Cinis ex hoc mundo Прах мира сего

 


Величественный мир пал. Давно… Когда то давно, старики говорят было время, в котором не было водяных и ветряных мельниц, почти не было паровых машин, по небу летали стальные птицы, а люди были сыты и проводили жизнь в развлечениях. Можно было узнать за одну секунду, что происходит на другом краю земли, и поговорить с кем то, кого нет рядом, но слышать его прямо перед ухом, и даже видеть.


Алина провела ночь без сна, ее мучили мысли, о следующем дне. Она думала о облаках. Как было бы хорошо если бы на небе были облака как на старых картинах. Облака были единственным ее желанием. Алина надеялась на это как никогда. Под утро она все же заснула.


Сельский староста стоя на помосте в центре площади, где был выкопан большой басейн, после трех ударов в колокол небольшой церквушки к помосту из всех домов стали стекаться люди. Староста стал громко читать большую книгу, приняв выразительную позу, всем своим видом показывая, что он есть власть. Староста был большой, сутулый человек с головой под стать телу.

Собравшиеся на площади казалось, что только делали вид будто слушают его, их лица выражали то безразличие, то скорбь, а может все вместе.

— То, что мы делаем сейчас и то, что мы делали все многие годы и то, что мы будем делать и следующие годы, есть дань памяти о тех временах когда, то что предки считали сказками, погрузило мир в хаос и мрак, - подняв указующий перст в небо староста практически прокричал, - но мы неповторим их ошибок!

Знающий прошу вас начинайте обряд!


Алина дрожала в стороне от бассейна, несмотря на духоту. Ее раздражал распухший монотонный голос Знающего. Излучение планеты вызвали хаос в его генах; его безволосая и безусая голова, чешуйчатая пурпурная кожа и искаженные голосовые связки предполагали, что он был одним из горстки людей, которые были четвертым поколением после катастрофы. Алине становилось дурно, глядя на перспективу своих потомков. Она не должна иметь никакого потомства от мутантов, или потомков вообще, если на то пошло. Хотя даже если бы она захотела, рождаемость была настолько низкой, что даже рождение мутанта вроде Знающего встречали с радостью. Она переключила свое внимание на отдаленные звуки бури. Еще семь месяцев, ей исполнится пятнадцать. Тогда она будет готова, сама решать свою судьбу, она станет официально взрослой и наконец-то сможет покинуть эту Богом забытую деревню, и уйти подальше от этих жутких еретиков.


Знающий взял половник, окунув его в наполненный пеплом отполированный металлический полушар, и бросил его содержимое над водами. Грубый серый пепел осел на поверхности. Он пробормотал заклинание, а затем побежал к провожающим. Тетя Селия и дядя Лех, родители Ростика, были первыми. Они вошли в бассейн рука об руку, ненадолго погрузились в воду, а затем вылезли на другую сторону. Их белые халаты крепко прижались к телу и пепел прилип к их лицу и волосам, со стороны могло показаться, что это их кожа шелушиться. Тетя Селия споткнулась, отойдя от бассейна.

Алина стояла в стороне до тех пор, пока не стала последним человеком, уходящим в бассейн. Дрожа, она сжала кулаки по бокам своих бедер. Не в первый раз она молча проклинала благополучие своей семьи. Если бы ее тетя и дядя не добыли состояние на угольных рудниках, ее родители не приобрели бы одну из немногих оставшихся лицензий и не переехали сюда, чтобы присоединиться к ним. Они не были бы вынуждены оставить свою религию. Тетя Селия и дядя Лех не смогли позволить себе полноценный ритуал похорон для своего сына, и прямо сейчас она получила бы торжественное обмазывание на лбу вместо того, чтобы купаться в пепле мертвого кузена.

Вода стала грязной и мутной от прохода провожающих перед ней. Поглотив отвращение, она спустилась в бассейн и завершила ритуал так быстро, как осмелилась. Ее кожа чувствовала себя хрупкой от остатков золы, покрывающей ее. Ее мокрый плачущий халат обрисовал каждую кривую ее тела, и она почувствовала всплеск триумфа, заметив, что несколько мужчин-скорбящих смотрят на нее с нескрываемой похотью.

Алина вспомнила, как Ростик тоже смотрел на нее. Она использовала свой обет целомудрия, как оружие изощренной пытки, упиваясь его болью, когда он обращался к ней снова и снова, только чтобы быть отвергнутым каждый раз. Она даже услышала шепот о том, что именно ее обращение с ним разрушило его хрупкое удержание в здравом уме и послало его гулять за околицу незащищенным в песчаной буре. Ее лицо вспыхнуло от гнева при этой мысли, и она наклонила голову, закрывая лицо длинными волосами, чтобы скрыть свои пылающие щеки. Она взглянула боком из-за занавеса волос, чтобы проверить реакцию Знающего. Он тоже смотрел на нее, но выражение его лица было нечитаемым. Она отвела взгляд и последовала за другими плакальщицами в предбанник, чтобы одеться.

— Ты хорошо себя чувствуешь? - сказал за ужином отец Алины. - Ты выглядишь ужасно. И это третья ночь подряд, когда ты не прикоснулась к обеду. Может тебе сходить к Знающему.

В частном порядке, она должна была признать, что она чувствовала себя ужасно. После похорон Ростика, она бросила вызов ритуальному запрету на купание и смыла остатки пепла , как только вернулась домой, но казалось, что мертвечина просочилась сквозь поры и поселилась под кожей. Ночные кошмары преследовали ее до такой степени, что она боялась заснуть. Она чувствовала себя постоянно беспокойной и раздражительной, и не могла сосредоточиться даже на самой простой задаче.

— Нет, Спасибо. Я лучше пойду к настоящему врачу. Ой, я забыла , - сказала она саркастически, - У нас же нет врачей. Эти долбанные сектанты, не признают медицину, даже то, что от нее осталось. Знающие делают, что хотят, эти вырожденцы, глумливые твари. И мы должны мириться с их выкрутасами!

Ее младший брат Сэм расхохотался. - Ты так горяча, что положи кто на тебя яйца, они сварились бы в крутую. - сказал он, размахивая ей вилкой. Что ты имеешь против Знающих? Он неплохо лечит.

— Ты слишком много общаешься с мутантами, - сказала она. Сектанты промыли тебе мозги.

— И вы слишком долго здесь были, - сказала ее мать, - если вы забыли, каково это было жить там вне деревни. Бедность, болезни, деградация - нам повезло, что мы избежали этого, и у нас есть Знающие, мы должны их благодарить за наше счастье.


Алине было четырнадцать, она никогда не была одна, чтобы принимать в жизни решения. Дети всегда живут в тени своих родителей, под их защитой, и все трудные жизненные решения, родители принимают за них. Дети зачастую и не понимают, каково это, думать не только за себя, но еще и за кого-то близкого, дорогого, родного. Хотя не каждый готов принимать решения, даже за себя, особенно правильные.


— Люди несчастливы и страдают, потому что они грешат, - сказала Алина, в частности, предки погубили всю земли, оставив после себя зараженные руины, болезни, голод, и многолетнюю тьму, древние города превратились в пустыни, озера полные вод и рыбы стали огромными ямами, как следы от оспы на теле планеты, огромные пространства, бывшие степью, превратились в бесплодные кладбища укрывающие под своими песками сотни тысяч трупов, мира которого больше нет. - Я не буду страдать, потому что я держу себя в чистоте. Как только мне исполнится пятнадцать, я уйду из деревни, и ты не сможешь остановить меня.”

— Ты права, - спокойно сказала мать. - Я не могу остановить тебя, когда тебе будет пятнадцать. Но сейчас ты под моей ответственностью. Завтра ты проконсультируешься со Знающим, и это мое окончательное слово. Все!

Знающий был настолько мутирован, что Алина даже не могла судить о его поле. Его веки открывались и закрывались вертикально, а пальцы частично сливались вместе с гибкой мясистой паутиной, которая была единственной видимой частью его тела, которая не была покрыта темно-фиолетовыми чешуйками и серым халатом.

— Опишите, пожалуйста, свои симптомы, - сказал он плоским атональным голосом.

Алина скрестила руки на груди и откинулась на спинку стула.

— Если ты, Знающий, считаешь себя таким хорошим, ты должен быть в состоянии сказать, что со мной лишь глядя на меня, - усмехнулась девушка.

Он моргнул несколько раз, прежде чем ответить.

— Под нашим присмотром никто не умирает, лишь от старости или несчастного случая. И все же, ты нам не доверяешь. Почему?

Алина фыркнула.

— Мы должны поблагодарить за это, эту вонючую деревню. Считается, что мы здесь хорошо живем, а за стеной лишь пустыня и смерть, кроме нас и вас здесь нет ни кого – если это можно назвать жизнью. Как будто пауки и мухи в банке.

Знающий закрутил свое масштабное лицо в улыбку.

— Какой ты чуткий ребенок", - сказал он. - Открой рот, пожалуйста.

Алина подумала нескольких секунд, а затем угрюмо согласилась. Знающий наклонился и соскреб указательным пальцем вокруг внутренней части рта, прежде чем она успела возразить. Он сидел неподвижно и молча, невольно уставившись на свой перст в течение полной минуты. Алина сидела в кресле.

Наконец-то он вырвался из транса. Он медленно опустил палец и встретил вопрошающий взгляд.

— Ах, - сказал он.

Даже несмотря на то, что она исповедовала неверие в медицину Знающего, его вздох, заставил девушку спросить. - Что? Что это? Что со мной?”

— Нет ничего плохого, с вами все в порядке, - сказал Знающий. - Когда в последний раз у тебя был половой акт?

— Как ты смеешь!"Алина плюнула. - Я предана истинной вере, в чистоту человечества. Я живу в этом дерьме в окружении вас мутантов только потому, что моя семья заставляет меня, пока я несовершеннолетняя. Я держу себя в чистоте, чтобы отдать себя нормальному человеку. Знающий снова улыбнулся, шире, чем раньше, и слегка покачался к ней таким образом, что напомнил ей невыносимо о кобре, собирающейся ударить.

— Я сожалею, что говорю вам, - он сказал тоном, который предполагал уже свершившийся факт, - но это не ваш путь .

— О чем ты говоришь?”

— Вы недавно ходили на похороны, не так ли?

— Да, но…

— Похороны твоего кузена.

Ощущение ползания под кожей усилилось. Вихри тошноты начали кружиться в яме ее желудка, и она почувствовала первые импульсы головной боли, которые обещали лишить ее возможности думать. Она встала на трясущиеся ноги и отступила от Знающего. Маленький нож лежал на боковом столе рядом с миской фруктов, и она схватила его, не зная, что она будет делать с ним, но нуждаясь в ложной безопасности.

— Скажи мне, что происходит, сказала она, - и да поможет мне…

— Ты беременна - сказано.

Нож скользнул из ее ослабевших пальцев.

— Это невозможно, - прошептала она.

Знающий покачал головой.

— Энергия Вселенной поражает нежным балансом, я же сказал под нашим наблюдением - мало кто умирает, но и мало кто рождается. Но этот изысканный баланс позволяет энергии сильно вибрировать. Наши самые острые пожелания часто удовлетворяются, и таким образом, что некоторые действительно можно назвать “невозможным”. Твоя семья жаждала богатства, а теперь у них оно есть. Ваш кузен Рост глубоко тосковал о том, чтобы слиться с тобой , и теперь он достиг более тесного союза, чем он мог себе представить. А ты … хочешь, чтобы тебе поклонялись.

Она сползла с места и встала на колени у ног.

— А теперь вы несете в своей утробе первого полностью матировавшего человека, человека появившегося из праха. Мы не можем сказать, как далеко будет идти мутация, но мы знаем, что она будет великолепна. Наши пожелания тоже были удовлетворены.

Глаза Знающего блестели , он поклонился и коснулся лбом пола.

— Он воскрес, - затем снова поклонился, повторяя почтение снова и снова, в том числе вопли молитвы.

— Мать…

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий