Чудная

 

Шепча над котлом глубоким

она улыбалась Миру.

Расчет ее был далеким,

она - далеко не милой.

Она не была наивной,

Как многим того хотелось.

Всегда оставалась дивной,

И даже когда ревелось,

Ей небо стирало слезы

Даря лишь свои улыбки.

Она оживляла грезы

И исправляла ошибки.

В расчете на яркость масок

Забыла, кто есть на деле,

Увлекшись забавой красок

Нашла себя на пределе.

Никто не смотрел с опаской,

Когда она стих шептала.

Считали улыбку детской -

Она же всегда играла.

А память ей жгла ресницы,

Наружу рвалась словами

И гибкостью танцовщицы,

Несбыточными мечтами,

Она приносила тяжесть

И, будто бы, сожаленье,

Выветривая всю тягость

И жадное огорченье.

Расправив когда-то крылья,

Сейчас на метле летала,

Искала то чудо-зелье,

Что радостью окрыляло.

Нашедши себя в печали -

Писала стихи-заклятья,

Внимательно изучая

Динамику предприятий.

Обычная, в общем, где-то,

А где-то слегка чудная.

Кому то она - как лето,

Кому-то - совсем чужая.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий