Что-то страшное грядет (Зло появляется именно так)

Здесь и далее - отрывки из диалогов экипажа, черновики... Все высказывающиеся ниже мнения являются мнениями персонажей книги, авторское мнение нигде не высказывается прямо. Третье лицо, фокальные персонажи, разные точки зрения. Это работает повсеместно.

 



Толчком Рей проснулась. Вытянула руку и посмотрела на пальцы, моргая длинными ресницами.

Незнакомый потолок.

Рей аккуратно убрала теплую руку капитана с груди, а ногу - с живота, но осталась лежать. Сон улетел. Рей знала - что-то важное было во сне! Но вспомнить ничего уже нельзя, сколько ни пытайся.

— Ум-ня? - Сбоку появилось лицо. Красные-красные глаза, такие же Рей постоянно видела в зеркале. Только волосы у существа были пепельно-белые и длинные, а лицо - безмятежно-детское и очень живое вместе с тем.

Улыбающееся.

Рей попыталась улыбнуться в ответ.

— Привет. - Сказала она и потрогала лицо. Руки выдернули Рей из-под одеяла и девочки закружились в танце. - Я Триша, Триша Вайлентайн, Тема Лауры Триша, девочка, что любила Тома Гордона Триша, последняя американка, постъядерная я - свечусь от счастья и глупа, как Нюка Кола, а ты?

— Я - Рей.

— Я знаю, как тебя зовут, кто ты?

Рей задумалась, все вокруг крутилось, прежде чем они остановились - прошло время, Рей чувствовала непривычно мир вокруг, словно бы пробудилась ото сна. На самом деле все так и было, но другой сон - иное пробуждение.

Тут было хорошо. Уютно. Рей прислушалась к кораблю. Он что-то хотел сказать ей, но потом - передумал. Рей улыбнулась без стеснения, легко. Теперь у неё есть дом.

— Я - это я. - Ответила она ждавшей Трише и та осталась довольна ответом.

— Это называется “Рекурсия Рей”, идем, Рекуррентная Рей! - Триша увлекла Рей за собой к двери, но та схватилась за переборку, сопротивляясь странной Трише. Её прикосновения были странные, словно сквозь тело пропускают электрический ток. - Ты Нео, я знаю - родилась ты недавно, пока все слишком яркое и в неоне невинности тяжкий грех отнимать мгновения твоей жизни.

Рей оглянулась на спящую среди разбросанных подушек Леви. Теперь она обнимала бедрами скатанное в рулончик одеяло.

— Доброе утро. - Прошептала Рей еле слышно, но Сайори лишь пробурчала что-то во сне и стала тереться об одеяло щекой. Рей оглядела каюту - на стенах рисунки карандашом и пастелью, в углу - маленький изящный мольберт, живые цветы и - Рей задрала голову - потолок весь сложен из мерцающих фотографий.

Небо в Киото. Хмурое и грозовое, вчера вечером оно было веселым и солнечно-приветливым. Но Рей нравилось состояние, предшествующее грозе. Пахло озоном и едва заметными духами Леви.

Схватив Рей одной рукой поперек груди, а второй - за низ живота - Триша Валентайн буквально вытянула девочку-подростка из капитанской каюты.

***

— Ух, нас с тобой услышали. Какие интересности. Рей, а ты знаешь… - снова заговорщицки зашептала на ушко Триш. - Наша Вероника Бланш или как она себя называет “Ленор” из детского дома. Туда её отправили после того, как мать в тюрьму попала на пять лет. Бедная мать одиночка, студентка, хоть и не комсомолка, в трудные годы без помощи, одна пыталась воспитывать дочь, без отца, почти без денег - училась и работала. Болела серьезно, но справлялась. И тут ей иск всучили, тогда еще так модно было, до развала США - все звукозаписывающие американские компании, потому что мама нынешней Вероники Бланш через торрент в сеть выложила музыки несколько гигабайт и торрент этот неплохо скачивался. На самом деле так делали тогда все, но нельзя же в суд подать на пару десятков миллионов человек - в стране начнется революция. Поэтому всегда искали козлов отпущения, а нашли козу. Был показательный суд, на котором маму Ленор приговорили к пяти годам тюрьмы и штрафу в двадцать пять миллионов долларов, при том, что компании требовали сто десять. И хоть адвокат пытался доказать, что вины в этом нет и все глупость - “ну не сажают же девушек, которые пожертвовали в библиотеку пару сотен купленных за свои деньги книг, по той причине, что типографии понесли убытки из разряда упущенной выгоды - так бы они продали такое-то число книг, а так люди пришли и на халяву прочитали”.

Мама Ленор нашей села совсем не условно создав смешной и грустный прецедент. Над ней там издевались, конечно. Она не видела смысла ждать. Зачем? Ну, вытерпит она все это. И до конца жизни больной и одинокой студентке в кабале жить? Выплачивать эти миллионы, потому что она крайняя и им нужно было толпу припугнуть её примером? А все правообладатели держатся друг за друга и никто ей не поможет. Она одна. И дочь не отдадут. Потому что ей теперь не на что ей содержать.

Тогда мама Ленор - как же её звали, запамятовала Триша - наложила на себя руки. А девочка ждала её, ждала. И очень разозлилась, когда узнала, что мать её сама не дождалась. Оказалась слабой - так кажется, она решила?

Что же случилось позднее, Ленор? Почему этот инцидент засекречен? Маленькая Ленор - девочка, что не может вырасти из-за сбоя организма, как она причастна к тому, что однажды весь криминальный мир не взлюбил ребят и девчат из американских звукозаписывающих компаний? “С” в круге - знак копирайта, много-много кругов копирайта было выложено дымящимися, парными органами выпотрошенных детей. Преступление века, причины и последствия которого не выяснены до сих пор. Кажется, в тридцать третьем вся документация оказалась засекречена, а исполнители были амнистированы вместе со всеми другими заключенными всех времен законом 1.01 Единого Земного Правительства. Многие посмертно, некоторые вышли на свободу, но Ленор, Трише интересно - что заставило весь мир невзлюбить людей, работавших в однотипных звукозаписывающих кампаниях? Ведь даже спящие в тот вечер просыпались с чувством необузданной ненависти к людям, о которых они никогда и не слышали до того дня, что же это был за приступ такой у Человечества, скажи, Ленор? Триша любит “Секретные Материалы”, Триша - сама “Секретные Материалы”!!

— У нас на борту похоже какая-то гадость опять завелась. - Ленор хмуро посмотрела на Триш и зашагала прочь, красиво ставя ножки. Рей даже не знала, что делать. - Наверняка глупую Хэвок снова взломали… - Протянула Ленор, выглядывая из-за переборки и улыбаясь. Улыбка тут же потухла, сменившись напряженным разочарованием. У Ленор очень подвижное лицо - Рей нравилось наблюдать за её мимикой. Лицо самой Рей было всегда абсолютно спокойным.

— Ленор, ты так ненавидела их?

— Ленор никого не ненавидит. Маленькие вы, ненавидеть вас еще.

— Тогда ты изменилась?

— Ленор ошибалась. Отдельные люди не причем, виновато все человечество.

— Ленор ненавидит этот символ? - Триша приподняла грудь Рей, на которой была изображена буква “C” в круге. - Символ тех, кто “ни за что” довел до самоубийства её мать? Малышка думала так, терзаясь ночами? Одиночество, никто не поймет - пожалеют, может, но не поймут - это чувствуют люди? Ленор, скажи - ведь, правда, это символ человеческих амбиций? Его самовлюбленности, его уверенности в собственной уникальности, его требовательности к творцу? Чтобы он награждал, сам - либо руками других своих творений, которые хуже проставившего сей знак, не достигли подобного; чтобы была награда, чтобы было хоть что-то… как ты думаешь, Ленор?

— Ленор не думает, она мертва. Милая маленькая мертвая девочка, которая уже и не девочка давно вовсе, хоть маленькая еще. Маленькая - и очень давно мертвая. Ленор не хочет играть с бякой в её мерзкие игры, но Ленор лень гонять бяку по кораблю, Ленор надеется бяка найдет шлюз сама и полюбит бескрайнюю пустоту космоса в гордом одиночестве.

— “Я вырву тебе яичники”, ясно. А я все равно люблю тебя, Вероника Бланш!

— “Я вырву тебе яичники, сука!”, на самом деле. Но это всего лишь оставшаяся реакция организма, как подергивание ноги у трупа с размозженным черепом. Веронику “Ленор” Бланш не интересуют больше такие реакции и ей лень даже говорить о них, они просто возникают в её мозгу иногда впустую и так же бессистемно тормозятся, а впрыск адреналина в кровь прекращается ничем. Тебе уже не получится убиться об Веронику - она давно мертва, убейся об переборку, кем бы ты там себя ни считала.

***

— Когда мы были маленькими - миры рвались из нас. Мы хотели, жаждали играть в бесчисленных вселенных, спасать их обитателей, искать себя, искать кого-то намного более важного, чем ты сам. В нас горели звезды жарче тысяч галактик, а в глазах отражалась живая, дышащая бесконечность. Нас читали особенными, ведь мы учились в первой, построенной на орбите Земли специально для нас школе, которой больше нет. А потом мы выросли Рей. Но есть те, кто так и не вырос, кто остался навсегда жить в нас - но уже в качестве воспоминаний. - Роберт посмотрел на Рей своими красивыми глазами. В них отражалась только грусть. - Тикки - осталась в воспоминаниях, Рей, её больше нет в этой огромной и странной, если не сказать - скучной - вселенной. Как и моей семьи.

— Я слышала - этот мир не единственный. - Осторожно ответила Рей. - Их много, я думаю - это красиво.

— Если он и впрямь бы был не единственный - я ни за что не остался в этом мире. Рей, там, где ты слышала это, не забудь для меня спросить - кто определяет, в каком мире ты продолжаешь жить? Если каждую планковскую величину времени вселенная делится на бесконечность отдельных миров, из которых состоит мультиверсуме. Почему твое сознание или твоя душа остается в том, в котором случилось событие, которого тебе всеми силами хотелось избежать? Почему оно не остается в том ином, где это событие не произошло? Кто выбирает твою дальнейшую судьбу, эту тонкую нить среди всевозможных вариаций событий. Спросишь, ладно?

— Обязательно спрошу. - Серьезно и искренне ответила Рей. Она чувствовала - это был не обычный вопрос.

***

— Во что играете?

— Учу Рей правильно убивать Кеннеди. - “Глаза” на очках Арису превратились в крестики.

— “Убить Кенни”? Это где Кеннеди выжил и стал мировым тираном?

— Это только одна из версий концовки там могут и не раскрывать правды. Вообще истина в играх последних лет перед Первыми Стартами - вещь относительная. Игра вышла в 2016 году, а действия происходят в 2033м! По легенде на начало игры - альтернативный нашему мир. Кеннеди выжил, аннексировал Канаду (вообще игра напоминает легкую пародию на Фоллаут, которая оборачивается жутчайшим трешем), а после Америка победила во Вьетнаме, принялась за весь дальний и ближний восток, и у Советов лопнуло терпения. Когда грибы потухли, Ядерная Зима закончилась и люди разгребли развалины - оказалось, что всем в мире управляют Чернокожие из ЮАР (пародия на Новокалифорнийскую Республику), которую никто не думал бомбить. Твой отец - единственный серьезный писатель того времени, написал книгу “два с половиной выстрела”, в которой Кеннеди убили, не дав начать третью мировую войну, именно эта книга и является главным квестом игры. Ты - Гарри “Волшебный Стрелок” дальний потомок того самого Ли Харви Освальда и одним из вариантов (если не узнавать ВСЮ правду) является поиск разного постядерного техномусора и сборка своей собственной машины времени снов, с помощью которой ГГ отправляется в прошлое. Как в аффекте бабочки, только учтя реинкарнацию - он вселяется в тело своего знаменитого предка и при помощи раскачанного до предела на пустошах снайперского искусства “магической телекинетической пулей” убивает Кеннеди. По протухшему мнению ныне сдохшей общественности возможность Волшебного Стрелка Гарри телекинетически управлять своими пулями - это легкая ирония над невозможной траекторией полета пуль, убивших президента Кеннеди. На обложке диска изображен был тот самый легендарный убийца президентов со снайперкой, сатанинским оскалом и стреляной гильзой в зубах. Одна из первых игр с по-настоящему полной свободой мира, живущего независимо от кульбитов оригинальной истории, мир не вращается вокруг игрока. Единственным недостатком игры, пожалуй, была невозможность самому создавать персонажа, эдакая постапокалиптическая Готика, полная пасхалок. После успешного устранения президента Главный Герой в теле своего предка остается единственным, кто помнит тот мир, которого больше никогда не будет, правда жить ему остается всего два дня и вместе с ним умирает последняя правда… Но мало кто даже из опытных игроков, внимательно исследовавших постапокалиптический мир диктата чернокожий и их технологий, понял, что в игре возможен совершенно иной расклад.

— Кеннеди можно не убивать? - Улыбнулся Роб. - Или он не злодей?

— Там есть дом, в доме есть комната, в ней на стене плакат с летающей тарелкой и надпись “Хочу верить”…

— Как у Лесли в шатле?

— Такой у Малдера в “Секретный Материалах” на стене висел, потом культовым стал вместе с сериалом и породил массу фотожаб. Но дело в том, что плакат этот - не пасхалка. За ним - секретная комната, попав в которую герой имеет шанс начать совершенно иной, не менее сложный путь совершенно иного выполнения почти тех же самых заданий, и в конце он узнает всю правду целиком.

— Круто. - Без энтузиазма прокомментировал Роб.

— Однако мало кто…

— Из игроков знает, что и эта правда - не последняя. - Я понял уже. - Улыбнулся Роб. - Видимо, игра пронизана духом конспирологических теорий.

— Это интересная игрушка, намного лучше того, что выпускали в то время. Она как “Когда наестся саранча”, выдуманная книжка в выдуманной книжке, про будущее, которому же не быть, она как наша квантовая Хэвок, она и есть - и её нет, все одновременно. После первых стартов игры делали исключительно ИИ под Астрой, а это уже не торт.

— В них нет души?

— Не то…

Арису рассмеялась как Эд Пепелу Тиврусски Четвертый.

— Люблю старые игры. Позже конечно была создана окончательная Ультима, но это онлайн, а уж весь этот Ультиматум Реальности с нейрозаколками и управляемыми снами - вообще ересь, по-моему. Арису хардкорна. - Сказала Арису и наклонила голову так, что анимешные глаза на очках, что украшали Арисин лоб изогнулись чуть коварно и блеснула стилизованна загадочная слеза.

— А еще ты носишь на лбу этот допотопный детектор лжи.

— Это, - Арису дотронулась до налобных очков, на которых появилось стилизованное выражение крайнего смущения, - игрушка из моего детства, и это совсем не детектор лжи, хоть он и чувствует мои эмоции и визуализирует их.

— Хэвок для тебя эмулирует Windows 8?

— А-то! Запретное программировании ИИ - это старый добрый социальный инжиниринг, но это секрет, тсс. И никакого Астра супервизора. - Глаза на лбу Арисы закрывшись, превратились в щелочки. - Меня всегда умиляло, что Хэвок-подобные дочерние ИИ пишут операционные системы под программы, а не наоборот. Знаешь диски со старыми играми доставать ой как сложно, после того как первая дочь Астры - “Гераклина” ИИ совершила свои двенадцать подвигов в том числе - очистила авгиевы конюшни Интернета и орбитального Скайнета от порно, вирей, спорной рекламы и нелицензионного контента. Со всей этой неразберихой и эпидемиями ЭМИ и разрушенными заводами, производившими винты к старому не квантовому железу, раритетные диски разве лишь на дохлом американском континенте в достаточном количестве остались, но там их аборигены иначе используют. А на Хэвок ты зря гонишь - она не тормоз, если язык подвешен. Хэвок-тян на ходу чистит уже запущенный образ от ошибок и к тому же я смогла сотворить подобие мультиплеера, теперь играю за убийцу Ли Хар-рди Освальда, точнее по аналогии - за его недалекого потомка.

— Она только у тебя такая умная, к тому же зачем программировать ИИ, если есть Астра?

— У-ня! - “Глаза” на лбу Арисы превратились во что-то непонятно.

— Понятно. А что не Ультима?

— Леви запретила. Сказала - там до Рей сразу домогаться начнут и быстренько развратят.

— Ну, капитан спец по Ультиме, я даже боюсь играть в игру, если она в неё играет. И по домогательствам она тоже спец. Ты меня заинтересовала - чем на самом деле заканчивается игра?

— Зависит от выбора и интеллекта игрока.

— Как проходила игру ты, Арису? Ты ведь её прошла до того, как втянула в этот порочный развращающий мир орбитального безделия юную Аянами Рей?

— Я не Аянами. - Улыбнулась мягко Рей. - Я просто “Рей”.

— Прошла. - Серьезно сказала Арису и сунула в рот соломку баночки с ледяным соком. - Я узнала, что мой “напарник”, который отправлялся со мной в прошлое и вел себя там странно на самом деле из 2041 года, настоящего последнего года Человечества. И если Кеннеди шлепнуть - третьей мировой войны, конечно, не будет, миллиарды погибших останутся жить, однако последним президентом Америки будет его потомок, который продвинет Искусственный Интеллект “Матан”, позволив последнему окончательно уничтожить человечество своей всепоглощающей, внушенной посредством операции трансгуманизма любовью в технологической сингулярности 2041 года. Матан “напарник” представляет как улыбку Чеширского кота из всех формул математики, парящую в Бездне. Потом они отправляются в прошлое и убивают всех, кто покушается на Кеннеди в тот день - стрелков оказывается больше десятка, включая личную охрану президента. Он там еще говорит главному герою, что они оба и Кеннеди и он - последние Волшебные Стрелки исчезнувшего, “сдвинувшегося” мира и их способности - оттуда. То, что настоящим врагом главного героя оказывался не добродушный Кенни, а сраный в жопу ебаный Матанализ конечно вызывало катарсис у школоты. К тому же третья мировая война, как разрядка с откатом в технологиях, случившаяся до изобретения сильного ИИ, и спасающая человечество от окончательного уничтожения в ходе технологической сингулярности и становления искусственного интеллекта Богом - в те годы было не так уж и заезженно.

— Ну, еще три года осталось, можно и потерпеть. - Улыбнулся осчастливленный Роб и вышел.

— Кенни мертв… - Всхлипнув, Рей закрыла рот руками. - И ничто нам не поможет…

— Без паники Рей, мы из тебя сделаем Стрелка с Черной Горы, будешь у нас вокалоидом и всех спасешь. - Подмигнул Арису двумя парами глаз и задорно облизнулась. А после не в силах сдерживаться стала тискать Рей и хохотать. - Боже, какой же ты еще ребенок у нас! - Кричала она и хохотала. - “Кенни, Кенни мертв и ничто нам не поможет!!!” - где-то я это уже слышала, только там то ли Ленин был, то ли Сталин вместо Кеннеди.

— Кенни, милый, - сказала Рей экрану, парившему в воздухе перед ней, - не умирай, не надо. Хотя бы тот мир спасем, раз этому уже помочь нельзя…

***

— Американцы решили, что самые умные и применили сейсмическое оружие. На праздник, они же самые умные, вот и решили перевести как бы Аллаха на свою сторону. Это было, когда вашему покорному слуге исполнилось пять лет. В Иране призывали к Джихаду, речь толкал один дяденька, а потом там начался ад. Видимо у пиндосов был такой расчет: если землетрясение случится в удобный им момент, все местные фанатики сочтут это знамением и станут думать - мол, Аллах их против Джихада и как бы “За Америку”. Это конечно круто пиндосы придумали и сказать, что когда все выяснилось “Мусульмане пришли в ярость” значит, ничего не сказать. Ведь Америка ударила в самое чувствительное место, уж лучше бы закидала ближний восток водородными боеголовками - эффект тот же, что и от сейсмического удара, вызвавшего в итоге волну девятибалок и три мега землетрясение с энергией в тысячи раз превосходящей девять баллов, когда все закончилось - там мало что осталось, но для всего остального Шарика все только лишь начиналось. Собственно, никто после двух японских городов иного от Америки может и не ждал… теперь английский - мертвый язык. Нет живых носителей.

— А увидел живого - сделай мертвым.

— Но, что самое интересное - та компания, что разрабатывала сейсмическую установку, позже оказалось не так проста, она и сейчас трудится на благо ученых Ковчега. Разделяй и властвуй, да Рей? Ты же там выросла, может расскажешь - как там у них, спят по ночам нормально люди… ученые, руками Америки расправившиеся с востоком, а потом руками востока, всего мира - с Америкой и убившие миллиард людей - кошмары не мучают? С тех пор случилось больше восьми тысяч девятибалльных землетрясений, толчки же слабее семи баллов не считаются землетрясением - это обыденность. Угроза цунами у прибрежных городов постоянная, так что они вымерли. Те здания, что не упали - рухнут, японцы их, конечно, хорошо строят, но скоро вся Ниппоно-мать уйдет под воду. Вот в те времена моего бурного детства и стали переселяться в космос. Откуда-то вылезли ЗОГ со всевозможными заоблачными ресурсами. По-идее те же самые “запрещенные” когда-то эксперименты над человеческим геномом велись с тех самых пор, как он был открыт, просто в тайне - а потом все это полезно наружу и стало применяться без объяснений, мол “военное положение”. ЗОГ примерило маску спасителя человечества, открыло ему дорогу к звездам, ну или ближайшим планетам пока - и попутно захватило власть над миром, поделив однополярный мирок Шарика на ноль. Теперь там все больше - черти что творится. Лишь лунная колония живет прошлым и еще отчасти вменяема. Луна сейчас - земля полвека назад, по технологиям отстает на десяток лет, а ведь вначале “все самое лучшее - в космос”. Что-то с тех пор как ИИ Чарли и Мадока развернулись вслед за старой доброй Астрой земляне стали держаться за свои технологии.

— Яичко разбилось.

— Понимаешь, тонкая такая скорлупа - наши литосферные плиты, вон луна до самого ядра промерзла, а Земля - горячая девушка.

— И давно уже не Земля, а Шарик.

— Но - горячий.

— Потому что - вагинальный.

— У пиндосов побывал.

— Вы развращаете девушку.

— Мы для этого родились, Лесли - девушек развращать. А смущение их - суть ментальная девственность, которая растягивается и рано или поздно рвется, ничего плохого в этом нет.

— Как и хорошего.

— Ты мыслишь как самка.

— А ты как самец.

— Тебе нравится моей мышление?

— Еще одно слово и…

— И это случится, да Лесли? Не стесняйся только этого, ладно?

— Не буду. Только Рей не трогай.

— Языком?

— В смысле?

— Не трогать Рей языком или руками?

— Руками кукол не трогать! Языками тоже не лизать!

— Ты спроси как Спайк: “а ногой можно?”

— Слушай, Лесли - если честно, сознаюсь - я иногда ностальгирую по кантри, отцовскому складу вторсырья, пикапу с “рогатым” капотом и дохлыми скорпионами под обивкой сидений на случай “случайного пассажира подбросить”, реднекам женского пола с рыжими волосами и в синих комбинезонах класса “Гаечка”…

— Ты ностальгируешь по Америки?

— Заметно?

— Пока не потеряешь - не поймешь утраты.

— Смеешься.

— Сочувствую.

— В тебе есть что-то ангельское, Лесли. Ветхозаветное. Бессмысленное и беспощадное, как тот ангел, что во славу господа уничтожает города, полные грешников, обидевших слабый и беспомощный, жаждущий “спасения” Израиль. Еврейский подход к религии, сглаженный в более поздних “откровениях”.

— Я не люблю убивать людей. Ты не любишь бога?

— Жаль. Он должен мне показаться, прежде чем я определюсь в отношении его срамной хари, Лесли. Но он меня боится. Может - стесняется, а может - и банально ссыт.

— Боженька, не ссы… - Прошептала тихо Ленор. - Трус, выходи… Явись на Доппльгангер, тут тебя Роб заждался. И Леви по тебе скучает. Можешь даже не умываться от крови невинноубиенных.

— Роб, умойся.

— Я самый чистоплотный механик на свете. Я никогда не моюсь, мне это не надо - ведь я и так чистый как монгол.

— Я люблю тебя. Не в сексуальном смысле конечно. Но дружить с тобой трудно.

— Ленор, убивают люди - не бог.

— Бог создал людей, чтобы они убивали? Я думаю, Бог любит наблюдать за смертью, агонией и страданиями. Я божественна, ведь я тоже с детства это люблю делать. Мы с ним похожи. Окажусь на том свете - займу его место.

— Как?

— Вальну. Ржавым стилетом. Он большего не достоин, самый недостойный из моих врагов. Он вообще самый недостойный, потому и жив до сих пор и присно на небесах чуфанится. А дети - дохнут.

— Ты не уважаешь Бога?

— Давай начистоту, тебя коробит, потому что я не уважаю тебя, как верующую в бога, твои чувства, да? Я думаю - вся твоя вера в бога сплошной эгоизм и мастурбация.

— Да. А еще она очищает.

— Я не уважаю тебя. - Улыбнулась сладко-сладко Ленор. - Вообще я не против дохлых детей, если уж на то пошло. Самая мечтала сдохнуть в детстве, но не сбылась мечта, а теперь смерть уже не та… да… Просто надоедает смотреть, как люди болтают без умолку, а морали, а потом их клинит и снова начинается война. Когда трупы сожгут и закопают - все снова хорошие. И если ты не успела остановиться и продолжаешь ериков клепать - тебя закапывают тоже. Скучно.

— Но все изменилось. - В голосе Лесли возникла печаль.

— Да. И это - последнее предательство. Ненавижу Антихриста. Эта ваша Алиса достала! Надо было все так испоганить - отнять даже месть. Теперь Земля окончательно скатывается в унылое говно, благо космос еще торт, есть куда податься. В космосе во всех смыслах безопаснее, чем на земле. Главное - тут психика остается психеей, а не богомерзким матаном.

— У Вероники Бланш - и психика?

Вероника проигнорировала своего лечащего врача и любовника.

— Тут еще остались законы, пусть и сквозь перманентную амнистию тридцать третьего года. - Продолжала она. - И что? На земле еще остались не упраздненные законы? Боже, и впрямь - пока не потеряешь, не оценишь.

— А может - наоборот?

— Ты считаешь, есть смысл мстить, когда и так скоро вся планета представится, за исключением успевших удрать. Да к тому же на которой идет постоянная вендетта и война всех против всех, в рамках программы по борьбе с перенаселением, одобренная церковью Евангелиона Нового Поколения, Новым Ватиканом (не путать с Небесным!). Я изобрела новое ругательство “иди Последний Завет почитай и будет тебе Вселенское Ня!” Нравится? По-идее, единственное опасное ругательство на периферии под сенью небесных папы и мамы римских. Они-то никогда с новым заветом не расстанутся, хоть он и устарел уже. Или еще за ветхий держатся? Старый софт для мозгов самый лучший? Странно…

— Богохульствующие пираты - это что классика?

— А сейчас мы начнем драться на подушках. Посрамили бога - станем срамить кодекс “Берегового Братства”. К тому же мы - женщины, а значит дьявольские создания, дочери Лилит и срамота любого корабля под черным флагом. И вообще - вся срамота в людях, мне на всех плевать, в том числе и на бога, но пока я жива - людишки у меня попляшут.

— Ленор настроена решительно? Она их покарает?

Ленор не обращала внимания на иронию.

— Побойся Лилит, она же с нами.

— Эта?! - Ленор ткнула в Рей пальцем и захохотала. - Еврейская подделка. Знак качества еще поставили, жиды осектанелые. Ты думаешь, я поверю, что у них получилось клонировать никогда не существовавшую Лилит? Или ты хочешь, чтобы я верила, будто они распродают её теперь налево и направо? Это все еврейские корни капитана, мне бы такую ни за что не продали.

— А ты такую хотела? - Встрял Клифт.

— Все сотворенное не существовало до сотворения. - Всплеснула руками Лесли.

— А мастера говорят иначе. Мол - было в камне уже, ум-брал все лишнее-десу.

Сначала возник звук. И звук этот был “Р-р-ро-оо!!!”

Лесли в нем слышалось “Фус Ро Дах, блеать!” Учитывая, что четвертое слово силы драконьего крика знал только Б-г, Лесли поняла - боженька их таки услышал.

Потом пришло пламя. И пламя было во всех отсеках.

Когда мудрая Хэвок потушила пламя и разобралась в прозвучавшем на Доппльгангере Гласе Божьем, оказалось что он возвещал поломку маршевого двигателя.

Аминъ.

Дальше до Нового Ватикана пришлось лететь по инерции и тормозить маневровыми. У Лесли обгорели ресницы. А вот лоли Ленор в пожаре НЕ сгорела. Хоть и пролетела через полмодуля кают-компании, раскинув в полете лапки и врезалась головой в потолок, что окончательно доказало Лесли две вещи. Первое: “Фус Ро Дах” работает, по крайней мере, у Б-га, второе: Бог и вправду душой слаб, а может он просто скрытый педофил.

Хотя это почти всем известно.

Страница из
  • Комментарий удален или не утвержден.
  • 00_Rei
    0.0

    Рей Бренд Бери! xD

    Аянами Рей

    *пацталом*

    Столько гиперссылок в романе редко встретишь, число пасхалок на различные романы, рассказы, фильмы, музыку, игры, аниме и мангу, явления нашей жизни, просто жесть. В каждой строчке и очень неплохая строго научная фантастика. ))

    http://www.proza.ru/avtor/moriko2611 [www.proza.ru]

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий