Против Социализма и за Капитализм с Человеческим Л

Аннотация. Уважаемый Читатель ! Благодарю Вас за то, что удостоили вниманием мою книгу !

 


5. Эпштейн Шмуэль .

Против Социализма и за Капитализм с Человеческим Лицом !



Аннотация.

Уважаемый Читатель !

Благодарю Вас за то, что удостоили вниманием мою книгу !

Уважаемые господа !

Хочу представить вам 15 моих электронных книг :

Я выложил в свободный доступ 15 моих электронных книг, Мою книгу в отсканированном виде : “Цивилизация !!! или Сверхрабство ???”, Диаграммы к теме : “Даёшь Капитализм с Человеческим Лицом !” в отсканированном виде ( Сама эта тема - Даёшь Капитализм с Человеческим Лицом -

( см. в конце темы ссылку на диаграммы ).



1. Эпштейн Шмуэль .

Против НМП и ГТЧ и за ПМВСИ в СГУ ! (НМП - Новый Мировой Порядок, ГТЧ - Глобальная Тоталитаризация Человечества, ПМВСИ - Принцип Максимально Возможной Свободы Индивида, СГУ - Система Государственного Устройства ).


2. Эпштейн Шмуэль .

Против ЮЮ и за Саммерхилл !

(ЮЮ - Ювенальная Юстиция, Саммерхилл - это Свободная Школа в Англии ).



3. Эпштейн Шмуэль .

Против Государства Израиль и Массового Уничтожения Израильских Детей !

4. Эпштейн Шмуэль .

Против ПСШО и за ССШО !

(ПСШО - Принудительная Система Школьного Образования и ССШО - Свободная Система Школьного Образования ).


5. Эпштейн Шмуэль .

Против Социализма и за Капитализм с Человеческим Лицом !



6. Эпштейн Шмуэль .

Против ИИММДБС и за ИМДБС !

(ИИММДБС - Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система, ИМДБС - Идеальная Мировая Денежно Банковская Система ).


7. Эпштейн Шмуэль .

Против Уничтожения России и за её Возрождение !


8. Эпштейн Шмуэль .

Против Представительства, Власти Государства над Народом, за Прямое НародоВластие и за Власть Народа над Государством !



9. Эпштейн Шмуэль .

Против Профанации Правосудия и за Истинно Народный Суд !



10. Эпштейн Шмуэль .

Против Принудительной и Послушной Психиатрии, Пересадки Человеческих Органов, Абортов и Наркоторговли !

11. Эпштейн Шмуэль .

Против всех налогов и за Единственный Легитимный Налог - Налог на Землю.

12. Эпштейн Шмуэль .

СВОБОДОЛОГИЯ - Наука всех Наук о Человеке и Человеческом Обществе !

13. Эпштейн Шмуэль .

Еврейский вопрос.


14. Эпштейн Шмуэль.

Идеальное Государство.




Эти книги составлены следующим образом.

Все мои темы с моего личного подфорума в politforums.ru :

Цивилизация или НМП -

http://www.politforums.ru/civilization/

я распределил по

нескольким большим темам, расположил все темы, к ним относящиеся, в хронологическом порядке и выбросил всё лишнее. Каждая из этих больших тем и представляет из себя одну из электронных книг. Таким образом, есть возможность проследить за эволюцией, оттачиванием моих идей и рождением новых идей. Чему, кстати, очень способствовало само моё участие в форумах и дискуссии на них. За что я выражаю мою глубокую благодарность всем моим оппонентам !


Если Вы, Уважаемый Читатель, после прочтения моих книг сочтёте мою борьбу с НМП, Мракобесием и Сатанизмом ценной, важной, полезной, необходимой, разделяете мои взгляды и при этом у Вас есть реальная возможность поддержать меня в моей деятельности, чтобы она стала ещё более эффективной, то прошу выслать на имя моей жены ( Irena Kosenko, Ness Ziona, Israel ) через Western Union

любую сумму, которую Вы считаете возможным выслать. Код перевода прошу

сообщить на мой E-mail :

s210748@gmail.com

Ирины : на E-mail и

irenakosenko@gmail.com

или по телефону : 972(код Израиля)502169957

или по телефону : 972526723523

Если у Вас нет такой возможности, я ни в коем случае не буду в обиде : читайте на здоровье и распространяйте среди друзей ! Этим Вы окажете неоценимую поддержку Нашему Общему Делу !

Хочу заранее оговорить, во избежание недоразумений : спонсирование моей деятельности ни в коем случае не даёт права спонсору оказывать на меня какое бы то ни было давление !

Обещаю всем моим спонсорам высылать мои публикации с новыми идеями и предложениями !

Разрешаю копировать, переводить на иностранные языки и распространять все мои тексты без ограничений, но только без искажений и со ссылкой на первоисточник ! С глубоким уважением !

Эпштейн Шмуэль.



ПЯТЬ ПРИЧИН ТЯГИ ЛЮДЕЙ К СОЦИАЛИЗМУ !

25.04.2009 в 18:48

1. Запрограммированность людей быть рабами. Главную причину этой запрограммированности я вижу в специфической принудительной системе образования. Эта ПСО воспитывает людей таким образом, что в большинстве своем они теряют собственное лицо, им нужно, чтобы кто-то о них заботился: хозяин бизнеса, предприятия или государство. Ради этого они готовы стать рабами этой системы. Отсутствие образования тоже плохо. Необходима правильно организованная свободная система образования. 2. Очень большая проницательность с одной стороны без ясного понимания того, что происходит, с другой. К этой группе относятся антиутописты : Буажильбер, Кафка, Оруэлл и другие. На эту идею меня натолкнуло чтение статьи “Ротшильды” Е. А. Соловьёва в серии ЖЗЛ Павленкова ( 1894 год ). Вот выдержка из этой статьи. “Другая утопия, ещё более грандиозная, чем утопия Гейне, изобретена Буажильбером. Его книга ”Конец цивилизации“ смело может быть названа одной из самых меланхолических книг, когда-нибудь выходивших из под печатного станка. Она вся продиктована ужасом перед торжествующим ходом капитализма, перед грандиозным ростом миллионных состояний. Капиталы постепенно сосредотачиваются в одних руках. Мелкая промышленность, мелкая торговля исчезают. Могущественные банкирские фирмы властвуют над миром, готовые, однако, ежеминутно поглотить одна другую. Чем же кончится всё это ? Тем, отвечает Буажильбер, что в конце концов весь мир будет подчинён одному капиталисту, архимиллионеру, живущему в золотом дворце. Буажильбер разумел в данном случае потомка Ротшильдов.” ( книга Буажильбера вышла в 1890 году ). Раньше я думал, что эти антиутописты против социализма. На самом деле нет. На примере Буажильбера и Оруэлла видно, что они в этих эксцессах обвиняют капитализм, а альтернативу видят в социализме. Хотя Оруэлл, по видимому уже не знает, что лучше и описывает тоталитаризм безотносительно к социализму или капитализму. Но в то время такого понимания трудно было требовать. Только в XX веке Мизес и Ротбард объяснили, в чём именно состоит опасность мировой денежной системы, основанной на Центральных банках и неразменных бумажных деньгах, которая является мошенничеством в грандиозных масштабах. До них были только смутные догадки на этот счёт. Хотя плох не сам капитализм, а изуродованный капитализм, в котором мошенничество считается доблестью. 3. Склонность бизнесменов афёрного типа к социализму, так как они ясно понимают, что здесь таится неисчерпаемый потенциал манипулирования людьми и превращения их в рабов ( ротшильды, рокфеллеры, морганы ). “Дaйтe мнe yпpaвлять дeньгaми гocyдapcтвa, и мнe нeт дeлa дo тoгo, ктo coздaeт eгo зaкoны - ни дo нeгo, ни дo eгo зaкoнoв.” Maйep Poтшильд. “Нacтoящee opyжиe xpaнитcя не в apceнaлax бeзмoзглыx вoeнныx миниcтpoв, нacтoящee opyжиe xpaнитcя y мeня в бaнкe.” Джeймc “Якoв” Poтшильд. “Нет более прямого и надёжного способа захватить контроль над нацией, чем через её систему кредитования (через её деньги)”. Сэр Филлип А. Бенсон, президент ассоциации американских банкиров, 8 июня 1839. “Те немногие, кто в состоянии понять систему (чеков и кредитов), будут так заинтересованы в её возможностях или так зависимы от её услуг, что от этой группы можно не ожидать никакого сопротивления. Между тем, с другой стороны, большая часть людей будет неспособна по своему уровню умственных способностей понять огромные преимущества, которые капитал извлекает из этой системы, и они будут нести своё бремя, возможно, даже не подозревая, что эта система враждебна (что она наносит ущерб) их интересам”. Цитата из письма братьев Ротшильд, написанного из Лондона к одной банковской фирме в Нью-Йорк 15 июня 1863 года. “Капитал должен защищать себя всеми возможными формами, комбинируясь и используя законодательство. Возвращения задолженностей вообще необходимо требовать, но возвращения бонов и ипотечных кредитов нужно требовать, как можно быстрее. Когда по судебным процессам люди теряют свои дома и имущество, они становятся более уязвимыми и контролируемыми, и становится легче управлять с помощью твёрдой руки правительства, наложенной через центральную монетарную власть, под контролем крупнейших финансистов. Эта истина уже хорошо известна нашим надёжным людям, которые сейчас принимают участие в формировании финансовой империи, которая будет править миром. Разделяя массу избирателей на отдельные группы с помощью многопартийной политической системы, можем добиться того, чтобы они расходовали свою энергию, сражаясь в вопросах, которые, на самом деле, не имеют принципиальной важности. Таким образом, действуя осторожно и незаметно, можем добиться для нас всего того, что было так хорошо запланировано и так успешно реализовывалось”. Газета для банкиров США, 25 августа 1924. ( Цитаты взяты из книги Werewolf Те, которые велят ) Почему-то такие высказывания игнорируются политэкономами и политическими философами ? Очевидно, как малозначащие. Что, происходит ? Эти “люди”, фактически, кричат : “ Мы преступники против человечества. Если вы нас не остановите, мы обратим всю планету Земля в сверхрабство. А человечеству начхать, что его хотят обратить в рабство. Как будто так и должно быть. ” 4. Авторитарные личности ( Маркс, Скиннер ), для которых высший кайф - повелевать другими и склонных к теоретизированию. То есть, в обществе рабов себя они видят господами. 5. Ленин, Сталин, Гитлер - это такие личности, у которых стремление к власти затмевает все другие желания. Это ярко выраженные практики. Но главная причина, почему социализм побеждает по всем фронтам - это первый пункт : запрограммированность людей быть рабами вследствии специфической принудительной системы образования, принятой во всём мире.

25.04.2009 в 18:48

МОИ ОТВЕТЫ МАКСИМУ.Система предполагает под собой структуру и определенного вида связи. нарушение которых грозит разрушением системе. Поэтому любая система сама по себе имеет элемент принуждения. Ваши взгляды не менее утопичны чем взгляды Кампанеллы или Фурье. Это Вы совершенно верно отметили. Есть элементы принуждения и в моём проекте городка со ССО, смотритев форуме politforums.ru в рубрике Свободная земля :НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ !!! илиСВЕРХРАБСТВО ???МЫСЛИ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ.ОТВЕТ ВЛАДИМИРУ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ.В рубрике Всё обо всёмДИСКУССИЯ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ.http://narod.ru/disk/3726785000/Slavery%201%20-%2039.6%20MB.pdf.htmlНо эти элементы принуждения ни коим образом не касаются основного неотменяемого принципаПраво ребенка не посещать уроки, которые он не хочет посещать, не подвергается сомнению! Так как это его право не ущемляет ни чьей свободы! И этот принцип должен быть высечен золотыми буквами на афишной тумбе, стоящей в центре этого городка.Вообще не понятно, кто к какой стороне принадлежит и у кого отсутствует ясное понимание.Буажильбер видел опасность разрастания громадных состояний в геометрической прогрессии. Но он не понимал причины этого. А причина этого не в капитализме как таковом, а в искусственно изуродованной мировой денежно банковской системе, через которую эти супер мошенники приобретают постепенно власть над всей планетой.Прошу также прочитать мои темы в форуме politforums.ru в рубрике Свободная земля :MNENIE IZRAILTIANINA.EVREISKII BIZNES - MNENIE EVREIA.НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ !!! илиСВЕРХРАБСТВО ???ГИПОТЕЗА ОБ ОБАМЕ.СЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ.БЮРОКРАТЫ В ПОМОЩЬ или МИНИСТЕРСТВО ЛЮБВИ.ДЕДОВЩИНА В РОССИЕ И В ИЗРАИЛЕ.Либерализм, либертарианство, анархокапитализм, праксиология, персонализм, терминомика илиСВОБОДОЛОГИЯ !?ОТВЕТ ХАКАСУ О ПРАВИЛЬНОМ ПОНИМАНИИ СЛОВА “ВИСЕТЬ”.ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ О ВОЗМОЖНОЙ КАТАСТРОФЕ.Разговор с клиническим психологом, сотрудничающим с Идой Нудель.Открытое письмо к сыну и в редакции всех газет.ОБЪЯСНИТЕ МНЕ, ДЛЯ ЧЕГО В XXI ВЕКЕ НУЖНЫ: Свод законов, Институт судей, прокуроров, адвокатов, судебных секретарш ?http://narod.ru/disk/3726785000/Slavery%201%20-%2039.6%20MB.pdf.htmlТо есть, в несовершенстве законодательства, разрешающего мошенничество в гигантских масштабах.Буажильбер стал социалистом и популистом. Я предполагаю, что та же причина у А. Эйнштейна.Так это суть капитализма на институциональном уровне.Что такое институциональный уровень я не знаю, но уверен, что не в этом суть правильного капитализма.А в чем здесь проявляется стремление к социализму????Суть в том, что этим супер мошенникам выгодно разрастание и усиление роли госаппарата и тотальный контроль над гражданами через ЦБ. А это и есть социализм.Чего нельзя сказать о капиталистах производителяхтипа Форда - 1 или Билла Гейтса.Да собственно эти люди обслуживают систему, которая идеологически покоится на принципах либерализма. Либерализм либерализму рознь. Возьмите, например, либерала Канцлера и либерала М. Ротбарда - это две большие разницы.

Вследствии бана в Союзе правых тема перенесена на Свободную землю.Вследствии бана всех моих тем в Союзе правых, приглашаю всех моих оппонентов на Свободную землю.



КАНЦЛЕР ПРЕВРАЩАЕТ СОЮЗ ПРАВЫХ В ПОМОЙКУ ! ( это термин из его лексикона ).

leo971 писал(а):

>Спасибо -Sameps-хорошая и нужная информация

РАД ВСТРЕТИТЬ ЕДИНОМЫШЛЕННИКА.

“Я полагаю, что то значение, которое фрейдисты придают агрессивности, вызвано изучением семей и школ - таких, каковы они есть. Нельзя изучить собачью психологию, наблюдая ретривера на цепи. Не стоит и умозрительно теоретизировать по поводу человеческой психологии, когда человечество посажено на строгую цепь, создававшуюся поколениями жизнененавистников. Я утверждаю: в свободной атмосфере Саммерхилла проявления агрессивности совершенно не похожи на те, что характерны для школ со строгой дисциплиной”. (Саммерхилл - это школа-интернат со свободным посещением уроков в Англии).А. Нилл

monro1 писал(а):

>Эээ, обьянсните, что вы в данном случае понимаете под “социализмом”? А то тут и Ротшильд и Кафка и Гитлер…

Социализм - это когда всё якобы принадлежит народу, а на самом деле тому, кто держит руку на пульсе денежной системы тобщества.

Честер писал(а):

>Нувериность в своих силах, осознание собственной ничтожности, вот основная причина тянущая человека в болото социализма!

Полностью с этим согласен. А главная причина этого, думаю, в принудительной системе образования.

=svp= писал(а):

>sameps писал(а):>

>>1. Запрограммированность людей быть рабами. Главную причину этой запрограммированности я вижу в специфической принудительной системе образования.

>>>Ну, даже если следовать вашей логике, то мы сейчас живём при развитом социализме, а я что-то его не вижу.

Фактически, это и есть социализм, только рядящийся в шкуру свободного рынка и демократии.

>>sameps писал(а):>

>>3. Склонность бизнесменов афёрного типа к социализму, так как они ясно понимают, что здесь таится неисчерпаемый потенциал манипулирования людьми и превращения их в рабов

>

>>. Авторитарные личности ( Маркс, Скиннер ), для которых высший кайф - повелевать другими и склонных к теоретизированию. То есть, в обществе рабов себя они видят господами.>>5. Ленин, Сталин, Гитлер - это такие личности, у которых стремление к власти затмевает все другие желания. Это ярко выраженные практики.>>Но главная причина, почему социализм побеждает по всем фронтам - это первый пункт : запрограммированность людей быть рабами вследствии специфической принудительной системы образования, принятой во всём мире.

>>>Касательно Маркса, то он скитался по странам, во многих ему, мягко говоря, были не рады, так что государем он себя не видел, если б не Энгельс, то Маркс до 1867 мог и не дожить.>Ставить Ленина в один ряд с Гитлером было бы смешно, если бы не так грустно. Цели, средства, возможности, да вообще всё, разительно отличаются.>К Ротшильдам и Ко. Вы описали “5 причин тяги к социализму” для 300, а то и меньше, человек. При чём здесь все люди- не понятно.>>Честер писал(а):>

>>Нувериность в своих силах, осознание собственной ничтожности, вот основная причина тянущая человека в болото социализма!

>>>Сказал-как отрезал, даже не знаю как возразить!!!

Потому что нечего возразить.

>>Честер писал(а):>

>>Коммунист? Ха, что такое школа тебе и не в домек!

>>>Конечно, нас выращивают как картошку или капусту и сразу на завод- работать!!!

Вот это абсолютная истина.

=svp= писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Фактически, это и есть социализм, только рядящийся в шкуру свободного рынка и демократии.

>>>Мда…. при социализме частной собственности нет, это основы. Так что тяга идёт, согласно вашей логике, к извращённому(хотя каким он ещё может быть) капитализму.

Извращённый капитализм, как он есть сейчас и социализм - это очень близкие по смыслу вещи.

=svp= писал(а):

>И ещё, вы не разъяснили, как это Маркс, живший много дет благодаря “дотациям” Энгельса мнил себя господином.

То, что куча людей внимала его разглагольствованиям , раскрыв рот, грело его душу.

>Также про Ротшильдов и Ко. То что они хотят навязать ПСО я понял, они к этому тяготеют, а тяготение всех людей здесь причём?

Я и пишу, что у разных людей разные причины.=svp= писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Извращённый капитализм, как он есть сейчас и социализм - это очень близкие по смыслу вещи.

>>>Если можно, то опишите своё представление социализма и капитализма.

Цитирую себя -Социализм - это когда всё якобы принадлежит народу, а на самом деле тому, кто держит руку на пульсе денежной системы тобщества. А насчёт правильного капитализма - это большинство моих тем.

>>sameps писал(а):>

>>То, что куча людей внимала его разглагольствованиям , раскрыв рот, грело его душу.

>>>“Капитал” был написан в 1867, до этого его никто серьёзно не воспринимал. Так как 25 лет до Капитала мнил себя господином?

А когда был написан Манифест КП.

>>sameps писал(а):>

>>Я и пишу, что у разных людей разные причины.

>>>Возможно из-за обилия примеров, я их упускаю, не могли бы их по пунктам повторить, пожалуйста.

Почитайте начало этой темы.

ЕАСС писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Социализм - это когда всё якобы принадлежит народу, а на самом деле тому, кто держит руку на пульсе денежной системы тобщества.>>

>>Так это же империализм! Ну, Sameps, удивляете! Социализм- это равные социальные права всех категорий граждан.

Как только народ становится придатком к правительству, вступает в силу закон возмездия, ибо такое соотношение неестественно, безнравственно и противочеловечно Г.Форд Вот это и есть социализм.

monro1 писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Социализм - это когда всё якобы принадлежит народу, а на самом деле тому, кто держит руку на пульсе денежной системы тобщества.

>>>В принципе, в европейском варианте, сторонником которого я являюсь, социализм, это когда пособия по безработце или студенческой стипендии хватает на проживание, общественный транспорт, интернет и жилье–дешевые, а марихуанна и гей-браки– легализованны.))

Для этого я и открыл этот подфорум, чтобы доказать, что Запад и капитализм сейчас - это совсем не то, о чём мечтал Адам Смит.

monro1 писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Для этого я и открыл этот подфорум, чтобы доказать, что Запад и капитализм сейчас - это совсем не то, о чём мечтал Адам Смит

>>>Ну Адам Смит и остальные классики либерализма, насколько я знаю, выступали за равенство стартовых возможностей, по-моему это основной пункт, который в современной Европе не выполнен. Для этого нужно перераспределить собственность, отменить право наследства и вперед в свободный рынок без вмешательства государства, а там будь что будет.>>Не говорю, что это плохой вариант, но реализовать его практически невозможно. Да и работать придется, что мне также не слишком нравится.

Если Вы хотите жить хорошо, работать в любом случае придётся. Хотя бы головой, как Билл Гейтс.

=svp= писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Фактически, это и есть социализм, только рядящийся в шкуру свободного рынка и демократии.

>>>Мда…. при социализме частной собственности нет, это основы. Так что тяга идёт, согласно вашей логике, к извращённому(хотя каким он ещё может быть) капитализму.

Если мелкого предпринимателя могут запросто задушить не благодаря честной конкуренции, а потому что у более крупных акул всё схвачено в государственных структурах - не видите ли Вы здесь аналогии с социализмом. И где же здесь свободный рынок.

>sameps писал(а):>

>>Если Вы хотите жить хорошо, работать в любом случае придётся. Хотя бы головой, как Билл Гейтс.>>

>>Что скажете о пенсионерах, инвалидов с детства, труда, военных? Даже если он и с головой получше чем у Бил Гейтса, но тетушки в совете директоров IBM, как у БГ- нет?

Я предполагаю, что при нормальном капитализме, когда государство не вмешивается в дело социальной помощи, буржуи конкурировали бы между собой - кто прослывёт большим благотворителем. Так что у слабых слоёв населения не было бы никаких проблем..“Если правительство настолько большое, чтобы дать тебе все, что тебе необходимо, значит оно настолько же большое, чтобы лишить тебя всего того, что у тебя есть.” Р. Рейган

ЕАСС писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Социализм - это когда всё якобы принадлежит народу, а на самом деле тому, кто держит руку на пульсе денежной системы тобщества.>>

>>Так это же империализм! Ну, Sameps, удивляете! Социализм- это равные социальные права всех категорий граждан.

Когда провозглашается равенство всех, на деле это означает диктатуру тех, кто берёт на себя роль представлять этих всех !

=svp= писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Если мелкого предпринимателя могут запросто задушить не благодаря честной конкуренции, а потому что у более крупных акул всё схвачено в государственных структурах - не видите ли Вы здесь аналогии с социализмом.

>>>Это олигархия или монополизм, к социализму они не имеют никакого отношения.

Как это ни назови, но согласитесь, что суть очень похожа - подавление личности государством.

ЕАСС писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Я предполагаю, что при нормальном капитализме,

>>А Вы предполагаете наличие нормального социализма?>Вот Вы боретесь против тоталитаризма. Тоталитаризм может существовать при любой социальной структуре общества, не так ли? Так при чем тут социализм? Если Вы допускаете существование “нормального ” капитализма, почему не допускаете возможности существования “нормального” социализма? Только потому, что его не было?

Социализм - это запрет на частное предпринимательство. Что ведёт к застою в экономике, всеобщему обнищанию, разрастанию бюрократического паразитического аппарата и подавлению личности ради мифического всеобщего блага. Все будут равны, но некоторые свиньи будут равнее других ( Оруэл ).Неправильный капитализм, который мы имеем - это почти тоже самое, только жизнь немного посытнее

=svp= писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Как это ни назови, но согласитесь, что суть очень похожа - подавление личности государством.

>>>А я и не говорю, что не похоже, я говорю, что не надо вводить людей в заблуждения, называя это социализмом, вот и всё.

Я согласен, что это не одно и то же. Но хрен редьки не слаще.

ВЕАСС писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Социализм - это запрет на частное предпринимательство.

>>Не совсем так. Возьмие Китай, Швецию, там вроде как и то и другое есть.>Социализм допускает предпринимательство. Другое дело, стратегические отрасли должны быть в собственности государства.

В Швецие самый высокий уровень самоубийств. Вы не догадываетесь - почему.В Китае миллионы идут под нож для разбора на органы. Вы не догадываетесь - почему.

>sameps писал(а):>

>>Что ведёт к застою в экономике,

>>Застой- может и плохо, но уж не хуже экономического кризиса.

Кризисы не вследствие капитализма, а вследствие искусственно изуродованной мировой денежной системы. Это доказали Мизес и Ротбард.

>>

>> ради мифического всеобщего блага

>>Почему ? Бесплатное медобслуживание, образование, - это разве что-то “мифическое” ?

Думаю, что если приложить мозги, то можно обеспечить бесплатное медицинское обслуживание слабых слоёв силами частных клиник. То же и с образованием. Например, конституционно обязав их брать какой-то процент этого контингента под своё попечительство.

>>

>>Неправильный капитализм, который мы имеем - это почти тоже самое, только жизнь немного посытнее

>>Вы приведите пример “правильного капитализма”. И жизнь в капстранах стала “посытнее” только в годах 50-60х прошлого века. Кстати, и в СССР жизнь в те же года стала сытнее.

Как только народ становится придатком к правительству, вступает в силу закон возмездия, ибо такое соотношение неестественно, безнравственно и противочеловечно Г.Форд

ЕАСС писал(а):

>sameps писал(а):>

>>В Швецие самый высокий уровень самоубийств. Вы не догадываетесь - почему.В Китае миллионы идут под нож для разбора на органы. Вы не догадываетесь - почему.

>>Вы уже свои аргументы берет с потолка, а они, оказывается, к нашей беседе отношения не имеют. Поэтому, ввиду бесперспективности дальнейшего продолжения, заканчиваю.>С уважением, ЕАСС

Суть в том, что при социализме народ всегда становится придатком к правительству, а на самом деле даже не к правительству, а к тому, кто держит руку на пульсе денежной системы общества и благодаря этому манипулирует правительством.

25.04.2009 в 18:48


ДВА ТИПА СВОБОДНОГО РЫНКА.

16.05.2009 в 17:43

I тип.Всякое мошенничество в сфере бизнеса и торговли рассматривается как посягательство на чужую собственность и свободу. А, следовательно, как наказуемое деяние и ведёт к конфискации имущества через суд.Отсюда следует :1. Полнейший запрет на неразменные бумажные деньги, так как это всегда мошенничество.2. Необходимость металлического стандарта. В настоящий момент, на мой взгляд, более адекватно ситуации серебро. Смотрите мои темыСЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ.Алан Гринспен и ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ.ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ - ЭТО КАТАСТРОФА.3. Центральный банк упразднить и разрешить чеканить монеты всем желающим, соблюдая следующие законы, освящённые Конституцией :4. Совершеннейший запрет на эмиссию ( выпуск ) необеспеченных серебром банкнот и электронных денег или на какую бы то ни было иную порчу денег. Думаю, что имущество, принадлежащее банкам, кроме серебра, не может считаться обеспечением. Как совершенно справедливо заметил профессор М. Ротбард : эмиссия даже только одной банкноты,необеспеченной золотом ( в нашем случае серебром ) - это мошенничество. То есть, банк обогатился за счёт всех остальных граждан, присвоив себе их собственность, укоренённую в золоте. Тем самым владельцы этого банка становятся свободнее всех остальных граждан. И это прибавление свободы за счёт ущемления свободы других следует считать несправедливым, так как оно получено мошенническим путём. Если в 18 веке такой контроль было почти невозможно осуществить, то в наше время всеобщей компъютеризации это как два пальца об-ть.5. Функцию контроля за недопущением эмиссии необеспеченных серебром банкнот возложить на самих вкладчиков, в соответствии с принципом : Минимизация вмешательства государства в экономическую и частную жизнь граждан. То есть, при каждом банке в обязательном порядке должен существовать комитет вкладчиков.6. Совершеннейший запрет на какую бы то ни было принудительную монополизацию денежной системы общества, будь то государство или кто-либо другой.7. Конституционный запрет на какой бы то ни было протекционизм. Это рассматривается, как тип мошенничества.8. Конституционный запрет на какое бы то ни было лоббирование чьих бы то ни было интересов в государственных структурах. Это рассматривается, как тип мошенничества.II тип.Рынок, основанный на денежной системе, которая сама основана на государственных неразменных бумажных деньгах. Что является приглашением к узаконенному мошенничеству в грандиозных размерах. И в конечном итоге ведёт к глобальной тоталитаризации всего человечества.16.05.2009 в 17:43


Когда, заканчивается коммунизм..?

22.05.2009 в 13:50

Тема

ЧестерХочешь?Честер писал(а):

>Хочешь?>

Рад приветствовать Вас на моём подфоруме !В принципе я бы не отказался, но гораздо более сильное у меня желание сейчас - повесить ПС Шитрит и судью Шарацкого !

Честер писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Честер писал(а):

>

>>>Хочешь?

>>>

>

>>>>Рад приветствовать Вас на моём подфоруме !>>В принципе я бы не отказался, но гораздо более сильное у меня желание сейчас - повесить ПС Шитрит и судью Шарацкого !

>>>Простите, я не понимаю о чем вы?>Но все же вы согласны, что коммунизм, это идиалогия лицемеров?

Если Вы хоть слегка читали мои темы, то понимаете, что я никакого отношения ни к коммунизму, ни к социализму не имею.

Честер писал(а):

>Читал, именно по этому, поднял вопрос о лицемерии коммунистов, на вашей земле…>Из других… кроме конечно свободной земли меня нещадно изгоняют местные комиссары…>Так все же, вы разделяете мое предположение?

Я НЕ БЕРУСЬ ТАК КАТЕГОРИЧЕСКИ УТВЕРжДАТЬ. ВОЗМОжНО, НЕКОТОРЫЕ ЧТО-ТО НЕДОПОНИМАюТ. ДУМАю, ЧТО ДИСКУССИЯ ВСЕГДА ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНЕЕ РУГАНИ.

22.05.2009 в 13:50

ПРИЧУДЫ "Новой эконом

ики".

25.05.2009 в 15:02



Вот начало книги Мюррея Н. Ротбарда“Экономические депрессии: их причины и методы лечения” 1969 “ Мы живем в эпоху эвфемизмов. Могильщики сегодня превратились в ”служащих похоронного бюро“, рекламные агенты стали ”советниками по связям с общественностью“, а сторожа повсеместно трансформировались в ”смотрителей“. В каждой области нашей жизни очевидные истины с некоторых пор камуфлируются туманными формулировками.В не меньшей степени это относится и к экономике. В былые времена мы страдали от почти периодических экономических кризисов, внезапное начало которых называлось ”паникой“, а затяжной период после паники назывался ”депрессией“.Самой известной депрессией нового времени является, конечно же та, что началась в 1929 году с типичной финансовой паники и продолжалась вплоть до начала Второй мировой войны. После катастрофы 1929 года экономисты и политики решили, что это больше никогда не должно повториться. Чтобы успешно и без особых хлопот справиться с этой задачей, понадобилось всего лишь исключить из употребления само слово ”депрессия“. С того момента Америке больше не пришлось испытывать депрессий. Ибо когда в 1937-1938 годах наступила очередная жестокая депрессия, экономисты попросту отказались использовать это жуткое название и ввели новое более благозвучное понятие - ”рецессия“. С тех пор мы пережили уже немало рецессий, но при этом ни одной депрессии. Впрочем, довольно скоро слово ”рецессия“ тоже оказалось довольно резким для утонченных чувств американской публики. Судя по всему последняя рецессия была у нас в 1957-1958 годах. С того же времени у нас случались ”спады“, или даже лучше ”замедления“, а то и ”отклонения“. Поэтому не надо печалиться, благо депрессии и даже рецессии объявлены семантическим указом экономистов вне закона; отныне самое худшее, что может с нами случиться, это ”замедление“. Таковы причуды ”Новой экономики“. На 30 ( книга вышла в 1969 году - Ш. Э.) лет экономисты нашей страны позаимствовали представление об экономическом цикле, принадлежавшее ныне покойному британскому экономисту Джону Мейнарду Кейнсу, автору-создателю кейнсианской, или ”новой“, экономики, которую он описал в своей книге ”Общая теория занятости, процента и денег“, вышедшей в 1936 году. Со всеми их диаграммами, математическими расчетами и неустоявшимся жаргоном, позиция кейнсианцев в отношении бумов и крахов есть сама простота, даже наивность. Если на дворе инфляция, то ее причины скорее всего кроются в ”избыточных расходах“ со стороны населения; рекомендуемый метод лечения предписывает правительству - как самопровозглашенному стабилизатору и регулятору национальной экономики - вмешаться и обязать публику тратить меньше, ”впитывая их избыточную покупательную способность“ через усиление налогообложения. В то же время, если возникает рецессия, то ее причины следует искать в недостаточных частных расходах, и теперь лечение заключается в увеличении правительством своих собственных расходов, лучше всего посредством бюджетного дефицита, пополняя таким образом совокупный национальный поток расходов. Идея о том, что увеличение правительственных расходов, или ”легкие“ деньги, ”благо для бизнеса“, тогда как урезание бюджета, или более ”твердые“ деньги, ”зло", просочилась даже в самые консервативные газеты и журналы. Кроме того в этих изданиях будут считать само собой разумеющимся, что на федеральное правительство возложена священная обязанность неуклонно вести экономическую систему по узкой тропинке между пропастью депрессии, с одной стороны, и пучиной инфляции - с другой, ибо свободная рыночная экономика неизменно должна быть подвержена опасности стать жертвой одного из этих зол. Все нынешние школы экономистов придерживаются тех же взглядов. Обратите, например, внимание на точку зрения д-ра Пола Маккрэкена, занимающего пост председателя Совета экономических консультантов при президенте Никсоне. В своем интервью New York Times, которое он дал вскоре после вступления в должность , Маккрэкен заявил, что одна из основных экономических проблем, с которой столкнулась новая администрация, заключается в том, “как утихомирить инфляционную экономику одновременно не отпуская безработицу на неприемлемо высокий уровень. Другими словами, если бы от нас требовалось только приостановить инфляцию, то это вполне реально. Но терпимость нашего общества к безработице слишком ограничена”. И далее: “Я думаю, нам следует двигаться в этом направлении очень осторожно. По сути у нас не так много опыта в том, чтобы планомерно охлаждать экономику. В 1957 году мы ударили по тормозам и, разумеется, получили серьезный экономический спад”.Обратите внимание на общее отношение д-ра Маккрэкена к экономике - оно примечательно тем, что его разделяют почти все современные экономисты. К экономике относятся как к потенциально трудоспособному, но чересчур беспокойному и упрямому пациенту, с извечной склонностью удариться в еще большую инфляцию или безработицу. Правительство при этом должно выполнять функции старого мудрого врача или наставника, который всегда бдителен, всегда наготове что-либо подправить, дабы поддерживать экономического пациента в хорошей рабочей форме. В любом случае экономическому пациенту здесь явно отводится роль подчиненного, а правительству как “лечащему врачу” - роль хозяина. Прошло не так уж много времени с тех пор, когда подобного рода взгляды и политика именовались “социализмом”; но мы живем в эпоху эвфемизмов, поэтому сегодня мы используем для них такие гораздо менее суровые термины, как “умеренность” или же “просвещенное свободное предпринимательство”. Как говорится, век живи - век учись. “А вся книга посвящена доказательству следующего взгляда на причину депрессий.” К счастью, правильная теория депрессии и экономического цикла все же существует, хотя и совершенно игнорируется в современной экономической науке. Она также имеет давнюю традицию в экономической мысли. Прародителями этой теории стали шотландский философ и экономист XVIII века Давид Юм, а также видный английский экономист начала XIX века, представитель классической школы Давид Рикардо. В первую очередь эти ученые заметили, что в середине XVIII века наряду с индустриальной системой возник другой важнейший институт - банковское дело с его способностью расширять кредит и денежную массу (поначалу в виде бумажных денег, или банкнот, а позднее в виде депозитов до востребования, или текущих счетов, которые подлежат немедленной оплате наличными). Именно в деятельности коммерческих банков эти экономисты нашли ключ к разгадке повторяющихся циклов, состоящих из расширения и сжатия, из бумов и крахов, так озадачивавших наблюдателей еще с середины XVIII века. Рикардианский анализ экономического цикла выглядел примерно так: естественными деньгами, возникающими на свободном рынке, являются полезные товары - в основном золото и серебро. Если бы деньги этими предметами и ограничивались, то экономика в целом функционировала бы так же, как функционируют отдельные рынки: плавное приведение в соответствие предложения и спроса и, следовательно, никаких циклов из бумов и крахов. Но введение банковского кредита добавляет еще один - ключевой и разрушительный - элемент. Банки расширяют кредит и соответственно массу банковских денег в виде банкнот или депозитов, которые теоретически подлежат оплате золотом по первому требованию, но на практике, разумеется, это не так. К примеру, если банк располагает в своем хранилище 1000 унций золота и выпускает подлежащие немедленной оплате складские расписки на 2500 унций золота, то очевидно, что им было выпущено на 1500 унций больше, чем он способен возместить. Но до тех пор, пока не происходит согласованного “наплыва” требований к банку о произведении расчетов по этим квитанциям, его складские расписки функционируют на рынке как эквивалент золота, а следовательно, банк сумел расширить денежную массу страны на 1500 унций золота. Таким образом банки начинают охотно расширять кредитование, поскольку чем больше они расширят свой кредит, тем весомее будет их прибыль. Это ведет к росту денежной массы в пределах данной страны - например, Англии. В связи с тем, что общая масса бумажных и банковских денег в Англии увеличивается, растут и денежные доходы и расходы англичан, к тому же увеличение денежной массы повышает цены на английские товары. Результатом становятся инфляция и бум в пределах страны. Но инфляционный бум несет в себе семена своего окончания. Ведь так как денежная масса и доходы в Англии увеличиваются, англичане продолжают покупать больше товаров из-за рубежа. Более того, поскольку английские цены растут вверх, английские товары начинают утрачивать свою конкурентоспособность по сравнению с продукцией из других стран, цены на которую не повысились или же повысились менее значительно. Англичане начинают меньше покупать на родине и больше за границей, тогда как иностранцы покупают меньше в Англии и больше у себя дома; результатом становится дефицит в английском платежном балансе, где уровень английского экспорта резко отстает от импорта. Но если импорт превышает экспорт, это означает, что деньги из Англии должны утекать в зарубежные страны. Какие это будут деньги? Безусловно, не английские банкноты или депозиты, поскольку немцы, французы или итальянцы мало или же совсем не заинтересованы в том, чтобы хранить свои средства “запертыми” в английских банках. Следовательно, иностранцы возьмут банкноты и депозиты и предъявят их английским банкам для обмена на золото, после чего золото станет той категорией денег, которая будет постоянно утекать за рубеж, пока в Англии продолжается инфляции. Но это означает, что кредитные деньги английских банков будут все больше и больше скапливаться в виде пирамиды поверх скудеющей в хранилищах английских банков золотой базы. Пока бум продолжается, наш гипотетический банк расширит выпуск своих складских расписок, к примеру, с 2500 до 4000 унций, тогда как его золотая база уменьшится, скажем, до 800. Когда процесс усиливается, банки в конце концов пугаются. Ведь они обязаны погашать свои обязательства наличными, а их наличность стремительно тает, тогда как обязательства растут. В конечном итоге у банков не выдерживают нервы, они сокращают выдачу кредитов и с целью спасти себя выкупают часть своих обязательств, обращающихся на рынке. Нередко подобное отступление ускоряется наплывом требований от клиентов, обеспокоенных шатким состоянием национальных банков.Банковское сжатие меняет экономическую ситуацию; за бумом следуют снижение активности и крах. Банки умеряют свой пыл, а предприятия несут убытки, поскольку усиливается пресс долговых обязательств и продолжается спад деловой активности. Снижение предложения банковских денег ведет в свою очередь к общему падению цен в Англии. Когда объем денежной массы и доходы снижаются и английские цены резко падают, английские товары становятся сравнительно более привлекательными на фоне зарубежной продукции. Сальдо платежного баланса меняет знак: теперь экспорт превышает импорт. Поскольку в страну поступает золото, а высота пирамиды банковских денег поверх расширяющейся золотой базы уменьшается, положение банков становится гораздо более устойчивым. В этом и заключается смысл депрессивной фазы экономического цикла. Отметим, что эта фаза вытекает, причем неизбежно, из предшествующего экспансионистского бума. Именно предшествующая инфляция делает фазу депрессии неизбежной. Таким образом, депрессия - это процесс, посредством которого рыночная экономика адаптируется, избавляется от крайностей и искажений предыдущего инфляционного бума и восстанавливает устойчивое экономическое положение. Депрессия является малоприятной, но необходимой реакцией на искажения и крайности предшествующего бума.Почему же тогда начинается новый цикл? Почему экономические циклы имеют тенденцию повторяться вновь и вновь? Потому что когда банки приходят в себя и обретают устойчивое положение, они вновь готовы возобновить естественную для них политику расширения банковского кредита, после чего начнется новый бум, неся в себе семена следующего неизбежного краха.Но если причиной возникновения экономического цикла является банковское дело, то разве банки не являются такой же частью свободной рыночной экономики и разве в связи с этим мы не можем сказать, что по-прежнему всему виной свободный рынок, пусть даже только через свой банковский сектор? Ответом будет “нет”, поскольку банки никогда не смогли бы расширить кредит, если бы не вмешательство и поддержка правительства. Ведь если бы банки действительно конкурировали, любое расширение кредита одним банком быстро повлекло бы за собой скопление его долгов у конкурентов, а эти конкуренты быстро призвали бы такой банк к погашению долгов наличностью. Другими словами, конкуренты банка потребуют от него оплаты золотом, или наличными, так же как это сделают иностранцы, но с той разницей, что этот процесс будет гораздо быстрее и должен пресечь в корне любые зачатки инфляции еще до ее начала. Банки способны без опаски и в унисон расширять кредит только когда существует центральный банк, то есть по существу правительственный банк, пользующийся монополией государственного предприятия, а также благодаря правительству занимающий привилегированное положение в банковской системе. Только после учреждения централизованной банковской системы банки получили возможность сколько-нибудь долго расширять свой кредит, и в современном мире возник привычный ныне экономический цикл. Центральный банк обретает контроль над банковской системой посредством таких правительственных мер, как: превращение своих собственных обязательств в узаконенное платежное средство по любым задолженностям и при уплате налогов; предоставление центральному банку монополии на выпуск банкнот (Банк Англии - центральный банк, учрежденный правительством, - имеет предоставленную законом монополию выпуска банкнот в районе Лондона); или путем прямого принуждения банков быть клиентами центрального банка, храня в нем свои резервы наличности (как в Соединенных Штатах с их Федеральным резервом). И не то, чтобы банки были недовольны этим вмешательством; ведь именно учреждение централизованной банковской системы делает возможной длительную кредитную экспансию, поскольку экспансия банкнот центрального банка обеспечивает дополнительные резервы наличности для всей банковской системы и позволяет всем коммерческим банкам одновременно расширять свой кредит. Централизованная банковская система работает как удобный обязательный банковский картель, нацеленный на расширение обязательств банков; и банки теперь могут расширять кредитование, опираясь кроме золота на более объемные резервы наличности в виде банкнот центрального банка.Итак, теперь мы видим наконец, что причиной экономического цикла являются отнюдь не таинственные сбои в системе свободной рыночной экономики, а как раз наоборот: систематическое вмешательство государства в рыночный процесс. Правительственное вмешательство влечет за собой банковскую экспансию и инфляцию, а когда инфляция подходит к концу, начинается депрессия-корректировка. Рикардианская теория экономического цикла ухватила суть правильной теории цикла: периодический характер фаз цикла, депрессия как корректирующее вмешательство в рыночный процесс, а не характерное свойство свободной рыночной экономики. Но две проблемы все же оставались без объяснения: откуда это неожиданное обилие деловых ошибок, резкий сбой предпринимательской функции, а также почему в отраслях, выпускающих товары производственного назначения, колебания гораздо значительней, чем в отраслях, выпускающих потребительские товары? Рикардианская теория объясняла лишь изменения уровня цен на рынке в целом; в ней отсутствовал любой намек на объяснение весьма различных реакций в отраслях, производящих капитальные и потребительские товары. Точная и всеобъемлющая теория экономического цикла была в конце концов открыта и изложена австрийским экономистом Людвигом фон Мизесом, когда он был профессором Венского университета. Первые наброски своего решения жизненно важной проблемы экономического цикла Мизес изложил в монументальной книге “Теория денег и Кредита”, вышедшей в 1912 году, которая и по сей день, почти 60 лет спустя, остается лучшей работой по теории денег и банковского дела. В 1920-х годах Мизес развивал свою теорию цикла, после чего она была представлена англоязычному миру ведущим последователем Мизеса Фридрихом фон Хайеком, который в начале 1930-х годов прибыл из Вены преподавать в Лондонской школе экономики. Хайек опубликовал на немецком и английском языках две книги, в которых применялась и детально развивалась теория цикла Мизеса: “Денежная теория и экономический цикл” и “Цены и производство”. Поскольку Мизес и Хайек были австрийцами и кроме того следовали традиции великих австрийских экономистов XIX века, эта теория стала известна в литературе как “австрийская” теория экономического цикла (или теория денежного переинвестирования). Опираясь на рикардианцев, на общую “австрийскую” теорию и на собственный творческий гений, Мизес развил следующую теорию экономического цикла. “…( отсылаю вас к книге Ротбарда )………………………………………………Хочу от себя добавить, что лично я к Хайеку отношусь с большим подозрением. У меня такое впечатление, что он Мизеса извратил. А Ротбард, по видимому, его не читал, а положился на то, что последователь Мизеса не может нести ахинею.Цитирую Хайека ( Фридрих фон Хайек ”Частные деньги“ ) :”Полное лишение правительства многовековой прерогативы на производство денег пока представляется большинству слишком непривычной и даже опасной идеей, которая вряд ли может быть принята в ближайшем будущем. Однако люди смогут научиться понимать ее преимущества, если, по крайней мере, вначале, валютам различных государств будет позволено конкурировать между собой в борьбе за благосклонность публики.“Если Вы думаете, что здесь имеются ввиду валюты, обеспеченные драгметаллами, то глубоко ошибаетесь. Цитирую Хайека : ”То самое качество, которое сегодня повышает доверие к золоту в сравнении с контролируемыми правительствами бумажными деньгами, а именно, невозможность произвольно манипулировать его общим количеством ради достижения политических целей, в долгосрочной перспективе заставит его уступить место бумажным денежным знакам, выпускаемым конкурирующими учреждениями, бизнес которых зависит от успешного регулирования эмиссии с целью сохранения ценности денежной единицы приблизительно постоянной.“Вполне возможно, что именно благодаря и под влиянием теории Хайека, доллар задавил все остальные бумажные валюты.Вот выдержка из книги Мюррея Ротбарда ”ГОСУДАРСТВО И ДЕНЬГИ как государство завладело денежной системой общества“.”Предположим, однако, что банки сформировали картель и согласились принимать расписки друг друга, не требуя непременно обменивать их на золото. Допустим, далее, что банковские деньги используются повсеместно. Останутся ли в этом случае ограничители для экспансии псевдорасписок? Да, и таким ограничителем будет доверие клиентов к банковской системе в целом. По мере расширения банковского кредита и роста предложения денег, все больше и больше клиентов будет проявлять беспокойство по поводу снижения уровня банковских резервов золота. В обществе, которое является по-настоящему свободным, те, кто знает правду о фактической неплатежеспособности банковской системы, организуют, скажем, “антибанковские лиги”, имеющие целью побудить клиентов изъять деньги до того, как станет слишком поздно. Действия таких лиг приведут к набегам на банки или, по крайней мере, к угрозе таких набегов, что сможет остановить денежную экспансию и обратить ее вспять. ( Лично я считаю, в отличие от Ротбарда, что : цитирую себя“ 1. Совершеннейший запрет на эмиссию ( выпуск ) необеспеченных серебром банкнот и электронных денег или на какую бы то ни было иную порчу денег. Думаю, что имущество, принадлежащее банкам, кроме серебра, не может считаться обеспечением. Как совершенно справедливо заметил профессор М. Ротбард : эмиссия даже только одной банкноты,необеспеченной золотом ( в нашем случае серебром ) - это мошенничество. То есть, банк обогатился за счёт всех остальных граждан, присвоив себе их собственность, укоренённую в золоте. Тем самым владельцы этого банка становятся свободнее всех остальных граждан. И это прибавление свободы за счёт ущемления свободы других следует считать несправедливым, так как оно получено мошенническим путём. Если в 18 веке такой контроль было почти невозможно осуществить, то в наше время всеобщей компъютеризации это как два пальца об-ть.Функцию контроля за недопущением эмиссии необеспеченных серебром банкнот возложить на самих вкладчиков, в соответствии с принципом : Минимизация вмешательства государства в экономическую и частную жизнь граждан. Не допустить возможность мошенничества, которую открывает банковская система, настолько важно, что, думаю, что не допустимо тут играть в русскую рулетку.” - Ш. Э. )Необходимо подчеркнуть, что, приводя все эти аргументы, мы никоим образом не имели в виду обвинить феномен кредита вообще и не собирались осуждать конкретную практику кредитных сделок. Мы считаем кредит жизненно важной функцией свободного рынка. В ходе кредитной сделки владелец денег (блага, которое является полезным в настоящий момент) обменивает их на обязательство заемщика выплатить в будущем определенную сумму (будущее благо). Взимаемый при этом процент отражает более высокую рыночную оценку настоящего блага по сравнению с благом будущим.Однако, ни банкноты, ни депозиты не являются кредитом. Это - складские расписки, требования немедленного размена на наличные, т.е. на золото, хранящееся в банковских подвалах. Должник обеспечивает уплату своего долга в момент платежа. Банкир, практикующий частичное резервирование, никогда не оплачивает больше некоторой, на практике весьма незначительной части своих обязательств.В следующей главе мы займемся исследованием различных форм государственного вмешательства в денежную систему. Большая часть этих форм вовсе не направлена, как можно подумать, на ограничение мошеннической эмиссии необеспеченных расписок. Наоборот, государственное вмешательство призвано устранить упомянутые и другие естественные ограничения процесса инфляции.1.13. ЗаключениеПовторим, что мы выяснили о феномене денег в условиях свободного общества. Мы установили, что все деньги произошли - и должны были произойти - от некоего полезного блага, избранного рынком в качества средства обмена. Денежная единица есть просто-напросто единица веса денежного товара, как правило, металла, такого как золото или серебро. В условиях свободы деятельности благо, которое выбирается в качестве денег, его форма и размер оставлены на усмотрение добровольных решений свободных людей. Именно поэтому частный чекан монет так же легитимен и привлекателен, как и любой другой вид бизнеса. “Цена” денег - их покупательная способность в терминах всех товаров, имеющихся в экономике, определяется их предложением и множеством индивидуальных значений спроса на деньги. Любая попытка государства зафиксировать эту цену повлияет на характеристики удовлетворения спроса на деньги, предъявляемого каждым человеком. Если люди найдут более удобным использовать в качестве денежного материала более одного металла, соответствующий обменный курс, который сформируется на рынке, будет отражать относительные спрос и предложение этих металлов. Курс будет иметь тенденцию сравняться с соотношением соответствующих покупательных способностей этих разных металлов. Раз данного количества металла оказалось достаточно для того, чтобы рынок выбрал его в качестве денег, то никакое увеличение предложения этого металла не может улучшить его функционирование в этом качестве. Увеличение денежного предложения уменьшит эффективность каждой имеющейся унции денежного металла, не оказывая никакой помощи экономике. Увеличивающийся запас золота или серебра удовлетворяет неденежный спрос (спрос на украшения, промышленный спрос и т.п.), являясь, таким образом, общественно полезным. Инфляция (увеличение количества заменителей денег без адекватного увеличения денежного металла) никогда не является “полезной для общества”, скорее она вознаграждает одних людей за счет других. Инфляция, представляя собой мошенническое изъятие собственности, не должна иметь места на свободном рынке.Подытоживая, мы можем сказать, что свобода может великолепно сочетаться с функционированием денежной системы, ничуть не хуже, чем она сочетается с другими аспектами экономики. В отличие от многих авторов, мы утверждаем, что деньги не содержат ничего специфического, требующего масштабного государственного регулирования. Здесь, как и в других областях человеческой деятельности, свободные люди могут более эффективно и с лучшим качеством удовлетворять свои экономические потребности. Для денежного обращения, как и для любого другого занятия людей, справедливо высказывание: свобода - не следствие порядка, а его причина. "Смотрите мои темы :СЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ.Алан Гринспен и ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ.ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ - ЭТО КАТАСТРОФА.

25.05.2009 в 15:02


ПРИНЦИП 80 на 20 или 95 на 5.

29.06.2009 в 18:05


ПРИНЦИП 80 на 20 или 95 на 5.Если бы в мире существовала нормальная Мировая Денежно Банковская Система (МДБС ), и нормальный капитализм, то все богатства мира были бы распределены приблизительно в соотношении 80/20 в соответствии с принципом 80/20. Что является совершенно нормальным.Но, вследствии Искусственно Изуродованной Мировой Мошеннической Денежно Банковской Системы (ИИММДБС ), позволяющей делать деньги из воздуха, все мировые богатства уже сейчас, возможно, распределяются в соотношении 95 -> 100 / 0 <- 5 . И эта дробь имеет тенденцию к увеличению.В защиту своей позиции Джефферсон утверждал: “Если Американский народ когда-либо позволит частным банкам контролировать выпуск валюты, сначала посредством инфляции, а потом – дефляции, банки и корпорации, которые вырастут вокруг банков, будут отнимать у людей собственность до тех пор, пока их дети не проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы” 29.Это утверждение справедливо не только в отношении Америки, но и в отношении всего мира.Цитаты Британская Энциклопедия, 14 издание. “Банки создают кредит. Было бы ошибкой полагать, что банковский кредит составляют денежные вклады, находящиеся в банке. Банковская ссуда – это явная добавка к денежной массе, находящейся в обращении в обществе”. Лорд Актон, лорд-Начальник Юстиции Англии, 1875. “Битва, которая проходит через века и в которой рано или поздно предстоит сразиться, – это сражение людей против Банков”. Мистер Реджинальд МакКенна, президент Банка Мидланд в Лондоне. “Меня пугает, что простые граждане не желают знать тот факт, что банки могут создавать и уничтожать деньги по своему желанию. И то, что банки контролируют кредит нации, руководят политикой правительства и держат в своих руках судьбы людей”. Сэр Филлип А. Бенсон, президент ассоциации американских банкиров, 8 июня 1839. “Нет более прямого и надёжного способа захватить контроль над нацией, чем через её систему кредитования (через её деньги)”. Цитата из письма братьев Ротшильд, написанного из Лондона к одной банковской фирме в Нью-Йорк 15 июня 1863 года: “Те немногие, кто в состоянии понять систему (чеков и кредитов), будут так заинтересованы в её возможностях или так зависимы от её услуг, что от этой группы можно не о###ать никакого сопротивления. Между тем, с другой стороны, большая часть людей будет неспособна по своему уровню умственных способностей понять огромные преимущества, которые капитал извлекает из этой системы, и они будут нести своё бремя, возможно, даже не подозревая, что эта система враждебна (что она наносит ущерб) их интересам”. Газета для банкиров США, 25 августа 1924: “Капитал должен защищать себя всеми возможными формами, комбинируясь и используя законодательство. Возвращения задолженностей вообще необходимо требовать, но возвращения бонов и ипотечных кредитов нужно требовать, как можно быстрее. Когда по судебным процессам люди теряют свои дома и имущество, они становятся более уязвимыми и контролируемыми, и становится легче управлять с помощью твёрдой руки правительства, наложенной через центральную монетарную власть, под контролем крупнейших финансистов. Эта истина уже хорошо известна нашим надёжным людям, которые сейчас принимают участие в формировании финансовой империи, которая будет править миром. Разделяя массу избирателей на отдельные группы с помощью многопартийной политической системы, можем добиться того, чтобы они расходовали свою энергию, сражаясь в вопросах, которые, на самом деле, не имеют принципиальной важности. Таким образом, действуя осторожно и незаметно, можем добиться для нас всего того, что было так хорошо запланировано и так успешно реализовывалось”. Воскресное приложение к газете “El Pais” за 23 июня 2002 г. Цитаты из книги Ральфа Эпперсона - Невидимая рука.Reginald McKenna, недавний председатель правления Mid-land Bank Англия, так писал о власти банковского истеблишмента: “Я боюсь, что простым гражданам не понравится, если они узнают, что банки могут создавать и создают деньги… И те, кто управляет кредитом страны, направляют политику Правительств, и держат в своих руках судьбу народа” 1.Авраам Линкольн также предостерегал относительно банковского истеблишмента, хотя предпочитал называть это “властью денег”. Он писал: “Власть денег грабит страну в мирное время и устраивает заговоры в тяжелые времена. Я предвижу наступление кризиса в ближайшем будущем… который заставляет меня трепетать за безопасность моей страны. Власть денег в стране будет стремиться… воздействовать… на народ до тех пор, пока богатство не соберется в руках немногих, и республика не погибнет” 2.Сэр Josiah Stamp, бывший президент Bank of England, также предостерегал относительно власти банковского истеблишмента: “Если вы хотите остаться рабами банкиров и оплачивать издержки собственного рабства, позвольте им продолжать создавать деньги и управлять кредитом страны” 3.Президент James Garfield придерживался того же мнения: “Кто управляет объемом денег в любой стране, тот является полновластным хозяином всей промышленности и торговли” 4.Д-р Кэррол Квигли в своей книге “Трагедия и надежда” подробно рассказал об этих целях банковского истеблишмента:“… силы финансового капитализма имеют далеко идущую цель, не менее, чем создание мировой системы финансового управления в частных руках, способную господствовать над политической системой каждой страны и мировым хозяйством в целом. Система должна управляться центральными банками мира в феодальном стиле, действующими сообща, согласно тайным соглашениям, достигаемым во время частых личных встреч и совещаний” 5.Представлял себе власть банковского истеблишмента и Томас Джефферсон, пытаясь остеречь Американский народ в отношении цикла деньги – долг: “На каждом поколении лежит обязанность выплачивать свои собственные долги по мере их образования – принцип, который, если бы он выполнялся, предотвратил бы половину всех войн в мире.”И: “Принцип траты денег, которые заплатит последующее поколение, называемый консолидированием долга, есть ни что иное, как в огромном масштабе обманутое будущее” 6.В числе наших отцов-основателей, опасавшихся банковского истеблишмента и его способности создавать деньги и долги, был Бенджамин Франклин, написавший: “Заемщик – это Раб Ссудодателя, а Должник – Кредитора… Сохраняйте вашу свободу и отстаивайте свою независимость. Будьте трудолюбивы и свободны; будьте бережливы и свободны” 7.Предметом разногласий был вопрос: следует ли Американскому правительству учреждать центральный банк. Томас Джефферсон выступал против учреждения любого подобного банка, а Александр Гамильтон выступал за. В защиту своей позиции Джефферсон утверждал: “Если Американский народ когда-либо позволит частным банкам контролировать выпуск валюты, сначала посредством инфляции, а потом – дефляции, банки и корпорации, которые вырастут вокруг банков, будут отнимать у людей собственность до тех пор, пока их дети не проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы” 29.Именно Гамильтон предложил Соединенным Штатам создать Банк Соединенных Штатов, прибыльное учреждение, находящееся в частной собственности и обладающее особым доступом к общественным фондам. Банк будет иметь законное полномочие создавать деньги из ничего и ссужать их, под проценты, правительству.Гамильтон считал, что большинство людей не могло распорядиться своими собственными деньгами. Он полагал, что эти вопросы лучше всего предоставить богатым. Он писал: “Не может преуспеть то общество, которое не соединит процент и кредит богатых лиц с государственными. Все общества делятся на избранных и массу. Первые – богаты и хорошего происхождения, все остальное – народная масса. Народ беспокоен и переменчив; он редко судит или определяет верно” 30.В ответ Джефферсон выдвинул обвинение, что банковские учреждения, получив способность произвольно увеличивать или сокращать количество денег, втянутся в непрерывное притеснение людей. Он писал: “Единичные акты жестокости могут быть приписаны сиюминутным и несущественным взглядам; но ряд притеснений, начатый в известный период времени, и неизменно продолженный при любой смене кабинета, слишком явно доказывает существование обдуманного систематического плана обращения нас в рабство” 31.К несчастью для Соединенных Штатов Президент Джордж Вашингтон в 1788 г. назначил Александра Гамильтона Министром финансов. Спустя три года, в 1791 г., правительство Соединенных Штатов утвердило для своего первого национального банка, названного Первый Банк Соединенных Штатов, устав сроком на двадцать пять лет. Устав должен был утратить силу в 1811 г. и тогда Американские граждане имели возможность обсудить сам Банк и его достоинства до того, как будет возобновлен устав.К несчастью, Американский народ не внял его предостережениям и заговор продолжал свою смертоносную работу в Соединенных Штатах.Давление за решение вопроса об оплате расходов Войны 1812 г. посредством возобновления Устава национального банка продолжалось, и в 1816 г. был учрежден Второй Банк Соединенных Штатов с действием устава на двадцать пять лет. Этому банку была предоставлена возможность ссудить правительству 60 миллионов долларов. Деньги были созданы из ничего, подтверждены облигациями, и даны в долг федеральному правительству.Второй Банк теперь был в состоянии, как выразился один писатель, “полностью контролировать всю финансовую структуру страны…” 34.В 1816 г. Томас Джефферсон сделал еще одну попытку предостеречь Американский народ, на этот раз в письме к John Taylor:Я считаю, что банковские учреждения более опасны для наших свобод, нежели постоянные армии.Они уже создали денежную аристократию, которая ни во что не ставит правительство.Следует отобрать у банков полномочия на эмиссию и вернуть его правительству, которому оно принадлежит по праву 35.Банку не потребовалось много времени, чтобы осуществить свои полномочия. “Инфляционная политика Второго Банка Соединенных Штатов в первые несколько лет, последовавшие за 1812 г., побудила банки к избирательному распространению в Кентукки, Теннесси и других Западных штатах. Затем, во время депрессии 1819 г., большой Банк, полностью изменив политику, начал безоговорочное сужение активности. Звонкая монета уплывала с Запада, оставляя за собой след банкротств и большое количество должников, не способных выполнить взятые обязательства” 36.Банк использовал свои полномочия, увеличивая и уменьшая денежную массу, чтобы вызвать вначале инфляцию, а затем – дефляцию. Этот цикл был выгоден банкирам, которые могли снова вступать во владение большими объемами собственности за доли ее реальной цены.Джексон официально заявлял: “Я был одним из тех, кто не верил, что национальный банк – это национальное благо, но, скорее, бедствие для республики, поскольку банк рассчитан на то, чтобы окружить правительство денежной аристократией, опасной для свобод страны” 41.Замысел, скрывавшийся за поступком Биддла, был прост: “… поскольку Джексон добивался переизбрания, он мог увидеть для себя выгоду в том, чтобы не дать этому вопросу стать предметом разногласий и, тем самым, разрешить Банку возобновить устав” 48.Генри Клей, который позднее выступил как Республиканский кандидат в Президенты против Джексона, и его коллега Daniel Webster взяли на себя инициативу провести законопроект о возобновлении устава в Конгрессе. Им не пришлось разочароваться, так как законопроект прошел в Сенате 28 голосами против 20, а в Палате представителей – 107 голосами против 85. Но у Президента Джексона была последняя возможность повлиять на законопроект, и 10 июля 1832 г. он наложил на него вето. В тексте он предостерегал Американский народ:Вызывает сожаление, что богатые и влиятельные слишком часто искажают действия правительства в своих эгоистических целях. Особенности в обществе будут существовать всегда, при любом справедливом правительстве.Равенство таланта, образования, богатства не может быть создано человеческими учреждениями.При полном обладании дарами небес и плодами незаурядного трудолюбия, бережливости и добродетели, каждый человек в равной степени имеет право на защиту закона, но когда закон добавляет к этим естественным и справедливым преимуществам искусственные различия, чтобы дарить титулы, награды и исключительные привилегии, чтобы делать богатых – богаче, а могущественных – еще сильнее, простые члены общества – фермеры, механики и рабочие, не имеющие ни времени, ни средств для обеспечения подобных благ для себя, имеют право жаловаться на эту несправедливость своему правительству 50.Джексон продолжил, заявив, что он придерживается “убеждения, что ряд полномочий и привилегий, которые имеет существующий банк, не санкционирован Конституцией, подрывает права Штатов, и опасен для свобод народа…” 51.Однако, несмотря на то, что он наложил вето на законопроект о возобновлении устава, тем самым рискуя навлечь гнев Американского народа, сочти последний, что Банк ему нужен, Джексон решил, что судьбу Банка определят выборы 1832 г. Джексон, занимавший принципиальную позицию “Банк и никакого Джексона или Никакого Банка и Джексон”, столкнулся с сильной оппозицией, особенно в прессе Соединенных Штатов, “в основном из-за ее демонстративного давления” 52.Это означало, что внутри делового сообщества существовала прослойка, которая должна была нечто выгадать при возобновлении банковского устава.Очевидно, что Американский народ был единственным субъектом, который не поддержал возобновление устава, ответив переизбранием Эндрю Джексона при следующих результатах голодания:Кандидат Процент поданных голосов Джексон 55 Клей 37 Анти-Масоны 8Это значит, что примерно двое из каждых трех избирателей, голосовавших за Джексона или за Анти-Масонов, голосовали против возобновления устава Второго Банка Соединенных Штатов. Для истории примечателен тот факт, что Анти-Масоны фактически представляли штат Вермонт и благодаря этому получили свои голоса в Коллегии выборщиков.После выборов Президент Джексон предписал Биддлу отозвать государственные средства, размещенные в Банке, а Биддл отказался. Для того, чтобы показать свое недовольство распоряжением Джексона, Биддл потребовал “всеобщего сокращения кредитов во всей банковской системе. Приказ Биддла был столь нео###ан а его финансовые последствия столь разрушительны, что это повергло страну в экономическую панику. Вот именно этого-то и хотел Биддл” 53.Устрашающая способность Банка уничтожать рынок теперь использовалась против Американского народа, несмотря на то, что он голосовал против этого на выборах 1832 г. Народ был прав. Он не хотел ни толики банковского учреждения и теперь его наказывали за то, что он голосовал против.Биддл сократил общее количество выданных в период с 1 августа 1833 г. по 1 ноября 1834 г. ссуд на 18.000.000 $, а в последующие пять месяцев еще почти на 14.500.000 $. Затем Биддл переменил свои действия на противоположные и принудил банки увеличить количество денег с 52.000.000 $ на 1 января 1833 г. до 108.000.000 $ в следующем году, и до 120.000.000 $ еще через год.Биддл “фактически развернул кампанию, которой больше всего опасались радикалы: умышленное создание паники с целью шантажа правительства для возобновления устава Банка.” Приводились его слова: “Ничто, кроме очевидности повсеместных страданий, не произведет какого-либо воздействия на Конгресс… Мой собственный курс определен – все прочие Банки и все купцы могут разориться, но Банк Соединенных Штатов не разорится” 54.Конечно, цикл сжатия и расширения вызвал такого рода экономические проблемы, которые и предвкушал Биддл. “Бизнес терял силу, людей выбрасывали с работы, деньги нельзя было достать” 54.Президент Джексон прекрасно понимал, что делал Биддл и снова предостерег Американский народ. “Самоуверенные усилия, предпринятые данным банком для контроля над правительством, беды, которые он беспричинно принес… всего лишь предупреждения о судьбе, которая о###ает Американский народ, если он будет обманом завлечен в то, чтобы навсегда сохранить это учреждение, или же создать другое, ему подобное” 55.Джексон не только понимал, что активность Биддла уничтожит экономику Соединенных Штатов, но также считал, что Европа пострадает равным образом. В действительности он опасался того, что Банк представлял непосредственную угрозу для самого его существования. Своему Вице-Президенту – Martin Van Buren, Джексон сказал: “М-р Ван Бурен, Банк пытается убить меня. Но убью его я” 56.Неясно, имел ли Джексон в виду то, что Банк пытался сломать его политическую карьеру, или просто убить его, но 30 января 1835 г. потенциальный убийца по имени Richard Lawrence приблизился к нему и выстрелил в упор из двух пистолетов. Оба пистолета дали осечку, и Президент Джексон остался невредим. Впоследствии Лоренс заявил, что он находился “в контакте с силами в Европе, которые обещали ему вступиться, если бы была предпринята попытка покарать его” 57.Являясь объектом первого в Соединенных Штатах покушения на Президента, Президент Джексон вдобавок был сделан объектом первого вотума осуждения Президента. В марте 1834 г. Сенат “26 голосами против 20 принял решение официально осудить Эндрю Джексона за изъятие правительственных вкладов из Банка Соединенных Штатов без определенной санкции Конгресса Соединенных Штатов” 58.Джексон явно обвинял Банк. Он говорил: “Злоупотребления и продажность Банка так и бросались в глаза… так очевиден был его замысел посредством своих денег и могущества управлять правительством и изменить его качества…” 59. Кто-то пытался управлять правительством, устранив Джексона с поста Президента.Позднее, в 1837 г. Сенат отменил это решение, проголосовав 24 голосами против 19 за отмену вотума осуждения.Несмотря на все ловушки и беды того времени, Джексон оказался в состоянии полностью ликвидировать государственный долг за восемь лет своего президентства.Оставляя пост Президента, Джексон вновь предостерег Американский народ в своем Прощальном послании: “Конституция Соединенных Штатов бесспорно намеревалась обеспечить народу золото и серебро как средство обращения. Но учреждение Конгрессом национального банка с привилегией выпуска бумажных денег, принимаемых в уплату в качестве общественных сборов… изгоняет из общего обращения конституционные деньги и заменяет их бумажными” 60.Но все эти поражения, нанесенные руками Джексона и Американского народа, не отвратили банкиров от попыток возобновить устав Банка. В 1841 г. Президент John Tyler дважды накладывал вето на законопроект о возрождении Второго Банка Соединенных Штатов.Таким образом, устав Банка перестал действовать в 1836 г., и все последующие 24 года, вплоть до начала Гражданской войны в 1861 г., Соединенные Штаты не имели центрального банка. Поэтому, по крайней мере до 1841 г., все попытки банкиров полностью опутать Соединенные Штаты паутиной постоянных банковских учреждений были отражены.

29.06.2009 в 18:05

ДОБАВЛЕНИЕ.Ещё одно очень важное соображение.При нормальном капитализме всё общество богатеет равномерно. И уровень жизни бедных слоёв неуклонно повышается. Потому что соотношение 80 на 20 практически не изменяется. При искусственно изуродованном капитализме, который, фактически, уже не капитализм, а пародия на капитализм, это соотношение постоянно стремится измениться в сторону увеличения - 90 на 10, 95 на 5, 97 на 3 и т. д. , пока вся планета не станет совершенно тоталитарной.

29.06.2009 в 18:05

КАПИТАЛИЗМ ИЛИ СОЦИАЛИЗМ !?

29.06.2009 в 12:57Я дам определения социализма и правильного капитализма, как я это понимаю.Социализм - это всякое вмешательство государства в экономическую и частную жизнь граждан. Социализм советского образца можно считать полным социализмом, когда осуществлён полный запрет на предпринимательскую деятельность.Капитализм ( имею ввиду правильный капитализм ) - это полнейшее невмешательство государства в экономическую и частную жизнь граждан. Право собственности считается священным только в том случае, если эта собственность получена не мошенническим путём. В противном случае эта собственность может быть конфискована через суд присяжных, который отделён от государства и организуется обществом согласно Конституции.Мандевиль ( которого Хайек поднял на щит как родоначальника политэкономии ) утверждал, что человеческие пороки ведут к процветанию. И наоборот, если все будут хорошими, то благосостояние общества придёт в упадок. Такая идея могла прийти в голову только психиатру. Несомненно, всем психиатрам требуется психиатрия.Правильный капитализм - это такой, в котором в максимально возможной степени исключено мошенничество. И в максимально возможной степени исключены все элементы социализма.Именно в такой последовательности. Потому что если исключить мошенничество, то меньше шансов, что социализм поднимет голову. Потому что если мошенничество не исключено, а наоборот, превозносится, как доблесть, то становится необходимым введение элементов социализма. И чем больше процветает легальное мошенничество, тем больше процветает социализм. Эти два элемента друг друга усиливают и поощряют. А вместе с этим усилением крепчает тоталитаризм. Потому что социализм открывает неисчерпаемые возможности манипуляции людьми для частных лиц через государственный аппарат.Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС) просто провоцирует социализм и тоталитаризм.В этом, думаю, состоит главная ошибка Ротбарда, демонизирующего государственный аппарат. Это, конечно, верно. Но за спиной государства всегда стоит группа интересантов, в интересах которой расширение госаппарата и тотальный контроль над людьми. И вторая его ошибка в том, что он не поставил проблему Мировой Денежно Банковской Системы во главу угла. Хотя именно он ярче всех остальных высветил эту проблему.29.06.2009 в 12:57


МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА.Лучшим введением в эту тему может служить книга -ГОСУДАРСТВО И ДЕНЬГИ - КАК ГОСУДАРСТВО ЗАВЛАДЕЛО ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМОЙ ОБЩЕСТВА. Мюррей Ротбардhttp://libertynews.ru/node/768А также мой подфорум -Цивилизация или НМПhttp://www.politforums.ru/civilization/

29.06.2009 в 12:57


4/10/09Открытое письмо Надежде Анатольевне и Евгению Николаевичу Репиным.Глубокоуважаемые господа Надежда Анатольевна и Евгений Николаевич! Если я правильно понял, ваша мечта - ввести обязательное преподавание терминомики в школе. Думаю, что эта идея не верна по нескольким причинам.1. В правом лагере много направлений и течений. И даже в австрийской школе ( которая, насколько я понял, и вам и мне наиболее близка ) нет абсолютного единодушия. Например, при всей похожести моих и ваших взглядов, у нас есть и расхождения ( см. ниже моё письмо к вам ).2. Допустим, либертарианская партия пришла к власти и издали закон об обязательном преподавании терминомики в школе.Как вы себе это представляете ? Создаются по всей стране курсы, на которых будут готовить преподавателей терминомики. Вы уверены, что всех можно этому обучить ? Кто будет проверять правильность преподнесения ваших идей ? Если преподавать будет человек, не созданный быть учителем ( как это в большинстве случаев и бывает ), то такое преподавание вызовет только отвращение к учёбе и, в частности, к терминомике.3. Человек, даже просвещённый и глубоко разбирающийся в предмете не гарантирован от предпочтения рабства свободе, если онзапрограммирован быть рабом.Самый яркий пример этого - Алан Гринспен.Это человек, который, может быть, глубже всех заглянул в суть вещей. И всё-таки его купили, так как он запрограммирован быть рабом. А все эти бесчисленные лауреаты Нобеля !То есть, не достаточно воспитать просвещённых людей. Хотя это несомненно важно. Но ещё важнее воспитать людей, запрограммированных на свободу. Таких, что всякое неспровоцированное самим индивидуумом покушение на его свободу или на свободу других, воспринимается им как самое мерзкое надругательство над личностью ! А такого индивида можно воспитать только в условиях свободной школы, в которой свободно конкурируют все мнения.Цитирую себя :“Маркс - маразм, Скиннер - абсурд, Кейнс, Фридман, Самуэльсон - абсурд. И сколько еще абсурдов, которые канают за научные теории, но имя им - ”Наука“, а значит, можно взять на вооружение и лоббировать законы, освященные ”Наукой“. Почему до людей не доходят простые и ясные истины - что их попросту дурят и превращают в рабов? Почему простые и ясные истины людьми не воспринимаются? Проведем мысленный эксперимент: представим себе, что 90% людей на планете просвещены в самых важных для жизни вопросах. Они понимают, что монополизация государством производства денег и выпуск необеспеченных золотом или серебром банкнот, кроме того, что это просто мошенничество, ведет к постепенной тоталитаризации государственного аппарата и превращению людей в рабов этого аппарата или в потенциальных рабов. Они понимают, что инициаторами такой монополизации всегда являются группы банковских магнатов, которые, фактически, и контролируют всю денежную систему, а вместе с ней и весь бюрократический аппарат государства, включая парламент (Меер Ротшильд: ”Дайте мне управлять деньгами страны и мне нет дела, кто создает ее законы“). Они понимают, что психиатрия - это лженаука, а принудительное психиатрическое лечение - это самое страшное варварство. Они понимают, что бюрократ, который дает указания психиатрам, как надо лечить, а судьям, какое решение нужно принять - преступник против человечества. Они понимают, что судья, который затыкает рот ответчику (даже если ответчик без адвоката) и принимает решение, которое ему продиктовали еще до начала слушания, такой же преступник против человечества и его место на виселице. Они понимают, что принудительное обучение - это преступление против детей, что нет никаких здравых причин загонять детей на уроки, которые они не хотят посещать, что необходима правильно организованная свободная система образования, чтобы воспитать людей, запрограммированных на свободу, творчество и социальное счастье. Итак, если 90% людей на планете все это понимают, позволят ли они кому бы то ни было превратить себя в рабов?! Пофантазируем немного. Кейнс сочинил свою теорию ”по велению сердца“ или кто-то заказал ему сочинить такую теорию? Тот же вопрос по отношению к Скиннеру, Марксу, Фридману, Самуэльсону. Или просто взяли их теории на вооружение? Маркса, по всей видимости, использовал Энгельс. Иначе, зачем, спрашивается, ему надо было кормить его всю жизнь? Такой тип бизнесменов, кредо которых - делать деньги всеми путями, не важно на чем, тяготеют к социалистическим теориям, потому что они понимают, что здесь таится огромный потенциал для манипуляций людьми и делания денег из воздуха. Почему инициаторами создания Ф.Р.С. США были Рокфеллер, Морган и ”Кун, Леб и К®“? Под флагом ”марксистской науки“ Ленин загнал в рабство население Российской империи. Но в этом эксперименте ситуация вышла из под контроля заказчиков. Под флагом ”кейнсианской науки“ и прочих лауреатов, фактически, надули все население планеты Земля и сейчас постепенно вся эта планета загоняется в рабство. Но в отличие от русского эксперимента, ситуация находится под полным контролем ”старых элит“ (выражение Гвида Хюльсмана). Старые элиты - это, по всей видимости, Ротшильды, Рокфеллеры, Морганы, которые на этом надувательстве сделали очень хороший бизнес, а их потомки, возможно, продолжают делать его до сих пор. Под флагом ”скиннерской науки“ уничтожают миллионы людей на планете под видом лечения их посредством психотропных препаратов. И это уничтожение начинается уже с детского возраста (ритолин - это только один из способов такого уничтожения). Теперь поставим простой и естественный вопрос: почему подразумевается заранее и принимается за аксиому, что такой результат в принципе недостижим: то есть, что 90% людей на планете Земля будут все это понимать? Эксперимент В. Ф. Шаталова и опыт других талантливых учителей как раз доказывает обратное: эта цель вполне достижима ! Представим себе, что в свободной школе свободно излагаются все теории происхождения денег: Маркс, Кейнс, Фридман, Самуэльсон и т. д.. Но также Юм, Риккардо, Смит, Бастиа, Чичерин, Мизес, Ротбард, Хюльсман, Репины и т. д.. Причем преподавать будет не один учитель, а много, и каждый из них будет представлять и отстаивать позицию своих любимых корифеев. Лично я не сомневаюсь в том, что здоровый детский ум выберет позицию последних и отвергнет казуистику первых. И на уроки учителей, представляющих Юма, Риккардо, Смита, Бастиа, Чичерина, Мизеса, Ротбарда, Хюльсмана, Репиных дети будут ломиться, а на уроках последователей Кейнса , Фридмана, Самуэльсона будут пустые аудитории. То же самое можно сказать об уроках психологии, психотерапии, сексологии, педагогики, дидактики и других предметов. По всем этим предметам будут представлены самые разные точки зрения и я уверен, что абсолютное большинство детей будут выбирать и абсорбировать здравые и адекватные теории. Я предполагаю, что если психиатр на уроках психиатрии будет пропагандировать необходимость принудительного психиатрического лечения, то его забросают тухлыми яйцами. Причем это понимание будет на самом высоком уровне. Ведь оно появилось не потому, что ”меня так учили“. В процессе учебы были представлены все мнения и понимание произошло в результате столкновения разных точек зрения, многочисленных дискуссий, споров и диспутов, внутреннего переваривания этих точек зрения и осмысления их. Более подробно о моем проекте сети свободных школ во II части моей книги. Принцип свободы обучения должен стать таким же неотъемлемым принципом, как свобода слова и свобода вероисповедания. Принцип свободы вероисповедания, фактически, уже заключает в себе запрет на принудительное психиатрическое лечение. Принцип свободного посещения уроков является следствием основополагающего принципа, который, по моему мнению, должен лежать в основе всех общественных наук: принцип максимально возможной свободы для индивидуума. Первым этот принцип высказал И. Кант: ”…Конституция, которая обеспечивает максимально возможную свободу посредством законоуложения, сочетающего свободу каждого со свободой всех“. Я думал, что я первый выдвинул идею ”максимально возможной свободы“. Оказывается, Кант меня опередил. Но, к сожалению, он не поставил этот принцип во главу угла. Все законы должны создаваться под патронажем этого принципа. Нет абсолютно никаких причин для того, чтобы нарушать этот принцип в отношении детей и в принудительном порядке травмировать их психику на протяжении 11-12 лет именно в самый важный период развития и становления личности.” Глубокоуважаемые господа Надежда Анатольевна и Евгений Николаевич!Это письмо было написано год назад но по указанному на сайте E-mail переслать его не получилось. Перечитываю ваши произведения, но на этот раз после прочтения книг: Мюррея Ротбарда “Государство и деньги” и Ральфа Эпперсона “Невидимая рука”. Поэтому я оброс новыми идеями и хочу ими с вами поделиться. К тому же это чтение происходит на фоне экстраординарных действий со стороны государства Израиль по отношению ко мне и к моему ребенку. Это, само по себе, отрицательное явление вместе с чтением способствует рождению новых идей. Вы делаете великое дело, и мы с вами единомышленники. Поэтому я оставляю похвалы и перехожу к критике. Чтобы понять, в чем корень зла, надо задать себе простой вопрос: “Кому это нужно, кому это выгодно: властвовать над системой образования, над наукой (в частности, кому выгодно поддерживать ”науку экономику“ с ее новоязом), над прессой, над судебной системой, над бюрократической системой, над психиатрией, над медициной, над индустрией производства лекарств, над социальной службой и т.д.?! Ответ очевиден : тем же, кто еще в ХIХ, начале ХХ века завладел денежной системой общества и их потомкам : Ротшильдам, Рокфеллерам, Морганам, ”Кун, Леб и К®“ и т.д.. Если Вы думаете, что в психологии дела обстоят лучше, чем в экономике, то глубоко заблуждаетесь. Если, например, условный рефлекс обозвать ”оперантным обусловливанием“ (Скиннер), то смело можно утверждать, что все люди, без исключения, в обязательном порядке должны быть подвергнуты дрессировке. И, заметьте, большинство американских психологов ставят этого Скиннера на первое место среди психологов, даже выше Фрейда, если, конечно, результаты этой статистики не подтасованы. Самое удивительное - это то, что Вы впадаете в тот же грех, против которого восстаете. Вы оперируете термином государство, как будто это какая-то одушевленная личность. Пример 1. Этюды о собственности. Государство может увлечься коммерцией, предпринимательством, бизнесом. При этом у него появляется искушение силовыми методами подавить своих конкурентов в их безнасильственном бизнесе. Крайний случай такого подавления - установление государственной монополии на особо выгодные виды деятельности. Например, на выпуск бумажных денег. Как всякий опытный обманщик, государство может маскировать невыполнение договорных обязательств их смутной формулировкой. Примером опять могут служить государственные банкноты, с которых исчезли ясные обязательства государства перед теми, с кем государство расплачивается этими банкнотами. Такая неясность позволяет государству не особо церемониться при раздаче этих обязательств. Ведь спросить с него будет затруднительно - оно ничего конкретно не обещало. Более того, государству на помощь приходят удобные экономические теории, в которых современные бумажные деньги представлены в виде условных единиц ценности, а вовсе не государственных обязательств”. Сам процесс надувательства описан очень верно. Но только что это за зверь такой - государство? Многие президенты (умные) США (как раз и олицетворяющие государство), противились созданию центрального банка и выпуску необеспеченных золотом банкнот. Суть дела в том, что за спиной государственного аппарата всегда стоит группа интересантов - как правило, банковских магнатов, то есть конкретные личности. Вы, на мой взгляд, совершаете ту же ошибку, что и М. Ротбард, взваливая всю вину на какое-то безличное государство. Но раз это неодушевленное лицо, то и спросить с него нельзя. После второй мировой войны не говорили, что во всех злодеяниях виновато фашистское государство, а повесили вполне конкретных “людей”. Уже Гвидо Хюльсман называет вполне конкретные личности: Рокфеллер, Морган, “Кун, Леб и К®”, а Ральф Эпперсон и Энтони Саттон просто расписывают весь этот процесс создания Ф.Р.С., как по нотам. Пример 2. Вы пишете: (стр. 11) “Опора кредитных денег только на золото имеет изъян. Рискованно связывать эталон ценности лишь с одним видом товара. Вспомните ”Гиперболоид инженера Гарина“. Какую панику вызвало резкое удешевление золота! Поэтому я не призываю непременно к золотому стандарту. Пусть это будет более широкая опора в виде стандартного набора однородных товаров с устойчивой ценой: того же золота, серебра, платины, акций известнейших корпораций, прочих товаров, которые покупаются и продаются на биржах. Кредитные деньги, выпущенные на основе этого стандартного набора, должны легко обмениваться: за одну денежную единицу, ее владелец вправе получить один эталон ценности”. Вы, фактически, навязываете людям свой эталон ценности. Проделаем мысленный эксперимент. Допустим, человечество приняло идеальную денежную систему (и с вашей, и с моей точки зрения): то есть государство вообще не вмешивается в процесс производства денег и их заменителей. Предположим, что один банкир выпускает банкноты, обеспеченные золотом на 100%, а другой обеспечивает свои банкноты стандартным набором однородных товаров, который Вы предлагаете. Как Вы думаете, к какому из этих банкиров пойдут люди? Я предполагаю, что этот вопрос задан до того, как у людей отняли их золото и спрятали в центральных банках. Пример 3. “Не принимать беды и несчастья чужих людей, как свои беды и несчастья (другое дело - близкие и любимые люди), а рассматривать их как последствия ошибок, на которых следует учиться . О последнем из ”внутренних“ способов обогащения следует сказать особо. С одной стороны, в соответствии с аксиомой об эгоизме, отстраненность - нормальное отношение к нуждам чужих людей. Чему тут учиться? Норме? Но, с другой стороны, многие и часто демонстрируют страстную заинтересованность к нуждам далеких и незнакомых бедняг. Гораздо более страстную, чем они испытывают на самом деле. Это хорошая стратегия по отношению к наивным людям. Ею успешно, хотя часто бессознательно, пользуются лидеры различных социалистических движений. Поэтому нужно учиться не столько отстраненности и равнодушию к ”язвам общества“, сколько умению распознавать притворную скорбь демагогов ”. Вы, фактически, отказываете людям в праве быть альтруистами и диссидентами. Вы сами говорите, что все люди разные. Для одного: кайф - быть палачом, в этом его счастье. А для другого: кайф - защищать угнетаемых (я имею в виду не пролетариат). Представьте себе, что человек сидит в тюрьме за осуществление вашего идеала : за запрет государству вмешиваться в частную жизнь граждан, за то, чтобы преступники против человечества понесли наказание за свои злодеяния, за то, чтобы прекратилось уничтожение людей под видом помощи им. Вы знаете о том, что уже в послесталинское время только в психушках уничтожили 2 миллиона людей за их взгляды, не совпадающие с официальными! А сколько сгноили в лагерях! И до сих пор ни одна мразь не сидит за это в тюрьме. И те же психиатры, которые совершали все эти злодеяния, сейчас продолжают “лечить” людей. Существует альтернативная точка зрения: “Никто не спасен, пока все не спасены !”, “Если не я, то кто?! Если не сейчас, то когда?!”, “Если не я за себя, то кто за меня?! Если я только за себя, то зачем я?!” Если речь идет об имущественном состоянии, то Ваше высказывание еще можно как-то понять, хотя многие богатые помогают бедным, создают филантропические общества, собирают и усыновляют бездомных детей и т.д. И это желание помочь тем больше, чем меньше государство вмешивается в дело помощи. Но несчастья бывают не только имущественного порядка. В Израиле, например, делают деньги на детях все 60 лет существования этой страны под видом помощи детям. И весь государственный аппарат от начала и до конца покрывает эти преступления. Хотя основную прибыль от этого бизнеса получает, вероятно, тот, кто держит руку на пульсе денежной системы и владеет землей, какой-нибудь потомок Ротшильдов, который сидит где-нибудь в Цюрихе и только стрижет бабки. То, что человек себя любит больше, чем всех остальных, это несомненный факт. Когда вы это постулируете, вы как бы это природное свойство человека вменяете ему в обязанность. Вы, как бы неявно подменяете термины: невмешательство в чужие дела заменяете равнодушием. Так же, как в вашем анекдоте: человек, которому необходимо помыться, заменяется грязнулей для того, чтобы можно было прийти к тем выводам, которые требуются. Так же, как труд, вместо источника зарплаты превращается в определитель цены товара. А дальше уже вся теория развивается, как по маслу, в требуемом направлении. Фокус состоит как раз в том, чтобы научиться чужие беды и несчастья принимать чуть ближе к сердцу, чем это заложено в нас природой. Когда у меня начались проблемы с сыном и с государством Израиль, которое прикладывает все усилия, чтобы его уничтожить, у меня было два пути: защищать только моего сына или защищать всех уничтожаемых детей. Я выбрал второй путь. Я, конечно, лицемерил бы, если бы стал утверждать, что всех детей на свете я люблю так же, как своего сына, но факт, что я защищаю всех детей, возвышает меня в собственных глазах, греет мне душу и придает мне силу в борьбе с нечистью. Последней каплей, заставившей меня выйти с палаткой протеста в Сад Роз 18.12.2006 напротив Кнессета, была посадка в тюрьму Хаима Хавиви, фактически, чужого для меня человека. Я вспомнил, что когда я сидел в тюрьме (1,5 месяца) за то, что пошел посмотреть, какое настроение у моего сына, ни одна сволочь не пришла меня поддержать, хотя я просил их об этом по телефону. Это люди с аналогичными проблемами. В СССР на закрытые политические процессы съезжались люди со всего Союза, чтобы поддержать обвиняемого. Все они, очевидно, демагоги с притворной скорбью, раз принимают близко к сердцу судьбу чужих для них людей. Но благодаря этим людям обвиняемый чувствовал себя не одиноким в зале суда. Он знал, что если ему и дадут срок, то, по крайней мере, не засунут в психушку, что хуже смерти. Можно, конечно, провозгласить меня демагогом с притворной скорбью, что я выкручиваю собственные интересы, сижу здесь ради денег или еще что-нибудь в этом роде. То, что здесь есть мой интерес - это, несомненно: спасти моего ребенка от уничтожения, но в данном случае мой интерес совпадает с интересами очень многих людей (я не пишу - общественные интересы, ваша наука). К тому же мне так повезло (в данном случае, это в прямом, а не в переносном смысле), что в СССР я сидел 3 года и 3 месяца за права человека и этот факт дает мне большую свободу действий. Хотя я нахожусь под постоянной угрозой расправы. Четыре раза пытались заставить меня разобрать палатку. Шабак (это местное КГБ) полмесяца надоедал мне своими угрозами по телефону. Если бы не мой статус узника совести СССР, плохо бы мне пришлось. Второй пример. Представьте себе, что к вам пришел представитель семейства Ротшильдов и предложил вам несколько миллионов евро на развитие вашей теории. При этом вы знаете, что это семейство вместе с Рокфеллерами и Морганами является причиной половины бедствий человечества (в соответствии с принципом 80/20). Примете ли вы эту помощь: ведь в соответствии с вашей концепцией, не нужно принимать чужие беды близко к сердцу. Через некоторое время он попросит вас внести небольшие уточнения и изменения в вашу теорию и вы, конечно же, не сможете ему отказать. *** То, что вы оппонентом Журналисту сделали Ученого - это, на мой взгляд, неудачный ход. Вы, к сожалению, впадаете в обычный соблазн - объявить свою точку зрения единственно верной научной теорией. А раз это наука, то сомневаться в этом уже нельзя никак. Первым этот трюизм использовал К. Маркс: “И только тот достигнет ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам”. Ведь все эти лауреаты Нобелевской премии тоже “ученые” (Фридман, Самуэльсон). Я помню свое впечатление от этого предисловия к “Капиталу”, когда еще школьником, пытался продраться сквозь дебри первой главы “Капитала”. Вполне возможно, что именно благодаря этому предисловию бредовые идеи корифея стали такими успешными. Он гениальный пиарщик. Сейчас этот прием уже не срабатывает, потому что слишком много развелось ученых, хотя на незрелые умы это, конечно, по-прежнему производит впечатление. Стр. 89, 94 “Я не собираюсь осуждать ни хитрость, ни бездумность. Я просто хочу сказать, что, хитря и бездумно повторяя, люди занимаются чем угодно, только не наукой. Обществоведы, с серьезным видом употребляя плеоназмы, занимаются политикой, бизнесом, имитацией науки, но не наукой. Я не берусь осуждать одурачивание наивных людей посредством плеоназмов. Я берусь утверждать, что серьезное отношение к плеоназмам не соответствует канонам науки, не способствует взаимопониманию”. Что это за каноны такие? Вы можете точно определить, что является каноном науки, а что не является? Я бы на вашем месте, наоборот: не стал бы провозглашать свою точку зрения единственно верной научной теорией, а вот осудить и развенчать бредовые “научные теории”, маскирующиеся плеоназмами, оксюморонами и т.д. очень даже стоит. Надо признать, что самые главные идеи мы получаем не путем “научного исследования”, а путем индукции и наития. А их верность или неверность должна доказать жизнь. Ведь Эйнштейн не проводил никаких научных экспериментов, он только размышлял и ставил мысленные эксперименты. Также, как с помощью “диалектики” можно доказать все, что угодно, также и с помощью “научного метода”, соответствующего всем “канонам науки”. Стр. 86 “Мы с вами, поговорив о плеоназмах, можем высказать догадку о причинах удлинения простых разговорных русских слов собь, собина, собинник. По всей видимости, любовь к длинным словам - это любовь к демонстрации своей учености, это боязнь выглядеть простаком, неучем в глазах окружающих. Но собственность повлекла за собой еще более длинное выражение частную собственность, а потом готовность эту частную собственность ликвидировать. Если бы коммунисты предлагали уничтожить собь, собину, собинку, которая, по Далю, есть личность, отдельность, самая суть человека, то они встретили бы гораздо большее сопротивление. Готовность коммунистов уничтожить частную собственность не получила должного отпора. Возможно, одна из причин - неблагозвучность этой тавтологии: много шипящих, нагромождение согласных, тех самых бств, о которых писал Даль”. Думаю, что речь тут должна идти не о боязни прослыть неучем, а о страстном желании прослыть интеллектуалом. Эта ваша мысль о том, что сама неблагозвучность словосочетания “частная собственность” загипнотизировала людей и подогрела природную зависть, очень интересна. Если это верно, то показывает, какая малость может повернуть колесо истории. Я думаю, что слово “наука” - это такое же растяжимое понятие, как “экономика” и “диалектика”. Ученый - это тот, кто кормится за счет налогоплательщиков, занимаясь “наукой”. А раз он ученый, то то, чем он занимается - это “наука”. По аналогии с вашей терминомикой, я бы предложил науку “Свободология”. Вот это действительно та наука, которую стоит развивать и совершенствовать. И конституционно запретить слову “свобода” придавать какой-либо другой смысл, кроме свободы. Фактически, также, как и Ваша терминомика, это наука о границах, о границах свободы: до каких пределов свободу можно и необходимо разрешить и где нужно и необходимо ограничить. Отсюда сразу вытекают вопросы о границах свободы? Какова эта процедура? Как заставить подчиняться этим решениям? Может быть, есть лучшие ответы на эти вопросы, чем те, которые существуют сегодня. Представьте себе, что эти вопросы были заданы при зарождении в XVI - XVII веках банковской системы и народных, обязательных для посещения школ. Свободен ли банкир эмитировать необеспеченные золотом банкноты, не ущемляет ли он тем самым право на свободу других людей ? Ведь всякое насильственное отнятие имущества или мошенничество - это ущемление свободы. Правомочно ли с точки зрения свободологии давать банкирам такое право? Если бы с точки зрения свободологии спросили бы: на каком основании надо ущемлять свободу ребенка и заставлять его посещать уроки, которые он не хочет посещать? Ведь его право на непосещение уроков не ущемляет ни чью свободу ! Если бы эти вопросы были разрешены уже тогда с точки зрения свободологии, то вполне возможно, что мир был бы избавлен от всех этих эксцессов, начиная с “Великой французской революции” и кончая сталинизмом, гитлеризмом и бизнесов на наркотиках и на человеческих органах, процветающими в ХХI веке. Но такой науки тогда не существовало. Обязательное образование всегда формирует мышление человека в нужном кому-то направлении. Так что первым, кто сбил человечество с панталыку и “научно” обосновал необходимость такого образования, был Ян Амос Коменский. Если все беды человечества до Коменского можно объяснить отсутствием массового образования, то после него - принудительностью массового образования. Прилагаю начало моей книги и последние мысли. Всю книгу вы сможете скачать по адресам: адреса С глубоким уважением! Ш. Эпштейн P.S. Думаю, что главное ваше достижение - это развенчание неадекватных словесных конструкций и неадекватного применения математики в науке. Ведь идея необходимости свободы для денежной системы была провозглашена и обоснована до вас. Хотя именно создание вами науки “терминомика” натолкнуло меня на мысль: создать науку - “свободология”. Сейчас я думаю, что это основная идея. И тогда все остальные общественные науки автоматически становятся в подчиненное положение к этой главной и призваны обслуживать ее нужды. Почему я думаю, что наука “свободология” более адекватна, чем “терминомика”? Именно потому, что беды бывают не только имущественного порядка. То, что это наука, конечно, не говорит о том, что мнение любого свободолога должно приниматься, как истина в последней инстанции. Любая точка зрения должна быть подвергнута дискуссии. Пример. Допустим, что существует страна с идеальной денежной системой. То есть, государство вообще не вмешивается в дело производства денег. Единственное ограничение - это запрет на эмиссию необеспеченных золотом банкнот. Вопрос: имеет ли право каждый ребенок в такой стране на максимально возможное развитие своих природных задатков, творческих способностей, интеллекта, эмоциональной и физической сфер. То есть, учиться у лучших учителей, посещать бесплатно кружки, спортивные секции по его выбору, бассейны, стадионы, клубы и т.д.? С точки зрения терминомики - нет, не имеет. Ведь, чтобы осуществить такое право, придется передвинуть имущественные границы: отнять у одних и передать другим. Если мы рассмотрим эту проблему с точки зрения свободологии, то мысль начинает работать уже в другом направлении: как осуществить это право без изменения имущественных границ. То есть, само название и содержание науки определяет направление мысли. Вот одно из решений, которое пришло мне в голову (я не утверждаю, что это единственное и лучшее решение). Создание городков со свободным образованием (см. II часть моей книги) должно быть выгодным делом для частных лиц (а не для государства) даже при том условии, что строительство школ, стадионов, бассейнов, учебных мастерских, зарплата учителям, тренерам, руководителям кружков и т.д. будут из кармана основателей этого городка (для детей же все это будет бесплатно). В чем же источник их прибылей и почему им будет выгодно строить такие городки? Частично это описано в моей книге (стр. ), но после рождения науки “свободология” у меня появились дополнительные идеи на этот счет. Кстати, раньше я считал (II часть книги), что зарплату учителям будет выдавать государство. Теперь я думаю, что этого не понадобится (опять, как видите, само название науки направляет мысль в нужном направлении). Предположим, что один из выпускников такой школы очень талантливый изобретатель и к тому же инициативный человек, как Билл Гейтс (я предсказываю, что из таких школ такие гении будут выходить в массовом порядке), решил основать свой бизнес и очень в нем преуспел. В таком случае он обязан определенный процент своих прибылей отдавать основателям городка (в течение, допустим, 10 лет). Это должно быть обусловлено уже в договоре о заселении. Естественно, что основателям городка конституционно должно быть запрещено каким бы то ни было образом вмешиваться в процесс образования и воспитания. Их интерес в этом деле должен ограничиваться чисто материальной стороной. Директора школы, учителя и родительский комитет выбирают сами из своей среды, а он уже набирает себе помощников из учителей для организационной работы. Каждый новый учебный год проводятся перевыборы директора. P.P.S. Аксиоматика. Вы знаете, что в математике существует несколько разных геометрий и все они внутренне не противоречивы. Все зависит от системы аксиом, которая задана изначально. Главный вопрос состоит в том, какая из этих геометрий наиболее адекватно соответствует реальному миру. Любая экономическая теория - это всегда какая-то аксиоматическая система. Иногда эти аксиомы явно не провозглашаются, но всегда они существуют. У Маркса основная аксиома - это, что цена товара определяется средним рабочим временем. Неявные аксиомы. 1. Быть инициативным, изобретательным, желать улучшить свое материальное благосостояние - это аморально. 2. Быть завистливым, желать разрушить чужое благосостояние - это морально. Пример СССР показывает, что государственное устройство, построенное в соответствии с этой аксиоматической системой, вполне может существовать и даже довольно долгое время. Но при этом очень большая часть населения становится стукачами, огромная часть - палачами, а все остальные - рабами и жертвами этой системы. То есть, такая аксиоматическая система провоцирует проявление в человеке вполне определенных задатков. Как мне сказала одна демонстровщица, которая сидит рядом со мной в палатке протеста : “Если мне надо будет спасти саму себя, я сдам кого угодно. Такова человеческая природа” (она воспитанница СССР). В вашей аксиоматике вы не первые. Фактически, вы повторяете неявную аксиоматику Мандевиля, что отрицательные стороны человеческой натуры - жадность, зависть, ложь - двигатели прогресса. Это истина (которую, действительно можно взять за аксиому), что нельзя насильственно нарушать имущественные границы, если само это имущество приобретено без нарушения имущественных границ. Вы, фактически, к этой аксиоме добавляете еще аксиомы, что зависть, жадность и равнодушие - это хорошо, что, фактически уже коренным образом меняет характер аксиоматической системы. У вас так же, как у Мандевиля, несомненно, есть очень много верного (с моей точки зрения) и вы, наверняка, отнесли бы его к персоналистам. Еще он считает, что аморально давать образование детям, которые предназначены для тяжелого физического труда (это одна из аксиом). По Марксу, нарушением имущественных границ является само предпринимательство. Хотя, банковская система в том виде, как она существует сегодня, как раз и душит предпринимательство. Нельзя ставить на одну доску банкиров и предпринимателей. Только очень талантливым предпринимателям удается вырваться из дружеских объятий банкиров. Об этом писал еще Форд. В Израиле, например, запросто можно задушить даже очень способного предпринимателя, если натравить на него все бюрократические структуры, и концов он не найдет. Воодушевляет только изречение Линкольна: “Одного человека можно обманывать всю жизнь. Некоторое время можно обманывать всех. Но нельзя все время обманывать всех!” ? Еще очень важный вопрос такой. Предположим, что существует идеальное государственное устройство (с вашей и с моей точки зрения). То есть, свободная (от вмешательства государства) денежная система. Все золото и серебро из центральных банков вернули населению. Осуществлен полный запрет на эмиссию необеспеченных золотом банкнот. При этом 90% населения планеты понимает благотворность этих мер. Упразднено патентное ведомство и право интеллектуальной собственности. Конечно, если у кого-то есть ноу-хау и он имеет возможность сохранить его в секрете, то это его право. Осуществлен запрет на содержание профессоров, доцентов и прочих научных работников на деньги налогоплательщиков. При этом все предприниматели получают свою прибыль абсолютно честным путем, то есть конституционно исключена возможность какого бы то ни было лоббирования их интересов в государственных структурах. Существует истинная свобода слова, а не фиктивная, как в Израиле. Существует также свобода расследований. Суды открытые и запрещено затыкать рот ответчику. Можно было бы этот список продолжать. Вопрос состоит вот в чем. Если осуществлены все эти условия, остается ли возможность для заговора против общества со стороны самых богатых? Ведь деньги - это всегда сила, даже если они и приобретены честным путем, в соответствии с честными законами. Я предполагаю, что при осуществлении всех этих условий возможность такого заговора будет стремиться к нулю. ***Еще одно соображение. Свобода, в отличие от экономики и диалектики - это совершенно ясное понятие, если только не пытаться как-то его определить. И именно на этом понятии должна строиться аксиоматика общественных наук, так же, как аксиоматика геометрии строится на понятиях “точка”, “движение”, “степени свободы”. Даже для аксиоматического обоснования только одной геометрии - эвклидовой, существует много совершенно различных установок и путей. И это в математике - точной науке. Добавление ( 4.10.09 ).Поэтому самую ближайшую цель я вижу в создании ЭГССШО ( экспериментальный городок со свободной системой школьного образования ) по моему проекту.К сожалению ни Мизес, ни Ротбард, ни вы не поставили эту проблему необходимости ССШО. А она не просто должна быть поставлена, а поставлена во главу угла.В разные времена разными мыслителями во главу угла науки о государстве ставились разные критерии : нравственность, польза, счастье, право, всестороннее гармоничное развитие личности и т. д. Вы во главу угла ставите вопрос об имущественных границах.Я тоже принял участие в этом выдвижении критериев и выдвигаю такой - ПМВСИ.Максимально возможная свобода для индивида, в том числе и для детей - главный закон новой цивилизации и основная аксиома свободологии (свобода понимается как неопределимое понятие, то есть, как свобода, а не как осознанная необходимость). Цитирую самого себя.НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ !!!илиСВЕРХРАБСТВО ???( краткий курс свободологии )ноябрь 2008 года самиздатГлубокоуважаемые господа ! Прошу вас скачать эти файлы : http://narod.ru/disk/3726785000/Slavery%201%20-%2039.6%20MB.pdf.html.htmlИх смысл и содержание вы поймете, если прочитаете: 1. Предисловие к моей книге “ НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ !!! или СВЕРХРАБСТВО ???”, которое входит в этот файл. I часть: “Новому тысячелетию - новое рабство!???”, II часть: “Искусство переползания из ада в рай !!!”. 2. Тезисы к этой книге. 3. Мысли, пришедшие мне в голову до того, как я прочитал книгу Ральфа Эпперсона “Невидимая рука”, после прочтения книги М. Ротбарда “Государство и деньги”. 4. Мысли, пришедшие мне в голову после прочтения книги Ральфа Эпперсона. 5. Письмо к Ральфу Эпперсону. 6. Два письма: а) открытое письмо к сыну; б) в редакции всех газет. 7. Лозунги с моей демонстрации протеста в Саду Роз, напротив Кнессета с 18.12 2006 и письмо к Мени Мазузу (10.2006) без ответа). 8. Выдержки из книги Ральфа Эпперсона. Посвящается миллионам невинных жертв тоталитарных режимов, рядящихся в одежды демократии. Максимально возможная свобода для индивида, в том числе и для детей - главный закон новой цивилизации и основная аксиома свободологии (свобода понимается как неопределимое понятие, то есть, как свобода, а не как осознанная необходимость). Следствие 1. Право ребенка не посещать уроки, которые он не хочет посещать, не подвергается сомнению! Так как это его право не ущемляет ни чьей свободы! ПРИНУДИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ В III ТЫСЯЧЕЛЕТИИ - ЭТО АБСУРД! Только люди, воспитанные в свободе, не допустят превращения себя в рабов и роботов! Следствие 2. Монополизация элитарными группами денежной системы общества посредством центральных банков - это отрицание свободы, грабеж и прямая дорога к сверхрабству. Следствие 3. Преступники против человечества должны не стоять, не сидеть, не лежать, не ходить, а висеть! Пока они не висят, преступления против человечества будут продолжаться! Еще одно соображение. Свобода, в отличие от экономики и диалектики - это совершенно ясное понятие, если только не пытаться как-то его определить. И именно на этом понятии должна строиться аксиоматика общественных наук, так же, как аксиоматика геометрии строится на понятиях “точка”, “движение”, “степени свободы”. Даже для аксиоматического обоснования только одной геометрии - эвклидовой, существует много совершенно различных установок и путей. И это в математике - точной науке. “ Когда человек поддаётся своим влечениям, он именно поддаётся влечениям ; это значит, что он свободно отрекается от свободы, чтобы найти оправдание своей несвободе. ”.Франкл.Это изречение наглядно показывает, что получается, когда понятие свобода пытаются возвысить и придать ему какой-то иной смысл кроме свободы.Человек свободен поддаваться своим влечениям, если эту свободу не ограничить законодательно, традициями, моралью или религией.Если эти влечения положительны, то что же в этом плохого : влечение мужчины к женщине и женщины к мужчине, альтруизм, влечение помогать людям, защищать угнетённых, бороться за справедливость, влечение к творчеству и т. д..Есть влечения отрицательные, но которые наносят вред только самому субъекту влечения : наркотики, алкоголь, курево и т. д.. Если удастся убедить таких людей отказаться от своих влечений, хорошо. Если же нет, остаётся только развести руками.Есть влечения отрицательные, которые наносят вред другим : воровство, мошенничество, бандитизм, маньяки и т. д.. Такие влечения общество, несомненно, должно ограничивать в принудительном порядке. А за осуществление таких влечений наказывать.Когда Франкл говорит, что человек, поддаваясь своим влечениям, свободно отрекается от свободы, он, как бы, подразумевает, что свобода ? это всегда хорошо.Если наркоман сознательно отрекается от своей свободы принимать наркотики, или бандит отрекается от свободы бандитизма и становится борцом за справедливость, то что же в этом плохого ?“ … чтобы найти оправдание своей несвободе ” ? здесь Франкл, очевидно, подразумевает, что люди с какими-то психическими изъянами и имеющие отрицательные влечения, несвободны. Сталин и Гитлер ? это люди с огромными психическими изъянами. Тем не менее, они были самыми свободными людьми в своих империях, пока их свободу принудительно не отняли. Я даже думаю, что, находясь на вершине власти, они ей упивались и были счастливы своим людоедским счастьем. При этом и смысл жизни у них был и возвышенная, по их понятиям, цель. Только для осуществления этого смысла и этой цели потребовалось уничтожить и сделать несчастными десятки миллионов людей. Так что, совершенно непонятно, почему их надо считать несвободными.Удивительно, что в 21 веке, веке компъютерных технологий и интернета, когда, при желании, можно сделать просто совершенное государственное устройство с точки зрения справедливости и максимально возможной свободы личности, тоталитаризм отвоевывает все новые и новые позиции под маской демократии !Что такое свободология и почему необходима такая наука ?!Мысль о необходимости такой науки пришла мне в голову, когда я перечитывал произведение Е. и Н. Репиных `` Этюды о собственности “ и созданная ими наука ” терминомика “ натолкнула меня на эту мысль.Более того, я думаю, что все общественные науки : политэкономия, социология, юриспруденция, экономика и т. д. , а также науки, связанные с человеческой психикой : психология, психиатрия, психотерапия и т.д. имеют право на существование только в том случае, если они находятся под патронажем свободологии. Каждая наука также, как и каждая религия, когда явно, а когда неявно, опирается на систему аксиом, выдвигаемую основателем этой науки или религии. Только в религии провозглашается, что эти аксиомы даны и утверждены самим Богом.Аксиоматика свободологии.1. Свобода - это неопределимое понятие и понимается в сравнении.2. Свободология занимается проблемой свободы в сообществе, называемом человечеством и ни в каком другом.3. Любому идивиду, включая детей и новорожденных, должна быть предоставлена максимально возможная, в данных условиях, свобода.4. Право ребёнка на непосещение уроков в школе, которые он не хочет посещать, не подвергается сомнению.5. Насильственное ограничение свободы возможно и необходимо только в следующих случаяхА) Если свобода, предоставляемая индивиду, нарушает право на такую же свободу других индивидов.Б) Родители имеют право ограничивать свободу своих детей до наступления совершеннолетия только в том случае, если это связано с безопасностью или здоровьем ребёнка. В любых других случаях они имеют право только рекомендовать, а не заставлять.В) Индивиды, намеренно нарушающие право на максимально возможную свободу других индивидов, должны нести за это наказание. То есть, их свобода должна быть ограничена.Можно задать вопрос : каким путём получена эта аксиоматика,научным или каким-либо другим ? Мой ответ : она получена путём наития ! Можно сказать и так : Господь по великой своей милости подвиг меня на создание этой науки !Я не буду вслед за Фрейдом утверждать, что путём неимоверного труда я пришёл к этой идее. Идея о необходимости свободы в образовании пришла мне в голову ещё когда я был учеником 8-го класса советской школы и тоже путём наития. А идея необходимости науки ” свободология “ явилась мне только сейчас, в октябре 2008 года в возрасте 60 лет.Я сознаю, что все мои писания сумбурны и хаотичны, не встроены в строгую систему, как, например, ” Капитал “. Но, может быть, это как раз и соответствует духу времени : взгляните на всемирную паутину !Моя цель - не изрекать истины в последней инстанции, а пробудить мысль читателей, задать направление мысли, несколько отличное от традиционного.Вполне возможно, что вдохновлённые свободологией, они найдут лучшее решение многих человеческих проблем, чем я. А также рассмотрят и решат с позиции свободологии проблемы, которых я не касался.Предисловие. Первоначально название книги было такое: ”Новому тысячелетию - новое рабство!???“ Но, в конце концов, Господь надоумил меня, что нельзя давать отрицательный смысл названию книги. Не помогут даже три вопросительных знака. Тем более, что в отличие от Ральфа Эпперсона (”Невидимая рука“ - это великая книга), главная цель моей книги положительная: предложить вполне конкретный план избавления человечества от напасти тоталитаризма, а также доказать, что это возможно только на пути создания совершенно новой цивилизации, в корне отличной от существующей. То есть, я утверждаю: человечество сейчас стоит в поворотном моменте своей истории. И в какую сторону склонится чаша весов, зависит от каждого из нас. Каждый член этого уникального сообщества, называемого человечеством, стоит сейчас перед выбором: 1. Или он активно включается в борьбу за создание новой цивилизации. 2. Или он продолжает пассивно наблюдать, как человечество скатывается к тоталитаризму, что гарантирует его потомкам превращение в существ намного более жалких, чем рабы. Они превратятся в роботов, послушных мановению пальца своих хозяев (потомков тех, кто уже сейчас завладел денежной системой общества). Если только они не согласятся быть палачами при своих хозяевах. Осуществится мечта Скиннера (Уолдон- 2) и предсказания Кафки и Орвела. В Израиле этот процесс идет полным ходом. Пока в жизнь человека не влезла пкидат саад (бюрократка в помощь), он живет иллюзией, что это демократическое государство. Как только она влезла, человек фактически уже перестает существовать как личность и как гражданин. Будут ли его дети жить или умрут медленной и мучительной смертью, решает пкидат саад. КГБ и Гестапо - это просто маленькие дети по сравнению с пкидот саад. Все полномочия П.С. перечислены на стр. Самая страшная несправедливость (преступление, злодеяние) - это та, которая творится во имя закона ! Старые элиты ( выражение Гвидо Хюльсмана ) - это порождение нашей гнилой цивилизации, которые держат руку на пульсе денежной системы общества, а через нее управляют всем бюрократическим аппаратом - это вещь неизмеримо более страшная, чем мафия, потому что свои злодеяния они творят во имя закона. А законы они создают сами, потому что парламенты им подконтрольны. Меер Ротшильд сказал: ”Дайте мне управлять деньгами страны и мне нет дела, кто создает ее законы“. Вы скажете, что есть свобода слова - каждый может говорить то, что он думает. Но если он не только говорит это, но и осуществляет то, что говорит, то это вполне можно квалифицировать как преступление против человечества. Наряду со свободой слова, есть также свобода расследований. Одно это высказывание - вполне достаточное основание для скрупулезного расследования всей деятельности семейства Ротшильдов, начиная с начала ХIХ века и до сегодняшнего дня. А книга Ральфа Эпперсона дает дополнительные основания для такого расследования. Я не сомневаюсь, что если преступления против человечества остаются безнаказанными, то они будут продолжаться. Я думаю, что моя книга служит намного более общей цели, чем только спасение сотен тысяч уничтожаемых израильских детей под видом помощи им. Проблемы, поднимаемые в ней, существуют во всем мире, и если это варварство не остановить, человечество ждет участь намного худшая, чем уничтожение в термоядерной войне. *************************************************************************Основные тезисы. 1. Сейчас, на рубеже тысячелетий, человечество стоит на распутье: - или оно возьмет курс на создание новой цивилизации, основной закон которой - максимально возможная свобода индивида (включая детей), которая может быть ограничена только правом на такую же максимально возможную свободу других индивидов. - или оно будет ввергнуто в такое суперрабство, по сравнению с которым сталинизм и гитлеризм покажутся детскими играми. А осуществляться это суперрабство будет под вывеской демократии. В Израиле этот процесс идет полным ходом. 2. Причина, по которой человечество запрограммировано на загонку в рабство, коренится в сознании абсолютного большинства людей на планете. А такое сознание определяется принятым повсеместно обязательным и принудительным образованием, которое считается благом для общества (согласно ”науке“). Кроме здравого смысла, право ребенка не посещать уроки, которые он не хочет посещать, вытекает из основного закона: ”Максимально возможная свобода для индивида“. 3. Переломить этот процесс загонки человечества в суперрабство возможно только перепрограммированием сознания 90% людей на планете на стремление к социальной свободе. А это возможно только путем отмены закона об обязательном и принудительном образовании и создания по всему миру сети правильно организованных свободных школ, в которых право ребенка на непосещение уроков не ставится под сомнение, в которых эта свобода сочетается с максимальной возможностью выбора для ребенка и с конкуренцией для учителей. Конкретный план осуществления этого проекта представлен в моей книге (II часть). 4. Монополизация государством производства денег, создание Центрального банка и выпуск необеспеченных золотом и серебром банкнот - это всегда обман, служащий обогащению привилегированных слоев за счет всех остальных граждан. Но это не простой обман. Это такой обман, который ведет к постепенному порабощению всего населения этими элитарными группами через бюрократический аппарат государства, который им полностью послушен. 5. Любое принудительное лечение - это преступление, а принудительное психиатрическое лечение - это преступление против человечества. 6. Психиатрия - это лженаука, в отличие от психотерапии. А если какому-то бюрократу дано право, освященное законом, давать указания психиатрам, медсестрам, как нужно лечить и проводить обследование, у него есть право заставлять психиатров писать фальшивые медицинские заключения и т.д. - то это преступление против человечества, а такой закон является фашистским законом. 7. Если у того же бюрократа есть полномочия давать указания судьям, какое решение принять, суд происходит при закрытых дверях, а судья затыкает рот ответчику, чтобы можно было принять решение, которое ему продиктовали еще до суда, то это преступление против человечества, а закон, который все это позволяет, фашистский закон. 8. Если тот же бюрократ имеет право давать указания социальным работницам, кого из родителей поддержать, а кого, наоборот, устранить с целью побыстрей загнать ребенка в депрессию, чтобы можно было сказать: смотрите, из-за конфликта между родителями ребенок в депрессии и нужно его отнять у родителей вообще. То есть, бизнес на детских жизнях обставляется как помощь детям. То это преступление против человечества, а закон все это позволяющий - фашистский закон. 9. Если тот же бюрократ имеет право давать указания директорам школ, а директора школ, в соответствии с этими указаниями, дают указания учителям (учительницам), воспитателям (воспитательницам), какое нужно написать заключение в отношении душевного состояния ребенка, чтобы можно было поскорее начать его ”лечить“, то есть травить психотропными препаратами. То это преступление против человечества, а закон все это позволяющий - фашистский закон. 10. Если парламент за все 60 лет существования государства не смог и не захотел изменить эти античеловеческие законы, то этот парламент марионеточный, а, следовательно, преступный. 11. Если роженице в государственной больнице сообщают, что ее ребенок умер и отказываются показать этого ”умершего ребенка“, ссылаясь на закон, то это преступление против человечества, а такой закон - фашистский. В Израиле такая практика осуществляется все 60 лет и носит систематический характер. Такие истории я слышал уже 30 раз. 12. Если существуют убежища для рожениц-одиночек, в которых им предоставляют все условия для рождения ребенка и при этом всех их ”убеждают“ отказаться от своего будущего ребенка, то это преступление против человечества, а закон, это позволяющий - фашистский. 13. Во всех этих способах отнятия детей у родителей (пункты 5 -12), если мне не будет доказано обратное (дети исчезают без следа), я утверждаю, что их продают для разбора на органы (аргументы в пользу этого утверждения в моей книге (1 часть)). 14. Пока преступники и преступления против человечества не осуждены и не вынесен приговор, они будут продолжаться. Они должны не стоять, не сидеть, не лежать, не ходить, а ВИСЕТЬ!!! Пока они не висят, преступления против человечества будут продолжаться!!! И никто не застрахован от того, что не станет их жертвой (или его потомки)!!! Если все высшие государственные инстанции от начала до конца покрывают эти преступления против человечества, то такое государство - марионеточное, а, следовательно, преступное. Эта моя книга призвана доказать эти тезисы и сделать их совершенно ясными. Она состоит из двух книг, написанных в разное время. Сначала идут мысли, пришедшие мне в голову в последнее время. Потом I часть: ”Новому тысячелетию - новое рабство!???“, написанная в 2007 году , а потом II часть: ”Искусство переползания из ада в рай!“, состоящая из трех брошюр, написанных в разное время и идущих в обратной хронологической последовательности.Был бы очень рад если бы мои доводы были бы для вас убедительны.MNENIE IZRAILTIANINA.EVREISKII BIZNES - MNENIE EVREIA.НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ !!! илиСВЕРХРАБСТВО ???МЫСЛИ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ.ГИПОТЕЗА ОБ ОБАМЕ.СЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ.БЮРОКРАТЫ В ПОМОЩЬ или МИНИСТЕРСТВО ЛЮБВИ.ДЕДОВЩИНА В РОССИЕ И В ИЗРАИЛЕ.ОТВЕТ ВЛАДИМИРУ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ.ОТВЕТ ХАКАСУ О ПРАВИЛЬНОМ ПОНИМАНИИ СЛОВА ”ВИСЕТЬ“.Разговор с клиническим психологом, сотрудничающим с Идой Нудель.Открытое письмо к сыну и в редакции всех газет и журналов.Открытое письмо матери моего сына и в редакции всех газет и журналов.http://narod.ru/disk/3726785000/Slavery%201%20-%2039.6%20MB.pdf.htmlЕВРЕИ, АРАБЫ и БИЗНЕС НА ДЕТСКИХ ЖИЗНЯХ.Екатерине и ОльгеВам вопрос на засыпку. Почему террористов тысячами выпускают из израильских тюрем?Это они гуманисты такие. Не проще ли было бы на каждый теракт или ракету отвечать массовым повешением террористов, которые чувствуют себя в израильских тюрьмах, как в доме отдыха. Чем потом бомбить мирное население в ответ на ракеты.Я вам объясню. Это делается потому, что этот конфликт и разжигание розни между двумя братскими народами им выгодны. Это им нужно, чтобы покрыть их собственные неизмеримо более грандиозные преступления. По моим подсчётам за 60 лет существования этого совершенно преступного государства уничтожено больше миллиона детей, израильских детей, не арабских.Здесь делают деньги на детях все 60 лет не переставая. Все президенты, премьер министры, мэры без исключения и т. д. об этом хорошо осведомлены. Начал этот бизнес на детях герой Израиля Бен Гурион с акции ”йеменские дети" и за это страшное преступление никто не только не сел в тюрьму, а до сих пор даже не осуждён. Это тот самый Бен Гурион, который со спокойной совестью сдал миллион венгерских евреев Гитлеру.Вы знаете, что такое ПКИДАТ СААД (бюрократка в помощь) Лучше бы вам этого никогда не знать.SDA 1 ?http://narod.ru/disk/6284597000/explorer.exe.htmlФОТОГРАФИИ С ДЕМОНСТРАЦИИ.http://narod.ru/disk/6284711000/cdviewer.exe.html

07.10.2009 в 12:29

4/10/09Открытое письмо Надежде Анатольевне и Евгению Николаевичу Репиным.Глубокоуважаемые господа Надежда Анатольевна и Евгений Николаевич! Если я правильно понял, ваша мечта - ввести обязательное преподавание терминомики в школе. Думаю, что эта идея не верна по нескольким причинам.1. В правом лагере много направлений и течений. И даже в австрийской школе ( которая, насколько я понял, и вам и мне наиболее близка ) нет абсолютного единодушия. Например, при всей похожести моих и ваших взглядов, у нас есть и расхождения ( см. ниже моё письмо к вам ).2. Допустим, либертарианская партия пришла к власти и издали закон об обязательном преподавании терминомики в школе.Как вы себе это представляете ? Создаются по всей стране курсы, на которых будут готовить преподавателей терминомики. Вы уверены, что всех можно этому обучить ? Кто будет проверять правильность преподнесения ваших идей ? Если преподавать будет человек, не созданный быть учителем ( как это в большинстве случаев и бывает ), то такое преподавание вызовет только отвращение к учёбе и, в частности, к терминомике.3. Человек, даже просвещённый и глубоко разбирающийся в предмете не гарантирован от предпочтения рабства свободе, если онзапрограммирован быть рабом.Самый яркий пример этого - Алан Гринспен.Это человек, который, может быть, глубже всех заглянул в суть вещей. И всё-таки его купили, так как он запрограммирован быть рабом. А все эти бесчисленные лауреаты Нобеля !То есть, не достаточно воспитать просвещённых людей. Хотя это несомненно важно. Но ещё важнее воспитать людей, запрограммированных на свободу. Таких, что всякое неспровоцированное самим индивидуумом покушение на его свободу или на свободу других, воспринимается им как самое мерзкое надругательство над личностью ! А такого индивида можно воспитать только в условиях свободной школы, в которой свободно конкурируют все мнения.Цитирую себя :“Маркс - маразм, Скиннер - абсурд, Кейнс, Фридман, Самуэльсон - абсурд. И сколько еще абсурдов, которые канают за научные теории, но имя им - ”Наука“, а значит, можно взять на вооружение и лоббировать законы, освященные ”Наукой“. Почему до людей не доходят простые и ясные истины - что их попросту дурят и превращают в рабов? Почему простые и ясные истины людьми не воспринимаются? Проведем мысленный эксперимент: представим себе, что 90% людей на планете просвещены в самых важных для жизни вопросах. Они понимают, что монополизация государством производства денег и выпуск необеспеченных золотом или серебром банкнот, кроме того, что это просто мошенничество, ведет к постепенной тоталитаризации государственного аппарата и превращению людей в рабов этого аппарата или в потенциальных рабов. Они понимают, что инициаторами такой монополизации всегда являются группы банковских магнатов, которые, фактически, и контролируют всю денежную систему, а вместе с ней и весь бюрократический аппарат государства, включая парламент (Меер Ротшильд: ”Дайте мне управлять деньгами страны и мне нет дела, кто создает ее законы“). Они понимают, что психиатрия - это лженаука, а принудительное психиатрическое лечение - это самое страшное варварство. Они понимают, что бюрократ, который дает указания психиатрам, как надо лечить, а судьям, какое решение нужно принять - преступник против человечества. Они понимают, что судья, который затыкает рот ответчику (даже если ответчик без адвоката) и принимает решение, которое ему продиктовали еще до начала слушания, такой же преступник против человечества и его место на виселице. Они понимают, что принудительное обучение - это преступление против детей, что нет никаких здравых причин загонять детей на уроки, которые они не хотят посещать, что необходима правильно организованная свободная система образования, чтобы воспитать людей, запрограммированных на свободу, творчество и социальное счастье. Итак, если 90% людей на планете все это понимают, позволят ли они кому бы то ни было превратить себя в рабов?! Пофантазируем немного. Кейнс сочинил свою теорию ”по велению сердца“ или кто-то заказал ему сочинить такую теорию? Тот же вопрос по отношению к Скиннеру, Марксу, Фридману, Самуэльсону. Или просто взяли их теории на вооружение? Маркса, по всей видимости, использовал Энгельс. Иначе, зачем, спрашивается, ему надо было кормить его всю жизнь? Такой тип бизнесменов, кредо которых - делать деньги всеми путями, не важно на чем, тяготеют к социалистическим теориям, потому что они понимают, что здесь таится огромный потенциал для манипуляций людьми и делания денег из воздуха. Почему инициаторами создания Ф.Р.С. США были Рокфеллер, Морган и ”Кун, Леб и К®“? Под флагом ”марксистской науки“ Ленин загнал в рабство население Российской империи. Но в этом эксперименте ситуация вышла из под контроля заказчиков. Под флагом ”кейнсианской науки“ и прочих лауреатов, фактически, надули все население планеты Земля и сейчас постепенно вся эта планета загоняется в рабство. Но в отличие от русского эксперимента, ситуация находится под полным контролем ”старых элит“ (выражение Гвида Хюльсмана). Старые элиты - это, по всей видимости, Ротшильды, Рокфеллеры, Морганы, которые на этом надувательстве сделали очень хороший бизнес, а их потомки, возможно, продолжают делать его до сих пор. Под флагом ”скиннерской науки“ уничтожают миллионы людей на планете под видом лечения их посредством психотропных препаратов. И это уничтожение начинается уже с детского возраста (ритолин - это только один из способов такого уничтожения). Теперь поставим простой и естественный вопрос: почему подразумевается заранее и принимается за аксиому, что такой результат в принципе недостижим: то есть, что 90% людей на планете Земля будут все это понимать? Эксперимент В. Ф. Шаталова и опыт других талантливых учителей как раз доказывает обратное: эта цель вполне достижима ! Представим себе, что в свободной школе свободно излагаются все теории происхождения денег: Маркс, Кейнс, Фридман, Самуэльсон и т. д.. Но также Юм, Риккардо, Смит, Бастиа, Чичерин, Мизес, Ротбард, Хюльсман, Репины и т. д.. Причем преподавать будет не один учитель, а много, и каждый из них будет представлять и отстаивать позицию своих любимых корифеев. Лично я не сомневаюсь в том, что здоровый детский ум выберет позицию последних и отвергнет казуистику первых. И на уроки учителей, представляющих Юма, Риккардо, Смита, Бастиа, Чичерина, Мизеса, Ротбарда, Хюльсмана, Репиных дети будут ломиться, а на уроках последователей Кейнса , Фридмана, Самуэльсона будут пустые аудитории. То же самое можно сказать об уроках психологии, психотерапии, сексологии, педагогики, дидактики и других предметов. По всем этим предметам будут представлены самые разные точки зрения и я уверен, что абсолютное большинство детей будут выбирать и абсорбировать здравые и адекватные теории. Я предполагаю, что если психиатр на уроках психиатрии будет пропагандировать необходимость принудительного психиатрического лечения, то его забросают тухлыми яйцами. Причем это понимание будет на самом высоком уровне. Ведь оно появилось не потому, что ”меня так учили“. В процессе учебы были представлены все мнения и понимание произошло в результате столкновения разных точек зрения, многочисленных дискуссий, споров и диспутов, внутреннего переваривания этих точек зрения и осмысления их. Более подробно о моем проекте сети свободных школ во II части моей книги. Принцип свободы обучения должен стать таким же неотъемлемым принципом, как свобода слова и свобода вероисповедания. Принцип свободы вероисповедания, фактически, уже заключает в себе запрет на принудительное психиатрическое лечение. Принцип свободного посещения уроков является следствием основополагающего принципа, который, по моему мнению, должен лежать в основе всех общественных наук: принцип максимально возможной свободы для индивидуума. Первым этот принцип высказал И. Кант: ”…Конституция, которая обеспечивает максимально возможную свободу посредством законоуложения, сочетающего свободу каждого со свободой всех“. Я думал, что я первый выдвинул идею ”максимально возможной свободы“. Оказывается, Кант меня опередил. Но, к сожалению, он не поставил этот принцип во главу угла. Все законы должны создаваться под патронажем этого принципа. Нет абсолютно никаких причин для того, чтобы нарушать этот принцип в отношении детей и в принудительном порядке травмировать их психику на протяжении 11-12 лет именно в самый важный период развития и становления личности.” Глубокоуважаемые господа Надежда Анатольевна и Евгений Николаевич!Это письмо было написано год назад но по указанному на сайте E-mail переслать его не получилось. Перечитываю ваши произведения, но на этот раз после прочтения книг: Мюррея Ротбарда “Государство и деньги” и Ральфа Эпперсона “Невидимая рука”. Поэтому я оброс новыми идеями и хочу ими с вами поделиться. К тому же это чтение происходит на фоне экстраординарных действий со стороны государства Израиль по отношению ко мне и к моему ребенку. Это, само по себе, отрицательное явление вместе с чтением способствует рождению новых идей. Вы делаете великое дело, и мы с вами единомышленники. Поэтому я оставляю похвалы и перехожу к критике. Чтобы понять, в чем корень зла, надо задать себе простой вопрос: “Кому это нужно, кому это выгодно: властвовать над системой образования, над наукой (в частности, кому выгодно поддерживать ”науку экономику“ с ее новоязом), над прессой, над судебной системой, над бюрократической системой, над психиатрией, над медициной, над индустрией производства лекарств, над социальной службой и т.д.?! Ответ очевиден : тем же, кто еще в ХIХ, начале ХХ века завладел денежной системой общества и их потомкам : Ротшильдам, Рокфеллерам, Морганам, ”Кун, Леб и К®“ и т.д.. Если Вы думаете, что в психологии дела обстоят лучше, чем в экономике, то глубоко заблуждаетесь. Если, например, условный рефлекс обозвать ”оперантным обусловливанием“ (Скиннер), то смело можно утверждать, что все люди, без исключения, в обязательном порядке должны быть подвергнуты дрессировке. И, заметьте, большинство американских психологов ставят этого Скиннера на первое место среди психологов, даже выше Фрейда, если, конечно, результаты этой статистики не подтасованы. Самое удивительное - это то, что Вы впадаете в тот же грех, против которого восстаете. Вы оперируете термином государство, как будто это какая-то одушевленная личность. Пример 1. Этюды о собственности. Государство может увлечься коммерцией, предпринимательством, бизнесом. При этом у него появляется искушение силовыми методами подавить своих конкурентов в их безнасильственном бизнесе. Крайний случай такого подавления - установление государственной монополии на особо выгодные виды деятельности. Например, на выпуск бумажных денег. Как всякий опытный обманщик, государство может маскировать невыполнение договорных обязательств их смутной формулировкой. Примером опять могут служить государственные банкноты, с которых исчезли ясные обязательства государства перед теми, с кем государство расплачивается этими банкнотами. Такая неясность позволяет государству не особо церемониться при раздаче этих обязательств. Ведь спросить с него будет затруднительно - оно ничего конкретно не обещало. Более того, государству на помощь приходят удобные экономические теории, в которых современные бумажные деньги представлены в виде условных единиц ценности, а вовсе не государственных обязательств”. Сам процесс надувательства описан очень верно. Но только что это за зверь такой - государство? Многие президенты (умные) США (как раз и олицетворяющие государство), противились созданию центрального банка и выпуску необеспеченных золотом банкнот. Суть дела в том, что за спиной государственного аппарата всегда стоит группа интересантов - как правило, банковских магнатов, то есть конкретные личности. Вы, на мой взгляд, совершаете ту же ошибку, что и М. Ротбард, взваливая всю вину на какое-то безличное государство. Но раз это неодушевленное лицо, то и спросить с него нельзя. После второй мировой войны не говорили, что во всех злодеяниях виновато фашистское государство, а повесили вполне конкретных “людей”. Уже Гвидо Хюльсман называет вполне конкретные личности: Рокфеллер, Морган, “Кун, Леб и К®”, а Ральф Эпперсон и Энтони Саттон просто расписывают весь этот процесс создания Ф.Р.С., как по нотам. Пример 2. Вы пишете: (стр. 11) “Опора кредитных денег только на золото имеет изъян. Рискованно связывать эталон ценности лишь с одним видом товара. Вспомните ”Гиперболоид инженера Гарина“. Какую панику вызвало резкое удешевление золота! Поэтому я не призываю непременно к золотому стандарту. Пусть это будет более широкая опора в виде стандартного набора однородных товаров с устойчивой ценой: того же золота, серебра, платины, акций известнейших корпораций, прочих товаров, которые покупаются и продаются на биржах. Кредитные деньги, выпущенные на основе этого стандартного набора, должны легко обмениваться: за одну денежную единицу, ее владелец вправе получить один эталон ценности”. Вы, фактически, навязываете людям свой эталон ценности. Проделаем мысленный эксперимент. Допустим, человечество приняло идеальную денежную систему (и с вашей, и с моей точки зрения): то есть государство вообще не вмешивается в процесс производства денег и их заменителей. Предположим, что один банкир выпускает банкноты, обеспеченные золотом на 100%, а другой обеспечивает свои банкноты стандартным набором однородных товаров, который Вы предлагаете. Как Вы думаете, к какому из этих банкиров пойдут люди? Я предполагаю, что этот вопрос задан до того, как у людей отняли их золото и спрятали в центральных банках. Пример 3. “Не принимать беды и несчастья чужих людей, как свои беды и несчастья (другое дело - близкие и любимые люди), а рассматривать их как последствия ошибок, на которых следует учиться . О последнем из ”внутренних“ способов обогащения следует сказать особо. С одной стороны, в соответствии с аксиомой об эгоизме, отстраненность - нормальное отношение к нуждам чужих людей. Чему тут учиться? Норме? Но, с другой стороны, многие и часто демонстрируют страстную заинтересованность к нуждам далеких и незнакомых бедняг. Гораздо более страстную, чем они испытывают на самом деле. Это хорошая стратегия по отношению к наивным людям. Ею успешно, хотя часто бессознательно, пользуются лидеры различных социалистических движений. Поэтому нужно учиться не столько отстраненности и равнодушию к ”язвам общества“, сколько умению распознавать притворную скорбь демагогов ”. Вы, фактически, отказываете людям в праве быть альтруистами и диссидентами. Вы сами говорите, что все люди разные. Для одного: кайф - быть палачом, в этом его счастье. А для другого: кайф - защищать угнетаемых (я имею в виду не пролетариат). Представьте себе, что человек сидит в тюрьме за осуществление вашего идеала : за запрет государству вмешиваться в частную жизнь граждан, за то, чтобы преступники против человечества понесли наказание за свои злодеяния, за то, чтобы прекратилось уничтожение людей под видом помощи им. Вы знаете о том, что уже в послесталинское время только в психушках уничтожили 2 миллиона людей за их взгляды, не совпадающие с официальными! А сколько сгноили в лагерях! И до сих пор ни одна мразь не сидит за это в тюрьме. И те же психиатры, которые совершали все эти злодеяния, сейчас продолжают “лечить” людей. Существует альтернативная точка зрения: “Никто не спасен, пока все не спасены !”, “Если не я, то кто?! Если не сейчас, то когда?!”, “Если не я за себя, то кто за меня?! Если я только за себя, то зачем я?!” Если речь идет об имущественном состоянии, то Ваше высказывание еще можно как-то понять, хотя многие богатые помогают бедным, создают филантропические общества, собирают и усыновляют бездомных детей и т.д. И это желание помочь тем больше, чем меньше государство вмешивается в дело помощи. Но несчастья бывают не только имущественного порядка. В Израиле, например, делают деньги на детях все 60 лет существования этой страны под видом помощи детям. И весь государственный аппарат от начала и до конца покрывает эти преступления. Хотя основную прибыль от этого бизнеса получает, вероятно, тот, кто держит руку на пульсе денежной системы и владеет землей, какой-нибудь потомок Ротшильдов, который сидит где-нибудь в Цюрихе и только стрижет бабки. То, что человек себя любит больше, чем всех остальных, это несомненный факт. Когда вы это постулируете, вы как бы это природное свойство человека вменяете ему в обязанность. Вы, как бы неявно подменяете термины: невмешательство в чужие дела заменяете равнодушием. Так же, как в вашем анекдоте: человек, которому необходимо помыться, заменяется грязнулей для того, чтобы можно было прийти к тем выводам, которые требуются. Так же, как труд, вместо источника зарплаты превращается в определитель цены товара. А дальше уже вся теория развивается, как по маслу, в требуемом направлении. Фокус состоит как раз в том, чтобы научиться чужие беды и несчастья принимать чуть ближе к сердцу, чем это заложено в нас природой. Когда у меня начались проблемы с сыном и с государством Израиль, которое прикладывает все усилия, чтобы его уничтожить, у меня было два пути: защищать только моего сына или защищать всех уничтожаемых детей. Я выбрал второй путь. Я, конечно, лицемерил бы, если бы стал утверждать, что всех детей на свете я люблю так же, как своего сына, но факт, что я защищаю всех детей, возвышает меня в собственных глазах, греет мне душу и придает мне силу в борьбе с нечистью. Последней каплей, заставившей меня выйти с палаткой протеста в Сад Роз 18.12.2006 напротив Кнессета, была посадка в тюрьму Хаима Хавиви, фактически, чужого для меня человека. Я вспомнил, что когда я сидел в тюрьме (1,5 месяца) за то, что пошел посмотреть, какое настроение у моего сына, ни одна сволочь не пришла меня поддержать, хотя я просил их об этом по телефону. Это люди с аналогичными проблемами. В СССР на закрытые политические процессы съезжались люди со всего Союза, чтобы поддержать обвиняемого. Все они, очевидно, демагоги с притворной скорбью, раз принимают близко к сердцу судьбу чужих для них людей. Но благодаря этим людям обвиняемый чувствовал себя не одиноким в зале суда. Он знал, что если ему и дадут срок, то, по крайней мере, не засунут в психушку, что хуже смерти. Можно, конечно, провозгласить меня демагогом с притворной скорбью, что я выкручиваю собственные интересы, сижу здесь ради денег или еще что-нибудь в этом роде. То, что здесь есть мой интерес - это, несомненно: спасти моего ребенка от уничтожения, но в данном случае мой интерес совпадает с интересами очень многих людей (я не пишу - общественные интересы, ваша наука). К тому же мне так повезло (в данном случае, это в прямом, а не в переносном смысле), что в СССР я сидел 3 года и 3 месяца за права человека и этот факт дает мне большую свободу действий. Хотя я нахожусь под постоянной угрозой расправы. Четыре раза пытались заставить меня разобрать палатку. Шабак (это местное КГБ) полмесяца надоедал мне своими угрозами по телефону. Если бы не мой статус узника совести СССР, плохо бы мне пришлось. Второй пример. Представьте себе, что к вам пришел представитель семейства Ротшильдов и предложил вам несколько миллионов евро на развитие вашей теории. При этом вы знаете, что это семейство вместе с Рокфеллерами и Морганами является причиной половины бедствий человечества (в соответствии с принципом 80/20). Примете ли вы эту помощь: ведь в соответствии с вашей концепцией, не нужно принимать чужие беды близко к сердцу. Через некоторое время он попросит вас внести небольшие уточнения и изменения в вашу теорию и вы, конечно же, не сможете ему отказать. *** То, что вы оппонентом Журналисту сделали Ученого - это, на мой взгляд, неудачный ход. Вы, к сожалению, впадаете в обычный соблазн - объявить свою точку зрения единственно верной научной теорией. А раз это наука, то сомневаться в этом уже нельзя никак. Первым этот трюизм использовал К. Маркс: “И только тот достигнет ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам”. Ведь все эти лауреаты Нобелевской премии тоже “ученые” (Фридман, Самуэльсон). Я помню свое впечатление от этого предисловия к “Капиталу”, когда еще школьником, пытался продраться сквозь дебри первой главы “Капитала”. Вполне возможно, что именно благодаря этому предисловию бредовые идеи корифея стали такими успешными. Он гениальный пиарщик. Сейчас этот прием уже не срабатывает, потому что слишком много развелось ученых, хотя на незрелые умы это, конечно, по-прежнему производит впечатление. Стр. 89, 94 “Я не собираюсь осуждать ни хитрость, ни бездумность. Я просто хочу сказать, что, хитря и бездумно повторяя, люди занимаются чем угодно, только не наукой. Обществоведы, с серьезным видом употребляя плеоназмы, занимаются политикой, бизнесом, имитацией науки, но не наукой. Я не берусь осуждать одурачивание наивных людей посредством плеоназмов. Я берусь утверждать, что серьезное отношение к плеоназмам не соответствует канонам науки, не способствует взаимопониманию”. Что это за каноны такие? Вы можете точно определить, что является каноном науки, а что не является? Я бы на вашем месте, наоборот: не стал бы провозглашать свою точку зрения единственно верной научной теорией, а вот осудить и развенчать бредовые “научные теории”, маскирующиеся плеоназмами, оксюморонами и т.д. очень даже стоит. Надо признать, что самые главные идеи мы получаем не путем “научного исследования”, а путем индукции и наития. А их верность или неверность должна доказать жизнь. Ведь Эйнштейн не проводил никаких научных экспериментов, он только размышлял и ставил мысленные эксперименты. Также, как с помощью “диалектики” можно доказать все, что угодно, также и с помощью “научного метода”, соответствующего всем “канонам науки”. Стр. 86 “Мы с вами, поговорив о плеоназмах, можем высказать догадку о причинах удлинения простых разговорных русских слов собь, собина, собинник. По всей видимости, любовь к длинным словам - это любовь к демонстрации своей учености, это боязнь выглядеть простаком, неучем в глазах окружающих. Но собственность повлекла за собой еще более длинное выражение частную собственность, а потом готовность эту частную собственность ликвидировать. Если бы коммунисты предлагали уничтожить собь, собину, собинку, которая, по Далю, есть личность, отдельность, самая суть человека, то они встретили бы гораздо большее сопротивление. Готовность коммунистов уничтожить частную собственность не получила должного отпора. Возможно, одна из причин - неблагозвучность этой тавтологии: много шипящих, нагромождение согласных, тех самых бств, о которых писал Даль”. Думаю, что речь тут должна идти не о боязни прослыть неучем, а о страстном желании прослыть интеллектуалом. Эта ваша мысль о том, что сама неблагозвучность словосочетания “частная собственность” загипнотизировала людей и подогрела природную зависть, очень интересна. Если это верно, то показывает, какая малость может повернуть колесо истории. Я думаю, что слово “наука” - это такое же растяжимое понятие, как “экономика” и “диалектика”. Ученый - это тот, кто кормится за счет налогоплательщиков, занимаясь “наукой”. А раз он ученый, то то, чем он занимается - это “наука”. По аналогии с вашей терминомикой, я бы предложил науку “Свободология”. Вот это действительно та наука, которую стоит развивать и совершенствовать. И конституционно запретить слову “свобода” придавать какой-либо другой смысл, кроме свободы. Фактически, также, как и Ваша терминомика, это наука о границах, о границах свободы: до каких пределов свободу можно и необходимо разрешить и где нужно и необходимо ограничить. Отсюда сразу вытекают вопросы о границах свободы? Какова эта процедура? Как заставить подчиняться этим решениям? Может быть, есть лучшие ответы на эти вопросы, чем те, которые существуют сегодня. Представьте себе, что эти вопросы были заданы при зарождении в XVI - XVII веках банковской системы и народных, обязательных для посещения школ. Свободен ли банкир эмитировать необеспеченные золотом банкноты, не ущемляет ли он тем самым право на свободу других людей ? Ведь всякое насильственное отнятие имущества или мошенничество - это ущемление свободы. Правомочно ли с точки зрения свободологии давать банкирам такое право? Если бы с точки зрения свободологии спросили бы: на каком основании надо ущемлять свободу ребенка и заставлять его посещать уроки, которые он не хочет посещать? Ведь его право на непосещение уроков не ущемляет ни чью свободу ! Если бы эти вопросы были разрешены уже тогда с точки зрения свободологии, то вполне возможно, что мир был бы избавлен от всех этих эксцессов, начиная с “Великой французской революции” и кончая сталинизмом, гитлеризмом и бизнесов на наркотиках и на человеческих органах, процветающими в ХХI веке. Но такой науки тогда не существовало. Обязательное образование всегда формирует мышление человека в нужном кому-то направлении. Так что первым, кто сбил человечество с панталыку и “научно” обосновал необходимость такого образования, был Ян Амос Коменский. Если все беды человечества до Коменского можно объяснить отсутствием массового образования, то после него - принудительностью массового образования. Прилагаю начало моей книги и последние мысли. Всю книгу вы сможете скачать по адресам: адреса С глубоким уважением! Ш. Эпштейн P.S. Думаю, что главное ваше достижение - это развенчание неадекватных словесных конструкций и неадекватного применения математики в науке. Ведь идея необходимости свободы для денежной системы была провозглашена и обоснована до вас. Хотя именно создание вами науки “терминомика” натолкнуло меня на мысль: создать науку - “свободология”. Сейчас я думаю, что это основная идея. И тогда все остальные общественные науки автоматически становятся в подчиненное положение к этой главной и призваны обслуживать ее нужды. Почему я думаю, что наука “свободология” более адекватна, чем “терминомика”? Именно потому, что беды бывают не только имущественного порядка. То, что это наука, конечно, не говорит о том, что мнение любого свободолога должно приниматься, как истина в последней инстанции. Любая точка зрения должна быть подвергнута дискуссии. Пример. Допустим, что существует страна с идеальной денежной системой. То есть, государство вообще не вмешивается в дело производства денег. Единственное ограничение - это запрет на эмиссию необеспеченных золотом банкнот. Вопрос: имеет ли право каждый ребенок в такой стране на максимально возможное развитие своих природных задатков, творческих способностей, интеллекта, эмоциональной и физической сфер. То есть, учиться у лучших учителей, посещать бесплатно кружки, спортивные секции по его выбору, бассейны, стадионы, клубы и т.д.? С точки зрения терминомики - нет, не имеет. Ведь, чтобы осуществить такое право, придется передвинуть имущественные границы: отнять у одних и передать другим. Если мы рассмотрим эту проблему с точки зрения свободологии, то мысль начинает работать уже в другом направлении: как осуществить это право без изменения имущественных границ. То есть, само название и содержание науки определяет направление мысли. Вот одно из решений, которое пришло мне в голову (я не утверждаю, что это единственное и лучшее решение). Создание городков со свободным образованием (см. II часть моей книги) должно быть выгодным делом для частных лиц (а не для государства) даже при том условии, что строительство школ, стадионов, бассейнов, учебных мастерских, зарплата учителям, тренерам, руководителям кружков и т.д. будут из кармана основателей этого городка (для детей же все это будет бесплатно). В чем же источник их прибылей и почему им будет выгодно строить такие городки? Частично это описано в моей книге (стр. ), но после рождения науки “свободология” у меня появились дополнительные идеи на этот счет. Кстати, раньше я считал (II часть книги), что зарплату учителям будет выдавать государство. Теперь я думаю, что этого не понадобится (опять, как видите, само название науки направляет мысль в нужном направлении). Предположим, что один из выпускников такой школы очень талантливый изобретатель и к тому же инициативный человек, как Билл Гейтс (я предсказываю, что из таких школ такие гении будут выходить в массовом порядке), решил основать свой бизнес и очень в нем преуспел. В таком случае он обязан определенный процент своих прибылей отдавать основателям городка (в течение, допустим, 10 лет). Это должно быть обусловлено уже в договоре о заселении. Естественно, что основателям городка конституционно должно быть запрещено каким бы то ни было образом вмешиваться в процесс образования и воспитания. Их интерес в этом деле должен ограничиваться чисто материальной стороной. Директора школы, учителя и родительский комитет выбирают сами из своей среды, а он уже набирает себе помощников из учителей для организационной работы. Каждый новый учебный год проводятся перевыборы директора. P.P.S. Аксиоматика. Вы знаете, что в математике существует несколько разных геометрий и все они внутренне не противоречивы. Все зависит от системы аксиом, которая задана изначально. Главный вопрос состоит в том, какая из этих геометрий наиболее адекватно соответствует реальному миру. Любая экономическая теория - это всегда какая-то аксиоматическая система. Иногда эти аксиомы явно не провозглашаются, но всегда они существуют. У Маркса основная аксиома - это, что цена товара определяется средним рабочим временем. Неявные аксиомы. 1. Быть инициативным, изобретательным, желать улучшить свое материальное благосостояние - это аморально. 2. Быть завистливым, желать разрушить чужое благосостояние - это морально. Пример СССР показывает, что государственное устройство, построенное в соответствии с этой аксиоматической системой, вполне может существовать и даже довольно долгое время. Но при этом очень большая часть населения становится стукачами, огромная часть - палачами, а все остальные - рабами и жертвами этой системы. То есть, такая аксиоматическая система провоцирует проявление в человеке вполне определенных задатков. Как мне сказала одна демонстровщица, которая сидит рядом со мной в палатке протеста : “Если мне надо будет спасти саму себя, я сдам кого угодно. Такова человеческая природа” (она воспитанница СССР). В вашей аксиоматике вы не первые. Фактически, вы повторяете неявную аксиоматику Мандевиля, что отрицательные стороны человеческой натуры - жадность, зависть, ложь - двигатели прогресса. Это истина (которую, действительно можно взять за аксиому), что нельзя насильственно нарушать имущественные границы, если само это имущество приобретено без нарушения имущественных границ. Вы, фактически, к этой аксиоме добавляете еще аксиомы, что зависть, жадность и равнодушие - это хорошо, что, фактически уже коренным образом меняет характер аксиоматической системы. У вас так же, как у Мандевиля, несомненно, есть очень много верного (с моей точки зрения) и вы, наверняка, отнесли бы его к персоналистам. Еще он считает, что аморально давать образование детям, которые предназначены для тяжелого физического труда (это одна из аксиом). По Марксу, нарушением имущественных границ является само предпринимательство. Хотя, банковская система в том виде, как она существует сегодня, как раз и душит предпринимательство. Нельзя ставить на одну доску банкиров и предпринимателей. Только очень талантливым предпринимателям удается вырваться из дружеских объятий банкиров. Об этом писал еще Форд. В Израиле, например, запросто можно задушить даже очень способного предпринимателя, если натравить на него все бюрократические структуры, и концов он не найдет. Воодушевляет только изречение Линкольна: “Одного человека можно обманывать всю жизнь. Некоторое время можно обманывать всех. Но нельзя все время обманывать всех!” ? Еще очень важный вопрос такой. Предположим, что существует идеальное государственное устройство (с вашей и с моей точки зрения). То есть, свободная (от вмешательства государства) денежная система. Все золото и серебро из центральных банков вернули населению. Осуществлен полный запрет на эмиссию необеспеченных золотом банкнот. При этом 90% населения планеты понимает благотворность этих мер. Упразднено патентное ведомство и право интеллектуальной собственности. Конечно, если у кого-то есть ноу-хау и он имеет возможность сохранить его в секрете, то это его право. Осуществлен запрет на содержание профессоров, доцентов и прочих научных работников на деньги налогоплательщиков. При этом все предприниматели получают свою прибыль абсолютно честным путем, то есть конституционно исключена возможность какого бы то ни было лоббирования их интересов в государственных структурах. Существует истинная свобода слова, а не фиктивная, как в Израиле. Существует также свобода расследований. Суды открытые и запрещено затыкать рот ответчику. Можно было бы этот список продолжать. Вопрос состоит вот в чем. Если осуществлены все эти условия, остается ли возможность для заговора против общества со стороны самых богатых? Ведь деньги - это всегда сила, даже если они и приобретены честным путем, в соответствии с честными законами. Я предполагаю, что при осуществлении всех этих условий возможность такого заговора будет стремиться к нулю. ***Еще одно соображение. Свобода, в отличие от экономики и диалектики - это совершенно ясное понятие, если только не пытаться как-то его определить. И именно на этом понятии должна строиться аксиоматика общественных наук, так же, как аксиоматика геометрии строится на понятиях “точка”, “движение”, “степени свободы”. Даже для аксиоматического обоснования только одной геометрии - эвклидовой, существует много совершенно различных установок и путей. И это в математике - точной науке. Добавление ( 4.10.09 ).Поэтому самую ближайшую цель я вижу в создании ЭГССШО ( экспериментальный городок со свободной системой школьного образования ) по моему проекту.К сожалению ни Мизес, ни Ротбард, ни вы не поставили эту проблему необходимости ССШО. А она не просто должна быть поставлена, а поставлена во главу угла.В разные времена разными мыслителями во главу угла науки о государстве ставились разные критерии : нравственность, польза, счастье, право, всестороннее гармоничное развитие личности и т. д. Вы во главу угла ставите вопрос об имущественных границах.Я тоже принял участие в этом выдвижении критериев и выдвигаю такой - ПМВСИ.Максимально возможная свобода для индивида, в том числе и для детей - главный закон новой цивилизации и основная аксиома свободологии (свобода понимается как неопределимое понятие, то есть, как свобода, а не как осознанная необходимость). Цитирую самого себя.НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ !!!илиСВЕРХРАБСТВО ???( краткий курс свободологии )ноябрь 2008 года самиздатГлубокоуважаемые господа ! Прошу вас скачать эти файлы : http://narod.ru/disk/3726785000/Slavery%201%20-%2039.6%20MB.pdf.html.htmlИх смысл и содержание вы поймете, если прочитаете: 1. Предисловие к моей книге “ НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ !!! или СВЕРХРАБСТВО ???”, которое входит в этот файл. I часть: “Новому тысячелетию - новое рабство!???”, II часть: “Искусство переползания из ада в рай !!!”. 2. Тезисы к этой книге. 3. Мысли, пришедшие мне в голову до того, как я прочитал книгу Ральфа Эпперсона “Невидимая рука”, после прочтения книги М. Ротбарда “Государство и деньги”. 4. Мысли, пришедшие мне в голову после прочтения книги Ральфа Эпперсона. 5. Письмо к Ральфу Эпперсону. 6. Два письма: а) открытое письмо к сыну; б) в редакции всех газет. 7. Лозунги с моей демонстрации протеста в Саду Роз, напротив Кнессета с 18.12 2006 и письмо к Мени Мазузу (10.2006) без ответа). 8. Выдержки из книги Ральфа Эпперсона. Посвящается миллионам невинных жертв тоталитарных режимов, рядящихся в одежды демократии. Максимально возможная свобода для индивида, в том числе и для детей - главный закон новой цивилизации и основная аксиома свободологии (свобода понимается как неопределимое понятие, то есть, как свобода, а не как осознанная необходимость). Следствие 1. Право ребенка не посещать уроки, которые он не хочет посещать, не подвергается сомнению! Так как это его право не ущемляет ни чьей свободы! ПРИНУДИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ В III ТЫСЯЧЕЛЕТИИ - ЭТО АБСУРД! Только люди, воспитанные в свободе, не допустят превращения себя в рабов и роботов! Следствие 2. Монополизация элитарными группами денежной системы общества посредством центральных банков - это отрицание свободы, грабеж и прямая дорога к сверхрабству. Следствие 3. Преступники против человечества должны не стоять, не сидеть, не лежать, не ходить, а висеть! Пока они не висят, преступления против человечества будут продолжаться! Еще одно соображение. Свобода, в отличие от экономики и диалектики - это совершенно ясное понятие, если только не пытаться как-то его определить. И именно на этом понятии должна строиться аксиоматика общественных наук, так же, как аксиоматика геометрии строится на понятиях “точка”, “движение”, “степени свободы”. Даже для аксиоматического обоснования только одной геометрии - эвклидовой, существует много совершенно различных установок и путей. И это в математике - точной науке. “ Когда человек поддаётся своим влечениям, он именно поддаётся влечениям ; это значит, что он свободно отрекается от свободы, чтобы найти оправдание своей несвободе. ”.Франкл.Это изречение наглядно показывает, что получается, когда понятие свобода пытаются возвысить и придать ему какой-то иной смысл кроме свободы.Человек свободен поддаваться своим влечениям, если эту свободу не ограничить законодательно, традициями, моралью или религией.Если эти влечения положительны, то что же в этом плохого : влечение мужчины к женщине и женщины к мужчине, альтруизм, влечение помогать людям, защищать угнетённых, бороться за справедливость, влечение к творчеству и т. д..Есть влечения отрицательные, но которые наносят вред только самому субъекту влечения : наркотики, алкоголь, курево и т. д.. Если удастся убедить таких людей отказаться от своих влечений, хорошо. Если же нет, остаётся только развести руками.Есть влечения отрицательные, которые наносят вред другим : воровство, мошенничество, бандитизм, маньяки и т. д.. Такие влечения общество, несомненно, должно ограничивать в принудительном порядке. А за осуществление таких влечений наказывать.Когда Франкл говорит, что человек, поддаваясь своим влечениям, свободно отрекается от свободы, он, как бы, подразумевает, что свобода ? это всегда хорошо.Если наркоман сознательно отрекается от своей свободы принимать наркотики, или бандит отрекается от свободы бандитизма и становится борцом за справедливость, то что же в этом плохого ?“ … чтобы найти оправдание своей несвободе ” ? здесь Франкл, очевидно, подразумевает, что люди с какими-то психическими изъянами и имеющие отрицательные влечения, несвободны. Сталин и Гитлер ? это люди с огромными психическими изъянами. Тем не менее, они были самыми свободными людьми в своих империях, пока их свободу принудительно не отняли. Я даже думаю, что, находясь на вершине власти, они ей упивались и были счастливы своим людоедским счастьем. При этом и смысл жизни у них был и возвышенная, по их понятиям, цель. Только для осуществления этого смысла и этой цели потребовалось уничтожить и сделать несчастными десятки миллионов людей. Так что, совершенно непонятно, почему их надо считать несвободными.Удивительно, что в 21 веке, веке компъютерных технологий и интернета, когда, при желании, можно сделать просто совершенное государственное устройство с точки зрения справедливости и максимально возможной свободы личности, тоталитаризм отвоевывает все новые и новые позиции под маской демократии !Что такое свободология и почему необходима такая наука ?!Мысль о необходимости такой науки пришла мне в голову, когда я перечитывал произведение Е. и Н. Репиных `` Этюды о собственности “ и созданная ими наука ” терминомика “ натолкнула меня на эту мысль.Более того, я думаю, что все общественные науки : политэкономия, социология, юриспруденция, экономика и т. д. , а также науки, связанные с человеческой психикой : психология, психиатрия, психотерапия и т.д. имеют право на существование только в том случае, если они находятся под патронажем свободологии. Каждая наука также, как и каждая религия, когда явно, а когда неявно, опирается на систему аксиом, выдвигаемую основателем этой науки или религии. Только в религии провозглашается, что эти аксиомы даны и утверждены самим Богом.Аксиоматика свободологии.1. Свобода - это неопределимое понятие и понимается в сравнении.2. Свободология занимается проблемой свободы в сообществе, называемом человечеством и ни в каком другом.3. Любому идивиду, включая детей и новорожденных, должна быть предоставлена максимально возможная, в данных условиях, свобода.4. Право ребёнка на непосещение уроков в школе, которые он не хочет посещать, не подвергается сомнению.5. Насильственное ограничение свободы возможно и необходимо только в следующих случаяхА) Если свобода, предоставляемая индивиду, нарушает право на такую же свободу других индивидов.Б) Родители имеют право ограничивать свободу своих детей до наступления совершеннолетия только в том случае, если это связано с безопасностью или здоровьем ребёнка. В любых других случаях они имеют право только рекомендовать, а не заставлять.В) Индивиды, намеренно нарушающие право на максимально возможную свободу других индивидов, должны нести за это наказание. То есть, их свобода должна быть ограничена.Можно задать вопрос : каким путём получена эта аксиоматика,научным или каким-либо другим ? Мой ответ : она получена путём наития ! Можно сказать и так : Господь по великой своей милости подвиг меня на создание этой науки !Я не буду вслед за Фрейдом утверждать, что путём неимоверного труда я пришёл к этой идее. Идея о необходимости свободы в образовании пришла мне в голову ещё когда я был учеником 8-го класса советской школы и тоже путём наития. А идея необходимости науки ” свободология “ явилась мне только сейчас, в октябре 2008 года в возрасте 60 лет.Я сознаю, что все мои писания сумбурны и хаотичны, не встроены в строгую систему, как, например, ” Капитал “. Но, может быть, это как раз и соответствует духу времени : взгляните на всемирную паутину !Моя цель - не изрекать истины в последней инстанции, а пробудить мысль читателей, задать направление мысли, несколько отличное от традиционного.Вполне возможно, что вдохновлённые свободологией, они найдут лучшее решение многих человеческих проблем, чем я. А также рассмотрят и решат с позиции свободологии проблемы, которых я не касался.Предисловие. Первоначально название книги было такое: ”Новому тысячелетию - новое рабство!???“ Но, в конце концов, Господь надоумил меня, что нельзя давать отрицательный смысл названию книги. Не помогут даже три вопросительных знака. Тем более, что в отличие от Ральфа Эпперсона (”Невидимая рука“ - это великая книга), главная цель моей книги положительная: предложить вполне конкретный план избавления человечества от напасти тоталитаризма, а также доказать, что это возможно только на пути создания совершенно новой цивилизации, в корне отличной от существующей. То есть, я утверждаю: человечество сейчас стоит в поворотном моменте своей истории. И в какую сторону склонится чаша весов, зависит от каждого из нас. Каждый член этого уникального сообщества, называемого человечеством, стоит сейчас перед выбором: 1. Или он активно включается в борьбу за создание новой цивилизации. 2. Или он продолжает пассивно наблюдать, как человечество скатывается к тоталитаризму, что гарантирует его потомкам превращение в существ намного более жалких, чем рабы. Они превратятся в роботов, послушных мановению пальца своих хозяев (потомков тех, кто уже сейчас завладел денежной системой общества). Если только они не согласятся быть палачами при своих хозяевах. Осуществится мечта Скиннера (Уолдон- 2) и предсказания Кафки и Орвела. В Израиле этот процесс идет полным ходом. Пока в жизнь человека не влезла пкидат саад (бюрократка в помощь), он живет иллюзией, что это демократическое государство. Как только она влезла, человек фактически уже перестает существовать как личность и как гражданин. Будут ли его дети жить или умрут медленной и мучительной смертью, решает пкидат саад. КГБ и Гестапо - это просто маленькие дети по сравнению с пкидот саад. Все полномочия П.С. перечислены на стр. Самая страшная несправедливость (преступление, злодеяние) - это та, которая творится во имя закона ! Старые элиты ( выражение Гвидо Хюльсмана ) - это порождение нашей гнилой цивилизации, которые держат руку на пульсе денежной системы общества, а через нее управляют всем бюрократическим аппаратом - это вещь неизмеримо более страшная, чем мафия, потому что свои злодеяния они творят во имя закона. А законы они создают сами, потому что парламенты им подконтрольны. Меер Ротшильд сказал: ”Дайте мне управлять деньгами страны и мне нет дела, кто создает ее законы“. Вы скажете, что есть свобода слова - каждый может говорить то, что он думает. Но если он не только говорит это, но и осуществляет то, что говорит, то это вполне можно квалифицировать как преступление против человечества. Наряду со свободой слова, есть также свобода расследований. Одно это высказывание - вполне достаточное основание для скрупулезного расследования всей деятельности семейства Ротшильдов, начиная с начала ХIХ века и до сегодняшнего дня. А книга Ральфа Эпперсона дает дополнительные основания для такого расследования. Я не сомневаюсь, что если преступления против человечества остаются безнаказанными, то они будут продолжаться. Я думаю, что моя книга служит намного более общей цели, чем только спасение сотен тысяч уничтожаемых израильских детей под видом помощи им. Проблемы, поднимаемые в ней, существуют во всем мире, и если это варварство не остановить, человечество ждет участь намного худшая, чем уничтожение в термоядерной войне. *************************************************************************Основные тезисы. 1. Сейчас, на рубеже тысячелетий, человечество стоит на распутье: - или оно возьмет курс на создание новой цивилизации, основной закон которой - максимально возможная свобода индивида (включая детей), которая может быть ограничена только правом на такую же максимально возможную свободу других индивидов. - или оно будет ввергнуто в такое суперрабство, по сравнению с которым сталинизм и гитлеризм покажутся детскими играми. А осуществляться это суперрабство будет под вывеской демократии. В Израиле этот процесс идет полным ходом. 2. Причина, по которой человечество запрограммировано на загонку в рабство, коренится в сознании абсолютного большинства людей на планете. А такое сознание определяется принятым повсеместно обязательным и принудительным образованием, которое считается благом для общества (согласно ”науке“). Кроме здравого смысла, право ребенка не посещать уроки, которые он не хочет посещать, вытекает из основного закона: ”Максимально возможная свобода для индивида“. 3. Переломить этот процесс загонки человечества в суперрабство возможно только перепрограммированием сознания 90% людей на планете на стремление к социальной свободе. А это возможно только путем отмены закона об обязательном и принудительном образовании и создания по всему миру сети правильно организованных свободных школ, в которых право ребенка на непосещение уроков не ставится под сомнение, в которых эта свобода сочетается с максимальной возможностью выбора для ребенка и с конкуренцией для учителей. Конкретный план осуществления этого проекта представлен в моей книге (II часть). 4. Монополизация государством производства денег, создание Центрального банка и выпуск необеспеченных золотом и серебром банкнот - это всегда обман, служащий обогащению привилегированных слоев за счет всех остальных граждан. Но это не простой обман. Это такой обман, который ведет к постепенному порабощению всего населения этими элитарными группами через бюрократический аппарат государства, который им полностью послушен. 5. Любое принудительное лечение - это преступление, а принудительное психиатрическое лечение - это преступление против человечества. 6. Психиатрия - это лженаука, в отличие от психотерапии. А если какому-то бюрократу дано право, освященное законом, давать указания психиатрам, медсестрам, как нужно лечить и проводить обследование, у него есть право заставлять психиатров писать фальшивые медицинские заключения и т.д. - то это преступление против человечества, а такой закон является фашистским законом. 7. Если у того же бюрократа есть полномочия давать указания судьям, какое решение принять, суд происходит при закрытых дверях, а судья затыкает рот ответчику, чтобы можно было принять решение, которое ему продиктовали еще до суда, то это преступление против человечества, а закон, который все это позволяет, фашистский закон. 8. Если тот же бюрократ имеет право давать указания социальным работницам, кого из родителей поддержать, а кого, наоборот, устранить с целью побыстрей загнать ребенка в депрессию, чтобы можно было сказать: смотрите, из-за конфликта между родителями ребенок в депрессии и нужно его отнять у родителей вообще. То есть, бизнес на детских жизнях обставляется как помощь детям. То это преступление против человечества, а закон все это позволяющий - фашистский закон. 9. Если тот же бюрократ имеет право давать указания директорам школ, а директора школ, в соответствии с этими указаниями, дают указания учителям (учительницам), воспитателям (воспитательницам), какое нужно написать заключение в отношении душевного состояния ребенка, чтобы можно было поскорее начать его ”лечить“, то есть травить психотропными препаратами. То это преступление против человечества, а закон все это позволяющий - фашистский закон. 10. Если парламент за все 60 лет существования государства не смог и не захотел изменить эти античеловеческие законы, то этот парламент марионеточный, а, следовательно, преступный. 11. Если роженице в государственной больнице сообщают, что ее ребенок умер и отказываются показать этого ”умершего ребенка“, ссылаясь на закон, то это преступление против человечества, а такой закон - фашистский. В Израиле такая практика осуществляется все 60 лет и носит систематический характер. Такие истории я слышал уже 30 раз. 12. Если существуют убежища для рожениц-одиночек, в которых им предоставляют все условия для рождения ребенка и при этом всех их ”убеждают“ отказаться от своего будущего ребенка, то это преступление против человечества, а закон, это позволяющий - фашистский. 13. Во всех этих способах отнятия детей у родителей (пункты 5 -12), если мне не будет доказано обратное (дети исчезают без следа), я утверждаю, что их продают для разбора на органы (аргументы в пользу этого утверждения в моей книге (1 часть)). 14. Пока преступники и преступления против человечества не осуждены и не вынесен приговор, они будут продолжаться. Они должны не стоять, не сидеть, не лежать, не ходить, а ВИСЕТЬ!!! Пока они не висят, преступления против человечества будут продолжаться!!! И никто не застрахован от того, что не станет их жертвой (или его потомки)!!! Если все высшие государственные инстанции от начала до конца покрывают эти преступления против человечества, то такое государство - марионеточное, а, следовательно, преступное. Эта моя книга призвана доказать эти тезисы и сделать их совершенно ясными. Она состоит из двух книг, написанных в разное время. Сначала идут мысли, пришедшие мне в голову в последнее время. Потом I часть: ”Новому тысячелетию - новое рабство!???“, написанная в 2007 году , а потом II часть: ”Искусство переползания из ада в рай!“, состоящая из трех брошюр, написанных в разное время и идущих в обратной хронологической последовательности.Был бы очень рад если бы мои доводы были бы для вас убедительны.MNENIE IZRAILTIANINA.EVREISKII BIZNES - MNENIE EVREIA.НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ !!! илиСВЕРХРАБСТВО ???МЫСЛИ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ.ГИПОТЕЗА ОБ ОБАМЕ.СЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ.БЮРОКРАТЫ В ПОМОЩЬ или МИНИСТЕРСТВО ЛЮБВИ.ДЕДОВЩИНА В РОССИЕ И В ИЗРАИЛЕ.ОТВЕТ ВЛАДИМИРУ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ.ОТВЕТ ХАКАСУ О ПРАВИЛЬНОМ ПОНИМАНИИ СЛОВА ”ВИСЕТЬ“.Разговор с клиническим психологом, сотрудничающим с Идой Нудель.Открытое письмо к сыну и в редакции всех газет и журналов.Открытое письмо матери моего сына и в редакции всех газет и журналов.http://narod.ru/disk/3726785000/Slavery%201%20-%2039.6%20MB.pdf.htmlЕВРЕИ, АРАБЫ и БИЗНЕС НА ДЕТСКИХ ЖИЗНЯХ.Екатерине и ОльгеВам вопрос на засыпку. Почему террористов тысячами выпускают из израильских тюрем?Это они гуманисты такие. Не проще ли было бы на каждый теракт или ракету отвечать массовым повешением террористов, которые чувствуют себя в израильских тюрьмах, как в доме отдыха. Чем потом бомбить мирное население в ответ на ракеты.Я вам объясню. Это делается потому, что этот конфликт и разжигание розни между двумя братскими народами им выгодны. Это им нужно, чтобы покрыть их собственные неизмеримо более грандиозные преступления. По моим подсчётам за 60 лет существования этого совершенно преступного государства уничтожено больше миллиона детей, израильских детей, не арабских.Здесь делают деньги на детях все 60 лет не переставая. Все президенты, премьер министры, мэры без исключения и т. д. об этом хорошо осведомлены. Начал этот бизнес на детях герой Израиля Бен Гурион с акции ”йеменские дети" и за это страшное преступление никто не только не сел в тюрьму, а до сих пор даже не осуждён. Это тот самый Бен Гурион, который со спокойной совестью сдал миллион венгерских евреев Гитлеру.Вы знаете, что такое ПКИДАТ СААД (бюрократка в помощь) Лучше бы вам этого никогда не знать.SDA 1 ?http://narod.ru/disk/6284597000/explorer.exe.htmlФОТОГРАФИИ С ДЕМОНСТРАЦИИ.http://narod.ru/disk/6284711000/cdviewer.exe.html

07.10.2009 в 12:29

Даёшь капитализм с человеческим лицом.

31.10.2009 в 19:50


Копия с Libertynews.ruГлубоко уважаемые господа!Посылаю вам свою работу на Конкурс - Даёшь капитализм с человеческим лицом.Думаю, что ответы на вопросы жюри очень хорошо освещены у Мизеса и у Ротбарда. Навряд ли я смогу осветить их лучшеЯ хотел представить своё видение проблем.С уважением! Самуил Эпштейнhttp://narod.ru/disk/14587479000/KONKURS%204.doc.html1.jpg [narod.ru]13.jpg [narod.ru]11.tif [narod.ru]5.jpg [narod.ru]53.jpg [narod.ru]54.jpg [narod.ru]55.jpg [narod.ru]56.jpg [narod.ru]57.jpg [narod.ru]58.jpg [narod.ru]59.jpg [narod.ru]510.jpg [narod.ru]511.jpg [narod.ru]512.jpg [narod.ru]513.jpg [narod.ru] 31.10.2009 в 19:50

Что-то копирование не получается . Переадресую вас в http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=822



ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).Это мой личный взгляд. Открыт для критики.1. ИМДБС в принципе.А) Запрет на монополизацию ДБС будь то государство или кто-либо другой.Б) Все драгметаллы пущены в свободное плавание. Любой желающий может открывать банковский бизнес и чеканить монеты, соответствующие принятым стандартам веса и пробы.В) Конституционный запрет на обезличенные банкноты. Единственно допустимая бумажная расписка - это варрант на конкретный маркированный драгметалл.Г) Помещение с сейфами просматривается видеокамерой и любой держатель сейфа в любой момент времени имеет доступ к этой видеозаписи.2.ИМДБС для настоящего момента истории. Учитывая тот факт, что ИИММДБС (Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ! Изобрёл её вполне конкретный человек – великий аферист Джон Лоу. Но, как обычно это бывает, плодами изобретения пользуются другие. Несмотря на то, что уже тогда его афёра с треском провалилась, заинтересованные лица взяли на вооружение эту красивую идею и лоббируют её до сих пор. Именно для этого пекут лауреатов Нобеля, как блины из тех экономистов, которые поддерживают эту идею. То есть, служат НМП. Смотрите - ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ – ЭТО КАТАСТРОФА. http://www.politforums.ru/civilization/1237379439.html Алан Гринспен и ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ. http://www.politforums.ru/civilization/1236439526.html СЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ http://www.politforums.ru/civilization/1234363413.html ПРИНЦИП 80 на 20 или 95 на 5. http://www.politforums.ru/civilization/1246284329.html КАПИТАЛИЗМ ИЛИ СОЦИАЛИЗМ !? http://www.politforums.ru/civilization/1246265821.html РОТШИЛЬДЫ - РОКФЕЛЛЕРЫ ИЛИ БАРУХ !? http://www.politforums.ru/civilization/1245854374.html Мысли о Ротшильдах, Рокфеллерах, Морганах. http://www.politforums.ru/civilization/1238319218.html Объявим войну “мировому правительству” (Ротшильды, Рокфеллеры) http://www.politforums.ru/other/1244518569.html_________________NIKTO NE SPASION, POKA VSE NE SPASENI !) существует почти 3 века, как следствие изобретения Джона Лоу.Всё то же самое. Только необходимо придумать способ, как исключить золото из обращения. См. -ТРЕБУЮ НОБЕЛЕВСКУЮ ПРЕМИЮ ! ТОЛЬКО ХРЕН ДАДУТ !http://www.politforums.ru/economics/1248854759.html Главная ошибка современных правых.Это то, что телега поставлена впереди лошади. Нельзя вести речь о либерализации экономики и невмешательстве государства, пока не либерализована МДБС.Этой ошибки, думаю, не избежали даже два великих политэконома XX века - Мизес и Ротбард.Эту проблему необходимо поставить во главу угла.Лучше всего эту проблему высветил, на мой взгляд, великий злодей нашего времени Алан Гринспен :“Почти истерическое неприятие золотого стандарта является тем пунктом, который объединяет государственников всех мастей. Они явно чувствуют (возможно, даже более тонко и отчетливо, чем многие самые убежденные защитники laissez faire - политики невмешательства государства), что золото и экономическая свобода неразделимы, что золотой стандарт является инструментом политики невмешательства и что каждое из этих понятий подразумевает другое.”Золото и экономическая свобода. Алан ГринспенГениальные слова ( на мой сермяжный взгляд ). Жаль только, что это сказал такой грандиозный подлец. ( См. мою тему - Вопрос ВОЛЖАНИНУ - кто по Вашему мнению, Алан Гринспен, дурак или злодей?http://www.politforums.ru/economics/1252486593.html )При ИИММДБС вмешательство государства становится необходимым. На некоторое время оно может притушить наиболее острые и взрывоопасные проблемы, которые именно этой ИИММДБС и вызываются. Хотя и не спасает положения и, кроме того, что ведёт к тоталитаризму, в конечном счёте ведёт к экономическому краху и всеобщему обнищанию.

30.11.2009 в 18:12

XoTa6bI4 писал(а) в ответ на сообщение:

>Все драгметаллы пущены в свободное плавание. Любой желающий может открывать банковский бизнес и чеканить монеты, соответствующие принятым стандартам веса и пробы.>>Бред…>Как вы себе это представляете? Все перед началом запуска такой системы продадут всё что есть, накупят драг. металлов и после запуска весь мир будет банкирами >>>>Конституционный запрет на обезличенные банкноты. Единственно допустимая бумажная расписка - это варрант на конкретный маркированный драгметалл.>>Тоже бред! Безналичные деньги это как раз эволюция от драг. металлов и банкнот… Просто деньги должны чем нибудь подкреплены, а не как у пиндосов, которые в скором времени со своим амеро кинут весь мир на свои долги…>>Просто мировому руководству нужно принять решение о введении региональных валют, как амеро и что б все страны каждого региона имели власть над эмиссией для избежания региональных кризисов…

Я очень Вас прошу прочитать маленькую книжёнку -ГОСУДАРСТВО И ДЕНЬГИ - КАК ГОСУДАРСТВО ЗАВЛАДЕЛО ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМОЙ ОБЩЕСТВА. Мюррей Ротбард http://libertynews.ru/node/768И я с удовольствием с Вами подискутирую.

Хотелось бы услышать мнение Волжанина. Ведь именно благодаря ему я сделал это великое открытие.В) Конституционный запрет на обезличенные банкноты. Единственно допустимая бумажная расписка - это варрант на конкретный маркированный драгметалл.

XoTa6bI4 писал(а) в ответ на сообщение:

>Ведь именно благодаря ему я сделал это великое открытие.>> Воистину великое открытие! >>Для вас ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА - ЭТО индивидуальная неограниченная чиканка денег из драг. металлов! Уже звучит так, что к психиатру надо! >>Да и представьте себе в 21 век ходить каждый день с тяжёлой пачкой мелочи! Очень прогрессивно! >>>Конституционный запрет на обезличенные банкноты. Единственно допустимая бумажная расписка - это варрант на конкретный маркированный драгметалл.>>>И насчёт денег, чья номинальная стоимость больше реальной, я вам тоже сказал… Это не зло…>>Да и смысл от вашего куска металла если его столько же будет сколько и бумажных денег? Какая разница из чего сделаны деньги? Металлические деньги также подвергаются инфляции как и бумажные… Единственное, что мелочь не так быстро изнашивается, но зато в плане обращения бумажные деньги гораздо удобнее, не говоря уже о виртуальных (безналичных расчётах)…

Хочу повторить свою просьбу -sameps писал(а) в ответ на :

>XoTa6bI4 писал(а) в ответ на сообщение:>

>>Все драгметаллы пущены в свободное плавание. Любой желающий может открывать банковский бизнес и чеканить монеты, соответствующие принятым стандартам веса и пробы.>>>>Бред…>>Как вы себе это представляете? Все перед началом запуска такой системы продадут всё что есть, накупят драг. металлов и после запуска весь мир будет банкирами >>>>>>>>Конституционный запрет на обезличенные банкноты. Единственно допустимая бумажная расписка - это варрант на конкретный маркированный драгметалл.>>>>Тоже бред! Безналичные деньги это как раз эволюция от драг. металлов и банкнот… Просто деньги должны чем нибудь подкреплены, а не как у пиндосов, которые в скором времени со своим амеро кинут весь мир на свои долги…>>>>Просто мировому руководству нужно принять решение о введении региональных валют, как амеро и что б все страны каждого региона имели власть над эмиссией для избежания региональных кризисов…

>>>>>Я очень Вас прошу прочитать маленькую книжёнку ->>ГОСУДАРСТВО И ДЕНЬГИ - КАК ГОСУДАРСТВО ЗАВЛАДЕЛО ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМОЙ ОБЩЕСТВА. Мюррей Ротбард >>http://libertynews.ru/node/768>>И я с удовольствием с Вами подискутирую.

РАВЕНСТВО ИЛИ РАВНОПРАВИЕ !

10.07.2009 в 13:19

Мошенничество, аферизм, произвол бюрократии, послушные суды, парламенты, диктат монополий - всё это признаки социализма. И это то, что мы сейчас имеем во всём мире.При нормальном капитализме мошенничество должно быть исключено совершенно. И если мы хотим прийти к нормальному капитализму, в первую очередь необходимо избавиться отСовременной Искусственно Изуродованной Мировой Мошеннической Денежно Банковской Системы (ИИММДБС )и заменить её естественной ДБС.Доводы сторонников капитализма остроумны, язвительны и почти неотразимы. Но почему-то душа противится согласиться с ними до конца. И думаю, что они были бы правы на 100 %, если бы подчеркнули необходимость полнейшего исключения мошенничества.Вот пример полемики на форумеlibertynews.ru -***************************SuperSanyaПатриотА по поводу “перераспределения денежных средств” - а почемуу оно в принципе должно быть, это перераспределение? Если А работает и зарабатывает хорошо, а Б. - плохо, то почему А. должен чем-то обеспечивать Б.? По поводу здравоохранения - должна быть хорошо развитая система добровольного страхования, имхо, а вот всё остальное… Государство должно НЕ МЕШАТЬ всем своим гражданам нормально зарабатывать. Коммунистические лозунги типа “От каждого по способностям, каждому по потребностям” себя не оправдывают.Молоканов ВикторПатриот

SuperSanya
А по поводу “перераспределения денежных средств” - а почемуу оно в принципе должно быть, это перераспределение? Если А работает и зарабатывает хорошо, а Б. - плохо, то почему А. должен чем-то обеспечивать Б.? Вы меня не поняли. Я очень хорошо работаю, но живу в Палассовке, папа мой слеарь, который достаточно много выпивает, и вообще у меня нет указательного пальца на правой руке (а я правша) смогу ли я заработать деньги сопоставимые с тем кто живет в Москве, папа его член совета директоров Лукойла, и здоров он на сто процентов?SuperSanyaПатриотИ вы считаете, что этот условный москвич должен кормить Вас и Вашего папу? Да еще чтоб папе было на что выпивать? Я тоже далеко не миллионер, и даже не средний класс. Но считаю - раз я мало зарабатываю, в этом только моя вина. И никакой левый дядя мне ничего не должен.OlegАдминистраторБогатства не распределяются! Они создаются. Создатель является собственником своего богатства, иначе он не стал бы его создавать. Материальное вознаграждение, получаемое автором нового изобретения пропорционально затраченной умственной энергии, – лишь малая доля ценности этого изобретения, пусть изобретатель и разбогател, стал миллионером. Но человек, работающий дворником на фабрике, где производят придуманную изобретателем вещь, получает колоссальные деньги – если соотнести заработную плату с умственными усилиями, затрачиваемыми им на его работу. То же самое верно для всех людей, находящихся между этими двумя точками, на всех уровнях притязаний и способностей. Человек, стоящий на вершине интеллектуальной пирамиды, дает больше всех тем, кто находится ниже его, а взамен не получает ничего, кроме материального вознаграждения. Другие не дают ему никакого интеллектуального бонуса, благодаря которому он смог бы эффективнее использовать свое рабочее время. Человек в самом низу безнадежно беспомощен и, предоставленный самому себе, умер бы голодной смертью. Он ничего не дает тем, кто стоит выше его, но получает бонус, плоды их деятельности. Такова по природе своей “конкуренция” между могучими и слабыми умами. Так выглядит “эксплуатация”, из-за которой вы проклинаете сильных“ (”Атлант расправил плечи“) Айн РэндМолоканов ВикторПатриоту Вас просто мало опыта. Просто у некоторых в силу определенного положения в обществе в независимости от умений, трудолюбия, всегда будут деньги доставаться легче, чем самому трудолюбивому гению. Вы говорите, что человек всего может достичь сам. А я говорю что человек живущийй на окраине никогда не будет получать столько сколько москвич. Человек без глаз никогда не буде получать больше зрячего. Человек родившийся в бедной семья как правило (не всегда) будет получать меньше чем человек родившийся в богатой. То есть не москвич, слепой, из бедной семьи будет получать худшее образование, худшую медицинскую помощь и т.д. Это не вина этого человека. Так просто устроено наше общество. Это справедливо?Это деление на элиту и ”баранов“. Это идеология фашизма. Может всех глупых кто не понимает полезность такого общества уничтожать?OlegАдминистраторКак раз-таки в капиталистическом обществе ”бараны“, как Вы выразились, могут выжить за счет ”элиты“. Рекомендую почитать ”социальную философию Крузо“ из ”Этики Свободы" Ротбарда: http://libertynews.ru/node/175SuperSanyaПатриотТо есть вы считаете, что всё у всех должно быть одинаковым… Отобрать у тех, кто зарабатывает и поделить поровну с иждивенцами… А в каком, скажите, обществе и при и каком строе это было? Может быть в СССР при социализме всем жилось одинаково хорошо? Да нет, это ваша идеология преступна. А если вы относите себя к “баранам” и не хотите что-то поменять в своей жизни, а ждете, покм какой-нибудь богатый дядя поделится с вами - ваше право. А его право - тратить свои деньги на себя.Молоканов ВикторПатриотТо есть слепой - это иждивенец и сам виноват, что у него нет денег на лечение? а наследник богатого папа - достойный член либертарианского общества. И вообще я ничего не призываю делить. Я задаю вопрос кто или что будет создавать для людей равные возможности и условия, если государства нет?SuperSanyaПатриотВиктор, “государства нет” - это анархия. Тут речь о минимизировании вмешательства государства в экономику.Молоканов ВикторПатриотВот наконец мы дошли до сути. В России нужно развивать институт благотворительности, институты поддержки сирот, жителей окраин прежде, чем уничтожать государство.**************Истина, как всегда, находится в золотой середине. Но середина потому и золотая, что находится не как простое среднее арифметическое типа госкапитализма или социализма с человеческим лицом.Как это ни парадоксально, истина заключена в чистом капитализме без всяких примесей социализма, но при условии полнейшего запрета на мошенничество.Контроль за недопущением мошенничества, естественно, эффективнее всего возложить на заинтересованных в этом лиц, то есть на общество, а не на государство.В случае, например, с банками это может быть комитет вкладчиков, избранный самими вкладчиками.Если бы в мире существовала нормальная Мировая Денежно Банковская Система (МДБС ), и нормальный капитализм, то все богатства мира были бы распределены приблизительно в соотношении 80/20 в соответствии с принципом 80/20. Что является совершенно нормальным.Но, вследствии Искусственно Изуродованной Мировой Мошеннической Денежно Банковской Системы (ИИММДБС ), позволяющей делать деньги из воздуха, все мировые богатства уже сейчас, возможно, распределяются в соотношении 95 -> 100 / 0 <- 5 . И эта дробь имеет тенденцию к увеличению.В защиту своей позиции Джефферсон утверждал: “Если Американский народ когда-либо позволит частным банкам контролировать выпуск валюты, сначала посредством инфляции, а потом – дефляции, банки и корпорации, которые вырастут вокруг банков, будут отнимать у людей собственность до тех пор, пока их дети не проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы” 29.Это утверждение справедливо не только в отношении Америки, но и в отношении всего мира.Ещё одно очень важное соображение.При нормальном капитализме всё общество богатеет равномерно. И уровень жизни бедных слоёв неуклонно повышается. Потому что соотношение 80 на 20 практически не изменяется. При искусственно изуродованном капитализме, который, фактически, уже не капитализм, а пародия на капитализм, это соотношение постоянно стремится измениться в сторону увеличения - 90 на 10, 95 на 5, 97 на 3 и т. д. , пока вся планета не станет совершенно тоталитарной.Равенство всех - это блеф, а равноправие всех - это необходимость.Правильный капитализм - это прежде всего честность. Если возможен какой-то обман - это уже социализм. Я дам определения социализма и правильного капитализма, как я это понимаю.Социализм - это всякое вмешательство государства в экономическую и частную жизнь граждан. Социализм советского образца можно считать полным социализмом, когда осуществлён полный запрет на предпринимательскую деятельность.Капитализм ( имею ввиду правильный капитализм ) - это полнейшее невмешательство государства в экономическую и частную жизнь граждан. Право собственности считается священным только в том случае, если эта собственность получена не мошенническим путём. В противном случае эта собственность может быть конфискована через суд присяжных, который отделён от государства и организуется обществом согласно Конституции.Мандевиль ( которого Хайек поднял на щит как родоначальника политэкономии ) утверждал, что человеческие пороки ведут к процветанию. И наоборот, если все будут хорошими, то благосостояние общества придёт в упадок. Такая идея могла прийти в голову только психиатру. Несомненно, всем психиатрам требуется психиатрия.Правильный капитализм - это такой, в котором в максимально возможной степени исключено мошенничество. И в максимально возможной степени исключены все элементы социализма.Именно в такой последовательности. Потому что если исключить мошенничество, то меньше шансов, что социализм поднимет голову. Потому что если мошенничество не исключено, а наоборот, превозносится, как доблесть, то становится необходимым введение элементов социализма. И чем больше процветает легальное мошенничество, тем больше процветает социализм. Эти два элемента друг друга усиливают и поощряют. А вместе с этим усилением крепчает тоталитаризм. Потому что социализм открывает неисчерпаемые возможности манипуляции людьми для частных лиц через государственный аппарат.Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС) просто провоцирует социализм и тоталитаризм.В этом, думаю, состоит главная ошибка Ротбарда, демонизирующего государственный аппарат. Это, конечно, верно. Но за спиной государства всегда стоит группа интересантов, в интересах которой расширение госаппарата и тотальный контроль над людьми. И вторая его ошибка в том, что он не поставил проблему Мировой Денежно Банковской Системы во главу угла. Хотя именно он ярче всех остальных высветил эту проблему.http://www.politforums.ru/civilization/10.07.2009 в 13:19

SuperSanya

При истинном капитализме, когда вмешательство государства в экономику будет исключено совершенно, буржуи будут соревноваться между собой - кто больше вложит в благотворительность, чтобы потрафить обществу.

КИН писал(а):

>Согласен, но как из биомассы воспитать ОБЩЕСТВО, способное защищать свои интересы?

Для этого я предлагаю проект свободной школы -http://www.politforums.ru/civilization/1236510824.htmlhttp://www.politforums.ru/civilization/1234693365.html КИН писал(а):

>sameps писал(а):>

>>КИН писал(а):>>

>

>>>Согласен, но как из биомассы воспитать ОБЩЕСТВО, способное защищать свои интересы?

>

>>>>>>Для этого я предлагаю проект свободной школы ->>http://www.politforums.ru/civilization/1236510824.html>>http://www.politforums.ru/civilization/1234693365.html

>>>>Школы, ТВ и другие современные воспитатели населения могут в короткий срок поменять менталитет лемингов на менталитет Гражданина, но при оккупационной власти кто же даст их так воспитывать? >Власть первична, хотя воспитания народа вопреки желаниям власти, может ускорить смену власти на патриотическую.

Сказать честно, я рассчитываю, что какой-нибудь президент или премьер серьёзно заинтересуется этим проектом. Тогда можно будет его продвинуть, привлечь инвесторов и т. д. Через год после начала функционирования этого проекта я уверен, что всему миру будут совершенно неопровержимо видны преимущества правильной свободы перед принудиловкой.Ulricht Honorable писал(а):

>Скорее не в тоталитаризм,а тотальный капитализм.

Наконец-то нашёл оппонента, который стоит на прямо противоположной от моей позиции.Цитирую себя -РАВЕНСТВО ИЛИ РАВНОПРАВИЕ !Мошенничество, аферизм, произвол бюрократии, послушные суды, парламенты, диктат монополий - всё это признаки социализма. И это то, что мы сейчас имеем во всём мире.При нормальном капитализме мошенничество должно быть исключено совершенно. И если мы хотим прийти к нормальному капитализму, в первую очередь необходимо избавиться отСовременной Искусственно Изуродованной Мировой Мошеннической Денежно Банковской Системы (ИИММДБС )и заменить её естественной ДБС.Доводы сторонников капитализма остроумны, язвительны и почти неотразимы. Но почему-то душа противится согласиться с ними до конца. И думаю, что они были бы правы на 100 %, если бы подчеркнули необходимость полнейшего исключения мошенничества.Вот пример полемики на форумеlibertynews.ru -***************************SuperSanyaПатриотА по поводу “перераспределения денежных средств” - а почемуу оно в принципе должно быть, это перераспределение? Если А работает и зарабатывает хорошо, а Б. - плохо, то почему А. должен чем-то обеспечивать Б.? По поводу здравоохранения - должна быть хорошо развитая система добровольного страхования, имхо, а вот всё остальное… Государство должно НЕ МЕШАТЬ всем своим гражданам нормально зарабатывать. Коммунистические лозунги типа “От каждого по способностям, каждому по потребностям” себя не оправдывают.Молоканов ВикторПатриот

SuperSanya
А по поводу “перераспределения денежных средств” - а почемуу оно в принципе должно быть, это перераспределение? Если А работает и зарабатывает хорошо, а Б. - плохо, то почему А. должен чем-то обеспечивать Б.? Вы меня не поняли. Я очень хорошо работаю, но живу в Палассовке, папа мой слеарь, который достаточно много выпивает, и вообще у меня нет указательного пальца на правой руке (а я правша) смогу ли я заработать деньги сопоставимые с тем кто живет в Москве, папа его член совета директоров Лукойла, и здоров он на сто процентов?SuperSanyaПатриотИ вы считаете, что этот условный москвич должен кормить Вас и Вашего папу? Да еще чтоб папе было на что выпивать? Я тоже далеко не миллионер, и даже не средний класс. Но считаю - раз я мало зарабатываю, в этом только моя вина. И никакой левый дядя мне ничего не должен.OlegАдминистраторБогатства не распределяются! Они создаются. Создатель является собственником своего богатства, иначе он не стал бы его создавать. Материальное вознаграждение, получаемое автором нового изобретения пропорционально затраченной умственной энергии, – лишь малая доля ценности этого изобретения, пусть изобретатель и разбогател, стал миллионером. Но человек, работающий дворником на фабрике, где производят придуманную изобретателем вещь, получает колоссальные деньги – если соотнести заработную плату с умственными усилиями, затрачиваемыми им на его работу. То же самое верно для всех людей, находящихся между этими двумя точками, на всех уровнях притязаний и способностей. Человек, стоящий на вершине интеллектуальной пирамиды, дает больше всех тем, кто находится ниже его, а взамен не получает ничего, кроме материального вознаграждения. Другие не дают ему никакого интеллектуального бонуса, благодаря которому он смог бы эффективнее использовать свое рабочее время. Человек в самом низу безнадежно беспомощен и, предоставленный самому себе, умер бы голодной смертью. Он ничего не дает тем, кто стоит выше его, но получает бонус, плоды их деятельности. Такова по природе своей “конкуренция” между могучими и слабыми умами. Так выглядит “эксплуатация”, из-за которой вы проклинаете сильных“ (”Атлант расправил плечи“) Айн РэндМолоканов ВикторПатриоту Вас просто мало опыта. Просто у некоторых в силу определенного положения в обществе в независимости от умений, трудолюбия, всегда будут деньги доставаться легче, чем самому трудолюбивому гению. Вы говорите, что человек всего может достичь сам. А я говорю что человек живущийй на окраине никогда не будет получать столько сколько москвич. Человек без глаз никогда не буде получать больше зрячего. Человек родившийся в бедной семья как правило (не всегда) будет получать меньше чем человек родившийся в богатой. То есть не москвич, слепой, из бедной семьи будет получать худшее образование, худшую медицинскую помощь и т.д. Это не вина этого человека. Так просто устроено наше общество. Это справедливо?Это деление на элиту и ”баранов“. Это идеология фашизма. Может всех глупых кто не понимает полезность такого общества уничтожать?OlegАдминистраторКак раз-таки в капиталистическом обществе ”бараны“, как Вы выразились, могут выжить за счет ”элиты“. Рекомендую почитать ”социальную философию Крузо“ из ”Этики Свободы" Ротбарда: http://libertynews.ru/node/175SuperSanyaПатриотТо есть вы считаете, что всё у всех должно быть одинаковым… Отобрать у тех, кто зарабатывает и поделить поровну с иждивенцами… А в каком, скажите, обществе и при и каком строе это было? Может быть в СССР при социализме всем жилось одинаково хорошо? Да нет, это ваша идеология преступна. А если вы относите себя к “баранам” и не хотите что-то поменять в своей жизни, а ждете, покм какой-нибудь богатый дядя поделится с вами - ваше право. А его право - тратить свои деньги на себя.Молоканов ВикторПатриотТо есть слепой - это иждивенец и сам виноват, что у него нет денег на лечение? а наследник богатого папа - достойный член либертарианского общества. И вообще я ничего не призываю делить. Я задаю вопрос кто или что будет создавать для людей равные возможности и условия, если государства нет?SuperSanyaПатриотВиктор, “государства нет” - это анархия. Тут речь о минимизировании вмешательства государства в экономику.Молоканов ВикторПатриотВот наконец мы дошли до сути. В России нужно развивать институт благотворительности, институты поддержки сирот, жителей окраин прежде, чем уничтожать государство.**************Истина, как всегда, находится в золотой середине. Но середина потому и золотая, что находится не как простое среднее арифметическое типа госкапитализма или социализма с человеческим лицом.Как это ни парадоксально, истина заключена в чистом капитализме без всяких примесей социализма, но при условии полнейшего запрета на мошенничество.Контроль за недопущением мошенничества, естественно, эффективнее всего возложить на заинтересованных в этом лиц, то есть на общество, а не на государство.В случае, например, с банками это может быть комитет вкладчиков, избранный самими вкладчиками.Если бы в мире существовала нормальная Мировая Денежно Банковская Система (МДБС ), и нормальный капитализм, то все богатства мира были бы распределены приблизительно в соотношении 80/20 в соответствии с принципом 80/20. Что является совершенно нормальным.Но, вследствии Искусственно Изуродованной Мировой Мошеннической Денежно Банковской Системы (ИИММДБС ), позволяющей делать деньги из воздуха, все мировые богатства уже сейчас, возможно, распределяются в соотношении 95 -> 100 / 0 <- 5 . И эта дробь имеет тенденцию к увеличению.В защиту своей позиции Джефферсон утверждал: “Если Американский народ когда-либо позволит частным банкам контролировать выпуск валюты, сначала посредством инфляции, а потом – дефляции, банки и корпорации, которые вырастут вокруг банков, будут отнимать у людей собственность до тех пор, пока их дети не проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы” 29.Это утверждение справедливо не только в отношении Америки, но и в отношении всего мира.Ещё одно очень важное соображение.При нормальном капитализме всё общество богатеет равномерно. И уровень жизни бедных слоёв неуклонно повышается. Потому что соотношение 80 на 20 практически не изменяется. При искусственно изуродованном капитализме, который, фактически, уже не капитализм, а пародия на капитализм, это соотношение постоянно стремится измениться в сторону увеличения - 90 на 10, 95 на 5, 97 на 3 и т. д. , пока вся планета не станет совершенно тоталитарной.Равенство всех - это блеф, а равноправие всех - это необходимость.Правильный капитализм - это прежде всего честность. Если возможен какой-то обман - это уже социализм. Я дам определения социализма и правильного капитализма, как я это понимаю.Социализм - это всякое вмешательство государства в экономическую и частную жизнь граждан. Социализм советского образца можно считать полным социализмом, когда осуществлён полный запрет на предпринимательскую деятельность.Капитализм ( имею ввиду правильный капитализм ) - это полнейшее невмешательство государства в экономическую и частную жизнь граждан. Право собственности считается священным только в том случае, если эта собственность получена не мошенническим путём. В противном случае эта собственность может быть конфискована через суд присяжных, который отделён от государства и организуется обществом согласно Конституции.Мандевиль ( которого Хайек поднял на щит как родоначальника политэкономии ) утверждал, что человеческие пороки ведут к процветанию. И наоборот, если все будут хорошими, то благосостояние общества придёт в упадок. Такая идея могла прийти в голову только психиатру. Несомненно, всем психиатрам требуется психиатрия.Правильный капитализм - это такой, в котором в максимально возможной степени исключено мошенничество. И в максимально возможной степени исключены все элементы социализма.Именно в такой последовательности. Потому что если исключить мошенничество, то меньше шансов, что социализм поднимет голову. Потому что если мошенничество не исключено, а наоборот, превозносится, как доблесть, то становится необходимым введение элементов социализма. И чем больше процветает легальное мошенничество, тем больше процветает социализм. Эти два элемента друг друга усиливают и поощряют. А вместе с этим усилением крепчает тоталитаризм. Потому что социализм открывает неисчерпаемые возможности манипуляции людьми для частных лиц через государственный аппарат.Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС) просто провоцирует социализм и тоталитаризм.В этом, думаю, состоит главная ошибка Ротбарда, демонизирующего государственный аппарат. Это, конечно, верно. Но за спиной государства всегда стоит группа интересантов, в интересах которой расширение госаппарата и тотальный контроль над людьми. И вторая его ошибка в том, что он не поставил проблему Мировой Денежно Банковской Системы во главу угла. Хотя именно он ярче всех остальных высветил эту проблему.http://www.politforums.ru/civilization/При истинном капитализме, когда вмешательство государства в экономику будет исключено совершенно, буржуи будут соревноваться между собой - кто больше вложит в благотворительность, чтобы потрафить обществу.

SuperSanya

10.07.2009 в 13:19


ДАВИД ЮМ /О ПРОЦЕНТЕСамым верным признаком цветущего состояния государства обыкновенно считают низкую норму процента. И это справедливо, хотя, по моему мнению, истинная причина не совсем соответствует такому представлению. Низкий размер процента обыкновенно приписывают изобилию денег. Но как бы ни было велико это изобилие, – раз оно упрочилось, его единственным последствием является повышение цены труда. Серебро – более обычный металл, чем золото, и, следовательно, за то же количество товаров вы получите большее количество первого металла, чем второго. Но разве вы за серебро платите меньше процентов, чем за золото? В Батавии и на Ямайке процент равен 10 на 100, в Португалии – 6; между тем в этих странах, как можно видеть по цене товаров, больше золота и серебра, чем в Лондоне или Амстердаме.Если бы в Англии сразу исчезло все золото и каждую гинею заменили 21 шиллингом, увеличилось ли бы количество находящейся в обращении звонкой монеты, или уменьшился ли бы размер процента? Конечно, нет; мы только стали бы употреблять серебро вместо золота. Если бы золото сделалось таким же обычным металлом, как серебро, и серебро, как медь, увеличилось ли бы количество денег или уменьшился ли бы размер процента? На этот вопрос можно с уверенностью дать тот же ответ. Тогда шиллинги были бы желтого цвета, а полупенсы белого, и вовсе не было бы гиней. Другой разницы нельзя было бы заметить; если не придавать значения цвету металла, то ничто не изменилось бы ни в торговле, ни в мануфактурах, ни в мореплавании, ни в таксе процентов.То же самое, что наблюдается при крупных колебаниях количества драгоценных металлов, должно происходить при всех мелких переменах. Если увеличение количества золота и серебра в пятнадцать раз остается без всяких последствий, то тем меньше изменений может произвести его увеличение в два или три раза. Единственным результатом всякого увеличения является повышение цены труда и товаров, да и эта перемена касается больше имени. В то время, когда совершаются эти изменения, увеличение количества денег может играть известную роль, как стимул к усилению деятельности; но его роль кончается, как только цены приходят в соответствие с новым количеством золота и серебра.Действие всегда остается соразмерным со своей причиной. Со времени открытия Индии цены возросли почти в четыре раза, а количество золота и серебра увеличилось, вероятно, гораздо более; между тем размер процента понизился не более как на половину. Следовательно, высота процента не обусловливается количеством драгоценных металлов.Так как ценность денег есть величина совершенно фиктивная, то для нации в ней самой большее или меньшее количество денег не имеет значения, и изобилие звонкой монеты, раз оно сделалось постоянным, нисколько не увеличивает удобств жизни; единственным результатом его будет то, что каждый должен будет платить за одежду, утварь и экипаж большее количество этих блестящих металлических кружков. Заняв деньги для постройки дома, человек получит их гораздо больше по весу, потому что камень, дерево, свинец, стекло и т.д., вместе с трудом каменщиков и плотников, будут представлены большим количеством золота и серебра. Но так как эти металлы суть не более, как символы, то их объем или количество, их вес или цвет не могут произвести никакой перемены ни в их действительной ценности, ни в размерах приносимого ими процента. Тот же процент остается во всех случаях в том же отношении к величине денежной суммы. Если вы ссужаете мне известное количество труда и товаров, то, получая 5%, вы всегда получаете соответственное количество труда и товаров, все равно, представлены ли они желтой или белой монетой, ливром или унцией. Поэтому мы напрасно стали бы искать причину понижения или повышения таксы процентов в большем или меньшем количестве золота и серебра, раз это количество сделалось постоянным в стране.Высокая такса процентов обусловливается тремя причинами: большим спросом на ссуды, недостатком богатств для удовлетворения этого спроса и большой прибыльностью торговли, и эти причины свидетельствуют не о редкости золота и серебра, а о малом развитии торговли и промышленности. С другой стороны, низкая такса процентов происходит от трех противоположных причин: слабого спроса на ссуды, больших богатств, лежащих наготове для удовлетворения этого спроса, и малой прибыльности торговли. Все эти причины тесно связаны между собою и обусловливаются расширением торговли и промышленности, а не увеличением количества золота и серебра. Я постараюсь доказать эти положения и начну с выяснения причин и последствий большого или малого спроса на ссуды.Как только народ начинает выходить из дикого состояния и становится более многочисленным, чем в начале, тотчас является неравенство имуществ: одни владеют большими участками земли, другие – малыми, третьи, наконец, не имеют никакой земельной собственности. Те, которые имеют больше земли, чем могут возделать, отдают ее в обработку безземельным под таким условием, что будут получать от последних известную часть урожая. Таким образом, тотчас возникает поземельный процент; как бы первобытно ни было государство, – если только оно организовано, в нем непременно устанавливается такой порядок. Но собственники разнятся по характеру и это тотчас обнаруживается: один хочет сберечь часть продуктов своей земли про запас на будущее, другой – сразу истратит то, чего хватило бы ему на много лет. Но так как тратить обеспеченный доход не есть занятие, а люди всегда стремятся иметь какое-нибудь определенное дело, то большая часть собственников постоянно будет искать каких бы то ни было наслаждений и число расточителей между ними всегда будет превышать число скупых. Так как, следовательно, в государстве, где существует только земельный процент, бережливых людей не много, то заимодавцы будут очень многочисленны и такса процентов – соответственно высока. Разница зависит не от количества денег, но от господствующих привычек и нравов; только от них зависит повышение или понижение спроса на займы. Если бы денег было так много, что яйцо стоило бы сикспенс, но в государстве существовали бы только земельная аристократия и крестьянство, то ростовщиков было бы очень много и такса процентов была бы высока. Правда, рента той же фермы была бы выше; но та же праздность собственника, при высокой цене товаров, заставила бы его истратить арендные деньги в тот же промежуток времени и вызвала бы ту же нужду в ссудах, тот же спрос на них.То же самое можно сказать относительно второй причины, которую мы должны рассмотреть, именно относительно изобилия или недостатка богатств, необходимых для удовлетворения этого спроса. Это условие точно так же зависит не от количества золота и серебра, а от привычек и образа жизни населения. Чтобы в государстве существовало большое число заимодавцев, для этого недостаточно и неважно иметь избыток в драгоценных металлах. Важно только то, чтобы этот капитал или право распоряжаться им, – все равно, велик ли он или ничтожен, – находились в частных руках, так чтобы могли образоваться значительные суммы и большой денежный процент. Только это условие в состоянии увеличить число заимодавцев и понизить таксу процентов, и я решаюсь утверждать, что оно зависит не от количества звонкой монеты, а от частных нравов и привычек, которые приводят к скоплению денег в крупные суммы.В самом деле, предположим, что в одну ночь в карман каждого гражданина Великобритании каким-нибудь чудом опущено по пяти фунтов стерлингов; это более чем удвоило бы количество денег, которое в настоящее время обращается в государстве. Между тем ни на другой день, ни в последующие дни число заимодавцев не увеличится и такса процентов не изменится; и если бы государство состояло только из землевладельцев и крестьян, то эти деньги, как бы много их ни было, никогда не могли бы скопиться в крупные суммы, и единственным последствием перемены было бы увеличение цен всех товаров. Расточительный землевладелец истратит свои деньги так же скоро, как получил их, а жалкий крестьянин не имеет ни возможности, ни желания, ни честолюбия приобрести что-нибудь сверх того, что необходимо для поддержки его существования. Так как, следовательно, число нуждающихся в займе будет на столько же превышать число заимодавцев, как и прежде, то такса процентов нисколько не уменьшится. Это уменьшение подчиняется другому закону и обусловливается развитием трудолюбия и бережливости, искусств и торговли.Все, что полезно для жизни человека, рождается из земли, но лишь немногие предметы являются в таком виде, чтобы можно было тотчас воспользоваться ими. Поэтому, кроме крестьян и землевладельцев, должен существовать класс людей, которые, получая от крестьянина сырые продукты, придают им удобную форму и часть их сохраняют для своих собственных надобностей. При начале существования общества эти отношения между ремесленниками и крестьянами и между одной группой ремесленников и другой обыкновенно прямо устанавливаются заинтересованными лицами, которая, будучи соседями, хорошо знают свои взаимные потребности и могут оказывать друг другу поддержку для удовлетворения этих потребностей. Но когда производительность людей увеличивается и кругозор расширяется, тогда замечают, что наиболее отдаленные части государства могут так же хорошо помогать друг другу, как и самые близкие, и что этот обмен услуг может производиться в самых широких размерах и при самых сложных обстоятельствах. Таким образом, появляется один из самых полезных классов человечества – купцы, служащие посредниками между такими частями государства, которые совершенно не знают друг друга и не имеют понятия о своих взаимных потребностях. Положим, что в городе есть пятьдесят человек, занимающихся выделкой полотна и шелковых материй, и тысяча покупателей; эти две группы людей, столь необходимые друг для друга, могут удобно вступать в сношения одна с другой только в том случае, если кто-нибудь откроет лавку, куда могли бы приходить и мастеровые, и покупатели. В одной провинции много сена и население имеет в изобилии сыр, масло и скот, но терпит недостаток в хлебе, которого в соседней провинции гораздо более, чем необходимо для ее обитателей. Кто-нибудь обращает внимание на это обстоятельство. Он вывозит хлеб из провинции, где хлеб в избытке, и возвращается туда с партией скота; удовлетворяя потребности обеих провинций, он становится их общим благодетелем. По мере того, как возрастает количество и деятельность населения, трудность сношений увеличивается; дела посредника или купца становятся более сложными; они делятся, дробятся и сочетаются в самых разнообразных формах. При всех этих сделках известная часть товаров и труда естественно и по необходимости должна делаться собственностью купца, которому мы в значительной степени обязаны ими. Иногда он удерживает эти товары натурой, но чаще обменивает их на деньги, которые являются их обычным представителем. Если в государстве, одновременно с расширением производства, увеличивается и количество золота и серебра, то для обозначения большой массы товаров и труда нужно большое количества этих металлов. Если же увеличилось только производство, то цена всех товаров понизится, и для обозначения их будет достаточно небольшого количества звонкой монеты.Самой постоянной и ненасытной потребностью человеческого духа является применение и упражнение его способностей, и эта жажда служит, по-видимому, основой большей части наших стремлений и страстей. Лишите человека занятия, оставьте его без всякого серьезного дела, – он будет без отдыха спешить от одного удовольствия к другому; и так велики тяжесть и гнет безделья, что он не будет замечать разорения, которым грозят ему его непомерные расходы. Дайте ему средство занять свой дух или тело менее вредным образом, – он удовлетворится и не будет более испытывать этой неутолимой жажды удовольствий. Но если занятие, которое вы доставили ему, дает прибыль, и в особенности если она следует за каждым отдельным проявлением деятельности, то он так часто будет замечать свою выгоду, что мало-помалу пристрастится к ней, и наибольшим его удовольствием сделается, в конце концов, видеть, как изо дня в день увеличивается его богатство. Вот почему торговля развивает бережливость; вот почему количество скряг среди купцов настолько же превышает количество мотов, насколько среди землевладельцев число мотов превышает число скупых.Торговля усиливает деятельность, быстро перенося ее от одного члена государства к другому и ни одному члену не давая погибнуть или сделаться бесполезным. Она увеличивает бережливость, давая занятие людям и привлекая их к прибыльным профессиям, которые вскоре захватывают их и уничтожают всякую склонность к наслаждениям и расточительности. Все производительные профессии неминуемо ведут к бережливости и победе стяжательности над жаждою удовольствий. Между юристами и врачами, имеющими практику, гораздо более таких, которые расходуют только часть своих расходов, чем таких, которые расходуют больше, чем получают, или даже только весь доход. Между тем юристы и врачи ничего не производят и приобретают свои богатства даже в ущерб другим, так что, увеличивая свое состояние, они неизменно уменьшают состояние кого-нибудь из своих сограждан. Напротив, купцы принимают участие в производстве, являясь как бы каналами, по которым оно расходится во все углы государства; в то же время, благодаря своей бережливости, они приобретают огромное влияние на это производство и скопляют значительные богатства в виде труда и товаров, главными орудиями производства которых являются они же сами. Поэтому из всех профессий одна только торговля способна увеличить прибыльность капитала; другими словами, только она усиливает промышленную деятельность и, вместе с тем, развивая бережливость, дает возможность отдельным членам общества приобретать большое влияние на промышленность. При отсутствии торговли государство состоит главным образом из землевладельцев, расточительность которых создает постоянный спрос на ссуды, и из крестьян, которые не имеют денег, необходимых для удовлетворения этого спроса. В этом случае деньги никогда не скопляются в крупные суммы, которые можно было бы отдавать в долг под проценты; они дробятся между бесчисленным количеством лиц, которые или тратят их на предметы роскоши и удовлетворение пустого тщеславия, или употребляют на покупку первых предметов необходимости. Одна только торговля скопляет деньги в крупные суммы и достигает этого результата исключительно тем, что развивает производительность и бережливость, независимо от количества драгоценных металлов, находящихся в обращении в государстве.Таким образом, рост торговли неизбежно влечет за собой увеличение количества заимодавцев и, следовательно, понижение таксы процентов. Теперь мы должны рассмотреть, насколько развитие торговли уменьшает прибыльность этой профессии, что и является третьим необходимым условием понижения таксы процентов.Здесь будет уместно заметить, что низкий процент и малый торговый барыш представляют собою два явления, взаимно поощряющие друг друга, и что как тот, так и другой обусловливаются развитием торговли, которое обогащает купцов и увеличивает прибыльность капитала. Там, где купцы владеют большими капиталами, – все равно, состоят ли последние из большего или меньшего количества монет, – там очень часто должно случаться, что – вследствие ли их собственной усталости, заставляющей их покидать торговлю, или вследствие неспособности или нежелания их наследников продолжать их дело, – большое количество этих богатств ищет такого приложения, которое обеспечивало бы собственнику верный годичный доход. Избыток понижает цену и заставляет заимодавцев брать невысокий процент. Это соображение принуждает многих оставлять свои капиталы в торговле и предпочитает малый барыш отдаче денег в долг под низкий процент. С другой стороны, когда торговля обширна и владеет большими капиталами, между купцами возникает конкуренция, которая понижает торговую прибыль, расширяя вместе с тем самую торговлю. Это обстоятельство заставляет купцов охотно брать низкий процент, когда они покидают дела, чтобы жить в покое и довольстве. Итак, бесполезно разбирать, какое из этих обстоятельств, т.е. низкий процент или малая торговая прибыль, является причиной и какое – следствием. Оба они обусловливаются расширением торговли и взаимно содействуют друг другу. Никто не стал бы довольствоваться малой прибылью, если бы мог получать высокий процент, и, точно так же, никто не стал бы брать малого процента, если бы мог получать крупную прибыль. Обширная торговля, способствуя оразованию больших капиталов, уменьшает одновременно и процент, и прибыль, причем в понижении первого ей всегда помогает соответственное понижение последней, и наоборот. Прибавлю, что понижение прибыли, обусловленное расширением торговли и промышленной деятельности, в свою очередь способствует их росту, потому что оно понижает цены товаров, увеличивает потребление и усиливает производство. Таким образом, рассмотрев взаимную связь всех причин и последствий, мы придем к заключению, что процент есть барометр государства, и что низкая норма его почти безошибочно свидетельствует о цветущем состоянии нации. Она доказывает почти с математической точностью, что производство возросло и быстро циркулирует в государстве. И хотя, быть может, внезапный и значительный упадок торговли способен произвести на короткое время такое же действие, удалив из оборота большое количество денег, но он обыкновенно сопровождается такой нищетой в народе и такой безработицей, что, и помимо его непродолжительности, этот случай невозможно смешать с тем, который мы выше описали.Те, которые утверждали, что низкая такса процентов является последствием изобилия денег, по-видимому принимали побочное следствие за причину, потому что то же развитие промышленной деятельности, которое понижает таксу процентов, обыкновенно создает и большое обилие драгоценных металлов. Разнообразие тонких мануфактур, в руках деятельного и предприимчивого купечества, скоро привлечет в государство деньги со всех концов мира, где их только можно найти. Та же причина, увеличивая удобства жизни и способствуя развитию промышленной деятельности, ведет к скоплению больших богатств в руках частных лиц, не владеющих землею, и таким образом создает низкую таксу процентов. Но хотя оба эти явления – обилие денег и низкая такса процентов – составляют естественные последствия торговли и промышленной деятельности, тем не менее они нисколько не зависят друг от друга. В самом деле, возьмем какую-нибудь нацию, затерянную на острове Тихого океана, лишенную внешней торговли и совершенно незнакомую с мореплаванием. Предположим, что эта нация постоянно владеет одним и тем же количеством звонкой монеты, но что количество населения и его производительность беспрерывно возрастают: очевидно, что цены товаров в этом государстве будут постепенно падать, потому что отношение денег к товарам определяет их взаимную стоимость, и потому что, согласно нашему предположению, предметов комфорта будет становиться с каждым днем больше, тогда как количество денег будет оставаться неизменным. Следовательно, в этом государстве человеку нужно будет, в эпоху развитой промышленной деятельности, меньше денег, чтобы быть богатым, чем сколько их нужно было бы для этого во времена невежества и лени. Меньше денег нужно будет, чтобы построить дом, выдать дочь замуж, купить имение, содержать мануфактуру, семью или хозяйство. Именно для удовлетворения таких потребностей люди и занимают деньги; следовательно, большее или меньшее количество денег в государстве не имеет никакого влияния на величину процента. А большее или меньшее количество накопленного труда и товаров должно, очевидно, сильно влиять на него, потому что, занимая деньги под проценты, мы в сущности занимаем только труд и товары. Правда, когда торговля распространена по всему земному шару, то наиболее производительные нации всегда имеют наибольшее количество драгоценных металлов, так что низкая такса процентов и изобилие денег в действительности почти неразлучны. Но, каково бы ни было явление, всегда важно знать его основную причину, и всегда следует отличать причину от побочного следствия. Помимо того, что такое исследование интересно, оно часто приносит пользу в политических делах. Надо, по крайней мере, признать, что ничто не может быть более полезно, чем исправление путем опыта методов исследования этих вопросов, которые суть важнейшие из всех, хотя они обыкновенно и трактуют наиболее небрежно и необдуманно.Другой причиной общего заблуждения насчет происхождения низкой таксы процентов является, по-видимому, пример некоторых наций, показывающий, что после того, как, вследствие какого-нибудь внешнего завоевания, количество денег или драгоценных металлов в государстве внезапно увеличилось, – норма процентов падает не только в этом государстве, но и во всех соседних, лишь только деньги рассеялись и проникли во все закоулки. Так, Гаркилассо де-ла-Вега сообщает, что тотчас после открытия Америки такса процентов в Испании понизилась почти вдвое, и с тех пор она постепенно падала во всех государствах Европы. В Риме, по словам Диона, процент упал после завоевания Египта с 6 до 4 на сто.Понижение таксы процентов, следующее за такими событиями, по-видимому вызывается в той стране, которая совершила завоевание, и в соседних государствах не одинаковыми причинами, но ни в одной из них нельзя приписать это явление исключительно увеличению количества золота и серебра.Нетрудно понять, что в той стране, которая совершила завоевание, новый излишек звонкой монеты попадает в руки немногих лиц и образует крупные капиталы, от которых собственники стараются получать обеспеченный доход – путем ли покупки земли, или отдачи денег под проценты. Таким образом, на короткое время получается такой же результат, как если бы торговля и промышленная деятельность значительно увеличились. Так как заимодавцев больше, чем нуждающихся, то такса процентов падает, и притом тем быстрее, что владельцы этих больших капиталов не находят в своей стране никакого торгового или промышленного занятия и не могут иначе эксплуатировать свои деньги, как путем отдачи их под проценты. Но когда нация переварит эту новую массу золота и серебра, и деньги обойдут все государство, тогда тотчас восстановится прежнее положение вещей, потому что и землевладельцы, и новые капиталисты, ведя праздный образ жизни, тратят больше, чем получают доходов, и первые с каждым днем входят все в большие долги, а вторые расходуют свой капитал до тех пор, пока не исчерпают его совершенно. В стране может еще находиться все прежнее количество денег, и оно может обнаруживать свое действие в повышении цен, но так как крупных капиталов уже не существует, то восстановится прежнее несоответствие между количеством заимодавцев и числом лиц, нуждающихся в займе, и, следовательно, норма процентов снова начнет возрастать.Так, мы действительно замечаем, что в Риме процент уже в эпоху Тиберия снова повышается до 6 на 100, хотя за это время не произошло никакого события, которое лишило бы империю ее звонкой монеты. Во время Траяна ипотечная ссуда в Италии давала 6%, а в Вифинии ссуда под обычное обеспечение приносила 12%. И если в Испании такса процентов не поднялась снова до своей прежней высоты, то это надо приписать исключительно тому, что причина, вызвавшая ее понижение, еще продолжала действовать, т.е. тому, что в Америке беспрерывно накоплялись большие капиталы, которые время от времени перевозились в Испанию и давали возможность удовлетворять спрос на займы. Благодаря этой случайной и посторонней причине, в Испании есть больше денег для отдачи под проценты, другими словами, в ней собрано в крупные суммы больше денег, чем обыкновенно бывает в государстве, в котором торговля и промышленная деятельность ничтожны.Что касается понижения таксы процентов в Англии, во Франции и в других государствах Европы, которые не имеют рудников, то оно совершалось постепенно и было обусловлено не непосредственно увеличением количества звонкой монеты, а развитием промышленной деятельности, которая является естественным последствием этого увеличения в тот промежуток времени, когда оно еще не успело повысить цену труда и жизненных припасов. В самом деле, возвращаясь к нашему прежнему предположению, не произошли ли бы те же самые явления, которые мы теперь наблюдаем, также и в том случае, если бы производительность Англии возросла в такой же степени вследствие каких-нибудь других причин? (И она легко могла бы возрасти, хотя бы количество звонкой монеты не увеличилось). И тогда в государстве было бы то же народонаселение, то же количество товаров, та же производительность, промышленность и торговля, а следовательно, и то же количество купцов с теми же капиталами, т.е. с тем же влиянием на труд и товары, и вся разница была бы лишь в том, что последние представлялись бы меньшим количеством желтых или белых кружков, – разница ничтожная, имеющая значение только для извозчиков, носильщиков и тех. Кто делает сундуки. Так как роскошь, мануфактуры, искусства, производительность и бережливость были бы в таком же цветущем состоянии, как и теперь, то очевидно, что такса процентов была бы так же низка, потому что низкий размер процента есть естественное последствие всех этих условий, поскольку они в каждом государстве определяют величину торговой прибыли и отношение числа заимодавцев к числу нуждающихся в займе.

22.12.2009 в 18:59


ДАВИД ЮМ. О ТОРГОВЛЕБольшую часть людей можно разделить на два класса: на поверхностных мыслителей, не достигающих истины, и на мыслителей отвлеченных, идущих дальше ее. Последние встречаются несравненно реже и, надо прибавить, гораздо более полезны и драгоценны, чем первые. Они, по крайней мере, внушают мысли и поднимают вопросы, решение которых им самим, может быть, не по силам, но которые в руках людей, обладающих более правильными приемами рассуждения, могут привести к прекрасным открытиям. То, что высказывают эти мыслители, по крайней мере не банально, и если требуется известное усилие, чтобы понять их, то труд читателя вознаграждается уже самой новизной их идей. Автор, рассуждения которого ничем не отличаются от того, что можно услышать в любом кафе, конечно не заслуживает большого внимания.Мыслящие поверхностно любят называть даже тех людей, чье суждение основательно, “отвлеченными” мыслителями, метафизиками, людьми утонченной мысли; они никогда не признают справедливости в том, что превосходит их слабое понимание. Правда, есть случаи, где непомерная утонченность мысли создает сильное предубеждение против ее правильности, и где следует доверять только тому, что естественно и непринужденно. Когда человек размышляет о том, как ему следует поступить в том или другом частном случае, когда он составляет какой-нибудь проект относительно политики, торговли, экономии или известного житейского дела, он никогда не должен доводить свои соображения до излишней тонкости или связывать с ними слишком длинный ряд последствий. Непременно случится что-нибудь такое, что расстроит его план и приведет к иному результату, чем он ожидал. Но когда мы мыслим об общих предметах, – тогда можно с уверенностью сказать, что наши соображения, поскольку они правильны, не могут быть слишком утонченны, и что разница между обыкновенным человеком и гением зависит, главным образом, от большей или меньшей глубины принципов, на которые они опираются. Общие рассуждения кажутся сильными только вследствие своей общности; большая часть людей не в силах различить среди массы частностей ту общую черту, относительно которой они все согласны, или выделить ее в чистом и беспримесном виде из других, побочных обстоятельств. Каждое их суждение и каждый вывод носит частный характер. Их взор не в состоянии проникнуть до тех универсальных положений, которые охватывают неизмеримое количество индивидуумов и в одной теореме содержат целую науку. Их зрение ослабевает к этой далекой перспективе, и следствия, вытекающие из этих теорем, даже будучи выражены в ясной форме, кажутся им запутанными и неясными. Но как бы запутаны они ни казались, несомненно, что общие принципы, раз они верны и основательны, всегда должны одерживать верх в общем ходе явлений, хотя бы в частных случаях они оказывались несостоятельными; поэтому главная задача философов состоит в изучении общего хода явлений. Прибавлю, что то же самое является главной задачей и для государственных людей, особенно в области внутренней политики, где общественное благо, к которому они стремятся или должны стремиться, зависит от совместного действия многих причин, а не от счастья, случайностей или капризов немногих лиц, как по внешней политике. Такова разница между частным соображением и общим размышлением, и вот почему утонченность и искусственность более пригодны для последнего, чем для первого.Я считал необходимым предпослать это введение следующим далее очеркам о торговле, деньгах, проценте, торговом балансе и т. д., потому что читатель, может быть, встретит в них несколько не совсем обычных принципов, которые могут показаться ему слишком искусственными и утонченными для таких простых предметов. Если они ложны, пусть он отвергнет их, но пусть не считает их заранее неправильными только потому, что они необычны и новы.Могущество государства и благосостояния подданных, – как ни мало зависят они друг от друга в известных отношениях, – с точки зрения торговли обыкновенно считаются нераздельными; как частный человек, благодаря могуществу государства, приобретает большую обеспеченность в обладании своей торговлей и богатствами, так и государство становится более могущественным соразмерно с обогащением частных лиц и расширением их торговли. Это правило в общем верно; однако мне кажется, что оно допускает исключения и что мы часто принимаем его в слишком безусловной форме и даем ему слишком широкие границы. При известных обстоятельства торговля, богатство и роскошь отдельных лиц не только не увеличивают силу государства, но приводят к уменьшению его армии и к ослаблению его престижа между соседними нациями. Человек – существо чрезвычайно непостоянное, подчиняющееся множеству разнообразных мнений, принципов и правил поведения. То, что верно при одном способе мышления, может оказаться ложным, когда человек усвоит противоположные нравы и мировоззрения.В каждом государстве народ можно разделить на земледельцев и мастеровых. Первые занимаются обработкой земли: вторые выделывают из материалов, доставляемых первыми, все товары, необходимые для поддержки или украшения человеческой жизни. Лишь только люди покидают дикий образ жизни, в котором они поддерживают свое существование, главным образом, продуктами охоты и рыболовства, – они неизбежно должны разделиться на эти два класса, хотя в начале земледельческий труд занимает наибольшую часть общества. Благодаря времени и опыту этот труд настолько совершенствуется, что земля становится способной прокармливать гораздо большее число людей, чем число хлебовщиков, непосредственно занятых ее обработкой, или чем число промышленных рабочих, доставляющих им наиболее необходимые товары.Если эти лишние руки сами собою применяются к более изысканным производствам, вызываемым обыкновенно производствами роскоши, то они увеличивают благосостояние государства, давая возможность многим гражданам доставлять себе такие удовольствия, каких они иначе не знали бы. Но нельзя ли употребить эти лишние руки на что-нибудь другое? Разве государь не может потребовать их для себя и дать им работу во флоте и в армии, чтобы раздвинуть границы государства и распространить его влияние между отдаленными народами? Несомненно, что чем меньше желаний и потребностей у землевладельцев и хлебопашцев, тем меньше им нужно рабочих рук, и следовательно излишек земледельческих продуктов, вместо того, чтобы обогащать купцов и ремесленников, может служить для содержания гораздо более значительного флота и армии, чем когда требуется большое число промыслов для удовлетворения роскоши частных лиц. Здесь могущество государства и благосостояние подданных оказываются как бы в оппозиции. Государство тогда достигает наибольшего могущества, когда все лишние руки находятся в его распоряжении; между тем удобства и комфорт частных лиц требуют, чтобы эти руки служили удовлетворению их нужд. Следовательно, государство может быть удовлетворено только в ущерб частным лицам, и наоборот. Как честолюбие государя ограничивает роскошь частных лиц, так роскошь частных лиц уменьшает могущество государя и сдерживает его честолюбие.Это рассуждение – не простая химера; оно основано на истории и опыте. Спартанская республика была несомненно гораздо более могущественна, чем всякое современное государство, обладающее таким же количеством населения: этим превосходством она была всецело обязана отсутствию торговли и роскоши. Илоты были земледельцами, спартиаты – солдатами или господами. Очевидно, что труд илотов не мог бы содержать такого большого числа спартиатов, если бы последние вели удобный и изнеженный образ жизни и давали работу большому числу торговых и промышленных предприятий. То же самое можно заметить и в истории Рима. И вообще, во всей древней истории замечательно то, что самые маленькие республики создали и содержали более значительные армии, чем в настоящее время могут содержать государства с втрое большим количеством народонаселения. Считают, что во всех государствах Европы отношение количества солдат к населению не превышает одного процента. А между тем мы читаем, что один город Рим со своей крошечной территорией в первые времена республики выставил против латинов и содержал десять легионов. Афины, все владения которых едва ли занимали больше пространства, чем Йоркшир, отправили в Сицилию экспедицию почти в сорок тысяч человек. Дионисий Старший содержал, по преданию, постоянную армию из ста тысяч пехотинцев и десяти тысяч всадников, да сверх того значительный флот в четыреста кораблей; между тем его владения ограничивались городом Сиракузами, приблизительно третьей частью Сицилии и несколькими портами и крепостями по берегам Италии и Иллирии. Правда, во время войны древние армии жили большей частью грабежом; но разве враг не грабил в свою очередь? А это был наиболее разорительный способ взимания налогов, какой только можно придумать. Итак, единственная вероятная причина превосходства древних государств над современными в смысле могущества есть отсутствие в первых торговли и роскоши. Труд земледельцев содержал небольшое число рабочих, следовательно он мог прокормить большее количество солдат. Ливий говорит, что в его время Рим только с большими усилиями мог бы выставить такую крупную армию, какие он в первое время своего существования высылал против галлов и латинян. Солдат, которые во времена Камилла боролись за свободу и господство, в царствование Августа заменили музыканты, художники, повара, актеры и портные; и если бы земля обрабатывалась одинаково хорошо в обе эпохи, то она, очевидно, могла бы содержать такое же количество солдат, сколько содержала людей, занятых этими профессиями. Эти профессии в последний период ничего не прибавили к предметам безусловно необходимым для жизни, сравнительно с первым.Здесь естественно спросить себя, не могут ли государи вернуться к принципам древней политики и заботиться в этом отношении больше о своей собственной выгоде, чем о благосостоянии своих родных? Я отвечу, что это кажется мне почти невозможным, потому что древняя политика была насильственная и противоречила естественному и обычному ходу вещей. Известно, какими своеобразными законами управлялась Спрата; известно, что все те, кто изучал проявления человеческой природы в других странах и в другие времена, справедливо смотрели на эту республику, как на чудо. Если бы свидетельство истории было менее положительно и твердо, такой образ правления казался бы нам чистой выдумкой или философской фантазией, совершенно неосуществимой на практике. Хотя римская республика и другие древние государства были основаны на несколько более естественных принципах, тем не менее нужно было необычайное стечение обстоятельств, чтобы они могли взять на себя такое тяжелое бремя. Эти государства были свободны, их территория была мала; то была эпоха беспрерывных войн, и все их соседи никогда не слагали с себя оружия. Свобода естественно создает пламенный патриотизм, в особенности в небольших государствах, и этот патриотизм, этот amor patriae, должен усиливаться в такую эпоху, когда государство живет в постоянной тревоге и граждане принуждены для его защиты ежеминутно подвергать себя величайшим опасностям. Ряд беспрерывных войн делает из каждого гражданина солдата; он в свой черед вступает в войско, и во время своей службы почти всецело содержит себя сам. Эта служба без сомнения равна тяжелому налогу, но такой налог не обременителен для народа, который предан оружию, который сражается более ради славы и мести, чем для платы, и также мало знаком с удовольствиями, как с барышом и трудолюбием. Я не говорю уже о большом равенстве имуществ, какое господствовало в древних республиках, где каждое поле, принадлежавшее отдельному собственнику, могло прокормить целую семью, где, следовательно, количество граждан могло быть очень велико даже при отсутствии торговли и промышленности.Однако, хотя у свободного и очень воинственного народа отсутствие торговли и промышленности может иногда иметь своим единственным последствием увеличение могущества государства, – при обыкновенном течении человеческих дел оно приводит к противоположному результату. Государь должен брать людей, каковы они есть, и не может стремиться к насильственному преобразованию их принципов и приемов мышления. Нужен длинный период времени, нужны известные обстоятельства и события, чтобы произвести эти великие революции, так глубоко изменяющие характер человеческой деятельности. Мало того: чем менее естественны те принципы, на которые опирается данное общество, тем труднее будет законодателю повысить культурный уровень этого общества. Он будет поступать наиболее целесообразно, если, подчинившись господствующей склонности общества, станет производить все те улучшения, которые оно способно принять. А при естественном ходе вещей промышленность, искусства и торговля увеличивают как могущество государя, так и благосостояние подданных, и политика, которая усиливает государство, обездоливая частных лиц, есть политика насилия. Несколько новых соображений, выясняющих последствия лени и невежества, лучше всего могут доказать это.В стране, где нет ни мануфактур, ни механических производств, большая часть людей естественно должна заниматься земледелием, и если их ловкость и трудолюбие увеличиваются, то их труд должен давать значительный излишек сверх того, что необходимо для их собственного пропитания. Ясно, что у них нет никакого искушения увеличивать свое трудолюбие и ловкость, потому что они не имеют возможности обменивать свой излишек на предметы, способные доставлять им удовольствия или удовлетворять их тщеславие. Тогда ими естественно овладевает беспечность; большая часть земли остается невозделанной, а то, что обработано, вследствие лени и нерадивости земледельцев далеко не дает максимума своих продуктов. Если вдруг явится необходимость привлечь большое число лиц на службу государства, то труд народа не даст такого излишка, какой будет необходим для пропитания этих лиц. Земледелец не может сразу увеличить свое прилежание и свою ловкость. Необработанные поля могут быть возделаны не ранее, как по истечении нескольких лет. В продолжение этого времени армия должна или делать насильственные и неожиданные захваты, или разбежаться вследствие недостатка в съестных припасах. От такого народа нельзя ожидать ни правильной атаки, ни правильной защиты: его солдаты так же невежественны и неискусны, как его крестьяне и ремесленники.Все на свете приобретается посредством труда, и наши желания суть единственная причина труда. Когда нация имеет излишек в мануфактурах и механических искусствах, то и землевладельцы, и фермеры изучают наследие, как науку, и удваивают свое трудолюбие и внимание. Излишек, получающийся от их труда, не пропадает; он выменивается на те мануфактурные продукты, которых тогда начинает требовать роскошь жизни. Таким образом, земля доставляет гораздо большее количество предметов, необходимых для жизни, чем сколько нужно для удовлетворения потребностей самих земледельцев. В мирное время этот излишек идет на содержание мануфактуристов и тех, кто занимается совбодными искусствами. Но государство легко может обратить известное число этих промышленных рабочих в солдат и употребить на их содержание тот излишек, который получается от труда фермеров. Такой порядок мы и наблюдаем во всех цивилизованных государствах. Что происходит, когда государь набирает армию? Он налагает новую подать; эта подать принуждает население отказаться от всего, что не безусловно необходимо для существования. Те рабочие, которые были заняты производством менее необходимых товаров, должны или вступать в войско, или обращаться к земледелию; в последнем случае они заставляют известное число земледельцев за недостатком работы сделаться солдатами. И рассматривая вопрос с отвлеченной точки зрения, приходится сказать, что промышленные рабочие увеличивают могущество государства лишь постольку, поскольку они накопляют известное количество труда, притом такого труда, которым государство может воспользоваться, никого не лишая предметов первой необходимости. Следовательно, чем значительнее излишек труда сверх того, что безусловно необходимо для существования, тем могущественнее государство, потому что лица, занятые этим трудом, легко могут быть привлечены на общественную службу. Государство, лишенное мануфактур, может содержать в себе такое же количество рабочих рук, но количество и характер производимого в нем труда будут иные; в этом случае весь труд будет обращен на производство предметов первой необходимости, которое совершенно или почти не допускает сокращения.Таким образом могущество государя и благосостояние общества, с точки зрения торговли и мануфактуры, в общих чертах солидарны. Обязывать земледельца истощать свои силы с целью извлечь из земли больше, чем необходимо для его семьи и для него самого, это – насильственная и в большинстве случаев неисполнимая система. Дайте ему продукты мануфактуры, и он сам начнет работать более. Тогда вам легко будет взять у него часть его излишней работы и употребить ее на нужды государства, не вознаграждая его обычной платой. Вследствие привычки к усиленному труду, это покажется ему менее обременительным, чем если бы вы без всякого вознаграждения принудили его внезапно увеличить количество работы. То же самое можно сказать и об остальных членах государства. Чем значительнее капитал труда во всех его видах, тем значительнее та часть его, которую можно вычесть из общей суммы, не произведя этим чувствительной перемены.Общественный хлебный магазин, суконный и оружейный склад – вот в чем состоит действительное богатство и сила государства. Торговля и промышленность представляют в сущности ничто иное, как капитал труда, который в мирное время служит для удовлетворения нужд и желаний отдельных лиц, а в минуту государственной нужды могут быть частью употреблен на общественные нужды. Если бы мы могли превратить каждый город в укрепленный лагерь и в каждую грудь вдохнуть столько воинственности и патриотизма, чтобы каждый гражданин был готов перенести ради государства самые суровые лишения, – одни эти чувства и теперь, как в древние времена, в достаточной степени поощряли бы трудолюбие и поддерживали бы общество. Тогда было бы выгодно изгнать, как в лагере, роскошь и изнеженность жизни, и путем ограничений в пище и одежде достигнуть того, чтобы съестных припасов и провианта хватало на более продолжительное время, чем если бы армию без пользы обременяло большое число наемщиков. Но так как эти принципы слишком идут вразрез с частной выгодой и так как их слишком трудно поддерживать, то деятельность людей приходится направлять при помощи других страстей, – приходится воодушевлять их духом алчности и стяжания, роскоши и довольства. В этом случае лагерь наполнен множеством ненужных людей, но за то и припасы стекаются в него в пропорционально большем количестве. Следовательно, в целом соразмерность постоянно соблюдена, и так как естественные склонности человеческого духа получают более полное удовлетворение, то как отдельные лица, так и государство находят выгодным для себя придерживаться этих принципов.Тот же метод рассуждения даст нам возможность доказать выгодность внешней торговли в смысле увеличения могущества государства, а равно и богатств и благосостояния подданных. Она умножает капитал народного труда, и государь может известную часть этого капитала, какую сочтет нужной, употребить на потребности государства. При помощи ввоза внешняя торговля доставляет материалы для новых мануфактур, а при помощи вывоза питает производство известных товаров, которые не могут быть целиком употреблены внутри страны. Одним словом, страна с развитым ввозом и вывозом должна обладать большим количеством промыслов – притом направленных на изготовление предметов роскоши и изящества, – чем государства, которое довольствуется своими туземными продуктами; следовательно, первое могущественнее и, вместе с тем, богаче и счастливее второго. Отдельные лица испытывают благодетельные последствия этого торгового оборота, насколько он дает им возможность удовлетворять свои наклонности и желания. Государство также получает от него выгоду, потому что в стране накопляется больший капитал труда, который в случае надобности может быть употреблен на общественные нужды, другими словами потому, что в стране находится большее количество рабочих рук, которые можно перевести от их занятий на службу государства, никого не лишая при этом ни первых предметов необходимости, ни даже главных удовольствий жизни.Если мы обратимся к истории, то увидим, что у большей части народов внешняя торговля предшествовала всякому улучшению туземных производств и создавала роскошь. Мы более склонны пользоваться иностранными товарами, которые тотчас могут быть употреблены в дело и совершенно новы для нас, чем делать улучшения в туземных производства, что всегда требует продолжительного времени и никогда не возбуждает интереса новизны. Точно также очень выгодно – все то, что излишне для страны и не имеет в ней ценности, вывозить в чужие страны, почва или климат которых не благоприятствуют этого рода производству. Таким образом, люди знакомятся с удовольствиями роскоши и выгодами торговли, а утонченность вкуса и трудолюбие, будучи раз пробуждены, уже беспрестанно поощряют их к новым усовершенствованиям во всех отраслях внутренней и внешней торговли. И это есть, быть может, главная выгода, какую доставляет торговля с иностранцами. Она пробуждает людей от лени и, доставляя наиболее состоятельной и жизнерадостной части населения предметы роскоши, о которых люди раньше никогда не думали, вызывает в них стремление к более утонченному образу жизни, чем какой вели их предки. В то же время те немногие купцы, которые владеют тайной ввоза и вывоза, получают значительные барыши, и делаясь по богатству соперниками древней знати, заставляют других отважных людей в свою очередь вступать в соперничество с ними в области торговли. Благодаря подражанию, это искусство быстро распространяется, между тем как национальные мануфактуры стараются сравняться в своих улучшениях с иностранными и довести всякий туземный продукт до наивысшей степени совершенства, какая возможна. В их искусных руках сталь и железо становятся равны золоту и рубинам Индии.Когда деятельность общества дошла до такого развития, нация может потерять даже значительную часть своей внешней торговли, и все-таки она останется великой и могущественной нацией. Если иностранцы перестали покупать один из наших товаров, мы должны перестать затрачивать на него свой труд. Те же руки сами собой обратятся к улучшениям в какой-нибудь другой области производства, продуктов которой, может быть, недостает нам самим. Они всегда будут находить материал для обработки, пока каждый богатый человек в стране не будет владеть таким большим количеством туземных продуктов и притом столь совершенных, как он желал бы, – а этого, наверное, никогда не случится.Надеюсь, что не сочтут излишним отступлением, если я замечу, что насколько выгодна многочисленность механических искусств, настолько же важно, чтобы продукты этих искусств распределялись между наибольшим количеством лиц. Существование слишком большого неравенства между гражданами ослабляет государство. Всякий человек должен быть вознагражден за свой труд, по возможности, полным обладанием всех первых предметов необходимости и известного количества удовольствий. Никто не будет сомневаться, что подобное равенство вполне соответствует природе человека и гораздо меньше умаляет счастье богатого, чем увеличивает счастье бедняка. Оно увеличивает также могущество государства и заставляет граждан охотнее платить чрезвычайные подати и налоги. Когда богатства сосредоточены в руках немногих лиц, то эта небольшая группа должна вносить очень крупные суммы на общественные потребности, но когда богатства раздроблены между большим количеством людей, то на каждое плечо ложится легкое бремя и подати не производят чувствительных изменений в образе жизни каждого отдельного человека.Прибавим, что если богатства находятся в немногих руках, то собственники присваивают себе всю власть в стране и без труда могут сговориться изложить все бремя на бедных, а это новое притеснение окончательно отнимет у последних всякую охоту к труду.В этом и состоит великое преимущество Англии как перед всеми современными нациями мира, так и перед теми, о которых упоминает история. Правда, по внешней торговле англичанам причиняет известный ущерб дороговизна труда, которая является результатом отчасти богатства рабочих, отчасти денежного изобилия. Но так как внешняя торговля – не важнейшая сторона народной жизни, то ее невозможно сравнивать со счастьем стольких миллионов людей. И если бы англичане не имели никакого другого основания любить то своеобразное государство, в котором они живут, то было бы достаточно одной этой причины. Нищета простого народа – естественное, пожалуй, даже неизбежное последствие абсолютной монархии; но с другой стороны, я сомневаюсь, чтобы богатство народа было неизбежным последствием свободы. Чтобы привести к этому результату, свобода должна найти поддержку в известных событиях и в известном образе мыслей. Лорд Бэкон приписывает великие выгоды, которые англичане извлекли из своих войн с Францией, главным образом большему благосостоянию и довольству простого народа в Англии; между тем образ правления в обоих государствах был в эту эпоху почти одинаков. Когда земледельцы и промышленные рабочие привыкли работать за малую плату и сохранять для себя лишь ничтожную часть продуктов своего труда, то им даже в свободном государстве трудно улучшить свое положение или сговориться насчет увеличения платы. Но даже когда они привыкли к более достаточному образу жизни, богатые в самодержавном государстве могут без труда сплотиться против них и наложить на их плечи все податное бремя.Может быть покажется странным, если я скажу, что нищета простого народа во Франции, Италии и Испании обязана своим существованием, в известной степени, природному богатству этих стран и их благодатному климату; между тем нетрудно доказать правильность этого парадокса. В стране, обладающей такой превосходной почвой, какою обладают южные государства, земледелие не представляет больших трудностей, и один человек может там с парой жалких кляч обработать за лето столько земли, сколько ему нужно для уплаты собственнику довольно высокой аренды. Все искусство фермера состоит в том, чтобы, когда почва истощена, оставлять землю на год под паром; солнечная теплота и температура воздуха возвращают ей плодородие. Итак, эти бедные крестьяне в награду за свой труд не требуют ничего другого, кроме того, что необходимо для их существования. У них нет ни капитала, ни богатства, которые побуждали бы их желать большего, и в то же время они постоянно находятся в зависимости от собственника, который не дает им контрактов на землю и не боится истощить ее дурными приемами обработки. В Англии почва богата, но груба; ее приходится возделывать с большими издержками, и она дает ничтожный урожай, если не обработана старательно и таким способом, который приносит полный барыш только по истечении многих лет. Следовательно, в Англии фермер должен обладать значительным капиталом и брать аренду на продолжительное время, что дает ему и соответственную прибыль. Прекрасные виноградники Шампани и Бургундии, которые часто приносят собственнику почти пять фунтов с акра, обрабатываются крестьянами, едва добывающими свой хлеб; все дело в том, что эти крестьяне не нуждаются ни в каком другом капитале, кроме своих рук и рабочих орудий, которые они могут купить за двадцать шиллингов. Положение фермеров в этих провинциях в общем лучше, но из всех лиц, занимающихся земледельческим трудом, лучше всего живется скотоводам. Причина здесь та же. Прибыль человека должна быть пропорциональна его издержкам и риску. Когда такое большое число бедных тружеников, какое составляют крестьяне и фермеры, находится в очень жалком положении, то вся остальная часть общества должна принимать участие в их нищете, каков бы ни был образ правления в государстве – монархический или республиканский.То же самое можно сказать и относительно общей истории человечества. Почему ни один из народов, обитающих между тропинками, никогда не сумел создать никакого искусства, никакой техники, ни даже достигнуть благоустройства в управлении или дисциплины в армии, тогда как лишь немногие из народов умеренного пояса совершенно лишены этих преимуществ? Одна из причин этого явления заключается, без сомнения, в зное и однообразии температуры жаркого пояса, которые делают одежду и жилище менее нужными для человека и таким образом отчасти устраняют необходимость, этот великий стимул трудолюбия и изобретения. Curis acuens mortalia corda. Я не говорю уже о том, что чем меньше у нации товаров и имущества этого рода, тем менее у него поводов к внутренним раздорам, и, следовательно, тем менее он нуждается в благоустроенной полиции или регулярной власти для своей защиты и обороны против внешних или внутренних врагов.

22.12.2009 в 19:03

ДАВИД ЮМ. О ДЕНЬГАХДеньги не составляют предмета торговли в собственном смысле слова; они суть только орудие, которое люди, по общему соглашению, употребляют для того, чтобы облегчить обмен одного товара на другой. Это – не одно из колес торговли, а масло, благодаря которому движение колес становится более плавным и свободным. Рассматривая какое-нибудь государство в нем самом, мы заметим, что большее или меньшее количество денег, находящихся в нем, не имеет никакого значения, потому что цена товаров всегда пропорциональна количеству денег и крона во времена Генриха VII имела такое же значение, какое теперь имеет фунт стерлингов. Некоторую выгоду из изобилия денег извлекает только государство, да и то лишь во время войны и переговоров с другими державами. Именно поэтому все богатые и торговые государства, начиная с Карфагена до Великобритании и Голландии, пользовались наемными армиями, которые бы они употребляли для войн своих собственных подданных, то получали бы меньше прибыли от своих значительных богатств и большого изобилия золота и серебра, потому что вознаграждение лиц, служащих государству, должно повышаться соответственно богатству общества. Наша небольшая армия, состоящая из двадцати тысяч человек, требует таких же больших расходов, как французская армия вдвое более многочисленная. Во время последней войны содержание английского флота обошлось так же дорого, как в течение всего императорского периода содержания римских легионов, державших весь мир в подчинении своей власти.Большее количество народонаселения и его большая производительность выгодны для государства во всех отношениях – с точки зрения внутренней и внешней политики, частных и государственных интересов. Но изобилие денег приносит лишь незначительную пользу, а иногда может даже причинять вред нации в ее торговле с иностранцами.К счастью, в человеческих делах существует, по-видимому, такое стечение обстоятельств, которое сдерживает развитие торговле и богатств и мешает им ограничиваться пределами одного государства, как можно было бы опасаться в виду прибыльности всякой установившейся торговли. Когда одна нация в области торговли опередила другую, то последней бывает трудно вернуть потерянное – вследствие большего трудолюбия и большей ловкости первой, а также вследствие того, что ее купцы обладают большими капиталами и, следовательно, могут довольствоваться соразмерно меньшим барышом. Но эти преимущества до известной степени уравновешиваются дешевизной труда у всякой нации, не обладающей ни обширной торговлей, ни большим количеством золота и серебра. Вследствие этого мануфактуры мало-помалу меняют свое местопребывание: они покидают страны и области, уже обогащенные ими, и переселяются туда, куда их привлекает дешевизна жизненных припасов и труда; обогатив и эти места, они по тем же причинам снова переселяются. И вообще можно заметить, что дороговизна всякого рода товаров, обусловленная изобилием денег, есть вредное последствие установившейся торговли и во всех странах останавливает ее развитие, давая возможность более бедным государствам продавать свои товары на всех иностранных рынках дешевле, чем могут продавать богатые.Это обстоятельство и заставило меня усомниться в пользе банков и бумажного кредита, которые обыкновенно считаются безусловно выгодными для всякой нации. Дороговизна провизии и труда, обусловленная ростом торговли и увеличением количества денег, неудобна во многих отношениях; но это неудобство неизбежно, и вместе с тем оно является последствием того богатства и благосостояния общества, которые составляют цель всех наших стремлений. Оно вознаграждается теми выгодами, которые мы извлекаем из обладания драгоценными металлами, и тем преимуществом, которое это обладание дает нации во всех войнах и сношениях с иностранцами. По-видимому, нет никакой надобности увеличивать это неудобство при помощи поддельной монеты, которой иностранцы не берут ни в каких платежах и которую всякая крупная смута в государстве совершенно лишает ценности. Правда, в каждом богатом государстве есть много людей, которые владеют большими суммами денег и предпочитают звонкой монете хорошо гарантированные бумаги, потому что последние легче перевозить и хранение их безопаснее. Если государство не устраивает банка, то частные банкиры извлекают пользу из этого обстоятельства, как некогда делали лондонские банкиры и как делают теперь дублинские. Поэтому надо думать, что было бы лучше предоставить какому-нибудь обществу выгоды бумажного кредита, который всегда будет существовать во всяком богатом государстве. Но искусственное увеличение этого вида кредита никогда на может быть выгодно для торговой нации; напротив, оно приносит ей вред, ведя к увеличению количества денег сверх их естественной соразмерности с трудом и товарами, а следовательно и к повышению цен в ущерб купцу и мануфактуристу. С этой точки зрения надо признать, что самым полезным банком был бы тот, который запирал бы в кассу все получаемые им деньги и никогда не увеличивал бы количества денег, находящихся в обращении, как делают банки, вкладывающие известную часть своих капиталов в торговлю. Действуя таким образом, государственный банк сильно ограничил бы деятельность частных банкиров и ажиотеров, и хотя государство в этом случае должно было бы нести на себе бремя вознаграждения директоров и счетчиков банка (потому что при такой организации последний не получал бы никакой прибыли от своих операций), но выгода, которую извлекала бы нация из низкой цены труда и из уничтожения бумажного кредита, с избытком возместила бы этот расход. Едва ли надо прибавлять, что такая крупная наличная сумма, какая накопится в кассах банка, будет очень полезна в минуты больших общественных опасностей и бедствий, и что истраченное в таких случаях можно будет легко вернуть, когда восстановятся мир и спокойствие.Ниже мы вернемся к вопросу о бумажном кредите и рассмотрим его более обстоятельно. Я хочу закончить этот очерк о деньгах двумя замечаниями, которые, может быть, займут внимание наших отвлеченных политиков.I. Скиф Анахарсис, который на своей родине никогда не видел денег, остроумно заметил, что, по его мнению, золото и серебро не приносят грекам никакой пользы, разве только ту, что облегчают им счет и исчисление. В самом деле, очевидно, что деньги суть ничто иное, как представители труда и товаров, и что они являются только средством вычисления и оценки последних. Так как при изобилии денег требуется большее количество их для представления того же количества товаров, то для нации, взятой в ней самой, это изобилие не может быть ни полезно, ни вредно, – все равно как ничего не изменилось бы в торговых книгах, если бы вместо арабских цифр, которые требуют небольшого числа знаков, стали употреблять римские, состоящие из большого количества знаков. Мало того: изобилие денег, подобно римским цифрам, даже стеснительно и неудобно, так как затрудняет перевозку и хранение денег. Но несмотря на этот вывод, правильность которого невозможно отрицать, несомненно, что со времени открытия американских рудников промышленность развилась у всех народов Европы, исключая самих владетелей этих рудников, что, между другими причинами, с полным правом можно приписать увеличению количества золота и серебра. Действительно, легко заметить, что в каждом государстве, куда деньги начинают стекаться обильнее, чем прежде, все принимает новый вид: труд и промышленность оживляются, купец становится предприимчивее, мануфактурист – деятельнее и искуснее, и даже фермер идет за своим плугом с большей охотой и вниманием. Это трудно объяснить одним только влиянием большего обилия денег в самой стране, т.е. повышением цены товаров и необходимостью платить за всякий предмет большее количество этих маленьких белых или желтых кружков. А что касается внешней торговли, то большее обилие денег скорее вредит ей, поднимая цену всякого рода труда.Чтобы объяснить это явление, следует заметить, что хотя повышение цены товаров является неизбежным последствием увеличения количества золота и серебра, однако оно не следует непосредственно за этим увеличением; деньги должны известное время циркулировать в стране и дать почувствовать свое значение всем классам общества. В начале не замечается никакой перемены; постепенно цены возрастают сначала в одной отрасли торговли, потом в другой, пока они, наконец, не достигнут точного соответствия с новым количеством скопившейся в стране звонкой монеты. По моему мнению, только в течении этого промежутка между увеличением количества денег и повышением цен увеличение количества золота и серебра благоприятно для промышленности. Когда в страну ввезено известное количество денег, они сначала не распределены между большим числом рук, а помещаются в кассах немногих лиц, которые тотчас стараются употребить их выгодным образом. Предположим, что несколько фабрикантов или купцов в обмен на товары, вывезенные ими в Кадикс, получили золото и серебро. Это дает им возможность употреблять больше рабочих, чем прежде, и этим рабочим не приходит в голову требовать более высокой платы – они довольны уже тем, что получают такое хорошее вознаграждение. Если оказывается недостаток в рабочих, то фабрикант повышает плату, но в начале требует за то и большего количества труда, и рабочий охотно соглашается на это, имея возможность ценою увеличения своего труда и усталости улучшить свое питание. Он несет свой заработок на рынок, где получает все товары по прежним ценам, и приносит своей семье больше припасов и лучшего качества. Фермер и садовник, видя, что все их товары раскупаются, в свою очередь стараются увеличить свое производство; в то же время они получают возможность покупать у своих поставщиков больше платья и лучшего качества, по той же цене, как и прежде, и под влиянием этой новой выгоды их прилежание еще более возрастает. Нетрудно было бы проследить движение звонкой монеты чрез все государство; и тогда пришлось бы признать, что прежде, чем увеличить цены на труд, она сначала возбуждает прилежание каждого отдельного лица.Что количество денег может значительно возрасти, прежде чем наступит вызванное ими вздорожание труда, доказывают между прочим многочисленные операции, которые производили со звонкой монетой французские короли; при этом всегда замечали, что увеличение денежной валюты не вызывало соответственного повышения цен, по крайней мере в пределах известного времени. В последний год царствования Людовика XIV денежная валюта возросла на 3/7, между тем как цены повысились всего на 1/7. В настоящее время за хлеб во Франции платят ту же цену или такое же число ливров, как и в 1683 году, хотя марка001 серебра стоила тогда 30 ливров, а теперь стоит 50. Я не говорю уже о том, как сильно должно было возрасти количество золота и серебра в этой стране со времени первого периода.Все эти соображения дают нам право сказать, что с точки зрения внутреннего благосостояния государства, большее или меньшее количество звонкой монеты, обращающейся в стране, не имеет значения. Правильная государственная политика состоит исключительно в том, чтобы по возможности поддерживать беспрерывный рост народного капитала, потому что это дает ей средство держать в напряжении трудолюбие населения и увеличивает запас труда, в котором состоит все могущество, все истинное богатство страны. Нация, у которой количество звонкой монеты идет на убыль, в каждую данную минуту слабее и несчастнее, чем другая нация, в которой не больше денег, но их количество беспрерывно возрастает. Это нетрудно понять, если обратить внимание на то, что колебание количества звонкой монеты в сторону увеличения или уменьшения не тотчас вызывает соответственные изменения в цене товаров. Пока жизнь приноровится к новым условиям, должно пройти известное время, и в случае уменьшения количества золота и серебра этот промежуток так же вреден для промышленности, как он благоприятен для нее в случае увеличения количества этих металлов. Рабочему труднее найти занятие у мануфактуриста или купца, хотя на рынке он платит те же цены, что и прежде. Фермер не может распродать весь свой хлеб и скот, а между тем он должен платить собственнику ту же арендную плату. Нетрудно видеть, какая бедность, нищета и день вытекают из такого положения вещей.II. Второе замечание, которое я хотел сделать по поводу денежного обращения, можно формулировать следующим образом. В некоторых государствах и во многих областях Европы (некогда в этом положении были все страны) звонкой монеты так мало, что собственник совершенно не получает денег от своих арендаторов: он принужден взимать арендную плату натурой и потреблять ее сам или перевозить туда, где есть рынок. В этих странах государь, кроме натуральной подати, не может взимать никакого другого налога или только ничтожный, и так как подобная подать дает ему чрезвычайно скудную прибыль, то очевидно, что сила его государства, даже внутри страны, совершенно ничтожна; он не в состоянии поддерживать армию и флот на таком уровне, как если бы во всех его областях был избыток золота и серебра. Могущество Германии без сомнения гораздо более возросло за последние три века, чем ее производительность, население и мануфактура. Австрийские области империи в общем хорошо населены, хорошо обработаны и весьма обширны; между тем они имеют сравнительно ничтожное значение в европейском балансе, что обыкновенно приписывают недостатку в них денег. Но как примирить все эти факты с тем безусловным принципом, что количество золота и серебра само по себе безразлично? Согласно этому принципу всякий государь, который владеет большим количеством подданных, имеющих в избытке товаров, должен быть велик и могуществен, а его подданные – богаты и счастливы, независимо от большего или меньшего количества драгоценных металлов. Эти металлы можно делить и подразделить самым разнообразным образом, и если бы монеты сделались настолько малы, что их легко было бы терять, то без труда можно было бы примешивать к золоту или серебру какой-нибудь менее драгоценный металл, как это и делают в некоторых европейских государствах, и таким образом придать монетам более значительные и удобные размеры: они и тогда удовлетворяли бы тем же потребностям обмена, каковы бы ни были их число или цвет.На эти возражения я отвечу, что влияние, которое приписывают малочисленности звонкой монеты, в действительности есть результат привычек и свойств населения, и что мы, как очень часто случается, по ошибке принимаем побочное последствие за причину. Противоречие здесь – только кажущееся, но требуется известная сообразительность и сила мысли, чтобы открыть те принципы, которые дали бы нам возможность примирить разум с опытом.Кажется почти очевидным, что цена всякой вещи зависит от отношения товаров к звонкой монете, и что значительное изменение в той или другой области должно производить одно и то же действие, именно – или поднимать, или понижать цены. Увеличьте количество товаров, – они подешевеют, увеличьте количество звонкой монеты, – их валюта поднимется. И наоборот, уменьшение количества товаров и звонкой монеты приведет к противоположному результату.Не менее очевидно и то, что цены гораздо менее зависят от абсолютного количества находящихся в стране товаров и звонкой монеты, чем от количества товаров, которые вывезены или могут быть вывезены на рынок, и количества денег, которое находится в обращении. Если деньги лежат в кассах, то с точки зрения цен они производят такое же действие, как если бы их вовсе не было; если товары сложены для хранения в склады и амбары, то они как бы не существуют. Так как в этом случае деньги и товары никогда не встречаются, то они не могут влиять друг на друга. Если бы мы в известную эпоху захотели определить приблизительную стоимость продуктов, то мы отнюдь не должны были бы принимать в расчет того количества хлеба, которое фермер должен сохранить на семена и для пропитания своей семьи и себя самого. Только излишек, по сравнению со спросом, определяет цену.Чтобы применить эти принципы, надо принять во внимание, что в первобытные и менее культурные времена, когда еще потребности воображения не смешались с естественными потребностями, люди довольствуются продуктами своих полей или теми грубыми улучшениями, которые они сами могут производить в этих продуктах, и поэтому имеют мало поводов к обмену – по крайней мере к обмену на деньги, которые, по общему соглашению, составляют обычную меру обмена. Шерсти, собранной фермером с собственного стада, выпряденной в его собственном доме и выделанной соседним ткачом, который получает плату в виде хлеба или шерсти, хватает и для домашних потребностей, и на одежду. Плотник, кузнец, каменщик, портной получают вознаграждение в такой же форме, и даже собственник, живущий по соседству, охотно берет в уплату за аренду продукты, собранные фермером. Большую часть их он, при своем деревенском гостеприимстве, потребляет сам; остаток он, может быть, продает в соседнем городе за деньги, которые и покрывают его небольшие расходы и траты на роскошь.Но когда удовольствия начинают становиться более утонченными, когда люди перестают жить безвыходно дома и довольствоваться тем, что можно приобрести по соседству, тогда начинают развиваться обмен и всякого рода торговля, и для производства обмена требуется больше денег. Купцы не соглашаются получать плату в виде хлеба, потому что у них есть и другие потребности, кроме еды. Фермер переступает границу своего прихода, чтобы закупить нужные ему товары, и уже не может всегда давать в обмен купцу свои продукты. Землевладелец живет в столице или за границей, и требует, чтобы за аренду ему платили деньгами, которые легко можно переслать ему. В каждом производстве являются крупные предприниматели, мануфактуристы и купцы, которые могут вести свои дела только при помощи денег. Следовательно, при этом новом состоянии общества звонкая монета принимает участие в гораздо большем количестве сделок и употребляется гораздо чаще, чем в предшествовавшую эпоху.Теперь понятно, что в эпоху оживленной деятельности и утонченности всякая вещь должна стоить гораздо дешевле, чем в грубые, нецивилизованные времена, если только количество денег в стране не увеличивается. Цены определяются отношением количества находящихся в обращении денег к количеству вывезенных на рынок товаров. Товары, которые потребляются дома или в соседстве вымениваются на другие товары, никогда не поступают на рынок; они нисколько не влияют на количество монеты, находящейся в обращении; с этой точки зрения они как бы совсем не существуют, и, следовательно, такой способ употребления продуктов уменьшает пропорцию со стороны товаров и повышает их цену. Но когда деньги участвуют во всех сделках и повсюду являются мерой обмена, тогда то же количество денег, которое составляет национальный фонд, имеет гораздо больше работы; тогда все товары поступают на рынок, обращение принимает более широкие размеры; получается такое положение, как будто та же сумма должна удовлетворять потребности более обширного государства; и так как поэтому пропорция падает со стороны денег, то все товары должны дешеветь и цены постепенно падать.Произведя точные вычисления по всей Европе и сделав небольшую скидку ввиду перемен, которые произошли в ценности или наименовании денежных знаков, ученые пришли к заключению, что цены товаров со времени открытия Америки возросли не более, как в три или maximum в четыре раза. Между тем кто решится утверждать, что в настоящее время количество звонкой монеты в Европе превышает ее количество в пятнадцатом столетии и в предшествующие века не более, как в четыре раза? Испанцы и португальцы – благодаря своим рудникам, англичане, французы и голландцы – благодаря своей торговле с Африкой и американской контрабанде – возят ежегодно около шести миллионов фунтов стерлингов, из которых в Восточную Индию уходит едва одна треть. Одна эта сумма в течение десяти лет могла бы, вероятно, удвоить прежнее количество звонкой монеты в Европе. И если цены не возросли до столь же непомерной высоты, то это можно объяснить только изменением привычек и нравов. Не говоря уже о том, что рост промышленного производства увеличивает количество товаров, – те же товары вывозятся на рынок в большем количестве, когда люди начинают отказываться от своих старых, простых привычек. И хотя это увеличение количества предлагаемых товаров не было так велико, как умножение звонкой монеты, тем не менее оно было очень значительно, и оно-то удержало отношение между звонкой монетой и товарами почти на прежнем уровне.Если бы кто-нибудь спросил, какой из этих двух образов жизни выгоднее для государства или общества – простой, или утонченный, я не колеблясь ответил бы, что, по крайней мере с политической точки зрения, более выгоден последний, и выставил бы это обстоятельство, как новый довод в пользу поощрения торговли и мануфактур.Пока люди придерживаются старых, простых привычек и добывают все, что им необходимо, отчасти при помощи домашнего производства, отчасти у соседей, – государь не может получать денежной подати от большого числа своих подданных; и если он хочет наложить на них какую-нибудь подать, то принужден собирать ее в виде товаров, потому что только они существуют в изобилии; неудобства такой системы настолько очевидны и значительны, что нет надобности их доказывать. Деньги государь сумеет получать только из главных городов, потому что только в них они и употребляются; и города, конечно, не могут доставить ему столько денег, сколько могло бы доставить все государство, если бы золото и серебро обращались повсюду. Но независимо от очевидного уменьшения количества доходов такое положение дел является еще и в другом отношении причиной бедности государства. Государь не только получает меньше денег, но и из тех же денег он может извлечь меньше пользы, чем во времена оживленной деятельности и общей торговли. При одинаковом количестве золотой и серебряной монеты всякая вещь стоит тогда дороже, потому что на рынок вывозится меньше товаров и все количество денег находится в большей пропорции к количеству товаров, которые покупаются за них; между тем только эта пропорция устанавливает и определяет цену товаров.Теперь мы можем понять, как неверно мнение, которое часто можно встретить у историков и даже в обыкновенном разговоре, – мнение, что всякое отдельное государство, как бы оно ни было плодородно, густо населено и хорошо обработано, всегда бывает слабо, если в нем мало денег. Малочисленность звонкой монеты сама по себе, конечно, никогда не может ослаблять государства, потому что действительную силу всякого общества составляют люди и товары. Здесь вредит государству простота жизни, которая сосредоточивает золото и серебро в немногих руках и мешает этим металлам быстро обращаться и рассеиваться по всему государству. Напротив, оживленная деятельность и всякого рода усовершенствования распределяют деньги, как бы мало их ни было, по всему государству; они как бы вводят деньги в каждую артерию, вносят их в каждую сделку, в каждый договор. Много или мало, но деньги есть у каждого, и так как, благодаря этому, все цены падают, то государь имеет двойную выгоду: он может при помощи налогов собирать деньги со всех частей государства, и то, что он соберет, может быть употреблено на каждую покупку или уплату.Из сравнения цен мы можем заключить, что в Китае теперь не больше денег, чем сколько было в Европе три века назад; между тем, как велико могущество этого государства, судя по тому количеству солдат и гражданских чиновников, которое оно содержит! Полибий говорит, что в его время съестные припасы были в Италии так дешевы, что в некоторых местностях обед на одного человека стоил в трактире semus, т.е. немногим более фартинга; и все-таки в это время Рим подчинил своей власти весь известный тогда мир. Приблизительно за сто лет до этого карфагенский посланник сказал в насмешку, что ни в одной стране нет таких братских отношений между людьми, как у Римлян, потому что на всех пиршествах, на которые он был приглашен, как иноземный посол, он видел одну и ту же серебряную посуду. Абсолютное количество драгоценных металлов не играет никакой роли. Здесь имеют значение только два условия: во-первых, постепенное увеличение количества денег, во-вторых, полное поглощение их и распространение по всему государству. Влияние этих двух условий было выше показано.В следующем очерке мы увидим пример другого, подобного же софизма, в котором побочное действие принимается за причину, и последствие, вытекающее из перемены нравов и привычек населения, приписывается изобилию звонкой монеты.001 8 унций.

22.12.2009 в 19:05


ГОСКАПИТАЛИЗМ - это ХИМЕРА и НАДУВАТЕЛЬСТВО !Прошу высказываться.

28.12.2009 в 20:03

Рус_Иван писал(а) в ответ на сообщение:

>В слове ГОСКАПИТАЛИЗМ применительно к России надо заменить ГОС на ИНТЕР, тогда это не химера а реальность.

Да, Вы правы.Но природа Интеркапитализма - это тоже Госкапитализм. А за спиной у него стоят интерессанты, которые его контролируют и следят за его постоянным разрастанием и усилением - рокфеллеры и ротшильды.

MESSEMBRIN писал(а) в ответ на сообщение:

>ГОСУДАРСТВО должно контролировать от 50 до 75 процентов производства!Можно критиковать и ругать ГОСУДАРСТВО,но без этого будет еще хуже!

Я уверен, что если будет либерализована МДБС ( см. -ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.htmlто необходимость государственного вмешательства в экономическую жизнь отпадёт полностью.Работы Мюррея Ротбарда ВЛАСТЬ И РЫНОК: ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКАhttp://libertynews.ru/node/830

FOX писал(а) в ответ на сообщение:

>Самрес -это что ревность ? Ваши теории не пользуются вниманием ?

На иврите понятия ревность и зависть обозначаются одним и тем же словом. На русском это не совсем одно и тоже. Вы очевидно хотели сказать - зависть. Нет, я не завидую. Просто Вашей точке зрения я хочу противопоставить свою, так как считаю, что я прав и важно, чтобы люди это поняли.

FOX писал(а) в ответ на сообщение:

>sameps писал(а) в ответ на сообщение:>

>>FOX писал(а) в ответ на сообщение:>>

>

>>>Самрес -это что ревность ? Ваши теории не пользуются вниманием ?

>

>>>>>>На иврите понятия ревность и зависть обозначаются одним и тем же словом. На русском это не совсем одно и тоже. Вы очевидно хотели сказать - зависть. Нет, я не завидую. Просто Вашей точке зрения я хочу противопоставить свою, так как считаю, что я прав и важно, чтобы люди это поняли.

>>>Рад ,за конструктивную борьбу идей !! продолжим борьбу в следующем году…..

Отлично ! Поздравляю Вас и всех участников дискуссии с Новым годом !

Рус_Иван писал(а) в ответ на сообщение:

>Не будет наверное при нынешнем раскладе сил в мире никакого общего решения. Да и зачем оно. Торговля прекрасно обойдется и без доллара или другой превалирующей валюты. Забудьте о долларе. Нет его. И что, мир перевернётся? Да глупость это.

Торговля и вообще экономика прекрасно прекрасно обошлись бы и без доллара и вообще без бумажных валют, а также без всякого вмешательства государства в экономическую жизнь. Но дело в том, что миру искусственно навязывается эта совершенно мошенническая система, которую изобрёл Джон Ло.См. мои темы -Цивилизация или НМПhttp://www.politforums.ru/civilization/ ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.htmlПочему абсолютно необходимо 100 % - ное резервирование !?http://www.politforums.ru/economics/1253173036.htmlТрое самых полезных служителей НМП и главных змеев-искусителейhttp://www.politforums.ru/economics/1259598313.htmlи другие темы.Да, Вы правы. Законы бывают преступные, поощряющие мошенничество и просто фашистские -Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ! http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=853ДАЁШЬ КАПИТАЛИЗМ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ ! http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=822Что такое КОНТРОЛЬ НАД НАЦИЕЙ ?!http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=1005и другие тепмы.См. также -Работы Мюррея Ротбардаhttp://libertynews.ru/node/221ГОСУДАРСТВО И ДЕНЬГИ - КАК ГОСУДАРСТВО ЗАВЛАДЕЛО ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМОЙ ОБЩЕСТВА. Мюррей Ротбардhttp://libertynews.ru/node/768


КИН писал(а) в ответ на сообщение:

>MESSEMBRIN писал(а) в ответ на сообщение:>

>>ГОСУДАРСТВО должно контролировать от 50 до 75 процентов производства!Можно критиковать и ругать ГОСУДАРСТВО,но без этого будет еще хуже!

>>>Чем меньше роль чиновника( государства) в жизни человека( гражданина), тем лучше его жизнь.>Если чиновник решает вопросы экономики, от результатов которой ему не холодно и не жарко, то экономика похожа на Брежневскую, где заводы штампуют ненужный товар на склад, в Заполярье сеют кукурузу, а люди давятся в очередях за бензином или пивом, восхищаются достижениями западных конкурентов в области пошива обуви, одежды, производства магнитофонов и зажигалок.

Полностью согласен !Вот мой ответ Радиоинженеру.Здесь я вынужден согласиться с антисемитом Радиоинженером. Я тоже считаю, что Экономикс, к которой принадлежит Хазин, это лже наука. Но это не означает, что вообще всю Политэкономию надо выбросить на помойку. Иначе некому было бы развенчать Экономикс. Думаю, что абсолютной истины в Политэкономии до сих пор не достиг никто. Но есть действительно серьёзные политэкономы, которые подошли к ней очень близко. В частности - Мизес, Ротбард, Хюльсман и ещё некоторые из австрийской школы Политэкономии.Никто из них Нобеля не получил.Вот список моих тем по экономике. Там приведены ссылки на них.ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.htmlГОСКАПИТАЛИЗМ - это ХИМЕРА и НАДУВАТЕЛЬСТВО !http://www.politforums.ru/economics/1262019835.htmlДАВИД ЮМ. О ДЕНЬГАХhttp://www.politforums.ru/economics/1261497946.htmlДАВИД ЮМ. О ТОРГОВЛЕhttp://www.politforums.ru/economics/1261497839.htmlДАВИД ЮМ /О ПРОЦЕНТЕhttp://www.politforums.ru/economics/1261497590.htmlДва великих политэконома XX века - Мизес и Ротбард http://www.politforums.ru/economics/1259681850.htmlТрое самых полезных служителей НМП и главных змеев-искусителей XX века - Кейнс, Хайек и Фридман ( все лауреаты Нобеля ).http://www.politforums.ru/economics/1259598313.htmlГлавная причина, вследствие которой мир отказался от стандарта на драгметаллах и свободного рынка денег - это оглупление всего человечества.http://www.politforums.ru/economics/1259592835.htmlПочему абсолютно необходимо 100 % - ное резервирование !? http://www.politforums.ru/economics/1253173036.htmlПМВССЗН - Принцип Максимально Возможно Справедливой Системы Земельного Налога.http://www.politforums.ru/economics/1257863501.htmlВопрос ВОЛЖАНИНУ - кто по Вашему мнению, Алан Гринспен, дурак или злодей?http://www.politforums.ru/economics/1252486593.html5 ТЕМ В ОДНОЙ – CИИММДБС, МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМАhttp://www.politforums.ru/economics/1246449474.htmlСовременная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА !Изобрёл её вполне конкретный человек – великий аферист Джон Лоу. Но, как обычно это бывает, плодами изобретения пользуются другие. Несмотря на то, что уже тогда его афёра с треском провалилась, заинтересованные лица взяли на вооружение эту красивую идею и лоббируют её до сих пор.Именно для этого пекут лауреатов Нобеля, как блины из тех экономистов, которые поддерживают эту идею. То есть, служат НМП.Смотрите -ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ – ЭТО КАТАСТРОФА.http://www.politforums.ru/civilization/1237379439.htmlАлан Гринспен и ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ.http://www.politforums.ru/civilization/1236439526.htmlСЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИhttp://www.politforums.ru/civilization/1234363413.htmlПРИНЦИП 80 на 20 или 95 на 5.http://www.politforums.ru/civilization/1246284329.htmlКАПИТАЛИЗМ ИЛИ СОЦИАЛИЗМ !?http://www.politforums.ru/civilization/1246265821.htmlРОТШИЛЬДЫ - РОКФЕЛЛЕРЫ ИЛИ БАРУХ !?http://www.politforums.ru/civilization/1245854374.htmlМысли о Ротшильдах, Рокфеллерах, Морганах.http://www.politforums.ru/civilization/1238319218.htmlОбъявим войну “мировому правительству” (Ротшильды, Рокфеллеры)http://www.politforums.ru/other/1244518569.html Редактировать МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА.МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА.Лучшим введением в эту тему может служить книга -ГОСУДАРСТВО И ДЕНЬГИ - КАК ГОСУДАРСТВО ЗАВЛАДЕЛО ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМОЙ ОБЩЕСТВА. Мюррей Ротбардhttp://libertynews.ru/node/768А также мой подфорум -Цивилизация или НМПhttp://www.politforums.ru/civilization/ Редактировать Цитировать 02.07.2009 в 13:18 НИКТО НЕ СПАСЁН, ПОКА ВСЕ НЕ СПАСЕНЫ ! ИСТИННЫЕ ПРИЧИНЫ ЗАГОНКИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В ТОТАЛИТАРИЗМ !ИСТИННЫЕ ПРИЧИНЫ ЗАГОНКИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В ТОТАЛИТАРИЗМ !Прошу высказываться.МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА.Лучшим введением в эту тему может служить книга -ГОСУДАРСТВО И ДЕНЬГИ - КАК ГОСУДАРСТВО ЗАВЛАДЕЛО ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМОЙ ОБЩЕСТВА. Мюррей Ротбардhttp://libertynews.ru/node/768А также мой подфорум -Цивилизация или НМПhttp://www.politforums.ru/civilization/ РАВЕНСТВО ИЛИ РАВНОПРАВИЕ !Мошенничество, аферизм, произвол бюрократии, послушные суды, парламенты, диктат монополий - всё это признаки социализма. И это то, что мы сейчас имеем во всём мире.При нормальном капитализме мошенничество должно быть исключено совершенно. И если мы хотим прийти к нормальному капитализму, в первую очередь необходимо избавиться отСовременной Искусственно Изуродованной Мировой Мошеннической Денежно Банковской Системы (ИИММДБС )и заменить её естественной ДБС.Доводы сторонников капитализма остроумны, язвительны и почти неотразимы. Но почему-то душа противится согласиться с ними до конца. И думаю, что они были бы правы на 100 %, если бы подчеркнули необходимость полнейшего исключения мошенничества.Вот пример полемики на форумеlibertynews.ru -***************************SuperSanyaПатриотА по поводу “перераспределения денежных средств” - а почемуу оно в принципе должно быть, это перераспределение? Если А работает и зарабатывает хорошо, а Б. - плохо, то почему А. должен чем-то обеспечивать Б.? По поводу здравоохранения - должна быть хорошо развитая система добровольного страхования, имхо, а вот всё остальное… Государство должно НЕ МЕШАТЬ всем своим гражданам нормально зарабатывать. Коммунистические лозунги типа “От каждого по способностям, каждому по потребностям” себя не оправдывают.Молоканов ВикторПатриот

SuperSanya
А по поводу “перераспределения денежных средств” - а почемуу оно в принципе должно быть, это перераспределение? Если А работает и зарабатывает хорошо, а Б. - плохо, то почему А. должен чем-то обеспечивать Б.? Вы меня не поняли. Я очень хорошо работаю, но живу в Палассовке, папа мой слеарь, который достаточно много выпивает, и вообще у меня нет указательного пальца на правой руке (а я правша) смогу ли я заработать деньги сопоставимые с тем кто живет в Москве, папа его член совета директоров Лукойла, и здоров он на сто процентов?SuperSanyaПатриотИ вы считаете, что этот условный москвич должен кормить Вас и Вашего папу? Да еще чтоб папе было на что выпивать? Я тоже далеко не миллионер, и даже не средний класс. Но считаю - раз я мало зарабатываю, в этом только моя вина. И никакой левый дядя мне ничего не должен.OlegАдминистраторБогатства не распределяются! Они создаются. Создатель является собственником своего богатства, иначе он не стал бы его создавать. Материальное вознаграждение, получаемое автором нового изобретения пропорционально затраченной умственной энергии, – лишь малая доля ценности этого изобретения, пусть изобретатель и разбогател, стал миллионером. Но человек, работающий дворником на фабрике, где производят придуманную изобретателем вещь, получает колоссальные деньги – если соотнести заработную плату с умственными усилиями, затрачиваемыми им на его работу. То же самое верно для всех людей, находящихся между этими двумя точками, на всех уровнях притязаний и способностей. Человек, стоящий на вершине интеллектуальной пирамиды, дает больше всех тем, кто находится ниже его, а взамен не получает ничего, кроме материального вознаграждения. Другие не дают ему никакого интеллектуального бонуса, благодаря которому он смог бы эффективнее использовать свое рабочее время. Человек в самом низу безнадежно беспомощен и, предоставленный самому себе, умер бы голодной смертью. Он ничего не дает тем, кто стоит выше его, но получает бонус, плоды их деятельности. Такова по природе своей “конкуренция” между могучими и слабыми умами. Так выглядит “эксплуатация”, из-за которой вы проклинаете сильных“ (”Атлант расправил плечи“) Айн РэндМолоканов ВикторПатриоту Вас просто мало опыта. Просто у некоторых в силу определенного положения в обществе в независимости от умений, трудолюбия, всегда будут деньги доставаться легче, чем самому трудолюбивому гению. Вы говорите, что человек всего может достичь сам. А я говорю что человек живущийй на окраине никогда не будет получать столько сколько москвич. Человек без глаз никогда не буде получать больше зрячего. Человек родившийся в бедной семья как правило (не всегда) будет получать меньше чем человек родившийся в богатой. То есть не москвич, слепой, из бедной семьи будет получать худшее образование, худшую медицинскую помощь и т.д. Это не вина этого человека. Так просто устроено наше общество. Это справедливо?Это деление на элиту и ”баранов“. Это идеология фашизма. Может всех глупых кто не понимает полезность такого общества уничтожать?OlegАдминистраторКак раз-таки в капиталистическом обществе ”бараны“, как Вы выразились, могут выжить за счет ”элиты“. Рекомендую почитать ”социальную философию Крузо“ из ”Этики Свободы" Ротбарда: http://libertynews.ru/node/175SuperSanyaПатриотТо есть вы считаете, что всё у всех должно быть одинаковым… Отобрать у тех, кто зарабатывает и поделить поровну с иждивенцами… А в каком, скажите, обществе и при и каком строе это было? Может быть в СССР при социализме всем жилось одинаково хорошо? Да нет, это ваша идеология преступна. А если вы относите себя к “баранам” и не хотите что-то поменять в своей жизни, а ждете, покм какой-нибудь богатый дядя поделится с вами - ваше право. А его право - тратить свои деньги на себя.Молоканов ВикторПатриотТо есть слепой - это иждивенец и сам виноват, что у него нет денег на лечение? а наследник богатого папа - достойный член либертарианского общества. И вообще я ничего не призываю делить. Я задаю вопрос кто или что будет создавать для людей равные возможности и условия, если государства нет?SuperSanyaПатриотВиктор, “государства нет” - это анархия. Тут речь о минимизировании вмешательства государства в экономику.Молоканов ВикторПатриотВот наконец мы дошли до сути. В России нужно развивать институт благотворительности, институты поддержки сирот, жителей окраин прежде, чем уничтожать государство.**************Истина, как всегда, находится в золотой середине. Но середина потому и золотая, что находится не как простое среднее арифметическое типа госкапитализма или социализма с человеческим лицом.Как это ни парадоксально, истина заключена в чистом капитализме без всяких примесей социализма, но при условии полнейшего запрета на мошенничество.Контроль за недопущением мошенничества, естественно, эффективнее всего возложить на заинтересованных в этом лиц, то есть на общество, а не на государство.В случае, например, с банками это может быть комитет вкладчиков, избранный самими вкладчиками.Если бы в мире существовала нормальная Мировая Денежно Банковская Система (МДБС ), и нормальный капитализм, то все богатства мира были бы распределены приблизительно в соотношении 80/20 в соответствии с принципом 80/20. Что является совершенно нормальным.Но, вследствии Искусственно Изуродованной Мировой Мошеннической Денежно Банковской Системы (ИИММДБС ), позволяющей делать деньги из воздуха, все мировые богатства уже сейчас, возможно, распределяются в соотношении 95 -> 100 / 0 <- 5 . И эта дробь имеет тенденцию к увеличению.В защиту своей позиции Джефферсон утверждал: “Если Американский народ когда-либо позволит частным банкам контролировать выпуск валюты, сначала посредством инфляции, а потом – дефляции, банки и корпорации, которые вырастут вокруг банков, будут отнимать у людей собственность до тех пор, пока их дети не проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы” 29.Это утверждение справедливо не только в отношении Америки, но и в отношении всего мира.Ещё одно очень важное соображение.При нормальном капитализме всё общество богатеет равномерно. И уровень жизни бедных слоёв неуклонно повышается. Потому что соотношение 80 на 20 практически не изменяется. При искусственно изуродованном капитализме, который, фактически, уже не капитализм, а пародия на капитализм, это соотношение постоянно стремится измениться в сторону увеличения - 90 на 10, 95 на 5, 97 на 3 и т. д. , пока вся планета не станет совершенно тоталитарной.Равенство всех - это блеф, а равноправие всех - это необходимость.Правильный капитализм - это прежде всего честность. Если возможен какой-то обман - это уже социализм. Я дам определения социализма и правильного капитализма, как я это понимаю.Социализм - это всякое вмешательство государства в экономическую и частную жизнь граждан. Социализм советского образца можно считать полным социализмом, когда осуществлён полный запрет на предпринимательскую деятельность.Капитализм ( имею ввиду правильный капитализм ) - это полнейшее невмешательство государства в экономическую и частную жизнь граждан. Право собственности считается священным только в том случае, если эта собственность получена не мошенническим путём. В противном случае эта собственность может быть конфискована через суд присяжных, который отделён от государства и организуется обществом согласно Конституции.Мандевиль ( которого Хайек поднял на щит как родоначальника политэкономии ) утверждал, что человеческие пороки ведут к процветанию. И наоборот, если все будут хорошими, то благосостояние общества придёт в упадок. Такая идея могла прийти в голову только психиатру. Несомненно, всем психиатрам требуется психиатрия.Правильный капитализм - это такой, в котором в максимально возможной степени исключено мошенничество. И в максимально возможной степени исключены все элементы социализма.Именно в такой последовательности. Потому что если исключить мошенничество, то меньше шансов, что социализм поднимет голову. Потому что если мошенничество не исключено, а наоборот, превозносится, как доблесть, то становится необходимым введение элементов социализма. И чем больше процветает легальное мошенничество, тем больше процветает социализм. Эти два элемента друг друга усиливают и поощряют. А вместе с этим усилением крепчает тоталитаризм. Потому что социализм открывает неисчерпаемые возможности манипуляции людьми для частных лиц через государственный аппарат.Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС) просто провоцирует социализм и тоталитаризм.В этом, думаю, состоит главная ошибка Ротбарда, демонизирующего государственный аппарат. Это, конечно, верно. Но за спиной государства всегда стоит группа интересантов, в интересах которой расширение госаппарата и тотальный контроль над людьми. И вторая его ошибка в том, что он не поставил проблему Мировой Денежно Банковской Системы во главу угла. Хотя именно он ярче всех остальных высветил эту проблему.http://www.politforums.ru/civilization/КРИМИНАЛЬНАЯ ХРОНЬ.http://www.politforums.ru/economics/1251964843.htmlТРЕБУЮ НОБЕЛЕВСКУЮ ПРЕМИЮ ! ТОЛЬКО ХРЕН ДАДУТ !http://www.politforums.ru/economics/1248854759.htmlПОЧЕМУ ЭМИССИЯ НЕОБЕСПЕЧЕННЫХ ДРАГМЕТАЛЛАМИ БАНКНОТ - ЭТО ВСЕГДА ВОРОВСТВО !?http://www.politforums.ru/economics/1247739842.htmlГвидо Хюльсман ЕВРО: НОВАЯ ПЕСНЯ НА СТАРЫЙ ЛАДоб эволюции денежной системы после выхода книги М. Ротбардаhttp://www.politforums.ru/economics/1248266517.htmlПОЧЕМУ ЕДИНЫМИ МИРОВЫМИ ДЕНЬГАМИ МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО ДРАГМЕТАЛЛ !?http://www.politforums.ru/economics/1248855551.htmlВолжанину. Прошу Вас объединить 5 тем в одну и дать ей такое название -5 ТЕМ В ОДНОЙ . И, если можно, вынести её наверх.http://www.politforums.ru/economics/1248701033.htmlПочему абсолютно необходимо 100 % - ное резервирование !?http://www.politforums.ru/economics/1248093958.htmlCИИММДБС -ЭТО ЛОВУШКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА !http://www.politforums.ru/economics/1246449472.htmlМИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА.http://www.politforums.ru/economics/1246526330.htmlИСТИННЫЕ ПРИЧИНЫ ЗАГОНКИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В ТОТАЛИТАРИЗМ !http://www.politforums.ru/economics/1246545971.htmlРАВЕНСТВО ИЛИ РАВНОПРАВИЕ !http://www.politforums.ru/economics/1247217541.html Редактировать Цитировать 27.07.2009 в 17:23 НИКТО НЕ СПАСЁН, ПОКА ВСЕ НЕ СПАСЕНЫ !

SuperSanya

КИН писал(а) в ответ на сообщение:

>Спасибо, sameps, ты мудрый, образованный человек( как большинство евреев), но трудно русским столько ссылок продумать, им бы образную идею в трех предложениях. По себе сужу.

Итак, моё личное мнение, за которое я отвечаю и готов к конструктивной критике. По приоритету -1. Освободить детей от этой барщины, которая называется - Обязательное образование, а лучше сказать - Принудительная школа и заменить её на правильно организованную Свободную систему образования. В которой право ребёнка посещать или не посещать уроки любого учителя не подвергается сомнению.2. Вернуть людям то, что у них забрали обманом - НДБС ( нормальную денежно банковскую систему ), см. -ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.html3. Либерализовать экономику, то есть конституционно запретить государству вмешиваться в экономическую жизнь граждан.Но это станет возможным только после осуществления первых двух пунктов.

КИН писал(а) в ответ на сообщение:

>Спасибо, sameps, ты мудрый, образованный человек( как большинство евреев), но трудно русским столько ссылок продумать, им бы образную идею в трех предложениях. По себе сужу.

Это самые главные пункты, но есть и другие. См. -ОБЪЯСНИТЕ МНЕ, ДЛЯ ЧЕГО В XXI ВЕКЕ НУЖНЫ: Свод законов, Институт судей, прокуроров, адвокатов, судебных секретарш ?http://www.politforums.ru/civilization/1240669909.htmlСВОБОДОЛОГИЯ вместо ЛИБЕРТАРИАНСТВА !http://www.politforums.ru/civilization/1264938226.htmlПМВССЗН - Принцип Максимально Возможно Справедливой Системы Земельного Налога.http://www.politforums.ru/economics/1257863501.htmlЦитата из Д. Юма -“К счастью, в человеческих делах существует, по-видимому, такое стечение обстоятельств, которое сдерживает развитие торговли и богатств и мешает им ограничиваться пределами одного государства, как можно было бы опасаться в виду прибыльности всякой установившейся торговли. Когда одна нация в области торговли опередила другую, то последней бывает трудно вернуть потерянное – вследствие большего трудолюбия и большей ловкости первой, а также вследствие того, что ее купцы обладают большими капиталами и, следовательно, могут довольствоваться соразмерно меньшим барышом. Но эти преимущества до известной степени уравновешиваются дешевизной труда у всякой нации, не обладающей ни обширной торговлей, ни большим количеством золота и серебра. Вследствие этого мануфактуры мало-помалу меняют свое местопребывание: они покидают страны и области, уже обогащенные ими, и переселяются туда, куда их привлекает дешевизна жизненных припасов и труда; обогатив и эти места, они по тем же причинам снова переселяются. И вообще можно заметить, что дороговизна всякого рода товаров, обусловленная изобилием денег, есть вредное последствие установившейся торговли и во всех странах останавливает ее развитие, давая возможность более бедным государствам продавать свои товары на всех иностранных рынках дешевле, чем могут продавать богатые.”Моя гипотеза -Это утверждение абсолютно верно при НМДБС или при ИМДБС ( см. -ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.htmlСписок моих тем по ПОЛИТЭКОНОМИИ.http://www.politforums.ru/civilization/1262702945.htmlНо при существующей ИИММДБС ( см -5 ТЕМ В ОДНОЙ – CИИММДБС, МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМАhttp://www.politforums.ru/economics/1246449474.htmlСовременная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА !)оно превращается в свою противоположность. И особенно при свободном хождении БУМАЖНЫХ валют свободная торговля ведёт к гибели : полному развалу мировой экономической системы и к глобальной тоталитаризации всего человечества. Проведём мысленный эксперимент. Предположим, что существует некая маленькая планета и на ней всего две страны. Одна большая и по площади по населению, а другая маленькая ( в 100 раз меньше первой ). Предположим, что интеллектуальный уровень жителей этих стран в среднем одинаков. Предположим, что на этой планете существует только один драгметалл - золото, запас которого, так же, как и на Земле, ограничен. Рассмотрим теперь два варианта -1. В обеих этих странах принята ДБС такая же, как и на Земле в настоящее время. То есть, ничем не обеспеченные бумажные деньги и ЦБ ( см -5 ТЕМ В ОДНОЙ – CИИММДБС, МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМАhttp://www.politforums.ru/economics/1246449474.htmlСовременная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА !)При этом оба эти государства договорились, что хождение обеих валют совершенно свободно.2. В обеих этих странах принята ИДБС ( см -ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.htmlОставляю Вам возможность поразмышлять.


23.02.2010 в 19:45

schlaflosig писал(а): seps писал(а): schlaflosig писал(а): Не затруднит ли Вас дать прямую цитату из Ротбарда, в которой он высказывается против свободного хождения иностранных валют? Я у Вас просил прямую цитату из Ротбарда, в которой он высказывается против свободного хождения иностранных валют (то есть за запрет их хождения). Вы мне скопипастили огромную кучу букв, в которой ничего подобного нет. На этом основании я делаю вывод, что Вы приписываете Ротбарду то, чего он не говорил. Да, Ротбард прямо это не говорил. Но это вытекает из его взгляда на МДБС. Попробуйте смоделировать ещё такую ситуацию. Предположим, что в 1991 году в Россие была введена ИДБС по второму типу, то есть без золота - ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ). http://www.politforums.ru/economics/1259593925.html При этом всем гражданам был бы вместо ваучеров выделен слиток серебра определённого веса.Находящиеся на руках бумажные валюты также были бы обменяны на серебро ( до определённой даты ). После этого , думаю, не понадобился бы даже запрет на бумажные валюты. А Росcия , по всей видимости, была бы сейчас самой богатой и процветающей страной в мире. О государственном вмешательстве в экономическую жизнь не было бы даже речи. И тоталитаризм не смог бы поднять голову.


Ты что же не петришь своей головойНа всех не разделишь продукт валовой.

18.01.2010 в 14:15

Тимур Шаов.Что такое ВНП ?Важно кто кушает этот продукт или не важно ?Если этот продукт распределяется в соотношении 90 на10, 85 на 15, 80 на 20, 75 на 25 ? Имеет ли значение, что это соотношение имеет тенденцию к уменьшению или к увеличению ? Имеет ли значение, что быстрый прирост этого продукта происходит за счёт пускания своих граждан под нож для разбора на органы, как в Китае или Израиле или делания денег из воздуха, как печатание американских долларов ? И опять-таки, кто кушает этот продукт ?То есть, мы видим, что понятие ВНП - это чистая фикция, как и вся Экономикс ( которая оперирует этим и подобными ему понятиями ) со всеми её лауреатами Нобеля.18.01.2010 в 14:15

FOX писал(а) в ответ на сообщение:

>>> Развивайте дальше эту тему -много интерсного для себя откроете.>> Вот вам пример учета ВНП , один человек почистил другому ботинки за 10 руб , а другой тоже почистил первому ботинки за 10 руб ВВП вырос на 20 руб . а если каждый> почистил сам себе никаких изменений ВВП не произошло ,а по факту произошло -ботинки то чистые ! >> Пример *корявый * но мысль уверен поймаете…..

U menya vpechatlenie, chto Vash primer ochen horosho podtverzdaet moyu pravotu.


18.01.2010 в 14:15

ОТВЕТ СОЦИАЛИСТУ.

24.01.2010 в 15:07


СОЦИАЛИСТ -И так по порядку: Пункт первый (1. То что построение такого свободного общества в принципе возможно.) Тут всё просто (и об этом я уже писал выше). Свободное капиталистическое общество, может быть по настоящему свободным только на старте. А на финише мы неизбежно увидим монополию, которая по сути и есть диктатура, поначалу в скрытой, а потом и в явной форме. Ведь в кап. обществе между понятиями деньги и власть смело можно ставить знак равно. Капитализм в чистом виде это соревнование. Участников может быть много, но победитель всегда будет один. Это кстати говоря самый что ни наесть естественный (и на мой взгляд единственный реально возможный) для этой системы ход вещей. Так что вполне можно сказать что свободный рынок это в сущности та-же диктатура но только с отсрочкой. Причём чем более она свободна тем меньше период этой самой отсрочки. Эти тенденции были достаточно очевидны, и по этому свободу рынка решено было ограничить законом, гарантом которого должно было выступать государство. Сама по себе эта идея была весьма здравая и вполне могла бы сработать, если бы при её реализации не была бы допущена фундаментальная ошибка. Что-бы более наглядно обрисовать её суть воспользуюсь спортивной терминологией. К примеру мы имеем две команды (субъекта рынка - в обществе с рыночной экономикой их на самом деле на много больше, но в данном примере это не важно), и арбитра (государство с его институтами - судебная система и прочее). Для того что-бы судья судил честно и не подсуживал ни одной из команд он как минимум должен находиться вне игры (или точнее над игрой). Это необходимый минимум (на деле нужно гораздо больше - что-бы судья был кровно заинтересован в том что-бы игра велась честно). Именно это и не было сделано. Эффективный способ поставить государство над игрой, так до настоящего времени и не был найден. (США в данном случае можно использовать как наглядное пособие - нынешнее правительство состоит уже даже не из представителей а конкретно из членов совершено определённой команды. Маски сброшены.) Так что в итоге имеем то что имеем - результат был вполне прогнозируем. Другого по сути и быть не могло. ************* Продолжение следует….ОТВЕТ СОЦИАЛИСТУ.Вот видите - я был прав. С противниками намного интереснее дискутировать, чем со сторонниками. Всегда рождаются какие-то свежие идеи. Не случайно Рикардо дружил с Мальтусом, хотя они прямо противоположны по своим взглядам и характерам. Я, например, дискутировал наpolitforums.ruс одним марксистом иодновременно сторонником Экономикс и благодаря этой дискуссии мне пришла в голову идея ……………………….(ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ). п. В)http://www.politforums.ru/economics/1259593925.htmlЦитирую -В) Конституционный запрет на обезличенные банкноты. Единственно допустимая бумажная расписка - это варрант на конкретный маркированный драгметалл.Г) Помещение с сейфами просматривается видеокамерой и любой держатель сейфа в любой момент времени имеет доступ к этой видеозаписи.2.ИМДБС для настоящего момента истории. Учитывая тот факт, что ИИММДБС (Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ! кстати, критики этой идеи я до сих пор не услышал ).Вы, по моей градации социалистов, принадлежите к п. 2ПЯТЬ ПРИЧИН ТЯГИ ЛЮДЕЙ К СОЦИАЛИЗМУ ! http://www.politforums.ru/civilization/1240670917.htmlДавайте отвлечёмся от нашего спора:что лучше - капитализм или социализм. И рассмотрим другой вопросмошенничество допустимо или его необходимо пресекать и как можно более эффективно?Если Вы согласитесь с тем, что мошенничество недопустимо, то Вы должны согласиться также с тем, что существующая сейчас ИИММДБС ( см. 5 ТЕМ В ОДНОЙ – CИИММДБС, МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМАhttp://www.politforums.ru/economics/1246449474.htmlСовременная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА !Изобрёл её вполне конкретный человек – великий аферист Джон Лоу. Но, как обычно это бывает, плодами изобретения пользуются другие. Несмотря на то, что уже тогда его афёра с треском провалилась, заинтересованные лица взяли на вооружение эту красивую идею и лоббируют её до сих пор.Именно для этого пекут лауреатов Нобеля, как блины из тех экономистов, которые поддерживают эту идею. То есть, служат НМП.)должна быть отменена и заменена МДБС, в максимально возможной степени предотвращающей мошенничество.Для существующей ИИММДБС больше всего подходит название:“ Узаконенный грабёж всепланетного масштаба! ”.( см.Список моих тем по ПОЛИТЭКОНОМИИ.http://www.politforums.ru/civilization/1262702945.htmlВот те следствия, которые вытекают из ИИММДБС ( см. ТЮРГОЦЕННОСТИ И ДЕНЬГИ001 с КОММЕНТАРИЕМ. http://www.politforums.ru/economics/1262705973.htmlКОММЕНТАРИЙ.Поразило меня здесь то, что Тюрго уже в самом первоначальном этапе анализа экономической деятельности выводит абсурдность МДБС, изобретённой Ло ( вдумайтесь в это ). Для этого ему даже не понадобилось углубляться в дальнейший анализ. А ведь это та МДБС, которой сейчас пользуется весь мир. И которую все лауреаты Нобеля без исключения наперебой защищают.И все катастрофические последствия для человечества ( победное шествие НМП по планете, несущего совершенный тоталитаризм, непомерное разрастание госаппарата, подавляющего всё живое, обнищание подавляющего большинства жителей планеты, распределение богатств в соотношении 95 на 5 или 97 на 3 вместо 70 на 30, делание денег из воздуха, искусственно провоцируемые войны, специальное оболванивание всего человечества, теракты глобального масштаба, процветающая торговля человеческими органами, карательная психиатрия, наркоторговля, отмена свободы слова де - факто, послушные СМИ и науки о человеке -психиатрия, бихевиоризм, психология, педагогика, политэкономия, фашистские законы, марионеточные парламенты, президенты и премьеры, контроль над нациями группой маньяков.)вытекают именно из этой ИИММДБС,изобретённой Ло !Я, в дополнение к системе, предложенной Ротбардом, изобрёл ещё п. В) , ещё больше ограничивающие возможность мошенничества.Но тогда мы с неизбежностью приходим к необходимости капитализма ( раз производство денег находится в руках частных граждан ).А то, что мы сейчас имеем - это как раз социализм ( раз всем распоряжается государство ). Но в отличие от советского социализма, существующий сейчас, полностью подконтролен узкой группе интересантов ( ротшильды, рокфеллеры и др. ), которые именно благодаря социалистической по своей природе ИИММДБС смогли ограбить весь мир и поставить под свой контроль всю планету.Опасность огромных состояний видел уже Адам Смит, хотя, к сожалению, он не указал на главную причину возможности такого почти бесконтрольного разрастания огромных состояний и делания денег из воздуха. Это - ИИММДБС. Уже сразу после изобретения этой системы Джоном Ло разгорелись дебаты по поводу её легитимности. К глубочайшему сожалению, противники этой системы ( Юм, Тюрго и другие ) не оценили глобальности этой угрозы для всего человечества во всей её полноте. А поэтому не проявили достаточной настойчивости для еёискоренения. Возможно, что они сочли:: раз это абсурд, то он не сможет продолжаться вечно и сам себя изживёт. Вот что пишет Мизес по этому поводу -“3. Иллюзии старых либераловВ широких массах, в толпе простых людей не рождается никаких идей ни здравых, ни ложных. Массы лишь делают выбор между идеологиями, разработанными интеллектуальными лидерами человечества. Но их выбор окончателен и определяет ход событий. Если они предпочитают плохие доктрины, ничто не в силах предотвратить катастрофу.Социальная философия Просвещения не смогла осознать опасность, которую может породить доминирование ложных представлений. Возражения, обычно выдвигаемые против рационализма экономистов классической школы и мыслителей-утилитаристов, необоснованны. Но их доктрины содержали один недостаток. Они беспечно полагали: то, что является разумным, пробьет себе дорогу просто за счет своей разумности. Они никогда не задумывались о возможности того, что общественное мнение может благоволить ложным идеологиям, воплощение которых будет вредить благосостоянию и разрушать общественное сотрудничество.Сегодня модно поносить тех мыслителей, которые критиковали веру либеральных философов в простого человека. Несмотря на это Берк, Хеллер, Бональд и де Местр обратили внимание на эту важнейшую проблему, игнорировавшуюся либералами. Они были более реалистичными в оценке народных масс, чем их предшественники.Разумеется, консервативные мыслители пребывали в иллюзии, что можно сохранить традиционную систему патерналистского государства и жесткость экономических институтов. Они восхваляли старый режим, который добился процветания людей и даже гуманизировал войну. Но они не увидели того, что именно эти достижения увеличили численность населения и тем самым создали избыточное население, которому не было места в старой системе экономического рестрикционизма. Они закрыли глаза на увеличение численности класса людей, оставшихся за чертой общественного порядка, который они желали увековечить. Они оказались не способны предложить какое-либо решение самой жгучей проблемы, с которой столкнулось человечество накануне промышленной революции.Капитализм дал миру то, что ему было нужно, более высокий уровень жизни для постоянно растущего количества людей. Но либералы-пионеры и сторонники капитализма не обратили внимания на один существенный момент. Общественная система, какой бы полезной она ни была, не может работать, если ее не поддерживает общественное мнение. Они не предвидели успеха антикапиталистической пропаганды. Развенчав миф о божественной миссии помазанников божьих, либералы пали жертвой не менее иллюзорной доктрины несокрушимой мощи разума, непогрешимости volont??й?? g??й??n??й??rale* и божественной инспирации большинства. Они думали, что в долгосрочной перспективе ничто не сможет остановить поступательное улучшение социальных условий. Разоблачив вековые предрассудки, философия Просвещения раз и навсегда установила господство разума. Достижения политики свободы явили столь очевидные свидетельства благотворности новой идеологии, что ни один мыслящий человек не рискнет поставить ее под сомнение. А подавляющее большинство людей, полагали философы, являются разумными и способны мыслить логично.Старым либералам не приходило на ум, что большинство людей может интерпретировать исторический опыт, исходя из другой философии. Они не предвидели такой популярности в XIX и XX вв. идей, которые они называли реакционными, суеверными и неразумными. Они столь свыклись с предположением, что все люди наделены даром логичного рассуждения, что абсолютно неверно истолковывали смысл дурных предзнаменований. Им казалось, что все эти неприятные события были временными рецидивами, случайными эпизодами, которым не стоит придавать особого значения. Что бы ни говорили реакционеры, они не могут отрицать одного, а именно, что капитализм обеспечил постоянно повышающийся уровень жизни для быстрорастущего населения.”С другой стороны, сторонники этой системы (ИИММДБС ), умные, но беспринципные люди, оценили её по достоинству. Они поняли: какой здесь таится неисчерпаемый потенциал для делания денег из воздуха и манипуляции народами всего мира. К величайшему прискорбию, их лоббирование этой идеи оказалось более результативным, чем разумные доводы великих философов и просто здравомыслящих людей ( см. Эпперсон, Саттон, Колеман ) Сейчас уже для цели этоголоббирования они подчинили себе Принудительную Систему Образования, все мировые СМИ, Нобелевский Комитет, Поп культуру и т. д. См. ( см. Эпперсон, Саттон, Колеман ) Самое поразительное то, что самому Ло дали возможность осуществить этот эксперимент. Его сделали для этой цели министром финансов Франции. Но уже через год после начала этого эксперимента он был вынужден бежать из Франции, так как всем стало абсолютно ясно, что это афёра. Казалось бы, что ещё больше. Почему же в мире побеждает не разум, а абсурдПотому что зло более энэргично ? добивается своих целей, чем добро им сопротивляется. А это становится возможным в следствии отсутствия истинного массового просвещения, которое возможно только в рамках ПОССШОЭто моё личное мнение. ), ( см. Проект ЭГССШО (Экспериментальный Городок со Свободной Системой Школьного Образования http://www.politforums.ru/civilization/1255182839.htmlДИСКУССИЯ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИhttp://www.politforums.ru/civilization/1236510824.htmlДВА ТИПА ВСЕОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ.http://www.politforums.ru/civilization/1242483917.htmlМЫСЛИ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИhttp://www.politforums.ru/civilization/1234693365.htmlПроект ЭГССШО (Экспериментальный Городок со Свободной Системой Школьного Образования ). http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=1007Олег, прошу подтвердить получение материалов на конкурс.http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=1054)а не в рамках принудительной школы. ВXIXвеке разум ещё одержал относительную победу: был принят повсеместно золотой стандарт. Это, конечно, неизмеримо лучше, чем ИИММДБС, которую мы имеем сейчас. Но уже тогда ДБС общества начали прибирать к рукам. Это стало возможным именно благодаря её централизации, то есть, существованию ЦБ и разделению МДБС на национальные бумажные валюты ( хотя и обеспеченные пока что золотом. См. Что такое КОНТРОЛЬ НАД НАЦИЕЙ ?!Полезная задача из ИЗРАИЛЬСКОЙ АРИФМЕТИКИ.http://www.politforums.ru/civilization/1256200780.htmlДaйтe мнe yпpaвлять дeньгaми гocyдapcтвa, и мнe нeт дeлa дo тoгo, ктo coздaeт eгo зaкoны - ни дo нeгo, ни дo eгo зaкoнoв.Maйep Poтшильд.Нacтoящee opyжиe xpaнитcя не в apceнaлax бeзмoзглыx вoeнныx миниcтpoв, нacтoящee opyжиe xpaнитcя y мeня в бaнкe. Джeймc “Якoв” Poтшильд. “Нет более прямого и надёжного способа захватить контроль над нацией, чем через её систему кредитования (через её деньги)”. Цитата из письма братьев Ротшильд, написанного из Лондона к одной банковской фирме в Нью-Йорк 15 июня 1863 года:). Ротбард это очень хорошо показывает. Ошибка Ротбарда, на мой взгляд, в том, что он делает упор на государство, как на источник всех бед, рассматривая его, как подобие некоего живого существа. Хотя за спиной у государства всегда стоит группа интересантов. Президент Джексон, например, являвшийся как раз олицетворением государства, прилагал все усилия, чтобы не допустить эту ИИМДБС.Александр IIсознательно ограничил центральную власть, власть государства и передал властные полномочия обществу и суду присяжных. Это показывает, что для положительных изменений нужна только добрая воля правителя.Цитрую из моей работы на Конкурс -Даёшь Капитализм с Человеческим Лицом !Олег, прошу подтвердить получение материалов на конкурс.http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=1054)“ О теории первоначального договора между гражданами и правительством. Эти философы ( Локк, Руссо ) выдают, конечно, желаемое за действительное. Но это не означает, что сама идея в корне порочна. Как идеал, к которому следует стремиться, она великолепна. Что способствует приближению этого идеала ? Ясно, что если большинство населения страны составляют люди тёмные, фанатичные, не просвещённые в жизненно важных вопросах, не способные к творчеству, к критическому мышлению, запрограммированные на то, чтобы над ними кто-то властвовал, о них заботился, то есть запрограммированные быть рабами, то конечно, ни о каком договоре между гражданами и правительством не может быть и речи : система правления будет им навязана. И счастье для страны, если во главе её встанет просвещённый монарх, который заботится о счастье и процветании своих подданных и при нём мудрые советники. Тогда он своей волей может установить систему правления, благоприятную для граждан ( например, Александр -II. Цитирую Гумбольдта ( по книге Б. Н. Чичерин ” История политических учений“ ) -” Задача, которую полагает себе Гумбольдт, состоит в определении истинной цели государства и границ его деятельности. Этот вопрос, говорит он, доселе мало обращал на себя внимание писателей и государственных людей. Почти все занимались исключительно изучением политических форм, отношения властей, степени участия граждан в действиях правительства. Между тем, устройство власти, очевидно, служит только средством для достижения государственных целей. Исследование последних и определение границ государственной деятельности поэтому важнее всех других вопросов. Оно плодотворнее и в приложении к практике. Перемены образов правления зависят от переворотов, которых успех определяется, большею частью, случайными обстоятельствами. Ввести же деятельность государства в истинные границы может всякий правитель, какова бы ни была его власть. Тут всё зависит от медленного развития просвещения, а не от разрушительных катастроф. И если вид народа, который в сознании своих прав, разрывает свои оковы, способен возвысить человеческую душу, то ещё привлекательнее вид князя, который в сознании своего долга, сам дарует свободу своим подданным, тем более, что свобода, которая получается этим путём, относится к политической свободе, приобретаемой революциями, как созревший плод к первому початку.“.Но, как показывает опыт России, такая система неустойчива и при смене монарха все благие нововведения могут быть похерены.Единственную возможность осуществить этот идеал : то есть, чтобы система правления родилась из договора между гражданами и правительством и чтобы она была устойчивой и не зависела от смены правителей, я вижу вот в чём. У всех граждан без исключения в максимально возможной степени развиты их природные задатки и способности. У всех в максимально возможной для каждого степени развиты способность к творчеству и к критическому мышлению. Все граждане без исключения просвещены в самых важных для жизни вопросах : философии, психологии, сексологии, психотерапии, педагогике, науке о государстве, политэкономии и т. д. Все воспитаны быть свободными, а не рабами.Религию они выбирают себе сами или создают для себя собственную, а не принимают слепо только потому, что они в ней родились.ЦИТАТА ИЗ ГУМБОЛЬДТА.”Истинная цель человека не та, которая указывается ему изменчивыми наклонностями, а та, которая предписывается ему вечным и неизменным разумом, состоит в высшем и гармоническом развитии его сил. Первое условие для этого есть свобода. Другое условие, тесно связанное со свободою, заключается в разнообразии положений, которым вызывается развитие различных сторон человеческого духа ( ПМВВВ - Принцип Максимально Возможной Возможности Выбора ).“.Но я думаю, чтобы получить результат, описанный Гумбольдтом, этого не достаточно, а необходима ПОССШО ( см. …………………………………………) по моему проекту для всех без исключения детей. То есть, при вступлении на жизненное поприще, все должны быть равноправны, независимо от статуса их родителей ( но, конечно же, не равны ).”. Так что капитализм сам по себе не виноват в сегодняшних бедствиях человечества. Я назвал бы двух конкретных главных виновников: Ян Амос Коменский, который изобрёл принудительную государственную школу и Джон Ло, который изобрёл ИИММДБС.Из всего вышесказанного вытекает, что главная задача капитализма, если он хочет быть эффективным и адекватным - это предотвращение мошенничества, особенно в денежной сфере. Не говоря уже о том, что узаконенное мошенничество, каковым является ИИММДБС, совершенно должно быть исключено. См. (ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ). п. В)http://www.politforums.ru/economics/1259593925.htmlКак же этого добиться ? Предположим, что все страны вняли голосу разума и приняли ИМДБС. А также приняли мою идею о ПОССШО. Но задача предотвращения мошенничества всё равно остаётся. Сейчас я выскажу крамольную идею, за которую, возможно, либертарианцы меня съедят. Я её уже высказывал раньше ( см.ОБЪЯСНИТЕ МНЕ, ДЛЯ ЧЕГО В XXI ВЕКЕ НУЖНЫ: Свод законов, Институт судей, прокуроров, адвокатов, судебных секретарш ?http://www.politforums.ru/civilization/1240669909.html).Идея состоит в том, чтобы вернуться к суду присяжных в той форме, как он зародился в народе. То есть, никаких судей, прокуроров, адвокатов, судебных секретарш .Допустим, что в Конституции по этому поводу записано только два слова - Мошенничество запрещено. Задача суда присяжных сводится к тому, чтобы установить факт мошенничества, установить меру ущерба, определить меру наказания и способ возмещения ущерба пострадавшему от мошенничества.Предположим, что какой-то частный гражданин счёл, что ротшильд совершил мошенничество и он имеет достаточно для этого доказательств. И суд присяжных, после рассмотрения дела, признал его правоту и определил ротшильду выплатить в виде возмещения всем пострадавшим приличную сумму.После нескольких таких судебных процессов буржуи призадумаются: стоит ли продолжать дальше мошенничать или выгоднее вести честный бизнес !Установление меры ущерба, наказания и возмещения, конечно, во многом субъективны. Для этого и нужен суд присяжных:чтобы в результате столкновения разных мнений прийти к более менее объективной оценке.Я уверен, что существующая сейчас во всём мире судебная система, не только никогда не сможет быть более объективной, чем предложенная мной,но никогда не сможет даже приблизиться к ней по степени объективности.Теперь взглянем, что творится сейчас.Я послал жалобу в Гаагский трибунал на конкретных госслужащих Израиля против полнейшего произвола и преступлений против человечества, творящихся ими и поощряемыми всем госаппаратом от начала и до конца с доказательствами. Мне пришёл ответ, что жалобы на госслужащих от частных лиц они не принимают. Спрашиваетсяпочему ? Если Запад, к которому принадлежит Гаагский трибунал, считает себя свободным, демократическим обществом, то должно существовать равноправие -перед законом все должны быть равны. Почему госслужащие должны находиться в таком привилегированном положенииЛогичнее было бы как раз наоборот если бы простые граждане находились в болеепривилегированном положении, чем госслужащие. Так как по определению, в демократических странах функция госслужащих - быть слугами народа.P. S.Суть ИИММДБС я мог бы выразить ещё так. Сначала узаконить грабёж и аферизм, а потом создать науку Экономикс, цель которой выискивать пути уменьшения вреда от этого узаконенного грабёжа и аферизма. При этом сама эта ИИММДБС - это, конечно, святое, её ни в коем случае трогать нельзя.24.01.2010 в 15:07

Мой ответ Авиталь о ПРАВЫХ и ЛЕВЫХ.

31.01.2010 в 15:26


Мой ответ Авиталь о ПРАВЫХ и ЛЕВЫХ.Так как этот ответ считаю очень важным, товыношу в отдельную тему.Евроэмиссар писал(а) в ответ на сообщение:

>Уважаемые Правые, коллеги по Союзу Правых. Есть одна тема хорошая и вообще возможность для Правых сил форума постоять за демократию хотя бы здесь. Белорусы вон модера хотят найти: http://www.politforums.ru/belorussia/1263052090.html>>Нам надо обсудить этот вопрос и, как мне кажется, выдвинуть кого-нибудь из правых туда. Это будет великолепный шанс показать, что свобода слова не может быть попрана даже админами (если попрут против модера, можно будет всем показать на их истинный вид). >Так вот, господа, высказывайтесь, у кого какие мнения?

sameps -Сдаётся мне, что в этом Союзе правых такие же правые, как я - марксист.sameps писал(а) в ответ на сообщение:Сдаётся мне, что в этом Союзе правых такие же правые, как я - марксист.Авиталь -Может быть не сочтёте за труд объяснить нам по существу почему же именно вам так сдаётся? ОТВЕТ .Потому что идея Единой Европы при условии единой бумажной валюты и ЦБ ведёт к тоталитаризму и социализму де факто. Когда государство влезает во все дыры и полностью контролирует частную жизнь граждан. Только в отличие от советского социализма, который находился под контролем КПСС и её вождя, этот вид социализма находится под контролем ротшильда и его вассалов.Идея Евросоюза при условии единой бумажной валюты, ЦБ и руководства всей экономической жизнью Европы единым бюрократическим аппаратом - это чисто социалистическая идея. Само это изобретение Джона Ло ( см. - 5 ТЕМ В ОДНОЙ – CИИММДБС, МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМАhttp://www.politforums.ru/economics/1246449474.htmlСовременная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА Список моих тем по ПОЛИТЭКОНОМИИ.http://www.politforums.ru/civilization/1262702945.htmlИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.html )- социалистическое по своей сути.Человек, который считает себя правым ( даже совершенно искренне ) и сторонником свободного рынка, если он спокойно смотрит на ИИММДБС и не понимает её гибельности для всего человечества, а также необходимости либерализации ( в первую очередь ) рынка денег ( см…………………….., фактически, правым не является, а хочет он того или не хочет, является сторонником социализма. Причём, ещё худшего, чем советский социализм. ИИММДБС разрушает истинный свободный рынок и рубит его под корень. См. Олег, прошу подтвердить получение материалов на конкурс.Даёшь капитализм с человеческим лицом. http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=1054Больше того, при ИИММДБС свободный рынок и особенно свободный рынок денег становится губительным и разрушает экономики более слабых стран. Если идеал, к которому стремятся устроители НМП ( ротшильд, рокфеллер и т. д. ) осуществится полностью, то это будет рабство, перед которым все известные нам из истории типы рабства просто бледнеют !В Израиле этот идеал уже осуществлён !Если такие запредельные м.ра.зи, как ДУТПС шитрит и судья шарацкий (см -MNENIE IZRAILTIANINA. EVREISKII BIZNES - MNENIE EVREIA. НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ !!! или СВЕРХРАБСТВО ??? МЫСЛИ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ. ГИПОТЕЗА ОБ ОБАМЕ. СЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ. БЮРОКРАТЫ В ПОМОЩЬ или МИНИСТЕРСТВО ЛЮБВИ. ДЕДОВЩИНА В РОССИЕ И В ИЗРАИЛЕ. ОТВЕТ ВЛАДИМИРУ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ. ОТВЕТ ХАКАСУ О ПРАВИЛЬНОМ ПОНИМАНИИ СЛОВА “ВИСЕТЬ”. Разговор с клиническим психологом, сотрудничающим с Идой Нудель. Открытое письмо к сыну и в редакции всех газет и журналов. Открытое письмо матери моего сына и в редакции всех газет и журналов. http://narod.ru/disk/3726785000/Slavery%201%20-%2039.6%20MB.pdf.html ЕВРЕИ, АРАБЫ и БИЗНЕС НА ДЕТСКИХ ЖИЗНЯХ. Екатерине и Ольге )поганят планету Земля своим присутствием вместо того, чтобы болтаться на виселице и продолжают “спасать” детей, а всё государство от начала и до конца поддерживает их в их сверхчеловеческих преступлениях, то что можно сказать о таком государстве ?

31.01.2010 в 15:26

Когда Свободная торговля - БЛАГО ?

23.02.2010 в 19:43


Когда Свободная торговля - БЛАГО ?Цитата из Д. Юма -“К счастью, в человеческих делах существует, по-видимому, такое стечение обстоятельств, которое сдерживает развитие торговли и богатств и мешает им ограничиваться пределами одного государства, как можно было бы опасаться в виду прибыльности всякой установившейся торговли. Когда одна нация в области торговли опередила другую, то последней бывает трудно вернуть потерянное – вследствие большего трудолюбия и большей ловкости первой, а также вследствие того, что ее купцы обладают большими капиталами и, следовательно, могут довольствоваться соразмерно меньшим барышом. Но эти преимущества до известной степени уравновешиваются дешевизной труда у всякой нации, не обладающей ни обширной торговлей, ни большим количеством золота и серебра. Вследствие этого мануфактуры мало-помалу меняют свое местопребывание: они покидают страны и области, уже обогащенные ими, и переселяются туда, куда их привлекает дешевизна жизненных припасов и труда; обогатив и эти места, они по тем же причинам снова переселяются. И вообще можно заметить, что дороговизна всякого рода товаров, обусловленная изобилием денег, есть вредное последствие установившейся торговли и во всех странах останавливает ее развитие, давая возможность более бедным государствам продавать свои товары на всех иностранных рынках дешевле, чем могут продавать богатые.”Моя гипотеза -Это утверждение абсолютно верно при НМДБС или при ИМДБС ( см. -ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.htmlСписок моих тем по ПОЛИТЭКОНОМИИ.http://www.politforums.ru/civilization/1262702945.htmlНо при существующей ИИММДБС ( см -5 ТЕМ В ОДНОЙ – CИИММДБС, МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМАhttp://www.politforums.ru/economics/1246449474.htmlСовременная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА !)оно превращается в свою противоположность. И особенно при свободном хождении БУМАЖНЫХ валют свободная торговля ведёт к гибели : полному развалу мировой экономической системы и к глобальной тоталитаризации всего человечества. Проведём мысленный эксперимент. Предположим, что существует некая маленькая планета и на ней всего две страны. Одна большая и по площади по населению, а другая маленькая ( в 100 раз меньше первой ). Предположим, что интеллектуальный уровень жителей этих стран в среднем одинаков. Предположим, что на этой планете существует только один драгметалл - золото, запас которого, так же, как и на Земле, ограничен. Рассмотрим теперь два варианта -1. В обеих этих странах принята ДБС такая же, как и на Земле в настоящее время. То есть, ничем не обеспеченные бумажные деньги и ЦБ ( см -5 ТЕМ В ОДНОЙ – CИИММДБС, МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО-БАНКОВСКАЯ СИСТЕМАhttp://www.politforums.ru/economics/1246449474.htmlСовременная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА !)При этом оба эти государства договорились, что хождение обеих валют совершенно свободно.2. В обеих этих странах принята ИДБС ( см -ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.htmlОставляю Вам возможность поразмышлять.

23.02.2010 в 19:43

schlaflosig писал(а): seps писал(а): schlaflosig писал(а): Не затруднит ли Вас дать прямую цитату из Ротбарда, в которой он высказывается против свободного хождения иностранных валют? Я у Вас просил прямую цитату из Ротбарда, в которой он высказывается против свободного хождения иностранных валют (то есть за запрет их хождения). Вы мне скопипастили огромную кучу букв, в которой ничего подобного нет. На этом основании я делаю вывод, что Вы приписываете Ротбарду то, чего он не говорил. Да, Ротбард прямо это не говорил. Но это вытекает из его взгляда на МДБС. Попробуйте смоделировать ещё такую ситуацию. Предположим, что в 1991 году в Россие была введена ИДБС по второму типу, то есть без золота - ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ). http://www.politforums.ru/economics/1259593925.html При этом всем гражданам был бы вместо ваучеров выделен слиток серебра определённого веса.Находящиеся на руках бумажные валюты также были бы обменяны на серебро ( до определённой даты ). После этого , думаю, не понадобился бы даже запрет на бумажные валюты. А Росcия , по всей видимости, была бы сейчас самой богатой и процветающей страной в мире. О государственном вмешательстве в экономическую жизнь не было бы даже речи. И тоталитаризм не смог бы поднять голову.


23.02.2010 в 19:43

К НОВОЙ СВОБОДЕ. Мюррей Ротбард

14.03.2010 в 15:55


Работы Мюррея Ротбардаhttp://libertynews.ru/node/221К НОВОЙ СВОБОДЕ. Мюррей РотбардSubmitted by libertary on пт, 01/01/2010 - 18:48 Мюррей Ротбард Книга одного из ведущих представителей австрийской школы экономической мысли Мюррея Ротбарда “К новой свободе” представляет собой манифест либертарианства – современного обоснования классического либерализма, выступающего за радикальное ограничение государственных функций во всех областях общественной и экономической жизни. Обосновывая тезис о моральных и практических преимуществах частной деятельности перед государственной, в своей книге Ротбард последовательно рассматривает широкий круг проблем современного общества – от образования и социального обеспечения до устройства судебной системы и полиции.1. Истоки либертарианства: Американская революция и классический либерализм Часть I. Кредо либертарианства. Часть II. Либертарианский подход к современным проблемам ? Историческое сознание против индивидуальной свободы: моральные издержки злоупотребления принципами историзма Вверх 1. Истоки либертарианства: Американская революция и классический либерализм ? 1. Истоки либертарианства: Американская революция и классический либерализмSubmitted by libertary on пт, 01/01/2010 - 18:59 Мюррей Ротбард На президентских выборах 1976 года кандидат от Либертарианской партии Роджер Л.Макбрайд и его кандидат в вице-президенты Дэвид П. Бергланд собрали 174 000 голосов в 32 штатах страны. Даже столь умеренное издание, как Congressional Quarterly, было вынуждено назвать еще неоперившуюся Либертарианскую партию третьей главной политической силой Америки. О темпах роста этой новой партии можно судить по тому, что в 1971 году, когда она была создана, горстка ее учредителей собралась в гостиной частного дома в Колорадо. В следующем году она сумела зарегистрировать своего кандидата в двух штатах. А сегодня она уже стала третьей по популярности партией Америки.И, что еще поразительнее, она достигла такого роста, сохраняя приверженность новому идеологическому кредо – либертарианству. Впервые за сто лет на американской политической сцене появилась партия, которую интересуют идеи, а не высокие посты и казенные деньги. Политологи и эксперты наперебой убеждали нас, что дух Америки, ее партийной системы состоит в отсутствии идеологии и прагматизме (эвфемизм, адресованный легковерным налогоплательщикам и скрывающий под собой заинтересованность исключительно в деньгах и продвижении по карьерной лестнице). Но как же тогда объяснить поразительный рост популярности новой партии, которая откровенно и с жаром следует своей идеологии? Дело в том, что американцы не всегда были прагматиками, сторонящимися идеологии. Напротив, историки только сейчас осознали, что сама Американская революция была явлением не просто идеологическим, но исполненным преданности либертарианским убеждениям и принципам. Американские революционеры были пронизаны верой в истины либертарианства – идеологии, побуждавшей их отдавать свою жизнь и достояние борьбе с посягательствами на их права и свободы со стороны правительства Британской империи. Историки давно спорят об истоках Американской революции. Были ли они конституционными, экономическими, политическими или идеологическими? Сегодня мы понимаем, что, будучи либертарианцами, революционеры не видели противоречия между моральными и политическими правами, с одной стороны, и экономической свободой – с другой. Напротив, они воспринимали гражданскую и нравственную свободу, политическую независимость, свободу торговли и производства как части единой и стройной системы. Той самой, которую в год подписания Декларации независимости Адам Смит назвал “очевидной и простой системой естественной свободы”. Мировоззрение либертарианства восходит к классическим либеральным движениям, возникшим на Западе в XVII-XVIII веках, а если говорить точнее, то к Английской революции XVII столетия. Это радикальное либертарианское движение, добившееся лишь частичного успеха у себя на родине, в Великобритании, все же смогло проявить себя в ходе Промышленной революции, освободив производство и предпринимательство от удушающих ограничений и контроля со стороны государства и городских цеховых корпораций. Для западного мира классическое либеральное движение стало мощной освободительной революцией, направленной против того, что можно назвать Старым порядком ancien rИgime, который столетиями господствовал над обитателями Европы. На заре Нового времени, в XVI столетии, этот Старый порядок выродился в централизованное абсолютистское государство, где главное место в древней сдерживающей и регулирующей сети феодальных земельных монополий и цеховых корпораций занимал король, правивший с Божьего соизволения. Европа оказалась опутана искажающей все сетью регулирования, налогов и монопольных привилегий на производство и продажу, раздававшихся (и продававшихся) центральными и местными властями доверенным производителям. Этот союз нового бюрократического, воинственного, централизованного государства с доверенными торговцами (позднее названный системой меркантилизма) и с на деленными властными полномочиями феодальными землевладельцами и был тем Старым порядком, против которого в XVIIи XVIII столетиях выступили классические либералы и радикалы. Целью классического либерализма было достижение личной свободы во всех ее взаимосвязанных аспектах. В экономике надлежало резко понизить налоги, устранить регламентирование и регулирование, высвободить творческую энергию и предприимчивость людей, предоставить свободным рынкам возможность удовлетворять запросы потребителей. Надлежало, наконец, предоставить предпринимателям возможности для свободной конкуренции, развития и созидания. Следовало снять путы регламентирования с земли, труда и капитала. Необходимо было защитить личную и гражданскую свободу от хищничества и деспотизма короля и его фаворитов. Религию, которая веками была источником кровавых войн между конфессиями за контроль над властью, предстояло освободить от государственного давления или вмешательства, чтобы перед всеми религиозными – и нерелигиозными – группами открылись перспективы спокойного сосуществования. Идеалом новых классических либералов была и мирная внешняя политика. Их целью стала замена вековечной борьбы государств за золото и территории на спокойную и вольную торговлю между всеми странами. Поскольку считалось, что войны порождаются регулярной армией и флотом – профессиональными вооруженными силами, стремящимися к постоянному увеличению своей численности, было решено, что их следует заменить добровольными отрядами местного ополчения, состоящими из граждан, которые захотят воевать только для защиты своих домов и поселений.Таким образом, известная мысль об отделении церкви от государства стояла в ряду других взаимосвязанных идей, таких как свобода слова и независимость прессы, отделение экономики, земельной собственности и вопросов войны и безопасности от государства. Словом, отстранения государства буквально от всех вопросов.Короче говоря, государство надлежало превратить в чрезвычайно компактную организацию с крайне ограниченным, почти мизерным бюджетом. Классические либералы не создали своей теории налогообложения, но они ожесточенно сражались против любого повышения существующих податей и введения новых – в Америке дважды налоги становились непосредственными предпосылками революции (гербовый сбор и чайная пошлина).Первыми теоретиками классического либерализма в его либертарианском варианте были левеллеры в период Английской революции и философ Джон Локк в конце XVII века, а их последователями оказались “истинные виги” – радикальные борцы за свободу XVIII столетия, не принявшие Конституционного соглашения вигов 1688 года.Джон Локк выдвинул концепцию естественного права каждого человека распоряжаться своей жизнью и собственностью, а задачей правительства он считал защиту этих прав. Как сказано во вдохновленной идеями Локка Декларации независимости, “для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае, если какая-либо форма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье”.Хотя работы английского мыслителя и были популярны в американских колониях, его абстрактная философия не была рассчитана на то, чтобы поднять народ на революцию. Эту задачу выполнили в XVIII веке радикальные последователи Локка, писавшие более доступным, язвительным и страстным языком и взявшиеся за философское рассмотрение текущих проблем правления, прежде всего в Британии. Важнейшим документом, созданным в рамках этого направления, были “Письма Катона” – серия газетных статей, опубликованных в начале 1720-х годов в Лондоне “истинными вигами” Джоном Тренчардом и Томасом Гордоном. Если Локк писал о революционном воздействии, которое может быть уместно, когда правительство покушается на гражданские свободы, то Тренчард и Гордон доказывали, что правительство всегда тяготеет к уничтожению личных прав. В соответствии с “Письмами Катона” человеческая история – это летопись непрерывной борьбы между властью и свободой, в которой власть всегда готова к посягательствам на права и свободы людей. Именно поэтому, декларировалось авторами “Писем”, общество должно с бдительной враждебностью следить за тем, чтобы власть оставалась ограниченной и никогда не преступала положенных ей узких границ:Из бесконечного числа примеров и из собственного опыта нам известно, что люди, обладающие властью, не только не расстанутся с нею, но сделают все, в том числе все самое злое и подлое, чтобы сохранить ее; и редко когда на земле кто-либо отходил от власти, если мог ее сохранить… Представляется несомненным, что ни благо мира, ни благо народа не принадлежали к числу мотивов, по которым эти люди либо сохраняли власть, либо отказывались от нее.Природа власти в том, чтобы всегда преступать положенные ей границы и превращать временные полномочия, даруемые в особых случаях, в полномочия постоянные, используемые обыденно, когда нет для того никаких особых оснований, и никогда по доброй воле не расставаться ни с какой частью полученных привилегий…Увы! Власть ежедневно, и со слишком очевидным успехом посягает на свободу. Баланс между ними уже почти утрачен.Тирания завладела едва ли не всей землей и, нанося смертельные удары человечеству, превращает мир в бойню и, конечно же, продолжит его губить, пока либо он сам не погибнет, либо, что вероятнее всего, в нем не останется ничего, что еще можно было бы уничтожить .Такого рода предостережения были горячо восприняты американскими колонистами, которые многократно переиздавали у себя “Письма Катона” вплоть до начала революции. Это глубоко укорененное мировоззрение вылилось в то, что историк Бернард Бейлин очень удачно назвал “преобразованием радикального либертарианства” Американской революцией.Ведь революция оказалась не только первой в Новое время удачной попыткой сбросить ярмо западного империализма, представленного самой могучей на тот момент мировой державой. Существеннее было то, что впервые в истории американцы ограничили свое правительство многочисленными правилами и запретами, которые были зафиксированы в Конституции и, прежде всего, в Билле о правах. Во всех новых штатах церковь была последовательно отделена от государства, что стало надежной гарантией религиозной свободы. Остатки феодализма были выкорчеваны с отменой майората и права первородства.(Майорат позволял наследодателю навсегда закрепить земельную собственность за своей семьей, так как лишал всех наследников права ее продать; право первородства – это требование правительства передавать всю собственность старшему сыну.) Новому федеральному правительству, сформированному на основании Статей Конфедерации , не было позволено облагать население какими-либо налогами, а любое существенное расширение его полномочий могло осуществляться только на основании единогласного одобрения правительствами всех вошедших в Конфедерацию штатов. А самое главное, право федерального правительства содержать вооруженные силы и объявлять войну было обставлено всевозможными ограничениями, поскольку либертарианцы XVIII века понимали, что война, регулярные армии и милитаризм издавна были главным инструментом усиления государственной власти .Бернард Бейлин следующим образом обобщил достижения американских революционеров:Модернизация американской политики и системы правления во время и после революции приняла форму стремительной и радикальной реализации программы, которая была полностью сформулирована оппозиционной интеллигенцией… в период правления Георга I. Там, где английская оппозиция, прокладывавшая себе дорогу в условиях самоуверенного общественного и политического порядка, могла только стремиться и мечтать, американцы, движимые теми же стремлениями, но жившие в обществе, которое и до этого во многих отношениях было современным, а теперь политически раскрепостилось, неожиданно получили возможность действовать… Американские лидеры без промедления, почти не будоража общество, взялись за систематическую реализацию самых крайних вариантов целого ряда радикальных либеральных идей.В ходе этого процесса они… привнесли в американскую политическую культуру… главные идеи радикального либертарианства XVIII века, попавшие здесь на благодатную почву. Первой такой идеей была уверенность в том, что власть – это зло, возможно, и необходимое, но всегда и непременно зло, что она бесконечно порочна, а потому ее нужно контролировать, ограничивать и сдерживать везде, где это совместимо с поддержанием минимального правопорядка. Писаные конституции, разделение властей, билли о правах, ограничение полномочий исполнительной, законодательной и судебной властей, ограничение права применять насилие и объявлять войну – все это есть выражение глубокого недоверия к власти, ставшего идеологической основой Американской революции и сохранившегося в качестве основы нашей культурной традиции .Таким образом, хотя классический либерализм зародился в Англии, с наибольшей последовательностью и радикализмом он сумел развиться и с наибольшей полнотой реализоваться на практике именно в Америке. Все дело было в том, что американские колонии были свободны от феодальной монополии на землевладение и от правящей аристократии, столь прочно укоренившейся в Европе. В Америке власть принадлежала британским колониальным чиновникам и горстке привилегированных купцов, от которых было нетрудно избавиться, когда началась революция и британскому правлению пришел конец. Поэтому классический либерализм обрел в американских колониях массовую поддержку и встретился с менее сильным и организованным сопротивлением, чем у себя на родине. К тому же, будучи географически изолированными, американские повстанцы могли не опасаться вторжения армий соседних контрреволюционных правительств, как это было, например во Франции.После революцииТаким образом, Америка, в отличие от всех других стран, была рождена в ходе несомненно либертарианской революции. Революции против империи, против налогообложения, против монополии на торговлю и против регламентирования, а также против милитаризма и привилегий исполнительной власти. Результатом ее стало правительство, полномочия которого оказались беспрецедентно ограниченными. Но, хотя в Америке натиск либерализма почти не встретил организованного сопротивления, здесь с самого начала были могущественные элиты, особенно среди крупных купцов и плантаторов, желавшие сохранить британскую меркантилистскую систему высоких налогов, регламентирования и раздаваемых властью монопольных привилегий. Эти группы мечтали о сильном центральном и даже имперском правительстве. Короче говоря, они хотели воссоздания британской системы, но только без Великобритании. Эти консервативные и реакционные силы впервые заявили о себе в ходе революции, а позднее, в 1790-е годы, сформировали Федералистскую партию и федеральную администрацию. В XIX веке, однако, либертарианские идеи продемонстрировали свою действенность. Сторонники Джефферсона и Джексона, Демократическая республиканская, а затем – Демократическая партия, открыто стремились к буквальному вытеснению государства из американской жизни. Целью было государство без регулярной армии и флота, без государственного долга и прямых или косвенных федеральных налогов, без каких бы то ни было ввозных пошлин. Иными словами, государство с ничтожным уровнем доходов и расходов, которое не организует общественные работы и не заботится о прогрессе, не контролирует и не регламентирует, не покушается на свободу денежного обращения и банковской деятельности. Или, говоря словами Генри Луиса Менкена, “государство, которое уже почти и не государство”.Кампания Джефферсона по созданию минималистского государства выдохлась, когда он стал президентом, сначала в результате сделки с федералистами (возможно, ради привлечения их голосов в коллегии выборщиков), а потом – когда в нарушение Конституции была куплена территория Луизианы. Но главный ущерб она потерпела из-за империалистического стремления к конфликту с Британией во второй срок президентства Джефферсона, стремления, все же приведшего к войне и к однопартийной системе, которая реализовала буквально всю программу федералистской партии: большие военные расходы, центральный банк, протекционистские таможенные тарифы, прямые федеральные налоги и общественные работы. Придя в ужас от всего этого, ушедший на покой Джефферсон уединился в своем поместье Монтиселло, где и вдохновил двух посещавших его молодых политиков Мартина Ван Бурена и Томаса Харта Бентона на создание новой – Демократической – партии. Партии, которая увела бы Америку от нового федерализма и взялась бы за выполнение старой программы Джефферсона. Когда же эти два молодых политика увидели в Эндрю Джексоне своего спасителя, была основана Демократическая партия.У джексоновских либертарианцев был план: сначала восемь лет на посту президента будет Эндрю Джексон, потом его на восемь лет сменит Ван Бурен, а потом еще восемь лет президентом будет Бентон. В результате двадцатичетырехлетнего триумфального правления джексоновской демократии будет создано идеальное “почти не государство”.В этой мечте не было ничего невозможного, поскольку Демократическая партия быстро стала партией большинства. Массы людей были готовы бороться за либертарианские идеи. Джексон пробыл на посту президента восемь лет, ликвидировал центральный банк и выплатил государственный долг, а Ван Бурен за четыре года сумел отделить федеральное правительство от банковской системы. Но выборы 1840 года оказались неудачными для Ван Бурена. Он потерпел поражение в ходе беспрецедентно демагогической кампании, организованной первым великим современным политтехнологом Терлоу Уидом, который начал использовать привычные нам приемы политической агитации – броские лозунги, песни, парады и значки. Уид сумел пропихнуть на пост президента никому не известного откровенного вига, генерала Уильяма Генри Гаррисона, который умер от простуды через месяц после вступления в должность. На 1844 год демократы наметили вернуть себе Белый дом и были готовы использовать столь же бойкие агитационные методы. Триумфальный джексоновский марш должен был продолжить, разумеется, Ван Бурен. Но тут случилось роковое событие: Демократическая партия раскололась по вопросу о рабстве, а точнее по вопросу о распространении рабства на новые территории. Повторное выдвижение Ван Бурена в кандидаты на пост президента от Демократической партии столкнулось с разногласиями среди демократов по вопросу о приеме в союз республики Техас в качестве рабовладельческого штата: Ван Бурен был против, Джексон – за, и этот раскол стал символом более серьезной трещины в рядах демократов. Рабство, совершенно несовместимое с либертарианской программой Демократической партии, стало причиной крушения партии и ее программы.Гражданская война оказалась не только беспрецедентно кровавой и разрушительной, но к тому же была использована победившим в ней и, в сущности, однопартийным республиканским режимом для реализации своей этатистской, заимствованной у вигов программы, подразумевавшей усиление федерального правительства, протекционистские тарифы, субсидии большому бизнесу, порождающие инфляцию бумажные деньги, восстановление федерального контроля над банками, широкомасштабные усовершенствования государственной системы, высокие косвенные налоги, а также призыв в вооруженные силы в военное время и подоходный налог. Более того, штаты утратили право выхода из союза и многие другие права. После войны Демократическая партия опять встала под знамя либертарианства, но на этот раз путь к свободе оказался более долгим и трудным.Таким образом, мы узнали, как сложилась в Америке глубокая либертарианская традиция, которая до сих пор составляет основу нашей политической риторики и находит выражение в характерном для большинства американцев индивидуалистическом отношении к государству. В Соединенных Штатах у либертарианства до сих пор куда больше шансов на возрождение, чем где-либо еще.Сопротивление свободеТеперь понятно, что быстрый рост либертарианского движения и Либертарианской партии в 1970-е годы связан непосредственно с тем, что Бернард Бейлин назвал мощным наследием Американской революции. Но если это наследие столь жизненно важно для американской традиции, что же пошло не так? Почему для возрождения американской мечты потребовалось новое либертарианское движение?Чтобы ответить на этот вопрос, сначала нужно вспомнить, что классический либерализм представлял собой серьезную угрозу для политических и экономических интересов правящих классов, бывших оплотом Старого порядка, – королей, знатных землевладельцев, привилегированных торговцев, военной и гражданской бюрократии. Несмотря на три большие революции, подготовленные либералами, – Английской в XVII веке, Американской и Французской в конце XVIII века, достижения либерализма в Европе носили только частичный характер. Сопротивление оказалось достаточно сильным, чтобы успешно сохранить земельную аристократию, привилегированную церковь, воинственную внешнюю политику и избирательное право, охватывавшее только состоятельные слои населения. Либералам пришлось сосредоточиться на расширении избирательного права, потому что обеим сторонам было ясно, что объективные экономические и политические интересы масс требуют укрепления личной свободы. Любопытно отметить, что в начале XIX века политики, стоявшие за принцип laissez-faire (политику невмешательства государства в экономику), были известны как “либералы”, самые последовательные из которых стали называться “радикалами”. А их противники, стремившиеся сохранить Старый порядок или вернуться к нему, получили наименование “консерваторов”. В самом деле, консерватизм возник в начале XIX века как сознательная попытка разрушить результаты деятельности ненавистного ему классического либерализма, воплотившиеся в достижениях Американской, Французской и Промышленной революций. Возглавляемый двумя реакционными французскими мыслителями – де Бональдом и де Местром, консерватизм стремился утвердить на месте равенства прав и равенства перед законом иерархическое правление привилегированных элит, заменить личную свободу и минималистское государство абсолютизмом вездесущего большого правительства, религиозную свободу – теократическим господством государственной церкви, мир и свободу торговли – милитаризмом, меркантилистскими ограничениями и войной за интересы национального государства, а новую промышленность – ремесленными гильдиями и господством аграрной экономики. В общем, они намеревались повернуться спиной к новому миру массового потребления и повышения уровня жизни ради сохранения Старого порядка с его живущей впроголодь основной частью населения и купающейся в роскоши правящей элитой.Начиная с середины XIX века консерваторы стали осознавать, что обречены на поражение, если продолжат и дальше призывать к отмене результатов Промышленной революции и обеспеченного ими грандиозного роста жизненного уровня населения, если будут и впредь упорствовать в борьбе с расширением избирательного права, открыто противопоставляя себя таким образом интересам общества. Поэтому “правое крыло” (название, напоминающее о месте сторонников Старого порядка в зале заседаний Национального собрания во время Французской революции) решило, что пора скорректировать позицию и отказаться от прямого отрицания индустриализации и демократических выборов. Новые консерваторы взяли на вооружение лицемерную и демагогическую риторику. Чтобы привлечь массы на свою сторону, они заняли следующую позицию: “Мы тоже сторонники индустриального развития и повышения уровня жизни. Но для достижения этих целей необходимо регулировать развитие промышленности так, чтобы оно отвечало интересам общества и государства; мы должны заменить ожесточенную рыночную конкуренцию системой организованного сотрудничества, и, самое главное, вместо губительных для нации и государства либеральных принципов мира и свободы торговли нужно утвердить отвечающие национальным традициям и интересам принципы протекционизма, военного могущества и национального величия”. Для всего этого, разумеется, необходимо не компактное и слабое, а напротив, как можно более сильное государство.Итак, в конце XIX века этатизм и большое правительство вернулись, но на этот раз они старались выглядеть дружественными к промышленному развитию и росту материального благосостояния. Старый порядок возвратился, но на этот раз его приверженцы выглядели несколько иначе, поскольку теперь это были не столько аристократы, крупные землевладельцы, верхушка военной и гражданской бюрократии и привилегированные торговцы, сколько армия, бюрократия, обедневшие феодальные землевладельцы и привилегированные промышленники. По примеру Бисмарка в Пруссии, новые правые подняли знамя коллективизма, основанного на войне, милитаризме, протекционизме и принудительном объединении производителей в картели. Таким образом, появилась возглавляемая крупным бизнесом гигантская сеть регламентирования, регулирования, субсидирования и привилегий, ставшая надежным союзником большого правительства.Что-то нужно было сделать и с новым явлением, выразившимся в возникновении большого числа промышленных рабочих пролетариев. В XVIII и начале XIX века, а вообще-то и до самого конца XIX столетия, основная масса рабочих отдавала предпочтение системе laissez-faire и конкурентных рынков, поскольку это было лучше для их заработков и условий труда и поскольку для них был выгоден дешевый и быстро расширяющийся ассортимент потребительских товаров. Даже первые профсоюзы, например, в Британии, были твердыми сторонниками системы laissez-faire. Новые консерваторы, лидерами которых стали Бисмарк в Германии и Дизраэли в Британии, ослабили либертарианский здравый смысл рабочих, проливая крокодильи слезы по поводу условий труда в промышленности и вводя меры по созданию картелей и регулирования, далеко не случайно сковывавших свободную конкуренцию. Наконец, в начале XX века возникло новое консервативное корпоративное государство, ставшее с тех пор господствующей политической системой в западном мире. Оно вобрало в себя ответственные организованные профсоюзы в качестве младших партнеров большого правительства и наделило крупный бизнес привилегией участия в новой государственно-корпоративной системе принятия решений.Для утверждения этой новой системы, для создания нового порядка, который на деле был модернизированной и приукрашенной версией ancien rИgime, существовавшего до Американской и Французской революций, новым правящим элитам пришлось много потрудиться над одурачиванием публики, и этот обман длится по сей день. Поскольку существование любого правительства – от абсолютной монархии до военной диктатуры – опирается на согласие большинства населения, то уж демократическому правительству приходится работать над достижением такого согласия не покладая рук. А для этого новым консервативным правящим элитам необходимо всячески водить публику за нос. Теперь ведь нужно убедить массы населения в том, что тирания лучше свободы, что организованный в картели и наделенный привилегиями промышленный феодализм для потребителя лучше, чем свободный конкурентный рынок, что монополизм картелей нужно насаждать во имя борьбы с монополизмом, что война и повышение престижа вооруженных сил в интересах правящих элит на деле отвечают интересам призываемого в армию, платящего налоги, а нередко и проливающего кровь населения. Как же была решена эта задача?Общественное мнение во все времена определялось образованными классами. Ведь большинство людей не создают и не распространяют идеи и концепции, напротив, обычно они принимают идеи, распространяемые теми или иными интеллектуальными группами, профессиональными торговцами идеями. На протяжении большей части истории, как мы увидим далее, диктаторы и правящие элиты гораздо больше нуждались в услугах интеллектуалов, чем мирные граждане свободного общества. Государства всегда нуждались в людях, способных убедить публику в том, что “король красиво одет”,что все в государстве хорошо, разумно и ничего лучше придумать нельзя. До наступления Новейшего времени роль таких интеллектуалов играло духовенство, а еще раньше – знахари и колдуны. Это древнее партнерство между церковью и государством представляло собой тесный союз: церковь оповещала свою легковерную паству, что король правит по милости Божьей, и потому ему следует повиноваться. Король же в ответ делился с церковью налоговыми доходами. Именно поэтому классические либералы придавали такое значение отделению церкви от государства. Новый либеральный мир стал миром, где интеллектуалы могут быть светскими лицами, т.е. могут зарабатывать себе на жизнь в условиях свободного рынка, не заботясь о государственных субсидиях.Для создания нового этатистского порядка, неомеркантилистского корпоративного государства, был необходим новый союз между интеллектуалами и властью. В эпоху ослабления роли церкви это означало союз с интеллектуалами светскими, а не церковными, точнее, с новым поколением университетских профессоров, историками, учителями и технократически мыслящими экономистами, социологами, врачами и инженерами. Создавался этот союз в два этапа. В начале XIX века консерваторы уступили интеллектуальную сферу своим либеральным противникам, опираясь по большей части на сомнительные достоинства иррационализма, романтизма, теократии и традиции. Подчеркивая преимущества традиции и иррациональных символов, консерваторы достаточно успешно убеждали публику в оправданности иерархического правления, а также в преимуществах и необходимости нации-государства с ее военной машиной. В конце XIX века новые консерваторы приспособили к своим теориям понятия рациональности и науки. Теперь наука требовала, чтобы экономикой и обществом управляли технократические эксперты. За эту услугу новое поколение интеллектуалов было вознаграждено престижными постами апологетов нового порядка, а также планировщиков и управляющих картелизированной экономикой и обществом.Чтобы обеспечить новому этатизму господство над общественным мнением и гарантировать себе поддержку общества, правительства западных стран в конце XIX и начале XX века взяли в свои руки контроль над умами людей, над университетами и учреждениями общего образования, посещение которых было сделано обязательным. Чтобы уже в самом юном возрасте внушить человеку повиновение власти и прочие гражданские добродетели, были использованы государственные школы. Более того, огосударствление образования стало залогом того, что одна из самых массовых и влиятельных профессиональных групп – учителя и работники сферы образования – заинтересована в усилении государства. Одним из приемов, использовавшихся интеллектуалами, которые встали на службу государству, было манипулирование словами и, соответственно, эмоциональными реакциями публики. Например, сторонники системы laissez-faire издавна были известны как “либералы”, а самые последовательные из них – как “радикалы”, а также как “передовые люди”, потому что были ориентированы на промышленный прогресс, распространение свободы и повышение общего уровня жизни. Новое поколение государственно мыслящих профессоров и интеллектуалов присвоило себе названия “либерал” и “передовой человек”, а своих либеральных оппонентов заклеймило как старомодных “неандертальцев” и “реакционеров”. Классических либералов даже записали в “консерваторы”.Как мы видели, новые этатисты сумели присвоить даже концепцию “рациональности”.Либералов сбило с толку уже само новое появление этатизма и меркантилизма в одеянии “прогрессивного” корпоративного этатизма. Еще одной причиной упадка классического либерализма в конце XIX века стало возвышение специфически нового движения – социализма. Социализм зародился в 1830-е годы, а его бурный рост начался после 1880-х годов. Своеобразие социализма заключалось в том, что это было запутанное и разнородное движение, испытавшее влияние обеих существовавших до него полярных идеологий – либерализма и консерватизма. У классических либералов социалисты взяли искреннее восхваление промышленности, Промышленной революции, науки и разума, а кроме того, преданность, по крайней мере на словах, таким идеалам классического либерализма, как мир, личная свобода и повышение уровня жизни. На самом деле, социалисты задолго до позднейших сторонников корпоративизма бездумно присвоили идеи науки, разума и индустриального развития. При этом социалисты не только восприняли у либералов их приверженность демократии, но и украсили ее пышным именем “развитая демократия”, в рамках которой люди должны управлять экономикой – и друг другом.У консерваторов же социалисты позаимствовали тягу к насилию и этатистские методы достижения либеральных целей. Подъема и гармонизации промышленности предполагалось достичь превращением государства во всемогущую организацию, которая от имени “науки” управляет экономикой и обществом. Авангард технократов должен был получить в свое полное распоряжение жизнь и собственность каждого – и все это во имя народа и демократии. Неудовлетворенное тем, что либералы обеспечили свободу научных исследований, социалистическое государство отдаст власть в руки ученых. Неудовлетворенное тем, что либералы дали рабочим свободу для достижения неслыханного благосостояния, социалистическое государство поставит рабочих у руля правления, вернее, править от имени рабочих и ученых будут политики, бюрократы и технократы. Неудовлетворенное либеральным лозунгом равенства прав, равенства перед законом, социалистическое государство вытопчет эту свободу во имя недостижимого равенства результатов, а если быть более точным, под лозунгом достижения такого немыслимого равенства создаст новую привилегированную элиту, новый правящий класс.Социализм представлял собой запутанное и разнородное движение, потому что пытался с помощью старых консервативных инструментов: этатизма, коллективизма и иерархических привилегий, достичь либеральных целей – свободы, мира и гармоничного развития промышленности. Целей, которые могут быть достигнуты только в условиях свободы и выведения государства практически из всех сфер общественных отношений. Социализм был обречен на провал, и вполне закономерно, что он потерпел самую жалкую неудачу в тех странах, где в XX веке ему случилось захватить власть – только для того, чтобы окунуть массы в беспрецедентный деспотизм, голод и мучительное обнищание.Но худшим в подъеме социалистического движения было то, что оно смогло обойти классических либералов на левом фланге и предстать как партия надежды, радикализма и революции в Западном мире. Ведь так же как защитники ancien rИgime во время Французской революции сидели в правой части зала, где собирались народные представители, и навсегда остались правыми, так либералы и радикалы сидели в левой части зала, и до подъема социалистического движения классические либералы оставались в идеологическом спектре левыми, даже крайне левыми. Еще в 1848 году такой воинственный французский либерал и сторонник laissez-faire, как Фредерик Бастиа, в Национальном собрании сидел не где-нибудь, а слева. Классические либералы в свое время воспринимались на Западе как радикальная революционная партия, как партия надежды и перемен в области свободы, мира и прогресса.Либералы совершили непростительную стратегическую ошибку, позволив социалистам обойти себя с левого фланга и предстать в качестве “левой партии”, потому что в итоге социалисты и консерваторы заняли полярные позиции, а либералы остались где-то посредине. Поскольку либертарианство – это не что иное, как партия реформ и движения к свободе, отказ от этой роли означал отказ от своего права на существование – в действительности или в умах публики.Но этого бы не случилось, если бы классические либералы не допустили внутреннего упадка. Они могли бы продемонстрировать (и некоторые из них так и сделали),что социализм – это внутренне противоречивое, квазиконсервативное движение, эквивалент абсолютной монархии и феодализма с современным лицом и что только они являются единственными подлинными радикалами, бесстрашными людьми, которые требуют не меньше, чем полной победы либертарианского идеала.Внутреннее разложениеДостигнув впечатляющих частичных побед в борьбе с этатизмом, классические либералы начали терять свой радикализм, свое настойчивое желание продолжать битву с консерватизмом вплоть до окончательной победы. Вместо того чтобы использовать тактические победы, чтобы наращивать давление и дальше, классические либералы начали терять пылкое стремление к изменениям и ревностное отношение к чистоте своих принципов. Они сочли, что достаточно защищать уже завоеванное, и в результате из радикалов превратились в консерваторов – в том смысле, что стали заботиться лишь о сохранении статус-кво. Короче говоря, либералы предоставили социалистам все возможности для превращения в партию надежды и радикализма, так что даже появившиеся позднее сторонники корпоративизма смогли представить себя либералами и сторонниками прогресса, сражающимися против крайне правого крыла консервативных либертарианцев, поскольку последние позволили себе занять позицию удовлетворенности достигнутым, когда мечтать можно только об отсутствии перемен. В нашем изменчивом мире такая стратегия заведомо непригодна и проигрыша.Но вырождение либерализма не ограничилось вопросами места в политическом спектре и стратегии, а охватило и его принципы. Ведь либералы согласились на то, чтобы военная машина осталась в руках государства, равно как образование, власть над банками и денежным обращением, над дорогами и многими другими сферами. Короче говоря, они смирились с тем, что государство сохранило контроль над всеми существующими рычагами власти. В отличие от либералов XVIII века с их непримиримой враждебностью к исполнительной власти и к бюрократии, либералы XIX века проявили терпимость, даже доброжелательность к укреплению исполнительной власти и олигархической власти государственного бюрократического аппарата.Более того, в ходе угасания в конце XVIII – начале XIX века преданности либералов идее аболиционизма их принципы и стратегия свелись к мнению, что институт рабства или любой другой аспект этатизма, о чем бы ни шла речь, следует упразднять как можно быстрее, поскольку хоть на практике достижение такого результата и маловероятно, но стремиться к этому должно, потому что такова единственная нравственно оправданная позиция. Однако отказ от немедленного уничтожения тлетворного, держащегося на насилии института и выбор в пользу постепенного его устранения означает одобрение и санкционирование существующего зла и, соответственно, отказ от принципов либертарианства. Как объяснил великий борец с рабством либертарианец Уильям Ллойд Гаррисон, необходимо “со всей возможной настойчивостью требовать немедленной отмены рабства, но оно, увы, будет отменено лишь постепенно. Мы никогда не говорили, что рабство будет сметено одним ударом, а вот что так должно быть – да, это мы всегда утверждали” .В философии и идеологии классического либерализма произошли два критически важных изменения, способствовавших его упадку и свидетельствовавших о том, что оно перестало быть живой, прогрессивной и радикальной силой Западного мира. Первым, и самым значительным, был отказ в начале XIX века от философии естественных прав и замена ее технократическим утилитаризмом. Свободе, основанной на бесспорной нравственности прав каждого человека на самого себя и свою собственность, свободе, опирающейся прежде всего на право и справедливость, утилитаризм предпочел свободу как лучший способ достижения смутно определяемого общего блага или общего благосостояния. Вытеснение принципа естественных прав утилитаризмом имело два тяжких последствия. Во-первых, неизбежно было покончено с чистотой цели, с последовательностью принципа. Ведь если либертарианец с его идеей естественных прав, стремящийся к нравственности и справедливости, сохраняет воинственную приверженность чистому принципу, то утилитарист оценивает свободу лишь по ее целесообразности в каждом конкретном случае. Ну, а раз целесообразность зависит от малейшего дуновения ветра, утилитаристу с его холодным расчетом издержек и выгод легко раз за разом высказываться в пользу этатизма, и так пока он вовсе не откажется от изначального принципа. Именно это и случилось с примкнувшими к Бентаму английскими утилитаристами: начав с симпатий к либертарианству и принципу laissez-faire, они почти незаметно для себя перешли на позиции этатизма. Примером может служить кампания за эффективный и, соответственно, сильный государственный аппарат, за исполнительную власть, которая установила прецедент эффективности, успешно вытеснивший концепции права и справедливости.Во-вторых, и это было не менее важно, на свете не найти утилитариста столь радикального, чтобы он жаждал немедленного уничтожения зла и насилия. Утилитаристы с их преданностью идее целесообразности не приемлют никаких резких или радикальных перемен. Никогда еще не было революционеров с утилитаристскими принципами. Поэтому утилитаристы не бывают аболиционистами, никогда не требуют немедленной отмены рабства или чего-либо другого. Аболиционист – это тот, кто хочет как можно быстрее избавить мир от зла и несправедливости. Выбрав такую цель, он лишает себя возможности холодно взвешивать издержки и выгоды в каждом отдельном случае. Потому-то вставшие на позиции утилитаризма классические либералы и отбросили радикализм, превратившись в сторонников постепенных реформ. Но став реформаторами, они вполне закономерно сделались советниками государства и экспертами по вопросам эффективности. Иными словами, они неизбежно пришли к отказу от своих принципов и опирающейся на них стратегии либертарианства. Закончили утилитаристы тем, что превратились в апологетов существующего порядка и статус-кво, тем самым дав повод для обвинений со стороны социалистов и прогрессивных сторонников корпоративизма в том, что являются всего лишь ограниченными и консервативными противниками любых изменений. Таким образом, начав как радикалы и революционеры, классические либералы в конце концов получили клеймо консерваторов.Утилитаристская разновидность либертарианства существует и по сей день. Так, например, на заре развития экономической науки на нее оказали влияние утилитаристы Бентам и Рикардо, это влияние ощущается и до сих пор. В современной теории рыночной экономики слишком много призывов к постепенности, слишком сильно презрение к морали, справедливости и верности принципам и слишком сильна готовность отказаться от принципов свободного рынка из соображений выгоды. Поэтому интеллектуалы обычно видят в современной теории рыночной экономики всего лишь апологетику слегка модифицированного статус-кво, и эти обвинения слишком часто бывают справедливы.Второе пагубное изменение идеологии классических либералов произошло в конце XIX века, когда они на несколько десятилетий приняли доктрину социальной эволюции, часто именуемую социальным дарвинизмом. Историки, стоящие на этатистских позициях, клеймят либералов, требовавших невмешательства государства в экономику и вставших на позиции социал-дарвинизма, например, Герберта Спенсера и Уильяма Грэма Самнера, как безжалостных апологетов уничтожения или, по меньшей мере, вымирания социально “неприспособленных”. В значительной степени все это было лишь формой подачи здравых экономических и социологических теорий свободного рынка под модным тогда соусом эволюционизма.Хуже всего в социал-дарвинизме было ничем не обоснованное перенесение в сферу социальных наук идеи о том, что биологические виды (или позднее – генотипы) изменяются очень медленно, что на это требуются тысячелетия. В силу этого пришедшие к социал-дарвинизму либералы полностью отвергли идею революции или радикальных изменений в пользу терпеливого ожидания того, что принесут эволюционные изменения в отдаленном будущем. Короче говоря, игнорируя тот факт, что либерализм взялся избавить мир от власти правящих элит путем радикальных изменений и революций, социал-дарвинисты превратились в консерваторов, выступающих против любых решительных мер и готовых одобрить только самые постепенные реформы .Собственно говоря, великий либертарианец Герберт Спенсер (так же как Уильям Грэм Самнер в Америке) служит превосходной иллюстрацией именно такого резкого изменения классического либерализма. В известном смысле Спенсер проделал тот же путь к упадку, что и либерализм XIX века. Дело в том, что начинал Спенсер как радикальный либерал, можно даже сказать, как истинный либертарианец. Но когда в его душе появился вирус социологии и социал-дарвинизма, Спенсер отвернулся от динамичного и радикального либертарианства, сохранив, впрочем, верность чистой теории. Занявшись поиском признаков грядущей победы свободы, победы договора над статусом, промышленности над милитаризмом, Спенсер увидел, что эта победа неизбежна, но только в результате тысячелетней эволюции. Тогда Спенсер отказался от воинственного радикализма, сведя на практике весь свой либерализм к вялым, консервативным, арьергардным выпадам против происходившего в его время натиска коллективизма и этатизма.Но если утилитаризм, поддержанный социал-дарвинизмом, был главным инструментом философского и идеологического разложения либерального движения, то самой значительной и даже катастрофической причиной падения последнего стал отказ от обязательных прежде идеалов борьбы против войны, империализма и милитаризма. Идея национального государства и империи уничтожала классический либерализм в одной стране за другой. В Великобритании в конце XIX – начале XX века либералы отказались от идеологии “малой Англии” (Little Englandism), которую исповедовали Кобден, Брайт и манчестерская школа. Отказавшись от своего рода изоляционизма, они попали в объятия либерального империализма и присоединились сначала к консерваторам (в вопросе о расширении империи), а потом и к правым социалистам (в разрушительном империализме и коллективизме Первой мировой войны). В Германии Бисмарк сумел расколоть казавшихся прежде почти победителями либералов, соблазнив их перспективой объединения страны мечом и кровью. В обеих странах результатом стал крах либерального движения.В Соединенных Штатах партией классического либерализма долгое время была Демократическая партия, известная в конце XIX века как “партия личной свободы”. Причем провозглашала она идеалы свободы не только личной, но и экономической. Стойко боровшаяся с сухим законом, с пуританскими установлениями, запрещавшими работать и развлекаться в воскресные дни, с обязательным школьным образованием, партия стояла на позициях свободы торговли, стабильности денежного обращения и его независимости от создаваемой правительством инфляции, отделения банковского дела от государства, ограничения правительства. Она призывала к тому, чтобы сделать государственную власть по возможности малозаметной, а федеральную власть – практически несуществующей. В области внешней политики Демократическая партия, хотя и менее последовательно, была партией мира, антимилитаризма и антиимпериализма. Но либертарианские убеждения в области личной и экономической свободы были отброшены, когда в 1896 году Демократическая партия выдвинула Уильяма Брайана на пост президента, а спустя два десятилетия Вудро Вильсон грубо отверг политику изоляционизма. Война и вмешательство государства в экономику открыли дверь в столетие смерти и разрушения, войн и нового деспотизма, когда во всех воюющих странах утвердился новый корпоративный тип власти – социальное милитаристское государство (welfare-warfare state), которое, как уже было отмечено, составляют большое правительство, большой бизнес, профсоюзы и интеллектуалы.Последним проявлением старого экономического либерализма в Америке оказались отважные немолодые либертарианцы, попытавшиеся в самом конце XIX века сформировать Антиимпериалистическую лигу в знак протеста против войны с Испанией и последующего захвата Филиппин, пытавшихся отстоять свою национальную независимость от посягательств как Испании, так и Соединенных Штатов. Для современного человека антиимпериалист, не являющийся при этом марксистом, – это странность, но ведь борьбу с империализмом начали именно либералы и борцы за экономическую свободу Кобден и Брайт в Англии и Эйген Рихтер в Пруссии. Собственно говоря, Антиимпериалистическая лига, возглавляемая бостонским промышленником и экономистом Эдвардом Аткинсоном вместе с социологом и публицистом Уильямом Грэмом Самнером, состояла по большей части из радикальных борцов за экономическую свободу, которым пришлось повоевать в свое время за отмену рабства, свободу торговли, стабильную валюту и ограничение полномочий правительства. Для них эта последняя битва против нового американского империализма была лишь очередным эпизодом растянувшейся на всю жизнь борьбы против насилия, этатизма и несправедливости – против участия государства во всех сферах жизни, как внутри страны, так и на мировой арене.Мы проследили довольно мрачную историю упадка и краха классического либерализма после того, как в предыдущие столетия он знал значительный подъем и почти полный триумф. Но как можно объяснить возрождение либертарианской мысли и активности в последние годы, особенно в Соединенных Штатах? Чего ради грандиозные силы и коалиции этатистов уступают даже столь малую территорию воскресшему либертарианству? Разве победный марш этатизма в конце XIX и в XX веке мог привести не к окончательному забвению, а к оживлению бывшего на последнем издыхании либертарианства? Почему оно не было погребено окончательно? Мы уже говорили о том, почему либертарианство могло бы в полной мере возродиться в Соединенных Штатах, где все пропитано давней либертарианской традицией. Но мы еще не ответили на вопрос, откуда вообще взялось это возрождение в последние несколько лет? Что привело к этому поразительному результату? Нам придется отложить ответ на этот вопрос до конца книги. А сначала мы займемся исследованием того, в чем состоит кредо либертарианства и как эта доктрина может способствовать разрешению основных проблем нашего общества.______________________________________________________________________________________1. Rothbard M.N. Conceived in Liberty. New Rochelle, N.Y.: Arlington House, 1975.Vol. 2:“Salutary Neglect”:The American Colonies in the First Half of the 18th Century.P. 194.См.также: Gordon T.,Trenchard J. Cato's Letters // The English Libertarian Heritage / Ed. by D.L. Jacobson. Indianapolis: Bobbs-Merrill, 1965.2. Договор об образовании конфедерации тринадцати штатов США.– Примеч. пер.3. О том,как радикальное либертарианство революции повлияло на саму Америку, см.:Nisbet R.A. The Social Impact of the Revolution. Washington, D.C.:American Enterprise Institute for Public Policy Research, 1974.О влиянии на Европу см.:Palmer R.R. The Age of the Democratic Revolution. Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1959.Vol. 1.4. Bailyn B. The Central Themes of the American Revolution: An Interpretation // Essays on the American Revolution / Ed.by S.Kurtz and J.Hutson. Chapel Hill: University of North Carolina Press, 1973.P.26-27.5. Цит.по:Pease J.H., Pease W.H. The Antislavery Argument. Indianapolis: Bobbs-Merrill, 1965.P.XXXV.6. Есть некая ирония судьбы в том, что современная теория эволюции собирается окончательно расстаться с концепцией постепенных изменений. В соответствии с современными представлениями, для эволюционного процесса характерны резкие и внезапные скачки из одного равновесного состояния в другое, описываемые теорией прерывистых изменений (punctuational change).Один из сторонников нового подхода, профессор Стивен Джей Гулд, пишет следующее: “Градуализм – это философия изменения, а не закон природы… Прежними своими успехами градуализм в большей степени обязан сильным идеологическим компонентам, чем результатам наблюдений за природой… Влияние градуализма в значительной мере объясняется его полезностью в качестве идеологии, ведь он стал главным аргументом либерализма против радикальных перемен – скачкообразные изменения не соответствуют законам природы” (Gould S.J. Evolution: Explosion,Not Ascent // New York Times. 1978. January? К НОВОЙ СВОБОДЕ. Мюррей Ротбард Вверх Часть I. Кредо либертарианства. ? Часть I. Кредо либертарианства.

14.03.2010 в 15:55

Цитаты из Генри Джорджа.

04.04.2010 в 17:43

Цитаты из Генри Джорджа.Подвинув, таким образом, исследование, за пределы, у которых останавливались Адам Смит и следовавшие за ним писатели, мне кажется, я освободил назойливый тарифный вопрос от его наибольших трудностей и расчистил путь к окончанию спора, который, иначе, мог бы продолжаться неопределенное время. Достигнутые нами заключения придали и самой доктрине свободной торговли, вместо оскопленной формы, в какой проповедовали ее английские экономисты, ту полноту, в какой она представлялась предшественникам Адами Смита, - тем знаменитым французам, от которых ведет свое начало девиз Laissez faire и которые, при всей запутанности своей терминологии и ошибочности метода, усматривали, однако, основную истину, все время игнорируемую фритредерами.Короче, я стремился произвести настолько беспристрастное и полное исследование тарифного вопроса во всех его фазах, чтобы люди, для которых наш предмет представляет собой запутанный лабиринт, могли достигнуть ясных и твердых заключений. И я верю, что при этом мне удалось несколько сообщить движению, теперь трусливому, страстность и силу радикального убеждения; воспрепятствовать разделению на враждебные лагери людей, которых должна соединять общая цель; придать усилиям к освобождению труда более определенное направление и искоренить то верование в противоположность национальных интересов, которое побуждает народы, даже родственные по крови и языку, смотреть друг на друга, как на естественных врагов.Если не может, - то надо признать тогда покровительственную систему за обман и ловушку, ибо она, даже и не причиняя положительного вреда рабочим классам, развлекает внимание и разделяет силы. Чем скорее будет понято, что таможенные тарифы не могут поднять заработной платы, тем скорее люди, желающие поднять ее, найдут к тому какое-нибудь другое средство. Знание, каким образом что-либо не может быть сделано, есть первый шаг к знанию того, каким образом оно может быть сделано.Некоторым лицам наше предприятие может показаться слишком смелым и рискованным. В течение целого столетия ни один вопрос общественной важности не обсуждался столь многосторонне и настойчиво, как вопрос о покровительственной системе или свободной торговле. И тем не менее в наше время вопрос этот представляется столь же далеким от решения, как и в прежние времена. Многие прямо считают его за вопрос, по которому невозможно прийти к сколько-нибудь определенным заключениям, а большинство прямо видит в нем вопрос слишком сложный и темный для того, чтобы его могли понять лица, не прошедшие длинной школы.Да, это поистине безнадежный взгляд. Мы можем спокойно предоставлять многие отрасли знания ведению тех лиц, которые посвящают себя специальному их изучению. Мы можем без опасения принимать то, что химики говорят нам о химии, астрономы об астрономии, филологи о развитии языка и анатомы о внутреннем строении нашего тела. Ибо не только никакой денежный интерес не может извращать суждения в таких областях знания, но и обычные обязанности человека и гражданина не требуют специального их изучения. Огромная масса народа может иметь обо всем этом самое грубое представление и, однако, жить счастливой и полезной жизнью. Иное дело вопросы, которые касаются производства и распределения богатства и потому имеют ближайшее отношение к благосостоянию и средствам существования людей. Разум, который один только может быть надежным руководителем в вопросах такого рода, должен быть тут разумом массы, ибо при решении этих вопросов общественное мнение, а не мнение ученого меньшинства, находит свое выражение в законодательстве.Тем не менее нелишне будет заметить, что общее одобрение какого-либо верования также в отношении многих верований, теперь признанных уже за безусловно ложные. Особенно же мало значения может иметь это одобрение в отношении теорий, опирающихся, подобно теории покровительства, на могущественные личные интересы. В истории человечества немало примеров того, как обеспечивалось признание за самыми чудовищными доктринами, именно, благодаря содействию специальных интересов, способных организоваться и действовать сообща. И нам стоит лишь оглянуться вокруг, чтобы увидеть, как сильно влияет на образование общественного мнения и составление законов ничтожный специальный интерес и как слабо - интерес общий, хотя бы и крупный. Общее дело всегда есть ничье дело, и общий интерес ничей интерес. Два или три обывателя приморского города заметят, что постройка таможни или углубление гавани может помочь им набивать карманы; кучка владельцев серебряных рудников решит, что для них будет очень хорошим делом, если правительство станет складывать в запас ежемесячно серебра на несколько миллионов; строитель судов сообразит, что для него будет выгодна починка бесполезных броненосцев или постройка ненужных крейсеров, - и вот ничтожные личные интересы оттесняют на задний план крупные интересы всего народа. Кажется, ясно, что долговое обязательство, прямо исходящее от правительства, имеет, по меньшей мере, такую же цену, как обязательство, опирающееся на правительственную гарантию. Однако специальные интересы оказались у нас достаточно сильными, чтобы установить и поддерживать смешанную систему денежного обращения, для которой нельзя указать иного основания, кроме выгоды нескольких лиц.Люди, специально заинтересованные в покровительственных тарифах, легко приходят к убеждению, что покровительственная система благодетельна для всех. Непосредственность их интереса дает им энергию распространять свои взгляды, а обладание обширными средствами (известно, что в покровительствуемых отраслях промышленности заняты крупные капиталы) и готовность при случае тратить деньги на распространение своих доктрин делают их способными оказывать огромное влияние на органы общественного мнения. Свободная торговля, напротив, не представляет никаких особенных выгод для какого-либо частного интереса, а при теперешнем состоянии общественной нравственности благодеяния или обиды, касающиеся всей массы народа, не чувствуются людьми так глубоко, как благодеяния или обиды, касающиеся кого-либо в отдельности.Факты, которыми мы должны пользоваться, и принципы, которые мы должны прилагать к делу, суть обыкновенные факты, известные каждому из нас, и принципы, признаваемые каждым в обиходной жизни. Исходя из посылок, относительно которых не может быть сомнения, нам нужно лишь в рассуждении быть внимательными к каждому нашему шагу, чтобы достигнуть вполне надежных заключений. Мы не можем производить опытов над человеческими обществами, как то возможно для химиков над веществами природы или для физиологов - над животными. Мы не можем также найти двух наций, сходных во всех отношениях, кроме одного, и приписываем затем какое-либо различие в их условиях присутствию или отсутствию единственной причины, не уверившись наперед в действии этой причины. Но воображение предоставляет в наше распоряжение метод исследования экономических проблем, который в известных пределах является едва ли менее полезным, чем действительный опыт. Мы можем испытывать действие известных начал, умственно отделяя, комбинируя или выделяя условия. Позволю себе пояснить сказанное посредством примера, которым я уже пользовался однажды001.Когда я был мальчиком, я ходил на набережную вместе с товарищем смотреть первый железный пароход, пришедший из-за океана в Филадельфию. Слышать о железном пароходе было для нас тогда чем-то вроде того, как слышать о свинцовом змее или о деревянной кухонной печке. Недолго мы побыли на палубе этого парохода, как мой товарищ заметил презрительным тоном: “Э! Я вижу, в чем дело. Он весь выложен деревом, потому-то он и плавает”. Я не мог в ту минуту возражать ему, но не удовлетворился его объяснением и, сойдя на берег, стал доискиваться истины, производя опыты в уме. Если бы плавать этому пароходу позволяло дерево внутри него, то в таком случае чем больше было бы в нем дерева, тем выше поднимался бы он из воды. И вот, в уме, я нагрузил его деревом. Но, будучи хорошо знаком с процессом изготовления лодок из деревянных чурок, я сразу заметил, что он погрузился бы глубже, а не поднялся бы выше. Затем, я мысленно выбрал из него все дерево, подобно тому, как мы выдалбливали наши деревянные лодки, и понял, что таким образом облегченный пароход поднялся бы еще выше. Затем, в воображении, я проделал в нем дыру, и понял, что вода устремилась бы в него, и он стал бы тонуть, как то бывало с нашими деревянными лодками, снабженными свинцовым килем. И таким образом я заметил столь же ясно, как если бы я на самом деле производил эти опыты над пароходом, что плавать ему позволяла не деревянная обшивка внутри его, а его пустота, или, как я выразился бы теперь, вытеснение воды.Ввиду этого я попрошу теперь читателя, до сего времени признававшего покровительственную теорию, рассмотреть те следствия, какие предполагаются по необходимости универсальным характером этой теории. Именно попытка вникнуть в эти следствия привела меня к сомнениям в истинности самой теории. В течение нескольких лет, уже достигнув зрелого возраста, я тоже был протекционистом, или, вернее, воображал себя им, так как я принял это верование, не рассмотрев его толком, а принял, как все мы сперва принимаем наши верования, на основании одного авторитета других. Однако, насколько я думал о предмете, я был последователь. И когда Флорида и Алабама (крейсеры южан) топили в море американские суда, я думал об уничтожении последних, в конце концов, как о чем-то хорошем для того штата, в котором я жил, - для Калифорнии. Возраставшие риск и стоимость провоза через океан на американских судах (тогда единственный способ доставки товаров из Восточных штатов в Калифорнию), казалось мне, давали возникавшей промышленности Калифорнии как раз ту самую защиту от промышленности Восточных штатов, с их более низкой заработной платой и лучше устроенными промышленными предприятиями, которой она лишена была из-за постановления Федеральной конституции, запрещавшего тарифы отдельных штатов. Полное значение такого рода соображений оставалось неясным для меня до тех пор, пока мне не пришлось слышать, как один способный человек старательно развивал покровительственную теорию. Он говорил, что американская промышленность должна быть ограждена от конкуренции чужестранной: что мы должны обрабатывать наше собственное сырье и не допускать до ввоза ничего такого, что мы можем производить сами. И тогда-то я понял, что эти предложения, если они справедливы, должны быть универсально справедливыми, что не только каждая нация должна отгородить себя от других наций, не только различные части сколько-нибудь значительной страны должны установить собственные тарифы для защиты своей промышленности от конкуренции других частей этой страны, но что каждое семейство должно последовать той же системе и отгородить себя от других семей. И эти-то выводы побудили меня взвесить те аргументы, которые я принимал ранее без внимательного рассмотренияМне кажется невозможным размышлять о необходимо универсальном характере покровительственной теории и в то же время не сознавать, что она противна нравственному чувству людей и несовместима с той простотой и гармонией, которые мы всюду видим в естественных законах. Что мы подумали бы о человеческих законах, данных в руководство правительству какой-либо страны, если бы они побуждали каждое семейство держать настороже против каждого другого семейства, тратить большую часть времени и труда на предупреждение обмена с другими семьями и искать благоденствия, противодействуя естественным усилиям других семейств достигнуть благоденствия? А однако покровительственной теорией предполагается, что именно такие законы даны были Создателем семействам людей, которые населяют землю. Ею предполагается, что в силу общественных законов, столь же неизменных, как физические законы, каждая нация должна ревниво стоять на стороже против других наций и воздвигать искусственные препятствия к международному обмену. Ею предполагается, что федерация человечества, - подобная той, которая препятствует установлению тарифов между штатами Американского союза, - была бы бедствием для человеческого рода, и что в идеальном мире каждая нация была бы ограждена от всех других наций цепью собирателей пошлин с их сподвижниками: шпионами и доносчиками.Относительно происхождения такой мысли знаменательно, что она неизвестна среди дикарей. Не могла бы она возникнуть и среди цивилизованных людей, если бы их привычная торговля велась так же, как торговля дикарей. Не так давно, из дома в дом ходили торговцы особого рода, известные под именем “soap-fat men” - “сало-мыло”, обменивавшие на мыло ненужное сало, которое накапливается у хозяек. При этой маленькой торговле, производившейся таким первобытным способом, никоим образом не могло бы возникнуть привычки думать, что в прибыльной торговле ценность продаж должна превышать ценность покупок, ибо тогда явно было в интересе каждой стороны, чтобы ценность того, что она продает (или вывозит) была возможно меньше, а ценность того, что она покупает (или ввозит) была возможно больше. Однако, в цивилизованном общества эта форма торговли представляется лишь в исключительных случаях. Покупка и продажа, как мы освоились с ними в нашей повседневной жизни, являются не обменом товаров на товары, а обменом денег на товары, или товаров на деньги.Путаница в мыслях, зависящая от такого употребления денег, и дает начало верованию, будто народ должен богатеть от вывоза и беднеть от ввоза, - верованию, ради которого принесены были в жертву в кровавых войнах миллионы человеческих жизней и несметные богатства, и которое продолжает до нашего времени руководить политикой почти всех цивилизованных стран и ставить искусственные преграды мировой торговле.Такова в коротких словах история того сберегающего труд орудия, которое изменяется в своих формах, начиная с раковин туземцев Африки и краснокожих индейцев до банковых или кредитных билетов, и которое так много делает для облегчения торговли, что без него была бы невозможна цивилизация. Роль, которую играет оно в общественной жизни и сношениях, настолько важна, его употребление в мысли, в слове и в деле настолько всеобще, что очень легко могла возникнуть некоторая путаница в понятиях о нем. Мы не имеем нужды говорить о том заблуждении, будто процент проистекает от употребления денег, или о заблуждении, будто накопление денег обозначает собой накопление богатства, или о заблуждении, будто бумажные деньги не могут надлежащим образом выполнять своего назначения до тех пор, пока эквивалентное количество чеканной монеты не будет погребено в банковых подвалах ( здесь заблуждается, конечно, сам Г. Джордж. Это вообще, наверное, главная его ошибка, относящаяся к области Политэкономии. Даже полное осуществление его Великой земельной реформы не спасёт положения, если вместе с ней не осуществить реформу ДБС, а концепция Свободы торговли превращается в фикцию. - Ш. Э. , см.-………………………………………………………………………….); мы остановимся лишь на той путанице в мыслях, которая имеет отношение к международному обмену.?Система эта, которую Адам Смит, в своих нападках на нее, называл меркантильной системой политической экономии, рассматривала нации, как торговцев, конкурирующих друг с другом из-за денег, находящихся в мировом обороте, и добивалась обогащения государства путем привоза в него возможно большего количества золота и серебра и путем допущения возможно меньшего их вывоза. Ради этого стремились не только запрещать вывоз из страны драгоценных металлов, но также поощрять отечественное производство товаров, которые можно было бы продавать за границей, и устраивать всевозможные помехи тем же отраслям производства в чужих странах и колониях. Облагались тяжелыми пошлинами или подвергались абсолютному запрещению не только произведения иностранной промышленности, которые могли конкурировать с отечественными произведениями; облагался тяжелыми пошлинами или целиком запрещался под страхом дикого наказания смертью или изуродованием также вывоз сырых материалов, которые могли требоваться для иностранной промышленности. Мастерам запрещалось покидать родину, из опасения, чтобы они не научили иностранцев своему искусству; отечественная промышленность поощрялась субсидиями, установлением монополий, созданием искусственных рынков и нередко вывозными премиями и законами, обязывавшими пользоваться ее продуктами. Одним из примеров поощрений последнего рода был акт парламента, предписывавший хоронить покойников не иначе, как в шерстяных саванах, - образчик тупоумия, наряду с которым можно поставить только лишь законы, облагающие американский народ налогами ради того, чтобы опускать в подземные кладовые ежемесячно по 2 000 000 долларов серебряной монеты, и удерживающие в казначействе без всякого употребления целые сотни миллионов золота.Однако та мысль, что деньгами, в собственном смысле, могут лишь быть золото и серебро, и что они, ввиду этого, имеют особую ценность, все же еще продолжает поддерживать аргументацию протекционистов003, а привычка отождествлять доход с продажей, а расход - с покупкой, образующаяся благодаря нашим повседневным мыслям и разговорам, продолжает еще располагать людей к принятию политики, которая стремится к сокращению ввоза покровительственными тарифами. Привыкнув измерять прибыль торгового человека излишком его продаж над покупками и приняв вывоз страны эквивалентным продаже торговца, а ее ввоз - его покупкам, люди легко приходят к заключению, что государство ведет тем более прибыльную торговлю, чем больше его вывоз и чем меньше его ввоз004.?ГЛАВА ХХОтмена покровительства Наше исследование в достаточной мере показало все ничтожество и нелепость покровительственной системы. Теперь нам остается только рассмотреть один довод, который всегда выставляется в пользу покровительства, когда не оказывается для него других оправданий.Довод этот заключается в том, будто было бы несправедливо и жестоко сразу отменить покровительственные пошлины, ибо лишь опираясь на покровительственный тариф, вкладывались в известные дела капиталы и организовалась промышленность. Что сокращение покровительственных пошлин, ввиду этого, должно совершаться постепенно и медленно, - признается и проповедуется даже людьми, которые вообще являются самыми сильными противниками покровительства. Тем не менее довод этот не выдерживает критики. Если покровительство несправедливо, если оно есть нарушение равенства прав, дающее некоторым гражданам власть облагать налогами других граждан, то в таком случае все, кроме его полной и немедленной отмены, будет лишь продолжением несправедливости. Никто не может приобрести законного права обижать других; никто не может предъявлять прав собственности на привилегию. Допускать, что привилегии, опирающиеся на законодательный акт, не могут быть во всякое время уничтожены законодательным актом, значит отдавать себя во власть той нелепой доктрины, которая доведена до чудовищных размеров Великобритании. Там прямо утверждают, что синекуры не могут быть уничтожены без выкупа их у владельцев и что наследственная передача привилегии жить на чужой счет есть священное право индивидуума. Истинная доктрина выражена в нашей Декларации независимости, и мы не должны ни на йоту отступать от нее. Она признает, что люди одарены Творцом равными, неотчуждаемыми правами, и что всякий закон или учреждение, отрицающие или уничтожающие это естественное равенство ( во избежание недоразумений и недопонимания, стоит заменить выражение “естественное равенство” на выражение “естественное равноправие”, то есть, перед судом народа все равны - Ш. Э. ), могут быть во всякое время изменены или уничтожены. И едва ли можно теперь дать более полезный урок капиталистам всюду на свете, как показавши им, что лишь справедливость есть основа надежного помещения капитала, и что человек, который ведет промышленное дело, опираясь на невежество или порабощение народа, ведет это дело на свой страх и риск.В своих обычных выражениях тарифный вопрос при существующих общественных условиях представляется то одной, то другой стороной щита; и люди, видящие либо правую, либо левую сторону его и закрывающие глаза перед другой стороной, могут с одинаковым правом держаться прямо противоположных мнений. И мы поймем, когда разовьем теорию, обнимающую все факты, что различие между этими людьми не без основания может быть выражено, как различие между людьми, исключительно рассматривающими теорию, и людьми, исключительно рассматривающими факты. Мы поймем также, когда разовьем эту теорию, почему честные люди в вопросе о покровительстве или свободной торговле разошлись в диаметрально противоположные стороны и почему защитники той и другой политики были нерасположены приблизиться к пункту, где честные различия мнений могли бы быть согласованы. Ибо мы достигли теперь того места, где Огайо тарифного вопроса впадает в Миссисипи великого общественного вопроса. Нас не должно удивлять то обстоятельство, что обе стороны останавливались в своем споре, не доходя до этого пункта. Ибо ожидать сколько-нибудь полного обсуждения общественного вопроса от состоятельных классов, представляемых Кобденским клубом и Американской ассоциацией железо- и сталепромышленников, или от их защитников на профессорских кафедрах было бы также разумно, как искать сколько-нибудь полного обсуждения вопроса о личной свободе в спорах рабовладельцев-прогрессистов и рабовладельцев-демократов пятидесятых годов или в речах проповедников, получавших от них жалованье.ГЛАВА XXIIПрактическая несостоятельность свободной торговли Мы уже видели, каким образом отмена покровительственной системы могла бы оказать возбуждающее действие на производство, ослабить монополии и устранить великую причину испорченности администрации.“Но была ли бы она, - могут спросить нас, - благодетельна для рабочих людей? Возросла ли бы заработная плата?”да, на некоторое время и до известного размера - возросла бы. Ибо подъем промышленной энергии, который явился бы следствием избавления от мертвого груза пошлин, на некоторое время усилил бы спрос на труд и сделал бы работу более постоянной. Рабочие в тех занятиях, где они могут устраивать союзы, получили бы возможность добиться сокращения рабочего дня и повышения заработной платы, как то и было в Англии во многих отраслях промышленности при отмене покровительственного тарифа. Тем не менее, даже при полной отмене покровительства, нельзя было бы предсказать сколько-нибудь общего и постоянного повышения заработной платы или сколько-нибудь общего и постоянного улучшения в положении рабочих классов. Как бы ни было велико и благодетельно действие отмены покровительства, но оно, по природе своей, всегда будет оставаться подобным действию тех изобретений и открытий, которые в наше время могущественно увеличивали производство богатства, но нигде, в сущности, не повышали заработной платы и нигде сами по себе не улучшали положения рабочих классов.В этом-то обстоятельстве и заключается причина бессилия свободной торговли, обычно признаваемой и проповедуемой.Рабочий спрашивает защитника свободной торговли: “каким образом предлагаемая вами реформа будет полезна для меня?”И защитник свободной торговли может лишь ответить: “она увеличит богатство и понизит цену товаров”.Но уже и в наше время рабочий видел громадный рост богатства, и тем не менее не чувствовал себя участником в этом благе. Он видел огромное понижение цены товаров, и тем не менее сознавал, что ему от этого не становилось легче жить. Пред его глазами - Англия, где с некоторого времени правительственный тариф уже заменен фискальным. Однако он видит там рабочих униженных и плохо оплачиваемых, видит общий уровень заработной платы более низкий, чем тот, какой преобладает у нас; и он понимает, что те улучшения, какие были сделаны там со времени отмены покровительственной системы, во всяком случае следует приписывать не этой отмене, а рабочим союзам, обществам трезвости, благотворительным обществам, эмиграции, народному образованию и тем законодательным актам, которыми регулировался труд женщин и детей, равно санитарное состояние фабрик и заводов. А потому рабочий, хотя бы он и сознавал с большей или меньшей силой лицемерие промышленных съездов и синдикатов, требующих таможенных пошлин “для покровительства американскому труду”, все-таки крепко держится заблуждений покровительства или, по меньшей мере, не делает никаких усилий, чтобы избавиться от них. Не заблуждения эти сильны, а слаб призыв свободной торговли к рабочему. Значительная часть американских рабочих, - по крайней мере из числа более образованных и влиятельных, - прекрасно понимает, что “покровительство” ровно ничего не делает для них; но они не думают также, чтобы и свободная торговля что-нибудь сделала для них. И потому они смотрят на тарифный вопрос, как на вопрос, лишенный практического значения для рабочих. Они относятся к нему безразлично, а это для покровительствуемых интересов почти так же желательно, как полная вера в покровительство. Ибо когда какой-либо интерес уже получает выражение в законе и привычках мысли, тогда не стоять против него - значит стоять за него.Одного доказательства, что отмена покровительственной системы повела бы к увеличению всей совокупности богатства, еще недостаточно, чтобы создать силу, необходимую для ниспровержения покровительства. Надо также еще доказать, что отмена покровительства вела бы к улучшению в положении народных масс.Не будем спрашивать, каким образом может последовать обновление от более сильных продуктов деревенской жизни, когда переписи указывают на все большую и большую степень концентрации народонаселения в городах, и когда проселочные дороги до самых отдаленных границ переполнены бродягами. Я перепечатываю эту заметку, как образчик признания того очевидного факта, что в Соединенных Штатах становится все трудней и трудней снискивать себе пропитание человеку, который может рассчитывать лишь на свои силы, как образчик признания, которое делается даже людьми, формально отрицающими самый факт. А факт этот не только разбивает предположение, будто наш покровительственный тариф повышает и поддерживает заработную плату, но делает также невозможным и предположение, будто отмена покровительства могла бы изменить каким-либо образом ту тенденцию, которая, вместе с ростом богатства, усиливает борьбу за существование. Эта тенденция проявляется всюду в цивилизованном мире и возникает благодаря большей неравномерности в распределении, которой всюду сопровождается рост богатства. Как могла бы повлиять на нее отмена покровительства? Самое худшее, что можно сказать о покровительстве, сводится к тому, что им несколько усиливается эта тенденция. И самое лучшее, что тенденция эта была бы несколько сдержана. В Англии эта тенденция не перестала обнаруживаться и после отмены покровительственной системы, невзирая на серьезное воздействие других факторов, стремившихся облегчить и возвысить положение народной массы. Усилившаяся эмиграция, большее распространение образования, рост рабочих союзов, санитарные улучшения, более правильная организация благотворительности и правительственное урегулирование труда и его условий, за все это время должны были непосредственно вести к улучшениям в положении рабочих классов. Тем не менее нужда сохранила свои ужасающие размеры, а контраст между бедностью и богатством сделался даже более резким. Противники хлебных законов думали сделать голод невозможным, тем не менее и спустя долгое время после отмены этих законов смерть от голода продолжает еще фигурировать в статистических таблицах страны, изобилующей богатством.В то время, как статистики выставляют ряды цифр, доказывая ими, к великому удовольствию людей, живущих в роскоши, что бедный Лазарь все богатеет и богатеет, протестантское духовенство величайшего и богатейшего в мире города провозглашает в своей “Горькой жалобе отверженцев Лондона”:“Мы строим церкви, ищем утешения в нашей религии и воображаем, что наступило тысячелетнее царство Христа; между тем бедняк становится беднее, несчастный еще более жалким, и человек безнравственный - более испорченным. С каждым днем расширяется пропасть, отделяющая наш низший класс от наших церквей и часовен и от всех приличий и порядков цивилизованной жизни. Конечно, можно было бы подобрать ряд таких фактов, которые, по-видимому, приводили бы к противоположным заключениям. Но какое значение имели бы они? Мы просто жили бы одними иллюзиями, если бы вообразили, что все факты такого рода, вместе, составляют хотя бы одну тысячную часть того, что должно бы было иметь место на самом деле. Мы не должны закрывать глаз перед действительностью, а она невольно ведет к заключениям, что этот ужасный поток греха и нищеты одолевает нас. И поток этот с каждым днем становится все шире и глубже”.. Как могла бы повлиять на нее отмена покровительства? Самое худшее, что можно сказать о покровительстве, сводится к тому, что им несколько усиливается эта тенденция. И самое лучшее, что тенденция эта была бы несколько сдержана.Стоит только поговорить с самыми заурядными приверженцами покровительства, следя более за ходом их мысли, чем за их аргументацией, чтобы убедиться в том, что за доводами, служащими для оправдания покровительства, всегда кроется нечто такое, что придает этой доктрине жизненность, невзирая на ту легкость, с какой могут быть разбиты ее основания.В сущности, заблуждения покровительственной системы получают свою действительную силу от одного великого факта, являющегося для них тем же, чем была земля для мифического Антея, так что они, если и ниспровергаются, то только лишь для того, чтобы подняться с новой силой. Факт этот не дала себе труда выяснить ни та, ни другая из спорящих сторон: приверженцы покровительства - спокойно пользуются им. Тем не менее факт этот из всех общественных фактов - наиболее очевидный и важный для рабочих классов. Он заключается в том, что лишь только общество достигает известной ступени развития, как работников, ищущих занятия, оказывается более того числа, какое может найти занятие. Получается излишек рабочих, который, при повторяющихся периодах промышленного застоя, достигает весьма значительной цифры. Потому на возможность работать начинают смотреть, как на привилегию, а работа в народной мысли представляется, как благо, сама по себе003 .Вот этот-то факт, а не натянутые аргументы протекционистов и корыстные интересы промышленников, является истинным источником силы покровительственной доктрины. За теми привычками, о которых я говорил, как о располагающих к принятию заблуждений покровительственной системы, кроется одна еще более важная, - привычка говорить и думать о работе, как о милости.Покровительственная система, как мы видели, приводит к тому, что уменьшается способность страны к добыванию богатства, уменьшается тот результат, который может получаться от данного количества труда. Она “доставляет больше работы” в том самом смысле, в каком фараон доставлял больше работы евреям, когда отказывал им в соломе; в том смысле, в каком пролитие сала на пол доставляет больше работы хозяйке, или дождь, смочивший сено, доставляет больше работы крестьянину.Люди, воображающие, будто они могут уничтожить народное пристрастие к протекционизму, доказав, что покровительственные тарифы делают необходимым большее количество труда для достижения того же результата, игнорируют тот факт, что во всех цивилизованных странах, достигших известной ступени развития, большинство населения состоит из лиц, которые не могут работать самостоятельно и оказываются в беспомощном положении, когда никто не дает им работы; что масса, ввиду этого, обыкновенно смотрит на труд, как на нечто желательное само по себе и на все, прибавляющее работы, - как на благодеяние, а не как на зло. Таким образом возникает чувство, что человек, который дает работу другому, есть его благодетель, - чувство, которое из всех сил поддерживали своим учением о капитале, дающем занятие и содержание труду, даже те экономисты, которые боролись с народными заблуждениями, проистекавшими из этого чувства. Чувство это разделяется всеми классами общества и кладет свой отпечаток на все наши мысли и разговоры. Всякий, читающий наши газеты, не может не заметить, что любое известие о новой постройке или проектированном предприятии какого-либо рода обыкновенно сопровождается у нас заключением, что, благодаря этой постройке или предприятию получить работу такое-то количество народу. Всегда такого рода доставление работы признается печатью за благодеяние для общества, к которому все должны относиться с признательностью. Чувство это, сильное среди рабочих, еще сильнее среди предпринимателей. Богатый фабрикант, железопромышленник, судостроитель, говорит и думает о людях, которым он дает работу так, как будто, на самом деле, он давал им нечто, обязывающее к благодарности. Предприниматели всегда склонны бывают думать, и в большинстве случаев так и думают, что рабочие, устраивая союзы с целью добиться повышения заработной платы и сокращения рабочих часов или стремясь так или иначе поставить себя в положение свободнодоговаривающейся партии, поднимают свою пяту на того, кто кормит их. Тогда как на самом деле очевидно, что рабочие отдают хозяевам ценность большую той, какую получают от них, ибо иначе хозяева не богатели бы от труда своих рабочих.Такие понятия сами по себе могут быть тем, чем называет их Самнер: “жалкими заблуждениями, противными здравому смыслу”; тем не менее они возникают из признания действительно существующих отношений. Возьмите самые нелепые из них. Сожжение города, без сомнения, означает собой уменьшение всей совокупности богатства, расточение его. Но разве менее реально то расточение, которое предполагается праздностью людей, готовых работать над постройкой города? Где каждый, нуждающийся в работе, легко находил бы ее, там, действительно, было бы ясно, что пребывание в праздности заключенных, призреваемых или богачей должно уменьшать заработок трудящихся; но где сотни тысяч людей терпят лишения из-за невозможности найти работу, там работа людей, которые могут существовать без труда или которых можно содержать в праздности, неизбежно представляется чем-то вроде отнятия возможности трудиться у людей, которые всего более нуждаются в работе или всего более заслуживают ее. И эти “несчастные заблуждения” до тех пор будут сохранять свою власть над умами людей, пока не будет дано сколько-нибудь удовлетворительного объяснения тем явлениям, которые превращают в милость позволение трудиться. Фритредеры самнеровского типа в своих попытках искоренить протекционные идеи, игнорируя эти факты, будут всегда приходить к самым жалким результатам. То, что они принимают за отдельные растеньица, которые при достаточном усилии легко вырвать, в действительности представляет из себя отпрыск дерева, корни которого простираются до самых основ общества. И политическая экономия, не заходящая глубже признания общественным злом установление покровительственного, вместо фискального, тарифа, и, за ничтожными исключениями, оправдывающая существующий порядок вещей, будет всегда противна инстинктам народной массы. Сказать рабочим, как говорит профессор Самнер, что “принцип рабочих союзов есть такая же ложь, как принцип протекционизма”, значит лишь расположить их к протекционизму. Ибо рабочие могут не понимать влияния протекционизма, но влияние рабочих союзов им хорошо известно. Они прекрасно знают, что союзы эти подымали заработную плату во многих занятиях и что одни только эти союзы давали рабочим классам возможность сопротивляться силе конкуренции, которая, не будучи сдерживаема, довела бы их до максимума работы за минимум вознаграждения. Та теория свободной торговли, которую развивает профессор Самнер, которая проповедуется в Англии и которая пыталась выступить против протекционизма в Соединенных Штатах, может лишь усиливать протекционизм всюду, где рабочие классы обладают политической властью.Вопрос, который на предстоит решить для объяснения того, почему свободная торговля, сберегающая труд изобретения или иная какая-либо подобная причина не производят того общего благодеяния, какого мы, естественно, могли бы ожидать от них, - есть вопрос, касающийся распределения богатства. Если возрастающее производство богатства не приводит к соответственным благодеяниям для рабочих классов, то это может зависеть лишь от того, что оно сопровождается возрастанием неравенства в распределении.?Я потому уподобил трудящихся человеку, которые подвергается ряду грабежей, что во всех странах существуют, помимо частной собственности на землю, также и другие факторы, подрывающие народное благосостояние и передающие богатство, создаваемое трудящимися, в руки непроизводителей. Таковы промышленные и торговые монополии, покровительственные тарифы, плохие системы денежного обращения и финансов, развращенность администрации, государственные долги, постоянные армии, войны и приготовления к ним. Но эти факторы, хотя влияние их местами и очень заметно, не объясняют нам той бедности рабочих классов, какую мы можем видеть повсюду. Все эти факторы можно уподобить первым разбойникам, которых встречает наш бедняк; отогнать их значило бы лишь увеличить долю последнего разбойника.Это для владельца гораздо более удобная форма рабства. Ему уже нечего возиться со своими рабами, ему уже не надо понуждать их кнутом к работе, заковывать, предупреждая побег, или разыскивать беглых собаками особой породы. Он уже не заботится более о том, чтобы они питались надлежащим образом в детстве, имели уход в болезни, опору в старости. Пусть они живут в лачугах, пусть они работают больше е едят хуже, чем у какого-нибудь жестокого владельца человеческих тел, - совесть его не будет страдать и общественное мнение не осудит его. Короче, лишь только общество достигает того пункта развития, когда возникает ожесточенная конкуренция из-за пользования землей, право собственности на нее начинает давать больше выгод, при меньшем риске и тревогах, чем право собственности на людей. Если бы те два молодых англичанина, о которых я говорил, приехавши сюда, купили на свои деньги американских граждан, то они не могли бы получать с них такой доли из производимого их трудом, какую они получают теперь, купивши земли, охотно снимаемые американскими гражданами под обработку из-за половины жатвы. Точно также, - позволяй это наши законы, - было бы безрассудно для какого-нибудь английского герцога или маркиза приезжать в Америку и законтрактовывать там десяток тысяч американских младенцев, рожденных или еще только имеющих родиться, в надежде получать с них огромный доход, когда они будут в состоянии работать. Ибо купив или отгородив миллион акров земли, которая не может убежать, которую не нужно ни кормить, ни воспитывать, он мог бы через двадцать или тридцать лет иметь десять тысяч взрослых американцев, готовых отдавать ему половину всего, что будет производить их труд на его земле, за привилегию существовать самим и содержать свои семейства из другой половины производимого ими. Они стал бы получать с них больше продуктов труда, чем сколько он мог бы вытребовать с такого же количества рабов. А с течением времени, когда число американских граждан еще более увеличилось бы, его право собственности на землю привело бы к тому, что еще большее число людей стало работать на него и за меньшую плату. Спекуляция этого предпринимателя на землю стала бы спекуляцией на рост людей в такой же мере, как если бы он покупал детей и законтрактовывал младенцев, еще не имеющих родиться. Ибо если бы в Америке перестали родиться дети и перестали расти люди, то и его земля не получила бы цены. И прибыль от такого предприятия обусловливалась бы не ростом земли или не увеличением ее плодородия, а лишь ростом народонаселения.Другими словами, мы могли бы оставить землю, уже занятую, в ненарушимом владении ее теперешних собственников, а землю свободную могли бы предоставить к услугам всякого, кто пожелал бы владеть ею. Мы должны бы были настоять лишь на одном условии, чтобы люди, так или иначе владеющие землей, уплачивали обществу надлежащую ренту за свою исключительную привилегию, - то есть ренту, основывающуюся на ценности привилегии, какую индивидуум получает от общества, когда ему предоставляют исключительное пользование известным количеством общей собственности, и не имеющую никакого отношения к улучшениям, которые он делает в земле, или доходу, зависящему от расходования им труда и капитала.Таким путем были бы установлены равные для всех права на владение и пользование теми естественными элементами, которые, несомненно, суть общее наследие людей, и та ценность, которую получает земля не от труда лица, владеющего ею, а от роста общества, стала бы доставаться обществу и могла бы быть употребляема на общеполезные идеи. Как говорил об этом Герберт Спенсер: “Доктрина такого рода вполне совместима с наивысшим состоянием цивилизации; может быть осуществлена без введения общности имуществ и не ведет к сколько-нибудь серьезному перевороту в существующих порядках. Требуемая перемена была бы просто переменой собственников земли. Отдельная собственность была бы поглощена соединенной собственностью всего народа. Вместо того, чтобы быть во владении индивидуумов, страна сделалась бы собственностью великого корпоративного целого, - общества. Положение дел, созданное таким образом, находилось бы в полной гармонии с нравственным законом. Все люди сделались бы тогда одинаково собственниками земли, все люди одинаково могли бы пользоваться землей. И понятно, при такой системе земля могла бы быть отгораживаема, занимаема и обрабатываема с полным соблюдением закона равной свободыВозражение это, как бы то ни было, основывается на ошибочном представлении, будто нужно сделать что-то разом. Однако нередко случается, что пропасть, из которой нельзя ни выкарабкаться по скалам, ни выбраться при помощи лестниц, имеет выход по легкой и удобной дороге. Так и в этом случае открывается для нас удобная дорога, по которой мы можем уйти так далеко, что будет рукой подать до той цели, к какой мы стремимся. Чтобы сделать землю по существу общей собственностью всего народа и употреблять земельную ренту на общую пользу, есть путь гораздо более простой и легкий, чем отбирать формально права собственности на земле и затем сдавать ее участками, - путь, на котором не может быть никаких столкновений, который вполне подходит к теперешним обычаям и который не только не потребует какого-либо осложнения правительственного механизма, а даже даст возможность значительно упростить существующий.Во всякой более или менее развитой стране на общественные надобности расходуются огромные суммы, причем суммы эти с ростом общества возрастают не только абсолютно, но и относительно, так как общественный прогресс постоянно стремится передавать в ведение общества, в его целом, те функции, которые при неразвитом состоянии общества считаются достоянием индивидуумов. И народ, хотя не привык платить ренту правительству, привык платить правительству налоги. Из налогов некоторые падают на движимую собственность, некоторые - на занятия или на лиц (как при подоходном налоге, который, в сущности, есть налог на лиц, сообразно с их доходом); некоторые - на перевозку или на обмен товаров, каковы таможенные пошлины; а некоторые, - в Соединенных Штатах, по крайней мере, - на недвижимую собственность, то есть, на ценность земли и вложенного в нее капитала, вместе взятых.?Та часть налога на недвижимость, которая падает на земельную ценность, помимо улучшений, сделанных в земле или на земле, по своей природе есть не налог, а рента: в этой части налога берут в пользу общества часть того дохода, который принадлежит, - в силу равного права всех на пользование землей, - собственно обществу.И чтобы взять в пользу общества весь доход, который приносит земля, с такой же точностью, с какой можно было бы взять его, формально отобрав землю и затем сдавая ее, очевидно, нужно было бы лишь отменить один за другим все налоги, собираемые теперь, и увеличить налог на земельные ценности в такой мере, чтобы он достигал по возможности полного размера годичной ценности земли.С достижением этого пункта теоретического совершенства продажная цена земли совершенно утратилась бы, и повинности, возлагаемые обществом на индивидуумов за пользование общей собственностью, сделались бы и по форме тем, что они есть по своей сущности - рентой. А пока еще не был бы достигнут этот пункт, рента могла бы быть собираема посредством увеличения того уже существующего во всех наших штатах налога, каким облагается (в системе прямых налогов) продажная ценность земли, независимо от улучшений - ценность, которая может быть определяема с большей легкостью и точностью, чем всякая другая ценность.Таким образом была бы уничтожена великая причина неравномерного распределения богатства и был бы положен конец той односторонней конкуренции, которая лишает благодеяний прогрессирующей цивилизации людей, обладающих лишь способностью трудиться, и гонит к минимуму заработную плату, невзирая на рост богатства. Труд, когда ему открыли бы доступ к естественным элементам производства, перестал бы быть неспособным к самостоятельной деятельности, а конкуренция, начав обнаруживать своей действие между нанимателями с такой же полнотой и свободой, как между нанимаемыми, стала бы подымать заработную плату до размера, который на самом деле представляет из себя ее естественную норму - до полной ценности производимого трудом, - и стала бы удерживать ее на этой норме.?Но признав свободу торговли, логически было бы уже невозможно остановиться на упразднении таможен. Ее принцип столь же применим к внутренней, как к внешней торговле, и в своем истинном значении свобода торговли требует отмены всех внутренних налогов и пошлин, падающих на куплю, продажу, перевозку или обмен, на совершение каких-либо сделок или на занятие каким-либо делом, кроме пошлин или налогов, устанавливаемых в интересе общественной безопасности, здоровья или нравственности.?Это с чрезвычайной ясностью сознавали те великие французы, которые в прошлом столетии впервые подняли знамя свободной торговли. То, что предлагали они, представляло из себя не просто замену покровительственных пошлин фискальными, а полное уничтожение всех налогов, прямых или косвенных, кроме единственного налога с ценности земли, - l'impot unique. Они понимали, что это объединение налогов означало бы собой не просто освобождение торговли и промышленности от гнетущего их бремени, но означало бы также полную перестройку общества, - возвращение всем людям их естественных и равных прав на пользование землей. Только лишь понимая это, могли они говорить о предложенной ими реформе в выражениях, которые были бы крайним преувеличением, если бы они относились к чисто фискальным переменам, каким бы то ни было благодетельным, - уподобляя эту реформу, по ее важности для человечества, тем основным изобретениям, которые дали первый толчок к развитию цивилизации, - употреблению монеты и введению письменных знаков.И всякий, кто вникнет, к каким великим благодеяниям для человечества должна была бы повести та мера, которая, освободив от всех ограничений производство богатства, установила бы справедливое распределение его, поймет, что эти великие французы были далеки от преувеличения.Истинная свобода торговли была бы освобождением трудящихся.Вот два простых принципа и каждый из них очевиден: I - Все люди имеют равное право на владение и пользование теми элементами, которые доставляет природа.П - Каждый человек имеет исключительное право на владение и пользование тем, что произведено его трудом.Между этими принципами нет никакого противоречия. Напротив, они дополняют друг друга. Чтобы вполне охранять индивидуальное право собственности на продукт труда, мы должны признавать элементы природы общей собственностью. Если бы кто-нибудь, выставив себя собственником солнечного света, мог требовать с меня платы за то участие, какое принимает солнце в росте хлеба, посеянного мною, то чрез это неизбежно нарушилось бы мое право собственности на произведение моего труда. И обратно, где за каждым обеспечено полное право собственности на произведения его труда, там никто уже не может иметь какого-либо права собственности на то, что не является произведением труда.При проведении в жизнь этих принципов не встретилось бы никакой реальной трудности, - все равно как бы ни была сложна промышленная организация и каких бы высоких ступеней ни достигала цивилизация. Все, что нам пришлось бы сделать, так это признать землю соединенной собственностью всего народа, как железная дорога признается соединенной собственностью множества акционеров или пароход - соединенной собственностью многих владельцев.Другими словами, мы могли бы оставить землю, уже занятую, в ненарушимом владении ее теперешних собственников, а землю свободную могли бы предоставить к услугам всякого, кто пожелал бы владеть ею. Мы должны бы были настоять лишь на одном условии, чтобы люди, так или иначе владеющие землей, уплачивали обществу надлежащую ренту за свою исключительную привилегию, - то есть ренту, основывающуюся на ценности привилегии, какую индивидуум получает от общества, когда ему предоставляют исключительное пользование известным количеством общей собственности, и не имеющую никакого отношения к улучшениям, которые он делает в земле, или доходу, зависящему от расходования им труда и капитала.Таким путем были бы установлены равные для всех права на владение и пользование теми естественными элементами, которые, несомненно, суть общее наследие людей, и та ценность, которую получает земля не от труда лица, владеющего ею, а от роста общества, стала бы доставаться обществу и могла бы быть употребляема на общеполезные идеи. Как говорил об этом Герберт Спенсер: ”Доктрина такого рода вполне совместима с наивысшим состоянием цивилизации; может быть осуществлена без введения общности имуществ и не ведет к сколько-нибудь серьезному перевороту в существующих порядках. Требуемая перемена была бы просто переменой собственников земли. Отдельная собственность была бы поглощена соединенной собственностью всего народа. Вместо того, чтобы быть во владении индивидуумов, страна сделалась бы собственностью великого корпоративного целого, - общества. Положение дел, созданное таким образом, находилось бы в полной гармонии с нравственным законом. Все люди сделались бы тогда одинаково собственниками земли, все люди одинаково могли бы пользоваться землей. И понятно, при такой системе земля могла бы быть отгораживаема, занимаема и обрабатываема с полным соблюдением закона равной свободы".Что такая простая перемена не вела бы, как говорит г-н Спенсер, к сколько-нибудь серьезному перевороту, этого-то во многих случаях и не замечают люди, думающие об этом предмете в первый раз. И говорят иногда, что самый принцип, очевидно, справедлив, что его легко было бы применить в какой-либо вновь заселяемой стране, но что его было бы чрезвычайно трудно применить в стране уже заселенной, где земля разделена, как частная собственность; ибо признать в такой стране землю общей собственностью, чтобы сдавать затем индивидуумам, значило бы вызвать стремительный переворот величайшей важности.Возражение это, как бы то ни было, основывается на ошибочном представлении, будто нужно сделать что-то разом. Однако нередко случается, что пропасть, из которой нельзя ни выкарабкаться по скалам, ни выбраться при помощи лестниц, имеет выход по легкой и удобной дороге. Так и в этом случае открывается для нас удобная дорога, по которой мы можем уйти так далеко, что будет рукой подать до той цели, к какой мы стремимся. Чтобы сделать землю по существу общей собственностью всего народа и употреблять земельную ренту на общую пользу, есть путь гораздо более простой и легкий, чем отбирать формально права собственности на земле и затем сдавать ее участками, - путь, на котором не может быть никаких столкновений, который вполне подходит к теперешним обычаям и который не только не потребует какого-либо осложнения правительственного механизма, а даже даст возможность значительно упростить существующий.Во всякой более или менее развитой стране на общественные надобности расходуются огромные суммы, причем суммы эти с ростом общества возрастают не только абсолютно, но и относительно, так как общественный прогресс постоянно стремится передавать в ведение общества, в его целом, те функции, которые при неразвитом состоянии общества считаются достоянием индивидуумов. И народ, хотя не привык платить ренту правительству, привык платить правительству налоги. Из налогов некоторые падают на движимую собственность, некоторые - на занятия или на лиц (как при подоходном налоге, который, в сущности, есть налог на лиц, сообразно с их доходом); некоторые - на перевозку или на обмен товаров, каковы таможенные пошлины; а некоторые, - в Соединенных Штатах, по крайней мере, - на недвижимую собственность, то есть, на ценность земли и вложенного в нее капитала, вместе взятых.Та часть налога на недвижимость, которая падает на земельную ценность, помимо улучшений, сделанных в земле или на земле, по своей природе есть не налог, а рента: в этой части налога берут в пользу общества часть того дохода, который принадлежит, - в силу равного права всех на пользование землей, - собственно обществу.И чтобы взять в пользу общества весь доход, который приносит земля, с такой же точностью, с какой можно было бы взять его, формально отобрав землю и затем сдавая ее, очевидно, нужно было бы лишь отменить один за другим все налоги, собираемые теперь, и увеличить налог на земельные ценности в такой мере, чтобы он достигал по возможности полного размера годичной ценности земли.С достижением этого пункта теоретического совершенства продажная цена земли совершенно утратилась бы, и повинности, возлагаемые обществом на индивидуумов за пользование общей собственностью, сделались бы и по форме тем, что они есть по своей сущности - рентой. А пока еще не был бы достигнут этот пункт, рента могла бы быть собираема посредством увеличения того уже существующего во всех наших штатах налога, каким облагается (в системе прямых налогов) продажная ценность земли, независимо от улучшений - ценность, которая может быть определяема с большей легкостью и точностью, чем всякая другая ценность.Для более полного ознакомления с результатами такого изменения в методе собирания общественных доходов я должен отослать читателя к сочинениям, в которых я рассматривал эту сторону предмета с большей подробностью, чем это возможно здесь006 .Но, говоря кратко, результаты эти были бы трех родов:Во-первых, уничтожились бы все налоги, которые падают теперь на всякое расходование труда и приложение капитала. Никого не облагали бы налогом за постройку дома, за улучшение формы или устройство рудника, за привоз товаров из чужих стран или за увеличение каким-либо способом запаса тех предметов, которые служат для удовлетворения человеческих потребностей и составляют народное богатство. Каждый был бы волен создавать или сберегать богатство, - покупать, продавать, дарить или обменивать, без всякой помехи или препятствия, любой предмет человеческого производства, употребление которого не сопряжено со вредом для общества. Уничтожились бы все те налоги, которые падают на предметы, при переходе их из рук в руки, и которые падают на сооружения, возводимые на земле, оставались бы такой же собственностью, как и теперь; их так же, как и теперь, можно было бы покупать или продавать, и собственники их должны были бы уплачивать обществу в виде налога лишь ренту с земли, занятой этими сооружениями. Дома и другие сооружения, вместе с землей, занятой ими, сдавались бы в аренду так же, как теперь. Но арендная плата уменьшилась бы, сравнительно с теперешней, так как налоги, взимаемые теперь со зданий и других сооружений, падают в конце концов (если исключить регрессирующие страны) на лиц, пользующихся этими зданиями или сооружениями и, следовательно, благодеяние отмены этих налогов досталось бы арендаторам. И в этой уменьшенной арендной плате арендаторы уплачивали бы все те налоги, какие им приходится уплачивать теперь в прибавку к своей аренде, а доля их платы, представляющая земельную ренту, шла бы не на увеличение богатства владельца, а на увеличение того фонда, в котором и сами они были бы в равной доле участниками.Во-вторых, был бы припасен для общественного пользования, без всякого налога на заработок труда или на прибыль капитала, обширный и постоянно увеличивающийся фонд, - фонд, которого во всех мало-мальски населенных странах было бы не только достаточно для покрытия всех расходов правительства, признаваемых теперь необходимыми, но и для образования значительного излишка, который можно было бы употреблять на благо всего общества.В-третьих, - и это самое главное, - была бы уничтожена земельная монополия, и земля сделалась бы и осталась бы доступной для приложения труда, так как стало бы невыгодно для кого бы то ни было владеть землей, не пользуясь ею в полной мере, и был бы положен конец как искушению, так и возможности спекулировать естественными удобствами. Спекулятивная ценность земли уничтожилась бы тотчас же, как сделалось известным, что налог на землю будет возрастать с такой же быстротой, с какой будет возрастать ценность земли, - все равно, пользуются ею или нет; и люди, не пользующиеся землей, не стали бы желать владения ею. С уничтожением капитализированной или продажной ценности земли уничтожилась бы и та премия, которую принуждены теперь уплачивать в виде покупных денег люди, желающие пользоваться землей, причем ценность различных земель стала бы измеряться количеством уплачиваемых с них обществу налогов, - то есть, высотою ренты. Если какая-либо земля оставалась свободной, то всякий желающий мог бы беспрепятственно занять ее и пользоваться ею, не платя ни налогов, ни ренты. За пользование землей ничего не приходилось бы платить до тех пор, пока не были бы пущены в дело земли менее прибыльные, то есть, пока от пользования ею не стала бы получаться прибыль, превышающая вознаграждение за затраченный труд и капитал. И как бы сильно ни увеличивалась вследствие роста народонаселения и прогресса общества ценность земли, это увеличение ее доставалось бы всему обществу, уходя на усиление того общего фонда, в котором самый бедный был бы участником наравне с самым богатым.Таким образом была бы уничтожена великая причина неравномерного распределения богатства и был бы положен конец той односторонней конкуренции, которая лишает благодеяний прогрессирующей цивилизации людей, обладающих лишь способностью трудиться, и гонит к минимуму заработную плату, невзирая на рост богатства. Труд, когда ему открыли бы доступ к естественным элементам производства, перестал бы быть неспособным к самостоятельной деятельности, а конкуренция, начав обнаруживать своей действие между нанимателями с такой же полнотой и свободой, как между нанимаемыми, стала бы подымать заработную плату до размера, который на самом деле представляет из себя ее естественную норму - до полной ценности производимого трудом, - и стала бы удерживать ее на этой норме.Обратимся снова к тарифному вопросу:Простая отмена покровительственной системы, - простая замена покровительственных пошлин фискальными, - является таким убогим и трусливым применением принципа свободной торговли, что было бы ошибкой говорить об этой мере, как об установлении свободной торговли. Фискальные пошлины представляют из себя только лишь несколько менее грубое стеснение торговли, чем покровительственные пошлины.Свободная торговля, в ее истинном значении, требует уничтожения не только покровительственных, но и всех вообще таможенных пошлин, уничтожения всех вообще стеснений при ввозе и вывозе товаров (кроме стеснений, вызываемых интересами общественного здоровья или нравственности).Но признав свободу торговли, логически было бы уже невозможно остановиться на упразднении таможен. Ее принцип столь же применим к внутренней, как к внешней торговле, и в своем истинном значении свобода торговли требует отмены всех внутренних налогов и пошлин, падающих на куплю, продажу, перевозку или обмен, на совершение каких-либо сделок или на занятие каким-либо делом, кроме пошлин или налогов, устанавливаемых в интересе общественной безопасности, здоровья или нравственности.Таким образом, истинной свободой торговли предполагается отмена всех косвенных налогов какого бы то ни было рода и переход к прямым налогам для покрытия всех общественных расходов.И это еще не все. Торговля, как мы видели, есть род производства, и освобождение торговли благодетельно потому, что оно есть освобождение производства. По той самой причине, по какой мы не должны облагать пошлинами людей, увеличивающих богатство страны, ввозя в нее ценные вещи, мы, стало быть, не должны облагать пошлинами и людей, увеличивающих богатство страны, производя ценные вещи внутри нее. Так что принцип свободной торговли требует не только того, чтобы мы отменили все косвенные налоги, но также того, чтобы мы отменили все прямые налоги на предметы, которые суть произведения труда: короче, принцип свободной торговли требует, чтобы мы предоставили полный простор естественным побуждением к производству, состоящим в обладании и пользовании произведенными предметами; чтобы мы не облагали никакими налогами производство, накопление или сохранение богатства (т.е. предметов, производимых трудом) и давали каждому свободу создавать его, обменивать, дарить, тратить или отказывать по завещанию.Таким образом, единственными налогами, посредством которых можно собирать доход в согласии с принципом свободной торговли, оказываются следующие два вида налогов:1. Налоги на роскошь (тщеславие).Так как побуждением к роскоши является просто желание выказать свое богатство, и так как выказывать его можно одинаково хорошо и в уплате налога, то и налоги на роскошь, надлежащим образом организованные, не только не задерживают производства богатства, но нисколько не стесняют и пользования им. Тем не менее такие налоги, хотя им и уделяют место в теории, не имеют практического значения. Ничтожные суммы получаются в Англии от налога с лакеев, носящих напудренные парики, от налога на гербы и проч.; в Соединенных Штатах такие налоги вовсе неизвестны, да и вообще ни в какой стране они не могут давать сколько-нибудь значительного дохода.2. Налог на ценность земли.Налога на ценность земли не должно смешивать с налогами на землю, от которых он отличается по существу. Налоги на землю, - то есть налоги, взимаемые с земли по ее количеству или площади, - взимаются одинаково со всевозможных земель и потому падают в конце концов на производство, являясь препятствием к пользованию землей, первым условием допущения к ней производителей. Между тем как налог на земельные ценности падает не на всякую землю, а лишь на земли, имеющие ценность, и на эти земли - пропорционально их ценности. Стало быть, он отнюдь не может служить для трудящихся помехой к пользованию землей, и все его действие сводится к обращению в пользу государства некоторой части тех платежей, которые собственник ценной земли может требовать с трудящихся за пользование ею. Другими словами, налог на землю, взимаемый по ее количеству, может в конце концов перелагаться собственниками земли на лиц, пользующихся землей, и превращаться таким образом в налог на производство. Но налог с ценности земли, как то признают все экономисты, падает неизбежно на собственников земли и никоим образом не может перелагаться ими на лиц, пользующихся землей. Принудить к уплате налога, взимаемого с ценности земли, лиц, покупающих землю или снимающих ее в аренду, собственник земли мог бы не более, чем принудить их к уплате для него по его закладной.Налог на земельные ценности из всех налогов является наиболее удовлетворяющим требованиям совершенного налога. Земля не может быть ни скрыта, ни унесена; потому налог с ценности земли может быть раскладываем с большей точностью и собираем с большей легкостью и меньшими расходами, чем всякий другой налог, причем налог этот ни в малейшей степени не может стеснять производства или ослаблять побуждений к нему. На самом деле, это налог только по форме; по своей сущности это - рента, отбирание в пользу общества ценности, возникающей не из труда личности, а из роста общества. Ибо земля получает ценность отнюдь не от чего-либо такого, что делает на ней ее индивидуальный собственник или лицо, которое пользуется ею. Ценность, создаваемая ее собственником, есть ценность улучшений. И ценность эта, будучи результатом труда индивидуума, по справедливости принадлежит индивидууму и не может быть облагаема налогом без уменьшения побуждений к производству. Но та ценность, которая связана с самой землей, есть ценность, возникающая из роста общества и увеличивающаяся с ростом общества. Она, стало быть, по справедливости принадлежит обществу и может быть отбираема до последнего гроша без малейшего опасения за уменьшение побуждений к производству.Налог на земельные ценности является таким образом единственным налогом, при помощи которого может быть собираема, в согласии с принципом свободной торговли, сколько-нибудь значительная сумма доходов. И доводя принцип свободной торговли до пункта отмены всех налогов, теснящих и ограничивающих производство, мы, само собой разумеется, стали бы принимать почти те самые меры, которые признаны были нами за необходимые для обеспечения общего права на землю и установления равенства прав всех граждан.Чтобы привести к полному тождеству эти меры, было бы необходимо лишь поднять налог на земельные ценности, обращаться к которому для покрытия расходов побуждает нас истинная свобода торговли, и поднять до такой высоты,


Налоги на роскошь (тщеславие).Так как побуждением к роскоши является просто желание выказать свое богатство, и так как выказывать его можно одинаково хорошо и в уплате налога, то и налоги на роскошь, надлежащим образом организованные, не только не задерживают производства богатства, но нисколько не стесняют и пользования им. Тем не менее такие налоги, хотя им и уделяют место в теории, не имеют практического значения. Ничтожные суммы получаются в Англии от налога с лакеев, носящих напудренные парики, от налога на гербы и проч.; в Соединенных Штатах такие налоги вовсе неизвестны, да и вообще ни в какой стране они не могут давать сколько-нибудь значительного дохода.2. Налог на ценность земли.Налога на ценность земли не должно смешивать с налогами на землю, от которых он отличается по существу. Налоги на землю, - то есть налоги, взимаемые с земли по ее количеству или площади, - взимаются одинаково со всевозможных земель и потому падают в конце концов на производство, являясь препятствием к пользованию землей, первым условием допущения к ней производителей. Между тем как налог на земельные ценности падает не на всякую землю, а лишь на земли, имеющие ценность, и на эти земли - пропорционально их ценности. Стало быть, он отнюдь не может служить для трудящихся помехой к пользованию землей, и все его действие сводится к обращению в пользу государства некоторой части тех платежей, которые собственник ценной земли может требовать с трудящихся за пользование ею. Другими словами, налог на землю, взимаемый по ее количеству, может в конце концов перелагаться собственниками земли на лиц, пользующихся землей, и превращаться таким образом в налог на производство. Но налог с ценности земли, как то признают все экономисты, падает неизбежно на собственников земли и никоим образом не может перелагаться ими на лиц, пользующихся землей. Принудить к уплате налога, взимаемого с ценности земли, лиц, покупающих землю или снимающих ее в аренду, собственник земли мог бы не более, чем принудить их к уплате для него по его закладной.Налог на земельные ценности из всех налогов является наиболее удовлетворяющим требованиям совершенного налога. Земля не может быть ни скрыта, ни унесена; потому налог с ценности земли может быть раскладываем с большей точностью и собираем с большей легкостью и меньшими расходами, чем всякий другой налог, причем налог этот ни в малейшей степени не может стеснять производства или ослаблять побуждений к нему. На самом деле, это налог только по форме; по своей сущности это - рента, отбирание в пользу общества ценности, возникающей не из труда личности, а из роста общества. Ибо земля получает ценность отнюдь не от чего-либо такого, что делает на ней ее индивидуальный собственник или лицо, которое пользуется ею. Ценность, создаваемая ее собственником, есть ценность улучшений. И ценность эта, будучи результатом труда индивидуума, по справедливости принадлежит индивидууму и не может быть облагаема налогом без уменьшения побуждений к производству. Но та ценность, которая связана с самой землей, есть ценность, возникающая из роста общества и увеличивающаяся с ростом общества. Она, стало быть, по справедливости принадлежит обществу и может быть отбираема до последнего гроша без малейшего опасения за уменьшение побуждений к производству.Налог на земельные ценности является таким образом единственным налогом, при помощи которого может быть собираема, в согласии с принципом свободной торговли, сколько-нибудь значительная сумма доходов. И доводя принцип свободной торговли до пункта отмены всех налогов, теснящих и ограничивающих производство, мы, само собой разумеется, стали бы принимать почти те самые меры, которые признаны были нами за необходимые для обеспечения общего права на землю и установления равенства прав всех граждан.Чтобы привести к полному тождеству эти меры, было бы необходимо лишь поднять налог на земельные ценности, обращаться к которому для покрытия расходов побуждает нас истинная свобода торговли, и поднять до такой высоты, чтобы в нем отбирался по возможности весь тот доход, который возникает из ценности, придаваемой земле ростом общества.Но нам стоит ступить еще лишь один шаг, чтобы заметить, что этого, в сущности, требует также свобода торговли, и что обе реформы, таким образом, абсолютно тождественны.Свободная торговля означает собой свободу производства. А чтобы вполне освободить производство, необходимо не только устранить все налоги на производство, но также устранить и все прочие стеснения производства. Короче, истинная свобода торговли требует, чтобы активный фактор производства, труд, имел свободный доступ к пассивному фактору производства, земле. А для достижения этого должна быть уничтожена всякая монополия на землю и за всеми людьми должно быть обеспечено равное право на пользование естественными элементами через признание земли общей собственностью и дохода с нее - достоянием всего народа.Таким образом, свобода торговли требует от нас той же самой простой меры, какую мы признали необходимой для освобождения труда от его рабства и для достижения той справедливости в распределении богатства, которая будет делать улучшение или реформы благодетельными для всех классов общества.Частичная реформа, ошибочно называемая свободной торговлей, которая состоит в простой отмене покровительственной системы, - простая замена покровительственного тарифа фискальным - не может улучшить положения рабочих классов, так как она не касается основной причины того несправедливого и неравномерного распределения, которое, как это мы видим теперь, делает “труд вещью, ничего не стоящей, а народонаселение язвой” среди такого изобилия богатства, когда то и дело говорят о перепроизводстве. Истинная свобода торговли, напротив того, ведет не только к самому широкому производству богатства, но и к самому справедливому распределению его. Она открывает легкий и верный путь к той перемене, которая одна только может обеспечить справедливость в распределении богатства и сделать великие открытия и изобретения, до каких дошел теперь человеческий ум, средством для возвышения общества с самых его оснований.Это с чрезвычайной ясностью сознавали те великие французы, которые в прошлом столетии впервые подняли знамя свободной торговли. То, что предлагали они, представляло из себя не просто замену покровительственных пошлин фискальными, а полное уничтожение всех налогов, прямых или косвенных, кроме единственного налога с ценности земли, - l'impot unique. Они понимали, что это объединение налогов означало бы собой не просто освобождение торговли и промышленности от гнетущего их бремени, но означало бы также полную перестройку общества, - возвращение всем людям их естественных и равных прав на пользование землей. Только лишь понимая это, могли они говорить о предложенной ими реформе в выражениях, которые были бы крайним преувеличением, если бы они относились к чисто фискальным переменам, каким бы то ни было благодетельным, - уподобляя эту реформу, по ее важности для человечества, тем основным изобретениям, которые дали первый толчок к развитию цивилизации, - употреблению монеты и введению письменных знаков.И всякий, кто вникнет, к каким великим благодеяниям для человечества должна была бы повести та мера, которая, освободив от всех ограничений производство богатства, установила бы справедливое распределение его, поймет, что эти великие французы были далеки от преувеличения.Истинная свобода торговли была бы освобождением трудящихся.Мы можем теперь объяснить, почему защита свободной торговли была столь нерешительной и слабой.Принцип свободной торговли, доведенный до своего логического заключения, уничтожил бы ту монополию на щедрость природы, которая дает возможность людям неработающим жить в роскоши на счет “бедняков, принужденных трудиться”, - потому-то, так называемые, фритредеры и не решались требовать даже отмены таможенных пошлин, а стремились ограничить принцип свободной торговли просто отменой покровительственных пошлин. Пойти дальше значило бы встретиться со львом, выступить против “законных интересов”.В Великобритании идеи Тюрго и Кенэ нашли для себя почву, на которой они могли развиться тогда лишь в уродливой форме. Сила земельной аристократии только еще начинала находить некоторый противовес в растущей силе капитала, а труд не имел голоса ни в политике, ни в литературе. Адам Смит принадлежал к тому классу писателей, который всегда бывает склонен смотреть на вещи, признаваемые за существенные господствующим классом, глазами этого класса, да и будь иначе, так все равно до распространения образования и удешевления книг, он не был бы услышан. В тени абсолютного деспотизма бывает можно иногда пользоваться большей свободой мысли и слова, чем при управлении со значительным участием народа. И Кенэ, придворный лекарь и любимец властелина Франции, имел возможность в Версальском дворце доводить свои предложения, касающиеся свободной торговли, до их законного заключения в виде l'import unique в то время, как Адам Смит, будь он столь же радикален, едва ли бы мог найти досуг, чтобы писать свое “Богатство народов”, или средства, чтобы печатать его.Я не сужу Адама Смита, я лишь выясняю те условия, которые влияли на развитие известной идеи. Задача, которую поставил себе Адам Смит, - доказать нелепость и непригодность покровительственных тарифов, - в условиях его времени и места сама по себе была уже достаточно трудной; и даже видя, куда в сущности ведут провозглашенные им принципы, он, как благоразумный человек, желающий делать лишь возможное для его времени и поколения и знающий, что там, где он положит основание, другие люди в свое время воздвигнут здание, - все же мог бы сознательно не дать этим принципам дальнейшего развития.Во всяком случае очевидно, что именно то обстоятельство, что свободная торговля завела бы слишком далеко, является причиной того, что британские приверженцы свободной торговли (по имени) удовольствовались отменой покровительственной системы, и сократив девиз Кенэ: “Расчищайте дорогу и предоставляйте дела их собственному течению” в девиз: “Предоставляйте дела их собственному течению”, урезали у него самую важную половину. Один шаг вперед - требование отмены фискальных пошлин наравне с покровительственными - уже поставил бы их на опасный путь. Английские авторы, оправдывая сохранение фискального тарифа, намекают, что обращение к прямым налогам было бы невозможно без того, чтобы не побудить британский народ спросить себя о том, почему он должен содержать потомков королевских фаворитов и почему он должен платить проценты на огромные суммы, затраченные при прежних поколениях на более чем бесполезные войны. Но это не единственная причина. К системе прямых налогов нельзя было бы обратиться также потому, что защищать ее было бы невозможно без опасности для еще более важных “законных интересов”. Один шаг вперед вслед за отменой покровительственных пошлин, и британское движение в пользу свободной торговли целиком направилось бы против того фетиша, к которому целые поколения британского народа приучались относиться с таким же благоговением, как к Ковчегу завета, - против частной собственности на землю.Ибо частная собственность на землю в британском королевстве (за исключением Ирландии и Шотландских гор) была установлена не тем быстрым и легким путем, каким хотел установить ее Вилльям Эткинз на острове Крузо. Она вырабатывалась постепенно, как результат длинного ряда узурпаций и похищений. В глазах британского закона у британской земли есть в настоящее время только один собственник - корона, т.е. британский народ. Индивидуальные владельцы земли остаются еще в конституционной теории тем же, чем они были некогда на самом деле, - простыми арендаторами. Процесс, посредством которого они сделались фактически собственниками земли, состоял в том, что рента и налоги, которые они некогда должны были платить в виде вознаграждения за землю, заменены были косвенными налогами, а затем они владения свои увеличили еще путем захвата общинных земель приблизительно теми же самыми способами, какими некоторые лица того же класса захватили огромные пространства нашей собственной государственной земли.Полная отмена британского тарифа имела бы своим роковым следствием уничтожение большей части внутренних косвенных налогов и побудила бы таким образом ввести высокие прямые налоги, падающие не на потребление, а на владение. При этом неизбежно возник бы вопрос о той доле участия в этих налогах, какую должны нести владельцы земли, а вместе с ним и вообще вопрос о законности права собственности на британскую землю. Ибо налог с земельных ценности, как на надлежащий источник государственных доходов, указывают не только все экономические соображения; на него указывают и все британские традиции. Земельный налог в размере четырех шиллингов с фунта стерлингов арендной цены земли до сего времени еще взыскивается номинально в Англии; но будучи разложен согласно оценке, сделанной в царствование Вильгельма III, налог этот, в действительности, достигает немногим более одного пенни на фунт. При отмене косвенных налогов люди естественно обратились бы к этому налогу. Сопротивление землевладельцев возбудило бы вопрос о праве владения, и таким образом движение в пользу замены прямыми налогами косвенных неизбежно закончилось бы требованием восстановления британского народа в его природных правах.Вот почему принцип свободной торговли был урезан в Великобритании до уродливой “британской свободной торговли”, доктрины, которая при случае идет вразрез даже с со своими собственными основными положениями, которая за доказательством несправедливости и нецелесообразности всяких таможенных тарифов указывает на фискальный тариф, как на нечто такое, что по необходимости должно существовать.Выясняя, почему движение в пользу свободной торговли не пошло далее отмены покровительственной системы, я, понятно, отнюдь не желал бы сказать, что приверженцы свободной торговли сознательно руководились теми соображениями, которые приведены были нами. Мы определенно высказывали то, что во многих случаях, без сомнения, лишь смутно чувствовалось ими. Симпатии, предрассудки и антипатии того круга, в котором мы вращаемся, скорее всасываются нами, как бы с молоком матери, чем приобретаются путем рассуждений. А выдающиеся защитники свободной торговли, люди, руководившие общественным мнением и воспитывавшие его, принадлежали как раз к тому классу, среди которого сильны были чувства, препятствующие реформе, - к классу людей, имеющих образование и досуг.Где несправедливое деление богатства отдает плоды труда людям, которые не трудятся, там и классы общества, заправляющие органами общественного мнения и воспитания, - классы, к которым масса привыкает обращаться за советом и руководством, - должны обнаруживать крайнее нерасположение к борьбе против основной неправды, в чем бы она ни состояла. Это - неизбежно, ибо класс, обладающий богатством и досугом, и потому наиболее влиятельный и культурный, никогда не бывает классом, который терял бы от несправедливого распределения богатства, а наоборот, всегда оказывается классом, который (хотя бы и относительно) выигрывает от такого распределения.Богатство отождествляется с властью и уважением, а бедность - с подчиненностью и унижением. Потому, в обществе с несправедливым делением богатства класс, руководящий массой и служащий для нее образцом, хотя и может относиться с терпимостью к смутным обобщениям и невыполнимым предложениям, тем не менее встретит враждебно всякую попытку к обнаружению истинной причины общественных зол, ибо это обнаружение может вредить его превосходству. С другой стороны, класс, страдающий от этих зол, уже вследствие своего обездоленного положения является классом невежественным и невлиятельным, - классом, сознающим свое убожество и потому склонным принимать учения и усваивать предрассудки людей, стоящих выше его, а люди этого класса, выдающиеся по своим способностям, выдвигающиеся вперед, обыкновенно принимаются в ряды высшего класса, которому есть чем вознаградить их. Вот почему так долго держится общественная неправда, вот почему так трудно идти против нее.Когда господствовало рабство в Южных Штатах, то общественное мнение, слагавшееся не только под влиянием самих рабовладельцев, но также под влиянием церкви и школ, лиц свободных профессий и печати, было в такой мере настроено против всякого сомнения в законности рабства, что люди, никогда не владевшие и не собиравшиеся владеть рабами, готовы были преследовать и изгонять из своей Среды всякого, кто посмел бы, хотя бы одним словом, заикнуться против собственности на мясо и кровь; - даже готовы были, когда наступило время, выступить лично на поле битвы и жертвовать своей жизнью, защищая это “самобытное учреждение”.Даже рабы считали людей, добивавшихся отмены рабства, позором человеческого рода и готовы были вместе с прочими мазать их дегтем и валять в перьях. Рабство представляло из себя учреждение, в котором заинтересован был лишь немногочисленный класс людей; оно было, в сущности, настолько невыгодно даже для этого класса, что теперь, когда рабство отменили, едва ли бы нашелся из бывших рабовладельцев хотя бы один человек, который пожелал бы его восстановления, будь оно возможно. И тем не менее это учреждение не только господствовало над общественным мнением там, где оно существовало, но даже на Севере, где его не знали, проявляло такое влияние, что слово “аболиционист” долгое время считалось там синонимом “атеиста”, “коммуниста” и “поджигателя”.Введение паровых и сберегающих труд машин в Великобритании оказало такое влияние на развитие фабричной промышленности, что сделало для промышленных классов ничтожными все благодеяния от ввозных пошлин, создало силу капитала, способную бороться с господством землевладельческих интересов, и сконцентрировав рабочих в городах, придало им значение более важного политического фактора. Отмена покровительственной системы в Великобритании была выполнена вопреки оппозиции помещиков комбинацией двух элементов, капитала и труда, из которых каждый, сам по себе, был бы не в силах одержать победы. Но из этих двух элементов тот, который представлен был манчестерскими фабрикантами, обладал гораздо большим могуществом, чем тот, дух которого выразился в рифмах, направленных против Хлебных законов. Капитал являлся руководителем, организатором, источником денежных средств для агитации, и когда его цель была достигнута, тогда дальнейший прогресс движения в пользу свободной торговли встал уже в зависимость от роста той силы, которая, как независимый фактор, только лишь теперь начинает оказывать некоторое влияние на ход британской политики. Всякий шаг к отмене фискального тарифа уже не только усиливал бы оппозицию помещиков, побуждая присоединяться к ним владельцев городских и горнозаводских земель, но поставил бы в оппозицию тот самый класс, который был душой движения в пользу свободной торговли. Ибо капиталисты, - за исключением тех случаев, когда их прямые интересы оказываются в явном и сильном противоречии с интересами землевладельцев, как то было в Великобритании в вопросе и покровительственных пошлинах, - как класс, обыкновенно разделяют чувства, одухотворяющие собой класс землевладельцев. Даже в Англии, где деление между тремя экономическими категориями, - землевладельцами, капиталистами и рабочими, - выступает с большей ясностью, чем где бы то ни было, различие между землевладельцами и капиталистами представляется более теоретическим, чем реальным. Другими словами, землевладельцы обыкновенно бывают также капиталистами, а капиталисты обыкновенно бывают в известной мере, на деле или в мечтах своих, землевладельцами или бывают заинтересованы в выгодах землевладения при посредстве арендных договоров и закладных. Государственные долги и доходы, основанные на них, тоже со своей стороны являются фактором, могущественно содействующим поддержанию во всем “Доме изобилия” глубокой антипатии против всего, что может подвергнуть сомнению вопрос о происхождении собственности.В Соединенных Штатах проявляли свое действие те же принципы, хотя, вследствие различий в промышленном развитии, их комбинация была иной. Здесь интересами, которым нельзя было оказывать “покровительства”, были интересы земледельцеского класса, а длительный и могущественный класс промышленников был на стороне покровительственных пошлин. Но если интересы “земледелия” не были у нас так хорошо ограждены, как в великобритании, зато земельная собственность в Соединенных Штатах распределилась между большим числом лиц, и при быстром нашем росте большая часть существующего народонаселения заинтересована была в спекуляции на земельные ценности, в захвате земель ради обложения данью людей, которые еще должны были явиться. Таким образом частная собственность на землю была у нас, в сущности, даже сильнее, чем в Великобритании, и в то же время именно к людям, заинтересованным в ней, обращались, главным образом, противники покровительства. Ввиду таких обстоятельств в соединенных Штатах заметно было даже меньше расположения, чем в Великобритании, доводить принцип свободной торговли до его законных заключений, и свободная торговля представлялась нашему народу лишь в безжизненном виде “реформы таможенного тарифа”, не доросшей даже до требования “британской свободы торговли”.Однажды мне случилось ехать в поезде вместе с духовым оркестром из Питтсбурга, возвращавшимся с какого-то празднества. Дирижер сидел на одной скамейке со мною, и между песнями, которыми они старались скоротать ночь, у нас с ним завязался разговор, начавшийся с политики и перешедший на тариф. Я не высказывал ему своих мнений и не оспаривал его, но предложил ему несколько вопросов относительно того, каким образом покровительство может благодетельствовать трудящимся. Его ответы, казалось, не удовлетворили и его самого, и он неожиданно обратился ко мне со словами:“Послушайте, сударь, могу ли я вам предложить вопрос? Я не желаю обижать вас, но мне хотелось бы прямо спросить вас. Вы фритредер?”Фритредер“.”Настоящий фритредер, который желает отмены тарифа?“”Да, настоящий фритредер. Я желал бы, чтобы торговля между Соединенными Штатами и остальным миром была столь же свободна, как между Пенсильванией и Огайо“.”Позвольте же мне вашу руку, сударь“, воскликнул дирижер, вскочив со своего места. ”Я люблю исключительных людей“.”Братцы“, обратился он к некоторым из своих музыкантов, ”вот человек, каких вы никогда не видали; это - настоящий фритредер и он не стыдится себя признавать им“. И в то время, как ”братцы“ жали мои руки, вероятно, также, как они жали бы руки ”Живому скелету“ или ”Китайскому великану“, - дирижер продолжал: ”верите ли, сударь, всю мою жизнь слышал я о фритредерах, и тем не менее вы - первый, которого я встречаю. Я видал людей, которых другие называли фритредерами, но когда наступала их очередь, они всегда отрекались от этого. Самое большее, что они допускали, сводилось к тому, чтобы понизить несколько тариф или несколько улучшить его. Но они всегда настаивали, что у нас должен быть тариф, и я стал верить, что настоящих фритредеров не существует или что они существуют только лишь в воображении“.Мой питтсбургский приятель, мне кажется, был в этом отношении истинным образчиком большинства американских граждан нашего поколения. Единственными фритредерами, которых они видели или слышали, были люди, склонные отрекаться от этого названия, или, по крайней мере, люди, утверждавшие, что мы всегда должны иметь тариф и восстававшие против сильных понижений тарифа.Что же удивительного, если заблуждения покровительственной системы продолжают расти, встречая лишь такое противодействие? Свободная торговля, низведенная до степени простой реформы таможенного тарифа, лишается всякой гармонии и красоты; ее нравственная сила утрачивается; ее способность к подавлению общественных зол уже не может быть обнаружена, и не может быть изобличена несправедливость и гнусность покровительства. ”Международный закон Бога“ превращается в простой фискальный вопрос, который говорит лишь уму, а не сердцу, который может быть чувствителен для кармана, а не для совести, и который не может вызвать энтузиазма, необходимого для борьбы с могущественными интересами. Когда соглашаются, что таможни должны быть сохранены и должны взиматься ввозные пошлины, тогда средний человек приходит к заключению, что этими пошлинами могли бы быть и покровительственные, или, по крайней мере, начинает мало смущаться ими. Когда говорят, что следует остерегаться слишком быстрого движения, тогда люди вовсе не выказывают склонности к движению.Такая защита свободной торговли отнюдь не может считаться способной вызывать разговоры, будить мысль и двигать вперед великое дело наперекор могущественной оппозиции. Половина истины обладает не половинной силой целой истины, и принижать такой принцип, как принцип свободной торговли, в надежде обезоружить оппозицию, значит ослаблять его способность находить поддержку в гораздо большей степени, чем ослаблять антагонизм, который он должен встречать. Принцип, который в чистом виде был бы постигнут народной мыслью, утрачивает свою силу, будучи затемнен уступками и изуродован компромиссами.Но ошибка, которую делают такого рода защитники свободной торговли, коренится глубже, чем в непонимании своего образа действий. Этими защитниками, в большинстве случаев, являются люди, опирающиеся в своих взглядах на бессвязное учение оскопленной политической экономии, преподаваемой в наших университетах, или на политические традиции ”государственных прав“ и ”точного смысла“, ныне разбитые и бессильные. Они не представляют свободной торговли в ее красоте и силе, ибо сами не видят в ней ни силы, ни красоты. Они не имеют смелости в убеждении, ибо у них нет убеждений. Они имеют мнения, но этим мнениям недостает той могучей силы, которая бьет ключом из живого убеждения. Они видят нелепость и расточительность покровительства; замечают нелогичность доводов в пользу его, и это оскорбляет их чувство справедливости и истины; но они не сознают того, что свободная торговля означает собой освобождение трудящихся, уничтожение бедности, возвращение обездоленным их природного права. Так фритредеры сильно напоминают собой те газеты, которые умеренно борются с протекционизмом перед выборами и бывают тише воды, ниже травы во время выборов. Они относятся к тому, что они называют свободной торговлей, с таким же расположением, с каким некоторые добряки относятся к обращению евреев в христианскую веру. Они будут говорить, когда это вполне удобно, писать, присутствовать на митингах, есть обеды или же давать на дело немного денег, но они едва ли решатся когда-нибудь порвать со своей партией или потерять какой-нибудь избирательный голос.Но человек, доведший принцип свободной торговли до его логических заключений, может поражать покровительство в самый корень. Он может дать ответ на всякий вопрос и отстранить всякое возражение, а в своем призыве он будет обращаться к самым сильным инстинктам и к самым надежным побуждениям. Он будет видеть в свободной торговле не простую фискальную реформу, а движение, которое имеет своей целью ничто иное, как уничтожение бедности, вместе с ее следствиями: пороком, преступлениями и нравственным падением, путем возврата обездоленным их естественных прав и реорганизации общества на началах справедливости. Он будет вдохновляться делом, ради которого стоит и жить, и умереть, и энтузиазм его будет передаваться другим.Правда, защита свободной торговли в ее полноте стала бы возбуждать противодействие интересов, несравненно более сильных, чем те, которые стоят на страже покровительственных тарифов. Но с другой стороны, она стала бы группировать у знамени свободной торговли силы, ез которых не может иметь успеха. А людям, желающим будить мысль, страшно не столько противодействие, сколько безучастие. Без противодействия нельзя вызвать того внимания, возбудить той энергии, которые необходимы, чтобы преодолеть косность, этот могучий оплот существующих злоупотреблений. Сосредоточить свои силы на вопросе, против которого никто не возражает, любая политическая партия может не более, чем пар в открытом сосуде достигнуть давления, необходимого для работы.Рабочие классы в Соединенных Штатах, составлявшие на выборах опору протекционистов, в настоящее время уже подготовлены к движению в пользу истинной свободной торговли. Ибо в течение нескольких лет они испытывали на себе такого рода воспитательные влияния, которые подрывали их веру в покровительство. Если они еще не поняли того, что покровительство не может помочь им, то они, по крайней мере, вполне уже сознали, что покровительство не помогает им. Они уже начинают замечать тот факт, что в самом общественном порядке заключается несправедливость, хотя и не могут хорошо понять, в чем она состоит. Они уже начинают, понемногу, приходить к сознанию, что для освобождения труда требуются радикальные меры, хотя и не могут сказать, какие именно.И вот, среди этой огромной массы, начинающей приходить в движение и искать выхода, быстро растет число людей, которые знают, в чем заключается эта основная неправда, - людей, которые видят, что в признании за всеми равного права на элемент, необходимый для жизни и труда, и только лишь в этом признании заключается надежда на избавление от общественной неправды.К людям такого рода я и желал бы в особенности обратить свою речь. Люди эти - закваска, которая может поднять все тесто.Уничтожение частной собственности на землю есть предприятие настолько великое, что на первый взгляд оно может представиться невыполнимым.Но эта кажущаяся невыполнимость обусловливается просто тем фактом, что общество не сосредоточивало еще своего внимания на справедливости и необходимости этой великой меры. Ее осуществление есть просто дело пробуждения мысли. Нет надобности много заботиться о том, чтобы люди вотировали известным образом. Важно, чтобы они думали известным образом.Но главным средством к развитию мысли является гласное обсуждение. А чтобы вызвать наиболее общее и решительное обсуждение какого-либо принципа, нужно воплотить его в конкретную форму и представить в виде практической меры так, чтобы люди, призванные вотировать, волей-неволей думали и говорили о нем.Именно таким путем вступают всегда в сферу политического действия великие вопросы. Важнейшие политические битвы начинаются со стычек на аванпостах, не имеющих, в сущности, особого значения, и решаются обыкновенно в споре не из-за главного вопроса, а из-за какого-либо второстепенного или производного. Таким образом, вопрос о рабстве в соединенных Штатах получил практическое значение в политике при возникновении спора о распространении рабства на новую территорию и был окончательно решен в споре о разделе. Имея в виду известную цель, аболиционисты могли, конечно, относиться с презрением к предложениям республиканцев, тем не менее эти предложения явились средством к осуществлению того, что тщетно пытались выполнить прямым путем аболиционисты.Также и тарифный вопрос. Будет ли у нас покровительственный тариф или фискальный, в сущности, не имеет большого значения; ибо хотя бы отмена покровительства и усилила производство, тем не менее стремление к неравенству в распределении продолжало бы проявлять себя и вскоре нейтрализовало бы всю выгоду. Но что представляется, таким образом, неважным, как цель, обладает огромной важностью, как средство. Покровительство есть меньший разбойник, это правда, но оно имеет значение сторожевого и передового пункта для главного разбойника, является тем меньшим разбойником, которого нельзя захватить, не дойдя в борьбе до самой твердыни главного разбойника. Главный разбойник так хорошо укрепился, и люди с давних времен так привыкли к его вымогательствам, что было бы трудно подговорить их выступить против него. Но поддержав людей, занятых борьбой с этим меньшим разбойником, мы тем самым открыли бы легчайший способ к захвату главного разбойника и воодушевили бы на борьбу с ним010 , чтобы обеспечить за всеми свободное пользование способностью к труду и полное обладание его произведениями, необходимо обеспечить равенство прав на землю.Собственность на землю так же мало можно защищать, как собственность на людей. Она является такой нелепостью, с политической точки зрения, такой гнусностью, с нравственной, и таким возмутительным извращением истинного права собственности, что ее можно было установить лишь силой и поддерживать лишь затемнением в народном сознании различия между собственностью на землю и собственностью на те предметы, которые суть результаты труда. Но лишь только выяснится это различие, - а его должно выяснить теперь полное обсуждение тарифного вопроса, - и судьба частной собственности на землю будет решена.ГЛАВА ХХХЗаключение Один богатый господин, которого я некогда поддерживал сам и призывал других поддерживать на выборах в президенты, вообразив его демократом школы Джефферсона, опубликовал недавно письмо, призывавшее нас к защите броненосными укреплениями нашей береговой линии, дабы иностранные суда не явились к нам и не бомбардировали нас. Этот совет трусости имел соей, едва прикрытой, целью вызвать такой огромный расход государственных денег, что сделалось бы невозможным всякое сокращение налогов и через это была бы обеспечена на более долгое время за союзами промышленников возможность грабить под прикрытием тарифа. Совет этот прекрасно иллюстрирует всю низменность стремлений протекционизма, который понимает истинное достоинство Американской Республики и величие ее будущности так же мало, как материальные нужды огромной массы ее граждан - ”бедняков, принужденных трудиться“.Хорошее гармонирует со всем хорошим, а зло всегда тяготеет к злу. Бокль в своей ”Истории цивилизации“ с полным основанием прилагает термин ”покровительство“ не только к системе ограждения при помощи тарифов, но и ко всему тому духу, который внушает неравенство, ставит на место благородного патриотизма ничтожное самолюбие и мелочную зависть и питает собой политику вражды и войн. Не случайно вышло то, что желая освободиться от излишка дохода, с целью предупредить требование отмены покровительственных пошлин, господин Тильден стал предлагать расходование денег на броненосные форты, а не на какие-либо общеполезные цели. Укрепления, военные суда и постоянные армии не только соответствуют целям протекционизма, требуя постоянных расходов и вызывая развитие класса людей, который видит в военных расходах собственную выгоду и счастье, но вполне гармонируют и с той теорией, которая учит нас, что наши интересы противоположны интересам других наций.Не стесняемая враждебными соседями, не запутанная в европейских спорах, наиболее могущественная из всех стран на земле по своему населению, Американская республика может отвечать лишь презрительным смехом на всякую мысль, будто она должна подражать вооружениям Старого Света, как она должна отвечать смехом на мысль, будто ее промышленность была бы уничтожена, если бы ее гавани открылись для мировой торговли.Величайшая из стран не должна ставить свою безопасность к зависимость от броненосных крепостей и панцирных судов, которые через несколько лет, благодаря прогрессу изобретений, превратятся в бесполезный хлам даже во время войны; лишь в своем народонаселении, в своем богатстве, в образовании, изобретательности и мужестве своего народа должна она видеть надежную опору для себя в трудное время. Ни одни народ на земле не решится без причины напасть на нее. И ни один не нападет на нее безнаказанно. Если мы будем вести когда-либо войну с другим государством, то это будет лишь война, затеянная нами самими. Достаточно могущественные, чтобы не бояться нападения, мы должны, однако, быть настолько справедливыми, чтобы не производить его. Открыв наши гавани для мировой торговли, мы обеспечим свою безопасность несравненно лучше, чем одев их всеми теми бронями отечественного производства, какие только может изготовить кружок наших сталелитейных заводчиков. Ибо свободная торговля не только бы вернула бы нам то господство на океане, которого мы лишились благодаря покровительству, не только дала бы толчок к развитию производительных сил, в которых заключается истинная боевая способность, но избавила бы нас от удовольствия когда-либо видеть у себя тех гостей, от которых не могли бы защитить нас броненосные форты, от воздушных шаров, разбрасывающих динамит, и смертоносных воздушных кораблей, долженствующих явиться ближайшим продуктом искусства разрушения. Дух протекционизма, который, собственно, и требует защиты стальными панцирями, есть дух международной вражды и ссоры. Дух свободной торговли есть дух братства и мира.Американской республике открыт более благородный путь, чем путь рабского подражания европейским безумствам и порокам. Вместо того, чтобы подражать в низком и гнусном, она может служить примером в великом и благородном. Союз самодержавных штатов, решающий споры общим судом и не представляющий никаких помех для торговли и путешествия, имеет возможность дать миру нечто большее, чем римский мир.В чем заключаются истинные, основные преимущества нашего Союза? Разве не в абсолютной свободе торговли, которая им обеспечивается, и не в общности интересов, которая вытекает из этой свободы? Если бы наши штаты стали выдвигать друг против друга враждебные тарифы; если бы ни один гражданин не мог перейти через пограничную линию штата без обыска багажа, или если бы книгу, напечатанную в Нью-Йорке, нельзя было получить за рекой в Джерзей Сити, не уплатив сначала пошлины, то долго ли мог бы просуществовать наш Союз, и имел ли бы он тогда какую-либо цену? Все великие благодеяния нашего союза, и, главное, мир, который он обеспечивает между штатами, обусловливаются именно тем обстоятельством, что он воспрепятствовал установлению тарифов между штатами и дал нам свободу торговли на большей части материка.Мы можем ”расширить область свободы“, лишь только того пожелаем, лишь только применим к нашим сношениям с другими народами тот самый принцип, который мы применяем к сношениям между нашими штатами. Мы можем вполне объединиться с Канадой, лишь только разрушим ту тарифную стену, которой мы окружили нашу страну. Нам не надо будет искать взаимности; ибо, когда мы уничтожим наши таможни и удалим наших досмотрщиков багажа и конфискаторов Библии, тогда и Канада не пожелает и не будет в состоянии поддерживать своих. А через это по существу дела обе страны превратятся в одну. Захотели ли бы канадцы удерживать отдельный парламент и выдавать британскому наместнику деньги на содержание комичного двора в Ридо-Голле, - это нимало не касалось бы нас. Близкие отношения, которые установились бы при нестесняемой торговле, в скором времени сгладили бы пограничную линию; а взаимный интерес и взаимное удобство стали бы побуждать к немедленному распространению на обе стороны одних и тех же общих законов и учреждений.То же произошло бы между нами и нашими родственниками по ту сторону океана. С уничтожением наших таможен и открытием наших гаваней для свободного ввоза всевозможных товаров, торговля между Британскими Островами и Соединенными Штатами приняла бы такие размеры, сношения сделались бы настолько близкими, что мы превратились бы в один народ и неизбежно должны были бы настолько согласовать принципы денежного обращения, почтовые системы и общие законы, что англичанин и американец начали бы чувствовать себя в такой же мере гражданами одной страны, как ньюйоркец и калифорниец. Три тысячи миль поверхности океана представляли бы к этому не большее препятствие, чем три тысячи миль сухопутного пространства. А при столь тесных отношениях стали бы проявлять свою власть узы крови и языка, и взаимный интерес, общие удобства и братское чувство в скором времени могли бы привести к соглашению, которое, выражаясь принятыми у нас словами, объединило бы все народы, говорящие по-английски, в один союз, долженствующий ”установить справедливость, обеспечить внутреннее спокойствие и внешнюю безопасность, водворить всеобщее благосостояние и принести с собой благословения свободы“.Таким образом, свободная торговля снова соединила бы то, что разлучил, что лет тому назад, протекционизм; и в союзе народов, говорящих по-английски, - на мировом языке будущего, - был бы сделан первый шаг к союзу всего человечества.И на наши отношения к другим народам наш отказ от покровительства оказал бы подобное же влияние. Никакие посылки делегаций для установления торговых сношений с сестрами-республиками Испанской Америки не будут приводить ни к каким результатам до тех пор, пока мы будем поддерживать тариф, отталкивающий их торговлю. Но нам нужно лишь открыть наши гавани, чтобы привлечь к себе их торговцев и пользоваться всеми естественными преимуществами этих стран. А более могущественным, чем что-либо другое, оказалось бы нравственное влияние нашего поступка. Зрелища континентальной республики, такой, как наша, действительно полагающейся в своих делах на принцип свободы, влияло бы самым решительным образом на весь цивилизованный мир.Ибо, как было показано нами, то нарушение естественных прав, которое заключается в наложении тарифных пошлин, нераздельно связано с тем нарушением естественных прав, которым народные массы вынуждаются платить дань за привилегию существовать. Одно из этих нарушений не может быть уничтожено без уничтожения другого. И республика, которая довела бы, таким образом, принцип свободной торговли до его конечных заключений, которая признала бы через это равные и неотчуждаемые права людей, сделалась бы, действительно, как бы городом, стоящим на верху горы.Республике грозят опасности не извне, а изнутри. Ее целости страшна не армада, отчалившая от европейских берегов, а туча бродяг, собирающихся на ее дорогах. Что Крупп отливает чудовищные пушки и что в Шербурге и в Вулвиче складываются снаряды неслыханной разрушительности, - это не должно пугать ее; но мрачное предзнаменование для нее тот факт, что в Пенсильвании рудокопы работают за 65 центов в день. Никакой победоносный завоеватель не может вступить на нашу землю до тех пор, пока язва ”крупных поместий“ не вызовет ”неурожая на людей“.Против опасностей, грозящих ей, не защитят ее форты и броненосцы и не помогут постоянные армии. Их нельзя избежать подражанием европейскому протекционизму; они являются следствием нашей измены тому духу свободы, к которому мы обращались при образовании Республики. Мы можем избежать их, лишь согласовав наши учреждения с принципом свободы.Не будем забывать истины, провозглашенной первым Национальным собранием во Франции, что ”невежество, пренебрежение или презрение к человеческим правам суть единственные причины общественных бедствий и испорченности правительств“.И вот наше общее заключение: тот принцип, что мы должны поступать с людьми так же, как хотим, чтобы и они поступали с нами, что мы должны уважать права людей так же совестливо, как желаем, чтобы уважались наши права, - есть не просто совет к достижению личного совершенства, но есть закон, с которым мы должны согласовывать общественные учреждения и правительственную политику, если только желаем достигнуть благословенных изобилия и мира.001 ”The poor people, who have to work“. Это многознаменательное выражение попалось мне в одной газете протекционного направления. Но оно прекрасно выражает отношение к труду также многих писателей, защищающих свободную торговлю. 002 Последняя апология покровительства ”Покровительственная система и свободная торговля, - научное достоинство и экономическое действие охранительных пошлин в Соединенных Штатах“, бывшего губернатора Генри Гойта из Пенсильвании (Нью-Йорк, 1886), едва ли ниже среднего уровня в этом отношении. Однако уже в самом предисловии автор раскрывает тот запас знаний, с каким он приступил к экономическому исследованию, говоря о ценности так, как если она была мерой количества, и предполагая случай фермера, имеющего на 3.500 долларов произведений, которые он не может ни продать, ни обменять. При таком начале едва ли можно удивляться тому, что на с. 420 своего сочинения он приходит к нижеследующему заключению, напечатанному курсивом: ”чем более будем мы приближаться, в отношении организации нашей конкурирующей промышленности и в отношении руководства ею, к такому состоянию, как если бы мы были единой нацией на нашей планете, тем более мы будем производить и тем более будем мы иметь для дележа между производителями“. Астероид, приблизительно равный Пенсильвании по своей поверхности, без сомнения, представлялся бы для этого государственного человека и философа протекционной школы наиболее желательным из миров. 003 Добывание работы, но не результатов ее, признается писателями-протекционистами за цель, к которой стремится истинная национальная политика, хотя по понятным причинам они не распространяются много об этом предмете. Так, профессор Томсон замечает (Политическая экономия, с. 211): ”Теория свободной торговли признает, что главной целью общественной или личной экономии должно быть сбережение труда, тогда как наибольшую важность представляет вопрос о том, как применять его производительно. Если, покупая на самом дешевом рынке, нация будет сокращать суму применений труда, то это будет для нее самым дорогим способом покупки“. Или затем (с. 235): ”Национальная экономия труда состоит не в том, чтобы получать все потребное с наименьшей затратой, а в том, чтобы находить прибыльное применение для возможно большего количества его“. 004 Для более полного ознакомления с влиянием машин, см. мою ”Social Problems“. 005 Самыми крупными владельцами Питтсбургской земли являются члены английского семейства Шенли, получающие в виде земельной ренты огромный доход и таким образом увеличивающие (в утешение пенсильванских протекционистов) наш экспорт над импортом в такой же мере, как если бы они владели значительным количеством пенсильванцев. 006 Из них на русском языке укажем: ”Великая общественная реформа“ (М., 1901) и особенно ”Прогресс и Бедность“ (СПб., 1896). - Прим. перев.) 007 Термин ”социализм“ употребляется так свободно, что едва ли можно установить за ним какой-либо определенный смысл. Меня считают социалистом люди, отвергающие социализм, но не признают за него люди, называющие себя социалистами. Я, со своей стороны, не могу ни признавать, ни отрицать за собой права на это название, ибо называть себя социалистом или индивидуалистом, признавая истинность обоих соотносительных принципов, я могу не более, чем может называть себя центрифугалистом или центрипеталистом человек, рассматривающий силы, которыми поддерживаются на своих орбитах планеты. Немецкий социализм школы Маркса (главным представителем которого в Англии является Г. Гейндмен, а наилучшим истолкователем вамерике Лоренс Гронленд. 008 Великим источником ошибок в такого рода вопросах является недостаточное внимание к смыслу употребляемых терминов. Никогда не должно упускать из виду, что если какой-либо предмет может быть отнесен к классу ”труд“ или к классу ”земля“, то этого слова, и что в обычных разговорах к капиталу относят немало такого, как благонадежные долги, правительственные процентные бумаги и проч., что на самом деле не предоставляет из себя даже и богатства, которым всегда должен быть истинный капитал. Более полное выяснение путаницы в употреблении термина ”капитал“ читатель может найти в моем сочинении ”Прогресс и бедность“. 009 С годами враждебное отношение Джорджа к социализму (в русском смысле этого слова) еще боле усилилось, и в 1889 г. в Лондоне на публичном диспуте с Гейндменом Джордж прямо назвал социализм ”попыткой поработить трудящиеся классы под видом покровительства им“. - Прим. перев. 010 Этой тактики и пытался следовать Джордж, поддерживая своими речами президента Кливленда в его борьбе с протекционизмом; ее же держались и сторонники Джорджа в Конгрессе, добившиеся напечатания книжки Джорджа: ”Покровительство отечественной промышленности или свобода торговли?“ в официальном издании ”Congressional Record“ и таким образом распространившие ее в количестве одного миллиона двухсот тысяч экземпляров. - Примеч. Перев.) 011 Доходы центрального правительства уже и при существующей системе почти целиком могли бы собираться в виде известного процента с земельных ценностей, совместно с доходами отдельных штатов, причем можно было бы воспользоваться той же оценкой и тем же составом чиновников, как и при совместном собирании существующих налогов штатов, графств (уездов) и городских управлений. Помимо достигаемой таким путем экономии, за собирание общегосударственного налога с земельных ценностей чрезвычайно сильно говорил бы также и тот факт, что земельные ценности больших городов и ценность минеральных залежей обязаны своим существованием общему росту народонаселения.Тем не менее для полной отмены тарифа нам не нужно было бы дожидаться установления порядка такого рода. Значительный доход можно было бы получать, при правильной организации дела, от выпуска бумажных денег - функции, принадлежащей, собственно, центральному правительству. В то же время независимый источник потребного количества доходов могли бы представлять из себя различные налоги, хотя и не столь совершенные в экономическом смысле, как налог на земельные ценности, но все же менее подверженные возражениям, чем пошлины на ввозимые товары.Акциз на спиртные напитки следовало бы отменить, так как он содействует развитию взяточничества, отзывается вредно на многих отраслях промышленности и выдает награды за обман; но путем правительственной монополии или при помощи патентов на розничную продажу можно было бы получать от торговли спиртными напитками значительный доход, с несравненно большей выгодой для общественного здоровья и для общественной нравственности, чем при теперешней системе. Существуют также некоторые виды гербового сбора, которые могут быть признаны сравнительно безвредными и могут быть взимаемы легко и без потерь.Но из всех способов собирания независимого общегосударственного дохода самым надежным, наиболее легким и наименее вредным являются пошлины с наследств. Среди многочисленного народонаселения число умерших изменяется с такой же правильность, как число родившихся, и при надлежащем изъятии в пользу вдов, несовершеннолетних детей и нуждающихся в поддержке родственников, эти пошлины ни для кого не были бы обременительны, причем гласность, необходимая при передаче собственности в случае смерти или ввиду смерти, позволяла бы легко собирать их и почти не допускала бы возможности уклонений от платежа. Передача в государственную собственность земельных ценностей независимо от всего прочего положила бы конец росту чрезмерных состояний, но до ее осуществления пошлины такого рода представляли ли бы побочную выгоду некоторого воздействия на такие состояния при их передаче.Из всех оправданий дальнейшего существования у нас тарифа, самым неосновательным является то, что тариф необходим для обеспечения доходов центрального правительства. Даже подоходный налог, как он ни плох, все же лучше, во всех отношениях, тарифа. 012 Автор сочинения ”Собственность и налоги" и проч., горячий приверженец возврата британскому народу его земли, Бриггз был одним из Манчестерских фабрикантов, принявших участие в движении против Хлебных законов; видя в победе этого движения одно лишь начало, он постоянно настаивал на том, что Великобритания несет еще на себе язвы протекционизма, и что борьба за истинную свободную торговлю только еще должна наступить. 04.04.2010 в 17:43

Главная ошибка Генри Джорджа.

18.04.2010 в 17:38


Главная ошибка Генри Джорджа.См. -Цитаты из Генри Джорджа.http://www.politforums.ru/civilization/1270388365.htmlЦитирую -“Рабочие классы в Соединенных Штатах, составлявшие на выборах опору протекционистов, в настоящее время уже подготовлены к движению в пользу истинной свободной торговли. Ибо в течение нескольких лет они испытывали на себе такого рода воспитательные влияния, которые подрывали их веру в покровительство. Если они еще не поняли того, что покровительство не может помочь им, то они, по крайней мере, вполне уже сознали, что покровительство не помогает им. Они уже начинают замечать тот факт, что в самом общественном порядке заключается несправедливость, хотя и не могут хорошо понять, в чем она состоит. Они уже начинают, понемногу, приходить к сознанию, что для освобождения труда требуются радикальные меры, хотя и не могут сказать, какие именно.Истинная свобода торговли была бы освобождением трудящихся.”Ошибка Генри Джорджа, на мой взгляд, в том, что он с целью убедить народ в своей правоте, использует фразеологию социалистов. Тем самым дезавуируя свои великие и совершенно здравые идеи и ставит себя в двусмысленное положение.Думаю, что можно неизмеримо больше преуспеть в этой благородной цели, если сказать народу всю правду, какова она есть.Да, предприниматель-капиталист неизмеримо более свободен, чем наёмный работник. Просто в силу того, что он обладает миллионами, а наёмный работник нет. И эта его преобладающая свобода совершенно легитимна до тех пор, пока он не использует её для ограничения такого же права на максимально возможную свободу других индивидуумов. При этом условии, надо признать, что он является одним из самых полезных членов общества.Если он тратит свои миллионы на путешествия, на предметы роскоши, обеспечивает себе комфортную жизнь, то это его полное право. Стремление ограничить его в этом праве может быть вызвано только завистью.Можно только порекомендовать ему больше тратить на благотворительность, но принудить его к этому никто не имеет права.Если же он тратит эти миллионы на лоббирование своих интересов в государственных структурах, на подчинение себе этих структур с целью в дальнейшем извлекать прибыль просто из воздуха, на уродование денежной системы, на подчинение себе народного образования и т. д. и делает его фактическим хозяином страны, то всё это должно быть квалифицировано, как преступление, так как это коренным образом нарушает право всех остальных граждан на МВСИ (максимально возможную свободу индивида). Такова деятельность ротшильда, рокфеллера и Ко. При той пародии на капитализм и ИИММДБС, которые они выстроили во всём мире, даже те предприниматели, которые искренне желали бы вести честный бизнес, фактически, вынуждаются к мошенничеству, если они не хотят стать банкротами.Тем самым они вяжут всех с собой круговой порукой. Проблема состоит в том, чтобы с наивысшей возможной эффективностью пресечь все эти поползновения. Моё решение этой проблемы я предложил в темах -Кенэ: “Расчищайте дорогу и предоставляйте дела их собственному течению”.http://www.politforums.ru/civilization/1270647866.htmlЭто, на мой взгляд, гениальные слова.Квинтэссенция моего представления о правильной расчистке дороги содержится в моих темах -Три главных метода ОБ——-КИ и ещё несколько вспомогательных !http://www.politforums.ru/civilization/1270579208.htmlПроект Конституции Идеального Государства ( ПКИГ ). http://www.politforums.ru/civilization/1269288311.htmlУ кого есть другое решение, прошу высказываться.Нет абсолютно никакой надобности заменять слова - наёмный работник и рабочий словом трудящийся, тем самым, как бы освящая это понятие. Тем более, что в этих словах нет абсолютно ничего постыдного.Как абсолютно верно заметил Мизес, ни в коем случае нельзя отождествлять разделение капиталисты - наёмные работники с разделением людей на касты, например, в Индии или в иудаизме. Принадлежность к определённой касте ставит клеймо на человека на всю его жизнь. Но можно привести тысячи примеров, когда человек из наёмных работников становился предпринимателем и миллионером. Этот путь не заказан ни кому. Взгляните хотя бы на движение бутстреперства в Америке, когда бизнес начинается практически с нуля. При всех препонах, которые ставит на пути предпринимательства современная полу- социалистическая система, оно живо и работает на благо не только самого предпринимателя, но и на благо всего общества. Что бы там ни говорили сторонники социализма.Генри Джордж, конечно же прав, когда утверждает, что предлагаемая им земельная и налоговая реформа пойдёт на благо наёмным работникам и безработным.Благодаря земельной реформе всегда будет свободная земля для заселения. Так что те, кто не хочет жить на халяву за счёт филантропии, всегда смогут обзавестись собственным хозяйством и начать трудовую и независимую жизнь. Кроме того, отсутствие безработных будет вынуждать капиталистов повышать заработную плату наёмным работникам до максимально возможного уровня.Отсутствие всех налогов, кроме земельного, так же будет способствовать всеобщему процветанию.21.04.2010 в 17:20

Почему РАЗВОРОВЫВАНИЕ страны становится возможным ?!Причина - ИИММДБС ( см. -Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА !http://www.politforums.ru/economics/1246449474.htmlТри главных метода ОБ——-КИ и ещё несколько вспомогательных ! http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=2116).В частности МДБС ( мошенническая ДБС) страны.Почему ИИММДБС становится возможной ?!Причина - ПСШО ( см. -ПССШО - Принцип Свободы в Системе Школьного Образования.( см.-Проект ЭГССШО.http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=1007)ДИСКУССИЯ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ. http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=761 http://www.politforums.ru/civilization/1236510824.html МЫСЛИ О НЕОБХОДИМОСТИ СВОБОДЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ. http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=718 http://www.politforums.ru/civilization/1234693365.html Более подробно в моей книге : http://narod.ru/disk/3726785000/Slavery%201%20-%2039.6%20MB.pdf.htmlто есть, целенаправленная промывка мозгов подрастающему поколению.Что произойдёт, если предположить почти невероятное : Россия в одностороннем порядке принимает ИДБС ( см. -ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.html?!)А ещё лучше - все три пункта ( см. -Три главных метода ОБ——-КИ и ещё несколько вспомогательных ! http://libertarians.ru/forum/viewtopic.php?t=2116).Я выдвигаю такую гипотезу.Страны Европы будут вынуждены последовать примеру России, что приведёт к моментальному краху доллара. Во всём мире установится ИМДБС ( см. -ИДЕАЛЬНАЯ МИРОВАЯ ДЕНЕЖНО БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ( ИМДБС ).http://www.politforums.ru/economics/1259593925.html), всеобщий запрет Интервенционизма, протекционизма и торговых барьеров, свобода торговли и всеобщее процветание во всём мире уже через несколько лет.Если я не прав, пусть экономисты меня поправят.18.04.2010 в 17:38

Ответ второму социалисту.

21.04.2010 в 18:33

ДАЁШЬ КАПИТАЛИЗМ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ !Этим названием я обязан Тимуру Шаову. За что приношу ему свою благодарность.Прошу комментировать.

Экипаж Затонувшего Судна писал(а):

>Замечательная фраза, думаю западные страны, уже на пути к непосредственному осуществлению сего блага человеческого.

А я думаю, что как раз наоборот. То, что происходит в Россие - это только отголосок процесса тоталитаризации человечества, который происходит на Западе. Экипаж Затонувшего Судна писал(а):

>sameps писал(а):>

>>Экипаж Затонувшего Судна писал(а):

>

>>>Замечательная фраза, думаю западные страны, уже на пути к непосредственному осуществлению сего блага человеческого.

>

>>>> А я думаю, что как раз наоборот. То, что происходит в Россие - это только отголосок процесса тоталитаризации человечества, который происходит на Западе.

>>>Нет, это неправильное использование механизмов, доказывающих на примере других стран свою эффективность.

Эти механизмы - это афёра всепланетного масштаба. Суть её в том, что -Вот цитата из моей темы -ДВА ТИПА СВОБОДНОГО РЫНКА.

ЕАСС писал(а):

>sameps писал(а):>

>>ДАЁШЬ КАПИТАЛИЗМ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ !

>>Капитализм надевает маску человеческую только тогда, когда рядом появляется социализм, пусть и в маске зверя.>>sameps писал(а):>

>>То, что происходит в Россие - это только отголосок процесса тоталитаризации человечества, который происходит на Западе.

>>Солидарен с этой идеей.

Я думаю как раз наоборот. Капитализм приобретёт человеческое лицо, когда избавится от всяких примесей социализма. То есть от вмешательства государства куда его не просят. А контроль за недопущением мошенничества должен быть возложен на общество.Вот цитата из моей темы -ДВА ТИПА СВОБОДНОГО РЫНКА.I тип.Всякое мошенничество в сфере бизнеса и торговли рассматривается как посягательство на чужую собственность и свободу. А, следовательно, как наказуемое деяние и ведёт к конфискации имущества через суд.Отсюда следует :1. Полнейший запрет на неразменные бумажные деньги, так как это всегда мошенничество.2. Необходимость металлического стандарта. В настоящий момент, на мой взгляд, более адекватно ситуации серебро. Смотрите мои темыСЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ.Алан Гринспен и ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ.ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ - ЭТО КАТАСТРОФА.3. Центральный банк упразднить и разрешить чеканить монеты всем желающим, соблюдая следующие законы, освящённые Конституцией :4. Совершеннейший запрет на эмиссию ( выпуск ) необеспеченных серебром банкнот и электронных денег или на какую бы то ни было иную порчу денег. Думаю, что имущество, принадлежащее банкам, кроме серебра, не может считаться обеспечением. Как совершенно справедливо заметил профессор М. Ротбард : эмиссия даже только одной банкноты,необеспеченной золотом ( в нашем случае серебром ) - это мошенничество. То есть, банк обогатился за счёт всех остальных граждан, присвоив себе их собственность, укоренённую в золоте. Тем самым владельцы этого банка становятся свободнее всех остальных граждан. И это прибавление свободы за счёт ущемления свободы других следует считать несправедливым, так как оно получено мошенническим путём. Если в 18 веке такой контроль было почти невозможно осуществить, то в наше время всеобщей компъютеризации это как два пальца об-ть.5. Функцию контроля за недопущением эмиссии необеспеченных серебром банкнот возложить на самих вкладчиков, в соответствии с принципом : Минимизация вмешательства государства в экономическую и частную жизнь граждан. То есть, при каждом банке в обязательном порядке должен существовать комитет вкладчиков.6. Совершеннейший запрет на какую бы то ни было принудительную монополизацию денежной системы общества, будь то государство или кто-либо другой.7. Конституционный запрет на какой бы то ни было протекционизм. Это рассматривается, как тип мошенничества.8. Конституционный запрет на какое бы то ни было лоббирование чьих бы то ни было интересов в государственных структурах. Это рассматривается, как тип мошенничества.II тип.Рынок, основанный на денежной системе, которая сама основана на государственных неразменных бумажных деньгах. Что является приглашением к узаконенному мошенничеству в грандиозных размерах. И в конечном итоге ведёт к глобальной тоталитаризации всего человечества.Necrolenis писал(а):

>Капитализм с человеческим лицом - это социализм. Без контроля государства свободый рынок неизбежно рано или поздно превратится в культ золотого тельца, где выдялятся главные культисты в лице гиганстких корпораций, которые будут подобны чёрным дырам, засасывающим в себя все богатства мира и не останавливаясь ни перед чем.>Всегда должен быть кто-то кто сможет без всяких зазрений совести дать подзатыльник майкрософту и защитить интересы как рядовых граждан, так и более мелких компаний отрасли.

Я думаю как раз наоборот. Капитализм приобретёт человеческое лицо, когда избавится от всяких примесей социализма. То есть от вмешательства государства куда его не просят. А контроль за недопущением мошенничества должен быть возложен на общество.Вот цитата из моей темы -ДВА ТИПА СВОБОДНОГО РЫНКА.I тип.Всякое мошенничество в сфере бизнеса и торговли рассматривается как посягательство на чужую собственность и свободу. А, следовательно, как наказуемое деяние и ведёт к конфискации имущества через суд.Отсюда следует :1. Полнейший запрет на неразменные бумажные деньги, так как это всегда мошенничество.2. Необходимость металлического стандарта. В настоящий момент, на мой взгляд, более адекватно ситуации серебро. Смотрите мои темыСЕРЕБРЯНЫЙ СТАНДАРТ - ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ.Алан Гринспен и ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ.ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ - ЭТО КАТАСТРОФА.3. Центральный банк упразднить и разрешить чеканить монеты всем желающим, соблюдая следующие законы, освящённые Конституцией :4. Совершеннейший запрет на эмиссию ( выпуск ) необеспеченных серебром банкнот и электронных денег или на какую бы то ни было иную порчу денег. Думаю, что имущество, принадлежащее банкам, кроме серебра, не может считаться обеспечением. Как совершенно справедливо заметил профессор М. Ротбард : эмиссия даже только одной банкноты,необеспеченной золотом ( в нашем случае серебром ) - это мошенничество. То есть, банк обогатился за счёт всех остальных граждан, присвоив себе их собственность, укоренённую в золоте. Тем самым владельцы этого банка становятся свободнее всех остальных граждан. И это прибавление свободы за счёт ущемления свободы других следует считать несправедливым, так как оно получено мошенническим путём. Если в 18 веке такой контроль было почти невозможно осуществить, то в наше время всеобщей компъютеризации это как два пальца об-ть.5. Функцию контроля за недопущением эмиссии необеспеченных серебром банкнот возложить на самих вкладчиков, в соответствии с принципом : Минимизация вмешательства государства в экономическую и частную жизнь граждан. То есть, при каждом банке в обязательном порядке должен существовать комитет вкладчиков.6. Совершеннейший запрет на какую бы то ни было принудительную монополизацию денежной системы общества, будь то государство или кто-либо другой.7. Конституционный запрет на какой бы то ни было протекционизм. Это рассматривается, как тип мошенничества.8. Конституционный запрет на какое бы то ни было лоббирование чьих бы то ни было интересов в государственных структурах. Это рассматривается, как тип мошенничества.II тип.Рынок, основанный на денежной системе, которая сама основана на государственных неразменных бумажных деньгах. Что является приглашением к узаконенному мошенничеству в грандиозных размерах. И в конечном итоге ведёт к глобальной тоталитаризации всего человечества.КОНКУРС -Даёшь Капитализм с Человеческим Лицом !СОДЕРЖАНИЕ. 0.Предисловие.I. Сокращения.II. Свободология - наука всех наук о человеке и человеческом обществе !III. Что такое ПРАВИЛЬНЫЙ КАПИТАЛИЗМ или Капитализм с Человеческим Лицом ?0. Цель существования государства.9 СТОЛПОВ, гарантирующие общество от сползания к тоталитаризму.1. ПССШО - Принцип Свободы в Системе Школьного Образования.2.ПМВСДБС - Принцип Максимально Возможно Свободной Денежно Банковской Системы.3. ПМВССЗН - Принцип Максимально Возможно Справедливой Системы Земельного Налога и отмены всех других налогов.4. МВПССС - Максимально ВозможноПростая и Справедливая Судебная Система.5. МВРИ - Максимально Возможное Равноправие Индивида, независимое от имущественного состояния. А это возможно только при МВССС.6. МВИМБ - Максимально Возможное Исключение Мошенничества в Бизнесе.ПМВВВ - Принцип Максимально Возможной Возможности Выбора.ПМВОКГАФ - Принцип Максимально Возможного Ограничения Количества Государственного Аппарата и его Функций.ПМВИМБ - Принцип Максимально Возможного Исключения Мошенничества в Бизнесе.ПМВПФУО - Принцип Максимально Возможной Передачи Функций Управления Обществу.ПМВИКТУСП - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Системы Правления.ПМВИКТУГУ - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Государственного Устройства.ПМВИКТУСО - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Системы Образования.ПМВИКТУСС - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Судебной Системы.ПМВИКТУСЗН - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Системы Земельного Налога.ПМВИКТУДБС - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Денежно Банковской Системы.ПОГВЭЖ - Полный Отказ от Государственного Вмешательства в Экономическую Жизнь.IV. Почему Капитализм, который мы имеем сейчас, потерял человеческое лицо и ведёт к полнейшей тоталитаризации всего человечества ? И почему эта античеловеческая программа НМП настолько успешна ?1. Принудительная Система Образования.2. ИИММДБС.Современная Искусственно Изуродованная Мировая Мошенническая Денежно Банковская Система (ИИММДБС ) - ЭТО МЫШЕЛОВКА ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА !V. Мысленный эксперимент.VI. Тоталитаризм на примере Израиля.VII. Ответы на вопросы жюри.0.Предисловие.ЭПИГРАФЫ.“Я полагаю, что то значение, которое фрейдисты придают агрессивности, вызвано изучением семей и школ - таких, каковы они есть. Нельзя изучить собачью психологию, наблюдая ретривера на цепи. Не стоит и умозрительно теоретизировать по поводу человеческой психологии, когда человечество посажено на строгую цепь, создававшуюся поколениями жизнененавистников. Я утверждаю: в свободной атмосфере Саммерхилла проявления агрессивности совершенно не похожи на те, что характерны для школ со строгой дисциплиной”. (Саммерхилл - это школа-интернат со свободным посещением уроков в Англии).А. Нилл“Почти истерическое неприятие золотого стандарта является тем пунктом, который объединяет государственников всех мастей. Они явно чувствуют (возможно, даже более тонко и отчетливо, чем многие самые убежденные защитники laissez faire - политики невмешательства государства), что золото и экономическая свобода неразделимы, что золотой стандарт является инструментом политики невмешательства и что каждое из этих понятий подразумевает другое.”Золото и экономическая свобода. Алан Гринспен.И это пишет человек, который впоследствии завалил зелёными фантиками всю планету. Гениальные слова ( на мой сермяжный взгляд ). Жаль только, что это сказал такой грандиозный подлец.Эпиграф.Одна корова другой:- Мне иногда кажется, что люди держат нас коров только для того чтобы доить, а потом зарезать и съесть!- Опять ты со своей теорией заговора?! Лучше молчи, а то над тобой будет смеяться все стадо! Дaйтe мнe yпpaвлять дeньгaми гocyдapcтвa, и мнe нeт дeлa дo тoгo, ктo coздaeт eгo зaкoны - ни дo нeгo, ни дo eгo зaкoнoв.Maйep Poтшильд.Нacтoящee opyжиe xpaнитcя не в apceнaлax бeзмoзглыx вoeнныx миниcтpoв, нacтoящee opyжиe xpaнитcя y мeня в бaнкe. Джeймc “Якoв” Poтшильд.“Нет более прямого и надёжного способа захватить контроль над нацией, чем через её систему кредитования (через её деньги)”. Цитата из письма братьев Ротшильд, написанного из Лондона к одной банковской фирме в Нью-Йорк 15 июня 1863 года.“Битва, которая проходит через века и в которой рано или поздно предстоит сразиться, – это сражение людей против Банков”. Мистер Реджинальд Мак Кенна, президент Банка Мидланд в Лондоне.Я боюсь, что простым гражданам не понравится, если они узнают, что банки могут создавать и создают деньги. И те, кто управляет кредитом страны, направляют политику правительств и держат в своих руках судьбу народа. Реджинальд М. Кенна “Меня пугает, что простые граждане не желают знать тот факт, что банки могут создавать и уничтожать деньги по своему желанию. И то, что банки контролируют кредит нации, руководят политикой правительства и держат в своих руках судьбы людей”. Сэр Филлип А. Бенсон, президент ассоциации американских банкиров, 8 июня 1839. “Влияние Маркса в современном мире представляет, можно сказать, самый колоссальный пример челоќвеческой глупости, какой встречается в истории мысли”*****.Б. Н. Чичерин.Наилучшим правительством является наименее управляющее. Т. Джеферсон. Полезная задача из ИЗРАИЛЬСКОЙ АРИФМЕТИКИ.Благодаря указаниям одной Доброй и Умной Тёти Пкидат Саад ( пкидат саад - бюрократка в помощь, Лишкат а саад - бюро помощи, сравни - “Министерство любви” у Оруэлла - “1984”, в дальнейшем - ДУТПС ) в соответствии с ещё более Добрым и Мудрым Законом о Подростках ( ДУЗП, полный перечень полномочий ДУТПС согласно ДУЗП смотри ниже в апелляции к Генеральному прокурору Мени Мазузу ) в Свободном Демократическом Еврейском Государстве Израиль ( СДЕГИ ) каждый месяц отнимают у родителей и продают для разбора на органы в среднем 6 детей.Сосчитай : сколько еврейских детей уничтожено в СДЕГИ за 61 год его существования благодаря указаниям всех ДУТПС вместе, если среднее число ДУТПС в каждом году - 350 и эта их Благородная и Полезная Деятельность ( БПД ) продолжается непрерывно уже 61 год.Сколько всего еврейских детей уничтожено в этом Рае для Евреев ( РЕ ), если за 61 год его существования приблизительно в два раза большее количество детей было украдено у рожениц в государственных больницах и роддомах и ещё такое же приблизительно количество собрано беспризорных детей на улицах, которых также спасают ДУТПС, а также в два раза большее количество детей превращено в дебилов благодаря психиатрическому лечению от гиперактивности и депрессии, которую очень профессионально вызывают согласно указаниям ДУТПС и специальным классам, куда засовывают нормальных детей и 10-12 лет внушают им, что они дебилы.Сообрази : кто талантливее, способнее и изобретательнее в уничтожении еврейских детей - немецкие фашисты или израильские ДУТПС?!Подсчитай также : сколько на этом может заработать тот, кто властвует над этим СДЕГИ ( предположительно - дядя ротшильд, который изобрёл эту гениальнейшую и гуманнейшую систему ), если один человек, полностью разобранный на органы, стоит 2-3 миллиона долларов.Прикинь : сколько приблизительно виселиц необходимо построить, чтобы за неделю успеть помочь всем ДУТПС ( как работающим сейчас, так и ушедшим на заслуженный отдых ) переселиться из РЕ в Рай настоящий, который они, несомненно, заслужили благодаря своей БПД. А также всем Спасателям, помогающим в этой БПД ДУТПС по их указаниям ( они перечислены в письме к Мени Мазузу ). А также всем членам Кнессета, Президентам, премьер-министрам, министрам, прокурорам, мэрам и т. д., которые всё отлично понимают и уже 60 лет покрывают ДУТПС и ничего не делают, чтобы отменить ДУЗП, так как дядя ротшильд, очевидно, не разрешает.“Влияние Маркса в современном мире представляет, можно сказать, самый колоссальный пример челоќвеческой глупости, какой встречается в истории мысли”*****.Мизес.Хочу начать с определения целей данной работы. Если бы я стал просто по порядку отвечать на вопросы, поставленные устроителями конкурса, то навряд ли смог бы сказать что-то новое и сказать лучше, чем сказали великие политэкономы.Хочу подчеркнуть, что я не экономист профессионал. Может быть в данном случае это является моим преимуществом, потому что вынужден изъясняться простым русским языком.К моему глубочайшему изумлению, все психологи, психотерапевты, психоаналитики, политические философы, политэкономы, социологи и т. д. не замечают одну очевидную для меня вещь. Вначале несколько цитат :Сколь бы туп ни был человек, он знает, как определить разницу между дешевыми туфлями и дорогими и оценить полезность новых изделий.В области социальной организации и экономической политики ситуация иная. Здесь самые хорошие теории являются бесполезными, если не разделяются общественным мнением. Они не могут работать, если не принимаются большинством людей. Какой бы ни была система правления, не может идти речи о длительном руководстве страной на основе доктрины, расходящейся с общественным мнением. В конце концов философия большинства одерживает верх.МизесВерховенство общественного мнения определяет не только исключительное место, занимаемое экономической наукой в мышлении и знании. Оно определяет весь ход человеческой истории.МизесРасцвет человеческого общества зависит от двух факторов: наличия интеллектуальной мощи выдающихся людей, чтобы создать и постичь разумные социальные и экономические теории, а также способности этих или других людей сделать эти идеологии приятными для большинства.МизесКапитализм дал миру то, что ему было нужно, более высокий уровень жизни для постоянно растущего количества людей. Но либералы-пионеры и сторонники капитализма не обратили внимания на один существенный момент. Общественная система, какой бы полезной она ни была, не может работать, если ее не поддерживает общественное мнение. Они не предвидели успеха антикапиталистической пропаганды. Развенчав миф о божественной миссии помазанников божьих, либералы пали жертвой не менее иллюзорной доктрины несокрушимой мощи разума, непогрешимости volont??й?? g??й??n??й??rale* и божественной инспирации большинства. Они думали, что в долгосрочной перспективе ничто не сможет остановить поступательное улучшение социальных условий. Разоблачив вековые предрассудки, философия Просвещения раз и навсегда установила господство разума. Достижения политики свободы явили столь очевидные свидетельства благотворности новой идеологии, что ни один мыслящий человек не рискнет поставить ее под сомнение. А подавляющее большинство людей, полагали философы, являются разумными и способны мыслить логично.Старым либералам не приходило на ум, что большинство людей может интерпретировать исторический опыт, исходя из другой философии. Они не предвидели такой популярности в XIX и XX вв. идей, которые они называли реакционными, суеверными и неразумными. Они столь свыклись с предположением, что все люди наделены даром логичного рассуждения, что абсолютно неверно истолковывали смысл дурных предзнаменований. Им казалось, что все эти неприятные события были временными рецидивами, случайными эпизодами, которым не стоит придавать особого значения. Что бы ни говорили реакционеры, они не могут отрицать одного, а именно, что капитализм обеспечил постоянно повышающийся уровень жизни для быстрорастущего населения.МизесВот что пишет в своём письме ко мне Евгений Репин :“ В последнее время я всё больше склоняюсь к следующей мысли : неприятности ( например, бюрократизм, включая огромные налоги на его поддержание ) исходят не столько от политиков и их политики, сколько от образа мыслей обычных людей. Образ мыслей масс - первичен. Политики - вторичны. Поэтому разработка конкретных политических мер, включая отмену НДС и прочих налогов, без преодоления образа мысли миллионов людей, путь опасный. Он встретит массовый протест. Ведь резкое снижение налогов предполагает отказ от государственной ”халявы“, ради которой собираются большие налоги.Пока обычные люди не поймут, что государственная ”халява“ подобна сыру в мышеловке, опасно резко снижать налоги и прочие публичные обязанности граждан. А сегодня редкие люди понимают обременительность государственной ”халявы“. Массы этого не понимают, поэтому они пасть порвут тем, кого заподозрят в покушении на ”халяву“.”.К сожалению, он высказал эту мысль в частном письме, а не в своих произведениях.“Я полагаю, что то значение, которое фрейдисты придают агрессивности, вызвано изучением семей и школ - таких, каковы они есть. Нельзя изучить собачью психологию, наблюдая ретривера на цепи. Не стоит и умозрительно теоретизировать по поводу человеческой психологии, когда человечество посажено на строгую цепь, создававшуюся поколениями жизнененавистников. Я утверждаю: в свободной атмосфере Саммерхилла проявления агрессивности совершенно не похожи на те, что характерны для школ со строгой дисциплиной”. (Саммерхилл - это школа-интернат со свободным посещением уроков в Англии).А. НиллСуть дела в том, что пока кардинальным образом не изменится сознание абсолютного большинства людей на планете, а именно : пока они не поменяют свою запрограммированность на стремление к рабству на запрограммированность на стремление к свободе, то есть,пока человечество не откажется от идеи, что искусственное задавливание естественного стремления каждого индивида к свободе - это очень хорошее деяние, все самые красивые теории либертарианства, либерализма, анархо-капитализма, праксиологии, персонализма останутся пустым звуком, всего лишь благими пожеланиями и воздушными замками!А тоталитаризм будет продолжать отвоёвывать всё новые и новые позиции !Для меня является очевидным, что самый главный фактор, программирующий людей на стремление к рабству - это принудительная школа, создающая больную цивилизацию !Институт принудительной школы - это не вещь, вытекающая из естественного закона, а совершенно искусственная конструкция ! Её автор - Ян Амос Коменский. Я думаю, что если до него все беды человечества были от отсутствия массового образования, то есть из за массового невежества, то после него вследствие принудительности массового образования !Принудительная школа - это искусственное образование. В древней Греции не было ничего подобного и нигде в древнем мире науки и искусства не получили такого расцвета. Если это искусственное образование (как и Центральный банк), то не случится трагедии, если его уничтожить, как раковую опухоль. ЛЮДВИГ ФОН МИЗЕСЛИБЕРАЛИЗМБеттина Бьен ГривзПредисловие к американскому изданию 1985 г.Мысль Мизеса о том, что идеи правят миром, рефреном проходит через все его книги. Но в “Либерализме” она проступает особенно ярко. “Окончательный результат борьбы между либерализмом и тоталитаризмом, – писал он в 1927 г. – будет решаться не оружием, а идеями. Именно идеи объединяют людей в борющиеся группировки, вкладывают оружие в их руки и определяют, против кого и за кого это оружие будет использоваться. Именно они, а не орудия, в конечном счете и решают исход дела”. Нет причин для разрастания и усиления бюрократического аппарата, если за спиной у него не стоит группа интересантов, если не существует кормушка в виде центрального банка, а лоббирование чьих бы то ни было интересов запрещено конституционно. Вспомним Ротшильдов :Дaйтe мнe yпpaвлять дeньгaми гocyдapcтвa, и мнe нeт дeлa дo тoгo, ктo coздaeт eгo зaкoны - ни дo нeгo, ни дo eгo зaкoнoв.Maйep Poтшильд.Нacтoящee opyжиe xpaнитcя не в apceнaлax бeзмoзглыx вoeнныx миниcтpoв, нacтoящee opyжиe xpaнитcя y мeня в бaнкe. Джeймc “Якoв” Poтшильд.“Нет более прямого и надёжного способа захватить контроль над нацией, чем через её систему кредитования (через её деньги)”. Цитата из письма братьев Ротшильд, написанного из Лондона к одной банковской фирме в Нью-Йорк 15 июня 1863 года: Полезная задача из ИЗРАИЛЬСКОЙ АРИФМЕТИКИ.Благодаря указаниям одной Доброй и Умной Тёти ПС ( пкидат саад - бюрократка в помощь, Лишкат а саад - бюро помощи, сравни - “Министерство любви” у Оруэлла - “1984”, в дальнейшем - ДУТПС ) в соответствии с ещё более Добрым и Мудрым Законом о Подростках ( ДУЗП, полный перечень полномочий ДУТПС согласно ДУЗП смотри ниже в письме к Мени Мазузу ) в Свободном Демократическом Еврейском Государстве Израиль ( СДЕГИ ) каждый месяц отнимают у родителей и продают для разбора на органы в среднем 6 детей.Сосчитай : сколько еврейских детей уничтожено в СДЕГИ за 61 год его существования благодаря указаниям всех ДУТПС вместе, если среднее число ДУТПС в каждом году - 350 и эта их полезная деятельность продолжается непрерывно уже 61 год.Сколько всего еврейских детей уничтожено в этом Рае для Евреев ( РЕ ), если за 61 год его существования такое же приблизительно количество было украдено у рожениц в государственных больницах и роддомах и ещё такое же приблизительно количество превращено в дебилов благодаря психиатрическому лечению от гиперактивности и депрессии, которую очень профессионально вызывают согласно указаниям ДУТПС.Сообрази : кто талантливее, способнее и изобретательнее в уничтожении еврейских детей - немецкие фашисты или израильские ДУТПС?!Подсчитай также : сколько на этом может заработать тот, кто властвует над этим СДЕГИ ( предположительно - дядя ротшильд, который изобрёл эту гениальнейшую и гуманнейшую систему ), если один человек, полностью разобранный на органы, стоит 2-3 миллиона долларов.Прикинь : сколько приблизительно виселиц необходимо построить, чтобы за неделю успеть помочь всем ДУТПС переселиться из РЕ в Рай настоящий, который они, несомненно, заслужили благодаря своей благородной и полезной деятельности. А также всем Спасателям, помогающим в этом благородном деле ДУТПС ( они перечислены в письме к Мени Мазузу ). А также всем членам Кнессета, Президентам, премьер-министрам, министрам, прокурорам, мэрам и т. д., которые всё отлично понимают и уже 50 лет покрывают ДУТПС и ничего не делают, чтобы отменить ДУЗП.Цель данной работы попытаться так преподнести идеи великих политэкономов : Юма, Мизеса, Ротбарда, чтобы они были понятны простым людям, не специалистам в экономике : рабочим, крестьянам, школьникам и всем, кому не безразлична собственная жизнь, будущее своих детей, правнуков и праправнуков.То, что я понял, думаю, важно понимать абсолютно всем.Главный вопрос для россиян, думаю, состоит вот в чём : почему Россия, самая богатая страна в мире по своим природным богатствам, с одним из самых талантливых народов мира, влачит такое жалкое состояние, в то время, когда при нормальном капитализме всё должно расцветать ?!Виноват ли в этом сам капитализм или причина в чём-то другом ? Можно задать вопрос : где обещанное процветание при капитализме ?Давайте отсюда и будем танцевать. Сначала я выскажу свою точку зрения, а вся эта работа будет посвящена её разъяснению.Я буду излагать эту тему в соответствии со своим личным пониманием. Так как внутри правого лагеря много различных направлений и мнений, то думаю, не случится ничего страшного, если будет представлено ещё одно мнение.I. Сокращения.КЧЛ- Капитализм с Человеческим Лицом.ПМВСИ - Принцип Максимально Возможной Свободы Индивида.ПССШО - Принцип Свободы в Системе Школьного Образования.ПОССШО - Правильно Организованная Свободная Система Школьного Образования.ЭГССШО ( экспериментальный городок со свободной системой школьного образования ).ПМВСДБС - Принцип Максимально Возможно Свободной Денежно Банковской Системы.ПМВВВ - Принцип Максимально Возможной Возможности Выбора.ПМВПССС - Принцип Максимально Возможно Простой и Справедливой Судебной Системы.ПМВССЗН - Принцип Максимально Возможно Справедливой Системы Земельного Налога.ПМВОКГАФ - Принцип Максимально Возможного Ограничения Количества Государственного Аппарата и его Функций.ПМВИМБ - Принцип Максимально Возможного Исключения Мошенничества в Бизнесе.ПОГВЭЖ - Полный Отказ от Государственного Вмешательства в Экономическую Жизнь.ПМВПФУО - Принцип Максимально Возможной Передачи Функций Управления Обществу.ПМВИКТУСП - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Системы Правления.ПМВИКТУГУ - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Государственного Устройства.ПМВИКТУСО - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Системы Образования.ПМВИКТУСС - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Судебной Системы.ПМВИКТУСЗН - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Системы Земельного Налога.ПМВИКТУДБС - Принцип Максимально Возможного Использования Компъютерных Технологий для Усовершенствования Денежно Банковской Системы.II. Свободология - наука всех наук о человеке и человеческом обществе !Либерализм, либертарианство, анархокапитализм, праксиология, персонализм, терминомика илиСВОБОДОЛОГИЯ !?То, что все социалистические теории порочны, ясно любому здравомыслящему человеку. Но давайте взглянем на свободолюбивые теории.Возьмём либертарианский принцип :“Насилие возможно применять только в ответ на насилие или перед угрозой насилия.”.Можно привести множество примеров, когда применение этого принципа приводит к удручающим последствиям.Рассмотрим примеры.Взрослый человек соблазняет ребёнка на секс или на наркотики. Никакого насилия тут не совершается, вопреки утверждению либертарианцев, желающих подогнать эти случаи под либертарианский принцип.Мошенник присваивает себе чужое имущество тоже ненасильственным путём. Означает ли это, что ему нужно разрешить мошенничать ? Можно ли конфисковать имущество мошенника в возмещение убытков потерпевшего ?Рассмотрим проблему образования.Справедливость и высшая человечность требуют, чтобы каждому ребёнку, независимо от имущественного состояния и социального статуса его родителей, а также беспризорным детям были предоставлены все возможности и все условия для максимально возможного развития его творческого потенциала, его природных склонностей и задатков. То есть, чтобы любой ребёнок имел возможность учиться у лучших учителей, бесплатно посещать мастерские, кружки, спортивные секции, бассейны, спортивные площадки, библиотеки и т. д. Согласно либертарианскому принципу это невозможно. Так как для осуществления всего этого придётся отнять у одних и отдать другим.Принудительная система образования эту проблему не только не решает, а наоборот : подавляющему числу детей прививает комплекс неполноценности, внушает, что они дебилы и программирует их на стремление к рабству и к несчастьям во взрослой жизни. Согласно либертарианскому принципу физическое насилие здесь не производится, а следовательно - это легитимно. В Израиле в этом смысле происходит что-то жуткое - уже одебилили весь народ.В начале ХХ века человечество уже созрело, чтобы у него можно было отнять естественное право на золотой стандарт. Созрело именно потому, что на протяжении нескольких столетий до этого подвергалось интенсивной обработке принудительной школой. В конце ХХ века оно уже созрело для введения в законодательном порядке принудительного психиатрического лечения.Старые постулаты просветителей XVIII века, положенные в основу Американской Конституции, уже не работают.Власть закона : мы знаем, что законы могут быть преступными. Примеры : фашистская Германия и закон о подростках в Израиле.Свобода вероисповедания : мы знаем, что могут быть изуверские секты, калечащие психику детей, а иногда и физически.Отделение церкви от государства : мы видим, что это так же не спасает от сползания человечества к тоталитаризму.Свобода слова : мы видим, что путём овладения средствами массовой информации во всём мире, можно создавать необходимое группе интересантов общественное мнение и промывать мозги всему человечеству в нужном им направлении при сохранении видимости свободы слова.Можно наложить табу на неугодные им темы и приучить журналистов и телеведущих воспринимать это, как должное.Парламентская система : мы видим, что она вполне может быть фикцией и профанацией. Изуверский закон о подростках в Израиле, который не изменяется уже 54 года и согласно которому бюрократы наделены такими полномочиями, что КГБ и ГЕСТАПО - это маленькие дети по сравнению с ними. И эти преступления против человечества поддерживаются всей мощью государственного аппарата. Я прошёл советские лагеря. Там люди умирали как мухи от голода и туберкулёза, но такой изощрённой подлости и жестокости, как в Израиле, я там не встречал.Судебная система, психиатрия, социальная служба, школы, здравоохранение, полиция - всё это может быть поставлено на службу преступлениям против человечества и это в соответствии с законом.Мы видим, что премьер министры и президенты вполне могут превратиться в марионеток в руках той же группы интересантов, как это видно на примере Израиля и США.Некоторые из ведущих сторонников мизесианской теории - которые, несомненно, все прекрасно понимали - пошли на поводу у нового учения (кейнсианства ), чем обеспечили себе ведущие посты в американских университетах.РотбардНемногие американцы знают, что раньше Гринспен был честным защитником золотого стандарта как единственной денежной системы, подходящей для свободного общества. Через некоторое время после моего возвращения в Конгресс в 1996 году, я разговаривал с Гринспеном на специальном мероприятии, которое проводилось перед его речью для банковского комитета Конгресса. На этом мероприятии каждый конгрессмен мог подойти и пообщаться или сфотографироваться с первым лицом ФРС. Я решил принести свою оригинальную копию его статьи 1966 года в журнале “Вестник объективизма”, под названием “Золото и экономическая свобода” - выдающаяся работа, в которой излагались экономические и моральные достоинства товарного денежного стандарта по сравнению с неразменными бумажными деньгами. Он любезно согласился подписать ее для меня. И пока он подписывал статью, я спросил, не желает ли он написать опровержение. Он ответил, сохраняя естественный вид, что недавно перечитывал статью и что сейчас он не изменил бы в ней ни слова. Я нашел это восхитительным: неужели в самой глубине своего сердц