Сумерки

 


Сумерки

Вокруг стронциановой ауры лампы

Реют Сатиры

Кувыркаются Аполлоны

И Минотавры

Бьют в крыльев литавры

Лавры

Сумерки темно-розовых плеч

Африканки в брызгах петуний

Платье прозрачности

Терпкого ветра

Фетра плывут корабли

Седооких богатых мужчин

По аллеям стесненного

Штормом сирени

Английского парка

Жарко

Фигур антрикотовых тени

Льют заплетая холодные нитки

Атласных фонтанов

Кранов головки откручены

Рвется вода

Из оранжево-красного

Горла пылающей жажды

Каждый иероглиф

Разгоряченного тела

Прозрачных метафор и

Тайных случайных желаний

Томится

Чтица иронических мантр

Анатомии черных квадратов

И прокуратор

Торговец газетною бязью

И крепдешином

Пьют из стакана

Впиваются в сложный состав

Серебристого рая

Пьют от прилива Луны

И ее меланхолий

Играя на черно-белом

Малословный малаец

Путает пальцы и имена

Женщин их танец

Пахнет опиумом

Желтых домов и медовых

Кварталов

Порталов могучие торсы которых

В экзотике мускулатуры

И манекенов прохладная

Тупость украшена мануфактурой

И бриллиантовой сыпью

Пью воробьи из асфальтовой

Лужи черную влажность

Хвостатый киллер забыв про

Важность их взял на мушку…

Пешку глотает карман

И за турою слежка

И два офицера приставлены

К бюстам дам

Кружева коих готичны

как Нотр-Дам

а рельефы - холмы Саксонии

Стонет голодный повар

ночных забав

Визжит и слюнится

с обложки обойных журналов

фотограф-монах

аналов трубоподзорных

отборных клубник ягодиц

Шпиц

проезжающих мимо

коней на шинах

смеряет зубастым визгливым

аршином

В кувшином жерле

горят тюльпаны развив

тюрбаны

Тигровых лилий зевают

пасти

Нарциссов страсти

в зеркальной власти

Дрожат тычинки соря

пыльцою

И вздох настурций

каллиграфичен

И сельдерея скромный

Малахит

Хит древний

Врывается в раковины

Ушных турбин

Эпиталама окрыленных мужчин

И ор флердоранжевых дев

И женщин-тигриц

И птиц

Лиц светятся абажуры…

И вкруг сиреневой ауры их

В ажурном барокко

Кувшинок лампы

Тают Электры Фебы и

Клеопатры

Вспыхнув однажды

Дважды часы измеряют

пространство

И время порывисто двигаясь

как марионетка

вдруг обрывается

падает

И наступает на шлейф

безучастного бденья

Древняя

в каплях жемчужного света

Ночь.


Январь 2003

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий