Взгляд в пустоту

Дуэль 2. КОСа. 1,2,3... Стреляем!

 


Взгляд в пустоту

***

Ночь.

По залитому лунным светом берегу моря несется серебристый Пежо. Скользящая по вершинам отвесных склонов дорога виляет и извивается. Черные обрывы задумчиво шелестят во тьме звуками прибоя…

Из приоткрытых окон автомобиля грохочет напряженная музыка. Колеса машины едва цепляются за мокрый асфальт.

На одном из поворотов Пежо резко заносит в сторону, водитель теряет управление, влетает в ограждение… Звук удара, скрежет металла, крик!

Автомобиль падает в воду и медленно идет ко дну…

Проходит некоторое время, крыша Пежо, на прощанье блеснув серебром, скрывается под водой. Разбуженные шумом окрестности постепенно успокаиваются и снова впадают в дремоту.

Близится утро.

***

Михаил с трудом открыл глаза: тяжелые веки принципиально оказывались подниматься. Еще бы пару часиков поспать…

— Дорогой, вставай! У тебя осталось два часа…Встреча, помнишь? - донесся крик жены из кухни.

Михаил потер лицо руками: дела, дела.

Еще некоторое время полежав в постели, он все-таки сделал над собой усилие и сел на кровати. Тело незамедлительно отозвалось болью во всех частях и точках.

Что ж такое-то? Будто всю ночь разгружал вагоны с углем.

Кряхтя и ругаясь, Михаил отправился в ванну. Только там он мог окончательно очнуться и впустить в себя окружающий мир, представший уже на кухне запахом жареного бекона и улыбкой заботливой жены Веры. Впрочем, довольная мина девушки была заметно натянутой. Чувствовалось некоторое беспокойство.

— Ты нервничаешь? Что-то произошло? - спросил Михаил, усаживаясь за стол. Желудок заурчал, предвкушая завтрак.

— С чего ты решил? - бросила Вера, выкладывая со сковороды яичницу. Когда ароматное кушанье было подано на стол, Михаил жадно набросился на него, словно не ел последние пару лет.

— Вера, я отлично тебя чувствую. Что такое? - повторил свой вопрос Михаил, уплетая завтрак.

— Да ничего, просто грязи много пришлось убирать в прихожей, - затараторила жена. - Оказывается ты принес на подошвах ботинок чуть ли не целые комья земли… И как я вчера не заметила?

— Солнышко, когда в последний раз тебя так расстраивала уборка? - заметил Михаил и внимательно посмотрел в глаза девушке. На них проступили слезы.

— Я не хотела тебе говорить: у тебя важная встреча, переговоры… Но… Лера… Лера Синявина… - пролепетала Вера. - Наша подруга… Она погибла этой ночью. Автокатастрофа.

***

О гибели Леры стало известно буквально на следующий день после катастрофы - Вера узнала о случившимся из утренних новостей.

Все местные газеты и телеканалы с жаром обсуждали различные подробности происшествия: Лера была популярным политическим журналистом, не боявшимся говорить правду о власти, и ее активная деятельность могла не устраивать многих сильных мира сего. Однако по всем признакам Лера слетела с крутой трассы сама: в ту ночь шел сильный дождь, девушка любила скорость, а в ее крови обнаружили большое содержание алкоголя.

Последующие несколько недель, прошедших после гибели Леры, запомнились Михаилу похоронной суетой, запахом цветов, религиозными обрядами и… бесконечной грустью. Лера была очень близкой к ним с Верой человеком. Можно даже сказать, что девушка была чуть ли не третьим членом семьи: всегда рядом, всегда вместе.

Михаил не смог сдержать слез на похоронах и плакал, как ребенок. Жизнь в отсутствие вечно веселой и действительно ЖИВОЙ Леры казалось пустой и неинтересной. Несчастная Вера даже не могла ходить на работу: только сидела дома и плакала… Отошла только через месяц.

Весь дом Веры и Михаила был наполнен памятью о Лере: совместные фотографии, игрушки, картины (журналистка умела очень неплохо писать самые настоящие пейзажи). Вера хотела сначала все убрать, но Михаил не позволил. Пускай будет ощущение, что она рядом…

В один из серых рабочих дней Михаил пришел домой пораньше: клиентов не было, без всякого толка сидеть в офисе не хотелось. Захватив по дороге несколько баночек пива, молодой человек поставил машину на стояку и с ощущением выполненного долга пришел домой. Родные стены встретили его темнотой. Веры еще не было: девушка работала в научно-исследовательском институте и имела привычку засиживать допоздна. Такой природой призванный химик, как Вера, не знала, что такое отсутствие дел: вечные исследования, эксперименты, посещения высоких гостей…

Быстренько переодевшись, Михаил с громким щелчком откупорил первую банку пива и открыл холодильник в надежде найти среди вороха всяческих непонятных продуктов что-нибудь съестное.

В гостиной комнате отчетливо заскрипел пол, словно кто-то быстро прошел по паркету в направлении спальни. Михаил закрыл холодильник и прислушался… Пару минут ничего не происходило, а затем хлопнула дверь спальной комнаты и следом раздался сочный треск стекла.

Схватив самый большой кухонный нож, Михаил ринулся в гостиную. Включив свет, молодой человек осмотрелся. Тишина и спокойствие. Только мерное тиканье настенных часов.

Михаил медленно повернулся в сторону коридора, ведшего к спальне. Тяжелая дубовая дверь была наглухо закрыта.

Что за чертовщина? Сквозняк?

Стараясь успокоить себя, Михаил сжал покрепче нож и не спеша подошел к двери. Резко распахнув ее, он влетел внутрь…

Никого.

Исследовав комнату, молодой человек не обнаружил никаких существенных повреждений, что само по себе было странным (треск все-таки был очень сильный). Окно было в сохранности, светильники тоже. Только одна из фоторамок, множество которых висело на стене напротив кровати, лежала на полу. Рядом валялись осколки.

Нахмурившись, Михаил нагнулся и поднял рамку. Из-за разбитого стекла на него смотрели счастливые Вера и Лера: белокурая жена с маленьким остреньким носиком, большими глазками и хитрая рыжеволосая лисица Лерочка с острыми бровками сидели в обнимку за столиком одного модного ресторана. Сзади их обнимал Михаил: его тонкая фигура примостилась как раз между девушками. Длинные черные волосы упали на его гладкое лицо, почти сокрыв карие глаза.

Старая фотография, хорошая…

Михаил не стал ничего рассказывать Вере. Просто вставил фотографию в другую рамку и повесил ее на старое место. Если жена заметит, тогда он и объяснит. А сейчас нечего беспокоить и так нервную в последнее время девушку.

Сидя около полуночи на диване в гостиной и потягивая красное вино, Михаил нежно гладил сонную жену. В углу горела всего одна лампа, легкий полумрак окутывал комнату, а сладковатый дурман баюкал сознание…

Потянувшись за бокалом, Михаил случайно надавил жене на бедро. Та дернулась и заворочалась - успела уснуть. Присмотревшись, молодой человек обнаружил на теле возлюбленной нешуточный синяк, чуть ли не с ладонь размером. Видимо, упала где-нибудь… В связи с последними событиями Веру часто мучили мигрени, случались даже потери сознания…

Он не заметил, как заснул. Просто провалился в сон, наполненный серыми тенями… Сначала в видении предстал странный лес, окутанный туманом. Пройдя сквозь него, молодой человек оказался на извилистой дороге, терявшейся в черной дымке… Затем мир вспыхнул ярким светом, и Михаил неожиданно очутился напротив двери собственной спальни. Она была вся покрыта трещинами и в некоторых местах обожжена…

В голове возникла мысль: “Там же Вера!”

Михаил сделал шаг, но нога двигалась медленно, увязая в воздухе. Сделал второй - ничем не лучше. Молодой человек попытался помочь себе руками, но руки отказывались слушаться. А дверь все удалялась от него… дальше и дальше…

— Загляни, внутрь, - потребовал настойчивый голос. - Загляни!

Михаил продолжал двигаться, не сдаваясь. Ноги ломило от боли… Вперед, вперед.

— Загляни, посмотри… Убедись, удостоверься… - шептал кто-то на ухо.

Молодой человек бился изо всех сил. “Вера! С ней что-то не так!” - билось в его голове. Нужно сражаться, биться, вперед!

Воздух стал податливее, вязкость пропала, Михаил схватился за ручку

— Там… там… там! - голос сорвался на истеричный крик.

Михаил дернул дверь на себя…

И проснулся.

Он стоял посередине своей спальни.

— Дорогой, ну что там? - окликнула его жена из гостиной.

— Ничего, любимая, просто зашел посмотреть, - пробормотал ошарашенный Михаил и окинул взглядом висевшие на стене фоторамки.

Почти и все они были разбиты…

***

Грустная мелодия, полная оживших слез, плавно вытекала из динамиков и расползлась по комнате печалью и всепоглощающей тоской. Зачем Михаил включил ее? Почему она наполняла собой одинокие стены его кабинета в столь поздний час?

Молодой человек не знал ответа. Уткнувшись лицом в ладони, он пребывал глубоко внутри себя.

Последние несколько недель в доме происходило нечто ужасное. Постоянно слышались странные звуки, исчезали и ломались вещи… Почти все предметы, каким-либо образом связанные с Лерой, были уничтожены. Кто-то старательно стирал память о ней…

Зачем? Почему?

Вера звонила экстрасенсам, читала какие-то книги по черной магии, выучила пару оберегов, но все было напрасно…

Лера продолжала сопротивляться. Она бродила среди пустынных комнат, она таилась в темноте.

В дверь кабинета тихо постучали.

Михаил резко поднял голову, выключил музыку и посмотрел в сторону стука. Он незамедлительно повторился вновь.

— Вера? - спросил он дрожащим голосом.

Тишина.

Михаил встал со своего кресла, закрыл дверь на ключ и, вернувшись обратно, снова включил музыку.

Силы медленно, но уверенно покидали Михаила. Он постоянно испытывал дискомфорт и усталость. Его часто трясло. Вера давала ему какие-то инновационные таблетки, от которых на некоторое время становилось легче, но затем сознание вновь погружалось в пучину невроза. Еще немного, и он просто сойдет с ума.

Лера, зачем?

Михаил открыл ящик стола и достал баночку с пилюлями, прописанными женой. Высыпав на ладонь парочку, он разом проглотил их. Выходить за водой он просто боялся. Липкий страх сковал его при одной мысли, что он откроет дверь и выйдет… в неизвестность!


Они отправились на пикник. Жена и Лера долго не могли согласовать место, но затем решили: это будет их любимая ложбинка в лесу, обосновавшаяся меж двух поросших высокой травой холмов. Совсем недалеко от берега. Лере очень нравилось…

Выгрузив вещи, счастливые путники разожгли костер, заготовили шашлыки, откупорили вино. Древесный запах в смеси с весенней свежестью бодрил тело и дух.

Все казалось так прекрасно.

Однако в какой-то момент Вера исчезла. Михаил только отвернулся, а ее уже рядом не было.

— Вера? Ты где? - спросил Михаил. В животе начал медленно стягиваться тугой узел…—  Лера, ты… - молодой человек повернулся к подруге, однако та уже отошла от костра на несколько метров и стояла к нему спиной. - Лера! Ты куда? Моя жена…

Лера сделал шаг вперед, затем еще и еще один. Михаил вскочил и побежал следом. Но как бы он не ускорялся, догнать Леру он не мог…

Лес закончился. Перед ним стоял его небольшой дом. На третьем этаже, под самой крышей, в квартире горел свет. Мрачный, багровый свет…

Проследовав за Лерой по темной лестнице наверх, Михаил остановился перед входом в озаренное страшным светом помещение. Изнутри доносились громкие удары и лязг железа.

Михаил почему-то был уверен, что это его квартира…

Лера исчезла— скорее всего проследовала за границу багровой реальности.

Молодой человек некоторое время колебался.

— Посмотри… Убедись… Ты должен увидеть, - зашептал голос.

Михаил медленно переступил через порог.

— Проснись… Ты должен очнуться! Иди… иди… Должен увидеть… Узнать!

Стены покрывал толстый слой пепла и обгоревшей шелухи… На полу темнели странные черные пятна.

Стук доносился из кухни…

Сердце Михаила бешено застучало. Он осторожно прошел нужный коридор и остановился у дверного проема. Дверь была открыта.

Трясясь от страха, молодой человек заглянул за угол…

У разделочного стола стояла Вера. Тяжелый молот в ее руках мерно поднимался и опускался вниз. Мелкие искры сыпались на замусоленное и рваное платье жены… Ее волосы, прекрасные золотистые волосы, казались мерзкой серой паклей, повисшей… на голом черепе!

Вера вдруг остановилась, отложила молот в сторону и взяла что-то со стола…Переливисто зазвенел металл.

Жена повернулась к Михаилу. В его душу заглянули черные провалы пустых глазниц

Вера протянула к мужу руку. В ней висела мощная круглая цепь…

— Одень…— прохрипела она. Молодой человек отшатнулся.

Цепь неожиданно ожила. Подобно змее, она зашипела и бросилась на Михаила. Он закричал!


— Тише, тише, любимый, это просто сон, - Вера нежно гладила мужа по голове. Тише, тише… - молодой человек был мокрый от пота, его трясло… Мир кружился перед глазами… Он лежал на полу. Где-то… - Просто сон.

***

— Не знаю, дружище, психологи всякие не по мне, - внушительно сказал Артем. - Морочат голову… Слушай их больше.

— Может быть… - отстраненно проговорил Михаил, потягивая пиво. Это был первый за несколько месяцев день, когда он смог выбраться и пообщаться с другом в баре. Благодаря таблеткам Веры и частым посещениям психоаналитика, его состояние медленно пришло в норму. Как только все вещи, связанные с Лерой исчезли из дома, ему начало становиться легче…

Призрак покинул дом.

— Да не может быть, а точно тебе говорю… - слова Артема потонули в реве заигравшей музыки: местные бременские музыканты, приглашенные администрацией на субботний вечер, заиграли что-то из рока. Ребята явно не жалели сил…

— В любом случае, сейчас стало легче, - ответил Михаил. Приходилось срываться на крик, чтобы пересилить бренчание весьма неискусных артистов.

— Легче… Да ты дома стал зависать, словно барсук… Сидишь в своей норе, у жены под боком. Где тот славный и вечно веселый парень? Ты как зомби! - горячился Артем.

Михаила перекосило. В последнее время он действительно постоянно находился рядом с Верой - она не отпускала его ни на шаг. Если он пытался сопротивляться, хватало ее единственного слова, чтобы его протесты тут же были сведены на нет… Он быстро успокаивался и просил у жены прощения. Как она его отпустила сегодня - не понятно…

— В общем, друган, ты смотри… Но на мой взгляд, ты не с проблемой борешься, а лишь закрываешься от нее. Ставишь щит, не желая нанести ответный удар и сокрушить врага… - Артем сделал мощный глоток пива. - Просто возьми и загляни в себя самого, открой свою пустоту…Ты поймешь…


Михаил вернулся домой в крайне скверном расположении духа. Ему никак не давали покоя слова Артема.

Веры дома еще не было.

Сбросив с себя одежду, Михаил залез в теплый душ. Не помогало.

Закинув в себя еще одну бутылку пива, он решил посмотреть футбол. Бесполезно.

Чего-то не хватало. Он не находил себе места. Решил позвонить жене.

— Алло, Вера? - проговорил он в трубку. - Слушай, мне что-то неймется… Начинаю нервничать…

— Дорогой, что-то случилось? С друзьями, да? Так и знала, что не надо было тебя никуда отпускать… - голос супруги был подчеркнуто строгим.

— Нет, все нормально. Просто места себе найти не могу…

— Скоро буду. Задержали тут нас… Прими таблетку. Она лежит в твоей тумбе, в спальне.

Закончив разговор, Михаил послушно отправился исполнять сказанное. Присев на кровати, он отодвинул ящик, нащупал баночку с пилюлями, высыпал на руку…

— Убедись, посмотри… поверь… - услышал вдруг Михаил.

В ужасе вскочив, он отлетел в дальний угол комнаты и прижался к нему. Таблетки выскочили из рук и рассыпались по полу…

— Вспомни, посмотри… Загляни… Загляни в пустоту, - голос шел из ниоткуда. Он просто был. Везде…

Свет в комнате начал тускнеть… Тени поползли по стенам спальни, оставляя за собой… пепел…

— Внутри… - шепот проникал внутрь сознания, забирался под корку мозга…Больно…

Мебель заходила ходуном, лопнула лампочка в люстре… Тумбочка Веры вдруг вылетела из-за кровати и упала прямо перед остолбеневшем от ужаса Михаилом. Дверца шкафчика нетерпеливо задрожала.

— Посмотри… Убедись…

Михаил закричал и бросился прочь из спальни. Дверь закрылась перед его носом.

— Загляни в пустоту, - потребовал голос.

— Нет! Прочь! К черту! - не помня себя от ужаса закричал Михаил и, упав на пол, схватил первую попавшуюся таблетку.

Наступила тишина…

***

Минули полгода. Все неприятности, последовавшие за Лериной смертью, постепенно улеглись и выветрились из памяти. Михаил чудесно жил вместе с Верой и исполнял любые ее желания. Он хотел быть с ней вечно…

Одним дождливым днем Вера уехала на неделю в командировку. Поехать с женой Михаил не смог: бизнес требовал его непосредственного участия. Однако с Верой они условились: он не станет посещать какие-либо заведения после работы и обязательно будет принимать свои антистрессовые пилюли.

Молодой человек послушно исполнял скрепленную клятвами договоренность, но однажды случайно проговорился друзьям о временном отсутствии жены. Ушлые ребята, только услышав про запрет на отдых вне дома, завалились в квартиру к другу с битком набитыми пакетами алкоголя… Веселье затянулось на несколько дней…


Проснувшись ночью, Михаил скинул одеяло и резко поднялся с кровати.

Почему он проснулся? Зачем?

Постояв несколько минут, молодой человек сделал пару шагов и остановился. Прислушался.

В соседней комнате храпел Артем…

Тело ломило от боли. Тяжелую голову тянуло вниз…Но спать не хотелось.

Нужно было пойти в кабинет.

Зачем?

Михаил задался этим вопросом, когда уже стоял на пороге свой рабочей комнаты.

— Загляни в пустоту, - прошептал голос на ухо. - Убедись…

Таблетки! Ну конечно! Он не принял таблетки!

Молодой человек затрясся.

— Посмотри… - Михаил не мог совладать с собой, его тянуло вперед.

— Загляни… В пустоту!

Он переступил порог.


— Мишка привет! - поздоровалась Лера, войдя в кабинет. В руках она держала мороженное - эскимо. - А я тебе вкусняшку принесла!

Михаил оторвался от экрана ноутбука и улыбнулся. Рыжая лисичка всегда умела поднять ему настроение.

— Спасибо, звездочка! Только сейчас мне нужно закончить одно дело…

— Ах да… бизнесмен, - усмехнулась Лера, усаживаясь в кресло рядом с рабочим столом. - Так… а это что? - кивнула девушка.

Молодой человек посмотрел в указанную сторону.

— А… это какие-то инновационные препараты, - отмахнулся Михаил. - Вера принесла. У меня в последнее время голова болит… Вроде помогает.

— Ясно… - загадочно прищурилась Лера, но промолчала.


Над городом медленно собирались дождевые тучи… Серебристый автомобиль только успел покинуть город, когда на него обрушились потоки воды.

Настроение испортилось. Пикник оказался под угрозой срыва.

Михаил начал нервничать.


— Милый, тебе не кажется, что Леры… слишком много в последнее время? - спросила Вера и поцеловала мужа в губы.

Михаил нетерпеливо сорвал с жены кофту и впился губами в ее грудь.

— А? Как думаешь?— повторила девушка.

— Не сейчас, - ответил молодой человек. Нашла время…


Любимое место оказалось занято. Лера чуть не расплакалась от разочарования… Михаил с трудом успокоил девушку.

Спустя полчаса они нашли другую ложбинку.

Но все равно не то.


Михаил успел припарковать машину и уже поднимался на крыльцо дома, когда из дверей вылетела раздраженная Лера. Не заметив друга, она пробежала мимо него напрямик к своему Пежо.

— Лера! Ты чего? - окликнул ее ошарашенный Михаил.

Девушка остановилась и посмотрела на него.

— Что-то не так? - спросил молодой человек. На лице Леры читалось явное беспокойство.

— Миша… Больше не употребляй таблетки…

— Какие таблетки? - изумился Михаил. - Я с детства не употребляю таблетки…

— О, боже! - воскликнула Лера и, быстро вскочив в машину, уехала.


— Что ты мне указываешь? - вскричала Лера. - Я сама знаю, что делать, понятно?

— Тише, тише… - попыталась успокоить подругу Вера.

— Что тише? Какого черта, Вера? Может и мне предложишь своих чудо-таблеток, а? Сука ревнивая?


Михаил рвал на части фотографии, игрушки, картины. Резал ножом, Сжигал, топил… Уничтожал!

Он должен, должен это сделать. Так сказала. Она.

— Чтоб духу этой твари не было в моем доме! — помнил он ЕЕ крик.


— Это я-то дрянь? Я? - глаза Веры сверкали пламенем ненависти. - Ах ты стерва… Ты решила предать меня! Тебе нужен Миша, так?

— Что? Вера, успокойся, - встрял в ссору Михаил. Жена говорила сущие глупости!

— Молчать! Сидеть смирно! Ты ничего не слышишь! - заорала вдруг Вера. Молодой человек тут же подчинился: доселе увлеченный поеданием подгоревшего шашлыка, он вдруг отложил тарелку и приборы в сторону, сел прямо и уставился в пустоту. Лицо потеряло всяческое выражение - И не помнишь! Очнешься тогда, когда я разрешу!

— Господи… - глаза Леры расширились от ужаса. - Ты же…

— Да. Теперь все его сознание заполняю я… И моя воля! - расхохоталась Вера. Ее красивое лицо исказила гримаса злобы и восторга.

— Чудовище! - крикнула Лера и, вскочив на ноги, бросилась к машине.

— Стой, тварь! Мы еще не договорили! - Вера бросилась вдогонку… Залепив подруге пощечину, она свалили ее с ног…


Михаил мог часами бродить по дому и не замечать ничего. Он мог сделать что угодно. Все, что скажет ему Она. Его госпожа.

— Я хочу, чтобы в доме не осталось ничего,, что было бы связано с Лерой. Это понятно? - сказала Вера и коснулась пальчиком лба мужа.

— Да. Я все понял, - ответил Михаил.

— Потерпи немножко, любимый. Есть некоторые побочные эффекты… Галлюцинации, временное раздвоение личности… Потом я тебе дам пилюли для спокойствия. А пока… много дел.


Шел страшный ливень. Вода заливала лес. Сотни ручейков неслись сквозь зеленые массивы. Земля размокла. На ноги налипла грязь…

Вера потерла ушибленное бедро. Лера умудрилась хорошенько приложить ее… И вообще могла удрать, если бы не…

— Я хочу, чтобы ты сейчас выпила целую бутылку водки, затем поехала на машине и на одном из крутых поворотов врезалась в ограду, - девушка коснулась лишенного эмоций лица Леры, нежно погладила грудь. Шприц с сывороткой она взяла с собой заранее, и во время драки вколола подруге в шею. Спустя пару секунда та оказалась полностью во власти Веры. - Жаль, что ты бросила меня, детка. Мне всегда было с тобой хорошо… Нельзя разбивать мне сердце… Нельзя. Теперь прощай…

Темнела ночь. Землю орошал мелкий дождь.

Голый и трясущийся от холода Михаил стоял на краю крутого берега. Перед ним плескалось растревоженное сильным ветром море. Рядом обрывалась разбитая ограда. Чуть поодаль лежали осколки кузова автомобиля Леры.

Как он попал сюда? Он вроде был дома…Что происходило с ним до этого?

Он не помнил… Он едва стоял на ногах. Он не мог пошевелиться.

С противным скрипом рядом с ним остановилась машина. Хлопнула дверь, застучали каблуки.

— Глупенький, я же сказала тебе не забывать принимать таблетки. Твое сознание начало прорываться. Это опасно, - проворковала Вера, накидывая на плечи мужа плед.

— Заче-ем? - прошептал он. - За-чем ты убила ее? Та-блет-ки…

— Ах да! Твои пилюли. Я взяла их с собой. Нужно принять…

— Нет, нет… - бессильно замотал головой Михаил. Руки повисли… У него не было сил сопротивляться.

— Надо, малыш, надо, - девушка сдавила мужу щеки и вложила в открывшийся рот две ярко-красные таблетки. - Насчет Леры… - глаза девушки на миг наполнились грустью. - Она прошлое, любимый. Теперь мы с тобой только одни. Навсегда. А все остальное… принадлежит пустоте.


Макс Каменски

15.11.2010

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий