Осколки(W.i.t.c.h.)

Описание : В детстве нам всегда говорят, что жизнь не такая, какой мы ее видим и всегда говорят, что нам надо измениться и быть другими. Но нельзя просто так ломать чужие крылья. От автора: В этом фанфике не слишком много любовных приключений, но я думаю, что он найдет отклик в душе любого человека, который хоть раз страдал из-за того, что он не такой как все.

 




***

Сьюзан открыла глаза, и ослепительно яркий свет хлынул в них неудержимым потоком. Она сощурилась и поднесла руку к лицу, чтобы унять острую боль от света, и попыталась подняться, опираясь на локти, когда глаза чуть освоились с нагрузкой. Было прохладно, но воздух был совершенно неподвижным, таким он не бывает даже в полностью закрытом помещении. На сколько хватало взгляда, простирался белый бесконечный простор, словно она была окружена тысячей солнц, закрывающих небо, землю и горизонт. Пространство, в котором находилось Сьюзан, выглядело совершенно безжизненным и в то же время непонятно заполненным. Она никогда не чувствовала ничего подобного.

Женщина с трудом встала - тело отказывалось ей повиноваться, будто оно стало чужим и теперь делает ей одолжение, позволяя воспользоваться собой для движения. Она оглянулась, но то, что она видела перед собой, она увидела и во всех остальных направлениях - только свет, свет, бесконечный свет.

— Где… я? - проговорила она и ужаснулась своему голосу, настолько он был чужим и незнакомым.

— Не стоит бояться, - внезапно прозвучал ровный и удивительно умиротворяющий мужской голос из-за ее спины, - для тебя, все самое страшное уже позади.

Сьюзан застыла, понимая, что когда она только что смотрела в направлении, откуда прозвучали эти слова, там совершенно никого не было. Она осторожно обернулась и не смогла сдержать удивленного вздоха, настолько она была шокирована увиденным. Перед ней стоял ангел. Высокий, на голову выше ее самой, его идеально правильное лицо было увенчано длинными, белоснежными волосами, спускающимися на плечи и исчезающими где-то за спиной. Сильная фигура, свободные белые одежды и… крылья. Белоснежные, словно облака в яркий летний день, тысячи перьев сплетались в причудливый узор, образуя два огромных крыла, красиво расправленные за спиной этого волшебного создания. Они казались сильными и нетерпеливо подрагивали, словно каждую секунду готовые поднять своего хозяина ввысь.

— Что… - выдохнула Сьюзан, не в силах сдвинуться с места.

— Не бойся, - ангел сделал шаг и протянул к ней руку, - сейчас ты все поймешь.

Теплое, удивительно воздушное прикосновение белых пальцев на плече - и свет на мгновение стал еще ярче, это свечение стало просто невозможно терпеть. Сьюзан зажмурилась, но тут же свет ушел, оставив только плавающие цветные круги перед глазами.

Женщина поняла, что стоит на холодном кафеле в каком-то незнакомом помещении. Ее слух начал вылавливать какие-то далекие звуки, голоса. Перед ней была кушетка, на которой лежала женщина, а рядом с ней суетилось множество людей в белых халатах.

— Уже почти все, еще немного! - сказал один из людей в халатах, и его голос показался каким-то глухим, будто в уши Сьюзан была набита вата.

Сьюзан в испуге обернулась и увидела рядом с собой ангела, на этот раз стоявшего со сложенными крыльями, но выглядевшего не менее величественным. Не успев осознать, что происходит, Сьюзан услышала громкий детский плач, и увидела, как женщине, лежащей на кушетке, протягивают крохотное тело новорожденного ребенка.

— Сьюзан… - сказала мать, глядя на своего малыша.

— Это… - недоуменно вскрикнула Сьюзан, повернувшись к ангелу.

— Это - твоя мать и твое рождение, - спокойно сказал ангел, глядя на счастливую мать, любящими глазами смотрящую на своего ребенка.

— Но как… это возможно? - спросила Сьюзан, удивленно вглядываясь в черты женщины и узнавая знакомые, но более молодые линии, чем те, которые она знала в детстве.

— Ты все узнаешь, - спокойно ответил ангел и снова коснулся ее плеча своим воздушным прикосновением.

Опять свет. Они стоят в маленькой комнате простой квартиры, с бедной мебелью и потертым ковром на полу. Сьюзан знала это место, это был ее дом - здесь она провела все первые годы своей жизни. Невероятно знакомое ощущение нахлынуло на нее, заполонив сердце странной тревогой.

— Жениться на тебе было самой большой ошибкой в моей жизни! - Сьюзан только сейчас заметила двух людей, стоявших в коридоре. Этот голос она хорошо помнила, он принадлежал ее отцу.

— Если бы я знала, какой сволочью ты окажешься, я никогда бы не позволила тебе этого сделать! - это была ее мать.

Где-то за дверью в другую комнату слышались детские всхлипы. Хлопнула входная дверь - отец ушел. Мать выругалась, яростным движением скидывая книги с ближайшей полки, и пошла прямо на Сьюзан, радом с которой все так же спокойно стоял белоснежный ангел. Сьюзан вздрогнула, но потом поняла, что яростный взгляд ее матери направлен на дверь в детскую, а не на нее и ангела, стоявших рядом.

— Она не может нас видеть, - спокойно сказал ангел, отрешенно наблюдая за женщиной.

Мать ворвалась в детскую и застала маленькую девочку в простом платье, лежащую на кровати в обнимку с плюшевым медведем, подаренным на какое-то рождество ее отцом.

— Это все твоя вина! - закричала мать, указывая пальцем на испуганного ребенка, - Это ты погубила мою жизнь! Если бы не ты, я была бы свободной!

Желая выместить злобу, она схватила плюшевую игрушку, вырвав ее из рук отчаянно цепляющегося за мягкую ткань ребенка.

— Он тебе не отец! - закричала мать и с грохотом распахнув маленькое окно, выбросила медведя с четвертого этажа под дождь и ветер.

Сьюзан, зашедшая в комнату следом за ангелом, стояла, прижав левую руку к груди, а второй закрыв рот, чтобы подавить начавший зарождаться крик. Ангел безмолвно окинул взглядом зашедшегося в рыданиях ребенка и протянул руку к плечу Сьюзан.

Свет. Снова та же квартира, но уже другая мебель. Таким Сьюзан запомнилось это помещение больше всего, таким, она видела его в последний раз. Мать и уже взрослая дочь, одетая в школьную форму, сидят на диване. На глазах у молодой девушки, серебрятся слезы.

— Как ты не поймешь! Он тебе не пара! - гневно кричала мать, на голове которой уже начали пробиваться седые волоски.

— Но мама… я люблю его… - еле слышно прошептала девушка.

— Любишь?! Да что ты можешь понимать в любви! - мать ударила кулаком по ручке дивана, - я тоже думала, что это любовь, и посмотри где я сейчас. Нет! Этому бывать! Ты выйдешь замуж за успешного человека, а не за этого неудачника!

— Но… - соленые капли падали на темную юбку.

— Я сказала - нет!!! Ты не станешь женой сына водителя автобуса! Иначе я выгоню тебя из дома. Иначе ты мне не дочь!

Сьюзан с болью смотрела на себя в юности, вспоминая все страдания и кошмары, который ей довелось пережить в тот момент. Недоуменно, словно прося пощадить ее, она подняла глаза на ангела, неизменно стоящего за ее спиной, а тот уже тянул руку к ее плечу.

Свет. Сьюзан стоят в месте, которое ей было знакомо, как никакое другое - это был ее офис, место ее работы. Ведомая установками своей матери, она вышла замуж за успешного человека, смогла окончить университет и стать директором в крупной компании.

— Я рассталась с Бобом тогда, - мертвым голосом проговорила Сьюзан, обращаясь к белоснежному ангелу, снова оказавшемуся за ее спиной, - потому что он был сыном водителя автобуса…

Ангел посмотрел на нее, но не сказал не слова, снова поднимая взгляд к массивному столу, стоявшему по середине кабинета.

— Мама! - закричала маленькая девочка, лет десяти, радостно вбежавшая в главную дверь.

— Вилл… - проговорила Сьюзан, стоящая рядом с ангелом и сделала шаг навстречу девочке.

— Ох, Вилл, ты опять здесь? - ответила женщина сидящая за столом, - я же сказала тебе играть в комнате для детей и не мешать мне работать.

— Да, но посмотри, - рыжеволосая девочка протянула маме что-то в крошечных ладонях, это был маленький резиновый лягушонок, - няня в низу, сказал, что я могу взять его себе! Правда он милый?!

— Я же сказала - мне некогда! Когда ты перестанешь приставать ко мне со своей ерундой! Ну что за ребенок! Сейчас же иди в низ и жди меня, нечего тебе разгуливать по зданию - ты мешаешь людям работать. Я взяла тебя сюда только потому, что твоя няня не смогла придти сегодня приглядеть за тобой.

Девочка опустила голову и, крепко сжав резинового лягушонка, от чего тот жалобно пискнул, повернулась к двери, чтобы уйти. Сьюзан, стоявшая рядом с ангелом, увидела блеск слез, навернувшихся на глаза девочки, когда та вышли из комнаты и закрыла за собой массивную дверь.

— Я… у меня ведь тогда был годовой отчет! - Сьюзан повернулась к ангелу, лицо которого внезапно стало суровым.

Он покачал головой, и женщина в который раз почувствовала воздушные пальцы на своем плече.

Свет. Их дом. Сьюзан помнила этот день - она вернулась с работы и застала гостиную в нестерпимом беспорядке, хотя четырнадцатилетняя Вилл должна была все убрать сегодня.

— Что это такое?! - Кричала она на свою дочь, стоявшую у входа в свою комнату.

— Что?! - Зло ответила девочка.

— Я же сказала тебе все убрать! Думаешь мне приятно возвращаться в такой свинарник! Я зарабатываю деньги, почти все время провожу на работе, а ты? Чем ты меня благодаришь?

— А думаешь, мне приятно, быть все время одной?! Думаешь мне приятно постоянно переезжать с места на место?! Зачем мне нужны твои деньги?! Я тебя ненавижу! Ненавижу!!! - девочка плачет и хлопает деревянной дверью своей комнаты.

На глаза Сьюзан навернулись слезы, когда она повернулась в сторону ангела.

— Зачем ты мне все это показываешь? Зачем ты меня мучаешь? - Сказала она сквозь слезы, закрывая лицо руками.

Ангел продолжал холодно смотреть на дверь в комнату рыжеволосой Вилл, из-за которой доносились глухие рыдания, и не глядя коснулся пальцами плеча Сьюзан.

— Сейчас ей шестнадцать, - это были первые слова, которые произнес ангел после долгого молчания, - ты помнишь?

Сьюзан открыла заплаканные глаза и снова увидела себя, возвращающуюся домой с работы, на этот раз раньше, чем обычно. Ее сердце сжалось. Да, она помнила этот день и помнила, как дорого она готова была заплатить, чтобы навсегда стереть его из своей памяти. Вот она бросает сумку на диван, снимает обувь проходит в гостиную, наливая себе стакан сока из графина.

— Вилл? - позвала женщина, - Где ты?

Она проходит дальше, подходит к двери и открывает ее без стука. Стакан выпадает ее рук и разбивается о пол, когда она видит свою дочь, сидящей на кровати в объятьях своей подруги. Она и светловолосая девочка - Корнелия, с которой Вилл училась в Хиттерфилде в одном классе с первого дня, сидят, прижимаясь друг к другу стройными телами, и их губы… их губы сомкнуты в поцелуе. Несколько секунд, девушки все еще не отрывались друг от друга, настолько захваченные страстью, что даже не заметили звука бьющегося стакана. Дикий ужас отразился на лице Сьюзан в тот момент.

— Нет… - прошептала она, - Нет… Нет, только не моя дочь!!!

Девушки разомкнули объятия, испуганно глядя на пришедшую в ярость женщину.

— Вон! - прошипела она сквозь зубы, яростно глядя на Корнелию. - Вон из моего дома!

Корнелия испуганно посмотрела Вилл, и та чуть толкнула ее, как бы говоря, что той и правда лучше уйти. Светловолосая девушка быстро оделась и покинула дом, оставив мать и дочь наедине. Сьюзан ударила Вилл по лицу. Она не могла поверить в то, что ее дочь оказалась грязной извращенкой… На следующий день она забрала документы из школы Хиттерфилда и собрала вещи. Они переехали в другой город на другом конце страны. Она находила, читала и сжигала все письма, которые Вилл писала своей подруге в ее маленький городок. Она приходила в ярость от сознания того, что в голове ее дочери все еще живет этот ужасный порок. Она хотела самого лучшего для своей дочери, хотела, чтобы та выросла успешным человеком, найдя себе достойную пару. И чем ей отплатила ее дочь? Она стала грязной лесбиянкой!

Сьюзан плакала, ревела, опустившись на дорогой ковер в гостиной. Ангел, белоснежные волосы которого шевелились на несуществующем ветру, стоял, глядя на нее сверху вниз.

— Ты помнишь, что было дальше? - холодно спросил он, но Сьюзан лишь продолжала плакать, утирая слезы ладонью.

Свет. Больница. Палата. Стены обиты мягким материалом. По середине маленькой комнатки стоит небольшая кровать с мягким матрасом, на которой в неестественной позе лежит человек.

— Ты не видела этого, - произнес ангел, - ты не захотела навестить ее хотя бы один раз с того момента когда она попала сюда.

Сьюзан поднялась, утирая слезы, и с тяжёлым предчувствием обошла кровать. Рыжие, очень коротко подстриженные волосы были грязными и спутанными. Карие безжизненные глаза смотрели в одну точку, бледная кожа, уже несколько лет не видевшая солнца, руки, связанные сзади тканью смирительной рубашки.

— Она стала такой, после того, как ты на несколько лет заперла ее дома, боясь, что она сбежит. Ей уже нельзя было помочь, - голос ангела был тихим.

— Почему?.. - Сьюзан подняла тяжелый, полный нечеловеческой тоски взгляд на ангела. - Зачем ты показываешь мне все это?!

Она была на грани истерики, не способная выдержать увиденного.

— Ты умерла, Сьюзан, - холодно, без оттенка эмоций сказал ангел, чуть расправляя огромные крылья, - от рака, через пять лет после того, как Вилл попала сюда, в психиатрическую лечебницу.

— Почему-у-у-у-у?!!!! - кричала Сьюзан пытаясь схватить свою дочь за плечи, но ее руки проходили сквозь неподвижно тело.

— Ты не в аду, Сьюзан, хотя по вашим меркам ты его, несомненно, заслужила. - Ангел отвернулся, поворачиваясь к маленькому, закрытому решеткой окну. - Нет ни ада, ни рая.

Женщина сползла на пол, свернувшись калачиком на холодном полу.

— Хоть твое тело уже мертво, твоя душа продолжит жить, возродившись в другом теле, - он поднял руку, и палата исчезла, уступив место яркому сиянию, которое они видели в самом начале. - Но каждая душа приходит в этот мир, чтобы чему-то научиться. Та боль, которую ты причинила своей дочери, будет навсегда жить в твоей душе, оставаясь бесценным опытом на ее просторах. Я - ангел искупления - должен был указать твоей душе на ее ошибки, чтобы в тот момент, когда в будущих жизнях она захочет повторить их, внутри нее возникло глухое тревожное ощущение, ты ведь знаешь, о чем я говорю? Любой человек время от времени чувствует, что сердце говорит ему “ты поступаешь неверно” и отзывается странной болью. Эту боль ты чувствуешь сейчас.

Ангел подошел к Сьюзан, все еще лежавшей на земле, и сильными руками поднял ее на ноги. Он обхватил ладонями ее лицо и заставил женщину посмотреть себе в глаза.

— Твоя мать лишила тебя счастья лишь потому, что считала, что сын водителя автобуса не может дать тебе его.

Он отпустил мягкое тело, но Сьюзан не упала, неуверенно сохраняя равновесие.

— Ты лишила свою дочь счастья, считая, что любовь девушки к девушке - это болезнь. Но это не так.

Он отошел на несколько шагов, расправляя великолепные крылья.

— Любовь не может быть болезнью. Потому что только любовь способна дать душе крылья.

Он вновь подошел к Сьюзан и, наклонившись к самому ее уху, прошептал:

— Мы не в праве ломать чужие крылья… - с этими словами он медленно поднял руку и коснулся пальцами плеча женщины.

Свет вспыхнул яркой вспышкой… и превратился в нескончаемую, ровную бесконечность.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий