Джинн собственного Я

- Ну, а теперь, если вам того надо, сделайте заказ в нашем магазине и ожидайте его исполнения. – Существо сделалось деловым. – Срок исполнения вашего заказа зависит от вашего доверия к нам и от сложности самого заказа. Но, можете быть уверены, мы постараемся сделать все так, как вы того пожелаете. Хозяин говорит, что клиент всегда прав. Всегда. – Существо приосанилось. – Мы работаем, чтобы сделать вашу жизнь такой, какой вы хотите ее видеть.

Автор иллюстрации к данному тексту - Морго( https://vk.com/morgols )
Иллюстрация: http://s018.radikal.ru/i509/1408/f4/8963a3f0d5ce.jpg

 

Из помещения в приоткрытую дверь пахнуло морской свежестью. Маргарита вошла внутрь, надеясь увидеть огромное пространство современного гипермаркета и размещенный бассейн в центре, благодаря которому из магазина и веяло водными просторами. Но вопреки ее ожиданиям она оказалась в маленьком, от потолка до пола захламленном различными вещами магазинчике, освещенном парой электрических настольных ламп. Возле кассы, за которой сидел пожилой сухенький старичок, в ряд горели свечи. Плавящийся воск медленно стекал с них прямо на стол, что совершенно не волновало хозяина магазина. С невозмутимым видом водрузив на тонкий нос очки, старичок увлеченно читал далеко не первой свежести газету.

— Добрый день, - поздоровалась Маргарита.

Хозяин магазина никак не отреагировал на приветствие, словно и не услышав его. Послюнявив палец, он перелистнул страницу, вновь погружаясь в чтение.

Маргарита осмотрелась. Чего только не было вокруг! На старых, покосившихся стеллажах находились на первый взгляд абсолютно бесполезные вещи. Например, почерневший от времени масляный кувшин, напоминавший «лампу Алладина». Или же свернутые в рулоны пыльные, местами изъеденные молью ковры, какие Маргарита видела в своем детстве – их очень любили жившие в России при СССР русские. На полках лежала битая глиняная посуда. Такую часто выставляли во всех музеях мира, датируя каким-нибудь веком до нашей эры. Прислоненный к стене, в углу стоял гигантский бивень мамонта. Прямо на полу покоились сложенные в стопки вещи – разных цветов, сшитые из разных материалов и в разное время. И это был не весь набор того, что предстало взгляду бродящей по узким рядам Маргариты.

То тут, то там шнырял кто-то маленький, разговаривающий шепотом.

Казалось странным, что такое огромное количество вещей умещается в таком на первый взгляд небольшом помещении. Маргарита повернула в сторону кассы, помня, что пришла сюда с вполне конкретной целью.

— Извините, - обратилась она к старичку.

Но тот вновь не обратил на ее слова внимания. Казалось, он находится в другом измерении и, не смотря на то, что Маргарита видит его, она не имеет никакой возможности побеседовать со стариком.

— Мне бы хотелось поговорить с вами, - предприняла еще одну попытку девушка.

Старичок откашлялся и перелистнул страницу газеты, которую, как уже заметила Маргарита, читал вверх тормашками.

— Мне сказали, к вам можно обратиться.

Она посчитала, что старик ее прекрасно слышит, просто по каким-то причинам игнорирует. Это было немного странно и чуточку обидно. Ее не предупреждали, что продавец окажется с причудами.

— Вас советовали как того… - Сказать эти слова оказалось во много раз сложней, нежели думать их про себя, а уж тем более слышать от других. – Как того, кто может продать смысл.

И вновь не последовало никакой реакции.

— Смысл, понимаете? Вы меня слышите? – Маргарита подалась вперед, склоняясь над прилавком. – Вы знаете чего я хочу?

В этот момент над входной дверью раздался звон колокольчика и в магазин вошел высокий широкоплечий мужчина. На нем была надета униформа грузчика, а на голове красовалась оранжевая каска, из тех, что носят строители.

— Дед! – громким басом обратился к продавцу мужик, на что старичок, не отрывая взгляда от газеты, еле заметно кивнул. – Куда ставить? Место надо!

За спиной мужика толпилась целая бригада рабочих. Человек семь обступили старый советский лифт, из макушки которого торчали вырванные «с мясом» кабели и тросы. Один из рабочих держал на плече сломанный самокат.

— Там еще две горки из аквапарка, - пояснил прораб.

Маргарита замерла в предвкушении того, что дед наконец-то заговорит. Но ее ожиданиям не суждено было оправдаться. Старичок, все так же делая вид, что читает газету, кивнул ворвавшимся в его магазин рабочим, на угол, в котором покоился бивень почившего мамонта, и не издал ни звука.

— Заноси, мужики! – скомандовал прораб.

И к величайшему удивлению Маргариты толпа людей в комбинезонах затащила через обычный дверной проем и целый лифт, и – наиболее маленькое – самокат, и – самое невероятное! – целых две водяные горки.

Пространство дрогнуло, словно стало тонким и тягучим, как образовавшаяся в намыленных руках пленка, которая – разведи руки пошире – вот-вот лопнет, и втянуло в себя все новые вещи, органично вписав их в общую обстановку магазина. Рабочие гуськом вышли за дверь. Последним ушел прораб.

— Он глуховат, - кивнув на старика, шепнул мужчина Маргарите. – Кричите.

В магазине сделалось вновь тихо. Лишь между стеллажами продолжал кто-то шастать и тихо переговариваться. Отвлекшись от старика и цели своего посещения, Маргарита повнимательней присмотрелась к новым товарам. Оставленные в углу горки издали казались совсем крохотными, не больше своего соседа – бивня. И лишь стоило Маргарите подойти ближе, как они стали раздаваться в длину и в ширь, расти до своих привычных для людей габаритов. Высокие, крутые и извилистые они напоминали Маргарите те самые горки, с которых она никогда не решалась спуститься ни в одном из аквапарков. Но еще больше насторожил Маргариту лифт – один в один тот самый, в котором она боялась ездить в своем детстве. Прошло много лет, прежде чем ей удалось избавиться от этого страха. Видневшиеся в приоткрытые двери коричневые внутренности кабины смотрели на Маргариту настолько знакомо, что было очень трудно не поверить в то, что этот лифт и есть тот самый, который так пугал маленького ребенка.

Маргарита поискала взглядом самокат. Сердце ее бешено колотилось, так как цепкий ум подсказывал, какой именно это будет самокат. Маргарита помнила все царапины, что сама же и поставила на него. Но только стоило ей найти доказательство того, что все, принесенное рабочими, принадлежало не иначе как ее жизни, колокольчик над дверью вновь звякнул и отвлек Маргариту от самоката.

В магазин вошли двое – мужчина и женщина. Обоим было лет по тридцать, не больше. Он - высокий красавец с небольшим пока, но многообещающим животом. Женщина, накрашенная и одетая вычурно, броско, держалась позади своего мужчины и передвигалась по магазину с опаской, словно из-за угла на нее должен был вот-вот выпрыгнуть динозавр.

— Здравствуйте! – поздоровался мужчина. – Мы к вам за квартирой.

Маргарита злорадно усмехнулась – старик даже бровью не пошевелил.

— Слышь, дед! – нависая над прилавком, продолжил свой монолог посетитель. – Сказали, у тебя попросить можно.

Под соседним стеллажом кто-то добродушно захихикал. Маргарита быстро присела, надеясь обнаружить того, кого так радует глухота хозяина заведения и мучения его посетителей, но кроме двух сундучков для косметики и разодранной игольницы ничего не увидела.

— Дед, ты оглох что ли?! – возмутился мужик. – Я к тебе обращаюсь или не к тебе? Нам квартира нужна! Трехкомнатная!

— Лучше четырех, - подсказала его спутница. – Нет, пяти! – подумав, быстро сообразила она.

Но, как и раньше, противный старикашка никак не реагировал на просьбы своих покупателей. И тогда мужчина сделал то, что никак не решалась сделать Маргарита – он отобрал у деда газету.

Маргарита затаила дыхание. Те из друзей, кто уже бывали в магазине старика, строго настрого запретили таким образом беспокоить хозяина - только слова, только вежливое обращение.

Старик тяжело вздохнул и перевел взгляд с отсутствующей газеты у себя в руках на мужика.

— Квартира, - потребовал мужик. – Мы хотим квартиру. Пятикомнатную.

— Шести… Семикомнатную, - подсказала женщина у него из-за спины.

— Семикомнатную, - подтвердил настойчивый посетитель. – Мы хотим семикомнатную квартиру.

— И дачу! – никак не унималась его спутница.

— И дачу!

— Вы хотите семикомнатную квартиру, - неожиданно тихим спокойным голосом сообщил дед, глядя мужику глаза в глаза.

— Да!

— Да, - согласился старик.

— И дачу! – оживилась женщина. – Мы хотим дачу!

— Вы хотите дачу, - кивнул продавец. – Вы хотите семикомнатную квартиру и дачу.

— Хотим!

— Хотите.

— Сделаешь? – обрадовавшись, мужик хлопнул старика по плечу.

Тот, поправив ворот старой, засаленной клетчатой рубашки, уверенно кивнул:

— Сделаю.

— Вот спасибо! Вот это по-нашему! Молодец, старик! Удружил!

И счастливые мужчина и женщина покинули магазин. Звякнул колокольчик, и сделалось тихо. Но не успела Маргарита подойти к старику со своей просьбой, как тот с несвойственной старикам проворностью достал из-под прилавка томик Ницше и погрузился в чтение.

— Невероятно, - вздохнула Маргарита, понурив голову, стоя перед вновь непроницаемым дедом.

Она закрыла глаза. Не видя ничего, говорить было легче.

— Я хочу…

«Как скажешь, так в точности и будет», - вспомнила она наставительные слова.

— Я знаю… Знаю… Знаю чего хочу, - произнесла Маргарита вслух свой заказ для продавца и открыла глаза.

Старик читал Ницше. Он и не думал обращать на что бы то ни было или на кого бы то ни было внимания. И соблазн поступить так же, как поступил настойчивый мужик, был настолько велик, что Маргарита правой рукой перехватила свою левую.

— Я знаю чего хочу. Знаю. Пускай даже сейчас это и не так, - она вздохнула и села на высокий барный стул, за прилавок, напротив старика. – Все чего-то хотят. Все ради чего-то живут. Ради, вот, семикомнатной квартиры. – Она подумала и добавила: - И дачи.

Старик перелистнул страницу книги.

— А как жить, если ничего не хочется? Ради чего? Если ничего не радует. У меня нет никаких желаний, кроме как пожрать и поспать. Нет цели.

— Это хорошо.

— Кто это сказал? – Маргарита резко обернулась на чужой низкий утробный голос у себя за спиной.

Старик все так же интересовался исключительно только своим чтением. И не проронил ни звука. И Маргарита была уверена, что ответил ей один из тех, которые шастают между стеллажами. И не ошиблась. У нее за спиной, в нескольких метрах от кассы стояло маленькое, размером еле доходящее Маргарите до колена, существо. Оно походило на поднявшуюся на задние лапы ящерицу: синего, словно у несвежего покойника цвета кожа, причудливо согнутые в коленях и локтях суставы, шерсть, полосой спускающая от затылка к кончику длинного хвоста. Но самым любопытным оказались глаза и пасть животного: на приплюснутой морде, больше походившей на человеческой лицо, располагались два огромных круглых глаза в обрамлении схожих с кошачьими выбриссов и широкий, почти во все лицо, что называется «от уха до уха» рот. Существо носило вполне себе человеческую одежду, адаптированную под выступающий хвост, судя по растрепанным волосам, совсем не знало, что такое парикмахерские ножницы и выглядело вполне дружелюбно.

— Нет цели – можете выбрать любую. Не знаете цели – узнайте.

— Так просто? – удивилась Маргарита, подумав, чем, интересно, обладая такой вот пастью, должно питаться подобное существо.

— Абсолютно, - заверил ее работник магазина и, удобней перехватив зажатый в передней лапе планшет, начал приближаться к кассе.

И чем ближе становилось существо, тем сильней менялся его облик. Выправлялась животная походка, исчезали звериные черты, уменьшались рот и глаза. Уши, с затылка, переместились как привычней человеку, из длинных сделавшись маленькими и округлыми. Но главное – оно росло. И поравнявшись с Маргаритой оказалось на целую голову выше девушки.

— Я готов, - сообщило существо деду, держа на изготовке планшет с укрепленными на нем листами и ручку.

— Хотят семикомнатную квартиру и дачу, - не отрываясь от Ницше продиктовал старик.

— Хотят. Семикомнатную квартиру. И дачу, - корявым подчерком записало существо.

— Сильно хотят, - продолжил старик.

— Сильно хотят, - конспектировал странный работник магазина.

— Вы правда исполните их заказ? – поинтересовалась Маргарита.

— Исполним! – кивнуло существо. – Как есть исполним! А иначе зачем мы тут?

— И дадите им семикомнатную квартиру? И дачу?

— Нет, конечно! – широко и зубасто улыбнулось существо.

И Маргарита подумала, что вообще-то она не хочет знать, чем питаются данные особи.

— А как же?.. Как же тогда?

— Исполним то, что было указано в заказе, - постукивая ручкой по планшету, объяснило существо. – Заказали же, - оно сверилось со своими записями, - «хотеть», вот и будут хотеть.

— Семикомнатную квартиру, - неожиданно поддержал разговор старик. – И дачу.

— И дачу, - согласилось с ним существо.

А затем, резко выпростав удлинившийся хвост в сторону находящего за спиной деда стеллажа, вытащило им оттуда запыленную бутылку коньяка неизвестной Маргарите марки.

— У меня есть для вас отличное средство! – кольцами обвивший бутылку хвост двинулся в сторону Маргариты. – Возьмите стакан, - посоветовало существо.

— Где?

— Закажите деду.

— Он меня не слушает.

— Он всех слушает.

— Хочу стакан, - обратилась Маргарита к деду.

— Хочет стакан, - тут же констатировал старик.

И Маргарита почувствовала, что ей действительно очень нужен стакан. И целая жизнь может рухнуть, если у нее вот прям сейчас не будет этого проклятого стакана! Прямо так же, как с тем, чтобы вот прям сейчас иметь цель в жизни.

— Стакан, - наклонилась она к деду. – Мне нужен стакан!

— Ей нужен стакан, - согласился дед, у которого, по всей видимости, от Ницше поехала крыша.

— Что же вы делаете?.. - опуская бутылку на стол, возле кассы, вздохнуло существо. – Вам же сейчас нужен стакан.

— Мне сейчас нужен стакан.

— Нужен, - согласился чокнутый продавец.

— Знаете, что мне это напоминает? - Вздохнула Маргарита. – У меня в детстве были попугайчики…

— Тогда вы должны знать, как с ним общаться, - вновь пугающе улыбнулось существо.

— Стакан, - смотря на деда, произнесла Маргарита. – У вас есть стакан. Отдайте его мне… Вы… Вы отдаете его мне. У меня есть стакан.

— Есть, - согласился дед, откладывая в сторону Ницше и вытаскивая из-под кассы стакан, начал протирать его краем своей рубашки.

— Потрясающе…

— Первые несколько тысячелетий я тоже не мог привыкнуть, - согласилось существо, наливая янтарную жидкость из придерживаемой хвостом бутылки в предоставленный дедом стакан. – Этот эликсир залечивает любые раны и дарит божественное понимание всего сущего.

— Но… это же всего лишь коньяк! – удивилась Маргарита.

— Но-но! – Искренне возмутился подопечный старика. - Это волшебный эликсир!

Пары глотков хватило, чтобы пространство вновь дрогнуло и следом за этим сделалось мягким и приятным на ощупь. Все вокруг стало легким и осязаемым, даже воздух, циркулирующий вокруг, даже в самой Маргарите. Желание получить стакан, которое остаточным явлением все еще присутствовало, стоило выпить эликсирный коньяк, моментально отпустило, а на его место пришло удивительное спокойствие, когда действительно ничего не хочется – нет желаний, нет целей, не существует ничего. Ничего не мучает и ни к чему нет потребности стремиться.

— Попустило? – поинтересовалось существо.

— Да. Вроде бы да.

— Ну, а теперь, если вам того надо, сделайте заказ в нашем магазине и ожидайте его исполнения. – Существо сделалось деловым. – Срок исполнения вашего заказа зависит от вашего доверия к нам и от сложности самого заказа. Но, можете быть уверены, мы постараемся сделать все так, как вы того пожелаете. Хозяин говорит, что клиент всегда прав. Всегда. – Существо приосанилось. – Мы работаем, чтобы сделать вашу жизнь такой, какой вы хотите ее видеть.

С этими словами, убрав бутылку куда-то за пазуху, существо деловито направилось обратно вглубь магазина, к стеллажам. И чем дальше отходило оно от кассы, тем сильней уменьшалось, тем более звериной становилась его внешность.

— Простите, - обратилась к нему Маргарита. – А вы кто?

— Я? – Существо обернулось. – Работаю тут. В магазине и на складе. Заказы разношу.

Колокольчик над дверью звякнул. В следующую секунду в магазин влетела молодая девушка – одетая вся в разноцветные тряпки, с тугими косами на голове и с украшающими шею и запястья браслетами. По плечам и рукам струились причудливые узоры татуировок. Подскочив к прилавку, за которым восседал дед, она обратилась к Маргарите:

— Вы стоите?

— Сижу, - кивнула на барный стул под собой Маргарита.

— Я буквально на пару слов, - выставив перед собой растопыренные пальцы, сообщила девица и повернулась к старику. – Дед, привет! Живешь отлично, вижу… Я тут, опять… Итак! – Она встала в стойку суслика, высматривающего нечто в пустыне, и затараторила: - Я живу в Будапеште! В Будапеште! Живу в Будапеште я!

— Прямо как магистр Йода, - усмехнулась Маргарита.

— Молчите! – цыкнула на нее девица. – А то он меня ненароком не так поймет!

— А он может?

— Он все может. И чувства юмора у него, кстати, нет. Я живу в Будапеште! – вновь обратилась посетительница к деду. – Я живу в Будапеште! Сваливаю из России и живу со своей девушкой в Будапеште! Бу-да-пешт! Вен-гри-я, – пританцовывая перед уткнувшимся в Ницше дедом, проговорила она по слогам. – Будапешт. Мы с моей девушкой живем в Будапеште!

Коньяк приятно грел внутренности, не давая душе вновь обрести тяжесть и какие-либо желания. В стеллажах деловито копались работники магазина – существо со своими сородичами – посмеиваясь и что-то обсуждая. Маргарита не спешила сама и не подгоняла дедову посетительницу. И в течение следующего получаса магазин оглашали выкрики на разные лады – про Будапешт, про смену места жительства, про любимую девушку, с которой все хорошо. А через полчаса случилось чудо.

— Я живу в Будапеште, - уже почти охрипшая произнесла девушка, повиснув на прилавке.

— Ты живешь в Будапеште, - почему-то смотря на Маргариту сообщил резко очнувшийся от Ницше дед.

— И я тоже? – не поняла Маргарита.

— И ты тоже? – удивился дед.

— Я! – встрепенулась девица. – Я живу в Будапеште!

— Ты живешь на Бали, - впервые за то время, что его посчастливилось наблюдать Маргарите, сказал что-то, что не повторяло слова других, старик.

— Чего это на Бали? – не поняла девица.

— Там климат лучше, - авторитетно заверил ее старик.

— С любимой девушкой живу на Бали. – Уточнила посетительница.

— С любимой девушкой живешь на Бали, - кивнул дед.

— А я в Будапеште?

— А ты в Будапеште?

— Его бесполезно спрашивать, как видишь, - встряла в их закольцованный диалог девица. – Он же за тобой повторяет.

— Ну, нет. Про Бали-то он сам сказал!

— Это когда он знает, что тебе будет лучше так, а не иначе. Это не значит, что я не смогу махнуть в Будапешт. Просто на Бали нам с Катькой и правда будет лучше. Считай, это он так дает хороший совет. И, поверь мне, я с этим пройдохой уже давно сотрудничаю, чертовски хороший совет! Пока, дед!

И неожиданно Маргарита осталась со стариком тет-а-тет, в полной тишине, окруженная привнесенными из реальной жизни вещами, воспоминаниями и желаниями. Даже магазинные существа куда-то исчезли, оставив беспорядок на и без того растрепанных полках. Маргарита посмотрела на старика и поймала его цепкий взгляд. Отложив томик Ницше, хозяин внимательно, и даже с выжиданием смотрел на единственную свою заказчицу.

— Слушаю вас, моя дорогая, - улыбнулся он. – Я вас очень внимательно слушаю.


И Маргарите осталось лишь одно – заказать.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий