Vox terrae

 


Я стоял на палубе корабля и наблюдал, как моя планета потемнела, отступая вдаль.

— Это, конечно, длинный путь - шепнул корабль мне на ухо.

Мои внутренности говорят, что произошел выход из гиперпространства, во время скачка я потерял контроль над чувствами, было ощущение, что я расплылся в пространстве, а теперь вновь собрался в одну точку. Что это может означать?

В огромном мониторе капитанской рубки блеснула вспышка, ослепляющая, но краткая. Альфа Центавра плывет в поле зрения, одна из трех звезд. Потребовалось всего несколько минут после нашего появления в реальном пространстве, чтобы Тэндзин смог выровняться относительно небесного экватора и продолжить двигаться вперед. Хотя где в космосе этот самый перед? Где верх? Где низ? Продолжительный рев в динамиках исчезает, сменяясь треском обыкновенных помех радиоволны. Слышится голос. Голос бормочет невнятно, искаженный, словно пузырящийся из-под воды, затем внезапно проясняется.


«… и этот так называемый полет Тэндзина - это не только очередная научная глупость, но и прекрасный пример незаконно присвоенных ресурсов».

Это советник Лайтфут в прямом эфире, тот, который почти обезвредил нашу экспедицию. Десять тысяч инженеров, десять миллионов человеко-часов и более триллиона юаней в течение десяти лет. Были политические жертвы, финансовые жертвы, даже супружеская жертва. Я хотел бы позвонить, чтобы рассказать ему, насколько он ошибался, возможно, даже спросить, как он наслаждается своим новым сердцем. Но это было бы бессмысленно. Потребовалось бы четыре с половиной года, чтобы радио сигнал с нашей научной глупости добрался до станции на Земле, и столько же времени на обратный сигнал. Минуя ионосферу, радиоволны отправляется в космос, распространяясь там со скоростью света.

Как нам всем хотелось бы услышать реакцию старого пердуна на наш отлет с Земли всего 4 дня назад, но для этого нам потребовалось бы ждать еще четыре года в этой точки пространства.

Телевизионное и радиовещание использует короткие и ультракороткие волны для связи с авиатранспортом, космическими спутниками и космическими зондами, удаленными на расстояние в миллионы километров от Земли.

На мониторе стала видна одна из звезд Зимнего треугольника. Небольшая белая звезда, одна из трех - Процион. Когда-то давно, в далеком детстве мой дед читал мне книгу почти забытого автора, которая называлась “Мятежный Процион”. Я теперь вижу эту звезду воочию.

Я вращаю стрелку частот радиоволн отображаемых на мониторе, ловлю, пытаюсь уловить сигналы разума, когда-либо посланного в бесконечное пространство. Много болтовни и слишком много шума, чтобы распознать речь, но вдруг, как и в прошлый раз после гипер-скачка прозвучал отчетливый голос. Арджун Ананд дебютировал с синглом « Мы все его имя».

Я никогда не забуду первый раз, когда я услышал эту песню. Это было в мой последний день в академии в Королеве. Тогда мы сильно напились с друзьями. Старинная русская традиция, говорят еще со времен Ломоносова, хотя и дома еще в школе мы закатывали такие вечеринки, что приходилось соседям вызывать полицию. Юг КША всегда был демократичен в отношении молодежи, говорят это пошло еще с древних времен, когда европейские предки, впитали в себя традиции древнего давно ушедшего, еще до второго потопа, города Венеция. Во второй половине дня шел сильный дождь, и я поцеловал Машу на прощание. В тот момент мне уже одобрили заявку на участие в проекте Тэндзин, поданную еще год назад. Маша все поняла, ту ночь я буду помнить всегда. Наш корабль дрейфовал среди звезд, пролетая миллиарды звезд. Когда я впервые появился на борту, я знал, что мне нужна женщина, мать для моих будущих детей, с которой мы будем заселять наш новый дом, и поэтому среди пассажирок я инстинктивно искал ту, которая хоть немного была бы похожа на Машу. Пока мои поиски были тщетны. Время покажет.

Недавно обратил свой взор на одну девушку из команды. У нее на корабле был роман, все бы нечего, если бы они были одного ранга, но он был нашим капитаном, а Мария была сержантом. Наверное сейчас она уверена, что их связь была ошибкой, мимолетным влечением. На земле на это, ни кто, и не обратил бы внимания, а здесь все на виду, маленький мирок, должно быть пауки в банке, чувствуют нечто подобное. Многие из экипажа теперь называют ее шлюхой. За глаза конечно, но она знает. Мария прячется в своей каюте. Не могу понять, что в ней меня привлекло. Может имя?

Два дня назад, я был у нее. Мы говорили, как то откровенно, мне вдруг стало ее жалко, и я в ней почему-то увидел себя. Она смотрит в иллюминатор в сторону, где мерцает наше солнце, теперь такое далекое. Она мечтает.

В какой-то момент наши губы сплетаются в поцелуе. Все, что было до этого момента разрушено.

На ее глазах вдруг выступили слезы. Она… она поняла, что я чувствую! Она действительно поняла, почувствовала меня! Я почувствовал, как она прижалась ко мне, пока я соображал, мое тело отреагировало само. Легкая дрожь переросла в какой-то мандраж, и мне понадобилось собрать всю волю в кулак, чтобы подавить предательское дрожание тела.

Ту ночь мы провели вместе. Теперь я не знаю, что будет дальше, но она мне нравится. Время покажет.


Видна Альфа Креста, в редком эфире полный чувств слышан безудержный голос.

«…америка ликует. Наконец-то правительство подписала мирный договор с Китаем. Тайваньский договор положил конец бессмысленной и еще в начале проигранной войне».

Завершение китайско-американской войны с подписанием Тайваньского договора. Я хорошо помню этот день, хотя остальная часть воспоминаний начальной школы, размыта. Мои родители позволили мне задержаться допоздна у друга, когда они и все остальные по соседству танцевали на улицах до рассвета. Война всем осточертела! Люди веселились! Китай проявил благородство и штаты не потеряли ни одной своей территории, хотя я думаю китайцы хорошо понимали, что Америка добьет себя сама, так и вышло. Пять или семь лет второй гражданской войны, в разных штатах все шло по-разному, единственное что мои родители смогли сделать это вовремя уехать на юг. Конфедерация появилась стремительно, также стремительно установила свою власть на юге, и смогла обеспечить безопасность для людей. Говорят это стоило многих жертв, особенно среди цветных, но об этом не вспоминают. Я скучаю по Земле - хотя нет, я скучаю по маме. Ее лицо исчезает, по утру как я просыпаюсь с испаренной на лбу. Во сне я вижу как углы ее глаз морщились, когда она улыбалась! Говорят, что сны черно-белы, но я отчетливо вижу какой цвет у ее любимой блузки! Как она поет для настроения, занимаясь домашней работой.


Море красного песка горит под солнцем Поллукса, но образцы почвы забираются под звуки оперы Кайи Саариахо «Любовь издалека», прерываемые новостями о том, что китайские войска пересекли Амур. Президент Аргентины убеждает нацию, что союз не намерен вовлекать Америку в то, что на самом деле является пограничным конфликтом. Я знаю, что это была провокация бывших США, желающих втянуть Россию в войну на своей стороне, хотя в то время я еще был в утробе, но в университете нам это хорошо разъясняли.

Поллукс - мертвое место, интенсивное белое тепло, обуглившее все, что могло стать жизнеспособной планетой в бесплодные куски обычных металлов.

Очень распространенные металлы. Если честно мне гораздо интереснее было узнать, что первый истинный интеллект стал самосознанием в Токийском технологическом институте, хотя дискуссия о том, что именно составляет машинный интеллект, будет продолжаться вплоть до сегодняшнего дня. Во многих странах был принят ортодоксальный закон о творении, запрещающий, что-либо подобное. Гипотеза «Зловещая долина», согласно которой робот или другой объект, выглядящий или действующий примерно как человек, вызывает неприязнь и отвращение у людей.


Мчатся световые годы. Во время короткой остановки в системе Денеб я поймал одно из телевизионных шоу прошлого Ugly Americans, Келли в очередной раз заставила Марка заняться с ней сексом, и Марк не понимает на кой хрен ему это надо.

Две большие башни Тэндзина светят в километре от нас, но я их почти не замечаю, мне кажется, что я где-то за городом на пикнике, а там моячет небоскреб. Мы возвращаемся в базовый лагерь вдоль скалистых берегов планеты Драгма IV и разводим костер из коряг валяющихся на берегу моря, а может озера, планета больше земли в три раза, хотя атмосфера по всем показателям близка к земной. Впервые за три месяца полета мы на природе, пусть, чужой не изведанной, но природе, ведь все в мире от Бога, и все сотворено им. А Бог везде един, как бы его не называли, наш Бог. В приемниках играла музыка. Это первая межзвездная пляжная вечеринка в истории. Музыка … интересная, старая сейчас такую не пишут. Blink 182. Jay-Z. ТСХ. DMX. Eiffel 65. Названия групп больше похожи на операционные системы древних компьютеров, чем на музыкальные коллективы.

Кто бы мог подумать, что в кобальтовом небе Драгмы будут летать драконы, почти такие же, как их представляли в древних сказках и анимации. Хотя, насколько мы поняли, ни один из них не может дышать огнем. Тем не менее мы наблюдаем за ними с безопасного расстояния. Исследование космоса - это тяжелая работа, и мы должны ей гордиться.

«Здесь есть драконы», - пишу жирным шрифтом на официальной звездной карте.


Обнаружили, что существует гиперпространственная болезнь, сродни морской, когда капеллан отец Иоан после очередного скачка стал странно себя вести. Его поместили в лазарет под охрану, чтобы он не повредил себе, его разум помутился, он все еще был там, в гиперпространстве пойман в этом странном месте, которое никто не понимал, но в который, как ожидалось, могут пересекаться противоположные друг от друга точки вселенной. Его руки тряслись, речь его была невнятной и сумбурной.


В глубоких лесах Ру системы Шаула есть светлячки, но разница между ними и их ближайшими родственниками на Земле - это, по словам нашего биолога Надира, то же самое, что сравнивать две капли воды или снежинки. Тысяча мерцающих организмов танцуют между деревьями, тысячи длинных теней разгораются, сменяются, исчезают в одно мгновение и разворачиваются в другом направлении.

Был холодный вечер.

Мы с Марией прошли в сопровождении экипажа вглубь леса похожего на гигантскую траву, чтобы начать церемонию, в подготовленном лагере. Вскоре к нам присоединились пять или шесть других пар.

Мы люди и мы должны распространиться, пропустить себя через галактику, как лодки на поверхности озера, только вместо того, чтобы соединять берег с берегом, мы должны связать будущее с прошлым. Мы должны жить, а что есть жизнь как не череда рождений и смертей. Мы умрем, но наши дети останутся, и в них будет частичка нас.

На короткое время в мире населенном драконами мы остались вместе. Наша любовь была легкой. Это было единственное тепло в этом забытом месте. И мы решили, что теперь будем вместе всегда.

Полусумасшедший отец Иоан вел церемонию.

— Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть мужем этой Марии, которую видишь перед собой?

Мой ответ не заставил себя долго ждать.

— Да!

— Не связан ли ты обещанием с другой?- продолжал капеллан.

— Нет, не связан!

Эти же вопросы были заданы и моей невесте.

Когда церемония завершилась, я поцеловал свою невесту. В какое-то мгновение, я увидел блестящие глаза моего отца перед собой. Видение было таким четким и реальным и во мне появилась надежда, что он знает, что он почувствует, что его сын теперь не один.


Бета Креста, Спика, глаз Водяной змеи, хотя здесь нет змей, ни воды, потому что глаз Водяной змеи слишком жаркая планета. Существует не так много поводов для зависания здесь, но мы немного подождем, прежде чем продолжать наши зигзагообразные странствия во вселенной, все дальше и дальше с Земли, радио волна принесла звуки оркестра Глена Миллера, новости сообщили, что силы союзников несут огромные потери под Арденами. Советские войска наступая с северо-востока и юго-востока, третьего июля ворвались в столицу Белоруссии Минск и в ходе боев окружили большую немецкую… Сигнал пропал.


Мы проходим через созвездие Рыбы, так как тревожные новости выливаются, затаив дыхание и отчаяние. Репортёр CBS Карл Филипс с места событий передавал о приземлении металлического цилиндра в местечке Гроверс-Милл. Вскоре из цилиндра появляется огромная боевая машина, тепловыми лучами испепеляющая всё вокруг. Филипс как и остальные зеваки обращается в бегство, и связь прерывается. Марсианские захватчики высадились.

Мы были бы слишком далеко, чтобы оказать помощь. Вместо этого мы ставим курс еще дальше. Однако мы задерживаем наш прыжок, пока не убедились, что профессор Пирсон описал завершение атаки пришельцев, которых погубило отсутствие иммунитета к земным вирусам. По истечении часа Герберт Уэллс вышел из образа и поздравил слушателей с Хэллоуином.


Беллатрикс. Другое солнце слишком жаркое для жизни. Мы спускаемся с близкой орбиты на планету дальнею от звезды. Перед нами бесплодная кратерная пустыня, сейчас на Земле, подобный лунный ландшафт распространяется по некогда зеленым полям Бельгии и Франции. После каждого скачка, заболевших становится все больше и больше, здоровых сейчас на Тэндзине примерно треть, около трех с половиной тысяч человек. Сегодня паранойя жителей корабля бесконечна. Страшно передвигаться по палубам, неизвестно кто, и что с тобой сделает. Медицина бессильна. Всех изолировать давно не удается. Экипаж принял решение больше не каких скачков, хотя бы те кто остался, нормальными, должны ими и оставаться. Наше солнце все еще видно в бескрайней черной бездне, но только для тех, кто знает, где искать. Оно блестит как начищенная до блеска маленькая серебренная монета, под кончиком меча Ориона. Сто семьдесят пять световых лет отделяют нас от родной звезды. Даже среди этих миллиардов звезд она кажется самой прекрасной. И под светом звезды по имени Солнце, как жемчужина сияет голубым светом дом.


Вокруг довольно сине-зеленой планеты, системы Кастор, сигналы Земли, когда-либо посланные слабо шепчут в тишине космоса. Мы достигли пограничный, невидимый рубеж до которого могут добраться радиоволны нашей Земли. В следующем нашем прыжке, даже этот шепот не будет больше слышен.

Я прижимаю наушники как можно плотнее к ушам, чтобы слышать что-нибудь, и только тишина, странно, мне кажется, что и у тишины есть звук, а сейчас нет и его. Я начинаю скучать по нашей шумной земной тишине.


Бип…Бип… Биииииии…

Вот и все. Один закодированный сигнал отправленный человеком по имени Александр Попов. Краткое послание, которое до сих пор было нашим самым отдаленным эмиссаром звезд, говорящим вселенной, что мы есть. Мы люди. Мы здесь. Мы там. Где там?

Мы существуем. Отсюда наше пылающее солнце, в древности казавшееся нам богом - это всего одна маленькая звезда среди миллиардов, пыльная грязь, невидимая среди большой вселенной.

Продолжительный рев в динамиках исчезает, сменяясь треском обыкновенных помех радиоволны. Через два месяца после последней передачи с Земли, где-то в неизведанной темноте, мы нашли голос. Сначала мы думали, что это массовая галлюцинация. Мы слишком долго были одни в космосе. Слышится голос. Голос бормочет невнятно, искаженный, словно пузырящийся из-под воды, затем внезапно проясняется, и нечего непонятно… . Это чужая речь.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий