Айны был шорником, хорошим мастером и уважаемым человеком. Кроме самой Айны в семье было еще две дочери и сын. Все младше нее и в брачный возраст еще не вступили. Сама Айна выскочила замуж по любви едва ей исполнилось шестнадцать лет. О своем решении никогда не жалела. Все у нее было хорошо. И любимый муж, и уважение односельчан, и

дом, полная чаша. Одно плохо. Светлая Эриэль, Богиня Плодородия, не дала семье детишек. Ян от своих семейных обязан-

ностей не отлынивал, у обоих в семьях кроме них было еще четыре-пять детей. В чем причина – никто понять не мог. Вот поэтому Айна и засобиралась к матери. За советом. Ей уже исполнилось двадцать. Четыре года замужем, а ни одной беременности. Загадка.

После ужина Айна собрала со стола посуду. Кузнец, устроившись на веранде в любимом кресле-качалке, выкурил вечернюю трубку. Айна помыла посуду и покрутилась около мужа с небольшим бочоночком в руках.

— Вот, купила на последний день недели. Темное, как ты любишь. Заодно отца хотела угостить.

Ян рассмеялся: - Ах, ты, хитрюга. Ну, пошли. С тестем посижу, поговорю.

Айна подхватила мужа под локоток, он подхватил под мышку маленький бочоночек и семья пошла навестить родных.

В Рябой Корове тоже все уже отдыхали. Последний день недели и вечер к тому же. Родители Айны и младшие дети только, только сели за стол. Залаяла собака, скрипнула калитка и во двор вошли доченька и зять. Отец Айны обрадовался. Он углядел бочоночек и побежал в дом за двумя стульями. После ужина детей отправили погулять, мужчины устроились в удобных креслах, а Айна наконец-то осталась вдвоем с матерью. Будучи женщиной решительной, и лекаркой к тому же, вокруг да около ходить не стала и сразу спросила: - Мама, а что со мной не так? Четыре года замужем, а детей нет. Мы любим друг друга, Ян – сильный мужчина. Все у нас хорошо, а вот не получаются.

Знахарка посидела, покрутила в руках гребень, хитро так прищурилась и сказала: - Через неделю – последний день лета. В ночь на первый день осени будут Танцы В Круге. Тебе уже двадцать, и ты, можешь участвовать в них. Ты, ведь, тоже не сразу родилась. Мне, к тому времени, уже двадцать два исполнилось. Я тебя после такой ночи родила. Вот, возьми. Гребень и книгу.

— А моим сестрам?

— А им они не нужны. Они их даже в руки взять не смогут. Мы, действительно, ведьмы. И ты, и я, и моя мать, и ее. Все старшие девочки нашего Рода. Почитай книгу и все поймешь. Тебе уже двадцать, колдовская сила открыться должна. Мужу, не говори. Незачем ему в наши женские дела вникать.

— А мой отец? – оторопела Айна.

— Знает он все, но куда деваться. Знал, кого в жены брал. И не говори никому. Меньше знают – крепче спят. Пошли к мужьям.

Только вернулись домой, прибежал всколоченный молодой мужчина и от ворот закричал: - Госпожа Айна! Госпожа Айна! Жена первенца рожает! Помоги! Кричит сильно.

— Бегу, бегу.

Домой уже утром вернулась. Приготовила мужу завтрак и легла отдохнуть. Ей приснился странный сон. Ночь, яркие звезды, большая поляна в глухом уголке леса. В кругу танцуют нагие девушки в венках из ярких полевых цветов. По центру круга горит костер. Вот он вспыхивает и Айна просыпается. Сидит на краю кровати. Приходит в себя. Подошла к окну и выглянула. Солнце стоит в зените. Обед скоро. Айна подхватилась, заправила кровать и побежала на кухню. Руки привычно готовили обед, а голова была занята сном.

Только поели, прибежала соседка. Муж у нее что-то не то съел. Так в заботах прошло еще два дня. Только на четвертый день Айна добралась до книги, которую мать дала.

На первой странице была молитва-обращение к Хозяину и Хозяйке леса. Чтобы пропустили на заветную поляну. На второй – обращение к Матери Стаи. Просьба принять молодую волчицу и дать свою защиту и покровительство. На третьей странице был рассказ о том, как в ночь между летом и осенью пошла молодая ведьма на свои первые Танцы. Совет не одевать на себя много одежды. Только платье, которое через голову легко снять. На голое тело. И предупреждение. Гребень покрепче в волосы вколи. И смотри, чтобы не вынул кто. Иначе, так в теле волчицы и останешься. Еще Айна узнала, что раз в месяц, в полнолуние она может на несколько часов стать волчицей и побегать с себе подобными. А вот в ночь между летом и осенью при любой луне она в волчью шкуру впрыгнет. Много чего еще интересного было. Видимо эту книгу еще первая женщина Рода завела. Остальные свое добавляли.

Открыла последний лист. На нем было коротенькое заклинание и приписка: “Прочти это заклинание над книгой. Тогда ни один мужчина ее в руки взять не сможет. Не увидит даже. Нечего им в наши женские тайны нос совать”.

Айна прочла это заклинание и за оставшиеся дни старательно выучила нужные заклинания. Приготовила подходящее платье. Подумала, подумала. Собрала свою лекарскую сумку и поставили около кровати. Написала записку мужу: “Меня роды принимать позвали в соседнее село. Утром буду”. И стала ждать ночь Танцев В Круге.

Вот и наступила долгожданная ночь между летом и осенью. И луна была полная да яркая. На небе, ни одной тучки. Айна в чай мужу успокаивающий отвар добавила. Немного послушала, как он похрапывает.

Айне повезло. У Яна много заказов было. С восхода из кузницы не выходил. Даже обед туда отнесла. Так что, уставший кузнец уснул, едва на подушку голову положил. Айна подхватила свою сумку. Сунула туда книгу и гребень. Положила записку на стол и выбежала из дома. Закрыла дверь и быстро пошла в сторону леса. Дом кузнеца к нему крайний был. А кузница совсем на отшибе стояла. Чтобы случайная искра полсела не спалила.

Светло было, как днем. Айна вбежала под первые деревья. Страха не было, только предвкушение праздника. Побежала по еле заметной тропинке. Подбежала к высокому старому дубу и прочла обращение к Хозяину и Хозяйке. Через минуту по ветвям дуба прошелестел ветерок и прошептал “Проходи.” Айна дальше побежала. Ее почему-то потянуло к огромной сосне, возвышавшейся на большой поляне. Подошла к ней и выглянула из зарослей. Через поляну прошла молодая женщина и нырнула в кусты. Оттуда донесся смех и голоса. Айна пошла следом. Вспомнила, что одна из ее предшественниц написала: “Нужно найти укромное место. Раздеться. Вколоть гребень в волосы и крутнуться на одном месте, прочитав обращение к Матери Стаи”.

Айна нашла уютненькую норку под корнями громадного старого дуба. Положила поглубже свою сумку. Расплела косы, сняла платье и вколола в густую черную гриву гребень. Покрепче, чтобы не выпал случайно. Вылезла из норки. Прикрыла глаза сосредоточилась и прочла обращение к Матери Стаи. Крутнулась на месте. Перед глазами заплясали цветные искры, тело на секунду заломило, потом мышцы налились силой, хотелось мчатся через заросли, сминая траву крепкими стройны-ми лапами. Лапами?! Айна открыла глаза. Все виделось ясно, как днем и, как бы ниже. Не так, как она привыкла видеть. В уши ворвались звуки леса, а в нос, незнакомые и сильные запахи. Айна оглядела себя. На плечах поблескивал густой черный мех, лапы были более светлыми и на концах черные. Она стала волчицей. Айна побежала на звук урчания, громкого хруста и низкого взрыкивания.

На поляне около огромной ели несколько волчиц бегали друг за другом и кувыркались в густой душистой траве. Айна села чуть в тени и наблюдала за ними. Вот на полянку вышла крупная серо-рыжая волчица. Она явно была старше остальных. В ее голове зазвучали возгласы: - «Мать Стаи».

Айна вышла из тени и стала чуть в сторонке. Волчица оглядела собравшихся и остановила взгляд на Айне: - «Подойди ко мне, молодая волчица. Я представлю тебя остальным. Правила, ты, знаешь», - Айна наклонила голову и подошла к Матери Стаи. Все волчицы стали в круг и внимательно ее оглядывали. Одна из молодых волчиц, светло-серая чуть потеснилась и пригласила: - «Становись рядом». Айна подошла и стала около нее, не забыв поблагодарить и еще раз поклониться Матери Стаи.

— «Раз все собрались, начнем наши танцы», – волчица стала в центр круга, а остальные побежали вокруг нее, все быстрее и быстрее. Вдруг пространство около Матери Стаи затрещало и на полянку выскочил крупный серо-рыжий волк, за ним снежно-белый с ярко-синими глазами. Следом выскочили еще несколько крупных волков. Белый огляделся и подошел к Айне. Потерся носом об ее и подул в ушко: - «Я, раньше не встречал тебя. Такую красавицу я бы заметил». - Айна скромно потупилась и вильнула хвостом.

Вдруг пространство опять затрещало и в него впрыгнул громадный черный волк с яркими светлыми глазами. Оглядел собравшихся и тоже направился к Айне. Белый вздыбил холку. Айна чуть отступила. Черный и белый начали кружить. Потом черный вздыбил холку, его глаза стали светящимися, клыки удлинились, а когти приобрели цвет стали. Белый как-то сдулся и отошел в бок. Черный подошел к Айне и куснул ее за щечку: - «Этой ночью я буду твоим Волком, красавица». - Черный волк

легонько пихнул ее боком, подул в ушко. Айной овладела какая-то шалая бесшабашность. Она коротко рыкнула и нырнула в густые заросли. Волк за ней. Вот они мчатся через ночной лес, освещенный сиянием полной луны. На дороге попалась неглубокая речка. Пробежались по ней, выскочили на берег, волк снова легонько ее толкнул и лизнул мордочку, потом еще раз. Пофыркал в ушко…

Айна проснулась в небольшой норке под корнями дуба. Небо начало розоветь. Вынула из волос гребень, вытрусила сор и иголки. Отряхнула себя ладонями, одела платье, под ладонь попался висящий на шее на тонкой цепочке медальон. Поднесла его к глазам. В круг, украшенный искусной гравировкой был вставлен кристалл, похожий на кусочек льда. Вспомнила, как черный волк сказал ей: - «Никому не показывай и не отдавай этот медальон. В случае смертельной опасности он может один раз перенести тебя в безопасное место. Запомни! Только один раз, потом это будет просто украшение». – Айна заправила медальон за ворот платья, повесила на плечо сумку и пошла домой. Когда она позевывая подошла к крыльцу, услышала шаги мужа. Глянула в окошко, увидела в отражении в своих волосах пару травинок. Вынула их, умылась водой из стоявшей около крыльца бадьи, вошла, крикнула мужу: - Ян, я уже вернулась. Сейчас завтрак сооружу.

Прошло ровно девять месяцев. Теплый вечер последнего дня весны. Ян отдыхал после ужина, сидя на веранде в любимом кресле с трубкой в зубах. Айна сидела рядом и что-то шила. Вдруг она замерла, как будто к чему-то прислушиваясь. Отложила шитье. Посидела, положила руку на круглый живот: - Ян, сходи-ка за моей матерью. Я сама не справлюсь.

— Так я помогу, - предложил ей муж.

— Дурачок. Роды начинаются, чем, ты, мне поможешь? Еще в обморок хлопнешься, возись с тобой. Был у меня такой опыт.

Ян подпрыгнул, чуть не перевернув кресло. Заметался по веранде. Влепился лбом в опору и вылетел на дорожку. Хлопнула калитка. Айна улыбнулась, потом ойкнула и пошла готовить воду и чистое полотно.

Через Рябую Корову пронесся одурелый кузнец, чуть не сбив почтенного пекаря и распугав по дороге устроившихся в пыли курей. Сопровождаемый недовольным кудахтаньем влетел в тещину калитку, чуть не своротив ее с петель.

— Не иначе Айна первенца рожает. Гляди, как заполошный понесся.

— Вот и хорошо. А то, сколько женаты, а Пресветлая Богиня все деток не давала, - кумушки проводили взглядами всколоченного мужика добродушно посмеиваясь. Их предположения оправдались. Буквально через десять минут из калитки вышла знахарка со своей сумкой, вокруг которой нарезал круги перепуганный зять. Процессия взяла курс на Кузнецовку, а потревоженные куры снова с комфортом устроились в пыли.

В полночь, в Час Волка, в доме Теллов раздался недовольный писк новорожденного. Яркая полная луна заглянула в высокое окно, осветила младенца. Его глаза блеснули белым пламенем и потухли. Айна приложила малыша к груди, и он довольно зачмокал. У него были черные вьющиеся волосы, довольно смуглая кожа и поблескивающие в свете свечи желтые волчьи глаза. Айна глянула на мать, та улыбнулась: - Ты, все сделала правильно, дочка. Но, придется повторить. Это, мальчик.

В дверь просунулась голова Яна. Круглые испуганные глаза остановились на малыше.

— У тебя сын, дорогой зятек, - улыбнулась знахарка, - я тут приберусь, сосну чуток и проводишь меня домой. Да, назовите малыша Майрон. В честь Богини Луны Майры. Она склонила к мальчику свой лик, когда он родился. Такое покровительство дорогого стоит.

Прошло пять лет. Майрон рос крепким, здоровым, сообразительным и в меру шаловливым. А вот силой обладал завидной. Пятилеток расправился с десятилетними ребятишками, которые хотели погонять его любимого щенка. Пацаненок так их отколотил, что они побежали жаловаться родителям. Отцы им только добавили. Чтобы не позорили.

Майрон часто крутился в кузнице у отца и даже поволок его щипцы. Помочь хотел. На Яна он вообще не был похож. А вот

на черноволосую и смуглую Айну походил. Только глаза были странные. Желтые, волчьи. За них его и прозвали на селе Волчаром.

Однажды пацаненок играл на улице с другими детьми, а потом его неудержимо потянуло в лес. Он тихонько отошел от стайки ребятишек, прошел мимо кузницы и шмыгнул в лес. Страшно ему не было, интересно даже. Он шел по лесной тропинке, не боясь заблудиться. Был уверен, что найдет дорогу домой. Забрел уже довольно далеко, когда из кустов вышел крупный волк. Мальчик посмотрел на него, снял свои одежки сложил около куста и встряхнулся. Он сам не мог объяснить се-

бе свои действия. И вот, перед волком стоит крупный черный волчонок и виляет хвостиком. Волк подошел, обнюхал его. Малыш снова вильнул хвостиком и лизнул ему морду. Волк рыкнул и потрусил обратно, оглянулся на малыша и тот побежал следом.

Айна закончила домашние дела и позвала Майрона кушать. Обычно сынишка прибегал, где бы в этот момент ни был. Он буквально чувствовал ее зов. А тут – тишина. Раз позвала, другой. Пошла к игравшим ребятишкам, и один из них сказал, что Майрон пошел к лесу. За ягодами, наверное.

Айна побежала в лес, пошла по знакомой тропинке, ее, как вел кто. Прошла огромный дуб, свернула на узенькую звериную тропку, и взгляд ее уткнулся в аккуратно сложенные около куста вещи мальчика. Прихватила их, пошла по этой тропке и через несколько минут вышла к большой поваленной сосне, в корнях которой пара волков устроила себе логово. Мать-волчица лежала на полянке, а около нее резвились пятеро волчат. Четверо были серенькие и некрупные, а пятый, крупным угольно-черным бутузом с яркими желтыми глазами. Волчица посмотрела на нее без всякой аг-рессии. Взгляд ее казалось говорил: »Наконец-то, ты, заберешь этого неугомо-

на».

Айна позвала: - Майрон, Майрон.

Никакой реакции. Волчонок продолжал кувыркаться вместе с остальными. Вот он с разбега повалил на спину серенького и влепил-ся лобастой головенкой в бок волчицы. Та коротко рыкнула и куснула его за нос. Бутуз тряхнул головой и снова сунулся в кучу малышей.

Из кустов вышел волк с небольшой серной в зубах. Разжал зубы и посмотрел на Айну. Потом на волчицу и малышей. Как-то по-человечески вздохнул, подошел к куче волчат и, подхватив в зубы черного, понес его к Айне. Положил около ног и отошел. Айна прикрикнула на бутуза: - Майрон! Ты, что творишь? – волчонок взглянул на нее яркими желты-ми глазами, встряхнулся и вот к ней на руки прыгнул мальчик и закричал: – Ма-ма! Мама! Было так интересно! Можно я еще в гости приду?

Айна начала натягивать на малыша одежки и посмотрела на волчицу. Женщина готова была поклясться, что на ее морде появилась понимающая улыбка. Айна улыбнулась, поклонилась волкам, увидела, как волк согласно наклонил голову и, взяв за руку Майрона, пошла домой. Так она узнала, что ее сын имеет две ипостаси. Человеческую и волчью. И он, не оборотень. Мальчик по своей воле мог принимать облик волчонка и с луной это никак связано не было. Айна договорилась с Майроном, что папе пока говорить не будут. Он может начать ругаться. Это будет их маленьким секретом.


Глава 28. О бедном Волчаре замолвите слово.

По проселочной дороге на уставшем и прихрамывающем коне ехал всадник в пыльной одежде. За спиной у него висел большой рюкзак, к седлу были приторочены пара кожаных сумок, сбоку висел длинный меч в простых ножнах. Это был Нар гезар – Боевой Маг и охотник за нежитью в одном флаконе. Его конь в очередной схватке с упырем потерял подкову и заметно хромал. Да и сам охотник морщился от боли в порванном плече. Он себя полечил, нейтрализовал яд, но рана была глубокая и давала о себе знать острой болью, легким жаром, и ломотой во всем теле.

До ушей донесся характерный звонкий стук молота по наковальне. Нар гезар направил уставшего коня в ту строну. Подъехал к крепко сколоченной из оструганных бревен ухоженной кузнице. Пространство около нее не было завалено всяким мусором и под небольшим навесом находилась коновязь. Маг уже хотел привязать коня, но увидел стоявшую чуть в стороне поилку и ясли со свежей травой. Набросил повод на удобно вбитый крюк и его конь сразу сунул морду в поилку. До травы он тоже свободно достанет. Маг достал кошель и вошел в открытую настежь дверь кузницы. Жарко полыхал огонь в горне, а возле наковальни стоял невысокий плечистый парень и что-то ковал. Маг кашлянул и позвал: - Эй, мастер, я воспользовался твоей поилкой и травой. Заплачу сколько скажешь и подкову конь потерял. Новую надо бы справить.

Кузнец еще несколько раз ударил молотом по заготовке и сунул ее греться. Повернулся и охотник икнул. Около наковальни стоял мальчишка лет двенадцати, только ростом и шириной плеч походил на среднего парня. Вгляделся в его глаза, использовав Магическое Зрение и слегка попятился. Между горном и наковальней стоял черный молодой волк и тут же видение пропало и перед ним стоит крепкий парнишка с густой черной гривой спутанных волос и ярко-желтыми волчьими глазами. Парень улыбнулся, сверкнув крепкими белыми зубами:

— Вода и трава бесплатные, а подкову сейчас приладим. Только примерить надо. Копыта тоже разные, – снял со стены три подковы и пошел к коновязи. Оттуда донеслось его бормотание и довольное фырканье коня. Парень снова вошел в кузницу и сказал: – Вот эта в самый раз будет. Сейчас обуем коняшку, - взял нужный инструмент и опять вышел. Маг пошел за ним. Мальчишка ловкими уверенными движениями ладил подкову. Не выдержал: - Сколько же тебе лет, что, ты, сам в кузнице управляешься?

— Двенадцать, и я, не один. Отец мой работает, только он пообедать пошел, а мне несложный заказ доверил и вдруг лошадь кому подковать. Отец таким не занимается. Только я, как подмастерье, - бросил быстрый взгляд на раненое плечо, - вы бы, в дом пошли. Моя мать - знахарка. Она ваше плечо посмотрит. Чтобы заражения не было. – Маг еще раз посмотрел на парня и пошел к дому. Плечо сильно дергало и пекло. Пока шел, подумал, что ему уже под пятьдесят. Молодые на пятки наступают. Надо бы ученика брать. Вспомнил глаза мальчишки. «Как же, возьмешь такого. Я даже понять не могу, кто он. Не ведьмак

— это точно. Но, кто? Нет, пусть им другой кто-нибудь занимается или в Школу идет». Маг поднялся на крыльцо большого, ухоженного дома, принадлежащего, судя по всему, зажиточной семье. На веранде сидели две девочки и разбирали большую кучу душистой травы.

– Северина, а ты уверена, что эта трава тоже от жара? - спросила симпатичная девчушка лет шести с толстой каштановой косой и красивыми карими глазами.

— Уверена. Мама объясняла, когда собирали. Можно эту заваривать, а можно эту. Или, как сбор использовать, - ответила старшая девочка. Маг взглянул на нее и улыбнулся. »А вот эта – точно ведьма и очень сильная. Замена матери подрастает. И от кого она ее только родила? Я таких еще не видел».

Девочка действительно была красива и слегка необычна. У нее были густые волосы такого яркого серебристого цвета, что будь она женщиной, казались бы седыми. А вот глаза и брови были угольно-черные. Кожа матовая, но не такая смуглая, как у мальчика. На веранду выскочил крепкий бутуз лет трех-четырех с такими-же, как и у младшей девочки каштановыми волосами и карими глазами.

— Ив, ты куда выскочил? Мама ругать будет! Марш в дом! – прикрикнула на него Северина. Пацаненок упрямо мотнул головой и начал слазить с довольно высоких ступенек. Из двери вышла статная смуглая и черноволосая женщина, явно мать всей этой компании. И Северина была похожа на нее, как две капли воды. Только волосы другие. Женщина увидела незнакомца и вопросительно на него посмотрела.

— Меня ваш сын прислал. Говорит, вы, знахарка и полечить можете. Я заплачу, сколько скажете, - гость тряхнул туго набитым кошелем.

— Проходите, только на Ива, пожалуйста не наступите, - и уже девочкам, - присмотрите за ним, а то опять куда-нибудь влезет, – приглашающе кивнула Магу и вернулась в дом. Из-за стола поднялся высокий, широкоплечий мужчина, явно отец двоих младших: - Пойду в кузницу, как там Майрон управляется.

— Он подкову ладит. Я заплачу, - ответил ему Нар гезар.

— С ним разговаривайте. За свою работу он сам деньги берет, - улыбнулся кузнец и вышел. Айна уже разложила нужное для перевязки и приглашающе указала на стул. Охотник снял куртку, рубашку и облегченно вздохнул. Знахарка была опытной и сразу же занялась раной.

— Упырь укусил? – спросила она.

— Да. А как, ты, догадались?

— Да вот, догадливая такая. Работа это моя.

— А куда, ты, старшего потом определишь? – спросил охотник, - работа кузнеца не для него. - Айна сверкнула черным глазом. Тот, не смутившись, продолжил: - Я, ведь, Нар гезар. Многое знаю. И о рождении старшей дочери в Роду ведьм, тоже знаю.

Только у тебя мальчик первый родился. Ты, его лучше в нашу Школу Меча и Магии отдай. Тут ему тесно будет, да и селяне

боятся начнут, как в силу войдет. Северина – твоя преемница, а он - маг. Я таких сильных еще не видел. И… Он Изменяющийся. Имеет две ипостаси. Вот, возьми, - маг протянул женщине небольшую монетку, на которой были выгравированы орел и змея. На обратной стороне было только одно слово “Геза-р- рикс”. Зна-

менитая на всю Эолу Шко-ла Меча и Магии. Туда еще не всякого примут.

– Пусть скажет на воротах, что Балрук Гро-Мак дал. Меня там хорошо знают, - посоветовал охотник.

— Вас везде хорошо знают, - поклонилась Айна, - благодарю. Ян уже давно на Майрона коситься начал. Чует, что не его. Мой отец поговорил с ним по душам. Северину он не обижает, хотя и не любит осо-бо. А вот с Майроном, чую, может до драки дой-ти. Силен сын не по годам.

— И маг будет сильный. Не знаю, от кого он получил такую Силу. Лучше пусть его обучат ее контролировать, не то бед много на-творит. Сколько я должен? – спросил Балрук

— Мне – ничего, - Айна взяла из рук охотника монету, - а с Майроном, сами говорите, - улыбнулась Айна.

— Ему сколько лет?

— Двенадцать.

— Пусть еще два года продержится. Набор в школу с четырнадцати. Как исполнится, пойдет в Эолан. Там ему любой укажет. И до столицы от вас совсем мало ехать.

Айна вздохнула. И расставаться с сыном не хотелось и чуяла, будут проблемы. Охотник буквально спасал парня. Давал ему будущее. Нар гезар легонько похлопал женщину по плечу: - Я понимаю, тяжело. Но ему так будет лучше.

— Благодарю, господин Балрук. Это, очень ценный дар, - Айна поклонилась. Маг подмигнул ей: - Пойду с мастером за подкову расплачусь, - поклонился знахарке и пошел к кузнице.

Минуло года два. Однажды, в самом начале весны, к кузнице подбежали два односельчанина: - Ян, Майрон, лесорубы пропали. Как два дня тому ушли, так и не вернулись еще. Все идем искать.

Кузнецы молча сняли фартуки, набросили тулупы, шапки и пошли с ними. Зашли в лес. Все разбились на группы. Майрон потянул отца за рукав: - Пошли вдвоем. Я их быстро найду, - потом сверкнул глазом из-под черной гривы, - да понял я, что ты, все знаешь. Но, все равно, ты, мой отец, - Волчар быстро пошел вперед. Ян спешил следом, еле поспевая за ним. Через пару часов такого темпа выскочили на опушку. На ветвях громадной ели сидели все четверо лесорубов. Внизу лежали волки и ждали, когда дозреют. Волчар снял одежду, сложил под корнями накренившейся ели и сказал: - Пап, я сейчас отведу волков. Поймаю им что-нибудь потом. Ты, забирай лесорубов и домой. За меня спросят если, то скажи, туда пошел. И все. Я, сам приду, – парень стал чуть дальше, по волчьи отряхнулся и в сторону стаи скользнул крупный черный волк. Вот он подбежал, коротко рыкнул. Волки вскочили и… побежали следом. Через несколько секунд все скрылись из вида. Ян побежал к слезавшим с ели лесорубам: - Вы, живы! Мы уже весь лес прочесали, искали вас. Пошли быстрее.

— Майрон где? – спросил самый старший.

— В ту сторону свернул. Шум ему там почудился. Придет, – Ян повернулся и быстро пошел к селу. Он не видел, как мужики переглянулись между собой.

А Волчар возглавил стаю, бывшую теми самыми волчатами, с которыми он играл. Черный волк поднял морду, принюхался и уверенно побежал на северо-восток. В небольшой ложбинке паслось маленькое стадо оленей. Почуяв волков, они рванули в заросли, но в них полетели ледяные пики и два оленя упали. Волки и Волчар подбежали к ним. Все основательно наелись. Стая осталась отдыхать, а Волчар не спеша потрусил в сторону села. Домой он вернулся, когда уже совсем стемнело. За столом с шитьем в руках сидела мать. Отец крутил ложку и выглядел слегка потерянным. Зыркнул на Майрона: - Благодарю, что спас их. Но…

Айна отложила шитье, подошла к шкафу, открыла шкатулку и вынула золотую монетку. Протянула ее сыну: - На, возьми.

Парень взял монетку, перевернул и прочел гравировку: – Откуда она у тебя?!

— Помнишь, ты, незнакомцу коня подковал, а я плечо полечила. Это был Нар гезар Балрук Гро-Мак. Монетка поможет тебе поступить в знаменитую на всю Эолу Школа Меча в Эолане. Ян, потерпи три месяца. Ему исполнится четырнадцать. Раньше не берут. Майрон уйдет учиться, – Айна посмотрела на мужа. Майрон обнял ее и чмокнул в щеку: - Мам, ты не представляешь, как я тебе благодарен. Я, о ней только мечтал.

Знахарка вздохнула, потрепала сына по голове. Забрала монетку и положила обратно.

Три месяца пролетели незаметно, и вот уже Майрон едет в столицу поступать. Парень купил себе хорошего коня, сам выковал меч, кинжал и доспехи. Так что, выглядел он весьма представительно. Школу он нашел быстро. Крепкому парню на хорошем коне охотно показывали дорогу. Вот и заветные ворота. На них были выкованы все те же орел и змея. Парень спешился и подошел к охраннику, ведя коня в поводу. Вежливо поздоровался и сказал: - Я пришел поступать. Вот, – парень показал монету, - мне посоветовал Балрук Гро-Мак. Сказал, что я смогу поступить и учиться.

Охранник прищурился, посмотрел на парня и кивнул: - Мне тоже так кажется. Проходи. Найдешь Главного Наставника. Он тебе все объяснит.

Охранник приоткрыл ворота, в которые прошли Майрон и его конь. Парень вошел внутрь. К нему подошел высокий мужчина. Майрон ему все объяснил и показал монету. Мужчина глянул на нее, хмыкнул: - Пошли. Представлю тебя Наставнику. Балрук вряд ли ошибется. Коня вон там привяжи, потом устроишь на конюшне.

Так началось обучение Волчара в Школе, о которой грезили почти все мальчишки Эолы.

Прошло, пролетело семь лет. На площади перед главным зданием “Геза-р- рикс” стояли девять выпускников. Те, кто остался из двадцати поступивших. Со ступенек спустился Наставник и стал перед не длинной шеренгой: - Поздравляю! Вы, все-таки, смогли. Выдержали семь лет обучения и даже кое-чему научились. Отныне, вы – Нар гезар, маги, воины, охотники. Завтра, вы, выйдете за порог Школы и начнете свою большую охоту длиною в жизнь. Сейчас, вы, получите отличительный знак и диплом. Восьмеро из вас получают “Серебряный кинжал” и серебряный диплом. Майрон Телл, ты получаешь “Золотой меч”. Последним, кто его получил сразу после окончания школы был Балрук Гро-Мак, да, Майрон, твой покровитель. И, ты, получаешь не только татуировку и золотой диплом. Ты, сегодня получаешь свое первое задание. Магистрат Фаредана подал заявку, чтобы им прислали мага-охотника. Уже около двух лет периодически пропадают люди. Местные сыскари с задачей не справились. Пятеро из них сами пропали без вести. Так что, добро пожаловать в стаю, Волчар.

По ряду выпускников прошел шепоток. Майрона и в глаза, и за глаза называли Волчаром. Наставник, все-таки, разглядел его вторую ипостась и его способность оборачиваться волком секретом не была. Как и то, что преподаватели школы и сам Наставник и десятой доли его Силы не имели. Да и в бою на мечах тягаться с ним могли немногие. Правда, отсутствие заносчивости и безотказность были теми качествами, которые обеспечили если не дружбу, то симпатии соучеников. Особенно, когда он помогал всем на практике в кузнице. Да и в магических поединках давал возможность получить хороший бал, хотя преподаватели это видели.

Восьмеро выстроились друг за другом. Сейчас татуировщики выбьют “Серебряный кинжал” и Наставник оденет на шею серебряную пластинку, на которой на одной стороне выгравирован кинжал, а на другой – простая надпись “Геза-р- рикс”.

Майрон подошел к стоящему отдельно пожилому мужчине и протянул руку. Мужчина ухмыльнулся в густую бороду: – Давненько я не наносил “Золотой меч”, - и начал уверенными движениями наносить татуировку на запястье парня. Майрон пробормотал обезболивающее заклинание. Мастер это заметил и улыбнулся. Потом парень подошел к Наставнику и склонил голову. На его шею скользнула золотая цепочка с золотой пластинкой на которой было изображение меча и название Школы. Все. Теперь он вольный охотник. Завтра все поедут домой, а он - в Фаредан. На свое первое задание.


Глава 29. Пойди туда - не знаю куда, поймай того - не знаю кого.

По проселочной дороге ехал всадник на крепком гнедом коне. Всадник крутил головой, оглядывая громадные сосны и высокие горы. Майрон, выросший в местности, не имевшей дремучих лесов и высоких гор, поражался темному, загадочному лесу с правой стороны дороги и начинавшимся почти рядом горам, вершинами уходящим в небо. Фаредан находился на севере Эолы и, несмотря на разгар лета, ночи здесь были холодные. Да и день особой жарой не баловал. Майрон неделю назад явился в Магистрат и сказал, что его прислали по запросу. Он выпускник “Геза-р- рикс” и удостоен “Золотого меча”. Почтенный господин Драуфф выразил надежду, что охота будет удачной и господин Телл все же сумеет навести порядок. Он сейчас подпишет его назначение кузнецом в городок Янтарный. Чтобы внимание не привлекать и спокойно во всем разобраться. Там, как раз, лишились своего. Пропал. Господин Драуфф выдал, кроме грамоты, увесистый мешочек с половиной жалованья и “на обустройство”. Так что, сейчас на крупе Гнедого лежал увесистый тюк, в котором позвякивали необходимые инструменты. И в кузнице наверняка что-то осталось. Майрон размышлял и жевал толстую лепешку. Последнюю. Перед ним во весь рост встал вопрос с ужином и ночлегом. У Гнедого есть в мешке овес и поспит он стоя. А вот его хозяин задумался. Местность была совершенно дикая. Узенькая дорога рядом с вековым дремучим лесом и никакого намека на жилье.

Дорога свернула, громадные сосны подошли к ней вплотную, ветви нависали прямо над головой и несмотря на то, что солнце еще не село, было уже довольно темно. И даже жутковато. Дорога снова вильнула и дальше тянулась около высокой горы. Словно искала у нее защиты от леса. Майрон проехал еще около часа. Окончательно стемнело. Гнедой пофыркивал, прозрачно намекая хозяину на отдых. Майрон покрутил головой и увидел небольшую расщелину в скале. Как раз коня можно поставить и распрячь. Гнедой принюхался, фыркнул и позволили завести себя в это импровизированное стойло. В мешок был насыпан овес, а сам мешок подвешен к морде. Конь успел напиться из прозрачного ручейка и пока мог обойтись без воды. Майрон сгрузил тюки около стены. Сосредоточился, повинуясь ему небольшой валун сдвинулся с места и перегородил вход, защищая коня от хищников. Парень разделся и сложил одежду в нишу между валуном и скалой. Встряхнулся и под густые еловые лапы скользнул крупный черный волк.

Яркая полная луна посеребрила траву около большого валуна. Гнедой принюхался и захрапел. Потом еще раз, и лес огласило громкое призывное ржание. Вскоре из-под лап огромной ели выскользнул Волчар. Принюхался и выругался про себя. Начал бесшумно подкрадываться. В загончике храпел и бил копытами Гнедой. Через полянку скользнул… человек? Что-то в нем было странное. Волчар принюхался и почувствовал своеобразный запах. Нежить. Но, что или кто? Таких тварей они “не проходили” и дома он с таким не сталкивался. Гнедой буквально заорал. Волчар ждать не стал. Добавил ипостаси неуязвимость (об этом его свойстве не знали ни Школа, ни мать) и подлетев к твари прыгнул на спину. Мощные клыки сомкнулись на шее, раздался хруст и вой, но вопреки всякой логике тварь не свалилась, а с нелепо висящей головой попыталась укусить его самого внезапно выросшими клыками. Переворачиваться в человека Волчар не рискнул, а начал по-волчьи рвать своего противника. Тот сопротивлялся и пытался укусить, но мешала надкушенная шея. Волчар все-таки исхитрился и сумел перекусить шею совсем и лапой отбросить голову. Перевернулся в человека, схватил топор, нарубил сухостоя и сложил большой костер. Потом разрубил тварь на куски и обложил их ветками. Его Магии Огня хватило, чтобы разжечь костер. Майрон ворошил ветки, пока все не прогорело, а затем вызвал ветер и развеял пепел по лесу. Пробрался в загончик к коню и, завернувшись в одеяло, уснул.

Наутро вывел Гнедого, вскочил в седло и поехал по той же дороге. Она здесь была в единственном числе и вела прямиком в Янтарный. Больше некуда было. Ветерок донес запах серн. Майрон стреножил коня и пустил пастись около узенького ручейка, а сам встряхнулся и побежал в ту сторону, откуда доносился запах дичи. Охота была удачной и через час Майрон верхом на Гнедом уже ехал по дороге. К вечеру лес немного отступил, дорога свернула и вывела его к небольшому городку, раскинувшемуся в излучине реки. Солнце почти село, когда он подъехал к первым домам. Поехал по центральной улице, сопровождаемый хоровым лаем местных собак. Примерно посередине возвышался высокий добротный дом. Майрон определил его, как жилище Старосты и не ошибся. Подъехал, пару раз грохнул кулаком в закрытые ворота. Собаки совершенно обезумели и за их ором совершенно терялся голос человека, вышедшего на крыльцо. Майрон по-особому рыкнул. Псы, взвизгнув, притихли. Ворота приоткрылись, из них вышел рослый мужчина с мечом в одной руке, факелом в другой и спросил: - Чего, тебе, надо на ночь глядя?

— Я – ваш новый кузнец, - Майрон протянул Грамоту, выданную в Магистрате. Мужчина поднес к ней факел, вчитался и сказал: - Езжай в самый конец этой улицы. Последний дом – кузнеца. Там его вдова живет. Скажи, что я определил тебя к ней на постой, а там видно будет. Пока у Наины поживешь, - ворота захлопнулись, а Майрон поехал в указанном направлении.

Главная улица была на удивление длинной и к нужному дому подъезжал уже в ярком свете полной луны. Перед ним были высокие ворота из толстых бревен, скрепленные широкими стальными полосами. Пришлось снова прибегнуть к уже опробованному способу. Из-за ворот донесся басовитый лай. Собака была одна, но судя по голосу – большая. Майрон снова рыкнул, но пес не замолчал, а коротко подвыл в ответ. Парень хмыкнул. Явно волчья кровь у зверюги. Приоткрылась дверь и на крыльце появились две фигуры. Женский голос крикнул: - Кто там?

— Я – ваш новый кузнец. Меня Магистрат прислал, а ваш Староста определил сюда на постой. У меня и Грамота есть. Я, не вор.

Послышались шаги, ворота приоткрылись. Выглянула высокая женщина, рядом стоял крепкий подросток и сжимал в руке меч. Женщина подняла повыше факел и в круг света попал Гнедой и сапоги Майрона. В этот момент луна окончательно вышла из-за набежавшей тучки и в ее свете стало видно лицо парня. Майрон спешился и протянул женщине Грамоту. Она вчиталась и кивнула: - Заходи. Дом большой, места много, только налоги еще больше, - и она грустно вздохнула.

— Я, заплачу налог, это будет моей платой за постой. И за Гнедого. Его бы в конюшню и распрячь. Пусть отдохнет, в мешке есть еще немного овса.

Парень взял коня за поводья и сказал: - Не волнуйтесь, господин, я умею обращаться с лошадьми. Не раз отцу помогал, - и грустно вздохнул. Майрон бросил ему поводья и, ободряюще похлопав по плечу, пошел следом за женщиной.

Первую неделю Майрон никак не мог выбраться даже за ворота. Со времени смерти кузнеца прошло почти полгода и накопилось много работы. Люди шли все время. Ни минуты свободной не было. Вторая неделя стала чуть посвободнее. Майрон даже сумел выбраться на охоту. Перекинулся в волка и немного исследовал окрестности. Нигде никаких следов. Пока работал, разговаривал с людьми. Всех погибших нашли в разное время и в разных местах. И это не волки были. Все тела были целыми, только обескровленными. Майрон вспомнил тварь, напавшую на коня. Ее внезапно выросшие клыки.

Первая вылазка никаких плодов не принесла, кроме крупной серны, которую он принес в качестве добычи. Наина и ее дочка занялись обедом. Был последний день недели. Все отдыхали и Майрон спокойно пошел в свою комнату. Подумать и отоспаться.

На третьей неделе парень еще раз выбрался поохотиться. Луна пошла на убыль, набежали тучи и было довольно темно. Волчар в свете особенно не нуждался. Забрался он в этот раз очень далеко на север. Хозяйку свою предупредил, что его не будет дня два-три. Осмотреться надо. Ветерок донес запах оленей. Волчар побежал в ту сторону. Есть хотелось, и почти сразу чуткий нос уловил знакомый запах. Даже вонь. Воняло нежитью, как от той твари, которую он недавно убил. Волчар предусмотрительно не стал выскакивать на полянку, а притаился в зарослях.

Две твари, внешне неотличимые от людей, затаились на другом краю полянки. Олени мирно пощипывали травку. Вдруг одна из тварей смазанной тенью прыгнула на ближайшего оленя и впилась выросшими клыками ему в горло. Следом, на другого оленя прыгнула вторая. Испуганное стадо рвануло в сторону и одна из молоденьких самок оказалась рядом с Волчаром. Тот не утерпел. Схватил ее за горло и уволок в заросли. Выглянул. Твари уже напились крови и принюхивались. Ветер дул к Волчару, и они его не учуяли. Потом резко метнулись в заросли и исчезли. Волчар основательно поел, чуть отдохнул и побежал по свежему следу нежити.

Бежал он довольно долго. Уже начало светать. Выбежал к высокой скале, нависавшей над большим озером с какой-то жутковатой черной водой. На краю скалы стояла высокая башня. Подобраться к ней можно было или по воде, или по тонкой каменистой полоске, ведшей к воротам. Или по воздуху, но последний способ передвижения Волчару был недоступен. Потянул носом воздух и шмыгнул в заросли. Обежал озеро по дуге, теперь ветерок явственно доносил уже знакомый запах

нежити.

Солнце поднялось высоко и Волчар решил не рисковать. Пробежал немного назад и найдя укромное место улегся отдохнуть. На закате проснулся, поохотился и побежал в сторону Янтарного. Нужно было подумать, как попасть в башню. Было ясно, что людей убивала нежить, с которой он встретился. Но, сколько ее и насколько она опасна, нужно было выяснять. Чего боится, как ее убивать и главное, кто ее руководит. Не сама же она появилась здесь. К ее созданию кто-то приложил руку и именно эту руку и надо было отрубить. Без этого условия охота на тварей была бесполезна.

Майрон вернулся в дом кузнеца с добычей и сразу пошел в кузницу. Его уже ждали. Парень работал, но в голове все время крутилась одна мысль. Как изловить мага? Майрон был силен, но неопытен и в некромантии почти не разбирался. Их учили убивать уже созданных тварей. Как убивать их создателей в Школе не учили.

Уставший за день Майрон спал крепко, но его чуткая волчья ипостась почуяла опасность. Парню снились давешние твари. Вот они крадутся к дому. Майрон все-таки нашел в себе силы стряхнуть сон. Взяв в руки меч, пошел по дому. Чуткие уши не слышали ничего подозрительного, но вот ноздрей коснулся знакомый запах. Принюхался, огляделся. Он стоял возле двери в комнату девочки. Немного поколебавшись толкнул дверь вошел и в ту же секунду в осколках разбитого стекла в комнату влетела тварь. Майрон взмахнул мечом, и голова покатилась по полу. В разбитое окно влетела вторая тварь и с рычанием бросилась на Майрона. Парень отклонился и с разворота полоснул тварь по шее. Нежить двигалась настолько быстро, что меч лишь слегка замедлил ее. Тварь бросилась к девочке, и Майрон, наплевав на условности, сбросил штаны, встряхнулся и огромный черный волк сомкнул клыки на шее нежити. Девочка сжалась в комок и тихонько скулила от страха, когда на ее постели сцепились два монстра. Волчара она теперь боялась еще больше твари. В двери вбежали Наина и паренек с отцовским мечом в руке. Волчар встряхнулся, подхватил с пола штаны и только поле этого рывком сбросил обезглавленное тело с кровати девочки. Постель была чистой. Кровь из раны не текла. Голова моргала и скалилась.

— Принеси большой мешок. Я уберу эту дрянь, - скомандовал пареньку Майрон. Тот убежал и через несколько минут прибежал с большим холщовым мешком в руке. Майрон побросал туда куски и понес в кузницу. Разжег огонь и вывалил все в горн. Мешок бросил следом. За это время Наина успокоила девочку и отвела ее в свою спальню. Потом прибежала в кузницу и сразу накинулась на Майрона с вопросами: - Это те твари, которых ты, должен поймать? Это они убили мужа? Кто ты, такой? Оборотень?

— На первые два вопроса ответ “Да”, на третий… Нет, я не оборотень. Я – Изменяющийся. Это моя вторая ипостась. Я, нашел их гнездо, только не знаю, как туда попасть. Сколько их там. Я, убил трех. Но их, наверняка, намного больше. Это порождения некроманта, и как с ним сражаться я, увы, не знаю. Просто так, его не убьешь. Буду думать. Библиотеки здесь наверняка нет и сведущих магов тоже, иначе не стали бы просить прислать охотника.

— У нас есть колдун, он очень стар и может быть что-то знает. Сходи к нему, поспрашивай, - предложила Наина.

— Ладно. Днем схожу, - согласился Майрон.

Поход к местному магу ничего не дал. Старик был самоучкой и большой магической силой не обладал. О тварях раньше не слышал и когда Майрон ему о них сказал, здорово перепугался. Так ничего и не узнав, парень решил действовать сам. Помощи ждать было неоткуда. Подумал, подумал и решил передохнуть, выковать крюки, чтобы можно было забраться на стену и разведать, что к чему. Других вариантов попросту не было.

Прошло больше двух недель, прежде чем заваленный работой, Майрон сумел выбраться на охоту. На этот раз парень вооружился основательно. За спиной в заплечных ножнах висел меч. Чтобы при ходьбе по лесу в кустах и молодой поросли не путался. Пристегнул кинжал, засунул в специальные углубления на поясе выточенные им самим дротики, в металл которых добавил серебро. Авось сработает. Многие виды нежити его боятся. Прихватил усовершенствованный им же арбалет, который сынишка Наины даже взвести не смог, а пятнадцатилетний подросток, помогавший отцу в кузнице, слабаком отнюдь не был. В металл болтов тоже было добавлено серебро, изрядно схудившее кошель Майрона. Прихватил крюк и моток крепкой веревки из конского волоса. Попрощался с Наиной и сказал, что, если он не вернется остаток денег и конь останутся ей в наследство. Наина вздохнула. Ей только-только перевалило за тридцать и у нее были далеко идущие планы насчет крепкого парня, выглядевшего старше своих лет. Работящие, непьющие мужчины всегда в дефиците, а кузнец вообще был в единственном экземпляре.

Майрон быстрым шагом вошел под нависшие еловые лапы. Перекинуться он не мог. В зубах такой груз долго не пронесешь. Пришлось идти в человеческой ипостаси. Еда была. Наина постаралась. Дорога к Замку На Озере, как назвал его Майрон, заняла в этот раз больше времени. Вышел на место в середине дня. Развел в яме маленький костерок, нагрел воды и заварил чай. Достал всю еду, какая у него еще оставалась и решил плотно поесть и подремать до темноты.

Проснулся он в сумерках. Потянулся, принюхался. Ветерок донес запах нежити. Затаился, накрывшись плащом, на который набросал только что сломанных еловых веток. Сильный запах хвои перебил его запах. Правда, он мешал ему самому, но это было необходимое неудобство. Через несколько минут мимо скользнули четыре твари. Майрон порадовался, что он поставил на окна дома Наины решетки из толстых прутов, в которые тоже было добавлено серебро. Двери обил стальными полосами.

Парень вылез из-под плаща, потянулся всем телом и принюхался. Ничего подозрительного не унюхал и решил пробраться в замок. Попробует убить мага. А с нежитью потом разбираться будет.

Майрон высунулся из густых зарослей и огляделся. Посреди озера возвышалась темная масса замка. Было новолуние, к тому-же тоненький серп периодически закрывали тучки. Как перебраться к замку?

Майрон вынул довольно толстую книжечку, в которую он записывал понравившиеся заклинания, отрытые в школьной библиотеке. Вместо вылазок в местный кабачок, парень шел в библиотеку, где и копался в старинных свитках. Библиотекарь проникся к нему симпатией и дал небольшой очень дряхлый свиток. В нем было много необычных заклинаний, среди которых имелось и Заклинание Левитации. Вернее, умение. Такому их не учили. Считалось, что освоить его ученики попросту не смогут. Майрон пытался. Выходило плоховато и стоило ему нескольких синяков и ушибов. Вот если, держаться за что-то хотя бы кончиками пальцев, то получалось неплохо.

Парень брел по берегу. Ни лодки, ни поваленного ствола. Как твари выбирались из замка? Скорее всего, могли левитировать или очень далеко прыгать. Майрон тихонько крался по берегу, не забывая смотреть под ноги и по сторонам. В одном месте берег слегка изгибался и далеко в воду выдавалась полоска песка. По ней перекатывались волны, значит глубина небольшая. А вот, где она заканчивается? Майрон привязал к крюку веревку. Снова осмотрелся. Ничего подозрительного. С его стороны все было темным. Светилось небольшое окно на самом верху центральной башни. Возможно, кабинет или спальня мага, но оно выходило на другую сторону. Майрон натянул повыше голенища сапог и тихонько пошел по мысу. Полоса песка постепенно ушла под воду. Пришлось длинной палкой ощупывать дно впереди себя. Ткнул в сторону и чуть не упал. Там было очень глубоко. Полоса, по которой он шел, была узенькой. Дошел немного дальше середины озера. Ткнул палкой, и она ушла в воду. Мыс кончился. Майрон примерился. Впереди возвышалась стена замка, но до нее не допрыгнешь. Проговорил про себя нужное заклинание. В неярком свете луны снова его перечитал. Все правильно. Убрал книжечку в карман и взялся за крюк. Раскрутил его и бросил на стену. До верха крюк не долетел, зацепился за небольшой выступ. Но, этого долж-но было хватить. В руке остался самый кончик веревки. Майрон сосредоточился, прочел Заклинание Левитации, вложив побольше Силы. Он так это называл. Почувствовал, что тело стало легким, легким. Начал быстро перебирать руками по ве-

ревке, не глядя вниз. Майрон летел, почти касаясь ногами воды. Вскоре почувствовал, что его запас Силы иссякает. Потянул еще немного, не выдержав, всем весом повис на веревке. Плохо закрепленный крюк сорвался со стены, и парень с громким плеском плюхнулся в воду. Тут же он помчался по насыпи, на ходу сматывая веревку. Стал в тень, прижавшись спиной к стене. Прислушался, принюхался.

Все было тихо. Поднял голову вверх. Далеко вверху виднелась узкая бойница. Снова прислушался. Потом взял камень, бросил прямо в бойницу и сразу же шмыгнул в тень. Донесся тихий стук. Это камень упал на пол. Тишина. Снова принюхался. Ничего подозрительного. Решил рискнуть. Раскрутил крюк и забросил его в бойницу. Раздался скрежет и стук. Крюк зацепился за край. Майрон зажал зубами кинжал и полез по веревке. Она была мокрая и руки скользили. Это здорово затрудняло подъем, но он все-таки взобрался наверх и перевалился через край. Спрыгнул на пол. Снял со спины меч и пристегнул его сбоку. Кинжал сунул в ножны. Смотал веревку и, не отвязывая крюк, перебросил ее через плечо. Огляделся, увидел впереди закрытую дверь. Скользнул в тень и пошел к ней. Надавил, но она не поддалась. Была заперта.

Майрон порылся в кармане и вынул отмычку. Он сам ее сделал по чертежу, найденному в одной из книг. Сунул в скважину и немного покрутил. Механизм замка оказался самым простым, и дверь с легким скрипом открылась. Парень снова принюхался, прислушался. Ничего подозрительного. Через некоторое время ему попалось небольшое окошко. Выглянул наружу, чтобы сориентироваться. Коридор вел к главной башне. Подумал, что все как-то уж слишком просто. Сделал еще пару шагов и его тонкий слух уловил звук голосов. Майрон огляделся и заметил небольшую нишу, перед которой стояла статуя. Шмыг-

нул туда и затаился. Голоса приближались, стали слышны шаги. Парень попытался разобрать слова, но говоривший замолчал. Снова звук шагов и тихий голос проговорил: - Направо, пройдемте в мой кабинет.

Шаги снова стали отдаляться. Снова заговорили, но слова он разобрать не смог. Обычный человек вообще ничего бы не услышал. Майрон прислушался, принюхался и пошел в ту же сторону. Сбоку послышались тихие шаги, парень шмыгнул в нишу за очередной статуей. Их здесь вообще было чрезмерное количество.

Шаги стихли, и Майрон пошел в ту сторону, куда ушли говорившие. Выглянул за угол – никого. Проскочил ярко освещенный коридор и шмыгнул на лестницу. Голоса стали слышны получше. Подкрался к двери. Снова ниша с очередной статуей. Уже привычно шмыгнул за спину статуи. Прислушался. На статую падал свет от светильника, горевшего около двери. Она была сделана настолько натурально, что казалась окаменевшим человеком. Каждая морщинка, каждая волосинка были выполнены с необычайным искусством. Майрон замер, сам став похожим на статую. Прислушался, стараясь даже не дышать, чтобы ненароком не выдать свое присутствие.

Вот один из собеседников прокашлялся и сказал: - Господин Базали, я хотел бы нанять у вас трех воинов.

— У меня?! Проще обратится в гильдию наемников.

— Ни один наемник не может сравниться с вашими воинами.

— Я, их в гильдии нанимал.

— Я, не о них говорю.

— Хм. А, вы, знаете цену ЭТИХ воинов?

— Знаю и готов уплатить.

— Тогда, пошли.

Зашелестели шаги, скрипнула дверь и в коридор вышли двое мужчин. Остановились напротив статуи, за которой спрятался Майрон. Один из них достал из кармана небольшой кристалл, что-то бормотнул и статуя пошевелилась.

Майрон вынул кинжал и взялся за рукоять меча. Мужчина коротко приказал: - Убей его. – Статуя резко развернулась и около горла Майрона клацнули внушительные клыки. Спасла нечеловеческая реакция самого парня. Майрон успел отшатнутся и вонзить кинжал в грудь ожившей статуи. Та только дернулась. Свободной рукой парень выхватил дротик и воткнул его развоевавшейся статуи в глаз. Она заверещала и повалил дым.

Майрон метнулся к выходу. В коридор вбежали вооруженные люди. Парень успел разрядить в первого арбалет, метнуть пару дротиков в бежавших рядом с ним. Потом арбалет забросил за спину и выхватил меч. В ближнем бою арбалет был бесполезен.

Самый шустрый подскочил почти вплотную, получил удар мечом в бок и выбыл из игры. Второй сунулся на место упавшего

и, в свою очередь, получил удар мечом, лишивший его руки. Майрон взмахнул мечом еще раз, и очередной вояка ухватился за перерезанное горло.

Вот и лестница. Майрон понесся по ней наверх. Снизу доносились лязг железа, топот и голоса. Парень на ходу толкал двери. Вдруг одна из них подалась, и он вбежал внутрь. Закрыл дверь, огляделся в поисках чего потяжелее, чтобы подпереть дверь и выругался. Комната была абсолютно пустой и, что самое главное, в ней не было окна! Засова на двери тоже не было. Пришлось пожертвовать крюк. Майрон упер его в пол и в дверь. Сколько-то выдержит. Зарядил арбалет, еще один болт ухватил зубами. Дверь затрещала, чуть подалась. В образовавшуюся щель сунулась голова и словила болт. Раздался стук упавшего тела.

Майрон ударом ноги захлопнул дверь и более основательно подпер ее крюком. Снова зарядил арбалет и сунул в зубы очередной болт.

На дверь посыпались удары топора. Майрон прицелился и, как только образовалась довольно широкая щель, выстрелил в нее. Раздавшийся вопль немного порадовал. Снова зарядил арбалет. Дверь под натиском затрещала и подалась в сторону. Майрон выстрелил в первого вошедшего и метнулся в угол. На то место, где он стоял посыпался град стрел. Майрон успел выстрелить еще раз и схватился за меч. Выпад, еще один, короткий вскрик. Метнул дротик. Попал. От двери отошли. Майрон быстренько подтянул убитых и перегородил ими вход. Стал сбоку. Послышалась команда: - Все в сторону.

Майрон подумал, что от магической атаки он может и не отбиться. Парню стало жарко, и он расстегнул ворот куртки, потом рубахи. Под пальцы попала цепь медальона. Вспомнил сло-ва матери, что он способен один раз перенести в безопасное место. Помедлил, но топот в коридоре подстегнул, и Майрон зажал в руке медальон. «Как же его запустить? Мать ничего об этом не сказала. Сама, види-мо, не знала». Парень сосредоточился, направил в кристалл побольше Силы и только хотел представить себе дом Наины, как раздался треск, его закрутил водоворот, перед глазами замелькали радужные круги. Сильно закружилась голова. Когда мир перестал вертеться, Майрон увидел, что стоит в какой-то пещере. «Пресветлая богиня Майра, где я?!»


Глава 30. Последний бой Морохира.

“Краб” медленно плыл по реке. Солнце поднялось высоко и начало припекать. Шанталь стояла, облокотившись о борт, и мечтала о холодном пиве и копченых ребрышках. Рядом вздыхал кок. Около девушки остановился Дагнир, оценил ситуацию и предложил причалить, поохотиться и искупаться. Шанталь была “за”. Дагнир пошел в каюту к Бену.

Через полчаса бросили якорь и высыпали на берег. Шанталь углядела густые заросли и пошла в ту сторону. Сзади раздались грустные вздохи, но окрик боцмана прервал мечтания. Шанталь зашла за густо растущие кусты и начала раздеваться. Ая купание не любила и устроилась на солнышке. Шанталь разделась, потом с наслаждением окунулась в прохладную воду. Поплавала, нырнула, чтобы волосы промыть от пота. Снова поплавала. Перевернулась на спину, раскинула руки и зажмурилась, плавно покачиваясь на воде. Вспомнилась неглубокая речушка Искорка, протекавшая неподалеку от Каоса и бывшая любимым местом купания местной детворы. Из приятных воспоминаний ее вырвал истошный вопль Джеффа: - Господин Дагнир!!! Скорее сюда! Шанталь утонула!!!

Девушка перевернулась на живот и рявкнула: - Джефф!!! Идиот! Тебе что, заняться нечем?! Пошел вон с моей одежды.

Юнга углядел Аю: - Ой, ящерка! – и протянул к ней руку. Саламандра вспыхнула и рявкнула: - Руки убрал!!! - Джефф сел на задницу, увидел оплавленный песок и начал тихо икать. Подошел Дагнир: - Что тут стряслось?

— Юнге заняться нечем. Пусть идет к Полу, поможет воду носить. А я, пока, оденусь. Ты, тоже можешь составить ему компанию.

Эльф зыркнул на Аю и пошел к кораблю. Донесся его громкий голос: - Вы куда навострились?

— Пойдем посмотрим, что это за домики. Вдруг там есть клад, - потом вопль Джеффа, - я с вами!

Шанталь хмыкнула и стала на солнце, чтобы подсохнуть и подсушить волосы. Прикрыла глаза и попыталась связаться с Дэйли, потом с Ларри. Ничего не вышло. Вздохнула и начала натягивать на себя одежду. Натянула один сапог, взялась за второй. На берег вылетел Джефф с выпученными глазами и заорал: - Там живые статуи! Они Моди утянули. Он и сейчас орет!

— Вашу мать! Куда, вы, влезли?! Это же драугары! Они охраняют могилы или клады и очень опасны! – Шанталь заскакала на одной ноге с руганью натягивая второй сапог. Выхватила из пространственного кармана Жезл Огня и побежала следом за Джеффом. Ая восседала на ее запястье. Прятаться уже смысла не было.

Неподалеку от того места, где купалась Шанталь, стояла кучка матросов. Впереди возвышались невысокие строения. Явно склепы на старом кладбище. Девушка подлетела к ним и заорала: - Вы, что, последние мозги растеряли?! Они же вас сейчас сожрут! – и точно, к ним мерно шагали три фигуры и отвратительно скалились. С длинных клыков капала слюна.

— Они такие красивые были-и, - мечтательно протянул молоденький матрос. Шанталь направила на драугаров Жезл, и в них ударила, струя огня. Матросы начали пятиться и бормотать молитвы. Подбежал Дагнир. Бросил быстрый взгляд на три головешки и хмыкнул. Потом рявкнул: - Быстро к кораблю. Прогулка окончена.

Загрузили бочки с водой и поплыли в сторону небольшой горы, окруженной лесом. Причалили, высадились. Вокруг было тихо, спокойно, никаких склепов или монстров. Трое парней с луками пошли в сторону леса. Шанталь переглянулась с Дагниром, и они пошли следом. Девушка тихонько сказала: - Жаль Сестры нет. Она бы быстро дичь унюхала.

Прошли еще немного. Один из парней что-то рассматривал на земле. Взмахом руки он указал в сторону невысокой горы. Все пошли в ту сторону. Шанталь не оставляло чувство опасности, и она набросила “Драконью Кожу”. На душе стало полегче. Дагнир шепотом выспросил принцип и через пару минут облегченно вздохнул: - Так спокойнее.

Через полчаса вышли к небольшой пещере. Вдруг из зарослей вылетели стрелы. Две отскочили от эльфов. Одна впилась в шею матросу и тот упал. Шанталь выхватила из пространственного кармана скимитары. Шорох, и Дагнир стоит спиной к спи-не с девушкой с саблями в руках. В следующую секунду на них налетели йорги.

— Как, вы, мне уже надоели! – рявкнула Шанталь. Ая что-то выкрикнула, и передние уроды вспыхнули факелами. Задние сдали назад. Из гущи деревьев снова полетели стрелы, но этот залп никакого урона не нанес. Два оставшихся в живых матроса шмыгнули за деревья. Ая снова подожгла пяток йоргов. Около дюжины валялись мертвыми у ног эльфов. Один из матросов крикнул: - Они из пещеры выбегают!

— Я, сейчас закрою этот источник тварей! Допекли они меня уже, - Шанталь убрала один скимитар, а вместо него взяла в руку Жезл. Вход в пещеру накрыла струя огня и эльфы вошли внутрь. Ая еще раз что-то пробормотала на незнакомом языке и впереди них понесся огненный шар выжигая все на своем пути. Прошли короткий тоннель и вошли в просторную пещеру. В нее выходил ход, ведший в еще одну. На них откуда-то сбоку бросились несколько йоргов. Через пару минут от них остались кучки пепла и окровавленного мяса. Вдруг раздался громкий приказ на эльфероне: - Все, назад. С ними, вы, не справитесь. Саламандра и Мастер Мечей зачем, вы, сюда пришли и, главное, как смогли меня найти?

— Где “добро пожаловать”? Что-то, ты, негостеприимен. И не воспитан, к тому же. Сбежал, не окончив начатый разговор, - Шанталь насмешливо посмотрела на рослого эльфа в черных доспехах.

— А, вы, неучтивы. Я, ведь, сделал вам выгодное предложение, - черный рыцарь оперся на меч. Стоял он явно с большим трудом.

— Твое предложение нам не подходит. В стае может быть только один вожак, - Шанталь поудобнее перехватила скимитар и направила на черного воина Жезл.

— Ну, что ж. Один, так один, - Морохир тяжело вздохнул, вложил меч в ножны и вынул кинжал. Стал в боевую стойку напротив Шанталь.

— Дагнир, отойди. Это не твоя драка, я уважаю твою Силу, но ты, все же, не дед, и не Ларри, - девушка поудобнее перехватила саблю и Жезл, укрепила Защитный Щит. За это время ее противник сосредоточился и начал что-то тихонько бормотать. Шанталь скривилась и выпустила по нему струю огня. Пламя обтекло тело эльфа, а он продолжил бормотание. Потом резко полоснул себя кинжалом по ладони правой руки.

Шанталь продолжения ждать не стала и бросилась на него, замахнувшись скимитаром. Вдруг капельки крови собрались в тонкую длинную иглу и полетели прямо в нее. Девушка понадеялась на Драконью Кожу и даже не стала отклоняться. Неожиданно Ая метнулась по руке на ее плечо и бросилась прямо на острие. Вспышка. Острие исчезло, а Саламандра без движения упала на песок. Шанталь подхватила на руки ее тельце и запричитала: - Аинька, миленькая, что с тобой? Не пугай меня,

подружка! - Саламандра приоткрыла глаза и сказала: - Это – Месть Крови. Ты, не смогла бы его отбить. Второе, такое-же, он уже не сплетет. Слишком много Силы оно берет. А за меня не волнуйся. Ларри что-нибудь придумает, - положила головку на запястье девушки и через секунду исчезла. Осталась только золотистая татуировка.

Шанталь подняла голову, посмотрела на черного воина, отбросила скимитар, Жезл, глаза из изумрудных превратились в бело-желтые. В ту же секунду в эльфа ударила струя огня, да такая, что вокруг эльфа оплавились песок и камни, а доспехи начали светлеть. Потом снова стали черными.

Немного спустив пар, девушка схватила мечи и насела на своего противника. Первый же удар отбросил его к стене пещеры. Доспехи выдержали, а вот ноги подвели их хозяина. Откуда-то вынырнули четыре йорга и загородили собой упавшего. Шанталь через несколько секунд буквально искрошила их. Дагнир нашинковал еще нескольких, пытавшихся зайти сзади. На

это ушло несколько секунд, но их хватило, чтобы Морохир успел сплести еще одно заклинание и в лицо Шанталь полетела

еще одна игла. Девушка попыталась отклониться, но тонкое ост-

рие коснулось щеки и неожиданно, с громким хлопком, игла разлете-

лась, обрызгав щеку капельками крови. Эльф негромко застонал, потом тихо сказал: - Ты – мой потомок?! Месть Крови бессильна перед тем, в ком течет моя кровь. Но, как?! – эльф сел поудобнее и снял шлем. Он был абсолютно седой, на красивом, надменном лице тонкая

сеточка морщин. Брови тоже были совершенно седыми, а черные гла-за – уставшими и грустными.

Шанталь посмотрела на него и убрала скимитары в пространст-венный карман. Жезл оставила в руках. Подошла, села рядом с эльфом на большой камень. Дагнир подошел к ним, сел рядом на второй. Девушка посмотрела на золотистую татуировку на своей руке и шмыгнула носом. Косо зыркнула на старика и буркнула: - Убить бы тебя. За подругу.

— Я, даже не пытаюсь извиняться. Твою подругу это не вернет. Я, во-

обще ее не видел. Дрался с тобой. Так, как вы, меня еще никто не ос-

корблял, - помолчал, вздохнул и спросил, - как называется ваш Род?

— Род Стального Волка. Его основатель – Демиург, - отрапортовала Шанталь.

— Это я уже понял. Его самого, ты, хоть раз видела?

— Имею счастье каждый день любоваться. Он, муж моей Сестры-миури. Сразу объясняю. Миури – разумные собаки, нас связывает такой же обряд крови, как ваших каэан и драконов. Демиург имеет только волчью ипостась. За связь с эльфийкой Высшие лишили его человеческой. Кстати, Храванон, за что тебя выперли с Тимериса?

Старый эльф удивленно воззрился на девушку и спросил: - С чего вы решили, что я – Храванон?

— У брата видение было. Он видел, как Терэллон с ним сражался и, как ранили его дракона Акса. Этот самый Терэллон - дед Раэронна, который приходится дедом моему прадеду. Вот мы и решили, что Храванон сбежал сюда, и это он - Повелитель Душ, - объяснила Шанталь. Злость на старика уже прошла, тем более, что она откуда-то знала, что Ларри спасет ее подругу.

— Логично. Но я, не Храванон. Я, все-таки, прижал хвост этому гаду, хотя и сам угодил в его ловушку. Ничего, я ему тоже сюрприз приготовил, - эльф даже улыбнулся. Потом посмотрел на Дагнира и попросил: - Юноша, помоги мне снять доспехи. Ее, - кивок в сторону Шанталь, - не хочу просить.

Дагнир подошел к старому эльфу и помог снять доспехи. Морохир попытался встать, но снова тяжело плюхнулся обратно. Уселся поудобнее, положил рядом меч и кинжал. Подумал, потом сказал: - Похоже, что это был мой последний бой. Это и хорошо. Я очень соскучился за Эовэн и Йаванной.

— А кто это? – не удержалась Шанталь. Любопытство всегда было ее слабостью.

— Моя возлюбленная и дочь. Они уже ушли за Грань, а я, тут застрял. Ты, знаешь, что твой предок Терэллон – сын Повелителя Тимериса?

— Нет. Хотя меня это не удивляет. Он мой предок со стороны прапрабабушки по отцу. А, как тогда тебя зовут? И, что тут произошло? Кого в этот раз кобели не поделили? – спросила Шанталь и уселась поудобнее. Какая женщина откажется получить подобную информацию.

— Мое имя - Морохир из Рода Черного Ворона. Мой Род - ровня Повелителю, а, ты, в очередной раз оскорбила меня.

— Так это, ты, здесь монстров наплодил? – Шанталь ничуть не смутилась и продолжила разговор со свойственной ей прямотой

— Храванон тоже принял в этом активное участие. Вернее, из-за его жажды власти все и произошло. Чтобы избавить короля от этого предателя мне пришлось вызвать его на Дуэль Чести. Но, этот драконий помет выкрал Жезл Иримэ и попытался убить меня. Я использовал свой Жезл, чтобы создать Защитный Щит. Это стало моей ошибкой. Лучи Жезлов пересеклись. Чтобы их активировать, мы оба воспользовались Ментальной Силой. То, что произошло дальше… Ослепительная белая вспышка. Нас отбросило друг от друга. Я встал чуть раньше. Все вокруг заливал яркий свет. На пределе сил я подошел к Храванону и вынул из его кармана переходник. Храванон лежал неподвижно, и я решил, что он мертв. С переходником в руке я повернулся к нему спиной, собираясь уйти. Но, гаденыш был жив. Более того, жажда мести придала ему сил, и он попытался ударить меня в спину. Я услышал шорох и нырнул в сторону. Запнулся об хвост лежащего дракона и упал. Храванон ножом срезал пояс, в котором лежал мой переходник и нырнул в заросли. Я погнался за ним, но он успел куда-то перейти. В этот момент на нас насели гэрхи и стало не до него. Мы проиграли. Вернуться на Тимерис выжившие не смогли. Укрылись в уцелевших домах Андунэлена. Гэрхи тоже тут застряли. Переходники отказывались работать. Я ушел подальше от того места. Со мной ушли несколько выживших сильфов. В многочисленных стычках с гэрхами они погибли. Мне было скучно, и я начал экспериментировать с выжившими гэрхами, которые постепенно перерождались во что-то непонятное. Так и жил, пока не стало совсем скучно. Вернуться я не мог. Храванон что-то сотворил со своим переходником, и он выносил меня в разные места этого Мира. От скуки я решил завоевать соседний континент. Остальное, вы, знаете.

— Морохир, а как получилось, что ты оказался нашим предком, если тут застрял? Вы, ведь очень давно сюда перешли.

— Я потерял счет времени. Думаю, семь тысячелетий точно прошло. Кстати о предках. Может быть, моя дочь связала свою Судьбу с мужчиной из вашего Рода? Ты, знаешь имена всех своих предков-женщин? Йаванна родилась на Тимерисе и там все время жила. Сюда я перешел без своих женщин. Позже хотел забрать обеих. Когда обживусь здесь.

— Я не помню никого с таким именем. Волка бы спросить, но я никак не могу связаться со своими. Призвать его может только мужчина нашего Рода, - ответила Шанталь. Потом посидела, подумала и попросила: - Морохир, ты все равно скоро умрешь. Дай твои книги. Я брату отдам. У него есть книга Повелителя Душ, но лишние не помешают.

Старый эльф посмотрел на нее и грустно улыбнулся: - Нахальство, практичность и бескорыстие. Странное сочетание. Для брата просишь, не себе.

— Так мне они зачем? Я там ничего не пойму, - заявила Шанталь.

— Книг у меня нет. А вот книга Повелителя Душ… Я некоторым заклинаниям обучил Эовэн. Она их записывала, чтобы не забыть. Раз эта книга принадлежит вашему Роду… Эовэн, наверное, ее Йаванне отдала, а она, в свою очередь, кому-то из вас.

— Это книга нашего Рода. Ее никто другой в руки взять не может.

— Тогда, все правильно. Вы – мои потомки. Хорошо. Я передам свои знания твоему брату. Только, ты, послужишь проводником. Силы тебе хватит, я скажу, что делать. А потом… Взамен попытайся призвать Волка. Вдруг, сможешь?

— Согласна. Говори, что делать. Меня брат кое-чему научил, просто у меня другая магия. Я сейчас к короне подключусь, Силы нам хватит.

— Еще бы, у тебя же накопитель Высших. Значит так. Сосредоточься и, как можно четче, представь себе лицо брата, представь, что ты перенаправляешь ему то, что я буду передавать тебе.

— Как Силу в иллюзию? – уточнила Шанталь.

— Да. Делай так. У тебя получится. Начинаем, - скомандовал Морохир.

Через некоторое время эльф вздохнул и закрыл глаза. Он лежал совершенно неподвижно. Лицо стало совсем бледным. Шанталь легонько коснулась пальцами его щеки: - Эй, Морохир, ты там как? Живой?

Старик вздохнул, приоткрыл глаза и пробормотал: - Пока еще, да. Позови Волка.

— Подари мне переходник. Дед и Ларри и так прыгнут куда надо. Я так не могу, а хочется.

— Зови Волка, я его сейчас достану, - Морохир с кряхтеньем полез в карман. Шанталь сосредоточилась, наиболее четко представила себе морду Волка и вложила Силу. Но, почему-то, в последний момент ей вспомнился рисунок Аурики, на котором она нарисовала Волка в мужской ипостаси. Пространство затрещало, заколыхалось радужное марево и прямо перед ней вывалился мужчина.

— Твою мать! Ты, кто?! Я же не тебя звала. Или… Волк, ты что, вернул мужскую ипостась? А, как же Дэйли? – Шанталь обалдело уставилась на рослого, широкоплечего, мускулистого парня с густой черной шевелюрой и желтыми волчьими глазами. Он был почти точной копией рисунка Аурики. Шанталь пощупала его и пробормотала: - Натуральный. Это не иллюзия. Я что, вместо Волка кого-то призвала?

Рядом раздался смех Морохира, перешедший в кашель. Прокашлявшись, старый эльф сказал: - Если это не Волк, то кто-то близкий ему по крови.

— Он на рисунок похож. Аурика мужскую ипостась Волка нарисовала. Эй, тебя как звать? Откуда, ты, вывалился? – парень продолжал удивленно смотреть на девушку. Потом, что-то сказал, но Шанталь ничего не поняла, только плечами пожала. Вдруг Морохир резко вскинул руку и крикнул: - Эовэн, Йаванна, вы пришли! Я готов идти с вами.

— Эй, эй, ты куда? А переходник?! – Шанталь взяла старика за руку. Тот улыбнулся, разжал пальцы. В руку девушки лег теплый овал. Морохир вздохнул и прошептал: - Сожги мое тело. Не хочу стать химерой, - потом его черные глаза потухли, морщины разгладились, все тело обмякло и вытянулось. Подошел Дагнир, закрыл умершему глаза и сказал: - Шанталь, напрягись. Его тело нужно сжечь, пока йорги до него не добрались.

Девушка коротко кивнула, сунула переходник в карман шаровар. Потом жестами показала пришельцу, что надо перенести тело на большой плоский камень в глубине пещеры. Тот кивнул. Мужчины перенесли Морохира. Шанталь взяла в руку Жезл, сосредоточилась и тело вспыхнуло ярким, белым пламенем. Когда все было кончено, вышли из пещеры, прихватив по доро-ге оставшихся двух матросов, которые времени зря не теряли и подстрелили крупного оленя. Незнакомец шел вместе со всеми, деваться ему все равно было некуда.

На корабле нарастала паника. Бен бегал по палубе и орал на матросов. Потом выругал подвернувшегося под руку боцмана. Тот отвел душу на все тех же матросах. Кок сидел в камбузе и даже нос оттуда не показывал. У Бена начиналась истерика. Лишиться разом Помощника, Боевого Мага и трех матросов в придачу. И это все на реке посреди неизведанного материка.

От кромки леса отделились пять фигур. Толстяк с облегчением вздохнул и понесся в свою каюту. Укрепил нервы, снова вы-

скочил. На палубу подняли тушу оленя. Бен начал возмущаться их долгим отсутствием. Шанталь коротко рыкнула: - Пошел на… – последнее слово он не понял, но решил не нарываться. Девушка и рослый парень, которого капитан видел впервые, пошли в ее каюту. Толстяк открыл было рот, но Дагнир посоветовал не лезть к ним.

В каюте парень бросил на пол черные доспехи Морохира, его меч и кинжал, которые он, уходя, прихватил. Отстегнул свой пояс с мечом и кинжалом, прислонил к стене арбалет. Подошел к девушке, улыбнулся ей. Взял за руку. Шанталь вопросительно на него посмотрела. Парень шагнул к ней и прижался лбом к ее. Девушка хотела было рыкнуть, но поняв, что это не попытка заигрывания, смолчала. Через пару минут такого контакта у Шанталь немного закружилась голова. Парень отошел от нее и замер, прикрыв глаза. Постоял так немного. Шанталь вынула из кармана переходник, положила его на стол. Затем достала из маленького шкафчика два стакана, удачно заныканую бутылку “Мечты пирата”. Налила немного рома и выпила, не закусывая. Хлюпнула носом и уставилась на золотистую татуировку на своей руке. Парень взял второй стакан, налил и себе, выпил. Втянул воздух и крякнул: - Ух, ты, крепкая.

Шанталь подняла голову и спросила: - Ты, наш язык у меня выучил? Откуда, ты?

— Как, ты, догадалась? Мой мир называется Эола, - ответил парень.

— Подданный бабушки-богини Эриэль. Такая способность есть у моего двоюродного прадеда. А, как тебя зовут, и кем, ты, приходишься Волку?

— Майрон Телл. Кличка Волчар. Ни о каком волке ничего не знаю. Как понимать, “бабушка-богиня”? Пресветлая Эриэль - наша богиня плодородия.

— Тогда, точно она. Эриэль приходится бабушкой моему прадедушке. Она – эльфийка. Я, тоже. Почти.

— Никогда не слышал об эльфах. Кто это?

— Ты, же в моих мозгах порылся.

— Так я только язык учил. Я даже имя твое не знаю. Как тебя зовут?

— Шанталь из Рода Стального Волка. Я тебя вместо этого самого Волка каким-то образом призвала.

— У меня есть вот такой амулет. Я им воспользовался. Он один раз может перенести меня в безопасное место. Мой настоящий отец матери подарил, но, она никогда не говорила, кто он, - Майрон вытянул из ворота рубахи голубой кристалл на цепочке.

— Это же льдит. Кристалл, который может Силу накапливать.

В это время за дверью поскреблись и Джефф проорал: - Госпожа Шанталь! Тебя и твоего друга капитан приглашает на обед в свою каюту.

— Хорошо. Идем, - потом Майрону, - пошли. Поедим и поговорим. Обратно я тебя никак отправить не могу. Деда надо. Он может порталы в другие Миры открывать. Вот вернемся домой и переправим тебя обратно. А пока, пошли к капитану, - встала и зацепила рукой перламутровый овал. Взяла его в руки, покрутила и пробормотала: - Как я не сообразила расспросить Морохира. Это переходник. Он для того, чтобы открыть портал в другой Мир, но я не знаю, как им управлять, а Моро-

хир умер. Ладно. Покушаем, поспим, а завтра покрутим. Может быть, получится тебя переправить.

— А если не получится? – вздохнул Майрон.

— Вот тогда и будем думать. Пошли, я есть хочу, - опять посмотрела на татуировку, - и напиться. Она была моей лучшей подругой. Ларри, придумай что-нибудь! – Шанталь хлюпнула носом, вытерла его рукавом грязной, драной рубахи и, подхватив Майрона под локоток, пошла в сторону капитанской каюты.


Глава 31. Безвыходных положений не бывает.

— Лайэллон, что за пошлые фантазии? Я – твоя прабабушка Аялинэ! Мне пришлось принять на себя Месть Крови. Шанталь сцепилась с Храваноном. Чем все закончилось я, увы, не знаю. Пришлось вылетать за Грань. Но, ничего. Шани разберется, ей и Дагнир поможет, - и Ая рассказала все, что с ними произошло с момента похищения.

— Шани жива и занята делом. Осталось нам выбраться отсюда и помочь ей, - заявил пришедший в себя, и снова обретший свойственное ему нахальство, Лайэллон.

— И, как, ты, предлагаешь это сделать? Переходник либо испорчен, либо заблокирован, - Ларри перешел к практической стороне дела.

— «Пусть Краян, Вирг и Лайэллон перенесут нас обратно. Два Демиурга и один Переходящий в состоянии открыть портал», - заявила Дэйли. Дэйл вопросительно на них посмотрел. Ая хмыкнула: - Хм, и с кем это я тут еще не познакомилась?

— Это - Вирг-убийца гномов, - недобро оскалился Ларри, - его Храванон в пещере припечатал, и он там несколько тысячелетий проторчал, но не поумнел. - Вирг дернулся в сторону Ларри, но глаза у того полыхнули белым пламенем, и Орел предпочел не нарываться. Ребра еще побаливали.

— Хватит вам! Как два петуха в одном курятнике. Становитесь рядом с нами. Будем пробовать. Лайэллон, хватит Аю разглядывать, сосредоточься! – Краян взял командование на себя.

— «Подождите, подождите, - Дэйл подбежал к краю обрыва и заглянул вниз, - там же три Жезла! Вы, что, предлагаете их тут бросить?! Пусть зятек и Вирг их достанут. У Аи нет никакого оружия и запасные нам не помешают».

Краян свесил башку вниз, вздохнул, зыркнул на Дэйла и буркнул: - Ну, чего не сделаешь для любимого шурина.

В это время Ларри и Ая о чем-то тихонько шептались. Вот они оба стали на край обрыва, сосредоточились. И вдруг, за спиной Аи развернулись огненные крылья феникса, а за спиной Ларри, уплотнившийся воздух принял форму голубоватых лебединых крыльев. Оба взмахнули ими и начали планировать ко дну ущелья. Дэйли хмыкнула, стоящих обдало жаром, и она полетела следом. За спиной Дэйла раскрылись угольно-черные крылья ворона, выглядевшие отлитыми из полированного металла. Лайэллон вздохнул, крякнул и за его спиной всколыхнулись морские валы, украшенные белой пеной. Краян что-то буркнул, исчез и вышел из ниоткуда на дне ущелья. Вирг просто спикировал следом.

Ларри и Ая уже бродили по завалу, парень попросил: - Дэйл, пожалуйста, разбери этот завал. Они где-то снизу, - миури рыкнул, топнул и камни откатились в сторону. Под ними оказалось малоаппетитное месиво. Чуть в стороне лежал относительно целый труп всадника. Возле чахлого кустика нашелся его оброненный Жезл. Ая наклонилась, взяла его в руки и начала к нему примериваться. Ларри поднял еще один, но его рукоять раскололась и, как он будет работать, предсказать было невозможно.

— «Дай мне его, дома покручу», - попросил Дэйл. Ларри протянул ему Жезл и тот исчез в пространственном кармане. Вирг принял человеческую ипостась и выкопал из-под обломков третий Жезл. Покрутил его в руках, примерился.

— Эй, ты, куда хапаешь?! Ты, же их терпеть не можешь. Дай сюда! – прикрикнул на него Ларри. Вирг направил на него Жезл, а парень неожиданно шагнул к нему и в висок Демиурга уперлось дуло “кольта”. Щелкнул взведенный курок. Ларри злорадно оскалился: - Положи по-хорошему, а то последние мозги растеряешь.

— Ларри!!! Оставь, наконец, его в покое! Мы не в том положении, чтобы наезжать друг на друга, - Краян твердо решил положить конец грызне.

— Пусть этот Жезл будет у него. Неизвестно, с чем мы столкнемся, а он безоружен, - попытался урезонить внука Лайэллон.

— Пусть дерется, как легриф. Когтями и клювом, - Ларри покосился на Вирга и стал поближе к Ае. Краян вздохнул и трехэтажно выругался. Потом скомандовал: - Все взлетаем на скалу сильфов. Нужно иметь укрытие на случай встречи с Саламандрами. Все взлетели на утес и обогнув его, оказались около довольно пологого спуска. Спустились к берегу. Дэйли, отбежавшая чуть в сторону, чтобы уединиться, позвала остальных. Она нашла уютную бухточку, в которой покачивалась на воде большая лодка с парусом на единственной мачте. Ларри подтянул ее к себе за толстый канат и сунул нос внутрь: - Тут и весла есть.

— Предлагаю сесть в нее. Вдруг, опять не туда вынесет, - сказала Аялинэ. Ее поддержал Дэйл, запрыгнувший в шлюпку. Следом запрыгнула Дэйли, потом перелез через борт Ларри. Прошлепал по воде Лайэллон, за ним прыгнули Вирг и Краян. Шлюпка просела и протестующе скрипнула. Дэйл поурчал, нанес Руны Левитации, суденышко слегка приподнялось над водой.

— На счет ”три”. Мы открываем портал в Фэриленд. Ларри и Ая поддерживают, а миури левитируют нас всех в него, - скомандовал Лайэллон. Народ синхронно кивнул. Король начал отсчет: - “Раз”, “два”, “три”! – затрещало пространство, замелькали радужные круги. Миури отлаженно левитировали лодку в дрожащее марево. Вдруг, треснуло, грохнуло, оглушающе завыло…

Во дворе замка стояли накрытые столы. Эрл Варханг праздновал свадьбу своего старшего сына. Гости и хозяева праздновали уже давно и были в соответствующей кондиции. Произносили тост за тостом. Вот встал сам эрл и сказал: - Пусть боги даруют тебе, сын, мужество и силу, а тебе, моя новая дочь, плодовитость и мудрость. Пусть Дары Богов устилают ваш жизненный путь! – все ухватились за кружки и в этот момент пространство разошлось и прямо на огромное блюдо с остатками жареного поросенка плюхнулась шлюпка с пассажирами. Но, почти сразу закачалась невысоко над столом. В лодке сидели двое сильфов в доспехах, девушка-Саламандра, широкоплечий, рослый мужчина с подбитым глазом и распухшим носом, две огромные собаки и монстр, похожий на волка.

— «Куда, вы, нас опять зафигачили?» – осведомился Дэйл. Местных рокочущий бас в головах напугал, но слов они не поняли.

— Мальчики, а вы уверены, что это Фэриленд? – нежным голоском пропела Аялинэ.

— Уважаемые, как называется этот мир? И, где именно мы находимся? – на общем спросил Лайэллон. Все тупо на них смотрели.

— Дед, меня гложут смутные подозрения. Спроси-ка на эльфероне, - предложил Ларри. Лайэллон принял царственный вид и повторил вопрос стараясь, как можно более четко проговаривать слова.

— Это - Тимерис. Если, вы - сильфы, то почему не знаете, где находитесь? – спросил один из мужчин.

— Ошибка вышла. Не туда залетели, - “обрадовал” их Лайэллон.

— Подскажите, где можно найти сильфов, - с обаятельной улыбкой попросила Аялинэ.

— Вы, находитесь на земле, принадлежащей Роду Черного Ворона, - ответил эрл Варханг, - их владения простираются далеко на север. Там же находится Ледяной Замок Сиятельного Господина Иллуина. Но, через месяц начнется зима, и вы не сможете туда попасть.

— Дайте нам карту или продайте, и мы рискнем. Кое-какой опыт у нас уже есть. Кстати, где можно купить теплую одежду, лыжи и несколько прочных веревок или ремней? – спросил Ларри.

— Если, вы, переместитесь со свадебного стола на землю, то мы вам все дадим, - предложил эрл. Шлюпка пролетела немного и плавно приземлилась позади пирующих. Все вылезли из нее. В животах миури громко заурчало. Ларри сглотнул слюну и вздохнул. Ая смешно потянула носом воздух. Вирг пощупал языком шатающиеся зубы и покосился на Ларри. Краян сел около Дэйли и тихонько шепнул: - Жениха и невесту поздравить, что ли? Жрать хочется.

Король размял затекшие ноги, приосанился и пошел к местам во главе стола. Варханг махнул слуге, и тот принес стул. Лайэллон уселся и представился: - Лайэллон из Рода Стального Волка. Повелитель Фэриленда. Проверяли переходник, но он, почему-то, вынес нас на Тимерис. Попытались вернуться и вылетели к вам. Хотим понять, что происходит.

— Вы, можете не суметь запустить переходник. Слышали о них, но иметь их могут только Повелитель, члены его семьи и Разведчики Миров. Но, раз вы, тоже Повелитель… Я краем уха слышал, что летом был большой бой между сильфами, и объединившимися гэрхами и Саламандрами. К сильфам примкнули некоторые эрлы, желавшие выслужиться. Всех подробностей не знаю. Мы, вассалы Иллуина из Рода Черного Ворона, а он никуда не вмешивается. Победивших, вроде бы, не было. У них там что-то произошло. Мы видели два дня на юге сияние. У нас зимой такое бывает. Может быть, это влияет на ваш переходник? Попробуйте добраться к Ледяному Замку, только, я не знаю, как вы, сможете это сделать, - прояснил ситуацию Варханг.

— А чем нам может помочь Иллуин? – спросил Лайэллон.

— О! Он очень могуществен и знающ. Он, или знает, как работает переходник, или сможет найти в своей библиотеке. У него есть сын – Разведчик Миров. Он точно будет знать. Во всяком случае, ходят такие слухи. Сам понимаешь, сильфы с нами не общаются, - объяснил эрл. В этом месте Лайэллон пожал плечами, подцепил кинжалом жареный окорок и вопросительно посмотрел на слугу. Тот понял все правильно и налил в бокал вина. Лайэллон принялся за еду. Краем глаза увидел, что Ларри, Ая и Вирг устроились среди гостей. Миури и Краян, принявший пушистый облик довольно чавкали над большими мисками. Миури решили не светиться раньше времени.

— Дозвольте у вас переночевать и завтра мы уйдем. Будем пробиваться к Замку Иллуина. Нам любым способом нужно попасть обратно. Я, все-таки, Повелитель своего Мира, - Лайэллон посмотрел на Варханга.

— А, как получилось, что, ты, самолично проверял переходник? – не удержался от вопроса эрл.

— Интересно стало. Хотели в своем Мире переместиться. На такое не рассчитывали. А исправить не можем. Почему-то все работает неправильно.

— Наверное, из-за белого света. Взорвалось что-то у сильфов. У нас даже часы не работали. В устройстве сильфов, которое стороны света показывает, стрелка крутится все время. Говорят, там, где они воевали у собак щенки с двумя головами рождаются, а у младенцев странные способности.

— Перекос Ментальной Силы. Есть у меня предположение. Если это так, то мы тут застряли. Ладно, не буду паниковать раньше времени. Завтра пойдем к Замку, - решил Лайэллон и хлебнул из кубка.

Утром выспавшиеся путешественники загрузили все необходимое в шлюпку. Расплатились золотом. Профиль на монетах убедил эрла, что Лайэллон тот, за кого себя выдает. Уселись в шлюпку, Дэйл поурчал и она довольно быстро полетела на север. Компас тоже не работал. Стрелка крутилась и никуда не показывала. Ая помахала на прощанье ручкой и посмеялась с изумленных физиономий.

Во второй половине дня подлетели к лесу. Ларри был за то, чтобы лететь поверху. Покосился на Вирга и сказал: - А, ты, чего расселся? Лети вперед, дорогу разведывать будешь. Лишний вес везем. Заодно дичь присмотришь.

Вирг заворчал и сказал: - Раз такой умный, лети сам. - Ларри схватился за Жезл. Вирг выхватил свой. Лайэллон взревел:

— Цыть! Вы, два идиота! Еще не поняли, что происходит, когда пересекаются лучи Жезлов? Ведь из-за того, что сильфы нарушили Равновесие Сил мы и застряли тут. Одна надежда, что чем дальше мы от места схватки, тем слабее воздействие. Ая, проверь компас.

— Крутится, как заведенный. Кстати, Ларри, а как насчет обеда?

— Вон, летуна спроси. Сел на нашу шею. Я ему предложил на разведку слетать, а он бесится, - Ларри покосился на Вирга. Тот зыркнул на парня и заворчал. Краян вздыбил шерсть и рявкнул: - Ларри! Уймись и не раскачивай лодку. Вирг, не нарывайся. Ты, действительно, можешь полететь на разведку.

Ая кокетливо улыбнулась и промурлыкала: - Кушать так хочется. Вирг, ты ведь, Орел. У тебя великолепное зрение, и ты, можешь видеть то, что мы не видим. Поищи дичь, а мы сами поохотимся. - Вирг вздохнул, но встряхнулся и с носа шлюпки слетел огромный орел.

— И чего, ты, ему глазки строишь? – Ларри обуяла ревность. Лайэллон

грохнул кулаком по сиденью: - Прекрати, наконец. Сколько можно?! Надоели уже. Лучше решим, что дальше делать. Топать через лес как-то не хочется.

— «Поднимемся повыше и полетим. Это не Лес Великанов. Деревья самые обычные», - предложил Дэйл. Дружно проголосовали “за”. Полетели, ориентируясь на солнце. Вдалеке маячили невысокие горы.

Где-то через полчаса прилетел Вирг и сказал, что точно по кур-су стадо лосей. Пролетели чуть дальше. Ларри и Ая занялись костром. Остальные пошли на охоту. Примерно через час появились с тушей молодой сам-ки. Миури и Краян успели свалить молодого лося и перекусить. Вирг и Лайэллон левитировали тушу к костру. Над ним уже висел котелок с булькающей водой.

После обеда снова загрузились в лодку и полетели к горам. Уже стемнело, когда подлетели к невысокой пещере. Миури принюхались, но ничего не обнаружили. Краян и Вирг в боевой ипостаси сунулись

внутрь. Обследовали небольшую пещеру и признали ее безопасной.

Поужинали, выставили Охран-

ное Заклинание и легли спать.

Утром, после завтрака, состоялось небольшое совещание. На повестке дня был вопрос: как лучше добираться?

Прилетел Вирг и сказал, что неподалеку есть река, текущая почти точно в нужном направлении. Сверились с картой и решили лететь к реке.

И вот уже шлюпка закачалась на волнах. Ларри и Дэйл, успевшие кое-чему научиться, кое-как поставили парус. Вирг, в мужской ипостаси, сидел на корме и потихоньку правил. Лайэллон и Краян сидели на скамье перед ним. Присматривали, чтобы с Ларри не сцепились. Парень и Ая сидели посередине и присматривали за парусом. Миури улеглись на носу и высматривали рыбу. Они наловчились, лапой с выпущенными когтями, выхватывать из воды крупных рыбин. Несколько уже скакали по дну лодки. Так идиллически прошла половина дня. Рыбу Ая и Дэйли пекли тут же, в лодке. Лайэллон и Ларри рыбин разделали и почистили, нанизали на прутья. Всем досталось по крупной рыбе. Поплыли дальше. Ая сказала, что ее не оставляет ощущение чужого взгляда. Вирг признался, что ему тоже кажется, что за ними наблюдают. Дед и внук переглянулись и кивнули. Дэйл сказал, что ветер сносит, но человеческий запах иногда прорывается.

Солнце потихоньку садилось и решили причалить. В темноте плыть, себе дороже. Ая и Дэйли сразу же побежали в сторону густых кустов. Ларри дернулся было следом, но был остановлен Лайэллоном, выразительно покрутившим у виска пальцем. Вирг паскудненько хихикнул и Ларри спустил на нем пар. Два мужика катались по мокрому песку с упоением дубася друг друга. Краян сунулся между ними. Оба разбили костяшки об стальную шкуру, взвыли и притихли. Лайэллон, стоя около раскиданных вещей, вдохновенно крыл матом. Драчуны слегка поутихли и, потирая разбитые костяшки, разбрелись в разные стороны изредка прожигая взглядом дыры в физиономиях друг друга. У Вирга заплывал второй глаз, а у Ларри, скула наливалась сине-фиолетовыми переливами. Разбили лагерь, поужинали, выставили Охранное Заклинание и, распределив дежурства, уснули. Ночью их никто не беспокоил.

Утром Ая и Дэйли шмыгнули в облюбованные кустики. Через пару минут оттуда донесся истошный вопль, потянуло паленым. Раздался боевой клич Саламандры, рев миури. Все, наплевав на условности, рванули туда. Среди обгоревших кустов лежали два дымящихся тела, еще одно валялось с разорванным горлом, а Дэйли, урча, зализывала рану на боку. Чуть дальше лежали еще два дымящихся трупа и поломанные ветки отмечали путь, по которому ушли похитители.

— «Они напали на нас в неудачный момент, - сказала Дэйли, закончив читать Заклинание Самоисцеления, - мы нескольких уложили. Отбились бы, но один из них приставил нож к горлу Аи и пришлось отступить».

— Собираемся и в погоню. Лодку придется бросить, - скомандовал Лайэллон, - Дэйли, ты, как? Бежать можешь?

— «Могу. Я почти увернулась, рана длинная, но неглубокая. Я, полечилась уже. Пошли, пока след свежий».


Глава 32. Исханэ Шанталь и ее гарем.

“Краб” величаво плыл посередине широкой, полноводной реки. Рулевой уверенно держал штурвал и твердо стоял на ногах, потому, что не принимал участия в прошедшем накануне “совещании”. Руководства на палубе не было, что существенно облегчало ему жизнь.

Шанталь приоткрыла один глаз, потом второй. Ужасно хотелось пить и вспомнить, чем закончился вчерашний вечер. Девушка перевернулась на спину и уставилась на мужскую руку, по-хозяйски лежавшую на ее животе. Повернула гудящую голову, увидела похрапывающего и распространяющего устойчивый запах перегара, Майрона. Мужчина что-то пробормотал и предпринял попытку подгрести Шанталь под голову вместо подушки. Получил локтем в живот и начал потихоньку просыпаться. Открыв оба глаза, уставился на лежащую рядом девушку. Перевернулся на спину, почесал спутанную густую шевелюру и спросил: - А мы, что вчера… того самого? Ничего не помню.

Шанталь посмотрела на свои шаровары, затянутые на талии широким поясом, перевела взгляд на заправленные в высокие сапоги толстые кожаные штаны Майрона. Подумала и сказала: - В штанах? Вряд ли. Просто напились вчера до поросячьего визга. Пошли, к Полу в камбуз. Пить хочется.

Оба выползли на палубу, которую старательно драили двое матросов. Шанталь подошла к одному из них, взяла из его рук только что набранное полное ведро и вылила воду себе на голову. Тряхнула мокрой шевелюрой и буркнула: - Вроде полегче стало, - отдала ведро и задумчиво уставилась на татуировку на левом запястье. Майрон взял из рук матроса ведро, набрал из реки воды и вылил ее на свою голову, встряхнулся, снова набрал ведро и отдал его матросу. Тот кивнул и занялся делом. Шанталь пошла в сторону камбуза, Майрон за ней. Кок, узрев красавицу, спросил: - Чего желает Сиятельная Госпожа?

— Холодного пива.

— Нету, могу предложить теплый чай, - изобразил улыбку кок.

— Давай, что есть.

— Два чая, - Майрон уселся рядом с девушкой. Шанталь выпила чай и откинувшись на спинку стула забормотала заклинание. Ее физиономия на глазах приобретала нормальный вид. Пол, сообразив в чем дело, уставился на нее умоляющими глазами. Шанталь фыркнула: - Пиши, пока я добрая, - и продиктовала заклинание “Обмануть Жену”, быстро снимающее самое глубокое похмелье. Кок старательно записал его в толстую книжечку с любимыми рецептами. Майрон бормотал вслед за Шанталь и сразу почувствовал облегчение.

Во вполне приемлемом виде оба поднялись на капитанскую палубу. Там стоял зеленоватый Дагнир и старался не смотреть на текущую внизу воду. Увидев свежих Шанталь и Майрона удивленно на них уставился. Девушка хмыкнула: - Повторяй за мной.

Через пару минут эльф приобрел свой обычный невозмутимый вид и отбыл с проверкой. Из капитанской каюты выполз перекошенный Толстяк и поковылял к борту. Проблевавшись, уставился на свежих и веселых Шанталь и Майрона, увидел уверенно отдающего приказания Дагнира, бормотнул что-то типа: “Эльфы, шкоры их не возьмут”, и побрел обратно в каюту.

Шанталь хмыкнула, уверенно взошла на капитанский мостик, прикрыла глаза ладошкой, как козырьком и вгляделась в окру-

жающий пейзаж. Шхуна плыла по реке среди бескрайних просторов, не имевших даже намека на лес или горы. Йоргов видно не было. Пронесся табун лошадей, в небе кружили крупные птицы. Пробежали рыже-белые копытные с острыми рогами, издалека донесся рев какого-то крупного зверя. Майрон стоял рядом и с интересом осматривал окрестности.

— Покушаем и попробую тебя обратно отправить, если еще не передумал. Ты, это… Оставайся, если что. У нас интересно, - и чарующе улыбнулась слегка опешившему парню. Майрон ей понравился и особого желания отправлять его назад у Шани не было. Девушка повеселела. Ей приснилась красавица с огненно-рыжими волосами и янтарными глазами. Красавица улыбнулась, подмигнула и сказала, что теперь она - Ая. Ларри ей помог, она получила тело Истинной Саламандры, и они скоро встретятся.

Майрон задумался. Его неудержимо тянуло к Шанталь, но дома осталось невыполненное дело, о чем он и сказал. Шани подумала и предложила вернуться к Ларри и деду, а потом они все вместе помогут ему разобраться с магом. Майрон, обдумывая ее предложение, наклонил набок голову и стал до дрожи похож на мужчин Рода Стального Волка. Потом посмотрел в глаза Шанталь, улыбнулся и принял ее предложение. Девушка сказала, что попробует ускорить процесс и перебросить всех в Волчье Логово. Приняв это эпохальное решение, парочка пошла к Полу. Покушать.

И вот, Шанталь стоит на палубе, держа на ладони опалесцирующий зеленым овал. Рядом стоят Дагнир и Майрон. Шанталь сосредоточилась, сконцентрировала побольше Ментальной Силы, закрыв глаза, представила двор перед своим замком и вложила Силу. Овал замерцал, шхуну окутало зеленоватое облако, она плавно полетела в дрожащее марево… Свист, грохот, всех ощутимо тряхнуло и “Краб”, пропахав килем глубокую полосу, замер неподалеку от стоящих кругом ярких шатров. Набок не завалился исключительно благодаря Рунам Левитации.

— Твою мать! Ну, и свинью же нам подложил покойный Морохир! – рявкнула обозленная Шанталь. Потом заметила высунувшегося из своей каюты капитана и заорала: - Эй, Бен, тащи сюда свои причиндалы. Будешь определять, где мы находимся.

Голова Толстяка втянулась обратно в каюту и через пару минут он уже спускался на палубу, держа под мышкой карту Фэриленда и свои навигационные приборы. Дагнир подошел к нему, и они начали что-то там измерять и высчитывать. К Шанталь и Майрону подошел боцман, а вся команда сгрудилась вокруг и с интересом ожидала результаты измерений.

— Мы в южных землях. Даже за Охд-Хедабис. На карте ничего особенно не нанесено. Там, - Бен махнул рукой назад, - огромная пустыня и ее тяжело пройти. Здесь она заканчивается, если верить карте, а как называется эта земля, и кто здесь живет – понятия не имею.

— Ты, хочешь сказать, что мы вылетели с Кор Коэлай? – спросила Шани.

— Не могу утверждать наверняка. Карта неточная и, где заканчивается земля вашего Рода, сказать точно не могу. Может быть и не вылетели. Надо с местными поговорить, - Бен почесал затылок и тоскливым взглядом уставился на кружку с чаем в руках Майрона. Тот сунул ему кружку и пошел в каюту. Шанталь следом. Девушка посмотрела, как он прикладывает к себе доспехи Морохира, крутит его меч и кинжал. Потом сказала: - Доспехи отличные. Это работа эльфов Тимериса. Мы повторить этот сплав не смогли. Нет некоторых руд. Попробуй натянуть. Их ничего не пробивает.

Майрон попытался застегнуть на боках застежки. По росту броня подходила, а вот по ширине… На могучих плечах парня она сходиться отказалась наотрез. Майрон покрутил, посмотрел и сказал: - Добротная работа, подумать надо. А вот меч… Странный он, легкий слишком.

— Это Р‘йел ’хранг. Легендарный эльфийский сплав. Рубит все, включая мифрил и белую бронзу. Расплавить его тоже проблематично. Смотри, - Шанталь взяла в руку меч Майрона за лезвие. Через несколько секунд лезвие покраснело и начало светлеть. Шанталь бросила меч на пол, от досок поднялся дымок и завоняло горелым. Потом девуш-ка взяла за лезвие меч Морохира. Око-ло минуты ничего не происходило. Потом металл чуть посветлел и по лезвию побежала эльфийская вязь: «Ушедший за Грань не владеет мной». Майрон прочитал и уставился на Шанталь: - Что это значит?

— Это значит, что ты, должен принять власть над мечом. Я не могу. У меня свой есть. У Дагнира тоже. Ты, должен подчинить его себе.

— Как?! – взвыл Волчар.

— Возьми за рукоять и ощути его сущность, ну, бери! – Шанталь протянула парню меч держа за лезвие.

— Что я должен делать?! Я закончил

Школу Магов, но о таком слышу впервые!

— Просто возьми меч и прислушайся к своим ощущениям. Ощути его, и ты, сам поймешь. Используй свою Магию. Меч подчинится тебе.

Майрон взял меч и закрыл глаза. Сосредоточился, вспомнил, как он перекидывается в волка, но решил, направить эту Силу на меч. Ничего лучшего в голову не пришло. Вдруг его обдало жаром, потом холодом, а потом нахлынули неизведанные ранее ощущения, среди которых главными были ощущения власти и несокрушимости. Майрон открыл глаза. Лезвие меча стало угольно-черным, на нем вспыхнула светящаяся надпись: «Клюв Черного Ворона», потом она потухла. Меч остался

черным, но его поверхность стала зеркальной и по ней снова побежали буквы и сложились в странную надпись: «Волчьи ладони оживят силу воронью».

— Срочно прочти вот это, - Шанталь сунула Майрону под нос бумажку, с написанным на нем Заклинанием Подчинения Сущности, - только вложи всю Силу, какая у тебя есть! Ну, быстрее! Читай!

Майрон сосредоточился, сжал покрепче пальцы и начал читать текст заклинания. Вдруг он ощутил, как рукоять меча вздрогнула, на секунду на черном лезвии высветился глаз ворона. Глаз моргнул и Майрон ощутил, как меч буквально ожил и стал продолжением его руки. Вложив всю Силу, какая у него еще оставалась, повел мечом. Шанталь выхватила из ниоткуда скимитары и перед его глазами сверкнула сверкающая полоса. Меч в его руке ожил, и парень сам не заметил, как начал отражать удары и атаковать. Через несколько минут пара подустала и опустила оружие.

— Ого! Я никогда не дрался с такой скоростью. Этот меч… Он обходится без меня. Главное, из рук не выпустить, - Майрон покрутил в руке меч. На лезвие попал луч солнца и по каюте заплясали синеватые сполохи.

— Меч Рода Черного Ворона. Ты, сумел подчинить его себе. Доспехи пока положи. Покрутишь вместе с Дэйлом и гномами. Их тоже подчинять придется. А, ты, силен. И от кого только получил такую Силу? Обычному человеку это не проделать. Подчинить себе меч Первородного! Что еще я о тебе не знаю? – Шанталь в изумлении уставилась на опешившего парня.

— Да, я и сам еще не знаю. В моем Мире, я еще не встретил того, кто смог бы победить меня в магическом поединке. Даже наш Наставник не смог одолеть меня. Вот только, тот маг… Он – некромант. Нас не учили, как с ними сражаться. И его воины, я не знаю, как победить их.

— Ладно, вернемся домой и вместе с Ларри подумаем. Брат – Повелитель Душ, он будет знать. Ты, на всякий случай, и кинжал себе подчини. Он пара к мечу.

Майрон отложил меч и взял в руки кинжал. Все повторилось. На кинжале высветилась надпись: «Коготь Ворона». Парень одел пояс Морохира, вложил в ножны меч и кинжал. Постоял пару секунд и ощутил, что ему теперь гораздо легче пользоваться своей Силой, и она сразу подчиняется ему. И еще ощутил, что стало еще легче читать чужие мысли и получать нужные знания.

— Шанталь, а почему ты все время думаешь о каком-то волке?

— Есть у меня кое-какие мысли. А, ты, что так легко их читаешь? Это редко кому удается.

— Раньше не мог, а теперь получается. Меч помогает, - Майрон смущенно улыбнулся и пожал плечами. В этот момент в дверь забарабанили и всунулась голова Джеффа: - Вас зовут. Там какие-то люди. Вернее, женщины. То есть, я не то хотел сказать… - юнга смешался, увидел нахмурившиеся брови Шанталь и, захлопнув дверь, с грохотом скатился по лестнице.

— Пошли, посмотрим, из-за чего мужики переполох устроили, - Шанталь отправила скимитары в пространственный карман, поправила свою видавшую виды одежку и вышла из каюты. Майрон, вооруженный до зубов, вышел следом.

Вся команда, возглавляемая Толстяком Беном, Дагниром и боцманом, столпилась вдоль левого борта. Свесив головы, матросы разглядывали стоящих неподалеку женщин. Рослые, крепкие красавицы были вооружены до зубов и весьма недвусмысленно поигрывали мечами. Мужчин видно не было, хотя около шатров стояли несколько фигур в длинных одеждах и с вуалями на лицах. Вперед вышла, вооруженная сильно загнутой на конце саблей, женщина. Она была старше остальных и одета намного богаче. На ее доспехах поблескивала золотая отделка. Женщина что-то проговорила на неизвестном языке и обвела взглядом присутствующих. В это время Шанталь, наподдав коленкой под зад Джеффу, стала около Дагнира. Рядом, потеснив мощным плечом боцмана, стал Майрон. Боцман хотел рыкнуть, но передумал.

Предводительница, углядев Шанталь, отсалютовала мечом и задала вопрос, который опять не поняли. Шани скосила глаза на Майрона и заметила, что он пристально смотрит в глаза предводительнице местных. Через минуту та слегка качнулась, но тряхнув головой, снова приняла прежний воинственный вид. Майрон магически усилил голос и на незнакомом языке спросил: - Госпожа, мы случайно вылетели в ваши края. Подскажите, где мы?

Дагнир вопросительно изогнул бровь, Шанталь быстренько прояснила ситуацию. Бен только хмыкнул. Предводительница снова что-то сказала недовольным тоном и посмотрела на Шанталь. Последняя зыркнула на нее и перевела взгляд на Майрона.

— Она говорит, что это земли народа Таргарин. Она – исханэ, титул, наверное, такой и говорить будет только с равной. Мужчине нечего вмешиваться в важный разговор, - Майрон поклонился Шанталь и подмигнул Дагниру. Эльф соображал быстро и тоже отвесил низкий поклон. Остальные разинув рты молчали. Эльф рыкнул: - Если хотите жить, быстро кланяйтесь Шанталь и больше уважения во взгляде, - все поклонились, а замешкавшийся Бен получил от Майрона ощутимый пинок в пятую точку и поневоле поклонился.

— Узнай, как отсюда выбраться и постарайся избежать драки, у меня нехорошие подозрения на их счет, - Шанталь склонила голову, приветствуя предводительницу, но низко не кланялась. Майрон все перевел, и в свою очередь отвесил церемонный поклон. Потом сказал: - Спрашивает откуда мы и какой у тебя титул. Спрашивает, почему ты, не спускаешься.

— Так. Я спускаюсь. Со мной идут Дагнир и Майрон, Мастер Мечей и сильный маг-воин. Вы все, будьте готовы к любым неожиданностям. Шхуну левитировать, вы, не сможете, постарайтесь, хотя бы, не нарываться, - Шанталь вспрыгнула на борт и задействовав левитацию плавно опустилась на землю. Майрон и Дагнир переглянулись, напряглись, и так же эффектно спустились вниз. Стали по бокам и чуть сзади. Оружие Шанталь пока в руки не брала, тихонько шепнула: “ Драконью Кожу” набросьте. Майрон толкнул локтем Дагнира и тот объяснил ему суть. Парень сосредоточился, вложил побольше Силы и сумел справиться. Довольно хмыкнул. А Шанталь совершенно бесцеремонно подошла к предводительнице и, ударив себя кулаком в грудь, заявила: - Исханэ Шанталь, - гордо вскинула голову и свысока посмотрела на местных. Те опешили от такой наглости и недовольно заворчали. Майрон негромко сказал: - Возмущены твоей наглостью и требуют доказательств. Бурчат что-то типа: «Выскочке не положен такой гарем».

— Я им сейчас покажу «выскочку»! - рявкнула Шанталь. На ее голове появилась высокая зубчатая корона из расплавленного золота. С зубцов протуберанцами сорвались длинные языки пламени. Глаза вспыхнули огнем, по волосам пробежали искорки, одежда изменилась, появилось переливающееся золотым блеском длинное платье. Матросы тихонько ахнули и сбились в кучку. До них начало доходить, кто такая их спутница. Местные тоже слегка попятились. Предводительница опешила, но взяла себя в руки. Поклонилась и сказала (в переводе Майрона, естественно): - Ты, имеешь право на титул и на большой гарем. Но почему, ты, разрешила им ходить с открытыми лицами? Эти двое, твои любимцы, а остальные?

— Я желаю постоянно любоваться их милыми личиками, - высокомерно заявила Шанталь, стараясь при этом не заржать в голос. Дагнир стоял с непроницаемым лицом, а Майрон переводил и кусал губы, чтобы не ржать. О чем шла речь, на “Крабе” слышно не было, но это и хорошо.

Дагнир лихорадочно соображал, как все это объяснить команде, особенно Бену. Эльф уже понял, что у этого народа отношения между мужчинами и женщинами с точностью до наоборот. И, если они хотят выкрутиться, то придется подыгрывать Шанталь, а уж внучка Повелителя как-нибудь сыграет “исханэ”. В это время предводительница ударила себя кулаком в грудь и сказала: - Исханэ Гарана. По обычаям нашего народа, мы можем обменяться мужчинами.

— Мои меня вполне устраивают, уважаемая. Я бы хотела их всех оставить себе, - мило улыбнувшись, заявила Шанталь.

— Тогда, я вынуждена буду объявить о поединке твоем и моей дочери. Она вошла в брачный возраст и должна набрать себе гарем, - предводительница бросила быстрый взгляд на Дагнира, который очень не понравился Шанталь. Она сказала: - Каким оружием биться и когда?

— Сначала обычное оружие, потом магический поединок. Бой проведем сейчас, чтобы между нами не было недоразумений. А почему, твой любимец все время переводит мои слова?

— Потому, что я не знаю ваш язык, - пояснила Шанталь.

— Откуда, ты? – спросила Гарана.

— Из Кор Коэлай. Это, западный материк. Он принадлежит Роду Стального Волка, то есть, моему, - Шанталь свысока посмотрела на Гарану. Та слегка стушевалась, но ненадолго. Тут же спросила: - Как вы, сюда попали. Пустыня почти непреодолима.

— Я путешествую по своим землям и решила посетить соседние, - Шанталь благоразумно промолчала, что возможно, это тоже ее земли. О том, каким способом они перемещаются, тоже умолчала. Гарана чуть замешкалась и, вскинув голову, сделала знак следовать за ней. Шанталь сняла морок, Сила ей еще понадобится. Переглянувшись с мужчинами, пошла рядом с предводительницей. В молчании они подошли к шатрам. Закутанные фигуры с вуалями на лицах окружили парней и начали о чем-то спрашивать. Майрон переглянулся с Дагниром, и они начали выкручиваться, стараясь не сболтнуть лишнего.

Предводительница остановилась около самого высокого и богато украшенного шатра. Что-то сказала. Шанталь вздохнула и махнула рукой Майрону. Тот подошел и с его помощью беседа продолжилась.

— Это - моя дочь, - Гарана представила рослую красивую девушку, по виду – ровесницу Шанталь. Присмотревшись к ней, Шанталь мысленно заговорила с Дагниром: «В ней есть эльфийская кровь. Напоминает она мне кого-то».

— «Морохира она тебе напоминает. Неужели, наш пострел и здесь поспел?», - так же, мысленно, отозвался эльф.

— «Он что-то говорил, что переходник выбрасывал его в разные места нашего Мира. Не удивлюсь. Тогда понятно, почему Гарана на тебя так таращи