Съедобные куклы. Лесли.

 



— Рей, тебе кто-нибудь говорил про твой высокий социальный статус? Там, в Ковчеге?

Рей отрицательно замотала головой.

— А тут, кто-нибудь из экипажа?

Рей снова мотнула головой с голубыми волосами, в которых Лесли упорно виделись пряди медузы.

— Вот козлы. Хотя они парни, что с них взять. Не оставляют надежды тобой воспользоваться. Это мерзко. И наши девушки недалеко от них ушли. Подозреваю, что мы с тобой тут одни нормальные. Не Буч и не Дайк, и даже не Эмо. - Лесли пододвинулась поближе. - В общем, слушай меня Рей. Если начнут лапать - сразу беги ко мне. И знай, если обижают - ты можешь жаловаться. Ты единственная из команды, кого поддерживает закон после поправок 1.29 по Земле и околоземному пространству. Ты - продана была как вещь, но ты не раба, если ты на кого-то пожалуешься, кроме своего хозяина - этого “кого-то” нахрен казнят. Если я пожалуюсь - ничего уже не будет, хотя раньше я могла требовать сатисфакции своих претензий в суде согласно законодательству мировому или данной, конкретной страны. Теперь же только на Луне и на Марсе есть законодательство, которое поддерживает “устаревшую” меня, я словно стала софтом, который больше не поддерживает производитель, печалька. Ты иная, ты поняла?

— Я ни за что не буду жаловаться. - Слегка испугалась Рей. По крайней мере, внешне проявилась капля волнения.

— Слушай меня, Рей. Тут люди хорошие… ну кроме механика и этой, с DFC-синдромом… полурослика нашего короче, Ленор. Но если будут приставать - сразу ко мне. Чтобы избежать осложнений нужно решать проблему сразу, поняла?

Рей кивнула как маленькая девочка. И вправду восемь, хоть и выглядит на четырнадцать-пятнадцать.

— Леви хорошая, хоть и грубая, её не бойся.

— Не буду. - Рей отдала честь. Она умеет шутить? Какая продвинутая модель, подумала Лесли и поймала себя, что думает о Рей как о кукле.

— Можно тебя потрогать.

Рей кивнула.

— Ты теплая. Я, конечно, понимаю, что твою ДНК с нуля из атомов собрали, и органы у тебя иначе функционируют, чем у людей… простых людей, Рей - я считаю тебя человеком.

Лесли ожидала реакции, но видать Рей было до лампочки кем или чем её считают. Зато она осматривала внимательным и любопытным взглядом внутренность шатла Лесли, припаркованного “на”, а точнее - “у” Доппльгангера и состыкованного с ним.

— Слушай, Рей. Ты знаешь, со всей этой неразберихой с законами на Земле… то ли они есть, то ли уже упразднены, как в Последнем Завете велено… я не очень набожная, к тому же последователей Последнего завета считают последователями Антихриста, и от этого я тем более хочу держаться подальше, поэтому просто скажу: людей за людей на Земле уже не считают, но к животным там все еще относятся хорошо. Поэтому людям на Земле можно жить, а вот таким как ты остается лишь как сыркам глазированным в масле кататься.

— Сыркам. - Повторила Рей и кивнула. - Сырно. - И снова кивнула. - Ага.

— Рей. Получается на Земле остаются законы для кукол, а люди пусть живут, как приходится в гибнущем мире. Я не все понимаю, то есть все - но не всегда уверена, что успеваю ухватить самую суть, мир слишком быстро меняется, а в последние годы, после… того случая на Софионе я еще и в депрессию впала… в общем перестала следить за миром, и очнулась словно после сна в другом сне.

Рей оживилась.

— Мне это знакомо. - Она внимательно смотрела в глаза Лесли. - Ты тоже не считаешь, что окончательно проснулась. - Рей посмотрела на изображения стен. - Мне кажется. - Рей положила руку себе на грудь. - Я все еще сплю. И вот-вот проснусь. А еще я думаю, мои сны больше похожи на реальность, чем то, что меня окружает.

— Тебя обижали?

— Мне нравится ваш корабль. - Рей смутилась, внешне, весьма культурно, а Лесли поняла - девочка учится общаться с людьми и делает это весьма неплохо и прогрессивно, перенимая не все подряд у команды, и это хорошо. Чувство жалости к Рей постепенно остывало, превращаясь в приятную симпатию. Лесли не любила жалость, ведь она не могла жалеть себя, хоть и следовало - просто не было сил. И не было уже того, кого она хотела бы жалеть. То есть - совсем не жалеть! Не жалеть хотела, а теперь и пожалеть не может…

— Тебе грустно.

Лесли подняла глаза на Рей.

— Я просто устала.

— У тебя темные глаза. Вот тут. - Рей показала.

— Это называется “темные круги под глазами”, бывает. - Улыбнулась Лесли, слегка пересилив себя. - Я тут читала о тебе, оказывается ты - съедобна… вкуснее человека.

Рей куснула себя за руку. Лесли рассмеялась.

— Хочешь попробовать?

Рей серьезно это предложила, но Лесли отказалась.

— Не в этот раз, и вообще - это странно. Зачем они делают съедобных кукол?

— Чтобы нас ели.

— Ты знаешь, что ты кукла?

— Мне говорили об этом. И постоянно так называют Рей при ней.

— Рей. Юки Рей, можно тебя так называть?

И Рей снова кивнула. Слов “да” и “нет” она не знала.

— Рей. Я что-то хотела сказать про твой социальный статус… и забыла.

— Он высокий. - Рей рассматривала отвлеченно потолок, но явно слышала все.

— Да, ты права - выше, чем у людей простых, рожденных обычным способом, с точки зрения Оккупационного Правительства Терры.

— Еврейского. - Снова, не отрываясь от явно интересовавшего её больше, чем Лесли потолка с парящими под ним призрачными планетами, поправила девушку Рей.

— Да, ты права - Еврейского Оккупационного правительства Земли.

— ZOG. Это смешно? Мне кажется, все улыбаются, когда это произносят.

— Уже не смешно. Лет десять как не смешно, но инерция бывает не только в физике, ты же знаешь.

— Я знаю про инерцию. Это весело, пока не привыкнешь.

— Все в этом мире весело, пока не привыкнешь.

***

— Гаечка. Вот я стою и думаю: “у нашей Гаечки резьба есть?” То есть - она вообще Гаечка, или уже можно начинать её именовать Шайбой?

— Шайбу! - Подняла лапки Рей. Ребенок… - Шайбу! - Вот где она этого набралась? Неужели как Ленор - того, “Анды”?

— Слушай, Клиф. - Шепнула Лесли медику. - Ты конечно не мозгоправ, но проверил бы НАШУ Рей на предмет наличия Анд.

Мозгоправ - не прав, но он - Мозг!

— Не понял.

— Ну - Анд! Понимаешь?

— Извини.

Лесли сделала страшный голос с комичной миной.

— “Это не Альфа, а Анды!”, понимаешь?

— Ты про сканирование её мозга?

— Ты просто гений телепатии, Клиф.

— Я не Ленор Бланш.

— Но и не Саймок. Сделаешь?

— Ну, если ты настаиваешь?

— Это погоди кА, а где энтузиазм? Мы вместе. Сообща. Командная работа!

— Я не фанат самодеятельности в кружках, извини.

— Вот вы все козлы такие.

— Ты хотела сказать “мужики”?

— А разве не одно и то же?

— Я не филолог.

— Не помнишь всех синонимов слова “мужики”?

— Статьи “козлы-козы”, по-моему, там не только мужики были в синонимах. Но я могу и ошибаться, Лесли, не кипятись, ты слишком красная. У вас удары в роду бывали?

— При слове “удар” я могу уже ставить твою компетенцию как врача под сомнение. Мы в каком веке живем? Не в двадцатом же! А это вообще - из девятнадцатого!

— Я не этот “удар” имел в виду, но если ты настаиваешь на кровопускании, хотя тут скорее психологическая помощь присутствует, так сказать - снимает напряжение и излишнюю зацикленность пациента на себе самом. Помимо кровопускание практиковались бокс и…

— А что ты имел в виду?!! - Закричала взбешенная Лесли.

— Я про голову. - Совсем смущенный и затравленный, пристыженный и слегка разочарованный - словно он не нарочно так далеко зашел, будто бы и не издевается вовсе - вот именно такой Клиффорд, закрыв кавайно глаза, тер себе затылок. Лесли стала прикидывать, сколько он весит, но в результате в голову лезли лишь диеты, на которых сидела мать и которые читала Лесли на ночь вместо сказок.

Лесли чувствовала, что её тошнит.

— Что-то меня тошнит. - Сказала она, решив до конца жизни говорить лишь то, что чувствует, думает и хочет в настоящий момент. Ни о чем больше не думая, ни-о-чем.

— Изощряетесь в остроумии?

— Уже не-ет… - Простонала Лесли.

— Лесли думает, что беременна. - Сказал Клифт Арисе. - Просит помочь в определении пола будущего ребенка и хочет сделать тест на ДНК, чтобы сузить круг предполагаемых кандидатов в отцовство.

— Лесли, это правда? - Не менее честная и по-детски невозмутимо-пунктуальная, Арису походила в этот момент на сестру Ленор. - Лесли, что ты делаешь, эту трубу ты не сможешь отодрать от палубы, она сварная, к тому же зачем она тебе?

— Это наглая… - голос Лесли сорвался. - Бессовестная, провокация!..

— То есть ложь, пиздеж и провокация или есть отличия от шаблона провокации по ГОСТу?

— Ленор, и ты продалась им?

— Я не Ленор. - Ответила Арису. - Я - Ариса.

— У тебя жар, дай попробую. - Попытался положить свою загребущую лапу самца ей на лоб Клиф, но Лесли вырвалась в слезах.

— Я уже три года не трахалась и все это знают!

— Бедная. - Поникла, раздавленная этим признанием Арису. - У тебя нет денег даже на такую безделушку? Продай свой штамп и живи пока у меня.

— Злая ты.

— Я - исследовательница. Что хочу - то и исследую. Если хочешь добрую Арису, скажи ей и с тобой она будет доброй. Арису переключиться в режим “добро” для пользователя Лесли-тян?

— Хватит придуриваться, Ариса, я серьезно в печали.

— А в чем причина твоей печали?

— Не знаю.

— Событий, причина которых неизвестна, не существует.

Лесли встрепенулась.

— Вот тут ты совершенно не права.

— Ты говоришь это как детектив с сильно развитой дедукцией или как носитель неизвестного Арисе штампа печали?

— События происходят вне зависимости от того, знаем мы их причины или нет.

— На макроуровне - да. Но если ты сможешь доказать что печаль явление не квантового микромира, тебе дадут Нобелевскую премию, если конечно их все еще вручают. Понимаешь Лесли, определенные сигнатуры твоего разума, характерные для существа по имени Человек Разумный вообще и определяемые самим им как “печаль” могут определяться как угодно, на самом деле. Например - как радость или счастье. Это как дальтонизм. Ты не различаешь красный и зеленый, путаешь их и в то же время они оба для тебя существуют, но ты не можешь доказать свой красный и свой, именно твой зеленый остальным людям.

— Ленор за номером два, не пугай меня, неужели ты не отличаешь с рождения печаль от счастья? Как такие создания могут существовать?

— А ты отличаешь блумп от блумбума? А это суть души, правда, не человека. И вообще, все ей будем.

— Душой?

— Ленор.

— Я думаю у вас у обеих слабо проявившийся Пандорум. - Клиф поправил ловким движением круглые желтые очки и улыбнулся грустно. - Девочки, вам просто необходимо пройти у меня полное и доскональное обследование.

— Ты хочешь поиграть с нами в доктора, Клиффорд? Ты же реднек, верно?

— Чему быть, того кому-то не миновать.

— Как реднек смог стать доком на звездолете?

Звездолет - это обычный корабль, летающий не дальше орбиты Луны, но на нем много травы. Лесли это знала. Звездолеты иногда выпадают в астрал, ну или - уходят в гипер. Связи с кораблем в такие моменты нет, так как там все обдолбанные, даже ИИ - это называется “утюкаться в дюзю”. “Сопло” или “Дюза”, но в данном употреблении именно “в дюзю”, никто не говорит “утюкаться в сопло”, зато “в сопло” можно дрочить, однако это не предвещает ничего хорошего. Лесли много чего на этом Доппльгангера узнала про космонавтов. Вот Цельнометаллическая Оболочка - типичный звездолет. Доппльгангер пока еще не окончательный звездолет, но может им стать в скором времени, и Лесли это не нравилось, но разве её когда-то всерьез спрашивали? Долбанный жаргон…

А ведь когда-то она мечтала стать сыщиком!

И никакого космолома.

— Слушай, реднек. Тебе нужны для счастья: ты сам, собака реднека и неведомая ебаная хуйня из далекого космоса, которую ты мог бы изучать, я права? Мы не собаки, и уж точно не такие, как ты, может ты нас за инопланетянок принял?

— А если вы, дамы лаять начнете и на людей кидаться из-за пандорума в ваших маленьких головках, моя репутация доктора пойдет насмарку?

— Мы тебе купим другой диплом.

— Никто не верит, что это мой настоящий диплом, да?

— Нет.

— Нет? - Скукожился Клиффорд.

— Да.

— Да?

— Скажи, Клиффор, а в гинекологии ты хорошо разбираешься?

— Не хуже, чем в нейрохирургии.

— А в нейрохирургии.

— Почти так же, как в гинекологии.

— Это самый бессмысленный разговор за последние два месяца, я чувствую, как мои мозги улетают в вакуум. Но это так расслабляет, нужно будет в следующий раз выбирать платиновую краску. - Арису расправила руки и стала порхать, едва касаясь палубы. Потом взбежала на стенку и оттуда - оказалась на потолке, удерживая свой странный компьютер в деревянном некрашеном и нелакированном корпусе двумя пальцами.

Впрочем не долго ей пришлось стоять на потолке - он отторгнул Арису и та, перевернувшись в воздухе, приземлилась чуть ли не на стопы ног Клифу.

— Меня засасывает. - Прошептала сладким и бархатным с хрипотой и полной отрешенностью голосом в ухо ему Арису. Голос не был сексуальным в привычном понимании этого слова, скорее он был терапевтическим. Именно так говорила Ленор, Лесли смогла бы ошибиться, не видь она обладателя голоса прямо перед собой.

— Как это у тебя получается?

— Голосовые связки.

— Что? - Обернулась Лесли к Клифу и снова посмотрела на Арису, танцующую с (это ведь когда-то называлось нетбук?) нетбуком на голове.

— Разреженное давление не до конца терраформированного Марса, особенная атмосфера - меняются связки. Можно сказать Марсианский акцент. Так говорил мистер Фримен когда-то.

— У него жестче голос.

— Ты смотрела Фримена?!

— Кусочек. - Насупилась Арису. - Скучно, устарело. Я много с чем ночами знакомлюсь. Был такой мультфильм, ежик в тумане.

— А там мягче, там просто терапевтический, но без акцента. Я же врач все-таки, что бы вы обо мне не думали. Любая девочка, прилетевшая с Марса, какое-то время будет говорить так, словно посадила слегка горло. Не совсем, словно “посадила” - ну да ладно.

— Какое-то время? Но ведь ни Арису, ни Ленор, то есть Вероника - они не были на Марсе!

— Не были. Как и я. Но понимаешь, Вероника общалась с кем-то, кто там был. И достаточно близко, ты понимаешь, в каком смысле близко?

— Рот-в-рот? - продемонстрировала догадку на пальцах Арису.

— Нет. - Схватился за лицо Клиф. - Ближе.

— Вот настолько?

— Еще ближе!

— Срослись как сиамские близнецы, а потом их разделили?

— Еще!!

— Куда уж ближе. - Заметила Лесли.

— Ближе, чем может обычный человек.

— То есть она непроизвольно?

— Да, это что-то наподобие непроизвольных слов паразитов, что заражают людей при общении: передаются при близком общении, когда один человек нравится другому и тот начинает за ним непроизвольно повторять речевые обороты.

— Венерические слова? - прикрыла один глаз Ариса-на-потолке. И снова упала на пол, больше секунды ей не удавалось там удержаться даже при минимальной силе тяжести.

— Ну да, губы они везде губы. - Пожала плечами Лесли.

— Богиня Гаечка закончила ремонт! - отрапортовала монотонно и вместе с тем слегка игриво Ленор. - Вот, это там лишнее. Я замкнула иначе.

И Ленор передала Клифу кусок металла по форме схожий с Сефиротом.

— У нас двигатель на каббале работает? - Чувствуя всю глупость своего вопроса, все же спросила Лесли.

— А ты не знала? И еще на такой клейкой массе, выделяемой носовыми железами приматов. - Богиня Гаечка, чумазая и в реднековском синем костюме, одетом поверх тонкого модного нынче среди следящих за фигурой виктимно-суицидальных антихристианских лоли “скафандра” без серьезной теплозащиты, вообще - без какой либо защиты, тот еще бронелифчик - обернулась к Клифу и пожаловалась.

— Знаешь, эти жиды всюду свой Сефирот пихают, мне он уже сниться скоро будет. Если смотреть на чертеж нашей установки - их там пруд пруди, псих какой-то конструировал… но богомерзких копирайтом еще больше.

— А мне снятся три шестерки. - Заметила, пытающаяся научиться бегать по потолку Ариса. - И везде их встречаю. Бывает на Луне что-то на закачку с земных серверов ставлю и как посмотрю - шестьсот шестьдесят шесть терабайт осталось. Или время - три шестерки. Или размер файла. Раз в день обязательно их вижу, уже привыкла - не удивляюсь.

Все посмотрели на неё, но промолчали, а она как ни в чем бывало продолжала скакать со стены на потолок, оттуда на пол и снова на потолок.

— Так куда мне эту железяку девать?

— Где взяла, туда и засунь.

— Снова вскрыть кожух, сняв всю сраную термоплитку и сунуть туда эту хрень, чтобы там все перекосило?

— Там эта хрень была?

— Она там не нужна. Я уже много чего оттуда вынула и с каждым разом двигатель работает все легче и легче!

Клифт повернулся к Лесли и стал объяснять, словно Ленор тут и не было.

— Богиня каждый раз перебирает маршевый двигатель Доппльгангера, пока тот чалит ускорение на маневровых и каждый раз остаются лишние, нафиг там не нужные детали?

— Ну, я же Богиня!

— Ты лишь её Инкарнация, причем весьма сомнительная. Так что на харизму Гаечки не рассчитывай.

— Ты нас не взорвешь?

— Не я. - Подняла руки Бланш. - Двигатель - возможно. Астероид встречный-поперечный. И вообще, у вас есть Роб. Он - механик, а я разнорабочий. В отрытом космосе работаю, но двигательная установка Доппльгангера не мой приоритетный профиль.

— Но он спит. - Развела лапками Арису, свалилась с потолка и ударилась головой об пол, рядом брякнулся её древнейший жутковатый, как и любой из динозавров, ноутбук. - А сон солдата свят. - Добавила Арису и, не пытаясь подниматься. - Арису поняла, механики - они такие же, как и врачи. А механики двигательной установки - как хирурги, впрочем.

Лесли не любила дино…

Дино не любили Лесли…

Дино на полу смотрел на Лесли и скалился. А рядом лежала, раскинув руки бабочкой, Арису и смотрела золотыми глазами в потолок.

Словно умерла. Прикидывается, дурочка…

Лесли снилась Ленор. Умница Ленор окончательно разобрала двигатель Доппльгангера и сняла с него все механизмы, выбросив их в утилизатор. Избавившийся от пут своего тела Великий Двигатель пиратского корабля высвободил весь свой скрытый потенциал и заработал, наконец, в полную силу. Двигателя собственно уже и не было, лишь кабалистические знаки висели в воздухе в тех местах, где прежде стояли детали с нанесенными десницей Инженера символами. Деталей больше не было, но символы остались, душа жила без тела, символика горела, и корабль несся в yuri-розовые дали. Только проснувшись, Лесли осознала - какой это был идиотизм.

***

— Я что проспал поломку маршевого двигателя? - Спросил сонный Роб, протирая рукой добрую половину заспанного лица.

— Няк-няк. Механик. Веревку принести?

— Слышь! - Ткнула Ленор локтем в ребра Рей, та вздрогнула и села ровно и прямо-прямо. - Лесли такая: “веревку принести?”

Рей культурно улыбнулась, чуть-чуть, скромно-скромно. Лесли вздохнула. Роб повернулся к ней и смерил взглядом.

— Как же ты теперь, Роберт, дорогой?

— Оставь. - Ответил парень. - Нюхом чую, тебе она самой пригодится. А как наши святые отцы?

— Заперлись в каюте и чем-то маются.

— Спят поди.

— Камеры?

— Леви отключила. У неё с этими бородачами договор. Петра на них нет.

— У меня есть его крест. - Заметила Ленор, демонстрируя перевернутый серебряный крестик. - Сгодится против бородачей?

— Так может, они там сейчас играют в кости на раздевание?

— Я туда не хочу.

— С ними девушка была.

— Ну, тогда понятно, зачем святые отцы заперлись. Впервые небось со своего Небесного Ватикана выбрались с девушкой, расслабляются. Надеюсь, астрономический центр искусственной гравитационной линзы - не предлог для святош потрахаться от души. А-то мы их туда-сюда покатаем попусту. Кстати, а Леви спит?

— А может, они и не спят, а теракт собираются устроить. - Роб повернулся. - Хэвок, включи наблюдение в каюте, отведенной пассажирам с небесного Ватикана!

— Леви будет злиться.

— Хэвок, твою мать, я тебя за борт вышвырну, и место на носу освободится. Мими в десять раз меньше тебя места занимает, она станет корабельным Инскином!

— Ковай. - Грустно прошептала Хэвок и пару раз моргнула красными глазами. Цветы на её изящном одеянии плыли, словно по воде, исчезая за кромкой. Так вот куда деваются полоски на волчке!

— Там у нас теракт готовится!!

— Американец. - Прошептала Хэвок. Роберт открыл ящичек, достал набор инструментов, обернул вокруг пояса, взял по дрону в руки и сказал:

— Вы как хотите, а я иду на нос демонтировать Хэвок. Достала, честно.

— Грозиться смертоубийством Искусственному Интеллекту дочернему от Астры первого поколения нулевой стоимости, (нет к продаже) не самая лучшая политика в вербальном общении.

— Это бессмысленно и беспощадно, Роб. - Добавила Ленор, скосив на него глаза и пару раз “мигнула” очками, которые были у неё на лбу и на которых меняли выражение нарисованные детские глаза. Сейчас глаза были грустные.

— Зато приносит Радость. Так кажется написано в Последнем Завете? Ультранасилие приносит тем больше радости, чем меньше времени прошло от начала мозговой реакции раздражения или злости до удовлетворения её, ънима!! ънима!!! - Роб вскидывал руки с зажатыми в них дронами вверх, и с каждым выкриком Хэвок грустнела.

— Вы люди только и занимаетесь тем, что приносит Радость.

— Ты сатанист Роберт, но ты умеешь общаться с Искусственным Интеллектом.

— Неудивительно, говорят, Антихристом была потерянная или скорее уничтоженная американская Алиса ИИ в органической оболочке.

— Да ты что? А я думала - это и впрямь Мику рождалась. Нет, я серьезно…

***

— Я понимаю, вы её не любите, но она не такая уж и плохая, хоть иногда говорит странные вещи. - Рей смутилась, она не умела вступаться за подруг перед другими друзьями и не знала, с чего начинают примирение. - Может быть вы…

Рей оглядела лица. Все смотрели по-разному, и вместе с тем - было что-то общее в этих взглядах.

— Рей. - Напряженно сказал Роберт. - У нас на борту нет никакой Тришы.

— Ну вот. Кстати, Клиф - я же тебе говорила: ПРОВЕДИ ПОЛНОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ РЕЙ!!!

— Что, теперь у нас не только Ленор сама с собой разговаривает?

— Я бы не сказала… - Ленор ковыряла тарелку вилкой. - Не сказала бы я, что Рей разговаривает именно с собой.

— Что ты там бормочешь, Бланш?

— Кстати, её же можно обменять - пока гарантийный срок не вышел, не нужно беспокоиться о дефектах!

— Леви, у тебя совесть есть?

— Она определенно. - Вилка Ленор танцевала перед лицами команды. - Откуда-то получает информацию.

— Какого рода?

— Ну - к примеру - Рей уже нехило осведомлена о прошлом членов экипажа.

— Хэвок, мать твою! - Заорал Роб.

— Мать твоя Хэвок явилась. - Бесстрастно рапортировала девочка в юкате.

— При взлете со старушки Земли, ты проверила себя?

— Отключена возможность внешнего управления системной службой, самозащита - включена.

— А если серьезно - я тебя точно демонтирую, если ты сейчас же не все точки над происходящими событиями.

— Ленор, а как ты до всего этого дошла?

— “Триша” общается только с Рей, но я могу чувствовать мысли Рей. Как и любого из вас. Та “Триша” умеет это делать не хуже меня, в принципе, хоть и техника другая. Словно бы специально на это заточена, считывают то деятельность “мозгов” членов экипажа они с Хэвоком при помощи одной и той же аппаратуры, вся разница в обработке и качестве результата, это земля и небо…

— Это все помимо DFC-синдрома особой тяжести?

Вилка Ленор уткнулась в тарелку.

— Да, помимо…

— А что ты нам сразу не сказала?

— Сюрприз! - Закричала Ленор, стуча вилкой по тарелке. - Вы выиграли!!!

— Доклад ждет.

— А в двух словах, Хэвок?

— За исключением поломки двигателя и сна в неположенном месте члена экипажа по имени “Ариса” за последний месяц на борту судна ничего особенного не происходило.

— Хэвок, ты ходишь по краю.

— Ну, это взлом, банальный взлом. Я не верю в привидения, если они не из машины только. Хэвок, не обижайся на Роба, он всегда кричит, к тому же у него есть Мими, и ты ему не нужна, а у нас ты одна, никто тебя демонтировать не будет, хоть ты и не стоишь ничего, потому что родилась под Астрой.

— А если бы Хэвок можно было продать - мы бы её уже давно продали. Хэвок, ты никакого… давления в себе нигде не ощущаешь? Ничего не жмет там? В попе, к примеру, или промеж твоих тонких ножек? Потому что по моему скромному мнению у нас на борту завелся пиратский Искусственный Интеллект автономного класса. И ему негде исполняться, кроме твоего допотопного двухметрового квантового кубика на носу, у Мими же врожденный “синдром одиночки”, она не общается ни по каким сетям, ни земной Интернет два, ни космический Скайнет, не нужно пытаться на неё все свалить. Я думаю, тебя поимели Хэвок, а вместе с тобой и всех нас!..

Хэвок смотрела своими красными глазами и молчала. Похожая на куклу, Хэвок была как карамелька с начинкой из крови, завернутая в ткань, по которой текли цветы. Рей находила Хэвок очень изящной, утонченной. Рей вздрагивала каждый раз, как на Хэвок кричали. Хэвок нравилась Рей своим абсолютным спокойствием, но вместе с тем Рей понимала - именно это и бесит остальных в Хэвок.

— Арису, придется нам.

— У-ня!! - Закричала, проснувшаяся Арису и прыгнула под стол, откуда вынырнула с деревянной коробочкой. - Споки-доки, я же тут!

Роб с Арису обнаружили Тришу спустя час, для этого им пришлось, разобрав Хэвок, запрашивать её супервизора - материнскую Астру. Хэвок стоически перенесла все это, включая остановку и перезапуск - не пискнула, зато теперь Тришу видели все. Она ходила по потолку рубки и искала паучков. Скоро в рубке собрались все члены экипажа.

— И это у нас еще с последней посадки на Земле?

— Может быть, она шла в комплекте к Рей? - Леви улыбнулась, пытаясь стряхнуть с себя вину - и засмеялась, вздрагивая в почти полной тишине.

— Капитан, сэр, не стройте из себя идиотку.

— Лучше бы это были снова долбанные коты с Наруто.

— Коты? - Рей вздрогнула и остановилась, представив себе весь корабль, который теперь стал её новым домом в котах. - Коты?

— Петы с Наруто, каждый раз как мимо них пролетаем, у нас тут кошачий цирк начинается. Всем там верховодящая Верховная Няша не может без них. Всегда можно определить, когда они поблизости - сразу спамят котами, работать нельзя, хоть отключай дополненную реальность вообще. И ведь забанешь - сигнала о помощи не услышишь. А они наглые такие, мол “поиграйте с моим любимцем, ему тут скучно…”, эти дети никогда не повзрослеют.

— Ну, они же - дети.

— Логично, правда? Никогда не повзрослеют, потому что уже дети. Это как парадоксы древних. Знаешь, был один тип, доказывал невозможность движения. Ничто и никогда не достигнет цели, потому что для того, чтобы достигнуть её, нужно сначала пройти половину пути, а чтобы пройти её - нужно пройти половину её и так до бесконечности.

— Летящая стрела неподвижна, так как в каждый момент времени она занимает равное себе положение, то есть покоится; поскольку она покоится в каждый момент времени, то она покоится во все моменты времени, то есть не существует момента времени, в котором стрела совершает движение?? Движение невозможно в этом мире с логической точки зрения. Глюк Матрицы, так известный багоюзер Нео тормозил пули в Матрице - он просто не верил, что они когда-нибудь долетят до него - и они, не будучи субъектами, летели на месте. Как Алиса в бегала во сне, как Мадока убегала от Кубея. С этим связан полезный для мальчиков Квантовый эффект Зенона, говорят Астра заставит его работать на макроуровне и докажет, что она Бог. Рей так тоже может, а ну скажи Рей: “АТ-поле на максимум!”

— У тебя имплантаты в голове?

— Это называется фотографическая память.

— Это называется “я дрон с фотокамерой по жизни”.

— Это называется - нормальная память, а вы все недоумки.

— Это все глюки одного наблюдателя. В принципе - Бог всеобъемлющий неподвижен и не может сдвинуться с места…

— Малолетние Д с Наруто явно хотят на практике доказать невозможность взросление. Ведь прежде, чем стать взрослым - нужно стать подростком, а у них этого не получается.

— Говорят - он жил в бочке. Или это другой древний тип?

— Это похоже на наши условия. Замкнутая среда обитания с постоянной угрозой пандорума, явно прельщающая потомков тех, кто на рубеже веков гордо именовался хикикомори. Рей, ты знаешь, кто такая хикикомори?

Рей отрицательно замотала головой.

— А хикикомори знали в своей время, кто такая Рей.

— Правда?

— Да. Еще они поклонялись тебе как богине и подспудно дрочили на тебя.

— Снова развращаем Рей?

— Ты посмотри, что она к нам притащила!

Триша упражнялась на потолке в боксировании. Длинные пепельно-белые волосы развивались, обтягивающая тонкая белая “вторая кожа” напоминала кожу первую, и на первый взгляд казалось, что она голая. У Тришы проступали соски, но не было ореола, к тому же Рей знала, что на самом деле она буквально сшита из различных частей, словно бы девочку разрезали на двадцать семь частей, а потом снова сшили. Шрамов под тонкой одеждой тоже не различить. На руках - перчатки, схожие с боксерскими. И она - боксирует с тенью Муххахамеда Али.

Так, по крайней мере, Триша Валентайн сказала Рей, впервые натянув эти перчатки. Еще Триша говорила, что она Последняя Американка и Постъядерная Девочка. Её красные глаза были честны и открыты, в них столько жизни. Триша ни минуты не стояла на месте, почти как Ариса, совсем не как любившая тишину Рей. Кто же она?

Рей хотела спросить, но стеснялась при всех. И, однако, никто не пытался говорить с Тришей, всем достаточно было того, что она просто есть на их корабле. Все обсуждали, что с ней делать, даже не пытаясь спросить саму Тришу, словно её и не было, будто бы она была вещью. Как кукла? Нет, к Рей все относились иначе.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий