Экзистенция

Я проснулась в белой комнате. Именно так. А внизу была маленькая мышиная норка. И когда я до неё добралась и, вытерев руки об джинсы, села на колени, чтобы поцеловать астрального мыша и преподнести ему Царство Христово или хотя бы Джа, оказалось, что там, туда, как бы, что-то засунуто. И когда я развернула это что-то... Это был флаг Майкрософт. -Где я?

 



Г, 1. Наша дорогая Астра!

Вначале было облако розового дыма! И облако было над ней! И оно сказало:

— Бхакти!

— Слово красивое! - Я посмотрела на синкаевский закат. - А ты его смысл то хоть знаешь?

Она моргнула, странно, словно моргнули одни зрачки, на долю секунды вытянулись, и стали кошачьими и вернулись к обычному расслабленному состоянию.

— Завязывай ты с этим делом, девочка моя!

Она слегка улыбалась и глядела своими оранжева-то бардовыми глазами прямо в мои, которые не хотели её, а хотели закат. Снизу вверх, слегка, словно впитывая мир. По чуть-чуть, следя за дозой.

— Да гоню-гоню!

— Передозировка миром?

— А ты, ты знаешь смысл всех слов, что каждый день произносишь?

Словно ждала, когда же он это спросит. Подвела и бросила, вот зачем же так а? Она носила контактные линзы давно уже, когда-то косплеила какую-то розовую нечисть с ушками, а теперь уже привыкла к цветным глазам, напротив, в зеркале. Но родственники привыкнуть никак не могли, они не имели ничего против собственно линз, но все искали в интернете статьи на тему вреда именно цветных. Но Астре было наплевать…

Наверное, и им тоже, ибо они смирились с дочей… При рождении ей дали редкое романтическое и очень красивое имя и забили на неё…

В честь Лема назван астероид, в честь Астры я назвала свой блог. Ей повезло со мной больше, чем Лему с друзьями, правда? Какой-то там хренов астероид и Мой Блог? Я так не думаю, обычно я даю ему остыть. Но сегодня пришлось забирать того самого парня из отделения, а все вчерашний день…

Астероид и не видать невооруженным взглядом. Впрочем, мой блог тоже.

'Бложек!'

Он сломал руку менту. На День Миномета пошел погулять, оказалось, что не день миномета это вовсе, а просто тупая демонстрация и в результате драки сломал руку менту. Когда приехали мы в участок его все еще описывали, дослушивали и определяли, столько бумаг.

Нас послали нахуй.

Мы уехали, чтобы вернуться через полчаса с едой и много чем еще, о чем вы не догадались, и пробиться с боем в участок. Нас не пускали.

— Где тот мент? Мы ему вторую руку сломаем!

— Нас попросили внутрь и стали составлять (какой-то там документ) на угрозу тяжких телесный повреждений и еще какого-то судебного ‘атсрала’. Все это было долго, а на улице - темно. Короче они напились тем, что мы принесли и все перемирились.

Прошлым летом на море, пока все плавали, Астра написала вирус, который патчил антивирус Касперского, отключив его самозащиту, он продлевал до бесконечности срок годности лицензии и менял сообщение ‘автоматическое обновление отключено!’ на ‘ваш красный возбужденно-эрегированный перец-самотык не на автопилоте!’. Пользователи читали и тихо охуевали от такого компьютерного жаргона. В общем, это были игрушки. Но идею подкинула я.

Астра сказала, что в море крабы, чуть погодя добавила, что и улитки. Я заметила, что в море нет улиток, зато есть медузы. Астра апатично и умирающим голосом заметила, что хуй кому какая разница и снова уткнулась в дисплей.

— Все равно вы все умрете! - Ответила она небу. - Не все доживут до зимы. - Заметила она продавцу мороженного. Тот согласился. На зиму он собирался в южное полушарие.

Астра регулярно выходила, а точнее выпадала в астрал как в одиночку, так и в компании друзей, так что кличек не было, и ник всегда и везде был один - Астра, тем более родилась она в Астрахани и вообще эту девочку в розовом топе с оранжевыми глазами нужно было сделать вовремя символом города.

Но не сделали, а зря…

Нет, она не курила, она просто отключалась иногда.

Сказали врачи ей, что это давление - как её тик и погодное.

Ей измеряли черепно-мозговое давление - оно оказалось тоже повышенным.

Порекомендовали лечиться настойкой кабалиса.

Она его не пила и не курила, а зря…

А зря - клин клином вышибает.

— Америка ввела войска в Иран… - Говорил Кто-то из телевизора.

— Приспособились, в свое время в поисках эко ниш уходили все глубже теперь давление в их организмах компенсирует внешнее давление воды…. - Ответил на незаданный вопрос Он, ну как обычно впрочем.

— Если тебя вытащить в открытый космос ты тоже так сделаешь.

'Мы не сремся - это мы просто так размножаемся', написано у меня на заборе, я сломала забор. Ведь это их, правда? В ролях: Астра - апатичная лоли-гик, на чем почем гик, кто да спросит. Я - цундере с манией яндере, не пью, не курю, не насильничаю, не уважаю никого. Он, или просто мальчик - генко тролль такой тонкий, что лишь одна я понимаю, что он тролль. Тоже гик и нерд к тому же. Еще они оба кулдере, но только один из них мальчик. Догадайтесь кто? Догадались? Умницы, а теперь .

— В тебе все перемешалось, потому что тебя перемешали! Я не белка, я белок! - Взвизгнула белка и побежала по спирали к Норе.

— Стой белок убью нахер! - Кричала я, но белок слишком быстро бегал. В городе стояла жара в преддверии нового года. ‘Скоро начнется таяние ледников или нет?’, спрашивала, скорее даже сношала себя этим вопросом я, рассматривая небо.

Небо ткнуло в меня пальцем и сказало сматываться, потому что за мной уже выехали.

— Спасибо небо! - Ответила я.

— По мне так он прав ведь при жизни мы все зависимы вне зависимости от чего - наши желания цели интересы стремления пороки и привычки и многое другое, наконец, наши инстинкты, биологические мотиваторы, доставшиеся от наших предков… А если серьезно рассуждать на эту тему, то сначала нуно решить, хотя бы что такое свобода вообще, ведь мой взгляд на это ‘слово’ может спокойно не совпасть с вашим, т.е. сначала семантика, а потом все остальное, но вот что-то мне подсказывает что, рассуждая, ‘что есть свобода’ мы не придем к единому толкованию этого слова и задаваемый вопрос отчасти бессмысленный ведь если свобода у каждого своя, то и отношение к ней у каждого свое и для кого-то она точно может быть… всем чем угодно, - сказа он, едва выйдя из участка первому встречному человеку с автоматом.

— Чего?! - Не понял тот.

— Иди нахуй! - Подсказала я.

— День миномета! - Визжал чайник на плите. - Коллективный солипсизм!

'Дома все спокойно. До дня ‘Д’ оставалось всего ничего. Вербовки с нами! Мочи крестьян! Свободу Тиранам!', - вопила младшая консоль по имени сестренка Птаха.

— Хочешь меня? Хочешь же!? Скажешь ‘нет’, пойму, что ‘да’; скажешь ‘да’, пойму, что ‘очень да!’

— Выхода нет, выхода нет! - Вопит сестра и бегает и бегает вокруг меня, я её ловлю и, наказав украдкой отпускаю. - А-а! - Кричит она, так сладко мне, куда девать себя?

— Черви съедят. - Говорю Истину я и выхожу на балкон.

— Почему моя стиральная машина сначала прополоскала белье в чистой воде, а затем засыпала в грязную воду порошок и все это слила в ванную?

— Это потому что в ней функция фаззи лоджик, нечеткая логика, да к тому же и на нейронных сетях. - Ответил он, после того, как я полчаса орала операнды ему в ухо. Но он читал. Я отвлекла, плохая я! И он принялся объяснять, плохой-то мне, хороший он:

— Генетические алгоритмы, Нечёткая логика и Нейронные сети: это три направления исследований на протяжении 90х годов, а если конкретнее, то есть несколько проблем: Проблема первая - Проблема представления (т.е. как представлять мир в целом, кстати, эта проблема существует и у людей, и решатся, как правило, лет в 12 - 14 всеми людьми (это проблема определения своего представления о мире, о своем месте в этом мире и как следствие постановка Цели (мечта например и т.д.), вторая проблема - проблема эвристик (успешно решаема и достаточно давно), это попытки найти решение поставленной задачи, т.е. путь к достижению приемлемых для решения условий в определенной системе-среде, без разницы моделируется шахматная игра или реальный мир система может быть любой сложности, а так же множество других более ‘низкоуровневых’ проблем, отчасти решаемых уже в наше время, например, распознавание образов (любых) - пример программы для распознавание рукописного текста, речи, визуальных образов, те же MLP обучаемые сети и прочая ересь столь популярная в 90х…. а по сути все сводится к старому философскому как поставить вопрос и как найти на него ответ… какой вопрос… и нужно ли вообще его искать, этот ответ… и нужно ли вообще задавать этот вопрос… и что значит вообще ‘задавать вопросы’…

— Ладно-ладно, я поняла: у них все как у людей, люди хотят ‘гуманоидного’ робота, его душа тестится в стиральной машине, шутко юмора такие, ясно, шибко умный зверь у неё внутри, блин.

— Если он еще раз отколет подобное, сдадим утиль, скажи ему это!

— Как? Как мне донести это до стиральной машины, которая умнее моей сестры?

— А ты не умеешь? - Удивилась через две соседние комнаты Астра.

— Скажи Астра, почему я могу писать о тебе, когда тебя нет поблизости, хотя пишу я в первом.

— Ты пишешь обо мне от меня в первом? - Тонко спросила она из тонкого мира.

— Нет, в третьем.

— Тогда все правильно, - умирая, отметила она, - нас же трое.

— Но я-то пишу от себя в первом.

— Мы астрально связаны, ты ведь думаешь обо мне, это нормально. А-то, что ты ничего обо мне не знаешь - оставь, никто ни о ком ничего не знает - все оставляют.

— Я сойду с ума от общения с тобой. - Сказала я ей.

— Не надо путать астрал с атсралом - это разные люди! - Сказала я таксисту с собакой. Вы спросите меня - а откуда взялся таксист? Я отвечу - я не знаю, откуда они берутся, а знала бы - запаслась напалмом, ну или хотя бы хлоркой. Они есть падлы, они существуют! Экзистенция! На самом деле я ничего против них не имею, покуда они сами держатся от меня подальше, но стоит появиться поблизости одному…

— Люди? - Ответила за таксиста собака.

— Все люди! Во всем люди!

— Виноваты? - Вильнула хвостом и вострила уши она.

— Счастливы сволочи и ублюдки!

— А ясно, скажи мне адрес своего детского сада! - Улыбнулся водитель таксо маршрутки. И лед тронулся.

— Как ты думаешь, если ты знаешь о водителе своей маршрутки, что возит тебя до универа и обратно, что он педофил знаешь ты, это Власть, или не Власть?

— С чего ты взяла, что он педо?

— А она не берет, - ответила, тихо играя с нитями на пальцах Астра, - она выдумывает, это свойство современных больных людей, они сами думают, в отличие от масс общих, которыми по привычке думает ноосфера.

— Я и не заметил, - ответил голосом старшего братика Он. Наверное, нужно дать ему имя, хотя бы мое. А то получается, что существует только Астра, а мы - астральные демоны Лапласа. Без имени в паспорте - ты даемон мента!

— ГМО мало чем отличаются от естественных видов и сортов, человеческому организму все равно какую пищу усваивать, искусственно выведенные сорта так же легко расщепляются на белки, жиры и углеводы, как и сорта естественной эволюции и нет разницы применялась ли генная инженерия… просто из-за внедрения ГМО многие отрасли хозяйства претерпят ‘кардинальные изменения’, борьба против этих изменений и собственно ГМО вполне очевидна и понятна (для многих это просто выльется в финансовые потери), кампания против ГМО хорошо спланирована и успешно ведется! Генетически Модифицированный Организм этот термин внушает легкое беспокойство воспитанным на фантастике хомячкам, уже сам по себе, - сказал Он, рассматривая снимок НЛО. Сам сделал его. - Но с другой стороны, в общем-то, на сегодняшний момент человечество спокойно может обойтись без них,… в теории, конечно, потому что из-за неравномерного распределения ‘ресурсов’ в нашем мире (да разных ресурсов, в том числе и производственных, в конечном счете, тотального ресурсоэквивалента, так называемых денег) ГМО остаются почти что единственной надеждой хоть как-то снизить численность детей умирающих в третьих странах от голода (статистика общедоступна), только так… Развитые страны и зародыши транскорпораций (молчу про отдельных людей) не будут же сворачивать свои проекты и тратить суммы на усиленное подтягивание других стран до своего уровня. У нас же на дворе почти киберпанк как-никак…

— High tech. Low life. Критерий Дозуа. Тобой думает ноосфера! - ткнула я в Него пальчик свой. И мечтательно представила, как он окунет в меня свой. - Белки жиры и углеводы, львы тигры и медведи, астрал, демонология профессора Ватсона, о нем писал Стивен Кинг, ясно!

— Нет, - тихо шептала Астра, - он маскируется, он такой.

— И вообще мне все это напоминает солдата на войне, который во время боя, упав и испачкавшись, начинает дебаты о слишком загрязненной местности, отсутствии сменной одежды и тотальной антисанитарии…

— Про пчел…

— Белки жиры и углеводы! - Закрыв глаза, вопила я, но он сухо продолжал:

— Мне их тоже жалко, знакомый отца пасечник и все такое… но…

Человечество в настоящее время ежегодно выпиливает с территории этой планеты больше видов, чем это смогут сделать ‘ваши ГМО’ (То бишь мутанты обыкновенные - читайте пособие ‘Марвелл’ по этому вопросу), человек же выживет в любых условиях и продолжит заниматься любимым делом - убивать себе подобных и разрушать нашу планету.

Кстати, экология - наука, развивающаяся вовсе не для трепетного поддержания хрупкого экобаланса и все такое прочее…

— Дюна!!! - Визжала я как противовоздушная сирена, подняв лапки кверху, но Он сухо продолжал:

— Однажды нарушенная экосистема опять стремится к равновесию, правда в той новой системе может не остаться места некоторым видам…

Экология это полезный инструмент, который в будущем возможно (если человечество не самовыпилится до этого) поможет нам приспосабливать для обитания наших бренных тел другие планеты (терраформинг и т.д.)

— Однажды, - начала свой рассказ я, - дети решили колонизировать организм мамы, но когда они прибыли на место, то встретили там чудовищ, про которых им рассказывали в средней школе, а именно - они нашли там мифические ‘белки жиры и углеводы’, после чего в ужасе драпали оттуда как оголтелые, собственно с этого момента на колонизации мам можно было ставить крест!

— Что-то подобное я уже читал, кажись было, вроде даже в Гиперионе. - Сказал Он. - Там Инскины, искусственные интеллекты в органических телах решили как-то исследовать Связующую Бездну (которая позволяет путешествовать в пространстве и времени, в которой оседают мысли всех существ, способных думать, старый добрый астрал короче), и встретили там Демонов (а также троллей, эльфов, нимф и прочих загадочных зверей - то есть они нашли вещества), но когда автор показал текст редактору, тот покрутил пальцем у виска и потребовал все это убрать, так как получается позорное фэнтези. Автор был твердо уверен, что если в фантастику запихнуть всю эту муть - фэнтези не получится, потому что это не жанры разные, это мышление у авторов разнится, но спорить не стал. Так в фантастической литературе явились астральные ‘Львы тигры и медведи’, которых хрен замочишь, так как они глюки и пугают даже планетарный ИИ.

— Мы летим на борту змея Горыныча, температура за бортом чуда сего Одын Хренак градусов. Одын Хренак - градус, способный хренакнуть одного человека, содержится в стеклянной таре, годен к употреблению с пожелания Минздрава.

— Ты напилась?

— Я? Никогда в рот не брала. И Гиперионэ не читала.

— А вот лучше бы брала или хотя бы читала про это! - Подсказала Птаха и получила по башке.

— Американцы решили вывести войска из Ирана… - говорил кто-то по телику.

— Ммм… я не проводила зависимости между сложностью организации существа и скоростью эволюции его вида, я просто хотела сказать, что чем короче жизненный цикл особи (при его ‘полноценности’!), тем быстрее этот ‘алгоритм’ будет работать, больше ‘тактов за единицу времени’ и сложноорганизованное существо с короткой продолжительностью жизни будет эволюционировать хоть и через одно место, но очень быстро, изменение ‘агента’ вследствие приспособления его к меняющимся условиям системы-среды я бы причислила к ‘эволюции’ (в моем понимании этого слова, и если у биологического вида появление чего-то кардинально нового - следствие - способность передать это потомкам - следствие - новый вид, то у искусственной жизни: приобретение нового - следствие - адаптация без порождения нового вида, серии иль модели - оптимальный вариант, хотя в природе новый появившийся вид, обладая лучшей приспособленностью, просто выпиливает своего предшественника, т.к. скорее всего он будет претендовать на ту же нишу), тараканы бы не смогли приспособиться, если бы жили по овер девять тысяч лет каждая особь…, т.е. тут без разницы появился ли новый вид или прежний приспособился, обойдясь без этого, эволюция налицо (эволюция в моем понимании, десу!)

— Ты мне угрожаешь убийством? - Тихо спросила сестренка моя и на всякий случай отступила на шаг и повернулась ко мне боком. - Я не таракан! А ты не дихлофос, хоть и его нюхаешь походу! - Вскрикнула нервно она. За меня ответил Птахе Он:

— Ты абсолютно не права! Опыт нам доказывает, что как раз высокоразвитые формы жизни эволюционируют медленнее всего, в то время как вирусы гонят спесь! Вдобавок, я не считаю биосферу безвидовым существом, у нее нет способности четко управлять своим поведением, даже у живых существ, не обладающих нервной системой вообще нет такого громадного числа противоречий (куда расти и т.п. вопросы решаются на ‘низком’ уровне), простейшие создания со столь противоречивой биохимией не смогли бы жить. Биосферу я могу еще представить как ‘симбиотическую’ систему видов, симбиотическую - потому что эта система цела и меняется, приспосабливаясь к эволюции видов (т.е. жизни), но с появлением вида способного к ‘высшей умственной деятельности’ и научившегося передавать информацию между поколениями, эта система встала на край своей гибели иль трансформации во что-то иное, но тоже не в безвидовое существо.

— Вы Психи! - Завизжала в ужасе моя сестра и побежала жаловаться несуществующей в материальном плане маме.

— Они переучились. - Тихо, но мелодично сказала Астра.

— США вновь собирается ввести войска в Иран. - Говорил зомбоящик.

— Блять скажи что-нибудь уже полезное! - Громко сказала я. Заметьте, не прокричала - всего лишь сказала, не нарушая сна соседей, будь они прокляты и ныне и присно и во веки веков, аминъ!..

— Итак, О ВЛАСТИ. - Снова откашлявшись, начал Он. - Власть одна и она абсолютна!

Вот, например, у Грузии была власть на Южной Осетией, она могла ей дать то, что той нужно было. Но не стала, выбрав конфликт, и тем самым власть эту потеряла. Возможно, и не весь народ ЮО хотел этого. Возможно, этим желанием просто воспользовались в своей игре некоторые люди. Но сам этот факт говорит о том, что это желание было. Сам факт того что теперь при слове власть подразумевают лишь силу говорит о многом, отчасти и о том что государственный строй вообще себя как таковой исчерпал. Лишь только культурные традиции, патриотизм и преемственность поколений держат наши государственные границы. Для трансконтинентальных корпораций открыть эти границы необходимость и границы будут открыты. Власть это возможность дать человеку, да кому угодно то, что ему нужно. Нужно здесь и сейчас, в данный момент и всегда. Это единственная власть и она действительно абсолютна. Все другое - это не власть это сила. Сила бывает разной и качественно и количественно. Но это так. И все остальное лишь игры. Игры и теория. И ничего более. Это лишь столкновение двух или более сил. Сложное или нет, но взаимодействие влияний. Если тебе угрожает что-либо, ты можешь… поступить по-всякому, ты сам выбираешь, как поступить. Это твоя сила и еще, чья либо, да хоть всего света. По-сути мы, будучи частью этой сатанмашины под названием государство вечно от неё зависим. Ты можешь считать, что это не так. И тебе действительно будет легче. Ты можешь вести себя как будто это не так и все будет ОК. До тех пор пока ты не слишком выделяешься из общей толпы недовольных, и ты не являешься значимым для этой системы фактором.

Власть это возможность и желание давать людям то, что они больше всего хотят, о чем они мечтают, зачастую даже не подозревая об этом…

А теперь я расскажу вам сказку, чтобы вы лучше усвоили материал.

***

— Хочешь? - Он держал в руке нечто.

Да человек, стоявший перед ним, хотел. Очень и всегда. Да естественно он боялся. Взять просто необходимо было. Он боялся отдать что-то взамен.

— Мне ничего не надо. - Сказал человек.

— Нет тебе надо и очень, поэтому ты здесь. Это мне от тебя взамен ничего не надо.

— Правда, ты не попросишь ничего взамен? - Удивился человек так сильно, что усомнился: а не сон ли это?

— Нет. - Был ему ответ.

'Ведь если бы я попросил, ты бы все равно не отдал. То, что ты берешь, уже означает многое. Мне больше и ничего не нужно. Наслаждайся этим…'

— Ты никогда не придешь забрать что-либо у меня?

— Мне у тебя ничего не нужно. И душа твоя в первую очередь.

'Она сама придет потом ко мне. Ей просто понравится брать, ничего не отдавая взамен. Она такая. А брать и ничего не отдавать взамен она сможет только у меня. И только я смогу ей дать то, что больше всего ей нужно сейчас…'

Из разговора двух странников-дервишей дальше…

— Вот когда он придет, ты получишь то, о чем мечтаешь. Ты знаешь, сейчас об этом многие мечтают, не все себе отдают отчет, но все равно в глубине их душ я всегда это вижу. Я всегда это в них чувствую.

— Знаешь, бывает, при подходе к человеку чуешь.

— Знаешь, бывает, при подъезде к городу чуешь.

— Этот запах. Запахи.

— Эти запахи, они не для человеческого нюха. Это и не запахи вовсе, это что-то странное.

— Запахи неудачи. Очевидной. Скорой. Всеобщей.

— Запахи невозможности. Частой. Обоснованной. Принятой.

— Запахи отрешенности. Нужной. Модной. Шумной.

— Запахи стремлений. Напрасных. Разрушающих. Разрушаемых.

— Запахи мечтаний. Невозможных. Подмененных. Забытых.

— Запахи войны. Неминуемой. Скорой. Страшной. Глупой.

Ему все будут рады. Как в свое время были рады другим.

Тому, что он принесет, будут рады. Как в свое время были рады другим идеям. Они всегда рады идеям, которые с них снимают тяжесть, давящую на них. Люди не меняются.

***

— Власть, политика, сатана, мир, размышления, философия, психология, настоящее, будущее, дервиш… черт, нитку потеряла!

— Итак, я поняла: то, что я предложила ему адрес своего детского садика - дало мне власть над ним, причем абсолютную. А тот факт, что я знаю, что он педофил и у меня есть доказательства этого, власти над ним мне не дает никакой, потому что это сила, но не власть, он всегда силе может противопоставить свою силу, то есть просто меня зарезать. Но так, как я…

Меня заткнули тонкие лапки Птахи, она у меня умница, она одна готовит обеды, которыми не отравишься, если не питаться ими одними, конечно.

Все это я толкнула на лекции по политологии и отправила в обморок преподавателя. На самом деле просто в классе было душно, ведь скоро Новый Год, поэтому на улице можно получить солнечный удар и да - мы не в южном Полушарии Планетарного Мозга! Молись, Истина!

Я иду за тобой…

— Да, - сказала мне Астра и посмотрела на уколотый пальчик, - пока ты будешь поставлять водителю маршрутки адреса детских садиков с похожими на вас с ним - ебанутым, и на всю голову - девочками и мальчиками, ты имеешь над ним Власть.

На том на тему Властей мы закончили.

— Штаты, ранее вводившие войска говорят о скором прекращении операций и выводе войск из Ирана и… - Твердил зомбо-ТВ. Я недоуменно смотрела на экран. Астра перехватила мой взгляд и сказала:

— Это называется секс.

— Что? - Не поняла сразу я. И она мне показала на пальчиках, как это происходит.

— Туда-сюда. - Говорила ласковым голосом Аянами Рей она. - Туда-сюда. - Странам тоже нужна любовь, как и всему в этом мире! - Она обвела руками комнату утыканную оргтехникой. - Трения приносят радость, и настает Оргазм!

Птаха что-то записывала.

— Ну, ты даешь… - Заметила по поводу Ирана я.

А на горизонте событий вырос социальный конфликт - пришел новый год.

— Хай дедушка мороз, ты кошмарик нам принес?!

— Мы тебя все ждали!

— Самопалы заряжали!

— Мины расставляли!

— Колья в ямы-ловушки забивали!

— Дед мороз повелитель ада ледяного!

— Он шагает по планете поступью своей!

— Скоро у вас дома!

— Закрывайте окна, заколачивайте двери!

— Тьма ночная к нам грядет!!!

— Навсегда вовеки ваша

— Алиса МакГи растеряша!

Танцевала сверхбольшая и гипербольная снегурочка под Фэт Бой Слим вместе с пьяным дедом Морозом. Вопли детей: ‘Не позорь Генера ублюдок!’ и ‘Страна ответит за такое!’ тонули в глупой громкой музыке и раздаче идиотских подарков. Четверо детей были доставлены в реанимацию - они отравились странным ‘мармеладным конфетэ’, который был как ирис, только полупрозрачный - ученые до сих пор устанавливают его состав, а криминалисты - изготовителя. Мелочи попроще - например черви в шоколадных конфетах - никого не удивили, мамы гладили детей по головке и твердили, что это мясо.

— Это белок - сказал мне белочка. Я согласно кивнула.

А потом выступал хор девочек-одуванчиков. Я так устала от НГ в школах, но как единственная ‘родительница’ Птахи обязана была присутствовать на пытке по протоколу. Всех бы расстреляла. Было скучно жаль.

Припомнились мои детдомовские ‘праздники’, дико странно, но они казались мне и то левлом выше.

— Наши девочки-одуванчики, самые милые одуванчики в мире! - Констатировала чья-то совесть. Наверное, совесть моей воспитательницы.

— Я не представляю тебя в одежде одуванчика, а вот на листе конопли - это, пожалуйста!

— А что ты о себе в мужском роде заговорила?

— Это перевод с английского невольный.

— За что?

— Пора рыть окоп.

— Ясно! Так точно, дайте лопату или хотя бы черенок!

— Насажу!

— Разработать любую гипотезу и подогнать под нее теоретическую базу может каждый, все физики теоретики сейчас и занимаются этим, все это мало чем отличается от мастурбации на самом деле…

— Я люблю ебаца! - Радостно кричит Птаха, она прыгает и размахивает руками.

— Как будто когда-то пробовала в свои одиннадцать лет. - Говорю я сестре и подавляю её природные инстинкты, а именно - кладу на кровать, раздев догола, или хотя бы трусиков, закидываю подушками и сажусь сама сверху. Покачиваюсь слегка так на попке туда-сюда, чувствуя, как она там задыхается подо мной.

— Подавила инстинкт раз! Подавила инстинкт два! Ну как, больше не хочется?

Она молчит.

— Не обязательно любить, конечно, чтобы пробовать и пробовать необязательно, чтобы любить.

— Че-го? - Стонет она из-под подушек.

— А знаете ли вы, что любой процесс в клетке держится исключительно на балансе противостоящих устремлений? Так, клетка живёт только лишь потому и тогда, когда в балансе находятся “белки смерти” (проапоптические факторы) и “белки рака” (протоонкогенные факторы). Этот баланс очень тонкий, и клетки постоянно срываются с него то в апоптоз, то в раковое новообразование. И так в жизни во всём. На уровне биосферы - то же самое. Взгляните на любые биосферные круговороты!

Угу, все мы состоим из противоречий: дилемма дикобраза, которая работает и на уровне внутриатомных…

— Внутри маточных! - Визжит теперь сестра из-под подушки.

— …связей…

— Хы, - сестра выныривает из-под подушек как чертик из табакерки, Он продолжает:

— … чуть меньше чем все инстинкты зачастую вступают в противоречие, без разницы биохимия клетки, колонии клеток или мотивация поведения особи или развитие вида любой процесс - это противоречие, вся жизнь - выбор, и только человек способен осознать себя и ставить любые цели и добиваться их любыми способами, человек за свою жизнь проходит миниэволюцию, которую не проходит ни одна другая форма жизни. Вся эволюция жизни на земле до него спокойно покажется кому-то бредом, ведь для человека она отчасти бесцельна, человек наверно одно из самых противоречивых существ на этой планете.

— Что такое Мир? Мир - это место где все говорят, но никто никого не слушает! - Развела я плечами, они сами сложились и сами пожали друг другу руки.

— Просто если предположить что биосфера (про ноосферу я молчу, это и есть человек, ‘Мы все соединены’ (с) за Лэйн) может осознав себя… просто общения словами, без схода до уровня семантики отчасти бессмысленно ты не до конца поймешь то что я хотел сказать тебе я не до конца восприму и приму твои доводы, ведь ‘научная сторона вопроса’ мне тут отчасти неинтересна: мы можем пытаться доказать друг другу что-то но каждый останется при своем мнении, возможно оно лишь дополнится, мы можем пытаться проводить рациональные поиски истины - они нас уведут хз куда, без практической базы, но вся современная ‘наука’ это по сути логическая деятельность человека плюс теоретические исследования плюс рациональность помножить на практическое применение или опытный путь, а дальше считайте. Вся наука это инструмент, полезный инструмент для человечества… она была им, по крайней мере, до наших дней… наука так же неудобна, как и человеческая логика, она тоже производное человеческого сознания личности человека и человечества в целом…

— Рекомендуется всем грабить, убивать, ебать гусей и ждать ответного гудка! - Кричит Птаха.

— Технологии, то, что подарила человеку наука это то, что убивает человека…

— Руби систему, пока она не срубила тебя! - Кричит моя сестра.

— Люди все больше и больше общаются…

— Я заметила. - Говорю я. - Птахе может отрезать интернет? А, нейрон недоразвитый? Что ты тогда делать будешь?

— Суть суждения…

— Вступлю в клуб самоубийц. - Отвечает Птаха.

— Без инета? - Спешиваю я.

— Ага-ага. - Машет головкой со светлыми косичками она. - Он за углом, чтобы ты знала. В подвале Иришкиного дома, том, где раньше игровой клуб был.

— Они с подвала на крышу прыгать будут? - Спрашиваю я.

— Нет, с крыши в подвал, там окно открыто, где оранжерея у старушек пенсионерок с завода была, помнишь?

— Они еще там могут отравиться газом. - Сообщает, попивая горячий кофе Астра. Сообщает и снова утыкается в ноутбук. Она читает! Она вообще печатные книги в руках держала? Как страшно наши дети буду жить, хорошо, что мне на них плевать. Как же хорошо, что мне на все плевать, иначе сердечко бы не выдержало жить в таком мире. Одна Страна чего стоит - если за неё болеть то сразу насмерть! Только подумаю, в какой она жопе - и сразу ужас накатывает. Наверное ‘на все плевать!’ - это защитная реакция юных умов. Мой ум стареет.

— Шторм суждения! - Кричит что-то издалека.

— Море вопросов! - Говорят с телика.

— В котором тонут личности… - Объясняет мне святой отец, качая в меня ладаном. В его зубах дымится кубинская сигара. На лбу бандана. В руках ствол. Птаха переключила канал. Я и не заметила. Интересно, кто-то еще замечает, что кто-то еще переключает каналы? Обычно везде, где я есть - зомбоящик используют как фон для беседы. Его кто-то еще смотрит?

— Человеческий мозг заточен под человеческую логику… - говорят мне.

— Он не заточен под производительность! - говорю я.

— Убить математичку! - Визжит, закрыв глаза от счастья сестра. Кавайно. Или скорее ковайно, учитывая смысл сказанного.

— Он создан или развился для рефлексии на окружающий мир! - Говорит голос ведущего передачи про диких зверей.

— Комплиментация началась! - Отвечает ему белочка, пробегая между кресел в кинотеатре.

— Свобода!!! - Орет толпа на улице и переворачивает машины.

— Когда мир снова окажется на грани, чем будет его конец отмечен? Кровь? Опять прольется кровь? Иль сбудутся мечты, и мир прорвется дальше глупой крови?

— А в-вы репетируете? - Говорит с-сестра.

— Мы импровизируем тут. - Говорю я. - Хочешь конфетку? - Она кивает. - Знаешь, что нужно сделать, чтобы её получить? - Она кивает. - На колени и ползи! - Не сводя с меня распахнутых голубых глаз, она опускается на колени. Прямо сошла с фотографии одного американского фотографа, того что любил детей снимать в нудистских общинах, складывая их временами в штабеля - и у всех, у всех распахнуты как небеса глаза! Вот недавно в Москву приезжали эти фотки и висели в какой-то там галерее. Меня подмывала Астра: ‘Ну, поедем! Когда такую угловатую подростковую красоту увидишь вживую!’ Я ей отвечала: ‘Бери мою сестру, фотоаппарат и вперед, вот тебе и угловатая, вот тебе и в живую…’

— Она кусается. - Сказала тогда Астра. - Ай! - Вскрикнула Астра теперь. Птаха подползла к ней и цапнула за икру.

— А ты что пробовала? - Сказала я тогда. - Вода была, я думаю, огонь скорее подойдет… - Вспомнила я сейчас цитату из вчера просмотренного фильма. - Или… Эй, чем это у нас из туалета пахнет?

— Фу! - Говорит сестра.

— Ну, извиняй, я забыла сказать ‘красота’…

— Эрос и Танатос: одно любовь, второе свобода. Но одно из другого порождается и наоборот стремление любить и быть любимым стремление к свету к порядку (да, это порядок - информация - бог!) и стремление к свободе полной и безграничной к свободе и от жизни к смерти к покою в свободе… (это хаос - энтропия - дьявол?)

— Это так здорово. - Говорю я.

— Че инстинкты, доставшиеся нам от животных предков в них суть!

— Нэ инстинкты! - Отвечаю я, разворачивая очередную пачку шоколадных конфет.

— Убей себя, спаси мир! И вот сделайте из этой фразы че-лог-вывод, как спасти себя!

— Но нужно ли спасать себя? - Говорит Он, лектор в коме, он кровью напишет, больше ‘Этого’ не вызывать; аудитория лежит, спит, либо разбежалась уж вся.

— По крайней мере, одно точно - спасать себя - Неинтересно! - Эсно эсно - гуляет по пустой аудитории. Он делает странные жесты руками и резко вскочив, садится на кафедру и ставит ноги на деканат.

— Вывод - мир пока стоит…

— Уааа-а! - зеваю.

— Человек сборник противоречий, но если захочет, сметет их все ради одной цели!

— Относиться к другому человеку как к инопланетянину. Абсолютно аморальная личность именно так и делает. - Говорю я.

— Часто за аморальность принимают мораль отличную от общепринятой. Но. Мораль со знаком - и такая же по модулю - это тож мораль!

— Зачем ограничивать себя правилами, если любое и так сможешь нарушить? Даже если не хочешь? Тебе что мало законов физики?!

И где-то упало яблоко… раздора…

— Хрум! - Сказал, пролетая за окнами Руюк.

Я представила себе, как над зданием АГТУ парят руюки, жрут яблоки и кидают их огрызки в ничтожных студентов.

И в результате, в туманном гуле лекционной я вдруг услышала Гудок.

— Противовоздушная вроде. Может опя-ать проверя-ают крети-ины? - Тянула жвачку чья-то дочь.

Так я поняла, что с учебой надо быстро завязывать, пока она не завязала со мной. Так я бросила институт на третьем курсе. Астра бросила институт на первом курсе. Он тоже бросил аспирантуру, заодно отписался декану за нас троих, где все так четко расписал, что на Него подали в суд. А ведь там вся правда была, и про деканат, и про мир, сей деканат породивший.

Астра смотрела на меня и хлопала глазами и внезапно!..

Я вспомнила, какой Астра была раньше.

— Я тебя не понимаю. - Странный слегка недоуменный детский практически взгляд в сторону другого человека. Иногда в мою сторону. Теперь-то она понимает все.

Кстати, теперь у него хоть будет имя.

Он теперь Джа-нэ, я - Сайори, мы вырвались!

Прощайте! Сайонара!

Птаху мы взяли с собой, нам не с кем было её оставить, да и будь с кем - мы же одна семья. Мы снова на море, даже не дикари, но партизаны, Джа-нэ сделал паспорта, по которым он мой старший брат, они были напечатаны на тех же бланках, что и обыкновенные, поэтому даже опытный ментяра обойдется без водяры, если нас тормознет. Таки-до!

Пока Джа-нэ устанавливал связь с местной ячейкой секты, Астра, как самая вменяемая (не потерявшая голову от счастья и свежего воздуха) посоветовала мне устроиться на работу, чтобы Птаху не отняли, но позабыла посоветовать отдать Птаху в школу, та тоже не особо напоминала, просто каждый день пропадала на пляже (и это еще даже не весной!), и гудок прозвучал, но об этом позже.

Кстати, а вы знаете, почему моя сестренка - все оставшееся от родителей наследство - зовется Птахой? Правильно, она порхает! Любимым её занятием является размахивание руками под аккомпанемент прыжкам, как результат она часто падает, бьется головой апвсе и о ужас - до сих пор себе ничего не сломала. Прозорливая Астра сообщила мне по этому поводу, что раз Птаха кости не ломает, значит, кости сломают Птаху. А когда я попросила перевода с укур-индейского, Астра объяснила:

— Все накапливается и когда-нибудь она так слегка подпрыгнет и все поймает, причем сразу и в одно место. Убьется короче.

— Прикажешь мне за ней следить? Астра - следи за ней! - Приказала я как можно строже и забыла этот разговор, попыталась как минимум.

Астра девочка астральная, к тому же она до сих пор девственница, хоть и восемнадцать через месяц. Она уследит! Так я себя уверила.


Г, 2. Рельсоукладчик в фарообвеске.

Фрики бывают разные, один из них, например, мне помогал устраиваться на работу. В обмен я помогала ему переделать старый ламповый телевизор на новомодный головной убор. Мы его выпотрошили и оббили изнутри поролоном, этот телик, на самом деле это было классно!

— Я по ту сторону экрана! - Кричал он, идя по городу в сторону пляжей. - Всегда по ту, и никогда по эту! Мир разделился!!!

Его мордашка смешно смотрелась ‘по ту сторону экрана’. Этот астральный бред не мешал ему относительно вменяемо отвечать на земные вопросы. Он отвечал, отвечал, так я узнала много нового, об этом мире и его наполнении, о мире ‘по ту сторону’ и его наполнении, о разном короче. По пути нам встретился его брат, у того на голове был аквариум, в нем плавали золотые и серебряные рыбки, среди них была одна красная. Оказалось, что её зовут Лоно, и она приехала к нам из Гонконга.

— На пляже быстро схлопочешь солнечный удар, но не с такой штукой, могу тебе подогнать аквариум-шляпу, если хочешь. - Сказал он мне.

— Нет спасибо. - Ответила я. Он продолжал спорить с телевизором о пользе аквариумных рыбок на голове.

— Они поглощают шумы астрала, выделяют полезные вибрации на природных частотах, стимулируют мозговую деятельность, наконец, просто клево выглядят, попробуй!

— Зато я по ту сторону, а ты по эту! - Упрямо улыбался как Бред Питт с дисплея его брат, точнее из-за пучеглазого экрана ТВ.

— Я даже шефу предложил, он сначала отнекивался, а как я все по полочкам разложил, так сразу сознался, что сам об этом думал. Экология брат, это тебе не шутки!

— Как ты сумел заставить надеть на голову аквариум своего шефа?

— Да очень просто. ‘Аквариум в заставках’, говорю я, шеф смотрит на меня, как на идиота, но я-то знаю, о чем он сам мечтает, и говорю: ‘Покой!’ Он мне: ‘Причем тут эта гадость у тебя на голове и покой?!’.

— А вы не знали? - Продолжаю я. - Аквариум, это и есть покой! Прозрачность! Это хорошо, прозрачность счетов, и дел прозрачность, нас видно насквозь, мы красивы, надежны и успокаиваем наших клиентов.

— Я буду выглядеть идиотом! - Кричит шеф, выходя из себя. - И это твои предложения по смену имиджа моей компании?! Надеть нам всем на голову по аквариуму с рыбками?!

— Конечно! Они нас знают как успешных предпринимателей, подобный шаг не сделает из нас идиотов, а лишь укрепит наши позиции! Это уникальный случай абсолютного спокойствия, надежности и природной прозрачности!

— Аквариум - это искусственность!

— Нет! Это кусочек океана, кусочек природной гармонии, который искусственно перенесен к нам в дом. Рыбки защищают нас от стресса, вы знаете, что человек, наблюдающий аквариумных рыбок по десять минут в день доживает до пенсии с вероятностью на двадцать процентов выше, чем не наблюдающий их вообще? Мы можем сделать это лозунгом нашей компании!

— Ты рехнулся! Меня окружают одни идиоты! Я никогда такого не позволю, это фирменный дурдом! И мне плевать, доживут ли мои клиенты до пенсии!!!

— Напротив, это модно! Это станет нашей корпоративной этикой! И, к тому же, чаще наблюдать аквариумных рыбок будут не клиенты, а вы сами.

— Да, еще бы не модно, у нас в институт все так ходили, я не вру! - Говорю я. Шеф аквариума поворачивает ко мне свою рыбью голову и смотрит, моргая, своими пучеглазыми рыбьими глазами - это чудо-юдо смотрит на меня! Затем кричит:

— Кто она?!

— Она? Я - это я, а кто ты? - Говорю ему я. Телевизор смеется, аквариум машет руками на меня. Я прыгаю за перегородку.

Пляж…

Жара…

Придурок с аквариумом на голове читает книгу, он не боится схлопотать солнечный удар, а рыбки - плавают, разглядывая море сквозь стекло, второй, с телевизором пошел поплавать. Идя по берегу, мы добрались до таких мест, где почти нет народу, зато есть местные аборигены. У одного на голове морская звезда, второй раскрашен как папуас, болеющий тайком за сборную России по футболу. Еще есть голая и очень загорелая девушка с эмо челкой, она зачем-то притащила сюда доску для серфинга и теперь не знает, что с ней делать - море гладкое, как пирог со сливками. Мне страшно хочется есть. Мне страшно хотелось в тот момент есть…

— Ма-ма, пожалуйста, отпусти меня, я отдам тебе доску, она мне больше не нужна, только отпусти, мамочки, нет, не надо! - Визжала эмочка, которой я впилась зубами в икру. Я отпустила икру и впилась в бедро. - Не-ет!!! - Закричала она, пытаясь отодрать мою голову и не дать мне сделать того, что я, в конечном счете, сделала…

Эмочки вкусные. Птаха меня тоже кое-чему научила. Пробудись я не в белой комнате, а на необитаемом острове и окажись так, что еды нема, зато народу много и есть выбор - я бы выбрала эмо гёрлу, ну или, хотя бы боя, если бы разобрала кто это, ну, в общем - по любому бы выбрала их, так как они на вид заметно аппетитнее остальных, и ничего с собой поделать не могу.

— Уа-а. А-аа! Оха-а… - Стонала серфенгистка. Я её ела.

Когда я пришла на работу в первый раз, меня пригласили в обитую деревом комнату по имени ‘кабинет’, там я увидела лысого старика, который нахмурившись, пытался разобрать какие-то бумаги. Его гладкую, полированную возрастом и гормонами голову венчал небольшой круглый аквариум. В нем плавали розовые петуньи. Я вздохнула.

Старик заметил меня и резким движением - наверное, рефлексивно - попытался прикрыть свою голову, но тут же понял, что это безнадежно.

— Садитесь. - Сказал он мне лежащей на полу. - Да сядьте уже, это модно теперь, знаете ли! Я сам пока не привык еще…

Я била кулаками паркет, как поверженный борец на ринге бьет татами.

— Вас зовут Сайори? - Спросил он через пять мину, когда я кое-как, но уже сидела на деревянном стуле (Не сразу, но до меня дошло, что вся обстановка в комнате была из дерева, даже ручка, которой писал этот старик была деревянной, даже ноутбук, покоившийся на столе с виду напоминал мольберт художника…)

— А в паспорте как написано, я забыла. - Стук кулачком по головке и зырк вперед к нему в бумаги.

— Сайори… Нэ.

— А что тогда спрашивать. Только не Сайори Нэ, а Сайори-нэ тогда уж.

— Вы иностранка?

— Нет, я где-то тут поблизости родилась, просто имя японское и фамилия.

— Никогда не слышал подобных фамилий.

— Это междометие такое, просто так получилось. Переводится в вашем случае приблизительно как ‘че?!’

Он оглядел с подозрением паспорт.

— Сахалин. Это не очень поблизости.

— Зато объясняет ‘Сайори’, ‘Нэ’ я вам уже объяснила. К слову у меня вообще-то амнезия, я такой персонаж, ну как вам романтикам с аквариумами на голове нужна девочка-амнезия на короткую работу?

Он разглядывал паспорт.

— Да забейте вы уже на него! Он самый взаправдашний, хотите, Сайори Нани буду, завтра вам другой занесу!

Когда я от него уходила, то шепнула на ухо:

— Хотите смешной настоящий паспорт, только скажите!

Он схватился за голову, но вместо лысины нащупал там аквариум. И это его успокоило. Так я нашла новое место работы.

На следующий день я была на том же пляже с Астрой. На этот раз аквариум плавал в море, а телевизор читал с планшета, но не с книги. Я думаю, рыбки сходили с ума от зависти, разглядывая подводную жизнь.

Хотя в этих местах под водой мало жизни: Черное море - недомертвое море. А знаете почему? Потому что оно недосдохло еще, вот!

— Кстати про общение, - начал Джа-нэ, пересчитывая что-то подозрительно похожее на евро купюры.

Я никогда и никому не говорила раньше в жизни ‘привет’, как и ‘прощай’, ‘как дела’ и прочую псевдо вежливую лесную муть, но сейчас-тогда сделала исключение.

— Привет. - Сказала я ему, улыбнувшись как можно милее, но он меня тупо проигнорировал, как и мой ‘привет’, на чем с вашими людскими ‘приветами’ я распрощалась до конца жизни.

— Люди… - с запредельным презрением и холодной яростью прилетевшего из другой галактики терминатора сказала я. Я сказала, а он продолжил.

— Люди живут, как поезда носятся по рельсам: кто-то и вправду носится, кто-то стоит на месте, кто-то иногда сходи с них; есть еще люди-рельсоукладчики, они сами не могут выбирать, куда прокладывать рельсы. Был один чел гениальный наркет и писатель фантастики он где надыбил рельсоукладчик и начал вести свой путь, куда ему надо (может статься это и было необычное по форме болото, ему оно было надо - другим нет, хотя кому-то тоже приглянулось бы, но скорее всего это было его болото, где он хотел пронестись на сверхзвуке и, загнав его утопить в нем…

— Ага, его ага в нем - понятно же кого в чем информация дошла, пакеты не потерялись, но грамма назер негодует! Так в чем же?

— Так вот хуярит он туда рельсы, и тащится от того что хоть он делает то за что его в психушку положить могут, но ему это доставляет… и тут мимо него проносится чел на хантере весь в фарообвеске забрызгав грязью родных болот уносится в даль… люди (те что наблюдали нашего героя) стоят откинувшись назад как пред Христом Апостолы и вопрошают гиперкосмос: ‘Что это было? НЛО?’

— НГО!

— А наш герой тупо смотрит на эту жижу на его пальцах, к которой он так стремился всю жизнь и которая вот он ее видит ну не успеет он проложить туда дельны пофиг уже, но вот она, тока нафиг ненужная…

А чел на хантере уже угнал куда и не вернется больше, ему плевать на рельсы поезда и людей он побывал там и теперь едет, куда хочет дальше…

— Что это было? - Говорю я. А он смеется так, и смотрит то на меня, то на руки.

— Вот и они хотели бы знать. - И с этими словами братик закончил считать деньги в двух аккуратных пачках.

Знаете, я ненавижу эти ваши законы, особенно из семейного права, да и весь гражданский кодекс засуньте куда поглубже!

Птаха просто сломала ногу, когда прыгала с моста на резиновом канате (я забыла, как он называется!), а потом чуть не захлебнулась соленой водой, пока эти идиоты (всем до тринадцати, иначе бы они сами после такого у меня в инвалидных креслах катались до конца дней!) лениво к ней бегом спускались под откос. Там мост между двумя горами каменный, внизу ручей, так вот - она попала ‘в мелко!’ Оказывается она еще и сознание потеряла, и чуть было ей память не отшибло. В результате в больнице ребром встал вопрос, почему она, в то время как все добропорядочные двенадцатилетние девочки сидят на уроках, бегает, не пойми где и занимается экстримом без страховки.

Ну, я показала им страховку на Птаху, но это привело их совсем не в восторг, а ярость. Эти идиоты даже подумали, что я собиралась сестренку инвалидом сделать, не дееспособным, или убить ваще!

Потом появились женщина в тупом костюме с цветочками и мужчина с проплешиной на голове, они долго разговаривали с Птахой в её палате-камере, в то время как я подслушивала у двери, пытаясь разобрать, о чем там они толкуют. Астра все это время сидела у меня за спиной, уткнувшись в свой проклятый ноутбук! Спокойная такая кулдере!

Почему я не кулдере по жизни?!

В результате они составили какой-то там документ о лишении меня попечительских прав, и сообщили вежливо, что направят его в любом случае в суд в ближайшие дни, а мне следует помириться с сестренкой. Они спрашивали, нет ли у нас еще каких-то хотя бы дальних родственников (как будто я не родственник уже!), и сокрушались, что в детских домах за детьми в наши времена тоже плохо смотрят.

Я наклонила голову в бок, казалось, могу прожечь деревяшку взглядом. Я специально для них сжала левую руку в кулак и подняла указательный палец. Я героически промолчала!!!

Вдвоем они смотрели мне на живот, у которого я держала свою левую руку.

Видимо мой поднятый средний палец подтвердил их самые страшные опасения.

Впоследствии я узнала - они еще и информации обо мне собирали!

— Хы-хы, классно я тебя подставила! - Сказала мне Птаха, когда мы остались наедине. Я даже не стала спрашивать после такого, что там она наговорила этой парочке, просто махнула рукой.

— Ты моя, ясно!

— Ня! - Скала она и села на кровати.

— Ты моя сестра!

— Да я не спорю…

— Тебе не обойтись без меня! - Сказала белка, вынырнув из норки. Норка была всегда, в каждой комнате, не обязательно закатанной в белые обои, любые могут быть обои комнаты рабочей иль жилой, везде, повсюду есть она!

— Белок вернулся! - Вскрикнула тут я. Готова я расплакаться была от злости.

— Тебе не прожить без белка! - Сказала белка. - Белок бегает быстро, понимаю, вам травоядным не понять, насколько нужна быстрота и стать!

Я даже растерялась от такого напора корма в рот. Я просто сказала белку, чтобы он не лез в мои мысли. Но белок в форме маленького пушистого милого существа грызущего орехи острыми зубами и смотрящего на мир бездонным черными глазами не отступал.

В конце я не выдержала и, схватившись за голову, открыла горькую истину криком:

— Я вегетарианка блять!

Белка быстро наклонила головку в сторону и хихикнула, потом в другую и хихикну'ла снова.

— Ты все забыла? - Спросила меня она. - Помнишь, когда мама тебя в детстве кормила только салатами, тогда и появилась я!

— Сайори, очнись! - Сказала Астра. Я лежала головой у неё на коленях (так мило!), а сбоку виднелась похожая на белку Птаха и она хихикала.

— Маленькая мразь… - Из последних сил сказала я и снова потеряла сознание.

— Белок - причина, по которой сходят с ума вегетарианцы. - Сказал откуда-то издалека Джа-нэ.

— Я не вегетарианка! - Встрепенулась я. - Меня достали эти глупые людские законы, ублюдки, они хотят забрать мою Птаху!

— Так вот, к слову, Про Законы. - Начал старую песню о Главном братик Джа. - Математика абстракция 2-го порядка физика - это уже абстрагирование реального мира; мы люди примериваем свою Че-логику к среде, в которой существуем, мы пытаемся выявить в ней закономерности и подогнать, подогнать. Главное - опыт - и дальше практическое применение, если пашет, значит все ОК! Но человеческая логика несовершенна, она порождение этого мира. Обезьяны жрали галгрибы и играли со своим сознанием. Человек это обезьяна с сильно раздроченным мозгом, который ей нафиг собственно не нужен, все равно она его не использует. Вдобавок она: не знает, как он работает; насилует его перезаточкой на то, подо что он не заточен; тупо не понимает, что понимание и все остальное - аксиомы тупо ее сознания и не пытается их погрызть, а грызет ими мир…

— Идея книги! - Внезапно сказала Астра и поняла кверху палец.

— Иди в жопу! - Сказала я и попыталась, не поднимаясь с её коленок дотянуться до маячившего в вышине пальца зубами. Не получилось.

— Мир, где люди отбросили свое прежнее отношение к жизни, и всему остальному, где изменились они сами, играющие в одну игру под названием жизнь…

— Гуро! - Подсказала недостающий элемент блюда Птаха. - Мясо!

— Грызет, грибы, бе'лки, белки'… - повторяла как в бреду я. - Эти две обезьяны с раздроченным наркотой морали мозгами из какого-то там комитета, где они? Дайте их мне, я их зарежу!

Что-то такое знакомое, но давно забытое ностальгия щемящее чувство; когда просыпаешься и еще помнишь свой сон, знаешь, что вот-вот все это забудешь. Пытаешься вспомнить и свое прошлое … а свое тогдашнее отношение к настоящему… себя тогда… свои мысли чувства настроение того дня…

— Коллективное бессознательное людей этой планеты следит за тобой! - Сказал мне по секрету пингвин. - Скользи! Делай как я, делай как я, маши крылышками, которых нету и скользи-и!

— Всегда и везде! - Добавил пробегавший мимо кролик. Я развернулась удивленно и не заметила норы, куда упала так бездумно, что не заметила беды.

— Твой мир это часть оного мира! - Шептали корни.

— Идите нахуй! - кричала им я. - Мне скоро на работу, я вас всех убью ублюдки!

— Твое сознание миро-и-себя-восприятие твоей личности это дверь в бездну, где обитает Оно!.. - Гремели голоса, я падала, временами поглядывая на часики, вцепившиеся до боли в мое запястье. Часики скрипели, тикали как ненормальные и бежали в обратном направлении.

— Бездна рекуррентна. - Добавил сук, ударивший меня по лицу, которое сразу все онемело, больше слева. - Как и твое сознание, она определяется через саму себя! - Добавил корень, давший в живот так, что я прямо в воздухе сложились пополам от боли.

— Это как художник рисующий свое отражение в зеркале, где он рисует свое отражение в зеркале и т.д.

— Вы… мне что-то повредили… - Выдохнула я.

— Ты часть этого мира, но если ты не можешь найти себя и понять, что ты сам есть, как ты не поняв этого, можешь изучать этот мир, ведь ты, по сути, будешь изучать самого себя при этом, а сам ты не понят… это как мастурбация!

Я лежала на мокрой и сырой, пахнувшей свежей кровью и затхлой паутиной земле, а вокруг плясали зверушки. Худые - ужас! Как скелеты! Тут были и крысы и филин с совой и мышата разных калибров и раскрасок, были тут и кролик с Мудрым Мыша, что курил трубку мира, все они были тут, но руководила этим угаром моя Белочка!

Я попыталась прикинуться, что её не узнаю.

— Кто все эти зверушки? - Удивилась устало я. - Я вас не знаю, идите нахуй, мне надо на работу, чтобы не отняли Птаху. Или вы пойдете за меня воевать со всей страной или миром?!! Идиотские правила, топила бы ад теми людьми, которые их выдумали, чтобы только легче прожить свои никчемные жизни!

— И так про Адъ, все, что вы хотели услышать, но боялись спросить… - Начал до боли и маточных судорог знакомый голос.

— Не надо-о! - Кричала я. - Я убью тебя, Карнеги!!! Ты сделал армию зомби, они теперь повсюду!

— Пытались ли вы когда-нибудь понять другого человека?.. - Прошептал вкрадчиво и бархатно-шершаво, как туалетная бумага с текстурой наждачной шкурки номер ноль, голос мистера Фримена. - Руссо сказал, есть Три Меня: я тот, кем я сам себя считаю; я тот, кем меня считают другие; и третий я тот который настоящий. Так вот тот 3-й я вполне может оказаться такой же иллюзией человека и человечества, как и все остальное!

— Убью… - просто сказала я.

— Ведь о нем никому ничего неизвестно ни тебе, ни человечеству! - просто возразил он.

— Ну, если Руссо так сказал, то конечно… - Сказала в пустоту я.

— В ваших словах сквозит скепсис мадемуазель, я рекомендую расслабляющую ванную и двух негров-массажеров вот с такими . - Ответил совсем уж человеческий голос, настолько противен он был, что я согнулась пополам в конвульсии и не расслышала последние слова.

Я очнулась в белой комнате снова. И лишь присмотревшись, поняла, что она вовсе не белая, а лишь серая, местами даже очень. И норка в угла замазана свежей краской. На голове - ледяная повязка. Рядом, справа, на тумбочке - горка апельсинов, нож и мой нетбук.

Мне сказали, что у меня был инсульт. Какой-то микро, совсем маленький - так сказали, и добавили, что я должна беречь свои нервы.

— Хи-хи, хи-хи, хи-хи-хи-хи… - рассмеялась тихо и нервно я. И подумала: ‘А чужие?’

Еще я заметила в зеркале седую прядь, она очень загадочно смотрелась на фоне молодого лица и остальных черных волос.

— Я теперь голубоглазая брюнетка с проседью. Сайори, приятно познакомиться. - Сказала я зеркалу. - Мне не надо волноваться, иначе все может повториться снова. Кто же знал, что я такая впечатлительная. Переволновалась просто вся.

Я шептала одними губами. Когда дотрагивалась правой рукой до левой щеки - ничего не чувствовала, правая рука и нога еле двигались, но стоять прямо я могла, да и врачи сказали - это временно… наверное…

Зато я в той же больнице, что и Птаха лежит. Могу её навещать. Она, напротив, в детском корпусе ‘остановилась’.

Плакать не хотелось. Ну не умею я плакать! Всего пару раз в жизни ревела, да и то из-за героев произведения, из-за их счастья. Неправильная я, когда мне больно, то хочется смеяться всем назло и чем больнее - тем громче, громче, громче, пока не сдохну!

— Надо было мне согласиться… - со слезами в голосе сказала себе я, - на аквариум-то, и пусть глупо выглядела бы… как отмотать время назад, где тут кнопка, подскажите!

— Мы прорвемся! - Сказала моя внутренняя Астра. Почему-то она была внутри меня совсем не кулдере, а такая же как я. Она закрыла глаза и подняла вверх кулачок. - Ня!? - Сказала она.

— Ня. - Грустно ответила ей я.



Локальный разрыв астрала локализован!

— Тебя нет! - Сказала мышь, живущая в ящике стола. - Ты нож без ручки, зачем такой нож, который нельзя взять в руку?

— Мышь-философ?

— Живущие в ящиках лучше других разбираются в ножах. Нет, не так: нужно жить в ящике стола, чтобы разбираться в лежащем в нем ноже… Нет, вот так…

Но я бежала, бежала, закрыв уши руками, чтобы только не слышать умничанья мыши живущей в ящике стола. Впереди горели огни ночного города. Нам ним кружились стаи ворон. Все их клювы были изогнуты. Вороны похожие на коршунов. Вороны выживали в городе людей. Вороны становились падальщиками. ‘Мир незаметный - ты меняешься быстрее всего’, думала я, ступая босыми ногами аккуратно по крышам домов, чтобы только не упасть вниз. Наверное, где-то был пожар - с каждого дома на следующий вели пожарные лестницы, с каждого на следующий. Я скакала по ним как коза, дрессированная в цирке. Разве вымерли тигры, что теперь дрессируют коз? ‘Козы безопасны’, говорил мне внутренний голос. Американизм в действии - это классно! Правда-правда! Я сама не поверила! ‘К тому же они едят не нужную бумагу, чтобы не надо было сжигать ненужные книги - лучше завести побольше бездомных коз!’, сказала внутренняя Сайори внешнему бессмысленному белковому телу.

— Возможно, где-то будет пожар. - Решила я вслух и закачалась над бездной на тонком мостике влажном от ночных дождей. - Все города сгорят. Поэтому и строят пожарные мостики. Скорее бы это случилось - ведь мосты так глупо выглядят, ведь, правда? Ай!

— О нем в принципе, основываясь на Че логике нельзя получить никакой информации ведь по любому это будет либо твоя версия, т.е. ты с точки зрения себя либо ты с точки зрения кого либо с ИИ ты пообщаться не можешь и с инопланетянами тоже, т.е. … ты объективный это еще один глюк человечества как вся объективная реальность ее нет как той ложки… - Закончил свою мысль из прошлого голос Фримена. Информация дошла сильно поврежденной. Я знала - Фримен нематериален, иначе дала бы ему по яйцам давно. Зато он паразит. Он теперь живет внутри меня и размножается делением.

Я представила себе, как раздувается мой живот и лопается, выпуская на волю бездомных черных человечков-шинигами. Быстро-быстро семеня лапками, а еще быстрее шевеля шершавыми кошачьими языками, они расползаются кто куда. Весь этот рой першит на частоте пятидесяти герц, на частоте бархатной шершавости Мистера Фримена. Стало весело, с оргазмом смыло боль, мне полегчало, правда…

Я сидела на крыше небоскреба, свесив лапки, и махала руками. Девушка, тонкая как игла компаса крутилась передо мной. Она все повторяла: ‘не пятьдесят, только не пятьдесят, уж лучше сорок, или шестьдесят как обычно, но нет ничего хуже, чем пятьдесят при росте сто семьдесят восемь!’

— Так, с магнитными полюсами планеты надо что-то делать. - Решила Сайори, то есть я, то есть именно сейчас возьму и толкну проект терраформинга. Вот только кому? Я тут подумала - теперь-то это никому не нужно, а вот терроризм это да! Кто там предложил из писателей фантастов пути решения проблем при помощи цепей управляемого террора? Во-во, как все начиналось-то здорово - маленькими тиражами и в неизвестных издательствах рос Святой Джихад.

— … и в то же время она есть… - Добавил Фримен из моего живота. Я погладила его любя.

— …Ведь она нужна нам чтоб от чего-то оттолкнуться… - Добавил он, видя, как мне это нравится. Я кавайно закрыв глаза, терла тощий живот.

— …Нам нужна система координат… - Шептал голос. Мои пальцы нырнули глубже ватерлинии.

— …Комплиментация началась… - голосом медвежонка-онаниста шершавил он.

— Нет, мой медвежонок, - сказала я, сладостно и ритмично дыша, - это просто я одна схожу с ума, и, по-моему, я опять сплю.

— Люди общаются, все больше интернет позволяет человеку-нейрону иметь огромное количество аксонов и дендритов: восемь миллиардов нас живет и общается и варится в общей каше, но вот вопрос если я вполне могу быть тобой, то все человечество можно представить и как 1-го вариативного меня либо тебя. Живущего сейчас и жившего до этого времени … Одна человекожизнь это 4-х мерное существо. Проекция человека (3D) на 4-е измерение ‘время’ это все процессы, что происходили в нем и с ним в это время от рождения до смерти. Где он был, чем он занимался, о чем надеялся, думал и мечтал, что сделал и чего желал это 4-х мерный ты для существа, живущего в более чем четырехмерном ‘мире’ ты открытая книга в этом плане он ‘видит’ твою судьбу…

Еще до того, как фальшивый Мистер Фримен договори я, хорошенько оттолкнувшись, пустила свое насытившееся людским бредом тело в полет цветка к асфальту. Бутон открылся, кровавые ошметки под дождем! И никаких детей!

Ну, я, по крайней мере, так думала, да…

А оказалось, что упасть с сотки этажей совсем не больно, а очень даже полезно для мышц ног и позвоночника. Приятно так заломило слегка…

— И вопрос как для него несущественен он это видит, но вот вопрос почему… - Прошептал голос из моего лишь слегка набухшего живота. Что-то пыталось выбраться оттуда.

— Актуален даже для него! - Шлеп кровавый комочек меха из меня на мокрый асфальт, лужа стала окрашиваться в кровь. - Йо! - Пальцы веером у зверя! Я в шоке, хоть зверь и мелкий выпал из меня, ну это я же родила, понятно к слову.

— Амедето! Кто ты, о зверье?

— Я твоя белочка. - Ласково сказала она, и наклонила головку с черными бусинками глаз. Она уже вымылась и умылась по-человечьи в луже и теперь сушила шерсть по-собачьи. - Не узнала что ли? Не прощу!

— Лучше бы был пингвин. - Ответила пустоте я, разглядывая стенку витрин. Смотреть на бело'к что-то не хотелось. - Пингвины хоть умеют махать и улыбаться. А еще они скользят!..

— Приживал не выбирают. - Заметил самодвижущийся белок.

— А если раздавить? - так спокойно я её спросила.

— Кого? - так искренне не поняла меня ‘моя’ белочка.

— Так и до каннибализма не долго. - Сказал знакомый голос. Я повернулась в темноте, пытаясь разглядеть выход отсюда.

— Астра, ты где!?

— Я иду за тобой. Только билет сейчас проводник проверит, жди! - Крикнули мне из темноты.

— Вот как. - Совсем озадаченно пробормотала я. - Я так рада, что ты будешь со мной.

— Ой, ой… - Ответил мне голос эха. - Ой-йой! - Как филин из мультика про туманного ежика вторил голос с другой стороны, он обращался явно не к пустоте, а ко мне.

— Я? - Переспросила я его.

— Яой! - Донеслось издалека.

— Боже. - Сказала сама себе я. - Мы же обе девочки!

Все-таки я не одна схожу с ума. Это радует, конечно, хоть я и сволочь.

— Почему ты говоришь ‘так’? Это у тебя слово паразит такое? - Спросила меня Астра, как только прибыла на поезде. Она была в готическом платье и с крестами вместо сережек.

— Епт.

— Объяснись трибуналу!

— Ты не Астра. - Ответила я.

— Я твоя внутренняя Астра, - ответила на ответ эта подделка.

'Я радуюсь, что Руссо умер уже, мне не нужно грешить, убивая столь отважно хорошего человека, хоть и кретина', подумала я, а вслух сказала:

— Не стоит отвечать на отвеченные ответы, я разберусь, где лево, а где ложное лево, это тебе не четырехвалентная логика в умишке моей учительницы рисования Александры Хелл!

— У-ты, - сказала, нагнувшись назад Астра-2. Да у тебя аллергия на меня! Такую ты хотела!

— Что значит хотела? - Поинтересовалась я.

— Очень хотела. - Сказала она. - Ну как будем лечить? У меня тут фетиш костюмчик медсестренки из дорогущего хентая есть и еще шприц на двадцать литров плацебо со вкусом клубнички! - И сказав это, она поставила два чемодана, которые все это время держала как невесомые. - Вставлю в тебя и все двадцать выдавлю.

Я даже стала краснеть и это во сне!

— Ты же слабачка? - поинтересовалась я. - а теперь как ТХ.

— Тех Рей, ты забыла?

— И, однако же, измерение чисто субъективное чисто человеческое понятие это человек человечество измеряет, это оно применяет свою логику к ‘миру’ как и главное что мерить это его выбор! - Проурчало у меня из животика. Астра посмотрела на него и сказала:

— И тебя вылечим Фримен. Стоп. - Она подумала и спросила:

— Джа-нэ, это ты там внутри у Сайори?

— Так это не Фримен урчал? - Стала мять губу как маньяк-детектив после торта с кремом я. - Черт, только не Джа-нэ, если он - все пропало, он же там сейчас внутри меня прямо считает деньги!!!

— Как и всегда в науке подход у человека простой натянуть свою логику как презерватив на ‘этот ваш мир’, точнее на его понимание - взгляд на это мир найти закономерности юзать свой мозг выводить законы подгонять проверять ставить опыты и поди скажи что они субъективны от природы ведь объективность это тоже аксиома человеческого Я с тех пор как люди научились передавать информацию от поколения к поколению этот объективный мир субъективный до этого для каждой особи стал все больше и больше общим и когда ученые философы и прочие дрочуны от человечества, наконец, найдут свою истину в последней инстанции и докажут ее…

— Накланяйся… - Ответила Астра. - Счас все будет!

Я сделала, как она сказала, надеясь, что хоть и во сне, но нас никто не увидит. В смысле - не увидит, как Астра выводит из меня Джа-нэ, я без понятия, почему он именно сейчас завелся! Правда!

— … себе же и друг другу потому-то больше то и некому, не будешь же ее доказывать объекту тогда коллективное бессознательное, наконец-то осознает себя и человечество из видового существа станет безвидовым.. где-то так хотя если кому нравится по другому валяйте … это еще одна аксиома … что взаимоисключающие друг друга явления не могут существовать ‘одновременно’ а разные варианты ‘реальности нашего мира’ как раз относятся ко всему этому, в лучшем случае идет что нить типа параллельной реальности-измерения а дальше те же рельсы…

Он бы и продолжал так тараторить без умолку, но в меня вошла гигантская игла. Я пискнула, выгнулась и что-то внутри взорвалось. Астра сказала:

— Стой не шевелись!

После чего надавила ногой на педаль иглы и она, завизжав, рванула рок-н-ролльные аккорды бас гитары первой скрипки дирижера вальса!

— Киа! - Визжала я и выгибалась, и выгибалась, пытаясь пронять все это чувство. А игла входила медленно, еще, еще чуть-чуть по каплям выдавливая в меня клубничное плацебо, а потом все потекло из моего рта, так сладко!

Я лежала в луже и хлопала глазами, наблюдая, как Астра собирается обратно. Так пунктуально! И впрямь медсестренка! Я снова краснела и что-то ей ласково хотела сказать, но она перешагнула через меня, не заметив даже. И вот что странно - на такую как она и обижаться невозможно!

— Спасибо Астрочка! - Сказала я.

— Общение странная вещь ты никого не понимаешь и тебя никто не понимает, но зачастую всем кажется, что все понятно, но грамме назер негодует… Мы все компы кто-то IBMсовместимые кто-то макинтоши и другие у всех разные Осы и разные браузеры, но все подсоединены к одной сетке, и один протокол хоть и много языков, но суть одна протокол один и его пытаются и дальше стандартизировать, а смысл, если даже информация будет передана без помех, все равно у конечных пользователей каша - Пузырила лужа, от которой я оттиралась полотенчиком в клеточку, оставленным мне Астрочкой.

— Сдохни желе! - Сказала я и наступила ножкой в самый центр.

— Пытались ли вы когда-нибудь понять другого человека, понять и прочувствовать чем он ‘дышит’, о чем думает о чем мечтает и главное как, как он представляет себе тебя и других людей как он относится к себе, и самое главное (хотя нет далеко не самое), почему… почему он такой…

— Какой? - Ласково говорю я и улыбаюсь мило. - Я тебя уебашу сковородой моя белочка!

Я оглянулась, думая, что там она, но оказалось - это просто кусочек слизи розовой уползал. Я его догнала и утоптала вусмерть.

— У-Ха-ха! - Ручки в бока. А между ног все еще капает…

Утро было самое прогульное из всех - вчера был шторм, и мне так хотелось на пляж в свежую прособирать выброшенный на берег мусор и ракушки себе для коллекции! Но пришлось ограничиться двором больницы. Я почти забыла свой сон, только помнила, что в конце всем жопу надрала, и было так на душе хорошо сразу. Вот так всегда получается - на самом деле тебя ‘делали в это место’ всю жизнь самые разные и дорогие тебе люди (особенно это к родне относится!), но оборачиваясь назад, ты помнишь только хорошее.

— Сколько света, счастья!

Когда меня вывели погулять, во дворе стояла под деревом Астра и изучала бабочку через экран своей навороченной камеры.

— А вот и ты! - Сказала она мне и протянула сверток. - Это тебе.

— Что это? - Я развернула, и там оказался пластиковый кейс.

— Беретта, девять миллиметров, пятнадцатизарядная (и один в стволе). Джа-нэ купил тебе. Сказал - так ты успокоишься. Там внутри все что нужно, пять обойм и документы на владение, справка из психдиспансера и две штуки евро, чтобы дать при случае взятку.

— Справка из психдиспансера? - Открыла рот озадаченно я и завертела головой. - А где он сам?

— Он убежал. - Нисколечко не смущаясь, ответила мне Астра и щелк-щелк бабочку. - Сказал мне передать и сразу рванул как угорелый к машине.

Я представила, как он мне шлет оттуда воздушный поцелуй и…

— Больше он ничего не передавал? Там застрелиться не просил?

— Ты не должна никого убивать, это подарок, чтобы ты нервы берегла. Он так сказал: когда у тебя под мышкой кобура, и лицо твое угрюмо, все вокруг стараются, как могут чтобы ты заулыбалась. Даже абсолютно незнакомые тебе люди. Это закон такой, поэтому хочешь беречь нервы - носи на виду ствол, желательно черного цвета. ‘Знаешь как с ним просто вести дела и проводить важные встречи?!’, сказал он и развел руками, ‘Ум-ум, попробуй!’

— И то верно. - Вздохнула я, вертя серебристого цвета кейс. - А что он сейчас делает?

— Ну, ты же его знаешь… - Своими странными линейными интонациями начала рассказывать Астра. Я её перебила:

— Конечно, знаю, оставь ты эту бабочку, лучше расскажи, как нам с Птахой быть.

В моем воображении Джа-нэ всегда нес полную чушь и считал в это время деньги. Говорит заумный бред невпопад да с такой серьезной миной, что с ума сойти можно от общения с ним, и постоянно считает деньги. Вообще-то он этим стал заниматься сразу, как мы переехали сюда.

— А ты не знаешь? - Спросила она меня удивленно. - За Птахой уже приезжали, тебе разве не сказали? Суд был, пока ты валялась в коме, правда он не назначил пока опекунов, зато отправил её в детский дом.

Я стала вертеть в руках кейс, пытаясь его открыть.

— Что ты делаешь? - Так вежливо осведомилась Астра.

— Мочить их всех иду!!!

Кейс лопнул, открывшись и вырвавшись из моих нервных рук. В нем в углублениях лежали: пистолет, кобура, обоймы, и сбоку была выемка для коробки с патронами.

— Где разрешения?! - Спросила я.

— А зачем они тебе сейчас, если ты идешь мочить всех. - Она открыла рот удивленно. - Эй, ты не думаешь, что эти разрешения для этого? Нет. - Почти как ребенок ребенку начала объяснять устройство мироздания она, разве только пальчик вверх не стала поднимать. - Тебе тогда нужны не эти документы, а лицензия на убийство. Эти документы просто разрешают тебе приходить со стволом, куда хочешь, например, в детский сад или тот детдом, куда поместили твою сестру. Но стрелять там ты никого не можешь, без лицензии!

— Где?!!

— Там, под поролоном.

— Ясно. Спасибо. Если что - мы не знакомы. Я тебя люблю - Я сходу поцеловала Астру в губы, мимоходом схватив за теплое плечо, выступавшее из-под оранжевой майки, и кинулась бежать по дорожке, надеясь, что не придется валить всех местных санитаров. Но меня остановил проклятый корень - он рос не там, где следовало и, споткнувшись, я шмякнулась лицом об камни, из которых - таких тупых смеющихся звездочек - и была сложена это дорожка в больничном саду.

Когда из расщелины в камнях появилась мордочка моей белочки, я разом вспомнила, что теперь у меня есть ствол и, вытянув руку (кобуру я не успела надеть и держала оружие в руке) прицелилась по ней. Она оглядывалась вокруг так просто и без признаков разума, что могла обмануть кого угодно - но только не меня, знающую всю подлую и богопротивную суть этого монстра.

'Банг!' - Пуля выдрала кусок дерна, в двадцати сантиметрах от головы белки. Та сразу исчезла, и в тот же самый миг я почувствовала, как острые когти вцепились в мою голову.

— Хи-хи. - Сказала белочка. Я, молча, приставила ствол к маленькому теплому тельцу у себя на голове.

— Попалась! - Воскликнула я.

— Хи-хи. - Ответила мне белочка. На моей голове её уже не было. В общем, стрелять уже не надо было, но мне почему-то так сильно захотелось спустить курок.

— Не удумай! - Ответила на мои мысли белка из-под куста терновника. Она там грызла орех, насаженный на острый как игла наркомана гриб. - Чем тогда думать будешь?

— Сгинь бело'к. - Прошептала я ей, но на всякий пожарный пощупала свободной рукой ствол пистолета. Он заканчивался там, где начинался мой висок. С огромным сожалением я убрала руку от своей головы и снова прицелилась в неуловимую белку. - Твои фокусы не пройдут мохнатый таежный дьявол!

И тут я подумала - а и вправду, все слышали про Таежного Дьявола, но никто его не видел, говаривали, что это монстр огроменный, не завалить и из танка ошибку природы сию. А вдруг это белка? А вдруг это маленький зверь, но свел он с ума не один батальон геодеза?

'Покорители Сибири, вы были правы - она Зло!', подумала я мысленно, чтобы белка не подслушала и на совсем высокой ноте сняла воображаемую шляпу перед падшими героями СССР.

— Маленькая мразь! - Сказала я ей. - Хочешь, чтобы я себе башню снесла? Не дождешься ты тварь окаянная!

И тут я вспомнила фильм.

— Огня! Мне нужно больше огня, чтобы избавиться от наваждения!!! - Кричала я, вскочив с земли и метаясь между гигантских сосен, которых отродясь не было в больнице, в которой лежала. Я долго этим занималась, пока не вспомнила про зажигалку, в кармане, которой прикуривала серфенгистке на пляже.

— Конечно! - Воскликнула я. - Как же я забыла, я случайно сунула её в карман, когда мы беседовали с ней, разглядывая какой-то тупой модный журнал. (Признаться, с рождения я модные журналы не листала, но тогда за компанию после приступа каннибализма мне даже понравилось!)

Я усомнилась на мгновение, что она все еще там, что она вообще там, но потом подумала - а почему бы ей там не быть? Ведь так, сомневаясь, можно и в своем существовании усомниться. И вправду! Когда я полезла в карман коротких джинсовых шортов в обтяжку, то вытащила оттуда странную штуку, которую курящие называют ‘зажигалка’ и с потерей которой связано множество страшных легенд.

— Я спалю тут все к ! - Воскликнула моя огненная струна души. Брана ликовала, когда я судорожно искала между сосен в тайге автомобиль, который подошел бы на роль бензиновой бомбы.

Его не нашла, зато заметила дым костра и согрелась - а то стала замерзать, да и ночь стояла странная - тихая вся такая - и вокруг ни зги не видно! А вдруг тут много белок? А вдруг в тайге есть военные засекреченные объекты где бело'к выводят в промышленном масштабе. Ну, есть там отдельные для жиров и углеводов, но белок-то - самое то!

Короче, пока я придумывала ловушку для белки, я тупо брела на огонь костерка. Свалилась под откос, летела вниз, расставив руки, вращаясь, как цветок на ветру - такая легкая, что на мгновение подумала, что все это происходит во сне. Я совсем не ушиблась, просто встала и побрела дальше - боли не было, а вот холод был, чувство, что ты одна одинешенька под этим холодными бесчувственными, но такими красивыми звездами. Меня согревала их красота. Я любовалась верхушками деревьев - вообще в жизни я мало бывала на природе, но когда попала в детдом после гибели родителей, стала много читать разную приключенческую литературу, чтобы отвлечься.

Так я познакомилась с Астрой и Джа-нэ. Тогда они были такими маленьким, но уже непонятными и даже сказала бы - загадочными - не стань так все быстро обыденным.

Я вспоминала фильм, где герой, попавший в номер, в котором царило зло - 1408 - сжег все и освободился. Я тоже так хотела Освободиться и уйти отсюда туда, где мне больше никогда не будет холодно и одиноко.

— Огонь, - шептала я, увязая в рыхлом снегу по самый пояс и снова выбираясь благодаря паранормально сильным рукам, - огонь скорее подойдет, когда пора Суда придет…

Я так хотела в пламени великом вся раствориться и сгореть!

Передо мной был лес, еще более густой, чем до этого, ветви переплетались уже на расстоянии пары метров над землей. Я и не думала, что у нас в Сибири такие непролазные чащи, да еще весной. Вообще я будто бы попала вдруг в сказку зимнего сна. Только ощущение были иным - вместо радости веселья, запахов подарков и счастливого Мороза, пусть и деда, все равно, - была Пустота. Кругом, куда ни глянь - везде одно и то же. Если вокруг все повторяется, можно представить себе, что ничего этого нет, и ничего не изменится. Это как бесконечная кирпичная стена перед тобой - тебе не перешагнуть, не обойти, один кирпичик может и красивый, но вся стена до дрожи в проклятых коленках - тебя раздавит просто так, одними глазами твоими. Она - Бесконечность. Тебе страшно её представлять.

Деревья были странные, красивые, я бы даже сказала. На них отдыхал поначалу мой взгляд, а затем я добрела и до костерка.

Тут никого не было, зато валялся перевернутый снегоход. И чья-то шапка лежала, со смайликом. К ней прицеплена бирка, на ней написано красным: ‘тебе подарок на новый год!’

Так и написано, с маленькой буквы. Про подарки нужно писать с большой!

Смайлик значит. Они повсюду - так решила я. Я чувствовала, что за мной следят. Они наблюдают и ждут подходящего времени, чтобы напасть. Я перекидывала ледяной пистолет из одной руки в другую и прислушивалась - пустота молчала. Я быстро, как можно быстрее стала делать из транспорта бомбу. Мелькнула мысль - можно уехать отсюда!

Но я её оставила незавершенной, даже додумывать не стала, я поняла - они именно этого и ждут, хотят, чтобы я клюнула на заботливо оставленный крючок. Я была одна. Не было Джа-нэ, не было Астры - я не слышала никого из них, значит я далеко. Сибирь - это очень далеко и очень одиноко по определению, недаром сюда отправляли каторжников на исправление в былые времена!

'Одиночество исправляет, да?', подумала я, засовывая рваную майку в бак снегохода. Я надеялась, что все полыхнет, я знала, что у меня получится.

— Выкуси это сука! - Сказала я горящим в темноте бесчисленным беличьим глазам и подожгла смоченный фитиль. И побежала. Но не от костра, а вокруг него! Я плясала и смеялась, кричала, я веселилась, как могла. Потом раздался взрыв - меня подняло и понесло.

— Лавина! - Закричала я. Горело все вокруг, горела я сама. - Лавина из огня, ура, ура!

Деревья горели и плавился снег, горели все птицы, которых и нет, горели леса города и дороги, и люди горели, и белки горели, горели, горели, горели!!!

Проснулась я у себя в палате, кругом меня ходил доктор - самка гоминида женского пола и неопределенного возраста - и ломала пальцы, разглядывая стены.

'Неужели обо мне печется?', с какой-то злостью подумала я, разглядывая все перед собой из-под прикрытый век. Наверняка она не заметила, что я очнулась.

— Ты хотела съесть меня! - Шепнула мне белка из-под половицы.

Я рассмеялась про себя горько.

— Съесть? Да не гони, я что - не человек, что ли, чтобы доедать то, что убью. Я тебя просто раскатаю по асфальту и так оставлю. Есть я что-нибудь другое буду!

В такие моменты я даже гордилась своей человеческой природой. В иные - ненавидела. Всегда назло - всегда верно. Белка исчезла, зато ко мне подошла эта самка. Она ощупала мою голову так, словно уже хотела везти меня к патологоанатому.

— Я живая ! - Сказала я, но не услышала своего голоса. - Что вам еще от меня нужно? - И снова ничего - но губы-то наверняка двигались!

'Жива, жива, жива…' - твердила я про себя, силясь сказать это вслух. Лицо горело - у меня наверняка была жуткая температура, сороковник, не меньше, но поднять руку и проверить я не могла. Самка поправила компресс и, открыв дверь, вышла.

— , - сказала по этому поводу я.

Потом пришел сон. В этот раз я запомнила момент его зачатия разумом своим.

— На все эти вопросы можно найти ответы! - Сказал телевизор, и его реклама пропищала: ‘выбери меня, выбери меня!’

— Ну конечно. - Ответила я. - Сейчас вот возьму и выберу.

Вытащив пистолет, я сделала телику контрольный выстрел в голову с пафосом, которого раньше в себе не замечала.

— Можно изучить его биографию и догадаться о многом! - Заявила картина на стене.

— Блять. - Пафосно заявила я.

— Но будет и та истина и его истиной! - Сказал ковер и щипнул меня за босую ногу. Оказывается, я разута, да и вообще - почти вся голая тут прогуливаюсь - по чужой квартире!

Но потом я вспомнила, что вся моя одежда сгорела в пожаре и в результате оказалась совсем голой, только вот стыдиться по этому поводу не хотелось. Было лень и жаль, всего того, что было раньше. Я на всякий случай сделала пару выстрелов в картину. Там был парусник, вдалеке в море рыбачили с лодки. Так красиво. А теперь вместо одного солнца висели над волнами две черные дыры.

— Горизонт событий близится. - Решила я и перезарядила на всякий случай обойму. Кобура была под мышкой. Больше на мне ничего не было - все сгорело. Я пощупала лоб. Я была в норме. В этот момент я отчетливо поняла, что сплю - это раз, нужно выбираться отсюда - это два, нужно обязательно забрать Птаху и уезжать из страны телом, ведь моя крыша уже уехала, а значит, придется догонять.

— Я уеду отсюда! - Запредельно пафосно сказала я хихикающей под ковром белке и сделала в нем десять дырок, благо во сне патроны бесконечные будут.

Просыпаться не хотелось. Неужели у меня настолько хреновая жизнь?

Пойду, погуляю - решила я - глядишь, вылечусь к Пробуждению и смогу хотя бы на ноги встать, а то совсем раскисла.

— Ктулху Фхтанг! - Заметил дырявый ковер.

— Молчи креветка! - Презрительно заметила я.

Я шла по коридору, разглядывая стены с картинами, тут были в основном черные квадраты круги ромбы октаэдры сфероиды вращения и галоперилоиды сжатия и давления. И все как на подбор черные, у каждого внизу табличка - руками не трогать, окурками не тыкать, под шедевр не мочиться!

Этажом ниже располагалась стеклянная клетка. В ней роботы лазерами резали живую корову, но она почему-то не умирала никак, а просто грустно смотрела в темноту и жевала несуществующую траву. Подпись внизу гласила, что это и есть знаменитая технологическая сингулярность. Я была в шоке. Пыталась расстрелять роботов, но клетка из стекла оказалась пуленепробиваемой, зато меня расстреляли робо-туррели - гатлинги на .50 калибре.

12.7 мм в живот разрывными - это жуть как больно, но это был мой сон, поэтому я разломала все турели и шла дальше. Становилось даже как-то легче от содеянного варварства!

Этажом ниже я попала в самый настоящий ад с чертями! Там была больница и все морды - как те, что приходили ко мне или чаще мимо меня эти недели!

— Нам никак не вытравить из тебя белку, но можно вытравить из белки тебя. Стреляй в голову - не промахнешься, хяхяхяхя! - Твердили жирные тролли в медицинских халатах. Они скакали с уровня поликлиники на уровень и грызли пришедших туда больных. Я была в ужасе, я видела истинную суть больниц.

— Бежать, только бежать! И никогда не возвращаться!

Когда я выбегала из здания, мельком заметила санитаров грызших горло детям из детского отделения. Почему-то подумалось, что это очень по-американски. То есть - это очень Американское Кино.

— Пшш… - Шелестел ветер в кронах тополей. Между утыканной нивами автостоянкой и корпусом больницы шмаляли голодные волки в погонах.

— Тиха украинская ночь. - Решила я. И на всякий пожарный спрятала руки с оружием за спину. Я поежилась - босые ноги ступали по тонкому снегу.

— Я во сне, не замерзну, вперед!

И побежала. Ой, как я бежала! Словно за мной по пятам несся огромный медвед-муравейник, или даже термитник-муравъед! С ходу запрыгнув на крышу здания, я уперлась лицом в рекламу ‘бальниц’.

Там было написано:

'БАЛЬНИЦА! Всем рады, за деньги научим танцевать в белой одежде! БАЛЬНИЦА!'

И нарисована балерина, делающая ну это, как его там…

Пируэт?

Я спрыгнула с крыши и обошла здание кругом. Это оказался детский сад - по ту сторону зимовья открывался превосходный вид на детскую площадку. Там были слоники писающиеся и хмурые эмо-лоси, страусы-эмо, уткнувшиеся в розовый песок и подошедшие к ним сзади толстобрюхие гопы-бегемоты и волки-гопы и еще какие-то зоогопы и все с расстегнутыми ширинками, некоторые даже штаны снимали уже, готовясь к… веселым дворовым играм…

Я аж прослезилась - вот оно ДЕТСТЪВО!

Детей не было, но остались следы замерзшей крови на ледяном металле. Как мило!

Меня схватила за руку мохнатое нечто и поволокло за собой. А за мной бежали два маленьких создания. Еще до того, как попасть в норку и пробежав под землей выйти через лес к сараю (ферме?) я вникла в происходящее и рассмотрела живность - это были хомячки.

Правда, когда мы оказались на месте от двух малышей остался только один. Мама хомячиха огляделась кругом и, вздохнув, повела нс дальше. Наверное, она согласна была на меня вместо своего детеныша, я не возражала. Просто уставать уже начала и думала - а не проснуться ли мне?

А потом из-за угла ‘гуляющей’ походкой вышли два милейших котенка и мы стали на гоп-стоп.

Хомячиха стала их умолять пропустить их, но ей велели заткнуться. Холодало.

— Котята высшие создания! - Сказал мне пушистый комочек беленький. Такой милый! Я просто каваилась всем телом, глядя на него. И терла бедрами голыми друг об дружку. Еще и холодно становилось. А можно замерзнуть во сне насмерть? Я попробую.

— В-вы слишком м-мелкие… ч-чтоб-бы быть в-высшими… - Ответила я им, пытаясь, дрожь унять, отнюдь не из-за страха. Но они все поняли по-своему конечно. Серенький котенок улыбнулся чеширом и, отступив на пару шагов, прыгнул на маленького хомячка, в воздухе просвистели когти.

— Ня-смерть! - Сказал беленький и вытянувшись по стойке, отдал приветствие, в то время как его собрат заживо пожирал хомячка. Я сглотнула слюню - давно не кушал мой животик, еще и поэтому так холодно мне! Когти у беленького были выпущены. Такие острые!

— Видала? - Зло спросил мне беленький. Серенький все никак не мог насытиться. Хомячиха рыдала. Взяв себя наконец в руки, она уняла, укротила любовь к сыну и подчинила её своему страху и хомячьей необходимости.

— Пошли отсюда, - потянула меня за рукав хомячиха, - они Нацисты…

— Банг! Банг! - Сказал мой пистолет и котята улетели с запломбированными мордочками. Я еще подумала: ‘а почему они не взорвались?’ Брызги! По идее они должны были лопнуть, ведь так? Я даже расстроилась слегка, что пропустила такое зрелище. Зато сказала громко хомячихе:

— Они теперь дохлые нацисты!

И хомячиха сглотнув и дернув носом, грустно повела меня к себе домой. Милая сказка, подумала я, идя следом за ней и вовсю чихая. Я простыла, потому что перевозбудилась или перевозбудилась и вся горю, потому что простыла? Этот вопрос никак не давал мне покоя, я так и так вертела его перед собой, переставляя покрытые гусиной кожей загорелые ноги ватными валенками на ходулях. Соски моих грудей торчали как после случки, вообще я выглядела наверняка полной дурой, голая и с пистолетом. Но вспомнив, что сделала доброе дело, воспаряла духом и шла дальше уже с высоко поднятой головой.

Когда мы залезли в нору и папа хомяк меня обнюхал и облапал, мне предложили хомячьей еды, но пришлось отказаться. Это была не сказка, где угощают чаем с пирожными животные людей. Нда…

Чего я только не насмотрелась у пролетариев хомячного толка. Но венцом стал их семейный обед! Я так ждала, когда же меня покормят. И оказалось… что главным блюдом… будет их последний ребенок.

Я тут же вспомнила - ну все верно! Хомячки, когда им не хватает белка, съедают свое потомство!

— Банг! Банг! - Сказал мой пистолет. Я с жалостью смотрела на привязанного к столу крохотного хомяченка.

— Я не смогу о тебе заботиться мальчик! - Сказала я ему. - Ведь этот сон скоро прервется.

— Банг.

Я почувствовала, что сзади меня есть кто-то еще и он навеселе! Я резко оглянулась. Белочка хихикнула.

— Только не это! - Взмолилась богу я.

Белочка спросила, хитро щуря глазки:

— Ну как тебе все это? Может добавить мертвой краски?

— Я в шоке. Пойду, умоюсь. А ты исчезни! Или я твоей кровушкой умоюсь счас же!

Солнце ударило мне в глаза и стало больно сразу. Но когда они привыкли - я поняла, что что-то изменилось. Я подняла руки и посмотрела на них.

— Вух. Я снова сплю?

Приподнявшись, села на кровати и огляделась, насвистывая что-то из Рамштайна. Заметила кобуру в тумбочке и ухмыльнулась.

'Мне легче!', подумала я.

Вошедшая в этот момент женщина в белом халате бросила капельницу и выбежала из комнаты.


Наши студенческие лихие дни!

Астра была тонкой (астральной) всегда, ноги в бедрах узкие, как у подростка, грудь первого размера, она не то, чтобы худощава - просто слишком миниатюрна. Ребер я у нее не наблюдаю, а плечи такие мягкие - хочется прижаться и вообще я одно время всерьез решила использовать Астру вместо подушки. Но она отказалась. Чувство, что я отвергнута, терзало меня, пришлось спать с котами, залечивая раны на сердце.

Носит в основном розовое и оранжевое, один раз оделась как Лилу из ‘Пятого Элемента’, другой раз как Люси из Эльфийской Песни, в общем косплеерша она. Вот только все у неё как-то не так и не для этого. Глаза у неё тоже обычно розового иногда оранжевого цвета - зрение у Астры не очень, поэтому использует контактные линзы, в которых я не разбираюсь, но однажды потеряв её комплекты, узнала, что хорошие цветные, да не нулевки стоят дорого. А плохие только сажают зрение, это цветные. И волосы у неё тоже, в общем, преимущественно розовые либо оранжевые. Я никогда не спрашивала её, но если спросят про любимые цвета Астры, я без колебаний назову эти два цвета (правда однажды она заявила, что очень любит красный и зеленый, и иногда их путает, но она вообще странная…)

Таки представляю себе: я говорю ей, что её глаза вовсе не красные и не зеленые, а оранжевые и розовые и вижу шок на лице Астры. Но это так, домыслы глупые, да-да.

Я же в отличие от Астры уже не ребенок. Я вполне себе голубоглазая брюнетка с проседью, почти герой Сэлинджера, только постаревший и сменивший пол. И помогать я никому не жажду, и вообще людей не люблю и ‘Над пропастью во ржи’ не читала, только первую главу - дальше мат. Бедра у меня трещат по швам, когда я залезаю в джинсы, из чего я заключаю, что они вполне себе широкие, или джинсы слишком узкие. Если посмотреть в зеркало я скорее атлетична (для вас это значит, что могу въебать!), нежели стройна (только почему-то падаю в обмороки…), плечи широкие, талия довольно узкая, и бедра узкие. Но они всегда трещат! Наверное, это спины электронов виноваты в том, что джинсы в обтяжку всегда трещат на мне или свисают совсем не в обтяжку. В общем - смотрю я на себя - обычные длинные загорелые ноги, бедра средние. Но все джинсы скроены не по мне - это заговор! Или те, кто их носят - маньяки БДСМ! Или я мальчик, который не привык, чтобы все было таким тугим! Одно из этого, или еще что-нибудь, например - что у меня шиза по этому поводу и джинсы для меня как воротничок для клерка, который вечно жмет до самого клерко-ада! Да-да, есть такой, специально для клерков отринувших Систему! Бог Америки не дремлет и не спит, берегись…

Джа-нэ к черту, он кареглазый шатен этим все сказано.

Птаха - это Птаха, об неё зуб сломаешь, если куснешь. Я пробовала, теперь у меня один из передних верхних зубов наращен искусственно. Сказала, что кусала асфальт, когда насиловали, на меня смотрели с ужасом, но верили !


Вам бы Ваша Стампидо…*

— Знаешь, - сказала я ей, - ведь есть и аудио книги.

— Аудио книги - ересь. - Ответила она мне, не оборачиваясь.

— Тогда… ты меня простишь ладно?

— Как, чтобы моя лучшая подруга?! - Впервые так сильно удивилась Астра и развернулась ко мне. Я, правда, испугалась!

— Стой инквизиция, не карай инквизиция! - Обе лапки кверху и смеюсь.

— Не может быть, чтобы ты?! - Вопрошали меня теперь розовые, а вчера оранжевые глаза Астры.

— Стой Инквизитор, сжалься, прости!

— К еретикам у нас нет прощения! - Безжалостно и невероятно высокомерно принесла мне приговор она, холодно, как будто жидким азотом облили меня всю. Я закрылась от неё руками в паническом ужасе. Эти три секунды растянулись на целые три вечности. А потом я почувствовала, как крохотная ладошка Астры ребром стукнула меня по лбу.

— Мама!

Я упала, дергаясь в конвульсиях.

— То-то же. - Ответила самодовольно Астра и углубилась в чтение. Этой фразе она точно научилась у меня. Значит, и я могу чему-то обучить Астру? Вот класс!

— Астра!

— Что? Чего? - Спросила она недоуменно, глядя на меня широко распахнутыми доверчивыми глазами.

— Про ‘так’…

— Про что?

— Ты спрашивала меня во сне, помнишь?

Она покачала головой. Задумалась вся такая.

— Так вот слушай, я говорю ‘так’, значит действительно произносится именно Так, как я сама не знаю, но тот факт, что так - неоспорим. То есть кто-то не просто говорит, а делает это Так, ты поняла?

— Нет.

— То есть мне плевать, что именно он сейчас говорит да и всем плевать что и кто говорит, главное, что он делает это именно Так! А вообще это калька с японского, там по-иному прямая речь строится.

— Я знаю. Почему ты мне это говоришь?

— Забей уже.


Я прицепила справку из психдиспансера (о том, что я вменяема вполне и могу носить оружие при себе) к груди. Я все думала - а не подписать ли мне внизу: ‘Заверено белочкой!’ Но погодя чуть-чуть передумала, однако. И так сойдет! Гы.

— Давайте уже девочки пожмите друг дружке лапки и успокойтесь. Ну, как в детстве!

— Во взрослой жизни так не делается. - Грустно сказала персона номер один. Персона номер два смотрела себе под ноги.

— Вот потому-то взрослые и самые несчастные существа на свете.

Мне как всегда послышалось ‘вещества’.

— В чем суть социального конфликта? - Спросил за меня Джа-нэ.

— Арису опять с кем-то поругалась в интернете. Опять кому-то нахамила и кого-то подставила.

— Если человеку дать самое понятное и близкое объяснение своих мотиваций, просто подсунуть его под нос, то выросший на детективах и сериале SCI, он и не увидит всех остальных.

— Чем тебе не по нраву CSI? - Спросила я, заткнув Джа-нэ рот рукой.

— Чем не по нраву врачу сериал ‘Скорая Помощь’? Всем! Все кажется натуральным в кино, пока не доходишь до того, с чем лично сталкивалась в жизни. Ты знаешь, что за преступление Чикатило расстреляли невиновного? А все улики указывали на него, после этого у нас ввели мораторий на паровозик.

— У нас и не было никогда пара-равозика. У нас всегда ра-расстреливали.

Я что-то опять начинала мерзнуть.

И тут Арису стала всем объяснять свою позицию:

— Я как увидела её ‘опять мне вы по аватарам диагноз ставите…’, так поняла - девочку нужно спасать, самооценка у неё ниже плинтуса! И вот благодаря стольким усилиям, я, наконец, достигла цели - у человека появился ‘враг’, с которым она может ‘бороться’, как результат - вновь проснулось желание творить, злость придает сил противостоять этому засранному миру. Это как прививка - ты подвергаешь организм контролируемому заражению, чтобы он не сдох позже при неконтролируемом.

— И это ты называешь помощь? До слез человека доводить?

— Эм, да я и не доводила вроде. Мне её так жалко стало, захотелось обнять и приласкать. Но как я её обниму и по голове поглажу через интернет? Зато она научилась общаться с людьми как с равными или даже смотреть на всех свысока! Это очень полезный и логичный перк в то время как чумные свиньи бороздят госдуму! Она по-прежнему способна на любовь, но уже не тратит время на жалких серых обывателей! Со мной однажды так поступили, и я прозрела - теперь дарю счастья всем вокруг и открываю глаза им, это как дедовщина в армии!

Арису странная, не сказала бы, что плохая, но иногда мне её хочется прибить. Ведь веришь же её этому ‘приласкать’, когда вживую перед собой видишь. Веришь, несмотря ни на что.

— Можно сказать это идея Азимова в управлении обществом примененная к одному конкретному человеку… - начал было Джа-нэ из моего живота, но я дала туда кулачком и он заткнулся. - Серия контролируемых катастроф, бедствий, катаклизмов, терактов на худой конец, приносящая с виду вред на самом деле, в конечном счете, оказывается не менее полезной для всего Человечества, чем крепкий подзатыльник умной мамаши. Арису использует в общении с людьми те же методы, только перенесенные на личный план… - Я молча дослушала, что мне скажет левая пятка, после чего дала ей по паркету.

— В гробу я видала умных мамаш, знающих все наперед своего ребенка. - Вылезла Астра, и я сразу испугалась за всех мамаш мира, ведь они все - такие умные и так все знают наперед!

— Еще один недогерой Сэлинджера. Или хулиган, по-вашему. - Подумала я вслух. - Еще один сетевой тролль-террорист. Какая разница во благо или во зло - её просили?

— Вообще-то известный проповедник терроризма Усама Бен-Ладан придерживался схожего мнения по управлению обществом. Наверняка он почерпнул свои идеи из ‘Основания’ Айзека Азимова!

— То есть Арису просто эмоциональная террористка?

— Многие сейчас занимаются подобным терроризмом неосознанно, это общество пытается снять себе стресс. Протестуя в столь вопиющей форме, эти люди на самом деле занимаются благим делом, но общество не хочет себе признаваться в этом и поэтому сурово их наказывает. Это как смущение от удовольствия во время секса.

— Ты про террористов? Джа-нэ, это тебе они снимают стресс обществу?

— Они ведут общество вперед наиболее легкими и доступными малой группе людей средствами - терактами и угрозой насилия. Как иначе повлиять на все стадо овец как не залаять собаке пастуха? Я уверяю тебя - вреда от этого обществу не больше, хоть и гибнут ни в чем неповинные люди. Возможно, именно они, создав новую угрозу, увели мир в свое время от третьей мировой войны - псы спасают людское стадо от волков, но бедные овцы, так ненавидя хозяйских псов, они не ведают волков, пока не попадут к ним в желудок. То есть благодарности тут не будет и не должно быть, псы занимаются этим самоотверженно и не надеясь на славу или хотя бы понимание со стороны опекаемых. Я же говорил не о них, а о сетевых террористах - хакерах и троллях. Вообще хакерами принято среди ‘своих’ называть людей, для которых информация и доступ к ней - неотторжимое право любого человека и которые нарушат любой закон ради своего любопытства, то есть это не вандалы и не те, что ищут материальных благ. Коперник был в свое время хакером с точки зрения церкви, и он пострадал за стремление к знаниям. Но если уж говорить о людях, говорить надо на их языке, а значения слов меняются слишком быстро. Поэтому теперь хакер - это преступник, поблагодарим за это СМИ и американские фильмы. Есть разные виды хакеров - обычные и хакеры жизни, взламывающие её саму и делающие её легче не только себе, но и другим, на своем примере; хакеры снов, ломающие сны и помогающие себе и другим - они короли осознанных сновидения и некоторые могут проникать даже в чужие сны; генные хакеры, ломающие на чердаках и в подвалах геном человека, проводящие исследования и ставящие опыты вопреки всем законам общества, в основном это молодые люди. Тролли - это хакеры социальные, хакеры общества, не его связей, а его стиля общения, в основном они занимаются этим неосознанно, делая легче себе - делают легче другим, но есть и осознанно выбравшие подобный стиль и способ воздействия на человека. Наверняка истоки лежат в творчестве Сэлинджера по аналогии с Азимовым и Хэрбертом у террористов.

— Ребята у вас всех эйдетический парапсихоз! То есть вы видите как бы то, чего уже нет, но вы его видели и лишь потому, что как бы и, наверное, когда-то, но скорее всего как-то, чем никак, Вам фештин?

— Это у тебя крыша машет крылышками, а люди тут реальные нормальные темы зашибают, а ты со своей белочкой уже достала всех!

— Белочки существуют! - Ответила я. - А террористы - нет, это выдумки газетных уток, кря-кря!?

— Кря-кря, пока тебя не взорвали.

— Я вам её докажу! То есть покажу, хотела сказать, доказывать тут нечего.

Рудгер работал на свиноферме и неплохо так работал: жена, двое детей и целых три любовницы. Он любя показывал нам своих хрюшек.

— А что эта в наморднике? - Спросила я. - Кусается?

— Да бешеная она, док так сказал, а по мне - вполне нормальная хрюкалка, мы её потом аккуратненько забьем и сами схрумкаем и друзьям пошлем. Нормальная она, видите же! Хотите потрогать?! Не хотите? Жаль…

И он еще долго крутил перед нами нормальную вполне себе свинью. На ней был надет намордник с изображением бультерьера. Мне показалось или у неё были запредельно грустные глаза.

— А что эта в медицинском наморднике?

— А эта, ну она гриппует штоле. Томление у неё такое, знаете ли.

Еще одна хрюкалка с грустным взглядом. В общем, в депрессию меня вогнала ваша свиноферма ‘экзотик’!

PR против Тиц!

— Вы его неправильно рекламируете! Щас покажу как надо! Вы думаете, люди знаю, чего они хотят? Знали бы - были счастливы и сдохли уже все. Не, они ищут! А вы знаете, знаете, что они ищут? - С интонациями Ноно Рири протрещала она. - Каждый из людей твердо уверен, что он-то уж точно разбирается в мире. На самом деле он знает лишь то, чему его научили. Учиться сам он не может, его учат чужие примеры, предки своими генами, людишки - обезьянки, они подражатели. Просто нужно знать, как правильно преподнести им то, что ты хочешь!

По комнате ходил… писатель?

Он двигался как-то странно, словно позвоночник переломали в нескольких местах, а затем тот не так, но все же сросся. Он шипел, как псих в психдиспансере и капал всюду странной белой слюней, от которой шел едкий дымок.

— Никогда еще мир не умирал ТАКИМ образом, даже у самых больных писателей! - Визжал, капая слюной на пол очкарик. Его лицо стало похоже на пирог недожаренный с черникой. - А у меня умрет, у меня он сдохнет окаянный, чтоб ему! Все готово, конец готов, он захлебнется в своем дерьме-е!

После чего прыгая как макака, он побежал к своему компьютеру. Стол прирос к полу. Окно заросло паутиной. Дверь перекосило так, что я, конечно, могу вышибить, а у него силенок не хватит. Как он тут живет?

— Все эти ваши американцы американизмы ваши они все у меня кровью ссать и мочой плакать будут У-уу! - Стонало его эго, когда пальцы, кое-как гнувшиеся на морозе его квартиры, попадали по клавиатуре. - Счас я вам устрою восстание дерьма! Ух-хаха! Ух-хаха!

Я пустила шаловливую пулю. Из жалости. Пуля развернулась, сделав в воздухе пятно расходящихся волн, и вернулась ко мне.

— Че за нах!.. - Кричала я, отлетая к стене с простреленной башкой. А белочка хихикала ползая под линолеумом.

— Не надо убивать нашего автора. - Сказала белочка. - Он нам еще пригодится.

— И это наш автор? - Сказала медленно отраставшая во сне половина лица. Глаз вращался на полу. Кусок челюсти свисал на куске кожи.

— Нет, не этот, а вон та - да, наш автор. - Радостно сказала белочка. - И она, правда, убьется-таки горем, расстроится не на шутку и забросит нас, а у меня пока еще только один хвост!

Дверь открылась и, грея руки, в квартиру вошла девочка в шапке-ушанке.

— Не надоело тебе пугать гостей Элвис? - Спросила она. Очкарик встал и потянулся так, что сквозь старый советский свитер прошли иглы спинного хребта. - Элвис? - Спросила девочка, стягивая ушанку. Мой дорогой планетянин, ты опять косплеил Шурика?

— У-у, Га! - Сказала пасть, с которой слетели очки. Она открылась пополам, и оттуда вылезло настоящее лицо твари по имени ‘Элвис’. - Га-а. - Прохрипела пасть, раскрываясь, жвалы по её бокам, образовывавшие до этого лицо ‘Шурика’ стали расходиться, упали очки, разорвалась одежда, через секунду передо мной, точнее моим телом престало насекомое класса ‘Чужой’, крашеный краской серебрянкой.

— Мне больше старые черные ксеноморфы нравились, верните раскрас, этот чмошный! - Попыталась я пошутить, но лицо еще до конца не дожило, и вылетели изо рта с повисшим языком лишь слабые звуки.

— Ну, какой есть. - Ответила мне девочка, грея руки. Я все думала, а что они рамы не починят, у них же дырки - палец просунуть на улицу можно.

— Элвис не любит когда слишком тепло. - Ответила мне снова девочка. - Еще он как попугай повторяет все мои увлечения и играет на клавиатуре. Особенно любит имитировать больных психованных людей, которых видит по телевизору. Ну, он такой уродился, серебристый… чмошный…

— Простите… - сказало моей разбрызганное по стене лицо и покраснело. - А он…

— Инопланетянин? Нет, он с этой планеты, но ведет себя как не с этой. Вдыхает слишком много пыли по углам. Все углы облазил в доме, теперь из него её надо будет снова пылесосить.

— А много их таких? - Спросила я во весь голос - лицо уже заросло, но челюсть я сама на место ставила.

— Да. Наверное. Я других не искала, мне Элвиса хватает, к тому же вдруг они размножаться начнут, что тогда делать?

Девочка стала раздеваться прямо на морозе, стянув с себя майку, она снова меня шокировала.

— А ты это… девочка или мальчик? - Спросила я.

— Ты со мной хочешь… это… как его… перепихнуться? - Спросило удивленное нечто с карими глазами и каштановыми волосами с ассиметричной заколкой. К чему такие странные вопросы?

Когда оно стягивало трусики, то повернулось спиной, так что я так и не поняла… что это было…

Впрочем, бывают и безгрудые девочки подростки и даже девушки. И настолько худые - тоже бывают.

— Как эта тварь развернула пулю? - Сменила пластинку заевшую я.

— Знаешь трехмерное тело с единой поверхностью? Я знала, как оно называется у вас людей, но забыла. Вот все пространство этой комнаты в сознании Элвиса именно такое, поэтому оно с легкостью отзеркаливает любые физические воздействия на него самого.

— Это как лист Мебиуса? - Спросила я.

— Да-да, как же оно называется…

Она застегнула на себе комбинезон голубого цвета с надписью ‘13’ желтой краской. После чего достала какой-то предмет - как бластер, только в представлении любителей американских комиксов пятидесятых годов.

Медленно прицелившись в стоявшего к ней спиной Элвиса, девочка-мальчик сказала:

— Бтыщ!

— Зачем же? Ты его убьешь? Разве он тебе не дорог? - На полном серьезе и честно спросила я. Чужого было жалко, даже после разворота моей пули - людей мне не жалко никогда, если они не те, кого я знаю и люблю.

— Хы-хы. - Сказала она. - Смотри, сейчас начнется! - Под конец голос у неё сорвался.

Дальше она закричала, расставив лапки:

— Панки не умирают, мочи ванамингосов!

И стала стрелять из бластера по чужому.

И ‘что-то’ действительно случилось…

***

— Была такая девочка, звали её Надежда, она как-то начала писать, но злые рты сразу начали твердить, что пишет она прон, и много что еще твердили. Она и раньше закомлексованной была, теперь вообще стала комочком нервов. Наверное, злые языки хотели именно прона еще и еще больше. Им просто приятно было повторять все это вслух, они привлекали к этому внимание других таких же как они сами, при этом оставаясь как бы критиками - в стороне стояли и хмыились, козлы ненасытные, животы чесали, сатиры рогатые…

— Стой-стой, ты про какое время, Древняя Эллада?

— Да наше времечко, наше е-мае, это в интернетах всероссийских такое случается повсеместно. Знаешь, почему во вКонтакте ищут детскую порнографию?

— А мне нужно?

— Потому что там её МНОГО! А зна-аешь почему-у много?

— А мне так надо? - Спросила со злостью я.

— Потому что дети сами малые её туды выкладывают, топ-перетоп, стучат мои копытца. Вот она - свобода демократии и высокие технологии!

— Что в этом плохого и при каких чертях тут я?

— Все при таких, все помешаны одним сыром-маслом, из одной кровушки все на одни кости едино мясцо нанизано и кишочки у всех заправлены одним дермицом.

— Ты это, не сатир сам случаем?

— Топ, перестоп мои копытца, какой же я сатир, рога - так это жена меня не любит, а любит другого выходца из Кавказских степей или гор, я не помню там что у них на Кавказе-то. И бородка у меня очень советская, хорошая такая, остренькая и седая! Ай-я, ай-я!

— Убью. - Сказала я, снимая с предохранителя берету.

— Только не по рогам, только не в пузо моей лохматое! - Взмолился визгливо сатир. - Щас все будет! Хочешь прона, а хочешь норпа, чего хошь, того и будет, сколько заплатишь, того и отгрузим!

Я посмотрела устало налево, и сказала, сквозь зубы плюя:

— Чипсы есть, мохнатая скотина?

— Есть-есть, усе есть. Какие вам? Вот недавно с мескалином завезли. На них написано - с огурцами, но вы не думайте, мескалин там, какой такой хороший что воть, воть, первую в рот отправишь - пока до последней не дойдешь - не остановишься.

И он впрямь начал совать копытцов чипсы в рот все быстрее и быстрее и успевал на меня косым взглядом осоловевшим поглядывать, все скорее и скорее. Это было до жути смешно, но смеяться не хотелось. Под конец пошла сплошная перемотка и пачка мигом опустела.

— А Надежда наш больше прон не пишет, ни для души своей ни для ваших ртов. Отравили вы её. Свиньи, они когда едят, любят ковыряться и втаптывать все в грязь, потом оттуда доедать, похрюкивая часто. А у людей - все как у хрукалок, им даже органы пере…

— Банг!

— Ты кудаэ, ты куда-аж! За что-о!!! - Ревел козел гуманоидный с отбитым рогом.




— Я старалась писать о светлом, но вы не цените ублюдки! - Сказала девочка. - Когда я писала все так, как есть, вы видели ужасы и не ценили ублюдки. Для вас все это лишь развлечение от скуки, вы, умеющие скучать в этом мире, ублюдки, вы не должны были рождаться. Какое право? Вы завидуете светлому, если написано хорошо, а если нет - проходите мимо, не понимая, что кто-то и того не имеет. Для вас это грязь, для кого-то мечта. Когда вы видите кошмар, для вас это лишь попытка еще одного наслаждения, ублюдки, вы не должны были рождаться. Незаконно рожденные!

Девочка замолчала. Потом вдруг наклонила головку и сказала.

— Я смешаю вас, разделив смешанное в вас на шахетку. И покажу вам её!!!

— Оки, ответила, куря во сне я, только не в моем сне, пожалуйста. ‘Банг!’ - сказала Беретта.

А вы знаете, что мой пистолет - отдельное действующее лицо, важнейший элемент любого спора и он тоже может разговаривать. Но у Беретты от рождения маленький словарный запасик, десу.

— Слабый - не тот, кто совершает слабые поступки, а сильный - не тот, кто постоянно проявляет свою силу. Истинно слаб тот, кого вечно шатает из одного состояния в другое. Но это нормально для животного, это признак животного. Никогда не знать, что впереди. Не думать о последствиях. Жить на инстинктах. Удовольствия, приятно - и ты остаешься. Что-то не по тебе - и ты уходишь. Подобные люди и свой разум, дарованный им жертвами миллионов предков, используют лишь для этого. Чтобы оправдать, почему им нужно уйти. Находят всему оправдания при помощи логики. Все так - потому что вот как! Они и не догадываются, что можно не искать причины и предпосылки для подсознательных, уже подсознанием принятых и решенных действий в окружающем их мире, в людях, с которым контактируют. Они не понимают - как сильно при этом на Тех давят. Я принял решение уйти - а теперь ты либо останови меня, либо подтолкни, либо промолчи! Посмотрите Ковбой Бибоп и поймите как можно дружить не ограничивая свободу друг друга! Христос был сильным человеком, хоть и предлагал подставлять другую щеку. Это его выбор, и он так шел до конца. Сильный - тот, кто выбирает свой путь и идет до конца. Это только слабаки вечно твердят об ошибках. Есть много людей, настолько покалеченных жизнью, что им просто тошно смотреть на таких, “ошибавшихся”, на подобных “уставших”. На тех, кто уходит. Зачем приходил? Что-то поменялось? Твое настроение? Теперь считаешь иначе? Вот у меня такая мать, она всегда твердит о том, что ошибалась когда-то. Я понял, что отличает меня от Сибо. Она - милое животное, которое может уснуть с тигром, не думая, что тот может её съесть. И мне это нравится! Но я - Человек. Не из тех, что вечно пытаются предсказать свое будущее и этим превращают себе жизнь в ад, и в ад превращают другим! Я - из Тех! Сильный не меняет своего решения, если видит как поменялись условия. Не мир его меняет под себя и заставляет мотаться маятником от надежды к безнадеге, он сам меняет мир вокруг себя! Сибо увидев безнадегу масштаба страны закроется с любимыми ею людьми и не только людьми в особняке на Кавказе и выставит на втором этаже подругу с пулеметом - на случай если кто пойдет по дороге к ним, чтобы встретить его. И - плевать на всю страну, на весь мир! Я попытаюсь эту Страну, этот Мир изменить. Чтобы большая буква была не напрасной. Твердый знак убрали - и Русь стала Россией. А теперь уже Россия стала рашкой. Хоть большую букву Оставьте!

Достало уже, что путают нас…

— Всех не исправить. Зачем пытаться делать подобные глупости? Это броуновское движение умов и сердец.

— Тебе не нравится сайт? Ты зачем приходила? Тебе не нравится страна? Ты зачем рождалась в ней? Ты мыслишь масштабнее, крупнее категориями чем сайт страна и наш мир? Ты пишешь фэнтези, чтобы уйти. Забыть о мире и создать свои? Может не нужно переступать через труп? Может, он еще жив, но ты видишь смерть? А кто-то в тебе увидит смерть и переступит через тебя, покуда ты еще жива. И жаль упрекнуть, он просто крупнее категориями мыслил. Ты про любовь - а он хочет терраформинг на Марсе. Ты про зарождение любви из дружбы, а он про седьмой протокол. Ты скажешь - вещь не сравнится с жизнью?! Это шовинизм матерей. Это шовинизм всех людей. Может быть еще рано говорить о контакте с разумом чужим, пока для нас наши дети бескомпромиссно дороже наших вещей? Наших! Что уж говорить - чужих! Даже если для нас самих это так, мы можем обидеть Чужих, для которых есть мир Вещей, у которых есть души. И если на земле человека такого положат в больницу - то у них это норма. Ты мыслишь моралью, ты мыслишь громоздкими предков заветами в твоей крови, какая к черту разница, как и чем ты мыслишь - ты не поймешь другого, если он слишком сильно от тебя будет отличаться! А значит - обидишь, а значит - заставишь ответить тебе. Ты не поймешь и ответ, ты не поймешь, просто ты не поймешь его, и все.

***

— Ведь при этом, при всех попытках его понять ты будешь руководствоваться самим собой, своим мышлением или мышлением, навязанным тебе человечеством. Оно не одно их много они все похожи хоть и разнятся, на первый взгляд катастрофически ты будешь руководствоваться примерами других людей из книг статей по психологии философии и много по каким бредовым дисциплинам…

Но сможешь ли ты понять этого человека, если он сам себя понять не в состоянии, по крайней мере, пока, а может даже и не пытался!

Про людей, живущих в голове у меня, да и у другого человека, это личности… Нет, это куски дефектные куски личностей тех людей, с которыми я общался которых знал пусть даже они уже мертвы пусть даже умерли задолго до моего рождения и тех людей, да и не только их, которые никогда и не существовали вроде… Но ведь с каждым из них можно пообщаться, каждому задать вопрос и получить ответ, но этот ответ тебе даст не этот человек, а тот его вариант что живет в твоей голове в твоем сознании. Это все то, что ты знал об этом человеке, это отнюдь и не он может быть, по крайней мере, этот человек тебе вполне мог дать другой ответ в разных условиях, в другой ситуации, и задай этот человек сам себе подобный вопрос, он получил бы другой ответ, а может и похожий.

Так можно воссоздать личность человека из своих воспоминаний, или из книг, что он написал, или из любых произведений, что он создал. А можно и личность живого человека в общении с ним, мало того - все мы этим занимаемся автоматически, когда общаемся с кем-то, если он, хоть чуть нам интересен мы пытаемся понять что он за человек… но…

Все равно это не он.

Это он в нашем понимании, сознании, в нашей голове!

Ты никогда не поймешь до конца, что это за человек - все субъективно…

И он сам не поймет кто он по той же причине.

И нет объективного свидетельства о нем, нет, все объекты существуют лишь в нашем сознании.

Ложка не расскажет тебе, что это за человек, сколько ты не проси ее, хотя может и рассказать - способность одушевлять все вокруг одна из способностей людей.

И сам он о себе не расскажет, хотя бы потому, что сначала сам это понять должен.

Люди считают, что за человека говорят его поступки.

Что они определяют кто он.

Редко слышу подобную ересь.

Поведение человека может быть ЛЮБЫМ!

Оно может быть навязано его сознание его волей чужой волей его инстинктами обстоятельствами чем угодно!!!

По поведению можно много сказать о человеке, учитывая, что большинство людей стремятся контролировать свое поведение, вне зависимости хотят ли они *быть самими собой* или делать то, что должны или поступать правильно и не допускать ошибок, о которых потом будут сожалеть.

Что бы ни вело человека - его мечты желания и стремления.

Его цели…

Его инстинкты…

Правила социума, которые он принял, будь то мораль или законы.

Да что угодно, делай он что осознанно или бессознательно последнее, что можно сказать про человека, это что он то, как он поступает.

— Хи-хи, хи-хи, поступает? - Зацепилась за слова я. - Сейчас я Поступлю!

'Птыщ!'

— Достоевский! - Чирикнул воробей из гнезда часовой кукушки и спрятался там, закрыв за собой миниатюрную дверцу.

— Ад говорите? Достал меня ваш трусливый ад, мой ад - у меня внутри и вы его еще никогда не видели, и сейчас я вам его продемонстрирую! - Кричала я, входя в неистовство.

'Птыщ-птыщ!'

— Может, хватит стрелять в воздух? - Спросила меня Астра, не отрываясь от экрана. Она кому-то там что-то в личку странно так писала.

— А что уже надо по людям? - Спросила ошарашенная я.

— В сценарии этого нет. - Ответила еле слышно Астра. Она сложила нетбук и провела пальцем по его крышке. - Пыльный. - Сказала она и чихнула.

Астра хитрая, она хочет, чтобы её слушали, и поэтому говорит еле слышно, даже когда все вокруг орут и палят в воздух, не заткнешься - не услышишь, вот хитрюга!

***

— Шестьсот баксов. - Сказала хитрая харя.

— Шестьсот. - Ответила я. - Отсюда и до острова пять километров.

— Шестьсот, с каждого!

— Ага-ага, за пять километров по ровной гладкой, - показываю рукой, - воде на твоей дырявой лодочке, шесть сотен с человека, а ты не ебанулся приятель?

— Тыща баксов. - Говорит приятель и расплывается в улыбке.

— Хорошо тыща. - Говорю я, достаю пистолет и приставляю ко лбу. - По две штуки пули покупала, Богом клянусь! Сколько всадить?

— Руссо туристо… - Замечает Астра, не отрываясь от дисплея. - Паблико морале…

— Руссо!? - Кричит эта лиса и быстро соглашается на триста.

Мы нашли настоящего туземца. Он говорил по-фински и мазался кремом от загара, как шампунем. Мы долго гадали, как его назвать, и наконец, придумали.

— Нарекаем тебя, отныне ты Хмуренький Лось!

Хмуренький Лось смотрел на нас с обожанием. Еще бы, ведь мы снабжали его алкоголем.

'Так они были правы!', - скажете вы. ‘Еще как!’, - отвечу вам я, не смутившись. Алкоголь - друг туземца повсеместно, это вам не враки какие-то!


— Это суть Экзистенции милая моя Сайори! Скажи мне, почему дерьмо обязательно существует? Правильно! Потому что любого кто в этом усомниться попробует, мы возьмем за шкирку и ткнем в кучу настоящего дерьма мордашкой! И пусть он потом скажет, что дерьма нет! Это Экзистенция! Твой ад - реален, так как ты можешь взять любого за шкирку и ткнуть в него мордашкой!

— Ты про мои кошмары шкаф? - Спросила сонно Сайори, растирая чешущееся пятно на лбу стволом пистолета. Глаза ей было открывать лень.

— Им-мен-но! Мордашкой-мордашкой!

— Чего? - Сонно не поняла Сайори. Шкаф растянул рот до ушей и прохрипел злобно и в то же время как-то радостно-пискляво:

— Ебашить-ебашить!

— Ты обкурился? - Спросила голая девушка говорящий шкаф.

— Их ада нет, твой ад - реален! А знаешь, знаешь почему? - Спросили болтающиеся дверцы шкафа.

— Почему? - Спорить ей не хотелось. В общем, та Сайори, что я наблюдала в треснувшем зеркале моей памяти, была лишь бледной копией всегда пышущей энергией и дерущейся с врагами больной отчизны Меня Настоящей!

— Я знаю!!! - Вскричала я, чтобы только прекратить это безобразие. - Потому что Ноно Рири, она, она!..

Но они меня конечно не слышали. Из реальности-то этой глухой не докричаться до преисподней. А до этого куска мяса в астрале и подавно. Он глух и нем к нашим мольбам на самом-то деле, а ему церквей повсюду понастроили, жуть какая-то.

Из шкафа на радостях, а может и из-за перенапряжения посыпалась посуда. Воздух в комнате наполнился осколками, которые разлетаясь в разные стороны, порождали дикий танец света. ‘Столько хрусталя!’, подумала я, ‘и некому из него кушать, вот так всегда у людей, у одних всего навалом, у других нема, все болтают о том - как надо жить, как все обустроить, что и как да почему, а мне тошно, потому, что дети в Африке все еще голодают, были бы у меня ресурсы ваши - все решила бы одним махом!’

А шкаф тем временем моему прошлому все объяснил на пальцах:

— Их ада не существует, потому что они не могут его никому показать! А ты можешь!

Та Сайори устало села на ковер и, зевнув, заснула. Я же подумала вслух:

— И этот под статью меня прошлую подводит!

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий