Рейнжеры начало

а как появились те люди, которые впоследствии стали одним из гланых примеров для всех мальчишек Астериона.

 

Ну вот и долетел. Встречают кстати не слишком гостеприимно. По крайней мере штук пять ребят со стволами, внимательно следят за, выходящими из посадочного блока, людьми. Да уж когда фантасты прошлого представляли колонизацию других планет, наверняка они видели в своих мечтах бравых колонистов, которые с гордо поднятой головой ступают на поверхность других планет. Хотя быть может когда-то так и было. К примеру, когда только начиналось освоение Луны или Марса. Ну или хотя-бы первые экспедиции на Аврору. А сейчас людей туда отправляют целыми флотами. В основном Землян.

Коренное население Марса, а особенно Луны попало в очень интересную ловушку. Гравитационную. Как мне пытался кто-то из знакомых объяснить, кислородная атмосфера может быть только на планетах приблизительно земной массы. А гравитация Марса и особенно Луны значительно отличается от земной. Уже через пару поколений это привело к тому, что жители этих планет стали отличаться от жителей Земли. Сначала чуть меньшим ростом и более тонкими костями. А потом это привело к отличающимся вкусам в одежде, в женской красоте и так далее. И доросло все это до крупных политических дрязг и экономических разборок.

Однако, что-то я увлекся философствованием. И моя посадка в автобус проходила практически в полуавтоматическом режиме. Или говоря по-простому в режиме автопилота. Хотя, состоящее из трех, гибко соединенных, частей это транспортное средство больше напоминает небольшой поезд. Однако это все частности. Несмотря на большой размер, сидячего месте мне не досталось. Впрочем, какая разница. Не думаю, что мы будем долго ехать. А уж минут десять пятнадцать я уж как-нибудь постою.

Привезли нас в некий зал ожидания. Куча кресел, шесть или семь стоек, парочка информационных табло.

Через некоторое время назвали мое имя и фамилию. Третья стойка регистрации. Ну раз просят — подойдем.

— Здравствуйте Сергей Геннадьевич. Вот ваши документы. На этой карте расположена вся информация о вас. Она же используется для денежных платежей. Сейчас на ней лежит средняя зарплата за два месяца.

— Ну спасибо на добром слове.

— Не перебивайте меня, пожалуйста. Кроме этого держите этот планшет. Пока не приобретете другой будете использовать его для связи. Также на него загружено местное законодательство. Рекомендую ознакомиться.

Планшет конечно маленький и наверняка достаточно слабый. Хотя бесплатно же.

— Кроме этого на две недели вы бесплатно заселяетесь в одноместный номер в гостинице при космопорте. У вас двести тридцать пятый номер. За это время рекомендую найти работу и жилье. У вас есть какие-нибудь вопросы.

Я развел руками. Вопросы конечно есть. Тем более, что девушка красивая. Но я прекрасно видел сколько народу в зале. Боюсь, что, если я буду задерживать регистрацию ни вновь прибывшие ни местная служба безопасности меня не поймет.

— Нет все ясно спасибо.

Местный отель я нашел достаточно быстро. На самом деле, чтобы его не найти нужно быть слепым дауном. Везде были расположены крупные указатели, а перед входом в зал стоял щит с планом местности.

Номер, который мне достался, скажем так спартанский. Нет конечно есть все что надо человеку для краткого пребывания, но не более. Ладно, запихав личные вещи в шкаф, я сел на кровать и задумался. Надо, наверное, погулять пару дней, а потом вплотную заняться поисками жилья и работы. Прежде всего жилья.

Руки тем временем сами собой распаковали предоставленный мене планшет. Экран семь дюймов, включается достаточно быстро. Посмотрим, что тут у нас.

А у меня оказывается безлимитное подключение к местной информационной сети арпанет. Вот спасибо удружили. И прежде всего смотрим информацию по гостиницам и аренде квартир.

Нет так не бывает. Во-первых, есть недорогие гостиницы. Во-вторых, есть государственное агентство аренды недвижимости. Скажем так с государственными ценами на аренду. Интересно, а государственное агентство трудоустройства тут есть. Или я совсем охамел и прошу у вселенной слишком много.

Оказывается, нет. Все есть. И все эти службы как ни странно в курсе, что на планету прибывают новые жители. И что эти новые жители в местных реалиях немного не смыслят. И уже имеют план куда и когда надо ходить, чтобы в жизни было счастье.

Ну ладно торопиться не будем. В конце концов деньги на два месяца у меня есть. А там что-нибудь придумаю. Как вариант подамся в местную полицию или вооруженные силы. На Земле солдатом я уже побывал. Конечно не самое увлекательное и престижное занятие, но как вариант сойдет.

Первая неделя пролетела словно миг. Естественно никуда я не ходил. Имеется ввиду по делам. А так я целую неделю бродил по улицам городка, расположенного рядом с космопортом. Сейчас был сухой сезон и поэтому на улице было жарко и сухо. А во множестве уличных кафе по вечерам сидели люди. Кто-то неторопливо вел беседу и играл в настольные игры. Дети носились по улицам. В общем что-то я расслабился.

Нет приходя в номер я доставал планшет и пытался смотреть объявления. Но что-то не сильно хотелось куда-нибудь идти.

Но похоже моей судьбе не нравилось такое времяпрепровождение. И она решила вмешаться. И в начале второй недели в космопорт явился один из местных военных чинов. С целью так сказать пропаганды. Ладно сходим.

Возраст выступающего определить было сложно. С одной стороны серебристые виски и морщины на лице свидетельствовали о преклонном возрасте. С другой стороны — мягкая и быстрая походка, осанка, уверенная громкая речь — на преклонного старца выступающий походил плохо.

И вещи, которые он говорил, звучали достаточно интересно. Прекрасная физическая подготовка, владение оружием, обильное высококачественное питание — все это мало напоминало карликовые армии банановых республик.

Выход на пенсию после тридцати лет службы. При этом предоставляется двухкомнатная обставленная квартира. При появлении детей - детский садик и школы. Причем школы, курируемые армией, отличаются более высокими стандартами образования и частенько охраняются бывшими бойцами диверсионно-штурмовых подразделений. Это типа местный аналог спецназа.

Интересно если все так хорошо, то почему он пришел сюда. Неужели люди, рожденные на этой планете, не хотят служить в местной армии.

А мужик, задавший этот вопрос, умен. И действительно. И самое главное он почти угадал. Нет условия службы в армии конечно замечательные. Однако и другие отрасли хозяйства не хлопают ушами. А служба она все-таки служба. В любом случае есть некоторое самоотречение. Работая на заводе можно и в ночной клуб как-нибудь сходить, и жениться и в компьютерные игры по вечерам поиграть. А в армии типа режим. И вторая причина — политическая. Скажем так интеграция мигрантов. Порядки на планете сложились специфические. Авторитарная власть короля. Вся экономическая и политическая элита-местная. Многие вузы имеют договора с заводами, и выпускники получают работу еще до сдачи дипломов. С одной стороны, это объединяет общество и делает политическую обстановку стабильной. С другой пробиться бывшим землянам наверх — задачка та еще. Вот армейское командование и решило дать людям небольшой шанс. Так сказать, бонус. И зарезервировало несколько десятков мест специально для вновь прибывших. А то ведь какое-то сословное общество получается. Так и до социальных потрясений недалеко.

Интересно было наблюдать лица людей, после этой речи. Похоже некоторые считали, что попадут в сказку. А тут суровой реальностью и по голове.

Когда люди уж совсем забеспокоились, оратор начал несколько успокаивать. Без жилья и работы остаться на этой планете практически невозможно. Несмотря на весь технический прогресс роботы поспевают не везде и не всегда. А новые города, промышленные и научные объекты постоянно строятся. Да частенько работа из области принеси, унеси, закрути, но опять же часто условия ставятся по принципу четыре дома построил в пятом квартира твоя.

Конечно такие условия подходят не всем. И судя по разговорам некоторые из находящихся здесь мужчин собирались обрадовать своих вторых половинок. Ну это все лирика.

Тяжелый десантный вертолет, стрекоча лопастями, стремительно летел над степью. Все-таки я подписался под это гиблое дело. Даже не знаю, что меня сподвигло на такое. Скорее всего лень было искать другие варианты. И сейчас эта хорошо бронированная туша, вооруженная скорострельными пушками и блоками неуправляемых ракет, несла меня в сторону одной из местных военных баз.

Расположено это милое заведение аккурат посреди степи, удаленно от всех городов. Поэтому сбегать в самоволку мне не грозит. До ближайшего города бежать около трехсот километров. И это по совершенно дикой местности. Пока для меня — это будет удовольствие намного ниже среднего.

— Ну что будущие бойцы. Лететь нам осталось еще минут двадцать. Скоро вы увидите свой дом на ближайшие три года.

— Эй, а как же отпуск. Нам вроде обещали отпуск в течение года.

— ну может у вас будет как-то по-другому, но скорее всего первый год у вас не будет никакого отпуска. Не заслужили еще. А потом будете добираться на попутках. Различные транспорты с базы частенько пролетают или проезжают мимо окраин городов. Так что в отпуск будете летать на вертолете или ездить на броне.

— То есть ты хочешь сказать, что из-за пары отпускников будут гонять такой вот десантный вертолет.

— Ну, во-первых, скорее всего будут делать так, чтобы отпускников было не пару, а во-вторых почему бы и нет. Сделают это частью какого-нибудь задания. Типа высадить десант и вернуться на базу.

Интересная конечно ситуация. Хорошо, что корпус вертолета звукоизолирован. Да и движки с лопастями рассчитаны на мало шумную работу. Можно за разговором с бывалыми ребятами много выяснить. Да отсутствие отпуска в первый год меня маленько не радует. Хотя с другой стороны на Земле во многих фирмах так же. По крайней мере мне что-то подобное говорили. Пока я думал мы уже прилетели. Вертолет плавно пошел на снижение.

Встретил нас офицер и пара бойцов. Вооружены они тут серьезно. На всех троих были тяжелые армейские бронежилеты. В руках штурмовые винтовки. На поясе с одной стороны пистолеты, а с другой хорошие такие ножи.

— Так бойцы. Добро пожаловать в наш степной оазис. Подразделение, в котором вы будете служить уже практически сформировано. Ждали так сказать только вас. Сейчас идем в мед блок, потом получаете обмундирование и с завтрашнего утра начинается ваша армейская жизнь. Меня зовут Сергей Викторович. Но в строю и боевой обстановке я сержант. Понятно.

— Понятно. Чего уж непонятного. Но это так мысли про себя.

В мед блоке нас мучили несколько часов. И это несмотря на то, что точно такие же издевательства мы все проходили еще при подписании контракта. Но тут похоже решили перестраховаться. В конце нас повели на склад где выдали восьмидесяти литровый рюкзак с нашим обмундированием. Богато они здесь живут. Ну ладно пора в казарму. Устраиваться и знакомиться с будущими сослуживцами.

Жить мы будем в небольших кубриках на пять, шесть человек. Возле каждой кровати стоит высокий шкаф. Значит надо все содержимое рюкзака переложить туда. И кстати этот предмет мебели разделен на два отделения. И что-то вид второго мне кое-что напоминает.

Между делом оглядываю будущих компаньонов

Судя по первому взгляду особых качков нету. Как, впрочем, и особых дрыщей. Последним здесь делать абсолютно нечего. Нет вон тот парень с длинными волосами на первый взгляд несколько слабоват. Но это на первый. По крайней мере было у меня парочка знакомых альпинистов. Люди вроде не накачанные, но по выносливости дадут фору любому.

— Виктор.

— Сергей. Приятно познакомиться.

— Ты с Земли. Смотрю оглядываешься тут.

— Да оттуда. Многое мне здесь непривычно. На Земле я тоже два года провел в армии. Но там у нас все маленько по-другому.

— Ну так в каждой компании свои правила. Кстати меня зовут Николай.

Николай выглядел типичным идеальным солдатом. Чуть накачанный, короткая стрижка, немного грубоватое лицо, не особо отягощенное печатью интеллекта.

— Александр. Выглядящий чуть полновато парень протянул мне руку для рукопожатия.

— Ну и как там на Земле.

— Жить можно. Правда куча всего. Куча народа, куча партий и общественных движений. Куча фриков и сумасшедших всех мастей. А если уж вспомнить про Марс и Луну так вообще получается такой котел страстей, что туши свет взрывай гранату.

— Ага. Могу предположить, что каждый что-то требует. Причем желательно побольше прав и привилегий и поменьше обязанностей.

— Примерно так и есть. А ты откуда знаешь. Или у вас тут тоже что-то подобное.

— Да нет. У нас тут все тихо. Просто я в школе историей интересовался. Ну и немного политикой и социологией. Здесь все сравнительно тихо. Народу же значительно меньше. И процентов девяносто вкалывают на производстве. При таких условиях сильно не по митингуешь. Прошляпишь сроки и сначала придут гости к твоему начальству, а потом оное тебе устроит веселую жизнь.

— Ага особенно если работать в режиме, когда результаты сейчас, а еще лучше вчера. У меня батя в оборонке работает. Меня звал. Но что-то мне захотелось в армию. Кстати я Никита.

Ну вот практически со всеми и познакомился. Как тут оказывается весело. Значит большая часть народу мотается как вентиляторы на производстве.

— У тебя кстати, чем родители занимаются.

— Отец в мастерской по ремонту роботов, а мать дома сидит. Я в семье старший. Рос немного хулиганистым, частенько пропадал из дому. Влезал во всякие истории. По итогу заработал себе некоторую славу и некоторые проблемы. Вот и пришлось валить за тридцать световых лет.

— Понятненько. Виктор понимающе усмехнулся. У нас тут хулиганить не собираешься.

— Нет. Хватит с меня. Начинаю так сказать новую жизнь.

Следующий день начался с подъема в шесть утра и утренней гимнастики. Да похоже фантазия у всех генералов всех планет достаточно бедная. Честно говоря, ранний подъем я никогда не любил. Потом был достаточно обильный завтрак, после которого мы направились в тир. Догадайтесь для чего. Стрелковая подготовка — как много всего прячется в этих словах для каждого простого солдата. Наше начальство подготовило для нас два вида огнестрельного оружия. Номер раз — пистолет. На вид довольно крупный. Что-то мне подсказывает, что при его создании предполагалась стрельба по целям несколько крупнее и сильнее человека. Надо признать, что несмотря на размеры пистолет оказался прекрасно сбалансированным. Отдача практически не ощущалась.

Образец номер два — автомат или, как модно говорить в некоторых кругах, штурмовая винтовка. Компактное, но мощное оружие. Три режима стрельбы — одиночными, три патрона и непрерывная очередь. Штурмовая рукоять впереди. Солидная вещь. При стрельбе в тире всю прелесть такого оружия оценить не получится. Для этого нужно или открытое пространство, или круговерть уличного боя. Вот тогда сразу все станет ясно. Самый шок меня ожидал в конце занятия. Оказывается, мы сейчас берем те стволы, с которыми занимались и уносим в свои шкафы. Так вот почему меня смущало то отделение в шкафу. Оружейная стойка — вот что это. Но это значит, что все оружие хранится рядом с бойцом. Причем не только оружие, но и боеприпасы. Офицер, проводящий занятие похоже заметил выражение моего лица. К сожалению, никогда не умел скрывать эмоции на лице.

— Вас что-то смущает рядовой.

— Так точно. Как я понимаю оружие и боеприпасы хранятся рядом с каждым бойцом. И он отвечает за его исправность и сохранность.

— И что вас в этом смущает. Хотя дайте догадаться. В некоторых армиях солнечной системы принято считать собственных солдат тупым пушечным мясом, которое чуть что тут же схватится за боевые стволы при личных конфликтах. Ну или продаст оружие каким-то отморозкам. Я правильно понял ваше недоумение.

— Так точно.

— Прекрасно рядовой. Благодарю что подняли этот несомненно важный вопрос. Ну, во-первых, до ближайшего людского поселения порядка трехсот километров. Где вы здесь и сейчас найдете идиотов, готовых купить нелегальное армейское вооружение я лично не представляю. Во-вторых, здесь сейчас на базе порядка трех тысяч бойцов, штук пять штурмовых вертолетов, десяток боевых машин пехоты и парочка зенитно-ракетных комплексов. И две сотни бойцов диверсионно-штурмового подразделения. Это что-то наподобие подразделений спецназа в солнечной системе. И все это по уставу может быть использовано, в том числе для подавления мятежа и поиска предателей и дезертиров. Поэтому если среди вас найдется самоубийца, который попытается применить вверенное оружие при личных разборках я лично с громадным удовольствием запищу его в не боевые потери. Вы все здесь мальчики большие и находитесь сугубо добровольно. Прошу помнить об этом. Я ответил на ваши сомнения рядовой.

— Так точно сержант.

И вот я быстрым шагом направляюсь в кубрик, чтобы разместить вверенное мне вооружение и боеприпасы на предназначенных для них местах. Да уж порядки здесь суровые. Я даже не буду представлять, как это — пытаться уйти от боевых вертолетов в открытой степи. Ну ладно пятнадцать минут перерыв и вперед осваивать рукопашный бой.

И вот первые пять дней моей службы пролетели. Уставший за неделю организм проснулся на полчаса позже установленного времени подъема. После вчерашнего спарринга немного побаливали ребра. Виктор, которого при первом знакомстве я считал слегка дрыщеватым, оказался очень вертким и быстрым бойцом. Вчера парочка его ударов от души прилетели мне в грудь. Ни разорвать дистанцию ни поставить блок я попросту не успел. Как и достать его в ответ. Интересно этот гад уже проснулся.

Как выяснилось нет. Все кроме меня и Коляна еще спали. А вот последний кажется проснулся еще раньше меня. Во всяком случае он вошел, вытираясь полотенцем после умывания.

— Доброе утро Серега.

— Доброе. Ты что так рано проснулся.

— Привычка. Я еще дома приучил себя рано вставать. Будешь, наверное, смеяться, но я с детства хотел попасть в армию. Правда всегда мечтал служить в диверсантах.

— А что тогда к нам попал.

— Да как-то по наитию.

— Так пацаны может хватит базарить. Выходной все-таки. Дайте людям поспать.

— Ладно извиняемся. Действительно пошли отсюда. Сядем где-нибудь в холле. В картишки сыграем.

Действительно раз уж проснулся, то надо вставать. В казарме кроме кубриков было еще парочка комнат с журнальными столиками и небольшим баром. Народ уже на второй день это проч ухал и перед отбоем там постоянно были люди.

Колян оказывается достаточно неплохо играл в бридж. Я сам немного знаю эту игру. Но исключительно, чтобы поддержать партийку. Поэтому я быстренько продул своему визави пару партий. Третью мы уже играли просто ради беседы. Мне хотелось больше узнать о планете, в армию которой я пошел служить. А мой собеседник был достаточно неплохим источником информации. Жизнь его была так сказать типична. В семь лет пошел в школу для мальчиков. Учился конечно не на одни пятерки, но в принципе тройки были очень редко. Лет с двенадцати стал посещать тренажерный зал. Немного увлекался географией. В старших классах пробовал играть в рок-группе. Мечты о славе не было. Тем более, что на Астерионе отношение к медиа сфере достаточно спокойное. Срок авторских прав на музыку достаточно маленький. Год спустя после первого исполнения твою музыку может кто угодно разбирать на ремиксы совершенно бесплатно. Для литературы кстати этот срок еще меньше. Где-то около полугода. А писать произведения по теме или как их еще называют фанфики можно вообще спустя пару месяцев. Ну то есть заработать на этом практически невозможно. Ну или надо строчить в непрерывном режиме.

В армию мой товарищ решил пойти спустя пару лет после окончания школы. Два года он учился в техническом училище. Но как-то не пошло. И он забрал документы и очутился здесь. О политике он знал очень мало. Тем более, что политическая жизнь здесь была чертовски бедной. В той же Москве за неделю происходило больше политических событий чем здесь за два года. На мои попытки обсудить политическую движуху в Славянском союзе он отмахнулся. Посоветовал мне с этим наседать на Александра. Типа он любит всю эту фигню.

Вышеозначенный присоединился к нашей игре минут через двадцать. За следующие партии он провел мне краткий ликбез по местной истории. Команда ученых высадилась на этой планете лет восемьдесят назад. Быстренько убедившись, что земные злаки здесь вызревают, а воздух и вода точно пригодны для дыхания они отправили корабль с информацией обратно. И остались здесь развлекаться и налаживать быт. Ну и естественно проводить исследования. Главным образом наблюдения за животными. Ну и заодно попытками их приручения.

На Земле и Марсе тем временем тоже не сидели сложа руки. За два года были построены или переоборудованы корабли и подготовлена первая волна колонистов. Все это происходило только силами славянского союза. Все остальное мировое сообщество осваивало каменистые нагорья и пески Авроры. Как я понимаю славянский союз в той тусовке участвовал чисто для отмазки. Астерион хоть и находился значительно дальше, но имел развитую биосферу, и поэтому выглядел более привлекательным.

Первые лет двадцать колонизация проходила не шатко ни валко. Постепенно приходило оборудование и люди. Кое-что пытались производить здесь. Причем достаточно успешно. Парочка военных лабораторий проводили какие-то эксперименты.

Из-за того, что на открытых пространствах водились крупные и очень крупные хищники очень быстро наладилась оружейная промышленность.

Никаких денег здесь очень долгое время не было. Потом постепенно появились заодно с банком, который их выпускал. Так сказать, единственным и неповторимым. Такое в высшей степени важное учреждение не могли отдать в частные руки.

И вот этот самый банк начал выпускать или как правильно говорить эмитировать денежные знаки. И давать их значит на различные проекты. На какие-то побольше и поохотнее, а на какие-то менее охотно.

Тут значит некоторые слои на Земле начали спохватываться. И пытаться что-то предпринять. Тем более, что к тому времени о колонизации Астериона было объявлено во всеуслышанье. Но вот проблема. Лететь от Земли до сюда и обратно долго. Есть так сказать некоторый временной лаг. А здешние власти похоже имели инструкции и некоторую программу заранее. Да и к тому времени начали здешние жители подрастать. И главное брать бразды правления в свои руки. И как-то так странно получилось, что многие земные идеи здесь не находили отклика. А их так сказать приверженцы стали пропадать в лесах. Ну или разбиваться в катастрофах. Нет ну а что. Первоначально многие местные образцы техники были не слишком надежными. И частенько ломались.

Да уж. Надо будет потом поточнее посмотреть список погибших. Но кажется я догадываюсь какие идеи исповедовали те, кто погибал в различных катастрофах.

Для примера я попытался задвинуть Саньку за феминизм. Был у меня один дружок, который увлекался этим делом. Постоянно ходил на какие-то демонстрации, тусовки. Я если честно всегда относился к этому достаточно скептически. Но раз уж надо то постарался воспроизвести его точку зрения. Ну так сказать для поддержания беседы. В результате заработал просто шквал овации. Ну на самом деле парочку ухмыляющихся улыбок. А потом мне разъяснили местные реалии. Начнем с того, что похоже местную школьную программу составляли прошаренные люди. Которые не просто добавили для галочки такие предметы, как обществознание и логика, но и рассказали про основные фишки, которые могут утопить человеческое общество. И как им противостоять. Так что все, что я рассказал, мои собеседники уже слышали. Более того все прекрасно поняли, что я рассказал отредактированную версию.

Перво-наперво конечно следует признать, что оба пола на Астерионе равноправны. И парочка религиозных движений, которые пытались утверждать обратное были быстренько закрыты. Причем одно из них удостоилось встречи с штурмовой группой. Встреча вышла образцово показательной. Но те вообще были людьми маленько неадекватными и агрессивными.

Но вот именно, что равноправны. Попытаться можешь, но гарантировать успех и всеобщее признание тебе никто не обязан. И переписывать требования тоже. По итогу любой человек может к примеру, попытаться поступить в диверсионно-штурмовое подразделение. Но первый же спарринг на отборе поставит все на свои места.

Я уже успел увидеть, что подразумевается под этим спаррингом. Так вот я против этих ребят не встану никогда. Даже под дулом пистолета. В конце концов пуля в голову — это достаточно гуманно и быстро. В отличие от.

По итогу на текущий момент вся военная и политическая элита — мужчины. Научная — практически тоже. Исключение пять или шесть человек. И самое забавное с подобным положением особо никто не спорит.

По итогу всего разговора получается, что очень быстро сложилась ситуация, что финансово местное общество не раскачаешь, межполовая борьба была подавлена. Остается только или межнациональная рознь или религиозная нетерпимость. Но наций или государств тут нет. С религией тоже оказывается все очень туго. Нет верить можешь во что угодно. Но, во-первых, исключительно за свои деньги. Любые государственные организации на просьбу дать денег отвечают отказом. Типа все вложили в недвижимость и транспорт. А во-вторых первая же фраза о том, что надо кого-то осудить или побить и самый главный учитель имеет приватный разговор с безопасниками. А те по слухам люди абсолютно без чувства юмора и аллегорий не понимают. От слова совсем.

Кувырок, выхватить оружие, выстрел и обратный кувырок. Уже на второй месяц нашему начальству похоже надоело смотреть как мы стоим аккуратной шеренгой перед мишенями и пытаемся в них попадать. Тем более, что попадали мы достаточно хорошо. Нет конечно профессиональных снайперов, из тех, кого я знаю, не выйдет, но в молоко выстрелы ни у кого не улетали. Вот и начали нам постепенно давать различные акробатические трюки. Тем более, что хорошо оборудованный лазерный тир позволял воссоздавать различные болевые ситуации.

— Рядовой, о чем вы там задумались. Меняем положение рук.

А сержант гад внимательный и глазастый. Сам прекрасно стреляет с обеих рук причем удерживая пистолет как одной рукой, так и двумя. Тех же результатов он пытается добиться от нас.

— Третий пятый и четвертый с десятым поменялись местами. Быстро.

Четыре фигуры, удерживая оружие стволам вверх, быстро поменяли позиции. Да уж сильнее нас гоняют только на рукопашном бое. Или может мне так кажется. На спаррингах сильно не похалявишь. За этим очень строго следят. Пару раз только защитное снаряжение, включающее закрытую боксерскую маску, спасло меня от перспективы провести пару дней на больничной койке в лазарете.

— День добрый курсанты. В очередной раз вам выпала редкая возможность дать отдохнуть вашим телам и вместо этого немного поработать головами. Разберем такую мало распространенную в нашем мире практику, как терроризм. Предупреждая ваши вопросы — да вы не бойцы спецподразделений. И скорее всего с данным явлением напрямую вы иметь дело не будете. По крайней мере я на это надеюсь.

Очередное занятие по информированию и пропаганде. Кто-то вспомнил старое слово — политинформация. Честно говоря не очень знаю, что оно означает. Но подозреваю что-то подобное.

— Рядовой Сергей. Что можете сказать о таких людях как террористы. Насколько я знаю на Земле эта практика достаточно распространена.

Вот прицепился. Хотя на счет того, что эта практика распространена — тут он к сожалению прав.

— Террористы — это преступники, которые путем массовых убийств пытаются запугать общество и навязать людям свои идеалы или добиться каких-либо целей. На самом деле я хотел сказать гораздо больше. Но здесь нас учили в том числе и тому как говорить кратко и емко.

— Прекрасный ответ рядовой. Действительно — это люди, которые пытаются посеять страх и ужас, добиваясь своих целей. Чаще всего террористы используют тактику подрывов. Причем взрывные устройства почти всегда ставятся там, где нет крупных военных и полицейских сил. Как вы считаете почему это именно так.

— Чтобы избежать сопротивления.

— В том числе и для этого. Военные объекты, как правило хорошо охраняются. Там есть люди, которые могут оказать грамотное и организованное сопротивление. А использование взрывных устройств обеспечивает фактор неожиданности. Когда человек использует пусть мощное, но стрелковое вооружение, можно попытаться понять откуда он хочет нанести удар и попытаться избежать его. А взрывчатка может быть ну вот хотя бы вон в том пакете.

Вот блин юморист. Все сразу же с ужасом посмотрели на одинокий пакет, лежащий в противоположном от двери углу. Сзади кто-то попытался вскинуть оружие.

— Отставить господа. Тем более, что стрелковое оружие не очень поможет в деле разминирования. Так вот, а теперь слушайте меня внимательно. Как я уже сказал все террористы преследуют какие-либо цели. И очень часто они могут выглядеть достаточно благородно. Да вам это может показаться странным, но иногда у этих убийц достаточно благородные цели. Например борьба за независимость. Ну или борьба с диктатурой.

— Значит если никого не притеснять, то и террористы не страшны.

— Какая-то часть да. По крайней мере не давая другим людям лишний повод тебя ненавидеть, можно снизить вероятность атаки. Достаточно большое влияние имеет и религия. На одной из наших прошлых встреч мы затрагивали эту тему. Вера может как не позволить перейти человеку определенную черту, так и призвать его к этому.

Да уж. Большая половина жителей Земли да и Солнечной системы может многое поведать по этому поводу. Все таки наверное правильно местные власти держат все религии в некотором загоне. А вообще конечно жалко, что моя школьная учительница по обществознанию не затрагивала подобные темы. Хотя ее конечно можно понять. Программа. Да и кем она была. Уже пожилой женщиной, вырастившей двух детей без мужа. Детишки были кстати теми еще шалопаями.

— Но перейдем господа солдаты к тому, что относится к вашей службе. Пусть политики решают свои задачи, а мы будем решать свои. Да вам не придется устраивать слежку за мелкими ячейками неких организаций. И разминирование вы тоже делать не будете. А что же вы будете делать. Как правило крупные организации имеют свои базы подготовки. Нет конечно, некоторое количество взрывчатки можно получить и в домашних условиях. Причем из сугубо бытовых вещей. И может быть даже удасться этим количеством воспользоваться. Но и по настоящему больших целей вы не добьетесь. А вот базы подготовки, тайники с оружием. Все это уже может быть доступно для вас. И тут я скажу просто. Да в уголовном кодексе Астериона есть статья за терроризм. И там есть тюремное заключение. Но как было когда-то сказано на Земле — мертвые не кусаются. Скоро степи, горы и леса этого мира станут территорией вашего подразделения. Как говорили когда-то вотчиной. И именно от вас будет зависеть будут ли на этой территории базы подготовки, тайники с оружием, места встреч и укрытия. Или все это будет бесследно пропадать. Растворяться в бескрайних просторах.

Это такой завуалированный приказ в случае чего валить всех. Искать все равно не будут. А как же закон и порядок. Честный и беспристрастный суд. Или это будет для тех, кто успеет добежать до этого самого суда. Так ведь скорее всего никто не успеет. Если уж на то пошло внезапная ночная атака дает очень мало шансов кому-либо спастись. Если только очень случайно. Что-то я становлюсь каким-то жестким и агрессивным. Или это так и надо. Мы никого не трогаем, но и нам дайте жить так как мы хотим.



Ну вот и первый полевой выход. Десять тел загрузили в десантно-штурмовой коптер и отправили по неизвестным нам координатам. В усиление нам придали офицера из другого подразделения. Он же старший группы.

Высадка по канатам и вот мы где-то в степи. А коптер ушел в небо.

— И так господа объясняю боевую задачу. Ваша группа высажена на вновь открытой планете. Задача — сбор образцов растений и животных. Какие растения и животные съедобны вы не знаете. Поэтому предстоит продержаться на взятом собой походном пайке. Воду пить можно. Если найдете. Предположительно на данной планете есть разумная жизнь. В контакт с ней не вступать. Засветитесь хоть как-то хоть перед кем-то — задание считается проваленным.

— Разрешите обратиться.

— Обращайтесь рядовой.

— походный паек у нас на три дня. Воды во флягах хватит на день. Сколько будет длиться миссия.

— Правильный вопрос. Отвечаю — неделю. Для тех, кто не понял семь стандартных суток.

А вот это уже садизм. Как-то привык я к регулярному питанию. Хотя на самом деле главной проблемой будет вода. Паек в принципе можно и растянуть. В крайнем случае кое-что офицер может и не заметить. Я уже вижу, чем здесь можно поживиться. А вот вода — это серьезно. Погода как назло теплая. Я бы даже сказал жаркая. И что нам теперь по утрам росу собирать. Или попробовать найти ручей.

— Ну так у кого какие предложения. Внимательно вас слушаю.

Все начали осматриваться. Кое-кто достал бинокль.

— В полутора километрах на юго-востоке имеется некий овраг. Предлагаю замаскировать наше снаряжение на его дне, а потом с минимумом снаряжения осмотреться.

— Почему вы предлагаете оставить часть снаряжения.

— Чтобы облегчить наше передвижение и снизить усталость, а также потребности в пище и главное воде.

А Колян голова. Действительно если подумать нам нафиг не надо таскать по жаре трехдневный запас еды, палатки и патроны. Для обороны от хищников хватит тридцати патронов в рожке штурмовой винтовки. А локальную войну мы здесь устраивать не собираемся. Но у меня кстати есть небольшое дополнение.

— Предлагаю двигаться в сумерках или ранним утром. Температура тогда ниже плюс мы будем менее заметны.

— Оба предложения принимаются. Так что вперед господа. Николай показывайте свой овраг. И господа не расслабляться. Неизвестно кто там скрывается от жары.

К оврагу приближались очень осторожно. Мы в степи, а здесь возможны крупные хищники. Я бы даже сказал очень крупные. И некоторым из них спрятаться даже в небольшой складке местности раз плюнуть. Поэтому последние несколько десятков метров мы прошли, растянувшись полукругом. К сожалению гранаты, у нас не предусмотрены. К счастью на дне оврага прятался только небольшой травоядный ящер, который при нашем приближении рванул прочь с низкого старта. Матерные крики вслед только добавили ему скорости.

Шли третьи сутки выхода. Трое человек залегли с нашими припасами в овраге, а остальные, разделившись на две группы, прочесывают окружающий ландшафт. Образцы местных растений уже в конце первых суток попали в вакуумные контейнеры. Их запас оказался у старшего выхода. Выданные нам бинокли имеют режим ночного видения, так что передвижение по ночам не составляет особого труда. Днем мы отсиживаемся в овраге, осматривая местность на максимальном увеличении. Пока никого особо крупного не заметили. Мельком попадались собратья того ящера, которого мы спугнули в первый день. В общем пока все скучно и предсказуемо.

Похоже к такому выводу пришло и наше начальство. Ближе к утру мы узнаем, что на следующую ночь запланирован большой переход. Идти будем на восток. Всю ночь. Вот делать людям извиняюсь нечего.

И вот как только наступают сумерки мы снимаемся с места. И толпа в десять человек, ощетинившись стволами, быстрым шагом, переходящим временами в медленный бег, начинает куда-то ломиться. Зрелище, наверное, со стороны забавное.

Через пару часов такой прогулки те, кто идет впереди подают сигнал остановиться, а следом залечь. Что там происходит. Чуть сместившись в сторону, поднимаю бинокль. Сначала ничего не видно. Однако потом замечаю, как над травой поднимается узкая голова, Дальность метров триста. Все понятно мелкий стайный хищник. Эти ящеры очень распространены. Питаются всякой мелочью, живущей в норах. Частенько подъедают за крупными хищниками вроде феликозавров или титанов.

Ветер дует от них к нам. Пока нас никто не замечает. Вот пусть так и остается. Нам они конечно не соперники, однако по условию задачи, нам вроде как шуметь не полагается. Поэтому осторожно обходим их, пытаясь рассмотреть кого они там кушают.

А кушают они рогозавра. Интересно тот сам помер или кто помог. Рассматриваю тушу на максимальном увеличении. Судя по тому, что, туша обглодана совсем чуть-чуть — сам. Крупный хищник, убив добычу, хорошенько бы поел, и сейчас эта мелочь разве что кости глодала. Самим им такую тушу не завалить. Рогозавр при таких размерах их бы в землю втоптал. Причем не особо напрягаясь.

— Так господа, а теперь тихо. Вполне возможно, что туша может привлечь кого покрупнее. Пожрать на халяву редко кто отказывается. Поэтому валим отсюда. Причем так, чтобы не натолкнуться на тех, кто придет на запах. Поэтому меняем курс.

Час от часу не легче. Хотя план ясен обходим этих гавриков по дуге. Наш запах вряд ли кого-то привлечет. Особенно на фоне запаха туши.

Остановились ближе к рассвету под одинокой группой деревьев. Здесь они оказывается есть. А я думал тут только степь да степь до горизонта.

Первый полевой выход закончился достаточно быстро. И как ни странно не так уж мы и голодали. Оказывается, если знать, то воду и пищу можно найти практически в любом месте.



Отпуск. Наконец то отпуск. Прошел год службы и командование разорилось на путевку вида все включено. Впереди меня ожидали двадцать дней ничегонеделания в небольшом санатории возле чистого горного озера. Десантный коптер доставил меня на окраину небольшого города, где я уже самостоятельно добрался до вокзала и сел на поезд. Двое суток в купе, потом еще сутки и вот я на месте.

Небольшие двухэтажные корпуса в форме полусферы, утопают в густой растительности. Узкие дорожки предназначены исключительно для пеших прогулок. Да уж тишь да благодать. Интересно я тут со скуки не помру. Хотя вон прогуливаются две очаровательные девушки. Надо бы подойти и познакомиться.

Мои новые знакомые оказались очень милыми и общительными. Они с удовольствием поведали как ту люди развлекаются. Все оказалось не так чтобы плохо. Здесь конечно не всемирно известная дискотека где сотни или даже тысячи девушек ищут легкого флирта и безудержных танцев. Но парочка бассейнов, теннисный корт и небольшой пляж имеются.

К сожалению, также выяснилось, что мои новые знакомые отдыхают не одни. Одна из девушек приехала со своим мужем, а вторая с родителями. Нет родители конечно не помеха, но она к сожалению, тоже в отношениях. К сожалению, для меня естественно.

Ну что ж приятельские отношения меня в принципе устроят. Однако надо бы мне и заселиться.

Номер оказался небольшим, но уютным. Обнаружился даже бар. Ну если его можно так назвать. Интересно за что так на этой планете ополчились на старый добрый алкоголь. Нет не поймите меня неправильно. Он тут в принципе есть. Но пять шесть максимум двенадцать процентов — это как-то не по-нашему. А где коньяк, виски, текила. Что за мать вашу бар, который на две трети состоит из травяных настоев и витаминных коктейлей. Правда следует признать достаточно вкусных.

Покидав вещи в шкаф, отправился на прием к терапевту. В конце концов я же все-таки в санатории, а не где-нибудь на ибице. Врач оказался своим парнем. Немного повертев меня для проформы и послушав сердцебиение, выписал мне курс расслабляющего массажа и какую-то фигню для укрепления суставов. Типа надо же хоть что-то полечить. А суставы действительно частенько повреждаются во время интенсивных тренировок. Причем повреждаются в начале незаметно. Типа ну хрустят немного по утрам. Да отлежал скорее всего. Или упал немного неудачно. А оказывается у здорового человека ничего хрустеть не должно. Двигаться он должен абсолютно спокойно и практически бесшумно.

Время отпуска пролетело практически незаметно. И вот после двух недель неги и расслабления пришло время вновь вернуться на службу.

— О какие люди вернулись с отпуска. Ну давай рассказывай как отдохнул.

— Нормально. Отправили в какой-то пансионат. Ни крепкой выпивки ни девочек. Все с родителями и мужьями. Хотя с другой стороны маленько глянули, что я тут на службе ничего себе не сломал да ни испортил.

— Ну а ты как хотел. Про выпивку кстати можешь забыть навеки. Нет алкоголь в продаже есть. Но не более двенадцати процентов. А это сам понимаешь ни водка и не коньяк. А во-вторых засветишься где-нибудь пьяный и в случае чего наказание умножай на три.

— Слушай откуда ты вообще знаешь про водку и коньяк. Ты же здесь родился и вырос.

— Ну ты спросил. А откуда ты знаешь как в древности мечники выглядели. Там же и я узнал. Объяснили значит, что где и как. Чтобы значит не попадался.

— Интересное у вас тут обучение в школах. Ну да это ладно. А здесь происходило что-нибудь интересное. Или все как всегда.

— Вот тут ты с вопросом в точку попал. Инспекция из столицы была. Я лично не видел, но говорят прилетали какие-то большие шишки. Все проверили и смотались.

— И что за шишки неизвестно.

— Ну Саньку может и неизвестно, а мне в соседнем взводе кое-что рассказали.

— И что молчал. Давай-ка рассказывай.

— А что рассказывать. Церберы. Приехало три тела при полном параде. Выястнили все что хотели и уехали.

— Так пацаны. А что за церберы.

— Гвардия короля. Очень крутые ребята. Как по подготовке так и по полномочиям. Насколько я знаю грифов секретности и закрытых дверей для них не существует. И гоняют их до кровавого пота.

Светило на небе двигалось ближе к полдню. Оглядев нас, старший группы отдал приказ о двухчасовом привале. А это значит, что я и еще девятнадцать моих товарищей занимаемся физическими упражнениями посреди степи. И длится это мероприятие уже третьи сутки.

Трое офицеров штурмовиков приданы нам в качестве старших плюс усиление. Двое из них в данный момент осматривали окрестности в бинокли, а один наблюдает, ка пятеро из нас быстренько образовали кольцо вокруг места стоянки. Безопасность прежде всего. Хотя я очень сильно сомневаюсь, что где-то среди местных животных остались безмозглые идиоты, которые осмелятся бросить вызов двадцати трем вооруженным бойцам. Разве что стадо рогозавров в панике может растоптать что и кого угодно. Но опять же чтобы довести их до такого состояния — это надо очень сильно постараться.

Защитные тенты натянуты. Организовалось даже какое-то подобие полевой кухни. Правда тащить это все на себе — то еще удовольствие. Даже сделанное из сверхпрочного и сверхлегкого пластика.

— Старший.

— Слушаю рядовой. Хотя на самом дел мы сейчас не в драке можно по имени.

— Так точно Кирилл. Интересно в этой степи еще остались твари, которые могут рыпануться на толпу в двадцать три человека с оружием. Особенно учитывая, что у нас с собой далеко не пистолеты.

— Не думаю. В нормальном состоянии нас любой из здешних хищников обойдет по широкой дуге. Однако вполне возможно, что нам попадется или слишком молодая или слишком голодная особь. Плюс я не стал бы сбрасывать со счетов вероятность психического заболевания. Ну или возможна комбинация данных факторов.

— Благодарю за ответ.

Да уж, что-то я расслабился. Ну или через чур уверился в свои силы. И кстати есть еще один фактор. Да хищник скорее всего побоится нападать на нас. Но и охотиться нам будет трудно. А если разделиться, то возрастает вероятность нападения А охотиться скорее всего придется. Припасов у нас на четыре дня. А заявленная продолжительность выхода — девять.

— Готовы к охоте рядовой. И кстати как вы собираетесь это делать?

— Так точно готов. А вот как делать пока не ясно. Разделяться отряду нельзя. Значит скорее всего кто-то будет в одиночку приближаться к добыче, а кто-то или играть рол загонщиков или прикрывать от нападения в отдалении.

— Неплохой план. Можно поступить и по другому. В двух часах отсюда есть небольшая речка. Сейчас скорее всего это даже не речка, а большой ручей. Однако во-первых это источник воды, а во-вторых в илистом дне могут быть некоторые жители.

Действительно. Некоторые из местных видов рыб, могут в начале сухого сезона, закапываться в пересыхающее дно. А вот вода — это хорошо. Даже очень хорошо. Нет конечно некоторое количество влаги было у нас собой. Некоторое можно добыть из местных растений или кладок яиц. Но возможность нормально наполнить фляжки — это в нашем положении настоящий подарок.




После окончания арена была быстро разобрана и вот я уже валяюсь на собственной койке и читаю местные технические новости. Тема освоения планеты меня почему-то очень сильно захватила. Тем более, что местные власти ни делали секретов из ведущихся работ и возникающих трудностей. Даже наоборот. В глобальной сети регулярно появлялись репортажи с заводов и интервью с инженерами. Причем было видно, что эти репортажи тщательно готовились и несли не только информационную составляющую. В них была и динамичная музыка, и компьютерная графика и прогнозы на будущее, в котором мы все сделаем в лучшем виде. Выступающие подавались в них, как люди харизматичные с мощной мотивацией, нацеленные на большие свершения. Честно говоря, это здорово заряжало. На земле так чаще всего подавали или крупных политиков, или звезд шоу-бизнеса.

Вот и сейчас я смотрел репортаж, как понтонная баржа, переплыв океан пристает к песчаному берегу и закрепляется на месте при помощи специальных свай и якорей. Благодаря ей в этом месте смогут разгружаться большие суда, которые иначе не смогли бы подойти к берегу. И вот первый сухогруз величаво стыкуется с понтонами. Опускаются ворота грузового трюма и из него начинают выезжать специальные тележки. На них в контейнерах ждут своего часа детали первых складов, портативный реактор, здание управления. Уже через год в этом месте будет крупный промышленный порт.

Серега не спи, заходи вправо.

Черт крепко нас обложили. Под ногами появилась цепочка красных пятен. К счастью это учения и пятна от специальной краски. Хотя если бы я не ушел перекатом, то сейчас считался условно убитым. Ну или по крайней мере серьезно раненым. Но поскольку я ушел, то сейчас я и пятеро моих сослуживцев пытались обложить стрелка, который засел в окнах первого этажа небольшого четырехэтажного дома. Тот отстреливался чертовски грамотно.

Где это мы. Да на стрелковом полигоне. Как оказалось, на втором году службы, неподалеку от основной базы находятся два полигона. Один состоит из двух частей и является стрелковым. Одна часть представляет собой несколько городских кварталов с малоэтажными домами. Вторая является попыткой реконструкции нормального леса. Почему реконструкцией. Потому что вырастить полноценный лес и буреломами, ручьями, выходами скальных пород в зоне степей задача достаточно сложная.

Второй полигон имеет несколько большие размеры и предназначен для отработки действий техники.

Но это все лирика. А реальность состоит в том, что пока мы обкладывали нашего противника, к нему похоже подошло подкрепление. Которое парочкой коротких очередей сняло часть отряда слева. И таким образом мы втроем оказались зажаты между стенами двух домов. И кстати блин где наше подкрепление. Или в этот раз нас решили проверить на так сказать стойкость и живучесть. Идея в принципе неплохая. Тем более, что по условиям тренировки тяжелого вооружения и гранат у наших противников нет. Так что может еще отмахаемся.

— Колян у тебя что с патронами.

— Один рожок.

— Блин обложили гады. У меня два. Экономим патроны и стреляем наверняка.

— Ага занимаем круговую оборону и держим позицию.

— Интересно кто наши противники.

— Да какая разница. Главное отстреливаться сколько можем.

Но к сожалению, отстреливаться нам не дали. Сначала интенсивным огнем нас прижали к стенам, а потом из-за поворота внезапно вылетела одиночная фигура. Первым оказался нейтрализован Колян. Одним экономным движением противник ушел с линии стрельбы, а потом сшиб его с ног подсечкой. Я успел кое-как заблокировать два удара руками, но пропустил удар ногой в бедро. Вот гад. Так же можно и ногу сломать. Обозначив прямой в голову, мой противник, помог мне подняться. Оказалось, третьему выжившему члену нашего отряда зашли в спину и почти ласково положили на землю.

— Неплохо продержались парни. Хотя конечно шеф гонять вас будет.

— Да ладно. Вы кстати с какого подразделения.

— А ты догадайся.

— Диверсанты.

— Молодец понял.

— Нет ну шеф и гад. Мы тут вроде как-бы вообще спасатели, а против нас бросили элитные части. И где справедливость.

— Ну на самом деле у вашего отряда было преимущество в численности. Нас было в три раза меньше. И тем более ты в какой войне наблюдал такую вещь как справедливость. Скажите спасибо, что вас танками или вертолетами не обкатывают. И кстати совет — не говори шефу про спасателей. А то на следующих учениях будете под плотным огнем противника выводить пострадавшее население и отстраивать дома.

Попытался представить, как бы это выглядело со стороны. Нет вывод пострадавших — это я целиком и полностью понимаю. Но вот отстраивать дома — эту шутку надо запомнить.

— Кстати по секрету — на следующей неделе будете бегать по местной имитации леса. И как-бы нам всем не устроили задымление или имитацию лесного пожара.

— Вот гадство. Они там совсем страх потеряли.

Оказалось, не потеряли. Шел третий месяц второго года службы. И кажется фантазия нашего начальства неиссякаемая. К регулярным боям на стрелковом полигоне все привыкли достаточно быстро. Но оказалось, что нас могут обстрелять и на пути к полигону. Причем пару раз над нами проходили и штурмовые вертолеты. Забавно было наблюдать сослуживцев, практически полностью облитых краской. Менее забавно было представлять, что вместо краски будут боевые патроны тяжелых пулеметов.

Легкий патрульный вертолет стремительно летел над степной растительностью. Десяток этих машин прибыли на базу пару месяцев назад. И буквально через неделю после этого я первый раз сел за ручку управления этого малыша. Вертолет просто замечательный — быстрый и маневренный с удобной кабиной и запасом хода в полторы тысячи километров. А если повесить дополнительные конденсаторы, то и все три отмахает.

Хотелось бы похвастаться, что я быстро научился управлять вертолетом, но не буду. Хотя научился я действительно буквально за месяц. Но на самом деле в этом больше виноват автопилот. На этих машинах он был включен постоянно и в ручном режиме заведовал так сказать рефлексами машины. То есть это когда пилотируешь вертолет вроде ты, но сама машина в случае чего отказывается выполнять смертельные для нее и пилота маневры и в наглую игнорирует совсем уж тупые действия человека. Более того отключить автопилот на данной модификации в принципе невозможно.

В этот раз задание на полет было с одной стороны достаточно близко к реальной работе, а с другой довольно простым. Нужно было долететь до железнодорожной ветки и сесть на хвост пассажирскому экспрессу. А потом активировать экспериментальный технический протокол связи и полчаса лететь параллельно поезду, сопровождая его. После этого следовало развернуться и лететь на базу.

А вот и кстати поезд. Разворачиваю вертолет так чтобы лететь над поездом на высоте порядка трех километров и запускаю сеанс связи.

Интересно. Как только связь установилась на экране я увидел технические данные поезда: год изготовления, средняя скорость, данные авто диагностики, количество пассажиров. Тут же была кнопка для связи с экипажем поезда. Мое задание в принципе предусматривало возможность установления связи. Поговорить что-ли. Ладно надо поздороваться.

— Экипаж экспресса на связь. Говорит патрульный вертолет номер два. Следую над вами.

— О привет служивый. А мы тебя уже так сказать заметили. Думали свяжешься или нет. У нас тут все в порядке. Все пассажиры счастливы и довольны. Будем на месте через два часа.

— Принято буду сопровождать вас в течение получаса. Красивый у вас поезд. Скоростной.

— У тебя машинка тоже неплохая. Я так понял, что у нас отображаются технические данные друг друга. Хотя конечно не все.

— Это как. Я у вас вижу практически все. Вплоть до состояния подвески.

— Это ты. А мы вот не видим к примеру твой боезапас. Хотя и говорит, что рядом с вами патрульный вертолет, имеющий легкое пулеметное вооружение.

— Разумно. Я, увидев у вас неполадки, могу принять меры, а вам мой боезапас нафиг не сдался. Меня кстати Сергеем кличут.

— А я Егор. А вам разве разрешается разглашать свои имена. Ты же вроде служивый.

— Ну, во-первых, я все равно не диверсант. Это у них там везде секретность. А во-вторых ну и что тебе даст мое имя. Даже на этой планете Сергеев десятки тысяч. Минимум. И то не факт, что я назвал истинное имя. А как-то обращаться друг к другу надо.

— Резонно. Значит будешь полчаса болтаться над нами и следить за порядком. Можно сказать, едем с эскортом. Что это теперь каждый поезд так будет.

— Да не думаю. Пока официально тестируется протокол связи. А там может будут раз в месяц проверять состояние поездов. Это сейчас я для тренировки полчаса буду болтаться над вами. А так, наверное, завис на пару минут, запросил данные и дальше полетел.

— Ну кстати да. Мы правда сами обязаны докладывать о состоянии поезда, да и думаю он сам куда надо стучит. Смысл вас привлекать.

— Я так понимаю для контроля. А то вдруг вы или диспетчер какой врать начнете, а мы в случае чего доложим.

— А зачем нам это надо. Хотя люди бывают разные

В итоге мы полчаса протрепались, и я попрощавшись повернул к базе. Миссия типа комплит. Может кстати вообще заставить автопилот лететь на базу самостоятельно, а самому поспать. Он это может. Хотя скучно же. А так хоть по лихачу слегка. Убиться все равно не получиться.

Не обходилось естественно без травм. Неудачный кувырок или падение, неграмотно примененный прием рукопашного боя. Ушибы, вывихи, растяжения. Пару дней провалялся в мед части и я. Интересно что будет на третий год службы. Что-то динамика меня не радовала.

Стали немного увлекательнее и другие так сказать изучаемые дисциплины. Первая помощь сменилась неким подобием полевой хирургии, а психолог стала гонять по психологии толпы.

Но теория теорией, а практика нужна. И вот на полигоне стали регулярно гореть различные конструкции и строения. Сначала их можно было потушить при помощи огнетушителей, но потом настал черед и более серьезной техники. Местные производители подогнали нам пяток квадракоптеров и парочку гусеничных машин. Последние были сделаны так, что позволяли не только тушить огонь, но производить распашку противопожарных полос.



Мягкий песочек, шезлонг и шум океана. Что еще надо, чтобы хорошенько расслабиться. Красивых девушек в бикини. Легко. Девушек, женщин, девочек. Хотя да последний пункт как-то не в тему. Что я делаю в таком неимоверно приятном месте. Слово отпуск кому-нибудь что-нибудь говорит. Вот именно в этом самом отпуске я сейчас и нахожусь. Так сказать, командование решило, что оно достаточно надо мной поиздевалось и мне можно немного полежать на пляже.

Местный курорт конечно не знаменитая на всю солнечную систему ибица. Хотя с другой стороны если убрать кучу всякой гадости, то ничего в этой самой ибице особенного нет.

Пляж находится в округлой бухте и закрыт от океана крепкой сетью. Может быть даже двумя. Так сказать, местный колорит. А так все возможные развлечения имеются. Катание на водных мотоциклах и лыжах, ночные дискотеки, экскурсии. Ну или если угодно можно просто валяться на песочке. Тем более, что за два года я уже приобрел постоянный ровный загар и теперь можно жариться на солнце часами и днями.

Мелкий птеродактиль, размером с ворону приземлился метрах в трех четырех и что-то ищет в песке. Сомневаюсь, что там можно что-нибудь найти. Так что очень скоро мелкая живность нацелилась на открытую корзину каких-то отдыхающих. Впрочем, сильно сомневаюсь, что и там удастся найти пропитание. Мясные продукты, как правило, никто не тащит под палящее солнце, всякие травы и папоротники этому птеродактилю нафиг не сдались.



— Доброе утро джентльмены. Вашему пребыванию на этой базе и вашей подготовке пошел уже третий год. До сих пор вы пользовались стандартным мотопехотным и десантным транспортом. Но у вас, как у главным образом спасательного подразделения, должен быть собственный специализированный транспорт. И вот сегодня на этом полигоне вам будут продемонстрированы некоторые образцы.

Так значит восемь шестиколесных агрегатов, стоящих позади офицера предназначены для нашего подразделения. Впрочем выглядят агрегаты достаточно стандартно и представляют собой мотопехотные плавающие транспортеры. Значит переделки скорее всего внутри. Хотя нет. По крайней мере один образец может похвастаться наличием бульдозерного отвала и еще какой-то фигни, находящейся позади крупнокалиберного пулемета. А оратор тем временем продолжал.

— Так вот здесь представлены следующие образцы: противопожарный, медицинской помощи, транспортный, десантный, противовоздушной обороны ближнего радиуса действия. Весь следующий год вы будете осваивать представленную технику. Каждый из вас обязан усвоить обращение с каждым образцом.

— Неплохой списочек. Обширный. Интересно зачем спасательному подразделению к примеру противовоздушная оборона. Или кто-то предполагает, что нашей работе могут попытаться помешать с воздуха. И наличие таких средств будет для них сюрпризом. Серьезный штурмовик или бомбардировщик такому агрегату скорее всего не по силам, а вот легкий вертолет или коптер могут и наполучать.

— Вольно. Разойтись.

— Ну что Серега пошли посмотрим на агрегаты.

— Пошли. Похоже кто-то считает, что мы должны быть способны оказать помощь в условиях достаточно интенсивного противодействия.

— Ага. Поэтому на всех машинах пулеметы и установки управляемых ракет. А установка ПВО скорее всего может давать целеуказание, для остальных.

— Думаешь. А хотя скорее всего и так. Ну с чего начнем обзор.

— Думаю с медицинской. Ну или с пожарной. Что стоит на остальных я скорее всего могу представить. А вот, что содержат эти две. Вопрос.

— Согласен. Тогда начнем с медицинской. Противопожарная скорее всего содержит бак с водой или пеной. А вон та фигня на крыше — водомет.

Перебрасываясь фразами, мы подошли к медицинской и заглянули во внутрь. Койка для пострадавшего, сиденья для врачей. Слава небольшие шкафы с лекарствами, справа кардиомонитор и система искусственной вентиляции легких. Серьезный подход. Значит можно будет вытащить или серьезно раненого бойца или спасти сильно пострадавшего гражданского.

— Как тебе агрегат.

— Серьезный. Судя по оборудованию мы сможет спасти очень потрепанного человека. Если будут все лекарства и соответствующая подготовка.

— Значит нас и третий год будут гонять по полевой медицине.

— Похоже на то. Не могу сказать, что мне это очень нравится. Не чувствую я особого желания копаться в человеческих потрохах. Я уж лучше буду воздух прикрывать.

— Учту ваши пожелания рядовой. Значит на соответствующем тренажере вы будете проводить вдвое или быть может втрое большее время чем остальные. Система ПВО конечно может работать в автономном режиме, но специально для вас я его отключу.

— Так точно сержант. Кажется я сказал лишнее. Исправлюсь.

Твою. Вот кто меня тянул за язык. Ну или надо оглядываться по сторонам. Ведь точно загонят за экран радара. И буду я там сидеть постоянно пока не прирасту.

Приближался полдень и светило стояло почти в зените. Караван из восьми машин двигался по степи. Первые два месяца обучения нас гоняли на полигоне. Почти все до этого не садились за руль подобного транспортного средства. В городах личных машин практически нету. Большинство людей пользуются общественным транспортом. Ну или различными самокатами. Через это время инструкторы решили, что нас можно выпустить в степь. В конце концов боевые машины имеют бронированный корпус и разбить посреди степи достаточно затруднительно.

— Так господа водители слушай мою команду. Разворачиваемся и останавливаемся. Дистанция до полигона — два километра. Стрелкам приготовиться к стрельбе. Залп по цели управляемыми ракетами.

А вот и реальная стрельба. Нет на самом деле все машины имеют режим обучения. Это когда бортовой компьютер выводит на системы наведения сгенерированную картинку, ты нажимаешь на соответствующие кнопки, а он показывает картинку пораженной цели. Но видимо сегодня инструкторы решили продемонстрировать реальные свойства ракет. В качестве цели выступают старые вагоны монорельса. С десяток таких вагонов сейчас разбросаны по полигону. Но стрельба уже началась и первые цели оказались поражены. Картинку того, что сейчас происходит на полигоне, снимают высокоскоростные камеры, транслируя картинку как в штаб базы так и на наши экраны в кабине. Выглядит чертовски эффектно.

— Так экипаж машины противоздушной обороны. Вы там сильно не заигрывайтесь. Своих еще собьете.

Так понятно. Мы сейчас находимся сравнительно недалеко от базы и радары систем ПВО засекают взлетающие вертолеты и коптеры. На самом деле сбить конечно никого не получиться. Система распознавания свой чужой не даст дать залп по своему. Но похоже все уже отстрелялись и пора возвращаться на базу. Передавать технику другим.

Пытаться подготовить сотню человек на восьми машинах — это конечно задачка та еще. Поэтому техника кажется не простаивает никогда. Каждый день расписан буквально по минутам. Вот и сейчас я меняюсь со своим напарником местами. Он садится за руль, а я перекочевываю за экран системы наведения и боя. Так активирую режим обучения. И пол часа пока мы колесим по степи я занимаюсь отработкой наведения и стрельбы.

— Жалко конечно, что у нас этих машин сего восемь, а не пятьдесят или все сто.

— Санек ты хочешь постоянно проводить время за рулем. Ты не подумал сколько у нас еще занятий. С другой стороны сотня машин только в нашем подразделении. Это тогда у мотопехоты должна быть минимум тысяча агрегатов.

— Ты хочешь сказать куда такую прорву техники. Типа мы все равно ни с кем не воюем.

Мой солуживец, как человек увлекающийся, частенько теряет чувство меры. На само деле держать такую прорву военной техники на планете, которая ни с кем не воюет. Это же чертовски расточительно. Даже имеющейся на нашей базе с лихвой должно хватить, чтобы подавить небольшой военный конфликт или мятеж. А учитывая, что таких как наша военных баз на Астерионе семь. Плюс еще парочка баз с военной авиацией и база с военными кораблями. До сих пор этого количества хватало с лихвой для поддержания мира и порядка. Неизвестно правда где тренируется еще парочка подразделений.

— Слушайте народ а где тренируются королевские гвардейцы. Должно же быть у них какое-то место для отработки стрельбы и всего такого.

— Серега а вот этого тебе никто не скажет. Ты учти, что они не пользуются тяжелым вооружением. А значит небольшой комплекс для подготовки можно разместить где угодно. Хоть на дне океана.

— Да и кстати берут туда после десятка лет службы в другом подразделении. То есть когда человек уже минимально подготовлен.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий