Запах красного дерева

Многие из нас работают в недавно "отъевроремонтированных" офисах, даже не подозревая, что у зданий и помещений, ныне отданных под суетливое копошение клерков, есть другая, настоящая душа.

 

Черный рассказ в двух частях


Часть первая: последовательность событий


12 августа 2005, 02:12

Пост охраны


– Еще раз повторяю - этого не может быть. В здании никого, кроме нас и вас, нет. Если бы кто-то был, мы бы знали. Два часа назад был обход, и с тех пор никто сюда не заходил. Да и что тут делать среди ночи-то?

– Да откуда ж мне знать, кому тут что делать? Я вот свое дело делаю, может быть, кому свое надо. Говорю вам, в туалете кто-то спускал воду!

Марию Захаровну сложно чем-то напугать. Возраст за полтинник, спившийся, и оттого ушедший в мир иной муж. Два ребенка в наличии: один от него, второй - нет. Собственно, второй уже вполне состоятельный человек, разъезжает на иномарке, чем-то там торгует. Маму послушно навещает несколько раз в год: на день ее рождения, под Рождество и летом, когда вывозит к ней на дачу трех своих девчонок - жена и две дочки, для Марии Захаровны внучки, стало быть. Сам, впрочем, вместе с молодушкой не засиживается: оставляют внучек на попечение бабки, а сами - вжик хвостами, в отпуск на моря-океаны. Благо что позволить могут себе. Дочурки повзрослеют - с собой будут брать…

Впрочем, жизненная картина Марии Захаровны мало чем отличалась от соответствующих картин тысяч и тысяч других подобных ей женщин. Проводивших на покой свою молодость и зрелость, и теперь живущих только своими потомками. Самой Марии Захаровне давненько уже мало что нужно в этой московской суматохе, потому и довольствовалась скромной долей ночной уборщицы в одной из многочисленных столичных редакций. Да и не такой уж скромной долей по нынешним меркам, платят здесь раза в полтора больше, чем где-то еще. На той же должности, разумеется. А все почему? А потому, что немецкие издатели чистоту и порядок любят, это точно.

– Говорю ж, был там кто-то! – не унималась Мария Захаровна. Может быть, кто-нибудь с верхних этажей запозднился? Или молодежь из компьютерной редакции?

Охранник устало покачал головой и повторил в пятый уже, кажется, раз:

– В здании никого нет, все помещения опечатаны. Да вы и сами знаете, - добавил молодец в строгом черном костюме, - открывают их только ваши… кхм, коллеги. Утром.

Да, помещения вскрывались действительно рано утром, такими же уборщицами, как и Мария Захаровна, но заступающими в полпятого утра, а не с вечера. Они разбираются с внутренними помещениями, в отличие от ночной коллеги. Та отвечает только за коридоры, лестничные пролеты лифты и туалеты. Впрочем, лестницы и туалеты и днем тоже выскребают – дневная смена, третья и последняя.

– Ну как знаете. Я не кукнутая, на ходу не сплю. Но кто-то там был, в сортире этом вашем.

Устраивать словесную возню с полусонными охранниками расхотелось. А может быть, и впрямь померещилось? Вода, небось, просто по трубам прокатилась, а в полночной тишине показалось, что слилась в унитаз. Марии Захаровне не до проверок было – из туалета разве что не пулей вылетела, и куда ж только больные отекшие ноги подевались! Как молодые вынесли на первый этаж, к охранникам.

Но охрана энтузиазма не проявила и вообще настроена была сбагрить полоумную уборщицу заниматься своими уборщицкими делами на верхние этажи. У самих в коптерке, поди, собственные бизнесы. Видик там точно есть, значит и фильмы с голыми девками найдутся у кого-нибудь. Чем еще заниматься молодым парням на скучной охранной службе? Да еще самой ночью, в одном из самых глухих районов города?

– Если хотите, пойдемте, посмотрим запись с видеокамер. Коридор этот нами простреливается.

Марии Захаровне очень не хотелось идти в душноватое служебное помещение охраны. Но почему-то еще больше не хотелось возвращаться на второй этаж. В туалет с оставленным там ведром-тележкой.


4 марта 2005, 02:08

Редакция


Ненавижу это все. А все, что кроме этого - еще больше. Какого черта я должен сидеть сиднем глубокой ночью в редакции и тупить в экран монитора, ожидая, когда сверстается моя статья? Если выпускающему хочется все досконально контролировать - то: 1) пусть делает это сам, 2) внимательнее смотрит на оригиналы текстов, которые я ему сдаю. А то какая-то бесконечная история: на входе через господина Гнатюка проходят все материалы с легкостью еды, пролетающей через больного диареей. Иногда случаются несварения заголовков, но минут через десять в производимой им кислоте растворяются и они. А потом, когда материал уже сверстан, начинается интеллектуальный запор: и то ему не так, и это, и «вообще-куда-ты-смотрел-когда-писал-эту-статью».

Нет, положительно мотать отсюда, мотать. Прогибы под рекламный отдел, неизменно смешная (по меркам издательского бизнеса) зарплата, неизменная полтора года, эти уроды-немцы во главе со своими «юбер аллес унд рандт нах остен». Да, я-я, натюрлих-фольксваген, штангенциркуль, квадратиш-практиш-гут.

В пень это все. Пусть сами ночуют. Пойду ловить тачку - и домой. Завтра появляться на работе не собираюсь, и пусть это все летит туда, куда и должно лететь. В офсетную машину.

Зиновий Сергеевич Потресов, а в кругу знакомых неизменно «Зина» (причем все знали, что владельцу столь экзотического имени не нравится как оно само, так и все от него производные), редактор раздела «Хочу, и сразу!» в журнале «Peeeeps!», встал из-за стола и, сердито пнув сдохший год назад лазерный принтер, пошел по нужде в сортир. Благо что недалеко, и днем звук спускаемой воды замечательно долетает до редакторского места, вызывая мысли совершенно не тематического для журнала «Peeeeps!» содержания. Обычно при посещении отхожего места в голове редактора вертелась не самая лестная для начальства характеристика этого самого начальства. Заканчивалась она мыслями: «И мочиться я хотел на вас, на всех». Иногда глагол принимал более тяжелую и менее обтекаемую форму - это если нужда, по которой Зиновий Сергеевич посетил сортир, была поболе, чем маленькая.

Весь путь до туалета перед глазами маячило какое-то темное пятно. Впрочем, после шестнадцати часов перед монитором в полутемном помещении это обычное дело. К концу коридора очи Зиновия Сергеевича начали самопроизвольно закрываться, а их обладатель даже не вспомнил, как откупорил дверь с наклейкой «WC». Оклемался уже внутри - из приоткрытого окна ощутимо тянуло зимней прохладой. Зашел в кабинку, сделал свое дело, спустил воду. Несколько минут постоял с расстегнутой ширинкой, крепко задумавшись о смысле бытия. Тоже обычное дело. Для полуночного… того самого, бытия. Потом, Зиновий Сергеевич еще раз слил воду, вышел из кабинки, вымыл руки, обтер их о джинсы (чертовы уборщицы снова не заложили комплект бумажных полотенец!) и вернулся на свое место. Не выключил комп (пусть жрет энергию, немецкие херры платят!), собрал вещи и спустился вниз. Далее путь его должен был пролечь через пункт охраны, затем сквозь рамки выключенных с момента установки металлодетекторов – и далее на улицу. Еще десять-двадцать минут костотряса по грязноватым улицам этого гнилого района - и он будет у метро. Там можно поймать тачку, поскольку метрополитен, как известно, заканчивает свою работу сами знаете когда. А сейчас времени уже прилично больше, чем это когда.

Зиновий Сергеевич очень не любил ходить по лестнице вниз. Но оба лифта почему-то грохотали внизу, на первом этаже, не по-немецки разгильдяйски игнорируя вызовы. Редактор популярного молодежного журнала спустился по лестнице, но когда дошел до вестибюля, проснувшиеся лифты как ни в чем не бывало бегали по шахтам. Если верить цифрам на электронных указателях, конечно. Один из лифтов, ближний к редакции, застыл на втором, но Зиновий Сергеевич не обратил на это внимания – ему очень хотелось спать.

И когда он был сонным, и когда бодро здравствовал и здорово бодрствовал, Зиновий Сергеевич Потресов не интересовался, насколько развита у него интуиция. А зря: отвалившаяся через минуту после его ухода потолочная лампа ударила острым краем именно в то место, где обычно располагалась голова редактора, сидевшая на его плечах, когда сам редактор сидел на своем рабочем месте. И еще немного расширилась трещина в стене, смежной с лифтовой шахтой. Трещина образовалась после туркмен-евро-ремонта, затеянного после переезда в новое офисное здание. Правда, в прошлой жизни оно и близко не стояло к офисам-компьютерам-редакциям-натюрлихам. Был тут один из цехов мебельной фабрики, ныне почившей в бозе и потому распродающей органы – условно жизнеспособные кирпичные строения под офисы.

Но обо всем этом Зиновий Сергеевич, выходящий из здания, не думал. Не особо думал он и переходя улицу. Ленивым маршем бывший уже редактор молодежного глянцевого многотиражника пересек улицу Строевую вне пешеходного перехода…


01 ноября 2004, 14-09

Коридор. Возле площадки лифтов


— От, ведь, пружина-мать!

Марат, несмотря на эсэнгэвско-азиатское происхождение, русский язык знал и ругался на нем изысканно, как и положено старожилу советских и постсоветских межреспубликанских строек. Увы, его талант специалиста по коммуникациям в наше время, полное компьютерных сетей и европейских скрытых электроразводок, оценивался не очень высоко. Поэтому приходилось подбирать крохи, занимаясь черновой работой. Таких как он в современной столице России называли гастарбайтарами и ценили куда как низко, несмотря на то, что в нуждались в них куда как сильно. Но если тебе под шестьдесят и ты не очень хорошо видишь – то рассчитывать на свою ценность или нужду кого-то в себе любимом малость трудновато.

Именно зрение и подвело на этот раз. Неспешно шагая вдоль лифтов, Марат зацепил ногами какой-то кабель, уходящий в лифтовую шахту. Благо там никто не работал.

Мужчина подошел к шахте и попытался вытравить кабель. Не получилось – что-то мешало. Он наклонился в шахту и обнаружил, что мешает громоздкий перфоратор, которым, собственно, кабель и оканчивался. Какой-то полудурок из молодых туркменов (киргизов?) оставил инструмент внутри шахты зацепившимся за поперечину пружин. Ну, такие, здоровые, лифт амортизируют, если тот промахивается мимо остановки. Марат рванул посильнее, и перфоратор буквально выпрыгнул ему в руки, но сначала царапнул по дну лифтового колодца. Там то ли что-то навалено было, то ли маячила какая-то странная тень. Если бы немолодой рабочий посмотрел наверх, он бы увидел стремительно опускающийся на него лифт. Но вверх Марат не смотрел. Когда лифт со свистом пронесся мимо его этажа, Марат оставался полусогнутым, головой внутри проема в шахту.


28 сентября 2004, 02-09

Лифтовая шахта


Что поделаешь, приходится работать и ночью. Сроки горят, новые хозяева изъявили желание въехать через три недели, а работы с этим цехом - непочатый край. Как из него будут делать офисное здание - известно только Матвеичу да прорабам. Соотечественники шутят, что название прораб на стройках Москвы уже давно означает «проклинающий рабов». В качестве рабов выступают шабашники из ближнего зарубежья.

До утра оставалось отделать еще два помещения и закрепить скобы - держатели лифтовых рельсов. Джавлат решительно направился в шахту, сейчас еще совершенно нерабочую и заставленную лесами на всю четырехэтажную высоту. Скобы лучше всего ставить снизу вверх, тогда на уже установленную можно вставать ногами и прикреплять следующую.

На второй скобе возникла проблема: стена совершенно не хотела поддаваться электродрели, хотя до этого, вроде бы, все было хорошо. Джавлат выбрался наружу, дошлепал до инструментального ящика и поменял маломощный пистолет дрели на здоровенную берданку перфоратора. Взяв тяжелый аппарат наперевес, хрупкий гастарбайтер вернулся к шахте, стараясь не зацепиться ногами за тянущийся электрический шнур.

Когда он уже пристроил перфоратор к стене и нажал на курок, трос внезапно натянулся. Аппарат соскользнул по бетону и, вереща двигателем, ударил по угловому фиксатору балки лесов. Джавлат не удержался на скобе и рухнул в шахту. Если бы он падал лицом, он бы сильно удивился - вместо небольшой глубины колодца (дело-то было на первом этаже) он увидел бы как минимум шестнадцатиметровый тоннель. И какую-то смутную тень в дверном проеме шахты. Впрочем, последнее могло и показаться. Джавлату было не до созерцаний.



Часть вторая: события в последовательности


28 сентября 2004, 02-10

Лифтовая шахта


Тело одного из гастарбайтеров смирно покоилось в колодце шахты. Очевидно, бедняга сорвался с одного из верхних этажей, но никто не мог понять, как можно преодолеть нагромождения лесовых настилов, в несколько слоев перекрывших лифтовой тоннель. Официального расследования не было - приехавшие после «звонка куда надо» люди, курировавшие строительную контору Матвеича, погрузили тело гастарбайтера в закрытую машину и вывезли с территории. Потом его надежно спрячут. Работа грязная, но им платят за нее, людям этим.


01 ноября 2004, 14-10

Коридор около лифтов


Был маленький переполох. Один из пожилых рабочих лежал рядом с проемом в лифтовую шахту. Без сознания. Рядом валялся перфоратор со свитым как змея в кольцо проводом. Если бы делу дали официальный ход, судмедэксперт сразу бы разглядел под тюбитейкой Марата огромный пролом черепной кости. Но скандал на строительстве Матвеичу был не нужен, поэтому курирующим парням в закрытой машине снова, второй раз за короткий срок пришлось навестить здание на Строевой улице.


4 марта 2005, 02-13

Улица Строевая


Матвеичу очень хотелось домой. После всех этих историй с недоделанной или откровенно хреново сделанной работой в этом дурацком «мебельном офисе», как он окрестил свою последнюю халтуру, хотелось одного: вдарить рюмашку-другую - и на боковую. А еще лучше - вообще свалить из города. Ребята, опекающие его контору, не любят неприятностей, а два трупа на строительстве за месяц - это уже откровенный перебор. Тут и милиция может что-нибудь пронюхать, а крыша конторы Матевеича такого не одобрит.

С этими мыслями «строительный барон» вывернул на Строевую и дал по газам. Машина взвыла мотором, судорожно шлифуя шипованной резиной отвратительный зимний асфальт. Что-то было в этом звуке божественное, заставляющее призадуматься о смысле бытия… Впрочем, метнувшаяся через дорогу человеческая фигура легко отвлекла незадачливого администратора строительной конторы от поиска смысла этого самого бытия. Правая нога ударила по педали тормоза.

Не было даже визга покрышек: по присыпанному снегом льду никакая резина, даже шипованная, визжать не будет. Под тихий шорох шипов «десятка» подкосила неуклюжее тело пешехода и, почти не теряя скорсоти, пошуршала себе по своим десяточным делам. А тело сбитого прохожего взмыло вверх и вперед, пролетело несколько метров, глухо стукнувшись головой точно в разделительную линию. Та каким-то чудом пробивалась через снежно-грязе-ледяную кашу на асфальте. Незадолго до удара Зиновий Сергеевич Потресов (а именно он играл в данном акте локальной трагедии роль пешехода) в это время раздраженно вспоминал о чем-то своем редакторском. А может быть, сокрушался, что уборщицы обленились и перестали класть в пластиковые кармашки бумажные полотенца. А шут его знает, может быть, тоже думал о смысле бытия.

Через пару минут Матвеич в третий раз за эту проклятую осень набрал телефон своих «кураторов». Ребята приехали довольно быстро и так же оперативно погрузили в машину сначала одно бесчувственно тело, а потом, спустя некоторое время, и другое. Вроде бы, первое было все в грязном снегу, а второе – совсем чистое.

Один из бандитов сел в «десятку» Матвеича и тронулся куда-то в сторону складов неподалеку.


12 августа 2005, 02:14

Пост охраны


– Вот видите, никого, кроме вас, тут нет.

Охранник кивнул в сторону экрана. Там показывали документальное кино: Мария Захаровна, толкая перед собой ведро-тележку, выходила из-за угла. Далее она проследовала по коридору и скрылась вне пределов зрения камеры. Перед самым исчезновением с экрана в углу монитора что-то мелькнуло, но тут же исчезло.

– А вот со второй камеры, которая на туалет смотрит. Вот видите….

Голос парня дернулся и охранник замолчал. Мария Захаровна вгляделась в картинку и схватилась за сердце. Растолкав стопки какого-то секьюритического барахла, женщина по-рачьи, то ли боком, то ли спиной назад попятилась из служебного помещения. Врезавшись кормой в стену, взвыла дурным голосом.

На экране вслед за “киношной” Марией Захаровной двигалось черное пятно человеческого роста. Оно сопроводило уборщицу до туалета и зашло туда вместе с ней.


13 августа 2005, 07-42

Пост охраны


Суровые парни в пиджаках ушли, забрав с собой обоих охранников со вчерашнего дежурства, а заодно и начальника смены – ради такого случая побелевшего яки лист мелованной бумаги. Уборщицу никто не видел с ночи. Сережа Салин, заступивший на пост лишь утром, ничего не знал ни о ночном случае в коридоре, ни о загадочных смертях двух гастарбайтеров, ни об одновременном исчезновении редактора одного из журналов и хозяина строительной конторы, которая занималась обустройством нового офисного здания.


***


Но мебельная фабрика хорошо помнила все. И будет помнить, пока ее стены не запахнут вновь свежим древесным запахом. Пока цеха ее не наполнятся шутливыми выкриками мастеровитых мужиков-краснодеревщиков.

А пока она спала и видела ужасные сны нового офисного идиотизма. И сны тенями кружились в ней.

Но люди их почти не замечали. Почти.

Страница из
  • Frolov Vlad
    +1.0

    Вот так триллер, способ разворачивания событий довольно интересный, хотя первое время приходилось возвращаться смотреть на дату :)

  • Никитин Роман Владимирович
    +1.0

    Да, с хронологией там проблемы, признаю. В смысле, без просмотра дат очень сложно понять что-либо.

    Отсюда вывод: хронологически в одном связном, законченном и объединенном фрагменте текста повествование должно идти в одном единственном направлении! Но ни в коем случае не в двух сразу.

  • Форост Максим Анатольевич
    +1.0

    Нет закрытию мебельных цехов! :-) Хороший мотив.

    Можно маленькую языковую ремарку?

    У Вас на последней странице: “…побелевшего яки лист мелованной бумаги”.

    Если по-старославянски то “аки”, а если по-украински, то “як”. Но не “яки”.

  • Никитин Роман Владимирович
    +1.0

    Спасибо.

    Конечно “аки”. )

  • Галущенко Влад
    +2.0

    Добрый критический анализ.


    Автор: Никитин Роман Владимирович

    Запах красного дерева

    Черный рассказ в двух частях


    Общие замечания:

    Горький в своих «Письмах» говорил: «Начинать рассказ с прямой речи, это всё равно, если при первом знакомстве плюнуть в лицо».

    Почему? Первые строки завязки – знакомство: с временем, с окружением, с героями,

    плюс загадка на будущее.

    Если этого нет – плевок в читателя, который ничего не понимает: кто говорит, кому, зачем, почему? Это фантастика или реал? На какой планете? Какие годы? И тд.

    Сначала о грамотности:


    — Я вот свое дело делаю, может быть, кому свое надо. – кому?

    — …когда вывозит к ней на дачу трех своих девчонок - жена и две дочки – кого? жену


    — вместе с молодушкой не засиживается: оставляют – он оставляет

    — подобных ей женщин. Проводивших – надо соединить, иначе предложение без подлежащего.


    — полпятого –пол-пятого



    — Устраивать словесную возню – возня –это физическое действие, надо перепалка.


    — в коптерке, — кАптЁрка – только у военных, гражданское – кладовка.

    — Благо, что недалеко

    — Таких, как он, в современной


    — несмотря на то, что в нуждались в них


    — Там, то ли что-то

    — Матевеича ?


    — Голос парня дернулся и охранник замолчал – нельзя к звукам применять глаголы физического действия


    — яки лист - аки


    Ошибки общего плана замечания:

    — Тире бывает короткое и длинное. Длинное – право автора на паузу, а не вместо положенной запятой.

    — Неправильные построения предложений, особенно в порядке следования, возникают непонятки:»… Проводивших на покой свою молодость и зрелость, и теперь живущих только своими потомками»?

    — Сюжетная линия рваная, без начала и конца, невнятная, кто, что, какие «черные пятна», причина, следствие, даже намеков нет, а это – неуважение читателя. Ведь пишут для него.

    — Фабула затертая до дыр – производственные разборки.

    — Композиционно рассказ не построен, дыры.

    — Художественная ценность сомнительна из-за отсутствия новизны и оригинальности.

    ПРЯНИКИ:

    Очень хороший, узнаваемый стиль – несколько ироничная, легкая проза.

    Несомненный писательский талант, не подкрепленный грамотностью, вычиткой и фантазией.

  • Frolov Vlad
    +1.0

    Отличный комментарий по теме. Побольше бы таких, спасибо за Ваши труды.

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий