Тень за спиной

 



Тень за спиной


Пусть заклятье мое будет крепко и лепко.

Крепче камня гранитного, липче клея пчелиного.

И днем и ночью пойдет за тобой,

Словно тень за твоей спиной…


Дождь, мелкий, моросящий, нескончаемый дождь уже третий день висел над городом, пропитывая его, словно серую каменную губку. Казалось, сам воздух превратился в подобие густого, белесого тумана, а асфальтовые тротуары в одну гигантскую лужу.

Павел спешил домой, закутавшись в плащ. Вздрагивая, проклинал погоду, когда очередная ледяная капля скатывалась за воротник, медленно проползая между лопаток. Желтые отражения окон в черных зеркалах луж дробились на осколки под подошвами его ботинок. Он же мечтал о том мгновении, когда за спиной, захлопнется дверь его берлоги, и можно будет, наконец, насладится блаженством горячего душа.

Он настолько погрузился в свои мысли, что когда сзади стремительно нагоняя, возникло из водяной завесы зарево автомобильных фар, подсознание успело среагировать раньше. Он мгновенно оказался в ближайшей подворотне, прижавшись спиной к мокрой кирпичной стене.

Мимо, шоркнув колесами по бордюру тротуара пронесся белый, спортивный автомобиль, оставив за собой стену брызг. Даже сквозь шум дождя была слышна гремящая в салоне музыка.

Павел отлип от стены. Похоже, начали сдавать нервы. Он уже собрался выйти на тротуар, как вдруг по спине пробежал неприятный холодок, приподняв волоски на затылке. Накатила волна темного, инстинктивного ужаса от ощущения злобного взгляда, упершегося в спину.

Он обернулся, но не увидел ничего, кроме полумрака и облезлых стен. На мгновение показалось, что перед ним, на грязной штукатурке его собственная тень, но какая тень может быть ночью, в темной подворотне. Однако ощущение чужого взгляда не проходило, и Павел коснулся оправы очков, нажав крохотный бугорок.

Мир вокруг мгновенно стал ярче и четче. Проступила каждая деталь кирпичной кладки и грязных железных баков с мусором. Светоусилитель работал отлично. Еще щелчок, и картина из серой стала цветной, но окрасилась в псевдоцвета тепловизора.

Все вокруг было лишь голубым и фиолетовым. Ни одного красного пятна, ничего живого и теплого вокруг не было.

Ночные очки, немного более толстые стекла, чуть массивнее оправа, а какие возможности. Сколько раз он жалел что не мог захватить настоящего персонального “хранителя”. Все что он позволил себе взять из спецсредств предназначалось для европейских партнеров. Иное при обнаружении могло породить ненужные вопросы.

Еще раз, окинув взглядом подворотню, он заметил на стене черное пятно холода, напоминающее очертаниями фигуру человека. Павел шагнул к стене, протянув руку, чтобы коснуться пятна, но странная тень уже таяла, исчезая, не оставив следа.


Через четверть часа Павел сидел в своем кресле в халате и домашних тапочках, глядя в темный экран компьютерного монитора. Мягкое тепло обволакивало, лаская кожу, и все его тело стремилось в сонное забытье, но беспокойные мысли копошились под черепной коробкой, не давая расслабиться.

Тень во мраке, пятно холода, чужой взгляд, что это - расшалившиеся нервы или новый, дьявольский способ управления дотянуться до него? За последние полгода он уже привык к относительному спокойствию и отсутствию чувства постоянной опасности.

Затеряться на просторах постсоциалистической восточной Европы труда не составило. После развала старых структур безопасности здесь царил относительный хаос, а с новой модой на компьютеризацию все больше данных хранилось в электронном виде. Специалисту по цифровым технологиям было не трудно добавить в них кое-какие правдоподобные сведения. Слиться с массой ему, потомку эмигрантов, тоже было легко, тем более что в его семье всегда старались хранить национальные традиции и язык. Сыграть же непритязательного, сдвинутого на компьютерах инженера тоже было просто, ведь, в сущности, это было недалеко от истины.

Внешность свою он основательно поменял, и уже начал надеяться, что сумел скрыться от внимания управления. А теперь может статься, что все старания были напрасными.


— Добрый день, Советник.

— Не думаю, что оно для вас доброе, Генерал. Вы позволили исчезнуть лучшему специалисту отдела вместе с данными по проекту. Управление до сих пор не смогло установить его местонахождение. Это наводит на безрадостные мысли?

— У нас не было основания сомневаться в нем сэр. Сын политэмигрантов, он всегда был благонадежен и политкорректен.

— Перестаньте оправдываться, Генерал. Вам помогло лишь то, что отделом безопасности не выявлено связей вашего беглеца со службами других стран.

— Я думаю, он затаиться, оставив данные проекта в качестве страховки.

— На вашем месте я бы не стал слишком на это надеяться, Генерал. Комиссии вам не избежать. А как продвигается восстановление установки?

— Система “неотвратимый ужас” полностью восстановлена. Конечно, остались некоторые мелочи. Но мы надеемся в ближайшее время…

— Прекрасно, Генерал. Мы не можем устроить широкомасштабный поиск нашего объекта. Это привлечет внимание, и его могут перехватить. Вы представляете, что будет, если файлы с материалами попадет в чужие руки…

Вот приказ. Вам необходимо настроить установку на локализацию объекта. Не считайтесь с затратами. Время против нас. Будем считать это и первым испытанием…


К вечеру следующего дня Павел вновь ощутил легкий холодок в области затылка. Быстро закончив дела на службе, чтобы засветло добраться, домой, и покинул контору. Но уже по пути заметил, что бессознательно старается держаться людных мест.

И все же, уже проходя по полутемному подъезду к лифту, он неожиданно понял, что вокруг никого нет. В тот же миг снизу по позвоночнику пробежала знакомая волна холода, заставив зашевелиться волосы на затылке. Павел уловил боковым зрением темное пятно за спиной. Он хотел обернуться, но мышцы вдруг онемели, отказываясь повиноваться.

Все же, приложив немалые усилия, он обернулся. К голубой краске стены прилипло темное, человекообразное пятно. В этот раз оно не торопилось исчезать так быстро, но постепенно таяло.

Павел почувствовал, что тень смотрит на него холодным, бесстрастно - нечеловеческим взглядом, от которого дыхание застряло в горле, а сердце билось все медленнее, останавливаясь.

Наконец, тень растаяла, и он облегченно вздохнул, ощутив, что возвращается к жизни.


Павел вновь сидел перед темным монитором, и никак не мог прийти в себя. Вряд ли на этот раз ему все померещилось. Но что это было? Бред какой-то, чертовщина, мистика… Мистика… Мысль зацепилась за последнее слово. Мистика, мистериум. Проект “Мистериум”

Похоже, подошло время, достать тщательно спрятанный диск с данными проекта. Он предусмотрительно скопировал их, перед тем, как стереть из баз данных отдела и испортить установку.

Когда-то он был очень доволен тем, что его взяли в группу секретного проекта, а потом и сделали одним из ведущих специалистов. Но через некоторое время начал задумываться, и очень осторожно собирать сведения, для чего будут использоваться его разработки.

Чувствительнейшие датчики - сенсоры, способные улавливать тончайшие нюансы биополей человека, прецизионные гибридные усилители и фотонные компьютеры, резонансные биоорганические контуры, собранные под крышей проекта в единую систему - каким целям могло все это служить? Вывод, который сам напрашивался - новые перспективы контроля сознания, психического программирования, извлечения сведений из памяти.

После пришло понимание, что первыми, кто в случае успеха, испытает на себе действие установки, будут ее создатели. И тогда он решился. Подготовка к бегству заняла почти год, в течение которого он как мог, тормозил проект, стараясь не вызывать подозрений. Зато когда пришло время, вся операция была разыграна словно по нотам, с виртуозным мастерством.

После у него уже не было времени заниматься похищенными данными. Но теперь придется вновь к ним вернуться.


— Добрый вечер, Советник.

— Добрый вечер, Генерал. Как решается наша проблема?

— Объект локализован. Восточная Европа, как мы и предполагали. Вот точные координаты. Теперь могут вступить в дело чистильщики.

— Помните, генерал, не должно быть не малейшей утечки информации о проекте. Кстати, хотелось бы взглянуть на вашего монстра.


— Входите, советник. Вот главный операторский зал.

— Все это больше напоминает декорации к плохому мистическому триллеру.

— Это наследие первых разработок, Советник. Вы, конечно, знакомы с отчетами наших умников, но в них мало понятного, так что постараюсь объяснить проще.

Сейчас уже почти никто не отрицает парапсихологических способностей. За века человечество накопило огромный опыт их использования. Эти знания легли в основу бесчисленных эзотерических культов, обрядов и учений. Конечно, полезной информации в них менее четверти, но некоторые техники вполне действенны. Суть же всех этих явлений - использование единого информационного поля планеты, он же астрал.

Эффективность методов ограничена способностями оператора, состоянием его сознания, временем применения, и другими факторами. Нашим умникам удалось выделить рациональное зерно из древних культов, а с использованием вычислительных мощностей центра не представило труда рассчитать влияние всех основных факторов. Но главное не в этом. Вот видите кресла, в них наши операторы с лучшими парапсихологическими способностями. Расположение их в лучах пентаграммы необходимо для наилучшего взаимодействия биополей. В центре - излучатель-приемник. Ажурные конструкции над операторами, это резонансно - усилительные биоконтуры, многократно повышающие мощность воздействие на объект. Вся система управляется гибридным, фотонноорганическим компьютерным комплексом.

Эффективность установки просто феноменальная. Мы можем в течение трех суток локализовать любой живой объект в пределах земного шара. Если индивидуальные характеристики объекта известны. Для работы подходит классическая фотография, или любая из личных вещей, долгое время находившаяся в контакте с объектом.

— Любопытная лекция, Генерал, ну а как насчет, скажем так, выведения объекта из игры?

— В этом и изюминка модернизированной версии. Система позволяет прямое воздействие, вплоть до физического устранения… Остановка дыхания, “самоубийство”, инфаркт, наконец. И все в течение трех суток.

— Вот и испытайте на нашем объекте новые возможности. Это снизит риск до минимума.


Павел в изнеможении лежал перед компьютером. За эти два неполных дня он практически не спал. Он выкачивал из сети информацию по оккультизму, суевериям и парапсихологии, рассматривая их в свете данных по проекту. И результаты ему все больше не нравились.

Весь комплекс проекта “мистериум” был предназначен для многократного усиления влияния человека на окружающую информационную среду, говоря средневековым языком, для увеличения силы заклятий. И если тот вариант, который существовал при нем, всего лишь искал местоположение биологического объекта, то новые разработки, которые он успешно тормозил, были предназначены уже для воздействия на жизненные функции, то есть по средневековому - наведению порчи. И если потуг колдунов древности едва хватало на понос или легкое недомогание, при отсутствии прямого контакта, то с усилительной мощью установки скорый летальный исход жертве обеспечен.

Теперь оставалось только искать средство защиты от фантома, потому, что договориться с ним не удастся.

Подстегиваемый опасностью мозг работал с лихорадочной скоростью. И нашел таки лазейку. К сожалению, способа защиты от воздействия не было, но была возможность повернуть оружие против его хозяина. В свое время разработчики проекта упустили одну деталь: у биорезонансных контуров был обратный настроечный канал, идентичный рабочему. Очень слабым воздействием направление усиленного потока установки можно было развернуть на 180 градусов. Для этого лишь требовалось добавить еще одно звено. И этим звеном должен стать сам Павел, ведь для информационной среды все равно, находится ли он в зале “Неотвратимого ужаса”, или за тысячи километров от него. Выживет ли он сам при этом неизвестно. Но иных альтернатив не было, и с наступлением утра подготовка к контратаке началась. Благо в наше время можно купить все, что угодно, если хорошо поискать.


Когда за окном наступил вечер, Павел уже вновь сидел за своим столом. В комнате смешались в бредовом сочетании зеркала и горящие свечи, хрустальный шар и жгуты проводов, рамки и пентаграммы из проволоки, электронные блоки, пучки трав и прозрачные кюветы с жидкостью. Само кресло тоже было опутано проводами и проволокой.

Павел ждал. И, наконец, почувствовав знакомый холодок меж лопатками, включил пару тумблеров. В темноте успокоительно вспыхнули зеленые глазки светодиодов.

— Ну, иди же ко мне, - прошептал человек, - я жду.

От гладкой стены отделилась черная тень, и шагнула вперед, в пустой, обведенный мелом круг на полу.


— Добрый день, Генерал.

— Вы шутите, советник. Какой же он добрый. Два оператора умерли на месте, остальных вторые сутки откачивают в реанимации, и медики разводят руками. Сгорела половина контуров, повреждены программы. На восстановление уйдет не меньше полугода, не говоря уже о подборе нового персонала. И кто теперь возьмет на себя ответственность за их безопасность. Это провал, советник.

— Ответственность, это не ваша забота, Генерал. Операция закончилась успешно. Наши люди без труда изъяли все материалы, а смерть объекта признана естественной. Это успех, генерал, и проект будет продолжен с вами, или без вас.

— Но советник…

— Никаких но, генерал. Система нуждается в доработке защиты, вот и займите этом своих подопечных. Если вы остаетесь в проекте, разуметься. И подготовьте полный отчет. Думаю, заключение комиссии будет положительным.

— Боже, храни Америку, - пробормотал генерал, когда за спиной советника закрылись автоматические двери.


Советник нажал кнопку вызова лифта, дождался, когда перед ним раскроются металлические створки. И уже шагнув внутрь, ощутил затылком холодок, словно от дуновения воздуха. Он обернулся, и сквозь сходящиеся двери успел заметить на идеально ровной, жемчужно-серой поверхности стены тающий темный силуэт, похожий на тень, отставшую от хозяина.

Март 2002 года.


Автор: Свиньин Игорь Владимирович.

E-mail: svinin_box@74.ru

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий