Огонь изумрудного леса

Астра живёт одна, оставшись без отца. Умная, образованная девушка двадцати лет живёт мыслью, что когда-нибудь её отец вернётся. Она боится признать страшную правду. В один из непогожих дней к ней приезжает израненный маг. Девушка выхаживает его, и тот решает остаться на какое-то время в доме Астры, потому что предал свою страну и убил руками дриад тысячи ни в чём неповинных солдат.

 

Глава 1



Астре не спалось. Она сидела у окна, закутавшись в старую, местами потёртую шаль, и всматривалась в бескрайние равнинные просторы, утопавшие в небытии. Ей нравилось наблюдать за восходом солнца — как небо окрашивается в бронзовый цвет и из-за горизонта выходит огромный, слепящий глаза, диск багрового гиганта. Каждое утро девушка встречала его в надежде увидеть конец этому беспросветному кошмару, что терзал её уже много лет. Но сегодня всё поле было окутано осенним промозглым туманом, не пропуская ни единого лучика. Подруга осень отживала свои последние деньки, отбирая последние надежды.


Казалось, белая пелена поглотила само время, так тихо было вокруг. Только неясные очертания деревни Птицы ещё не начали кружить над полем, жители не затопили печи в домах, даже петухи не собирались воспевать солнце. Воскресное утро давало о себе знать. Мало кто захочет вылезать из тёплой постели в такой непогожий день.


назад свои золотисто-рыжие волосы, Астра встала со скамейки и уже хотела отойти от окна, чтобы снова попытаться уснуть, как вдруг увидела, что из тумана вышел вороной конь с еле державшимся на своей спине всадником.


Отец, — прошептала девушка, прикрыв рот ладонями.


Распахнув дверь, она выскочила на улицу. Всё тело тут же покрылось мурашками. Стиснув зубы, Астра побежала навстречу всаднику. В груди предательски защемило, глаза стали мокрыми от слёз. Но, приблизившись, девушка поняла, что ошиблась. Она остановилась, не решаясь, стоит ли ввязываться в это дело, или лучше сходить сообщить стражникам. Внезапно человек начал заваливаться на бок, и девушке оставалось только поспешить на помощь.


То, что она увидела, заставило её ужаснуться. На мужчине, казалось, не было живого места. Одежда была порвана, под ней виднелись кровоточащие, ещё свежие раны. Лицо молодого человека было мертвенно-бледным, руки беспомощно свисали, и только благодаря стараниям животного он всё ещё не выпал из седла. Витой посох с острым синим кристаллом, крепко пристёгнутый кожаной дорожной кобурой, висел у всадника на спине. Девушка с опаской протянула руку к уздечке. Кобыла громко заржала и попятилась назад.


— Тише, прошу, я хочу помочь твоему хозяину, — Астра сделала маленький шаг назад. — Видишь? У меня ничего нет, я не причиню тебе вреда.


Она вытянула руки вперёд так, чтобы животное могло разглядеть их. Та медленно подошла к девушке. Её мышцы напряжённо перекатывались, а грива колыхалась от дуновений ветра. Осторожно наклонив голову, она понюхала её ладони.


Астра боялась даже вдохнуть, только бы не спугнуть животное. Лошадь подняла голову и, девушке показалось, как будто кивнула. Астра слышала о магических лошадях, но знала, что они сгинули ещё много столетий назад под гнётом людей-завоевателей.

Всё же, кобыла позволила взять себя за уздечку. Осторожно погладив пыльную гриву, девушка перекинула ремешок через голову животного и медленно повела за собой по полю.


Астра устроила лошадь в давно уже пустовавшем стойле на заднем дворе. Пытаясь стянуть человека с седла, девушка почувствовала его слабое дыхание. Значит, ещё был шанс спасти мага. Кобыла недовольно фыркнула и легла, помогая ей снять с себя израненного путника. Астра поблагодарила её и потащила мужчину к себе в дом.


Отстегнув посох и уложив волшебника на кровать в комнате для гостей, Астра разожгла камин на кухне и, сходив за водой из колодца, поставила её кипятиться. Она обмакнула тряпку в пока ещё холодную воду и положила её на голову магу, убрав со лба длинные грязные волосы.


Аккуратно разрезав кухонным ножом окровавленные лохмотья, девушка принялась обрабатывать раны. Сочившаяся кровь смешалась с грязью. Некоторые из них уже успели загноиться и воняли падалью, но у девушки, к счастью, были припасены запасы лечебных трав, которые она собрала перед началом холодов. Отец в детстве рассказывал ей, какие травы нужны для того, чтобы излечить почти любую болезнь. Хранились все припасы в погребе.

Астра заварила чай из листочков молодой сирени и начала вымывать грязь и гной. Когда кожа стала более или менее чистой, она заполнила раны мазью из крапивы и крепко перевязала их чистыми марлями.


Наконец, тяжело выдохнув, Астра закончила работу. Пришло время подумать. Если это преступник, который бежал от Храмовников, ей потребуются меры предосторожности. Было бы разумно сдать его Храмовой страже. Но тогда они бы заперли его в сторожевой башне на другом краю деревни. С такими ранами маг вряд ли доживёт хотя бы до утра, военная мощь Старейшин не знает жалости. Нужно было сначала хорошенько разобраться во всём. Поэтому девушка просто забрала с собой посох и закрыла на ключ дверь в гостевую. Если волшебник придёт в себя, она непременно услышит.


Теперь оставалось только ждать. Сонливость окончательно развеялась, поэтому Астра взяла со столика маленькую книгу, села в мягкое кресло напротив камина в гостиной, обтянутое овечьей шерстью, и принялась читать. От отца ей осталось очень много книг, большую часть из которых она уже прочитала. Учёный, предпочитавший спокойную сельскую жизнь шумному Храмовому городу, изучал, как можно использовать магию друидов в сельскохозяйственном деле — именно поэтому огромное поле, окружающее деревню, до сих пор славилось на всё королевство своей урожайностью, а местные жители были самыми богатыми крестьянами за всю историю.


Отец многому научил Астру. С раннего детства она умела читать, знала эльфийский язык, но больше всего у неё почему-то получалось стрелять из лука, девушка могла, особо не прицеливаясь, попасть в ничего не подозревающего кролика. Деревенские жители за это умение сравнивали её с дриадой, но дочка учёного больше ничем не была похожа на этих лесных амазонок с оливковой кожей, кроме своих изумрудно-зелёных глаз.



***

Было уже за полдень, когда из закрытой комнаты послышались стоны. Астра подошла к мужчине и, убрав с горячего лба влажные длинные чёрные волосы, поменяла компресс.


Следующие несколько дней маг бредил, а девушка всё это время почти не смыкала глаз. Тело молодого человека то билось в агонии, то безжизненно обмякало. Если бы так продолжалось и дальше, все её старания оказались бы напрасными. Но на третий день жар спал, и девушка наконец смогла уснуть, рухнув в кресло.


Астру разбудил посреди ночи грохот, раздававшийся со стороны гостевой комнаты. Девушка зажгла лампаду, на цыпочках подошла к двери и громко произнесла, чтобы человек в комнате расслышал её:


— Пожалуйста, успокойся. Я забрала твои вещи и закрыла дверь, чтобы ты не причинил мне вреда. Твоя лошадь привезла тебя к нам в деревню, ты был сильно ранен, я позаботилась о тебе. Но я не знаю, кто ты, поэтому пока что не могу выпустить тебя.


За дверью послышалось злобное рычание, но оно быстро переросло в протяжный хрип.


— Отдай мне мой посох, и я сам излечу себя. Ты не можешь держать меня здесь вечно, — послышалось из-за двери.


— Прости, но я не могу этого сделать. Я боюсь тебя, но пока ты обезоружен, я чувствую себя в безопасности.


Девушка огорчённо покачала головой. Она совсем не ожидала, что волшебник будет так разговаривать с ней. Её отец был совершенно не таким, он был добрым и учтивым, и все его коллеги, посещавшие их дом, были настоящими интеллигентами. Этот же маг был абсолютно другим человеком. Она подвергала себя большой опасности, укрывая волшебника. В любой момент сюда могли заявиться те, кто, возможно, преследовал мужчину.


Пока она размышляла, за дверью совсем стихло. Они оба долго молчали, Астре уже начало казаться, что магу стало плохо, и он снова потерял сознание. Но это мог быть и обман, а как только она откроет дверь, мужчина набросится на неё. Отец научил девушку не доверять людям без веских на то причин.


— Меня зовут Игрис, и тебе незачем меня бояться, по крайней мере сейчас, — наконец заговорил человек по ту сторону закрытой двери. — Я был придворным лекарем Салькирии, это королевство на юге материка. Но когда я узнал, что наш король хочет идти войной на Триандирский лес, то не смог оставаться в стороне. Я решил помочь дриадам.


— Да, я что-то слышала об этом, — Астра была удивлена, что маг вот так просто рассказал ей обо всём, но решила не подавать виду. — Торговцы из южных земель привозили с собой вести о военных действиях на территории Салькирии. Дриадам нет дела до территориальных границ, а вот сами короли вряд ли когда-нибудь смирятся с тем, что некоторые их леса не принадлежат им. Поэтому, или ты складно врёшь, или говоришь правду. Но пока что я тебе верю, так что продолжай.


— Я дезертировал, выдал королеве всю нужную информацию и предложил свою помощь. Мы подготовили границу леса к обороне и, ночью, как и ожидалось, армия Салькирии вышла из-за холмов. Король Эгрегальд хорошо понимал, что сражение будет не из лёгких, он был не из тех, кто недооценивает противника. Но он просчитался в одном: среди дриад был я.


— Неужели ты настолько силён? — испуганно спросила девушка. Если это так, то этот человек был воистину могущественным магом, и не стоило вставать у него на пути. Но назад дороги уже не было, так что теперь оставалось только не выдать своего страха.


— А ты сообразительная, — мрачно усмехнулся мужчина за дверью. — Я навёл на солдат туман, который лиших их рассудка. Шеренга за шеренгой падала ниц перед лицом Священного леса, обхватив голову и истошно крича. Командиры по приказу сверху тут же скомандовали отступать. Солдаты в страхе побежали прочь. Они даже не стали спасать обезумивших товарищей, оставив их на потеху дриадам. О, это был поистине мой триумф. Но, к сожалению, король выжил. Я вернулся к себе домой, потому что был уверен, что меня никто заметил моего отсутствия. Но пока меня не было, служанке захотелось сменить моё постельное бельё. По приезду короля она доложила, что меня не было всё это время в своей комнате, а дверь была заперта.


— И Эгрегальд обо всём догадался? — закончила за него Астра. — Честно признаться, этого стоило ожидать. Если уж раз предал, то не надо было возвращаться.


— Не тебе меня судить, — огрызнулся Игрис. — Перед тем, как отправиться на помощь дриадам, я перенёс через портал своё оборудование и книги в тайное хранилище, так что комната была пуста. Я уже хотел снова вернуть всё на место, как в мою лабораторию ворвались стражники. Мне пришлось бежать. Они гнались до самой границы Храмового королевства, изрядно потрепав меня, как видишь, пока я не скрылся в Триандирском лесу. В итоге я потерял много крови, а излечить раны сил уже не было, заклинание на поле боя отобрало у меня всякую чувствительность к потокам магии.


Вдруг его голос оборвался и на волю вырвался болезненный кашель. Девушка больше не могла оставаться беспристрастной и вошла в комнату. Только лампада и пара свечей в кровати освещали гостевую. Их тени танцевали на стенах из-за сквозняка. Молодой волшебник сидел, прислонившись к стене. Тяжело дышав, он прикрывал рукой кровоточащую рану на боку. «Наверное, она открылась, когда он пытался выломать дверь» — только и подумала Астра. Аккуратно положив руку мужчины себе на плечи, она помогла ему добраться до кровати. Ей пришлось снова смазывать рану и менять повязку.


Лежа в постели, весь мокрый от пота, маг, стиснув зубы от невыносимой боли в кровоточащем боку, прошипел:


— Раз уж ты такая великодушная, верни посох.


У Астры до этого момента не было времени подумать над его историей. Судя по методам ведения войны, маг был жестоким человеком. Но ей были непонятны мотивы такого поступка. Выбор сражаться за дриад не сулил никакой выгоды, более того, грозил неприятными последствиями, наподобие этой. Они даже не предложили ему убежище. Хотя, может, маг сам отказался, решив выйти сухим из воды. Оставалось только спросить напрямую.


— Почему ты решил помочь дриадам?


Игрис сдавленно расхохотался.


— Месть.


Было понятно, что разговор окончен. Дочь учёного коротко кивнула и, выйдя из комнаты, через пару минут вернулась с посохом. Он был испачкан в крови и грязи, но девушка не решалась без лишней надобности трогать его.


— Ты можешь оставаться здесь столько, сколько понадобится. Прости, что не доверяла тебе. Я думала, ты преступник.


Девушка приложила посох к кровати Игриса и направилась к выходу. Остановившись в дверном проёме, она вдруг опомнилась и обернулась к лежащему с закрытыми глазами волшебнику:


— Меня зовут Астра.


В последний момент перед тем, как дверь закрылась, её слух уловил тихие слова мага:


— Спасибо, Астра. Я в долгу перед тобой.


Этого было более, чем достаточно, чтобы простить его грубость. Каким бы человек не был, он имеет право на жизнь, так говорил ей отец. В глубине души девушка была рада, что в её доме, возможно, больше не будет так одиноко.



Глава 2

Астра проснулась, когда на небе во всю уже светило солнце. Сегодня было на много теплее. Заправив постель и надев домашнее льняное платье, она спустилась по скрипучей лестнице на первый этаж. Нужно было проверить, как чувствует себя Игрис и накормить его — мужчина не съел ни крошки с тек пор, как оказался у неё, да и до этого у него вряд ли было время плотно поесть. К удивлению, его в комнате не оказалось. Девушка решила, что маг той же ночью покинул её дом, но тут же услышала уже знакомое ржание. Она вышла на улицу и увидела ещё совсем недавно смертельно израненного человека стоящим в конюшне и подкладывающим овёс в кормушку для своей лошади. Мужчина успел где-то помыться и сменил одежду на чёрный камзол с серебряными вставками.


— Эй, ты, почему не позаботилась о моей Лилит? — Игрис указал пальцем на жалкие остатки полусгнившего сена, которое служило подстилкой ещё в прошлом году.

Астра не знала, что на это ответить. Как провинившаяся ученица, она опустила голову. Девушка так переживала за мага, что совсем забыла его вороной кобыле.



— Через пол часа будет готов завтрак. Должно быть, ты голоден, так что приходи.



— Да уж, не меньше моей лошади.



Придя на кухню, Астра сразу же начала готовить. Она сварила кашу, нарезала овощи и налила в кружки прохладный клюквенный морс. Разложив всё на подносы, девушка подала завтрак на большой длинный стол в гостиной. Как раз в этот момент в дом вошёл Игрис.

Ели они молча. Мужчина старался не подавать виду, что сильно голоден, но девушка прекрасна видела, как старательно он вычищает тарелку с едой.



Покончив с завтраком, молодой маг встал из-за стола и принялся рассматривать комнату. Когда Астра вернулась с кухни, то увидела его, стоящего напротив отцовского книжного шкафа. Он поднял голову и рассматривал книги, томящиеся на полках.



— Это твои?



— Нет, это книги моего отца, — Астра провела руками по корешкам старинных томов. Шкаф был на столько большим, что занимал целую стену. — Он тоже был магом.



Игрис резко повернулся и посмотрел Астре прямо в глаза. Она ощутила в его взгляде огонёк зародившегося интереса.



— Как звали твоего отца?



— Игвальн.



— А, я знал его. Говорят, его загрызли волки, — злорадно рассмеялся волшебник.



Лицо Астры покраснело от злости. Как он мог так отзываться о её отце.



— Это неправда! — воскликнула она. — Он отправился в Триандирский лес на встречу с друидами, но не вернулся.



Девушка всё помнила, как будто это было вчера. Пять лет назад, когда ей было всего пятнадцать, в день Солнцеворота отец ушёл на встречу с друидами. Это случалось каждый год, там они делились своими знаниями и видениями насчёт грядущего года. Ночью девушке не давало заснуть нехорошее предчувствие. Завывающий шквал дождя, редкий летний гость в здешних краях, тарабанил по крыше. К утру всё стихло, но волшебник так и не вернулся. С тех пор Астра жила одна в этом маленьком поместье, всё ещё надеясь в то, что проснётся и увидит в комнате своего отца, наконец вернувшегося домой.



— Если маг достаточно силён, все чудовища, подстерегающие человека в лесу, для него не представляют никакой опасности.



Астра достала из книжного шкафа труд Тирна Усмры, мага-историка, изучавшего тайны Священного леса, и показала его Игрису:



— Он утверждал, что в Триандирском лесу кроме дриад живут ещё три существа. Они намного древнее лесного народа и, возможно, были первыми хозяйками леса.



— Твой Тирн ничего не смыслит в том, о чём пишет, его гипотезы ничем не обоснованы, — отмахнулся мужчина.



— Как раз таки доказательства есть, но я думала, что ты знаешь о них, — девушка начала ходить по комнате и менторским голосом объяснять теорию, которую она знала наизусть. — В песнях эльфов есть упоминания о трёх хозяйках Священного леса, что был выращен самими богами. Эльфы почитали хозяек, но и боялись. Дриады же, придя в лес, выгнали их, чем опечалили эльфов. У воительниц же существуют высеченные на самом древнем дубе рисунки. На них изображена богиня лесов Хадожь, которая создала дриад из деревьев Триандирского леса. Тирн решил узнать, почему существует такая разница в фольклоре. Проводя исследования, он нечаянно нашёл записи о том, что почти с самого сотворения мира эльфы добывали пищу в Триандирском лесу, но в какой-то момент там начали пропадать их охотники. После появления дриад всё снова стало спокойно. Поэтому учёный сделал вывод, что дриады всё-таки заселились на той территории позже, а между двумя событиями какое-то время в лесу жило существо, убивавшее эльфийских охотников.



Игрис всё это время стоял, сложив руки на груди и пристально смотрел на девушку. Конечно, он читал эту книгу, но не верил ни слову из того, что написал историк. Все его доказательства были слишком размытыми и никак не сходились друг с другом. Но сейчас его изумляло совсем другое. Кто бы мог подумать, что обычная деревенская девчушка может обладать такими познаниями. В Салькирии, откуда он был родом, женщины не увлекались наукой и магией. Они были наивны и легкомысленны, отдавая всё своё время бессмысленным разговорам и ухаживанию за цветущим садом. Астра же была похожа скорее на подмастерье храмовника, наслушавшегося рассказов о славных походах и ужасных чудовищах. Хотя, конечно, многие их них были неправдой, храмовники любили преувеличивать.

О каждодневной хлопотливой работе по дому говорили мозоли и ссадины на руках девушки. Платье было всё в заплатках, старые пятна уже давно въелись в ткань. Но даже в таком виде девушка вела себя, как подобает дочери мага. Осанка была ровной, плечи широко расправлены, взгляд — уверенным.



Именно поэтому молодой волшебник не хотел проигрывать ей в завязавшемся споре. Астра была умна, спору нет. Но она была также доверчива и не умела отделять правду ото лжи.



— Этот факт в корне неправилен. Да, дриады не сразу заселились в Священном лесу. Но заняв его территорию, они не встретили никакого сопротивления. С тех же времён прошли тысячелетия. Сейчас в лесу не осталось ни одного на столько опасного существа.



— Учёный решил проверить, как долго это чудовище, живущее в лесу, могло просуществовать, — невозмутимо продолжала Астра, поглощённая своим рассказом. — Он изучил все поверья близлежащих селений. Оказалось, что некоторые северные народы ещё сто лет назад верили, что их оберегают три лесных духа, умеющих превращаться в оленей. Люди поклонялись им, принося жертвоприношения на то место, где первый раз встретили их. Но из-за непроходимой болотистой местности со временем верование перешло в байки, которые матери обычно рассказывают детям перед сном.



Маг не выдержал и громко засмеялся.



— И ты веришь этим сказкам? Да деревенщина может поверить даже в говорящие камни, если им по пьяни привидится такое.



— Последним, чем обосновывается Тирн, является то, что лесной народ обжил весь лес за исключением, как раз, северной его части, на Белом болоте. Это косвенно указывает на то, что существо могло обитать именно там.



Это было единственное объяснение того, что её отец пропал без вести. Роща друидов находилась намного севернее земель, находившихся под охраной дриад. Игвальн специально выбирал путь не через середину Священного леса, чтобы не наткнуться на проходящий мимо патруль. Воительницы не имели ничего против друидского поселения внутри своих владений, но они могли не узнать в человеке доверенного друидам мага и опустить тетиву до того, как он представится. Возможно, её отец, заплутав, вышел к Белым болотам, и набрёл на таинственное существо, обитающее в тех землях. Но всё равно, каждое утро девушка смотрела в окно и молила богов, чтобы отец вернулся, это было единственным утешением.



— Или не доказывают. Потому что никакого чудовища не было. Дриады не стали бы мириться с даже маленькой угрозой их жизням. А если бы и было что-то такое на этих Белых болотах, я почувствовал бы его магическую ауру. Лучше оставь свои детские выдумки.

Астра аккуратно положила книгу на место и, опустив голову, молча вышла во двор. Ей словно не хватало воздуха. Неужели какой-то заносчивый волшебник мог поколебать её веру? Тогда чего же стоит её хвалёная вера?



Перекинув через плечо колчан со стрелами, девушка отправилась в лес. Ей нужно было побыть одной. А ведь только совсем недавно Астра радовалась, что наконец-то её дом не будет пустовать. Лук был изготовлен из тиса специально по её заказу в последний год жизни с отцом. Над ним трудился один из лучших мастеров Храмового королевства. На древке были выгравированы эльфийские руны, помогающие стреле лететь ровнее.

Глава 3


Игрис не чувствовал удовольствия от выигранного спора. Он знал, что его слова ни чуточку не переубедили девушку. Злость подступала к горлу. Ещё никто так не разговаривал с ним: в Салькирии все относились к магам с уважением и даже страхом. А здесь они оба были словно на равных. Кем возомнила себя эта девка?

Кулак тяжело грохотнул по дубовому столу. Нужно было как можно скорее связаться с другими магами Салькирии и попросить их о помощи.

Пришлось походить по дому в поисках мела. Удивительно, насколько он был большим для деревни. Кроме кухни, гостиной и гостевой на первом этаже находилась ещё уборная. Лестница вниз уводила в погреб, но он был заперт. Конечно, волшебник мог запросто открыть её, но предпочёл не хозяйничать в чужом доме. На втором этаже располагалась спальня Астры и ещё одна закрытая комната, по-видимому, того самого Игвальна.

Игрис взялся за ручку и хотел попытаться открыть дверь, но через секунду по всему телу прошёл такой разряд тока, который мог бы запросто поджарить обычного вора. Но опытный маг всегда накладывал на себя простое защитное заклинание, способное защитить от таких фокусов.
Посмотрев по сторонам, он увидел на самом краю двери выцарапанную маленькую руну.

— Вот чёрт, - ладонь всё ещё неприятно болела. – А старик то был не промах.

Пришлось вернуться вниз. Достав из печи уголёк, маг ушёл к себе в комнату и нарисовал на полу рунический круг. В гостевой стало заметно холоднее, а надписи засветились голубым свечением.

— Аскальд Миналас, я взываю к тебе, - раскинув руки, начал кричать маг. Посох в его руке задрожал.

В воздухе над кругом начали вырисовываться неясные человеческие очертания.

— Чего ты хочешь, Игрис? – отозвался человек по ту сторону телепатического канала. Из-за нестабильности заклинания слова почти невозможно было разобрать.

— Ты знаешь. Мне нужно укрыться где-нибудь на пару лет.

Силуэт Салькирского мага на минуту исчез, а потом так же резко появился.

— Мы не можем подвергать себя такой опасности. Ты объявлен в розыск, за твою голову назначена большая награда.

Игрису не хотелось признавать своё поражение. После отказа представителя Салькирской коллегии магов он попытался уговорить ещё несколько знакомых, ссылаясь на давние долги или пытаясь угрожать. Но всё было без толку, дорога в свою страну была ему закрыта.

В конец выбившись из сил, волшебник плюхнулся на кровать.


***



Когда солнце уже начало заходить за горизонт, в гостиной послышались шаги. Игрис заметил проходящую в полутьме Астру. Вместо платья на ней были одета походная форма. За спиной у неё висел упитанный кролик, привязанный к мешку. Стуча каблуками сапог, девушка заглянула в открытую дверь гостевой.


Её взгляд сразу же упал на рунический круг. Маг чертыхнулся. Он совсем забыл стереть его.


— Пытался с кем-то поговорить? – девушка присела на корточки и начала разглядывать начертанные углём символы. – Вижу, рисовать руны – не лучшая твоя сторона.


— Откуда тебе знать? – пытаясь оставаться спокойным, спросил маг. Эта девушка слишком много смыслила в магии, но, по её словам, не могла сотворить даже маленького огонька. Какой тогда прок от её познаний.


— Не забывай, чья я дочь, - Астра поднялась, потирая ноги. – Я переоденусь и пойду готовить кролика. Если хочешь, приходи.


Она ушла, а Игрис снова остался один. Как только Астра напомнила ему о еде, живот сразу предательски заурчал. Маг не ел с самого утра.


Просидев так минут с пятнадцать, волшебник всё-таки решил помочь девушке. Чем быстрее ужин будет приготовлен, тем быстрее он утолит голод.

Астра как раз успела насадить закинуть в котелок ломтики картофеля и мелко порубленное кроличье мясо.


— Ты рано пришёл, всё будет готово ещё не скоро, - девушка вытерла руки о фартук.

Волшебник, даже не посмотрев в её сторону, направил посох на камин. Дрова в камине тут же вспыхнул синим пламенем.


Астра вздрогнула от неожиданности, но не произнесла ни слова. Её взгляд был прикован к языкам волшебного пламени. Они были словно живыми, то сплетались воедино, то опадали маленькими искорками.


Через минуту ужин был готов. Игрис быстро управился со своей порцией.

Осенью темнело рано. Он щелчком пальцев зажёг фитили свечей. Маленькие огоньки начали тихо потрескивать.


— Чем ты занимаешься по вечерам? – маг посмотрел на Астру. Она убрала тарелки и теперь просто сидела за столом, смотря куда-то вдаль.


— Читаю книги из отцовского шкафа.


Игрис презрительно фыркнул:


— Бесполезная трата времени. Почти все тома и рукописи здесь – исследования сомнительных авторов. Их рассуждения ничем не доказаны.


— Зато они учат понимать магию, как науку.


Это завело волшебника в тупик. Он никогда не задумывался над тем, что делать таким людям, которые хотят черпать знания, но не могут их использовать. Существовали ли вообще такие люди? Он не знал ни одного.


— Твоё рвение меня удивляет. Ты не думала над тем, чтобы всё же податься в магическую академию в Храмовом городе? Думаю, тамошние учителя смогли бы найти тебе применение.


Астра опустила глаза, чтобы не встретиться с его взглядом.


— Я…, - её голос дрогнул. – Я думаю, мой отец ещё может вернуться. Нужно только дождаться его, и тогда…


Игрис громко ударил кулаком по столу, что тот зашатался.


— Что за бред ты несёшь? Он больше никогда, слышишь? Никогда не вернётся. Он погиб, признай уже это. Пять лет прошло. За это время любой бы вернулся домой.


Плечи Астры задрожали. От храброй, уверенной в себе девушки не осталось ни следа. Перед ним сидела сжавшаяся, бледная фигурка, прячущая слёзы под сползшими на лицо волосами.


— Он мог попасть в плен или остаться в поселении друидов, откуда нет возможности послать письмо.


— Но он твой отец, поэтому непременно бы дал о себе знать, - уже мягче сказал волшебник.


– Ты должна сама решить, прожить бессмысленную жизнь тут или попытаться быть полезной в городе. Тогда бы Игвальн гордился тобой.


Волшебник встал и подошёл к книжному шкафу, пытаюсь не смотреть на плачущую девушку.


— Я не знал его лично. Но судя по записям на страничках книг, которые делал этот маг, и его неприятным сюрпризам в доме, он был тем ещё идеалистом. Поэтому он ни в коем случаем не хотел, чтобы ты бросила его дело. А ты плюёшь на всё то, чего он добился.


— Но я же не умею…


— Чтобы придумывать заклинания, человек не обязательно должен быть магом.


Игрис взмахом руки задул свечи. На комнату опустилась почти непроглядная тьма. Луна сегодня скрывалась за тучами.


Перед тем, как переступить порог своей комнаты, волшебник помедлил.


— Подумай, чего ты на самом деле хочешь.


Дверь со скрипом захлопнулась. Он слышал, как Астра пару раз всхлипнула, а потом встала и поднялась наверх. В доме стало совсем тихо. И только где-то неподалёку было чуть слышно уханье совы.



Глава 4




Солнце ярко освещало гостиную. Солнечные зайчики бегали по обеденному столу. Казалось, все вещи заиграли новыми красками, после нескольких пасмурных дней. На крыше шкафа мерцал толстый слой пыли, в уголках комнаты пауки уже сплели свои паутины. Краска на стенах стала потихоньку облезать.


Астра вздохнула. От дома не осталось ни капельки того скромного величия, которое было раньше. Тем не менее, он ещё помнил дыхание её отца. Комната была просто усыпана маленькими искусно вырезанными рунами. Половина из них были охранными, но кое-какие помогали в быту. Самой любимой у неё была та, что давала еду хранить дольше обычного.

Она была запрятана в уголке чулана на кухне. Это был маленький секрет отца от жителей деревни. Узнай они о такой руне, зависти соседей не было бы предела.

Девушка привязала на поясе кожаный мешочек и взяла корзинку.


— Куда это ты собралась? — Игрис выглянул из гостевой, ещё совсем сонный.


— Нужно купить немного овощей. Пойдёшь со мной? — Астра не сомневалась, что маг откажется. Но стоило попробовать.


Волшебник вышел из комнаты и смачно потянулся. Девушка дала ему отцовскую рубашку, чтобы мужчине было, в чём спать.


— А я думал, у вас тут овощи прямо на полках растут, — усмехнулся маг.

Астре оставалось только фыркнуть.


— А я думала, ты тут просто отдыхаешь, а не скрываешься от Салькирского правосудия.


Игрис отмахнулся рукой. Было не заметно, что её слова задели его. И всё же, немного подумав, маг согласился помочь девушке. Через минуту он уже стоял на пороге, одетый в свой чёрный камзол и длинный плащ.


Астра даже не пыталась скрыть своего удивления. Прошло уже больше недели с тех пор, как маг появился в её доме. За всё это время она не слышала от него ни одного доброго слова. Наверное, солнечное утро поднимает настроение даже такой угрюмой личности.


— Надо же мне знать, в какую глушь меня занесло, — с этими словами оба вышли за калитку поместья.


Деревня была настоящим маленьким городком. Добротно построенные домики пестрили красными крышами. Ото всюду были слышен гам, смех и крики.


Пройдя по главной улице, девушка с магом оказались на базарной площади. Между палатками сновали местные жители, торговцы во всю глотку зазывали посетителей, запахи пряных трав, овощей, мяса и выпечки слились в один ароматный поток.


Астра решительно направилась к ларьку с зелёной потрёпанной крышей.


— Здравствуйте, мистер Вилди, — девушка помахала пожилому мужчине рукой.


Торговец был тучным, но абсолютно добродушным человеком. Вытерев ладони о фартук, он улыбнулся во весь рот.


— Как у тебя дела, малютка Астра?


Девушка покраснела, как помидор. Она не часто выбиралась в деревню, но, когда всё же подставлялся подходящий случай, все жители деревни с любовью встречали её. В любой другой момент она бы не обратила на это внимания, но сейчас у неё за спиной стоял волшебник. А она совсем не хотела выглядеть перед ним маленькой девочкой.


Астра ухитрилась увернуться от объятий старика. Тот вопросительно посмотрел на девушку.


— Понимаю, ты уже выросла для таких причуд старого лавочника, — он кивнул и вернулся к стойке с овощами. Все они пестрили свежестью блестели, словно блики солнца на воде.


Девушка заполнила корзинку до краёв. Руки тут же заныли от тяжести. Но девушке не хотелось просить мага о помощи, чтобы вместо этого схватить ещё одну обидную усмешку. Поэтому Астре оставалось только смириться со своей поклажей.


Всё же, спустя пару шагов, Астра почувствовала облегчение. Корзина стала словно меньше весить. Девушка покосилась на мага, но тот словно не замечал ничего вокруг, укрывшись под капюшоном.


Так они обошли ещё несколько лавочек, но Астра воздержалась от покупок, иначе ивовые прутья не выдержали бы, да и в затянутом на поясе мешочке уже не звенели монеты.

В конце концов мощёная дорожка вывела их в самый центр ярмарки. Здесь выступали бродячие артисты и жонглёры. Иногда по вечерам огнеглотатели показывали свои завораживающие представления. Музыканты со всех окрестных деревень собирались, чтобы устраивать воскресные концерты, и все от мала до велика, собирались на этой площади, чтобы веселиться весь день на пролёт.


— А ваша деревня довольна богата, — заметил маг, чуть наклонившись к уху девушки, так громко звучала музыка и пели люди. — Я не увидел ни одного бедного человека.


— Ты прав, — Астра кивнула. — Местные жители устраивают воскресные ярмарки для крестьян из других деревень. На востоке почва слишком глинистая, а ближе к северу становится практически непригодной для земледелия из-за каменистости. Поэтому многие крестьяне съезжаются сюда, чтобы пополнить запасы овощей и фруктов.


Внезапно Игрис напрягся. Его мышцы сжались, а рука крепко сжала посох. Астра в недоумении посмотрела на волшебника.


— Что-то не так? Ты… — она не договорила. Маг мгновенно ухватил её за плечи и потащил за палатку.


Девушка округлила глаза от неожиданности, её сердце готово было выпрыгнуть из груди. Волшебник прижал палец к своему рту и показал другой рукой на ярмарочную площадь.


— Посмотри на этих людей с красными браслетами на запястьях. Это опознавательный знак соглядатаев Эгрегальда. Они ищут меня, — прошептал одними губами Игрис.


— Тогда всё пропало, — поникла Астра, сев на землю перед шатром и обняв колени. — Любой человек мог увидеть тебя, пока ты был здесь.


Игрис самоуверенно усмехнулся и помог девушке встать.


— Я был более чем незаметен.


Люди с красными браслетами продолжали опрашивать крестьян. Те в ответ отрицательно кивали и спешили удалиться из неприятной ситуации. Астра расслабилась, но продолжала с интересом наблюдать за происходящим. Она даже не испугалась, когда один из шпионов зашёл в ту самую палатку, за задней стенкой которой они прятались. Казалось, всё идёт под контролем. Осталось только убедиться, что ни один житель деревни ни знал о присутствии волшебника.


— Да, я видел неделю назад, как здоровенный конь скакал по полю в тумане. Я как раз шёл в это время с охоты.


Сердце Астры словно провалилось. Ноги перестали чувствовать землю, а в ушах пронзительно зазвенело. Страх холодной волной окатил сознание. Они обо всём узнали. Нужно было срочно что-то предпринять.


Волшебника словно след простыл. Не оборачиваясь, Астра завернула к входу в шатёр и столкнулась с тем самым человеком, что выведал нужную ему информацию.


— Эй, не бросайся под ноги, дрянная девка, — рявкнул он. Это был смуглый, жилистый мужчина средних лет. Оружия у него при себе не было, но, кто знает, может, в рукаве был припрятан остро наточенный кинжал.


Астра посмотрела ему прямо в глаза. Было нелегко соврать, когда от твоего поступка зависит судьба сразу двух человек.


— Простите, я слышала, вы ищете опасного преступника? — как можно более наивным голосом спросила она.


Мужчина остановился и нахмурился. Было видно, как он сомневается, выслушать девушку или пройти мимо.


— Да, — протянул он, оглядываясь по сторонам. — А ты что-то знаешь?


— Я живу на самом краю деревни. Я видела, как всадник уехал в лес за деревней, — кивнула Астра. Она изо всех сил надеялась, что на её лице не было видно фальши.


Почувствовав неожиданный толчок в спину, девушка вздрогнула.


— А ты можешь нас провести к тому месту, где видела его в последний раз? — прозвучал скрипучий надломленный голос.


Астра боялась повернуть голову, чтобы посмотреть, кто тычет ей ножом в спину. Только теперь девушка поняла, что её окружили. Она беспомощно оглянулась по сторонам, но Игрис не спешил ей на помощь. Придётся действовать самой. Она сжала кулаки так, что ногти впились в кожу. Боль придала ей храбрости.


— Да, я покажу, где это. Нужно поймать этого бандита, — для правдоподобности Астра топнула ногой так, что Салькирские разбойники отпрянули.


Находясь всё время в середине конвоя, девушка вышла из деревни. Она провела их по полю к лощине у самого леса. Но всё же ей не удалось удержаться от почти неслышного вздоха. От одного только взгляда в непроглядную тьму, что таила в себе столько воспоминаний, накатывались слёзы. Именно на это место каждый год Астра бежала встречать отца. Но времени для воспоминаний сейчас не было.


— Это здесь, — она показала на прогалину, уходящую глубоко в лес. Именно по этой тропинке начинался путь к селению друидов.


Соглядатаи переглянулись между собой. Они начали переговариваться на незнакомом Астре языке, показывать то на неё, то в сторону леса, а потом и вовсе перешли на крик. Но через пару минут спор утих, и к девушке подошёл тот самый смуглый мужчина.


— Если ты обманула нас, девчонка, то я вернусь за тобой, — прошептал он перед самым ухом Астры, что она почувствовала его дыхание.


И они ушли. Астра ещё долго видела группу людей, идущих по самому краю леса, пока те не скрылись за горизонтом. Только тогда она вышла из оцепенения. Всё наконец закончилось. Благостное облегчение длилось, казалось, всего пару мгновений, после чего девушку провалилась в небытие, оставляя все страхи и переживания далеко позади.


Глава 5




Астра очнулась у себя в комнате. Она испуганно вскочила с подушки, не понимая, что происходит. Осмотревшись, Астра поняла, что всё позади, и с облегчением выдохнула.

Ноги были такими ватными, что девушке не сразу удалось встать. Покачиваясь, она вышла из комнаты и попыталась спуститься на первый этаж. Голова всё ещё жутко кружилась.


— Ты это куда собралась? — послышался знакомый голос из гостиной. — Ну-ка быстро обратно в постель, отдыхать.


Маг подбежал к ней и, перекинув руку через плечи, помог добраться до кровати.


— Я в порядке, правда, — пробормотала Астра, взбивая под собой подушку. Ей не хотелось показывать свою слабость в такой момент. — Лучше расскажи, как я оказалась дома?


Игрис уселся в кресло и стал протирать бархатной тряпочкой и так чистый кристалл посоха. Казалось, что завязавшийся разговор совсем не интересовал волшебника, но Астра уже немного разбиралась в его повадках, чтобы знать — мужчина собирается с мыслями.


— Мне нужно было как можно быстрее покинуть деревню, ты ведь понимаешь, — наконец начал маг, непринуждённо пожав плечами. — Я снарядил Лилит и направился дальше на север. Но я совсем не предполагал, что ты попытаешься вывести людей Эгрегальда.


Астра вздохнула. Она уже была готова к тому, что на неё обрушится водопад обвинений. Это была просто безумная идея, ведь, и вправду, волшебник мог просто улизнуть, пока наёмники шли по его следам на рыночной площади.


— Я подслушал ваш разговор. Честно говоря, я не ожидал от тебя такой храбрости. Ты снова спасла меня, и за это тебе большое спасибо, — Игрис поднялся с кресла и учтиво поклонился.


Девушка не могла отвести от него взгляд. Теперь перед ней, казалось, стоял совершенно другой человек. Нет, лицо, волосы, всё осталось прежним. Но глаза… Его взгляд источал благодарность.


Щёки Астры налились краской. Она не знала, что делать в такой ситуации. Теперь, когда беда миновала, можно было не бояться преследователей. По крайней мере, пока. Но это и означало, что волшебник, скорее всего, найдёт себе другое место для проживания. И в глубине души Астре совсем не хотелось оставаться снова одной. Она снова привыкла, что кто-то, кроме неё, шуршит страницами книг по утрам.


— Я лишь делала то, что считала необходимым.


Они долго молчали, боявшись посмотреть друг другу в глаза и признаться каждый о своей правде. Слова вертелись на языке, но никак не хотели срываться с него. Астра снова встала с кровати, голова уже не кружилось. Подойдя к окну, она попыталась увидеть деревенские домики. Но на поле снова спустился туман, а с неба начали падать первые снежинки.


— Ты хотел попрощаться? — она начала первой. Незачем было оттягивать неизбежное.

Игрис подошёл к соседнему окну. Девушка не видела его лица за ниспадающими цвета вороного пера локонами, поэтому не могла понять, что маг собирается сказать.


— Ты права, — наконец произнёс он. — Я думал об этом.

Между фразами были большие паузы, но Астра терпеливо выжидала. Нужно было принять его решение, каким бы горьким оно не было.


— До сегодняшнего дня. Но когда ты решила пожертвовать собой ради моего спасения…


— маг подавил смешок, всё ещё пряча лицо за волосами, — Честно говоря, ко мне ещё никто так не относился.


— Ты хочешь остаться здесь? — девушка смотрела, как снежинки медленно опускаются на скошенные ростки пшеницы. Равнина уже начала покрываться белой пеленой, словно одуванчиковое поле.


— Если ты позволишь.


Астра кивнула, зная, что маг всё видел. Она не могла произнести больше ни слова. От радости её бросило в жар. Хотелось кричать и плакать. Но ведь она уже давно не маленькая.

Игрис ещё раз поблагодарил девушку и вышел из комнаты.


Астра всё ещё не могла поверить в происходящее. Эта ситуация была на столько ироничной, что казалась придуманной самим воображением. Астра все последние пять лет обманывала себя и ни разу не признала, что она — заложница своих страхов. Каждое утро, просыпаясь в пустом доме, ей хотелось расстаться с прошлым и войти в новый мир. Но воспоминания крепко связали руки, заставляя помнить и скорбеть. Вечное проклятие одиноких людей, потерявших веру в справедливость этого мира — так называлась её темница. Девушка села на край кровати и, закрыв лицо руками, тихо заплакала от скопившихся за столь краткий промежуток времени эмоций.


***


Астра проснулась от грохота, раздававшегося снизу. Настрой уже не был таким паршивым, всё-таки сон — лучшее средство от всех переживаний.


Спустившись на первый этаж, девушка постучала в дверь гостевой. Звуки доносились именно оттуда.


— Входи, — послышался голос Игриса, заглушаемый громким шорохом.


Астра открыла дверь. До этого момента она ещё не была до конца уверена в том, что могло происходить за стеной. Но увиденное заставило её врасплох.

Комната была обставлена книжными шкафами, стеллажами, в углу громоздилось огромное зеркало в позолоченной раме, а около окна стоял длинный письменный стол. Повсюду были небрежно собраны в кучки книги и магические предметы. Кое-где на полках уже были разложены самые ветхие трактаты, но в целом на полу творился хаос.


Маг повернулся и укоризненно посмотрел на неё.


— Ну, ты собираешься помогать?


Спохватившись, Астра схватила первую попавшуюся книгу и положила на полку. На кожаной обложке был выжжена давно запрещённая магами руна. Отец рассказывал ей о ней. Высвобожденная сила могла запросто убить прикоснувшегося к ней человека. Но у этой не доставало одной точки, что делало знак бесполезным.


— Нет, не сюда, — Игрис взял гримуар и положил его в другой шкаф.


Астра пожала плечами. Откуда ей было знать, в каком порядке волшебник хранит свои книги. Да он и без неё хорошо справлялся. Подняв посох над землёй, он почти бесшумно прошептал заклинание, и все вещи, лежащие на полу, плавно поднялись в воздух, а затем опустились каждый на своё место.


Теперь можно было внимательно рассмотреть всё, что оказалось на полках. Астру прямо-таки разрывало на части от любопытства. Комната стала похожа на кабинет отца в его спальне. Но девушка с самого его исчезновения не заходила туда. Рассматривая корешки, она то и дело замечала запрещённые трактаты. Конечно, Астра слышала о них, но увидеть воочию до сих пор не приходилось. Открыв толстую книгу, девушка наткнулась на описание способностей демонов. Следующей была та, что рассказывала о древних богах, что были забыты ещё до появления людей.


— Я не знала, что лекари увлекаются подобной литературой, — хмыкнула Астра, перелистывая страницы.


Игрис ничего не ответил. Он был занят начертанием защитных рун. К своей библиотеке он относился с особым трепетом, это было видно сразу.


Девушка продолжила осматривать до неузнаваемости изменившуюся комнату. То тут, то там, на полках стояли медные фигурки древних богов, хрустальные шары и черепа. Всё это могло напоминать музей в церквях храмовых инквизиторов за ведьмами. Они то любили коллекционировать подобные трофеи. Но Астра не была бы самой собой, если бы не знала о всех этих застывших в металлической скорлупе образах.


— Почему ты не сказал мне, что ты чернокнижник? — девушка взглянула прямо на мага, не стесняясь своего негодования.


— Как-то не довелось, — Игрис непринуждённо пожал плечами. — Теперь ты уже не так уверена в моём соседстве, я прав?


Астра какое-то время молчала, пытаясь подобрать нужные слова. Но ничего толкового в голову не лезло. Узнай отец, кого она приютила у себя дома, его гневу не было бы предела. Но Игвальна не было.


Захлопнув за собой дверь, девушка вышла на улицу. За ночь всё поле запорошило снегом. Какая же всё-таки нелепая ситуация вышла. Она сама хотела, чтобы Игрис остался, а теперь боится. Но стоит ли? Не она ли утверждала, что магия, это лишь ещё одна веточка науки? Точно с таким же успехом можно бояться боевых магов, которые с лёгкостью поджарят тебя или превратят в ледышку. Да, чёрная магия была запрещена в Храмовом королевстве. Но за личиной чернокнижника скрывался совершенно иной человек. Он совсем не походил на образ тех, что описывались в священных писаниях о тёмных временах, когда Храмовники вели войну против ведьминых стай.


Астра не заметила, как сзади подошёл волшебник. Его иссиня-чёрные волосы тут же покрылись маленькими снежинками.


Так они долго стояли, вглядываясь в просёлочную дорогу, уходящую далеко за горизонт.


— Ты боишься меня? — наконец произнёс Игрис.


Астра не знала, что ответить. Она не хотела признаваться, что мыслила по мнению большинства, после того, что они пережили. Всё же, собравшись с мыслями, она приоткрыла рот, чтобы набрать воздуха для своего ответа, но слова растворились в новой волне неуверенности.


— Не отвечай, — маг положил ей свою руку на плечо. Даже через одежду чувствовался холод его ладони. — Я держу обещания и с уважением отношусь к тем, кто помог мне.

Снежинки начали падать всё быстрее. Деревня превратилась в неясные очертания. Даже лес скрылся за снежной пеленой.


С губ Астры слетела улыбка. Наверное, то была первая искренняя улыбка за все пять лет, прошедшие в одиночестве. Любой образованный человек высмеял бы девушку за то, что она живёт сегодняшним днём и не думает о последствиях. Но сейчас Астру волновало это меньше всего.


— Пойдём, поможешь мне разжечь огонь, как в прошлый раз.


Дубовая дверь со скрипом захлопнулась. Поле превратилось в белое полотно. Больше не было видно ни деревни, ни леса. И только в окнах дома горел свет сразу в нескольких комнатах, пронзая пустоту.



Глава 6




Молочно-белый лепесток покружил в вихре весеннего ветерка и опустился на пожелтевшую страничку старой книги.


Астра любила весну. Во время цветения яблонь она всё свободное время проводила на заднем дворе под тенью тысячи одурманивающих своим запахом цветков. Лучи солнца отражались в огненно-золотистых волосах, а лёгкие дуновения ветра перебирали ниспадающие с плеч волнистые пряди.


Девушка тихонько сдула лепесток, словно пылинку с ребёнка, и переплеснула страницу. Увлечённая чтением, она не заметила, как к ней подошёл Игрис.


— Что читаешь? — спросил он, наклонившись у самой головы девушки. На волшебнике уже давно не было того чёрного камзола. Ещё в начале весны Астра достала из сундука в отцовской комнате домашнюю льняную рубашку с короткими рукавами и чёрные штаны, перевязанные внизу толстой лентой.


— Йована Алраса, — Астра загнула уголок книги и отложила её на скамейку. — Мне кажется, его размышления по поводу благоприятного использования белой магии вполне верны.


Маг не выдержал и засмеялся. Астра насупилась и скрестила руки, как маленькая девочка.


— Ты обещал не смеяться над моим мнением, — её взгляд метал маленькие молнии. Девушка никак не могла добиться того, чтобы молодой чернокнижник принимал чьё-то ещё мнение, кроме своего.


— Прости, — улыбнулся маг, откинув свои волосы назад. — Где ты вообще нашла эту книгу?


— Купила у книжного торговца на весенней ярмарке. Он приезжает сюда раз в год.


— Хотел бы я посмотреть на того шарлатана, что продаёт такие книжки, — Игрис снова не удержался от ехидного смешка.

Астра встала со скамейки и пригладила подол своего старого домашнего платья. У неё уже был готов ответ на попутку мага завязать спор. Это было его любимое занятие, чтобы раззадорить дочь волшебника.


— Есть много явлений, доказывающих эту теорию. Сам Йован ставил эксперименты, пользуясь белой магией в разное время года. Самые сильные заклинания получались именно поздней весной.

Девушка взглянула в глаза Игрису, пытаясь найти там понимание. Но нашла там только превосходство. Печальный вздох вырвался из её груди.


— Всё это — всего лишь наваждение не очень сильных волшебников. Им кажется, что пробуждающая сила природы делает сильнее и их самих. А теперь, позволь, я покажу тебе, что это не так.

Игрис сжал пальцы в кулак. На мгновение ладонь засветилась синеватым свечением, и оттуда выпорхнула иссиня-чёрная бабочка. Она покружила над головой девушки и, присев на плечо, рассыпалась на миллионы маленьких искорок.


Астра вздрогнула от неожиданности, а мужчина снова рассмеялся, наслаждаясь своей маленькой шалостью.


— Смотри, я сделал это даже без посоха, — маг с победной гордостью похлопал себя по груди. — И мне не было труднее из-за того, что на дворе весна. Всё зависит лишь от концентрации.

Волшебник больше всего на свете любил похвастаться своими способностями. В прошлой жизни, ещё в Салькирии, он соблазнял молодых дворянок своими фокусами, но с Астрой такое не проходило.


— Возможно, ты и прав. Мне приходится верить лишь чужому мнению, сама я никогда не испытаю такого чувства, чтобы проверить, — она похлопала Игриса по плечу и, прихватив книгу с собой, направилась к крыльцу.


Положив труд Йована в шкаф, Астра спустилась в погреб. Сейчас было самое благоприятное время для сбора трав. Зимой, благодаря помощи Игриса, ей не приходилось пользоваться травами. Пару раз она, правда, умудрилась простудиться. Тогда маг заговаривал ей чай, и на следующее утро болезнь как рукой снимало. Но, даже несмотря на это, всё же стоило перестраховаться и набрать в лесу всё самое необходимое для следующей осени.


Астра взяла с крючка давно высохший берёзовый пучок. Листочки рассыпались от одного лишь прикосновения. Она снова прошлась взглядом по полкам. Да, так и есть. Всё лежало нетронутым, как и в прошлый раз. Только баночки с сиренью оказались пустыми.


Уже полгода прошло, как Игрис поселился тут. Он ни разу не говорил, собирается ли двигаться дальше или решил остаться в её доме. Ни намёка, ни нечаянно выроненного слова — от этого неведения сердце терзалось ещё больше.


Прижав пустую баночку к груди, Астра закрыла глаза и тихо заплакала. Чувства, так глубоко спрятанные, вылились наружу, словно вода через открытый шлюз.

С тех времён, когда волшебник ворвался в её жизнь, скорбь об отце притупилась и стихла. Она больше не просыпалась рано утром, чтобы проверить, не видно ли кого на горизонте. Некогда верный лук и стрелы пылились в комнате под кроватью. Как она смогла так просто забыть о том страхе, что преследовал её все эти годы? Ответ на этот вопрос был столь прост и столь бессмысленен.


Приведя себя в порядок, девушка накинула на плечи походный мешок, пристегнула к ремешку на поясе платья футляр с ножиком и вышла из погреба. Нужно было предупредить Игриса о том, что она пошла в лес.


Волшебник оказался в конюшне. Он любовно проводил щёткой по шерсти своей лошади. Лилит не находилась подолгу в стойле даже зимой — заботливый хозяин выпускал её в поле почти каждый день, чтобы та могла размять ноги.


— Травы совсем иссохли, — обратилась она к Игрису. — Нужно собрать новые.

Маг отложил дело и встал со стула, отряхивая пыльные руки.


— Зачем? — он в недоумении посмотрел на девушку. — Я не видел, чтобы они тебе хоть раз понадобились. Сейчас соберёшь, а потом они так же проваляются до конца лета.

Астра не хотела признаваться мужчине в своих опасениях. Кто знает, когда он решит покинуть её? Это может случиться даже завтра. И тогда с болезнями снова придётся справляться своими силами.


— Я предпочитаю иметь при себе запас, на всякий случай, — ответила она вслух. — К примеру, я могу пораниться, а тебя не будет рядом.

Игрис нахмурился. Астра увидела, что его взгляд был прикован к лесу. Невозможно было прочитать по лицу, какие сомнения обуревают мага. Оставалось только ждать.


— Знаешь… — тихо начал волшебник, выходя из конюшни. — После того разговора о лесных духах, помнишь? Я всё же решил проверить достоверность слухов. У меня есть кое-какие… связи среди эльфийских сказителей. Один из них по молодости путешествовал по западной части материка. Было трудно выпытать из него хоть что-то. Но мне показалось, что он что-то утаивает.


— Ты пытал его? — охнула Астра. Она знала, что чародей не брезгует такими методами получения информации, мужчина многое поведал ей о своей прошлой жизни. После той истории со шпионами Салькирии он полностью доверился девушке, признавшись, что восхитился её храбростью.


Игрис хмыкнул.


— Тронь я его хоть пальцем, от меня уже через секунду не осталось бы даже мокрого места. Мы просто поговорили по душам.


— И что ты узнал? — у Астры кончики пальцев горели от любопытства. Она и подумать не могла, что какие-то старые байки, как отзывался сам волшебник, могут заинтересовать его.


— На севере и вправду обитают мелкие духи. Но они на столько беспомощны, что не могут даже быстро передвигаться. Но я не думаю, что они могли причинить вред даже сельскому магу-садовнику.


Девушка нахмурилась, поставив руки на бока. Нет, этого человека невозможно было исправить. Самовлюблённый, лицемерный, горделивый — все самые худшие пороки относились именно к нему.


Игрис громко рассмеялся. Лилит повернула мускулистую голову к своему хозяину и недовольно фыркнула. Астра ещё целое мгновение пыталась выглядеть обиженной, но уголки губ уже расползались в улыбке.


Взяв из стога сена столько, сколько поместилось в руке, девушка кинула им в мага. Колючие травинки повисли на и без того грязной рубашке. Мужчина от неожиданности даже растерялся. Пока он тщетно пытался отряхнуться от прилипшего сена, в лицо уже полетел второй комок.


— Ах так! — воскликнул Игрис, нащупывая у стенки конюшни посох. Ни один чародей, будь то обычный человек или эльфийский король, не мог использовать магию без своего посоха, помимо самых простых заклинаний.


Но посоха под рукой не оказалось. Старая привычка дала сбой. Волшебник, сам того не замечая, начал меньше пользоваться магией, полагаясь на свои силы, поэтому чаще всего оставлял посох в комнате.


Теперь пришла очередь Астры торжествовать над поражением чародея.


— Не знаю, что насчёт лесных духов, а вот сено может вывести из строя даже самого сильного чернокнижника, — смеялась она, всё ещё продолжая бросаться соломой.


Травинки разлетались по всему дворику, норовя попасть прямо в нос и рот. Игрису оставалось только спрятаться за калиткой стойла.


Астра снова потянулась к стогу, чтобы нанести последний удар прямо мужчине на голову, как вдруг из-за забора поднялся веник с привязанной на конце холщовой тряпкой.


— Я победила! — радости Астры не было предела. Так она не веселилась ещё с самого детства. — Можешь выходить, у меня снаряды закончились.


И вправду, он ещё недавно стога сена осталась маленькая кучка. Зато дорожка перед конюшней покрылась слоем золотистой соломы.


Из-за забора выглянула голова волшебника. Волосы, забитые сухой травой, стали серыми от пыли. Астра на секунду испугалась, что сейчас чернокнижник придёт в гнев, но его бледное лицо было вполне дружелюбным, хотя и уставшим.


— Прости, — всё же сказала она, поклонившись.


— Нечего извиняться, — отмахнулся Игрис, отряхиваясь. — Честно признаться, мне даже понравилось. В следующий раз я потребую реванша.


Оба снова засмеялись, не в силах остановиться. А солнце тем временем уже начало клониться к закату. Тени деревьев растянулись на несколько метров, скрываясь в зарослях пшеницы.


Астра первой заметила наступление вечера. Посмотрев через пальцы не заходящее солнце, она вздохнула.


— Я ведь хотела сходить за травами.


— Завтра сходишь, раз тебе так хочется. Подожди, я принесу посох, чтобы убрать отсюда эту солому, — с этими словами Игрис скрылся за крыльцом.


***

Лёгкий ветерок поднял в воздух травинки и закрутил их обратно в стог сена. Астра вытянула из-под рукава последнюю соломинку. Теперь дворик казался даже чище обычного.


— Всё же, я быстро сбегаю хотя бы за мать-и-мачехой. Она растёт тут, неподалёку, в лощине, — девушка поправила мешок на плечах.


Игрис помотал головой. Лицо его вмиг стало серьёзным, глаза сощурились, а в глазах не осталось ни капельки недавней радости — лишь холодная расчётливость.


— Это может быть опасно. В лесу темнеет быстрее. Всё же, кроме дриад там живут и обычные животным, не разбирающиеся в том, кого сегодня сожрать на ужин.


— Да брось ты, — отмахнулась Астра. — Я много раз ходила ночью на охоту. В округе нет ни одного логова животного больше, чем кролик. Я успею вернуться ещё до темноты, если ты не будешь меня задерживать.


Волшебник поднял с земли камешек и долго чертил пальцем на нём один единственный символ. Руна вспыхнула синим светом и также быстро погасла.


— Держи это при себе, — он вложил камень прямо в руки девушке.


— Что это за руна? — Астра внимательно посмотрела на незнакомый символ. Он совершенно отличался от тех, что были у неё в доме. Это была целая сеть знаков, сплетённая в одном рисунке. — Я ничего похожего никогда в жизни не видела.


— Конечно, не видела, — усмехнулся маг. — Потому что эту руну придумал я. Она подчиняется только мне, и больше никому.


— И что она делает? — поинтересовалась девушка, положив камешек в карман платья. От его поверхности источалось приятное тепло.


— Оставляет за носящим её человеком тонкий магический след, который видел только мне. Если вдруг с тобой что-то случится… — Игрис помедлил, откашлявшись. — Я буду знать, где ты.


Астра покраснела от смущения и быстро отвела взгляд. Чернокнижника можно было считать своим другом, но даже так она ещё ни разу не видела от него подобного волнения за неё.


— Ничего со мной не случится, обещаю, — девушка помахала рукой и скрылась в зарослях пшеницы.


Она ещё долго чувствовала на себе тяжёлый взгляд Игриса, и только поравнявшись с первыми соснами, ощутила себя свободной от неприятного чувства.



Глава 7



Солнце ещё не перевалило за полдень, а на площади уже было не протолкнуться. В воздухе витала тысяча запахов, которые были в моде у Салькирских чародеев. Для Игриса, как и для всех, владеющих магией,

сегодня был особенный день — король Эгрегальд объявил начало поисков придворного волшебника. Сыграв кончину своего лекаря, монарх тут же решил подыскать ему замену. Чтобы пройти испытание, нужно было открыть заколдованную шкатулку, которая передавалась от одного придворного волшебника к другому. Каждый запечатывал его самым сильным своим заклинанием, и только тот, кто сможет снять его, заслужит благосклонность короля.


Игрис пытался протолкнуться через толпу магов к дверям замка, крепко сжимая свой посох, больше похожий на обычную палку. Но никто даже не пытался пропустить его — здесь был каждый сам за себя. Чем больше людей пройдёт до тебя, тем меньше будет шанс понравиться монарху. А Эгрегальд был очень требовательным королём — предыдущий лекарь спасал его не раз от смертельных ран.


Где-то в самом начале очереди герольд пробасил в свой рог. Это был знак о начале события. Все разом попятились назад, освобождая место для открытия громадных золотых дверей, ведущих в тронный зал. Началась давка, волшебники падали, кричали друг на друга и толкались.


«Что за скот», — брезгливо подумал Игрис. Юноше исполнилось восемнадцать лет этим летом, но за своё детство он познал больше, чем самый старый Салькирский чародей. Всего пару дней назад он вернулся в столицу из маленькой деревни далеко на востоке. Эта давно заброшенная деревушка не была занесена ни на одну карту, а жил в ней всего один человек — последний во всём мире чернокнижник, хранящий секреты тёмной стороны магии. Мальчик долго искал его, пройдя тысячи километров по всему континенту. Своей историей он заслужил внимание старого мага, и прожил с ним целых два года. Два года он обучался тёмному мастерству и проглатывал запретные знания. И только позавчера чародей объявил юноше, что ему больше нечему его учить. Старик открыл портал и отправил туда мальчишку прямо в столицу Салькирии — прекрасный город Аргнос, чтобы тот как можно скорее исполнил свою мечту.


И вот теперь Игрис стоял здесь, на той самой площади, с которой начинался путь к вершине славы. С того самого момента, как учителя из Салькирской академии боевых магов выгнали мальчика за неподчинение приказам, он мечтал, что поставит этих заносчивых стариков на место.


Громадные, выплавленные из чистого золота двери плавно распахнулись. Дыхание молодого волшебника непроизвольно участилось. Протянув руку вперёд, он с жаждой всматривался в заветный проблеск между сотнями людей. Время как будто остановилось. Пальцы заискрились звёздочками цвета ночного неба. В тот же миг толпа превратилась в одну большую непроглядную стену, а затем её поглотил безумный вихрь. Игрис сделал шаг и оказался у самого порога в тронный зал. Дверь перед ним с хлопотом захлопнулась, словно по щелчку.


— В правилах сказано не использовать магию без разрешения, — прозвучал глубокий мужской голос, раздающийся эхом по тронному залу.


Игрис ещё не до конца пришёл в себя после телепортации. Голова кружилась, всё вокруг расплывалось. Но он знал, как справиться с этим. Проведя ладонью перед лицом, юноша прошептал заклинание. Взгляд тотчас же стал ясным.


В комнате, помимо монарха, стояла куча стражников и боевых магов. Юный волшебник был на прицеле, как минимум, у десяти лучников, и ещё столько же испепеляющих огненных шаров в любую секунду готова была слететь с пальцев чародеев.


— Я спрашиваю, кто позволил тебе не повиноваться моим приказам, сын шлюхи?! — голос Эгрегальда сотрясал стены. Король начал замахиваться рукой, чтобы его подручные пустили в ход оружие.


— Но ведь именно такого появления вы и ожидали, я прав? — Игрис довольно ухмыльнулся и добавил, — Ваше величество.

Долгие годы скитаний научили его не бояться тяжёлых взглядов и смертельно-опасных ситуаций. На лице юноши не дрогнула ни одна мышца.


Король сощурил глаза. Было видно, что волшебник заинтересовал не только его. Солдаты и маги начали перешептываться между собой, но это продолжалась до тех пор, пока монарх не стукнул по подлокотнику своим кулаком.


— Кто ты такой, чтобы говорить со мной в таком тоне? — за маской гнева в лице Эгрегальда было заметное умело скрытое любопытство.


— Я тот, кто способен одним движением руки открыть эту шкатулку, — поклонился Игрис, стараясь не выдавать свой ломающийся голос.


Из тени трона вышел мужчина в кожаном кафтане с золотыми пуговицами. Его посох был отлит из эльфийской стали, это было видно невооружённым глазом — только их сталь имеет голубоватый оттенок. Игрис неимоверными усилиями подавил желание вздрогнуть. Наверное, во всей Салькирии не было человека, который бы не знал этого волшебника. Ариал Тойбриц, личный телохранитель короля, лучший выпускник Салькирской Академии боевых магов за всё её существование. От его руки умерли сотни наёмных убийц и шпионов. К слову, сейчас он был генералом в отставке. Годы состарили тело мага, но не забрали его силу, в этом можно было не сомневаться.


— Я слышал о тебе, — сказал он, стряхивая с ладони угольки огненного шара. — Говорят, ты тот парнишка, который не продержался в Академии и года. Что привело тебя сюда?


Игрис был удивлён, что такая персона слышала о нём. Хотя Ариал до сих пор поддерживал связи с профессорами. Даже при обучении юноша видел, как телохранитель один раз приходил к ним навестить родные стены учебного заведения.


— Я изучил магию исцеления у эльфов, разобрал руны дриад, собрал все магические рецепты северных народов, чтобы отомстить одному человеку, — в горле Игриса заклокотала ярость. — Я докажу ему и всем заносчивым магам, ищущим наживы в стенах замка, как нужно на самом деле служить своей стране и во славу светлого Вашего Превосходительства.


Эгрегальд откашлялся и посмотрел на Ариала. Телохранитель кивнул и тут же кинул в юного мага огненную стрелу. Это заняло долю секунды, но Игрис разглядел угрозу. И успел отреагировать. Пространство вокруг него заискрилось синим светом. Воздух стал непреодолимой преградой для разящей на смерть стрелы. Огненный наконечник треснул и превратился в пепел. Сила удара была такой, что мальчик отлетел, ударившись о входную дверь.


— А ты не соврал, — усмехнулся телохранитель и снова отошёл за трон, превратившись в тёмный, почти невидимый силуэт.


Игрис с трудом поднялся. От посоха пахло гарью, а руки были все в копоти и покрылись волдырями. Юный волшебник даже не ожидал, что сможет отразить удар. Ещё мгновение он рассматривал свои опухшие ладони, справляясь с нахлынувшим страхом и паникой. А потом поднял голову и посмотрел прямо на Эгрегальда. С губ слетела чуть нервная ухмылка. Старый чернокнижник был прав, его дар схватывать более объёмные потоки магии может помочь совершить невозможное.


Теперь оставалось только ждать. Решение всё ещё оставалось за королём, подпустит ли он юношу к себе, чтобы тот вылечил его.


Под витражный купол спустилась режущая уши тишина. Было только чуть слышно ровное дыхание стражников. Только сейчас волшебник заметил, что зал словно изолирован от внешнего мира — с улицы не доносилось ни звука. В воздухе с каждой секундой накапливалось напряжение.


Послышался звук натягивающейся до предела тетивы. Одно движение пальцем, и ни одно заклинание не успеет защитить от пущенных с такого расстояния стрел. «Надеюсь, воля судьбы на моей стороне», — подумал Игрис, ища глазами возможные пути побега. Но их не было.


Эгрегальд почти незаметно кивнул. Но выстрелов не последовало. Из боковой двери двое слуг в чёрных костюмах вывезли на середину тронного зала маленький столик с одной единственной вещью, и, откланявшись, удалились.


Изумрудная шкатулка искрилась под проникающими через окна лучами летнего солнца. На ней не было выгравировано никаких рун, замка тоже не наблюдалось.


Волшебник всё ещё был на мушке. Ладони его стали мокрыми от пота. Но сейчас было не время давать слабину. Слишком долгий путь был пройден ради этого дня.

Подойдя вплотную к столику, Игрис приложил всё ещё грязную ладонь к крышке шкатулки и закрыл глаза. Она пульсировала магической силой, испускала волны, мешающие свободно дышать. Здесь потребовалось бы исключительное мастерство ювелира. Да что там, никакой мастер не смог бы справиться с такой работой.


Юный чародей собирал всю энергию на кончиках пальцев. Концепция заклинания была предельно проста. Поэтому нужно было лишь настроиться на нужную волну и подобрать катализатор. Но для этого нужно было перебрать почти бесконечное число комбинаций. А время, определённое на одного кандидата, неумолимо уходило.

Пальцы раздирало от боли. Волшебник, обучаясь у чернокнижника, не раз наполнял своё тело энергией до самого конца, но каждый раз муки были такие, что любой другой человек, не раздумывая, отрезал себе руку, только бы избавиться от этого ада.


Развеять заклинание можно было разными путями. Большинство чародеев, несомненно, решили бы прорваться сквозь магическую завесу грубой силой. И это было действенным решением, но вряд ли у кого-то хватило бы сил на такое. Более сложным способом было проникнуть в воспоминания, связанные с этой шкатулкой и найти нужный код. Но это потребовало бы слишком большого количества времени, а король не привык ждать. Можно было использовать силу неимоверно сильного артефакта, или применить магию крови. Но всё это было бесполезно, так как разгадка тайны была ужасно проста, если знать одну маленькую деталь. Истинный придворный волшебник не должен полагаться только на свою силу. Он должен быть способен разгадывать проклятья, лечить смертельные раны и благословлять войско перед боем. Именно поэтому заклятие невозможно было сломать, если не знаешь изначально правильный магический код.


А Игрис знал. Ещё до того, как отправиться в путешествие, он много времени провёл в главной библиотеке страны. Именно там, среди тысяч книг, была спрятана разгадка.


Синее пламя соскочило с кончиков пальцев и заплясало на изумрудной крышке. Всем сразу стала видна тоненькая золотая паутинка, обволакивающая коконом шкатулку. Маленький огонёк пожирал её, оставляя за собой голубоватую дымку.


Заклинание развеялось. Игрис открыл глаза. Из него вырвался тяжёлый вздох. Теперь всё было кончено. Ладонь потихоньку остывала, как сталь после ковки. Боевые маги за спиной короля начали снова перешёптываться. Наверное, им было очень интересно взглянуть на конструкцию созданного юношей заклинания.


Эгрегальд резко встал и уверенно зашагал к волшебнику. Золотые каблуки отзывались звоном по мраморному полу.

Монарх схватил Игриса за руку и, отпихнув подоспевших слуг, потащил его по округлой лестнице наверх. По дороге наверх он тихо спросил:


— Как зовут тебя?


— Игрис Альцевальт.


Юноша заметил, как брови короля поднялись от удивления. Он не привык удивлять людей своим происхождением, но сейчас не было иного выхода.


На втором этаже находилась ещё одна наикрасивейшая золотая дверь, только поменьше. Эгрегальд отворил её и вышел на балкон замка.


В глаза юноше брызнул яркий солнечный свет. Его уши заложило от гула, царившего на улице. Но, услышав звук горна и увидев монарха, все резко замолчали. Сотни глаз взирали на одного лишь человека.

Среди всех взглядов Игрис чувствовал один единственный, который до сих пор приводил его в дрожь. Он всё-таки пришёл. Неужели хотел отойти от дел Академии на старость лет и заслужить ещё более почётное место при короле? Но теперь это не имела никакого значения. Скоро он пожалеет, что вообще родился на свет.


Кулаки сжались так, что ногти впились в обожжённую кожу. Ещё рано было думать о мести. Сейчас стоило насладиться своей первой победой.


— Возрадуйтесь же, почтенные метры! — забасил Эгрегальд, выставив рядом с собой своего избранника. — Этот юный отрок, посланный нам богами, прошёл испытание, приготовленное моим горячо любимым покинувшим наш мир другом Тасарисом. И теперь он займёт его место. Поприветствуем нового придворного мага Игриса!


Толпа начала ликовать и хлопать в ладони. Но, в основном, это был обычный люд, собравшийся посмотреть на представление. Большинство волшебников не испытало радости от такого известия.

Игрис улыбался и махал публике рукой. Совсем скоро ему придётся встретиться лицом к лицу со своими прошлыми соперниками. Внутри всё распирало от гордости и облегчения. И только один единственный взгляд напоминал ему о своей цел

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий