И СНОВА ПИШУТ ОБО МНЕ


ВАЛЕРИЙ МИХАЙЛОВ.
ПИСАТЕЛЬ
ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
 
Иметь одновременно оригинальную философскую позицию и приличные литературные способности – удел далеко не всякого сочинителя. Валерий Михайлов («Мастера книги», «Комедианты», «Путешествие за край земли», «Глава 23», «Симфония для рояля и города», «О том, кто хочет тебя убить» и другие) – автор, у которого есть и устоявшаяся позиция, и художественный стиль, и умение создавать яркие, запоминающиеся образы.
Михайлов – писатель для взрослых. Литература его – мастерская и бескомпромиссная. Он легко узнаваем: точен в определениях и не приемлет пафоса. Порой он циничен и язвителен, а иногда бывает натуралистичен до предела. Михайлов безбоязненно выходит за пределы рамок художественных условностей. Каждая его книга – новое исследование и новый ракурс. И всякий раз – будь то сюрреалистическое «Путешествие…» или псевдодетективное «Частное лицо» – это чтение запоем. Правда, далеко не каждый читатель примет концепции Михайлова: этот писатель из тех, кого можно ругать или любить, но скучать, читая Михайлова не придется.
В условиях узкой современной издательской терминологии жанр, в котором работает Михайлов, определить не просто. Что это? Турбореализм? Реализм на грани сверхъестественного? Постмодернизм? При чтении его книг неизбежно всплывают образы Пелевина, Сорокина, Мураками, Генри Миллера, Р.А.Уилсона, Булгакова, но, скорее всего, это даже не идейные аллюзии, а признак отношения Михайлова, как перечисленных писателей, к группе самобытных авторов. Впрочем, сюжеты Михайлова настолько живы и непредсказуемы, что всерьез о жанре во время чтения не задумываешься.
Каждая история Михайлова тщательно продумана, каждый главный герой проходит этапы развития и преображения – в этом традиционализм Михайлова – традиционализм в лучшем смысле слова. Ружье, висящее над камином в первом акте, непременно выстрелит в финальной сцене, вот только выстрел этот вместо того, чтобы стать привычным завершением драмы, вероятнее всего, явится риторическим началом оригинальной концепции.
Фантастическое – или, в более широком смысле, – художественное допущение использует в первую очередь не для построения оригинального сюжета, а для эффективности выражения и доказательства идеи. Порой Михайлов заставляет смеяться до слез, а иногда читаешь его с ужасом, некоторые сцены вызывают отвращение и шок (тут невольно вспоминаешь Пушкина: «Смех, жалость, ужас суть три струны нашего воображения, потрясаемые драматическим волшебством»). Однако меньше всего автор ставит перед собой цель эпатировать читателя. Основная его задача – лаконично, искренне и максимально точно и ясно пересказать историю, некогда случившуюся в воображении.
Михайлов – стильный концептуальный яркий современный автор, при всем при этом в его языке ни капли снобистской игры, свойственной нынешним маргинальным авторам: Михайлов наш до мозга костей.
Впрочем, лучше всего об авторе скажут его книги. Пересказывать их аннотации в этой статье нет смысла. Помните, как в анекдоте про Паваротти, когда его по телефону изобразил Рабинович. Просто читайте.
Александр СОЛОВЬЕВ,
редактор ЭИ "АЭЛИТА"  
Отсюда: http://aelita-news.jimdo.com/%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%8B/%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D0%BC%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%BE%D0%B2/

МЕНЯ ПРОЧЛИ И НАПИСАЛИ

МЕНЯ ПРОЧЛИ И НАПИСАЛИ

 

          Рецензия на книгу«Путешествие за край Земли»

 

Электронная книга: http://aelita1981.ru/katalog/products/fantastika/puteshestvie-za-kraj-zemli

Бумажная книга: http://prostobook.com/product/11-498869/

 

«Рассудок — тоже ложь, ибо существует фактор бесконечный

 инеизвестный; все слова же их — кривотолки»

(А. Кроули «Книга Закона»)

 

Когда мир скорбел о кончине генияСтива Джобса, придумавшего этому самому миру другую техническую реальность, ядочитывала книгу о моделировании реальности В. Михайлова, и думала одну простуюи совсем негениальную мысль: «Всё, что нужно необузданному творцу сверхнового влитературе – это не спотыкаться о стереотипы».

Автор в книге подтверждал сие истрочно и междустрочно, и словно нарочно подшучивал над читателем, которомустоило только вникнуть в очередной поворот сюжета, как вдруг внезапно, егобесцеремонно опускают прямо с головой в огромный благоухающий чан словесной психоделии.Читатель нервно сучит ножками, пытается вырваться, глотает воду, и пускаетпузыри. Автор хохочет за кадром, и снова возвращает его, будто смилостивясь, вобычное, понятное русло истории.

«Может, книга не посвященаматрице сознания, может, она сама матрица и есть?» - задала я себе вопросгде-то на середине пути, и крепко застряла с ответом.  Я бросала несколько раз чтение, потому чтоостро хотела определить жанр. Что я читаю, черт побери?! Криптоисторию?Фантастическую многоголосицу или детектив для кармопсихологов? Из-за чего, я немогу всё это отложить в строну, а жадно заглатываю, пытаясь героям ставитьдиагнозы и поражаться их характерам?!

Белые единороги на шахматнойдоске, африканские культы, тараканы, живущие в клетке, педиатр, уважающий курсыКамасутры, ленно слоняющиеся дзен-террористы… Сюжет намекает: не верь автору, просто читай, иди дальше по тексту, необорачивайся, но помни, что твоя спина не прикрыта…

В рассказанной нам историиставится эксперимент, в котором довольно странная группа добровольцевпытается  попасть на Край Земли, туда,где всё совсем иначе, там, где мы другие. Или где Вселенная имеет ещё однуточку иного Бытия. И это удается отчаянной бригаде с Доктором, Леденцом,Мстиславом и другими. Неожиданным образом в этот круг событий с измененнымсознанием, в хаосный детектив, вплетается и лирическое начало. Любовь.  В разных вариациях.

Например, девушка Маша, верящаявсему подряд, ярко демонстрирует нам своей наивностью, что любовь может бытьжертвой эксперимента. Ха! Да что там жертвой, любовь может быть музейнымэкспонатом!

«В зал патриотической любви (так официально назывался зал любви кРодине) Маша зайти не решилась. Оттуда, из-под двери сочилась свежая кровь, ипахло чем-то неприятным»

Ну, и ладно, и ну и что же,думает читатель, допустим, это такая архитектоника романа, моральное сделатьвещественным. Пробуем надкусывать историю дальше. Не отвлекаемся на музыкуДжона Сурмана и Мэйлса Дэвиса, назойливо предлагающую нам фон, просто вникаем в  суть. 

Хорошо, автор, мы поняли, тыжелаешь поделить персонажей на светлые и темные силы. И пусть темной силойбудет Китаец, за которым охотится добрая дюжина персонажей. Но кто на сторонесветлых сил? Видите ли, герои этой книги все как есть корыстны. И сложно их воттак сразу отнести в «добро». Потому что, нам ни раз подсказывают: «одни верят в науку, другие – в бога, третьи– в политкорректный рай». И, главное, Бог у всех разный. Поэтому возникаютбольшие затруднения с поиском положительных личностей в этом эксперименте.

«Кришна вон сколько людей положил, чтобы поговорить по душам сАрджуной. И ничего, бог»

Иногда, правда, попадаются нанашем пути благопристойные лики мудрецов вроде Лазаря Моисеевича, ратующие заразвитие духовности, борьбу с шарлатанством и энергетическимцелительством.    Но мы верим неохотно.Уже научены горьким опытом ловушек текста, вздыхаем и пробираемся далее.

Кроме того, каждый приличныйчитатель должен помнить, если в романе используются приёмы реминисценции, иавтор-шулер зовёт тебя посмотреть на прежнюю нить сюжета, будь на чеку, ибо литературнаяоргия обеспечена. И здесь не исключение. «Обманы зрения» так и норовят сбитьнас с толку. И если у героини Машеньки они отражали внутренний мир, то в нашемслучае, «обманы зрения» в тексте отражают все наши заблуждения относительноистории, бесконечно нас запутывая.

«Мир фэнтези в идеальном  своемвоплощении… Хрена с два!» Нужно смотреть дальше, не обращая внимания наавторский элемент подтрунивания. Вероятно здесь главное – это определение того,насколько неодинаковыми бывают границы нашего сознания или восприятия. Даже вэтом фантастическом романе с экзистенциальным отчаянием, местами поднятым насмех, есть экивоки ко всему, что ссылается на похожие мысли, даже к другимавторам, к Пелевину, например. В любом произведении ставится вопрос, обычно этонечто классическое «быть или не быть?», «кто виноват?»… в нашем же случае, всёочевидно: «верить или не верить?»

В романе, на мой взгляд, семьосновных персонажей: Доктор, Леденец, Китаец, Мстислав, Машенька, Любящий,Зинаида Арковна. И все они необходимы друг другу по разным причинам. Как семьмаленьких якорей длинного сюжета. Ещё их нахождение в сюжете напоминает такоеявление как гидропонику, выращивание чего-либо без почвы, когда корни держат вособом растворе. Вот так и читателю, «почвы» не дали в самом начале, и он сбольшим интересом наблюдает, что в этом литературном эксперименте с разногорода добавками произрастёт.

Автор использовал оригинальныйприём. Он не заразился соблазном описать никому невидимого Китайца шаблоннымобразом негодяя, он играет с нашим восприятием… и делает его разным. Китаец топоявляется, то исчезает. И нам приходится смириться. И в конце концов, эта«партия в шахматы» с белыми единорогами на страницах книги завершается. Автор побеждает читателя… Потому что,потому что…  остаётся легкий флёр отодной, теперь уже гениальной мысли – а может, Китаец – это автор?

Ларина Яна (nirala)  http://nirala.livejournal.com/

 

 

На бумаге

 Наконец-то возродилось издательство "Простобук", и теперь вновь можно купить мои бумажные книги: 

http://prostobook.com/mp/?s=601

ПРОМЕТЕЙ

Сегодня, заглянув внутрь себя, я увидел там прикованного к скале Прометея.

-Кто приковал тебя здесь? – спросил я.

-Ты, - ответил он.

-Но за что? – удивился я.

-За то, что я хотел наполнить тебя изначальным огнем, но ты испугался.

-Ты свободен! – сказал ему я, освобождая от оков.

Тогда он взмахнул крыльями, и полетел навстречу солнечному свету.

А я…

ЧТО НАМ ГОТОВИТ «АЭЛИТА»?

 

У меня состоялась беседа с Борисом Долинго, членом правления Екатеринбургского отделения Союза писателей России, председателем оргкомитета фестиваля фантастики «Аэлита», редактором раздела фантастики журнала «Уральский Следопыт», посвященная электронному издательству«Аэлита». Забегая вперед, скажу, беседа получилась, скорее, откровенной, чем рекламной, чему я, конечно же, рад.

 

Самозванец: Мой первый вопрос такой: Скажи, Борис, а зачем народу покупать у вас электронные книги в наш век повальной халявы. Что в них такого особенного, чтобы за них платить?

 

Борис Долинго: Если халява останется вечной, а воровство не будет осуждаться общественной моралью, то,говоря в ОБЩЕМ СЛУЧАЕ, значительной части потенциальных потребителей э-книг это почти что незачем. ))))))  

Поэтому сегодня можно сказать, что все ЭИ во многом работают «на будущее», поскольку оно явно за электронными текстами. И я убеждён, что халява вечной не останется в такой уж повсеместной форме – по мере развития рынка электронных книг и усыхания рынка книг бумажных, с пиратами начнут бороться по-настоящему.Конечно, уничтожить их полностью не удастся никогда (преступность вообще искоренить очень сложно, иначе за тысячелетия люди уже научились бы жить в обществе без преступлений), но то, что пиратов, о которых мы сейчас говорим,существенно придушат – вопрос времени.

Дело даже не в том, как скоро это произойдёт – пока реальность, действительно, такова, что пираты просто насмехаются над авторами и законными правообладателями. Но, если говорить о продукции ЭИ, в большинстве случаев, пираты выставляют на своих сайтах аналоги«бумажных» книг. В ЭИ «Аэлита» таких текстов будет явное меньшинство  – основную часть нашего ассортимента, да и ассортимента любого «нормального» ЭИ, уже представляют и будут представлять произведения, ранее не издававшиеся. Собственно, ЭИ «Аэлита» и создано для того, чтобы давать возможность опубликоваться авторам, которых не замечают в так называемых «ведущих издательствах».

Конечно, пираты смогут эти тексты украсть(электронный текст защитить от кражи можно только одним способом – никому его не показывать). Но среди потребителей книжной продукции, как я считаю, всё-таки имеется достаточный процент тех людей, которые с самим фактом пиратства принципиально не согласны, и будут покупать э-книги (электронные копии) даже при наличии халявной альтернативы. Тем более, если купить будет легко и доступно: «легко» в техническом смысле (сайт ЭИ хорошо рекламируется, процедура оплаты проста и удобна).

Понятно, что если стоимость э-книги будет выше некоторого «психологического барьера», то потенциальный покупатель однозначно потянется к пиратам. Скажем, если сегодня выставить э-книгу, допустим, по 150р., то подавляющее большинство даже «законопослушных» покупателей потянется к пиратам. А если, скажем, рублей по 30-40, то многие предпочтут «законный» путь(уже сегодня есть статистика, что примерно 20% потребителей э-книг всё-таки их покупают, хотя 80, конечно, предпочитают халяву). Ну, и повторюсь, что большинства наших книг у пиратов не будет в наличии или они будут появляться там с большим «опозданием».

Естественно, при всём этом необходимо,чтобы в обществе началась реальная борьба с пиратством во всех его проявлениях.Воровство не должно считаться нормой. Опять же, я  не против сайтов, где тексты можно скачивать бесплатно, но при этом владельцы такого сайта должны иметь на это СОГЛАСИЕ АВТОРОВ, тексты которых размещаются у них. Только автор (или обладатель авторских прав) должны иметь право решать, давать принадлежащий ему текст бесплатно или продавать. Пример – сайт «Самиздат». Но если автор просит убрать размещённый текст – владелец сайт должен немедленно выполнить эту просьбу,точнее, не просьбу, а требование. Не должно быть таких сайтов как пресловутый «Либрусек», где автора, просящего убрать тексты, размещённые без его согласия,издевательски посылают на «й».

 

Самозванец: Пираты пиратами, но не будет их, появится кто-то еще. Меня интересует другое: Человек узнает о «Аэлите», заходит на сайт и… после этого «и» он либо скажет: «Да это отстой!», – и уйдет с сайта; или же решит, что это круто, и будет туда возвращаться за новыми книгами. Так вот, что«Аэлита» предлагает такого, что может заставить людей возвращаться вновь и вновь в условиях наличия достаточного количества альтернатив?

 

Борис Долинго: Наверняка кто-то так и скажет. Если на то пошло, находятся люди, заходящие в Эрмитаж и говорящие«Отстой!» Ну, пусть уходят…

А, если серьёзно, то ситуация сегодня такова, что альтернатив-то и не так уж много – конечно, их немного для тех, кого не успели развратить, пардон, лажей, наводняющей прилавки, или вообще отвадить от качественной фантастики. У нас в ЭИ ориентация на «умную» (но не «заумную»!)фантастику, на поворот к так называемой НФ (хотя о том, что сегодня следует вкладывать в этот термин, стоит  задавать отдельный вопрос – и не один, это может быть целой темой) в пику заезженным и набившим оскомину «фэнтезийным мотивам» (прекрасная была когда-то небольшая статья на эту тему у Михаила Бубякина (см. сборник «Аэлита/004»).

Но у нас представлена. Безусловно, и так называемая «фэнтези». Во-первых, далеко не вся фэнтези – отстой. Во-вторых, у этого жанра есть поклонники, и следует учитывать «маркетинговую составляющую».В общем, у нас самые разные жанры, на «широкополосного» читателя. И, самое главное, что у нас, как я говорил выше, тексты, которые массовый читатель ещё не видел – это в массе своей ранее не выходившие на бумаге тексты. А зачастую,ещё и вообще не появлявшиеся даже в Интернете.

Таким образом, думаю, у нас будет свой читатель, хотя для этого надо постоянно серьёзно работать – как по развитию сайта и его удобства для пользователей, так и по интенсивному пополнению нашего«книжного прилавка». Последнее, безусловно, главное, т.к. интернет-магазин книг, особенно, электронных, должен иметь огромный ассортимент. Здесь мы пока в самом начале пути.

 

Самозванец: То есть, как я понял, ты собираешься завлекать читателей умной без зауми литературой всех жанров, написанной достаточно хорошим языком; а это значит, что читателю не придется перелопачивать тонны дерьма в поисках чего-то вкусненького. То есть «Аэлита» –издательство-магазин для умных людей с хорошим вкусом разных возрастов?

А каким читателям нечего делать на сайте«Аэлиты»?  

 

Борис Долинго: Вопрос, фактически,состоит из двух вопросов.

Я бы не делил всё же так уж резко читателя на «умного» и «глупого». Скажем так – есть читатель «более развитый» и «менее развитый». Менее развитый не видит, какие ляпы допускают порой некоторые авторы, такому читателю просто не хватает «общего развития» это оценить. И он,например, с удовольствием читает «захватывающее» приключение в фантастическом мире, прописанном крайне неубедительно, или же проливает слезу над картонными драмами в банальном женском романе. Мы будем стараться, чтобы у нас издавались произведения, рассчитанные более на первый тип читателя, чем на второй. Хотя диапазон, как я уже сказал, будет достаточно широк, и, думаю, читатели разных типов обязательно найдут для себя у нас что-нибудь, кроме откровенно слабых произведений.

Что касается того, какому читателю нечего делать у нас – думаю, ответ такой: тем, кто захочет произведений с откровенными сценами насилия, порнографии, нецензурщиной и т.п., таких произведений, где эти моменты откровенно смакуются или где сюжет построен исключительно на подобной «клубничке». Хотя, ясное дело, грань тут часто достаточно зыбкая. Например, любимого мной Филиппа Фармера местами обвиняли в «порнографии», хотя подобные моменты него были органично встроены в сюжет, не являясь стопроцентно «сюжетообразующими».

 

Самозванец: «Аэлита» приглашает к сотрудничеству авторов, редакторов и художников. Понятно, что вся необходимая информация есть на сайте. Но скажи в нескольких словах, кто именно вам нужен и на каких условиях. Разумеется, в общих чертах.

 

Борис Долинго: Начну с того, что на данном этапе актуально в меньшей степени. На данном этапе становления нашего ЭИ мы интересны для тех художников, которые как-то хотя заявиться, т.е., только для начинающих.Потому как любой художник, сделавший себе хоть какое-то маломальское «имя»,желает сразу же этим зарабатывать. В нашем случае заработков у художника не будет долго, это я говорю честно. Это вполне понятно, т.к. оплата любого труда в ЭИ пока возможна лишь в виде процентов от продаж электронных копий. Ставка для художника – 5%. При той стоимости, которую имеют электронные копии сегодня легко видеть, что для того, чтобы художник что-то начал зарабатывать, требуется большое число оформленных им книг на «прилавке» плюс большое число скачиваний этих книг.

Например, если художник нарисовал 100картинок к э-книгам, и каждую книгу скачивают в месяц по 100 раз, то заработок художника составит 20 т.р. Но таких скачиваний пока нет, и у нас на прилавке пока даже не 100 э-книг. Правда, 100 э-книг у нас будет через уже не такое долгое время, но по 100 скачиваний в месяц, думаю, будет набегать у очень немногих авторов. Так что работа художника у нас (да и в любом подобном ЭИ сегодня) – это работа, в общем-то, «из интереса» и возможности как-то порекламироваться. Как работа для заработка она весьма проблематичная.

Если художник готов делать ещё по 3иллюстрации в книгу, то ставка для него поднимется до 10%, но, исходя из описанной выше реальной ситуации, всё равно заработки вряд ли будут большими.

В данный момент у нас работает 2художника, Александр Соловьёв и Дмитрий Богуцкий. Оба они, как и я, энтузиасты, готовые порадеть на будущее проекта. Выразила желание попробовать свои силы ещё пара молодых ребят. Так что сегодня, наверное, с художниками у нас вопрос практически закрыт, и надо будет отразить это на сайте. Хотя, если – точнее, «когда», поток рукописей серьёзно возрастёт, художники потребуются.

Редакторы актуальны чрезвычайно, т.к. имеющееся их число не позволяет пропускать нужных объём рукописей. Но с заработком здесь ситуация похожая, как и у художников, хотя она несколько более«перспективная». Дело в том, что ставки редакторов – от 10 до 20% от стоимости скачивания э-книги (зависит от сложности текста). Но, в любом случае, редактор тоже сможет начать что-то прилично зарабатывать, если на «прилавке» будет много«его» книг, и они все будут хорошо скачиваться.

Сейчас у нас работает 6 редакторов,включая меня, хотелось бы, чтобы нас было где-то с десяток, т.к. именно это число позволить справляться с поступающим ныне объёмом рукописей не в авральном режиме и наполнять «прилавок» с хорошей скоростью.

И, наконец, наиболее актуальный контингент– авторы. Несмотря на то, что мы не успеваем обрабатывать рукописи, поступающие уже сейчас, с той скоростью, какую я бы считал приемлемой, авторы нужны всегда,т.к. по-настоящему сильных и ярких произведений, конечно же, не так много. Много ровных и достаточно качественных в своём жанре – мы только такие и принимаем,но «звёзд» не много. Это и естественно – «звёзды» на дороге не валяются.

Поэтому чем больше будет приток авторов вообще, тем больше вероятность открыть действительно яркие таланты. Ставки для авторов у нас 20% от цены э-книги – это стартовая ставка. Если произведение автора будет продаваться хорошо (50 скачиваний по конкретному наименованию в месяц и выше), то ставка вырастет в перспективе до 50% (от 1000 скачиваний и выше). Хотя надо сказать, что автор сможет зарабатывать что-то приличное опять же, только если у него будет выложено много книг и станет происходить много скачиваний. Но это, собственно, сегодня и в «бумажной» сфере так: автор,который пишет мало книг, не может рассчитывать на высокие гонорары, если только он уже не достиг уровня «монстра».

 

Самозванец: И, думаю, последний вопрос: А зачем тебе все это нужно?    

 

Борис Долинго: Тут несколько «мотиваций», и главной исходно и, по сути, является вот какая.

Я уже десять лет не даю фестивалю «Аэлита»кануть в Лету. Когда я начал заниматься его организацией, стало очевидно, что подобному мероприятию, особенно в наши дни, нужны свои печатные площадки. (О сложившейся здесь ситуации можно говорить долго, это тема отдельного разговора,а пока поверьте, что это именно так). Необходимо это для того, чтобы привлекать на фестиваль всё новых и новый гостей и участников, в первую очередь, молодёжь, т.к. иначе подобные мероприятия «плесневеют» и превращаются в какой-то камерный междусобойчик «мэтров», которых приглашают для того, чтобы вручить, пусть и почётную, но мало имеющую прямое отношение к большинству пишущей в данный момент публики премию.

Напомню, что главная наша премия «Аэлита»вручается «за выдающийся вклад в развитие русскоязычной фантастики». Если бы кроме вручения данной премии при фестивале особо более ничего не происходило,то молодому автору приезжать сюда не слишком интересно – ну разве что на«мэтра» поглазеть (а сам этот «молодой» в ближайшем обозримом будущем «Аэлиту»уж никак не получит). Поэтому для привлечения молодёжи при фестивале, помим окаких-то мероприятий, специальных конкурсов и премий не только для «мэтров»нужна ещё и возможность ИЗДАТЬСЯ для начинающих авторов – она, возможно, самая главная.

Именно поэтому я ещё в 2004 г. «пробивал» выпуск сборника «Аэлита»,именно поэтому, как общественную нагрузку в чистом виде, я тяну раздел фантастики в «Уральском Следопыте». Но подобные «площадки» – слишком мало для фестиваля.  Сегодня массовой литературной и окололитературной (в области фантастики) публике интересны те конвенты, при которых организован реальный контакт с ИЗДАТЕЛЕМ. С такими как «Роскон» и ИПК всё понятно – там в спонсорах реальные бумажные издательства, которые только в Москве и Питере сегодня остались. А что у нас? На периферии сегодня бумажных издательств не осталось вообще. Когда в 2002 я взялся за «Аэлиту», в Екатеринбурге оставалось ОДНО такое издательство – «У-Фактория», единственное на тот  момент в нашем городе и в радиусе тысяч двух километров на запад (а на восток – до самого Тихого океана)«нормальное» издательство, а не «ателье», работающее по принципу «дай денег – ия тебе издам книгу». Я несколько лет пытался убедить тогдашнего хозяина «У-Ф»г-на А.В.Бисерова начать выпускать серию фантастики российских (вообще русскоязычных) авторов. Это был бы реальный прорыв при «Аэлите», и, уверен, сама«У-Ф» тоже бы не прогадала (а у этого издательства имелось тогда представительство в Москве и свои каналы сбыта по России в целом).

Но – не убедил, а в 2007 г. «У-Фактория» стала подразделением одного уважаемого московского издательства, которому, к сожалению, фестиваль/конвент фантастики в городе Екатеринбурге нисколько не интересен. В общем, фестиваль«Аэлита» лишился поддержки «У-Ф», ну и надежда, что при нас появится серия фантастики умерла окончательно.

Сборник мне удалось продолжить выпускать самостоятельно (первые три выпуска делало «У-Ф»), но поднять бумажную серию совершенно не реально без «фундамента». Но вскоре возникла мысль об издательстве электронном. Действительно, к 2009 году стала очевидной тенденция, что в мире вообще намечается смена носителей – вместо бумаги приходят различные электронные устройства. В этой ситуации моя мечта о наличии при фестивале«Аэлита» собственной серии фантастики становилась вполне достижимой. Ну а уж если в ТАКОЙ ситуации родилась мысль начать делать электронную серию фантастики, то мысль сделать полноценное издательство, которое бы работало с любыми другими жанрами, пришла очень быстро.

Безусловно, есть ещё и мотивация оказаться в «передовиках» процесса, т.к. я действительно глубоко убеждён, что мы живём на смене эпох книжной формы. Наверное, это сравнимо со временами перехода в 15-16веках от рукописных книг к печатным.

Ну, и помимо всего вышесказанного, есть желание попытаться выстроить какой-то финансовый фундамент для фестиваля«Аэлита» и тех людей, кто при нём работает и будет работать, для тех авторов,кто станет с ЭИ сотрудничать. Я реалист и совершенно чётко осознаю, что пока ждать маломальских прибылей от ЭИ невозможно, но это работа на будущее во всех смыслах – и моральном и материальном. И смыслы эти одинаково важны: не знаю,для кого как, но для меня – точно!

 

Самозванец Валерий. Специально для Шизофренического Вестника Имени Бреда Пита.

+++

Написал начерно рассказ «Господь и покойник». Это первыйрассказ из сборника «Цветы для дикобраза».

Вот небольшой отрывок: «Если разобраться то наша сила внезнании. Ведь именно незнание заставляет нас искать ответы, находить решения,видеть мир с особой, никому еще не открывшейся стороны. Ведь только благодарянезнанию того, что тела тяжелее воздуха летать не могут, людям удалосьподняться в небо. И так во всем. Знание же – это тупик. Это как шоры итрамвайные рельсы с невозможностью сделать шаг в сторону. Ведь если ты все очем-либо знаешь, разве сможешь ты увидеть в этом что-либо новое?

И конечно же, я говорю онезнании, как об отношении к миру, при котором каждый ответ – это лишь еще одинучасток для взращивания вопросов, а каждый шаг – творение перекрестка смножеством путей; а не о стремлении к банальной тупости и отсутствию эрудиции.И кстати, вы не замечали, что чем тупее человек, тем более знающим он себясчитает, а самые тупые знают все?»

+++

 Друзья! А вот о чем бы вы меня не хотели бы спросить ни при каких обстоятельствах?