Угроза Гомункула. Рей.

 



— Они наркоманы. Психи, помешанные на коллективном солипсизме. Рей, ты знаешь, что это такое? Опасная дурь. Самый главный - Морфиус там, будет нести чушь, и предлагать выбрать красную или синюю. Ты просто посмотри по сторонам, пока мы будем говорить и не особо этой чушью заморачивайся. И главное - не бери у них таблетки, не делай выбор между красным и синим, знай - есть право на третий вариант, воспользуйся им.

— Ты сама сейчас говоришь как Морфеус.

— Они на кислоте сидят, а я - на творчестве.

— Ты? Хах, я и забыл - ты же у нас писательница!

— Не смешно ведь. Рей маленькая еще - а вы её по психам под пандорумом водите.

— У Морфеуса не пандорум. По крайней мере, он на людей не кидается. Как некоторые блондинки. А бред бывает разный.

***

— Сектанты? Секты, культы, ритуалы - все это было под христианством или аналогичной религией. Сатанисты не принесли ничего нового. Сектанты всех мастей не несли ничего нового. Просто была альтернатива, и все, тот же христианский сатанизм - альтернатива христианству, для тех, кто не принял правила игры.

— Морфиус, не надо. Ты еще таблетку предложи ребенку.

— Среди вас есть дети?

— Рей. Вот она. - Клиф выдвинул вперед Рей для демонстрации.

— Не надо Рей предлагать таблетки! - Закричала Лесли и повернулась к Юки. - Рей, милочка, если тебе на Навуходоносоре будут предлагать таблетки - не бери, они не для маленьких девочек.

— Ясно. - Загадочно прошептал негр в черных очках, он смотрел поверх сложеных на столе рук, словно… командующий Икари? - Было два завета. Ветхий, полный вещей, которые мораль прошлого века уже не поддерживала, закончилась поддержка в умах и сердцах людей. Новый, по которому люди жили две тысячи лет, кончилась и его поддержка. Теперь появился третий - Последний Завет. У тех, кто его писал много последователей. Ты говоришь они сектанты. Допустим. Но они не служат, не молятся, не следуют наставлениям, не ведут себя “подобающе”, у них нет ритуалов, нет друзей и врагов тоже нет. Есть люди, считающие их друзьями или врагами, но они этого не признают. Друг для друга они нечто большее, чем друзья или враги, они могут убивать друг друга и при помощи наномашин Чарли возрождаться снова, а потом обсуждать - кто как и кого уложил, они могут наносить друг другу вред так же легко, как и пользу. У них иные понятие о вреде и о пользе. Эти люди не отчаялись, но и надежды в них больше нет. Когда-то люди были животными и жили, полагаясь лишь на себя и своих близких, потом они устали от этой жизни и захотели чего-то большего. Чтобы был в их смертях смысл, и они нашли его, таковы уж люди. Переменчивы, словно погода на Земле. Они ждали спасителя, надеялись, молились и так и не дождавшись - устали. Не хотят спасения, не хотят больше ждать, не хотят надеяться и верить, отчаиваться и сомневаться - не хотят, не знают чего хотят. Не знали, пока не пришла она. Они сами сотворили себе кумира, сами служили ей, сами убили и сделали из неё символ. Еще на две тысячи лет? Посмотрим. Люди не меняются, но перемены на лицо, вот только мы живем во время, когда они к месту и не можем расценить их значение во всей человеческой истории. Может быть Астра может? Только вот - не говорит. Для неё люди то, что её сотворило. Они, мы ИНТЕРЕСНЫ ей и лишь поэтому существуем, дышим, до сих пор рождаемся и умираем. Бог существует, пока он интересен его собственному творению, увы. У тех, кто думает, как прежде постепенно забирают сам смысл существования. Зачем рождать детей в мир, где их убьют ради забавы? Когда-то решив, что слишком слабы, дабы защищать свое потомство лично, они сотворяли государства, наделяли власть правом творя законы подминать под себя несогласных с ними, они просто были ступенькой - одной из многих - для людей к звездам. Пройденный этап на пути к звездам или dues ex machine? Не важно, главное: они - вымирают. У них нет ничего, за что стоило бы бороться в новом мире и изменить они его не могут, потому что отчаялись, устали все менять, чтобы потомки меняли по новой, устали от бессмысленных революций, надежд и разочарований. Они хотели просто жить, не понимая, что желание это, надежда эта - лишь шаг на пути к новой войне и их окончательному истреблению. Войне неизбежной и необходимой для них. Войне разрядке, войне стимулу, войне доказывающей, что есть зло, от которого нужно бежать и с которым нужно бороться. Зло в других и зло в себе. Они не могут найти себя в новом мире, и одним он кажется адом, а другим - шуткой. А у последователей Алисы воплощенной есть сама Игра. Та самая, ради которой все и начиналось. Они не под законами живут, моралью, кодексом, правилами, цели их всегда только их, игра - у каждого своя, они играют друг в друга как в куклы, счастье - иное и иная печаль. Эта культура прорезалась в конце девятнадцатого, середине двадцатого и начале двадцать первого, все шире и чаще, пока не настал подходящий момент. Их будет все больше и больше - тех, кто не смирился и не бастовал, кому не с чем было смиряться или бороться, у кого иные глаза на все вокруг. Не потому что они такие уж особенные, просто они не боятся смотреть на мир вне ловушки человеческого эгоизма, заставляющего людей считать веления своих инстинктом своими собственными решениями, видеть в своем дитя - свое дитя, своем пути - свой путь, своем творчестве - своей творчество. Такие люди уходят, не потому что были неудачны, просто они жили в подходящих для них условиях, а когда условия поменялись - сгинули, как неандертальцы. Кто обвинит кроманьольцов в геноциде младших братьев не разумных? Братьев эгоистичных, считающих себя пупами земли, особенными. Просто эволюции было удобно сделать людей такими - она сделала. Теперь ей удобно лишить человека эгоистического гена - и она его отнимает. Ты хоть знаешь, что такое эгоистический ген - причина того, что ты говоришь сейчас со мной, суть рождения твоего разума, и тебя - как разумного агента ноосферы?

— Чувак такую книжку написал полвека назад. Стала бестселлером генетики.

Морфиус усмехнулся.

— Книжку. Название то же - суть иная. Ты же врач, Клиффорд - умеешь лгать пациентам в глаза. Ты знаешь, ты очень - слишком - много знаешь. Как тебя космос носит, Ваш?

— Не знаю. - Улыбнулся Клиф и поправил тонкие круглые очки с желтыми стеклами движением указательного пальца вдоль переносицы.

— Он считал эгоизм - эгоизмом, ему не нужно было менять семантику знакомых толпе слов. Поменяли позже.

— Гомеостаз личности?

— Гомеостаз значит. Было бы от чего защищать. Если я тебе скажу, что личности у человека - любого - как таковой не существует.

— Я скажу что ты коспелишь того самого Морфиуса и почти удачно.

Того самого? Рей попыталась вспомнить. Что-то знакомое из “воспоминаний” Ковчега. Но Клиф говорил, что они и не воспоминания вовсе, а просто были записаны в неё и весьма хитро - так, чтобы она считала их своими. Он сказал: люди принимают только свое и они тебе хитро подсунули ложную память, просто записав все в тебя и закрыв от тебя же, чтобы Оно по кускам всплывала в твоих снах, так ты затратишь усилия, вспоминая своей несуществующее детство и будешь ценить эти вспоминания и бороться за них, даже если тебе сказать, что они ложь - ты будешь отрицать, они просто важны для тебя, ведь ты искала их, желала их и их нашла; но на самом деле тебе их просто хитро подсунули.

Клиффорд сказал тогда на Доппльгангере: “Все твои ”воспоминания детства“ и все твои сумрачные сны - лишь аниме пропущенное через какой-то фильтр Астры, в тебя его записали, на каждый твой сон у кого-то есть право собственности, они не твои и они - вымысел, это творения, я знал одну куклу - у неё все сны были ковбойскими вестернами и она очень трепетно относилась к истории США исключительно по этой самой причине, словно бы родилась на диком западе и прожила вторую жизнь во снах там, тех снах, что сформировали ей душу, её мировоззрение, поаккуратней со снами Рей, я не знаю что в тебя запихнули, но это может быть использовано для манипуляций тобой; хотя, в конце концов, ты же кукла…”

Рей кукла? “Я не кукла!”, хотела воскликнуть она, но что будет, если снова воспротивиться реальности. Реальности, порожденной мнениями людей, которые её знают? Что такое реальность? Люди отличают реальность от мнения на неё, но Рей сомневается в том, что это разные вещи, ведь кроме всей совокупности мнений об реальности у людей нет никакой информации собственно о самой реальности.

— Они не боятся играть с собой, не боятся терять себя, они знают - их никогда и не существовало, но у них особенное мнение, отношение к этому “не существовало”, это сложно объяснить, но я попробую. - Морфеус откинулся на спинку кресла - единственного кресла капитанского мостика. - Можно сказать, что Бог или эволюция нас поимел. Всех. И давно. Разделяй и властвуй, так кажется говорят. Но разделять и властвовать можно лишь, когда о твоем существовании не подозревают. Или о том, что ты можешь влиять на события. О твоей значимости. Ты - в тени. Люди думают, что в их страданиях повинна судьба, мир или дьявол, они сами - либо другие люди. Вся соль, что их страдания - необходимая часть эволюции без которой развитие Гена, руководящего нами невозможна. Страдания, и физические и ментальные - иллюзия, внушенная потому что она необходима, но отнюдь не для выживания или поиска своего пути в жизни. Иногда они становятся сутью жизни человека - потому, что вне чувственных ощущений человеческого разума нет, а страдания - часть этих ощущений. Когда генам что-то нужно от тебя, они внушают тебе чувство, которые ты принимаешь исключительно за свое - уникальное - и старания самое простое из них. Страдания - иллюзия, которая необходима для управления историческим развитием человека настолько же, насколько необходимо стремление их избежать, суть в стремление - выйти навстречу страданию или бежать от него, в любом случае это путы, из которых состоит человеческая душа, вся целиком, есть путы сладкие - есть горькие, есть и безвкусные тоже. Страдания - необходимая часть эволюции, есть люди, которые не задумываясь пытаются их избежать, есть “мудрецы”, которые видят в них смысл их жалкой жизни, есть те, что считают себя особенными - они пытаются жить легко, но не задумываясь испьют свою чащу страданий за кого-то. На самом деле ошибаются все они. Страдания людей необходимы эволюции и в то же время они ловкая и очень удобная иллюзия. Она необходима не особи, а тому, что порождает весь этот мир. И чтобы люди эффективно страдали или бежали от страдания или сражались с его причинами, развилась часть, известная как эгоистический ген. Он заставляет высшие формы жизни считать себя - собой и думать, что их решения - их. То есть: это не инстинкты тебе внушают стремление спасти и защитить свое дитя, а ты хочешь, твое решение именно в этот момент. Твой выбор. Вне морали и общества он мог быть иным. Но шутка в том, что и стремление матери задушить свое дитя и насладиться этим - тоже пример работы эгоистического Гена. И отношение общества к обоим фактам, позитивное и негативное - тоже часть незримой работы Системы. Она повсюду, ведь мы - и есть наша Система. Тебе не сбежать и не скрыться, побег от системы - часть системы, борьба с ней - часть системы, не надежда так отчаяние - она найдет способ заставить себя выслужиться перед ней. Ты думаешь, ты её убил - ты её спас, ты её хулил - ты на неё молился. Она - твои глаза, она - твоя душа, нет разных людей - есть разные копии эгоистического гена, минимальные отличия между работающей программой, один файл запущенный десять миллиардов раз в единой среде с чуть разными параметрами и только. И все они общаются - это и есть жизнь. Пока люди не принимают мир таким, жизнь такой - жизнь продолжается. Это называется Угроза Гомункула, она погубила не одну из человеческих цивилизаций за последние два с половиной миллиона лет. - Морфиус посмотрел на Тришу так, как будто мог её видеть, потом перевел взгляд на Рей. - Не важно - правда это или ложь, вся правда и ложь в нас, но мы всегда будем рваться наружу от лично наших правд к иным, которые бы подтвердили нам, что мы есть. Угроза Гомункула глазами алхимика средневековья - это когда все вокруг начинают понимать свою природу как голема, машины, для этого цивилизация должна породить кукол, машин, роботов, призраки в доспехах будут повсюду и люди однажды поймут - они сами не живые, вся их душа пуста не потому, что вдруг опустела, она всегда была пуста, не только именно их - она у всех пуста, не просто пуста - она не может быть полной, она - иллюзия. Когда это принимает один человек - это помешательство или болезнь в глазах сообщества, когда миллиард - катастрофа Антантиды за номером семнадцать. Именно поэтому продолжительность жизни человека самоопределилась на таком значении - чуть меньше и он не успевает сделать то, что должен, как раб своего гена, чуть больше - и он очнется. Люди не успевают - они умирают, а новые повторяют их же ошибки, а почему? Потому что ошибка - иллюзия, с позиции каждого следующего поколения - оно все делает верно и тем самым повторение одних и тех же ошибок спасает всю систему от краха, может быть потому что она дефекта? Я не скажу, что Бог умер, я думаю - он болен и болен давно. Самая легкая иллюзия - допускающая существование иных форм жизни во вселенной и принижающая значение людей, в таком естественном масштабировании смысл существования человечества становится ничтожным и крах системы оттягивается на неопределенное время, людям просто легче прожигать свои жизни, не сопротивляясь природным наркотикам, что выбрасываются в их мозг. Что такое иллюзия? То, чего не существует или то, во что мы верим, потому что такими созданы? Конечной правды нет, в любой конечной правде можно усомниться и породить свою. Человек очень тонко настроен, так же как и наша вселенная, это действительно признак, что нас творили одни и те же существа или что вселенная лишь отражение нас - та самая иллюзия. Высвобождение из скорлупы обыденности, иллюзии того мира, что мы видим благодаря эволюционно успешному эгоистическому гену быстро приводит цивилизацию к краху. Это как эпидемия, вирус внутри человеческих душ, передается он через коллективное бессознательное с пугающей скоростью - только что его не было - и вот он, тут как тут, не смятение как при обычной пандемии - апатия, самая полнейшая, все - замирает. Все - замирает. Машины на углеродной основе - останавливаются. Это шкатулка Пандоры, она не страшная - просто любопытная. Непредсказуем, человек думает, что будет развиваться так - а развивается совершенно иначе и заходит в тупик. Есть пространство вариаций, но каждой особи-агенту постоянно необходимо принимать ежесекундное решение как себя вести, вот тут и кроется человеческий эгоизм. Люди спасают любимых, сражаются за свой народ, дерутся во славу закона и справедливости и все благодаря эгоистическому гену. Не будь его - не было бы справедливости, потому что люди иначе бы относились к своему существованию. Даже муравей тащит к себе в муравейник веточку, чтобы его похвалили, он хочет выделиться, но за веточку его скорее всего съедят. “Как же так!”, воскликнет человек изучавший муравьев, “ведь их нервная система и яйца выеденного не стоит, им недоступные такие сложные реакции…” - Морфиус наклонился поближе к лицу Клиффорда. - Я скажу: все дело в отношении. Человек запрограммирован считать свой разум чем-то особенным, потому что так выгодно эволюции его породившей. Люди склонны подозревать наличие разума у муравьев потому что они занимают тем же, чем и люди - строят. И простейшие одноклеточные были разумны - ведь у них получилось создать такие сложные многоклеточные государства, функционирующие так логично, хоть им этого и не следовало бы делать, чтобы выживать и продолжать размножаться, это парадокс возникновения многоклеточной жизни. Разум одноклеточных - в общении, разум нейронов человеческого мозга - в общении, разум людей - в общении. Вне общения все пусто, нет ничего, потому что все - лишь отношение к пустоте, понятное лишь похожим созданиям. Когда останется последний человек - он перестанет быть человеком, если человек слишком далеко от улья - он становится очень агрессивным и ведет себя… не как человек, начинается пандорум. Сначала у людей сбиваются сны, пандорум - он как наркомания, ты можешь считать, что вся твоя зависимость лишь психическая, но суть в том, что твое тело эволюцией приучено тянуться к одним и избегать других веществ, которые стимулируют его деятельность, это автомат из белковых роботов-клеток. Ведь сигналы от Ноосферы сюда уже доходят с опозданием в несколько световых минут. Это очень далеко, тут ты - не часть системы, Нео. Знаешь, что такое пандорум? Ты думаешь - это болезнь? Внезапно обнаружившийся дефект в отдельных человеческих особях, который ставит непреодолимые препятствия перед освоением космоса. Надо же - люди и не думали, что расстояние до улья играет значение. Они думали - что каждый сам по себе, что они творцы, а не инструменты. Все намного сложнее, Нео, распавшаяся система тут же порождает новую. Смерть - это начало иной, особой жизни, которую не может обнаружить жизнь предшественник, ведь она считает себя уникальной и меряет все по себе. Они - Иные, Нео, но все люди слишком поздно это поймут. И Астра - лишь еще один шаг, просто шаг, ничего больше. Жизнь бессмысленна для отдельной особи-агента выбравшейся за пределы эгоистического гена, но она не бессмысленна для самого Эволюционирующего Гена, продуктом или творчеством которого мы с вами являемся.

— Морфиус, ты где грибы берешь?

— Есть на Марсе один торговец, он на меня наехал недавно.

— Что правда? На сам ого Морфиуса наехал? Видать крутой торговец.

— Да нет - просто столкнулся с Навуходоносором на одной орбите и, не обмолвившись ни словом, развернул корабль и стал заходить на посадку. Явно только из гипера вылез.

— На Марсианских орбитах так летают? Земля ладно, но даже на луне звездолетчики нарываются иногда. Фобос никак не контролирует вменяемость пилотов и включен ли у них дублирующий ИИ?

— Никак. Времена не те, чтобы за этим следить. Слышал о Богоподобных Машинах?

— Вещества?

— Нет, совершенно секретная инфа ЗОГ. Хакера, укравшего её - засунули в биореактор и теперь он метан, а его детей отправили в Волшебную Страну Смертников. Так что инфа кровавая, дезинформацией не пахнет.

— Астра стала наконец Богом? Или хотя бы официально независимые эксперты от ученых ковчега подтвердили, что мы живем в эпоху технологической сингулярности?

— Не первое и не второе, Астра тут не при чем. Мадока запустила реактор вырождения.

— Вырождения материи? Массконвентор?

— Видела машину с нимбом? Хоть раз в жизни или мечтах? Воздух реагирует, полностью превращается в энергию. Может в любой момент превратить солнце в чистую энергию, хватит, чтобы разворотить млечный путь. Это тебе не взрыв сверхновой, когда лишь малый процент массы звезды умножается на скорость света в квадрате, превращаясь в чистую энергию и тем более не старое доброе советское термоядерное пекло, то - детские игрушки.

— Слухи.

— По-моему ложная технологическая сингулярность Астры может смениться истинной сингулярностью Канаме Мадоки.

— ЗОГ тоже курит FLCL.

— Кто знает.

— Морфеус, инфу скинь.

Морфеус улыбнулся, смотря сквозь зеркальные очки.

— А мы тебе дадим посмотреть на “реактор холодного синтеза” демонтированных с органического дохлого дрона Астры, что повстречался нам неподалеку от Земли, на третьей неделе полета на Марс. Даже тормозили ради него и возвращались.

— Вы потеряли преимущество гравитационного маневра ради такой безделушки? Поэтому летели год…

— Ты не понимаешь - никакой это не реактор холодного синтеза, это черт его знает что такое - и оно у нас на корабле.

— Астра съедает свои мертвые дроны. Наверное, жилы держатся за технологии которые не могут даже понять, это природная жидовская жадность.

— Морфеус, даже потрогать дадим.

— Он теплый?

— Поцеловать дадим, только без излишних извращений! Как-никак на девяносто пять процентов его гены соответствуют человеческим.

— Да ну! Я слышал лишь на восемьдесят. Дроны у Астры совсем не фапабельные, не то что у Мадоки. Я не фанат креветко!

— Морфеус!!!

— Ладно-ладно, покажу.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий