Мун

Сказка о том, как перед маленькой девочкой-альбиносом расскрывается волшебный мир ночи...
Воздушные шары, луна и музыка в этой истории являются ее друзьями и спутниками.

 

Волосы текли по расческе и спадали белоснежными прядями на плечи Мун. Она смотрела на свою маму, которая с добротой расчесывала ее перед сегодняшним выступлением. Зеркало отражало их обеих. Мун: белую и спокойную (стоит заметить, что она была альбиносом); на ней было синее платье, украшенное белым клевером. Ее маму: в вечернем черном платье и с элегантной прической. В отражении также можно было заметить лежащий на кресле музыкальный инструмент: никельхарпу – старинный струнный инструмент наподобие скрипки. Он очень напоминал предмет из параллельной реальности. Смычок лежал поодаль, и Мун взглянула на него, задумавшись о предстоящем концерте. Сегодня она впервые будет исполнять свою музыку на сцене.

Раздался звонок, предупреждающий о скором начале выступления. Через несколько минут Мун уже стояла перед занавесом, защищающем ее от сотен взглядов. Ноги немного дрожали, но руки уверенно держали средневековый инструмент. Посмотрев вверх, Мун заметила распахнутый люк, выходящий на крышу. Полная луна была едва видна в квадрате наверх, но постепенно перемещалась и обещала скоро показаться во всей красе. Девочка была вдохновлена этим и перестала чувствовать страх. Занавес начал открываться, знакомя ее с собравшимися людьми…


Поклонившись залу, девочка-альбинос начала свою песню. Мелодия текла, как млечный путь по ночному небу - волшебно и завораживающе. Шумный до этого зал затих в восхищении.

Неожиданно наша героиня начала ощущать нечто невероятное. Музыка теперь звучала не только в зале – она чувствовала ее в себе. Каждая нота протекала по венам и электрическим разрядом летела по нервным клеткам. Словно Мун была граммофоном, считывающим музыку с пластинки… В порыве вдохновения он посмотрела наверх – серебристый диск луны и был той пластинкой, песню с которой девочка исполняла. Свет от луны озарял сцену, никельхарпу, платье цвета бушующего моря и волосы, спадающие с плеч прекрасной исполнительницы.

Мун больше никого не замечала и не боялась сцены. Сегодня она выступала для Луны.

Только зрители видели, как с каждым движением смычка девочка приподнималась над землей. Прошло всего несколько мгновений, и исполнительница была вне их поля зрения… На сцене одиноко стояла пара белых туфлей.

Никто не видел в этом странностей. Наверное, часто мы стараемся их не замечать или придумывать сверхъестественному логические объяснения… Зал молчал в ожидании продолжения. Однако, что происходило дальше в зале уже совсем другая история, а зрителям казалось, что все так и задумано. Что же ожидало Мун?

Мун пролетела через люк и уже стояла на крыше. Словно очнувшись ото сна Мун огляделась вокруг себя, потирая глаза. Свет луны приятно освещал ее окружение. Она стояла на крыше, прикрытая звездным небом от холода. Никельхарпа была зажата под мышкой, а смычок, как волшебную палочку, она держала в руке. Сердце безустанно билось, но мысли были спокойны. Возможно, мечты Мун о невероятных приключениях начинают сбываться!

— Доброй ночи, - проговорил незнакомый низкий голос, восхищающий слух своей красотой, - мы с Вами часто общаемся, но ни разу не были представлены друг другу.

Тут Мун поняла, что звук исходит от знакомого ей столько лет музыкального инструмента. Он с ней разговаривал, и девочке стало радостно от такого знакомства. Правда, немного не по себе.

— Здравствуйте, - сказала она, кивнув и отпустив инструмент на выступ перед собой.

— Знаю, что Вас смутил мой внезапно появившийся дар речи. Но сегодня Полнолуние: творятся необъяснимые вещи. Моя госпожа, я только хотел Вам сказать, что Вас пригласили сегодня выступать на совсем ином концерте. Это будет выступлением перед одной очень знатной особой, которая почувствовала в Вас нечто родственное. Ваша игра поразила ее, и она бы хотела видеть Вас в танце со мной… Я когда-то был художником, но со мной приключилась странная история. Теперь я музыкальный инструмент, но миледи мной также восхищается, как и раньше. Этот танец – особый обряд полнолуния, который поддерживает мир в столь опасный час… Надеюсь, вы не откажете мне и этой величественной особе.

Мун смотрела на никельхарпу в изумлении, конечно же, девочка с удовольствием исполнит танец с таким красноречивым джентльменом.

— Я согласна, мне было бы честью выступать с Вами. Кто же эта величественная особа?

— Вы с ней сегодня уже виделись. Имя ей – Луна.

Это еще больше обрадовала исполнительницу.

— К сожалению, мне уже нужно идти готовиться к Вашему приходу. Я не могу помочь Вам туда добраться. Моя способность телепортироваться не так сильна, чтобы взять Вас с собой. Однако Вам будет предоставлена поездка, которая поразит воображение. Мне пора… До встречи.

Никельхарпа испарялась на глазах у Мун. Ее новый друг отправился к Королеве Ночи.

Неподалеку от себя Мун заметила кучевое облако, а с него свисала маленькая корзина – волшебный воздушный шар… Девочка так часто мечтала попасть в сказочную историю, что без сомнений забралась в корзину. Облако тотчас начало подниматься, бережно качая ее в гондоле. Взглянув на луну, Мун почувствовала тепло, которое, бывает, ощущаешь от дружелюбного взгляда.


Воздушный шар летел над городом – одинокое облако, несущее девочку, на которую была возложена задача сохранять баланс между различными силами танцем. Созвездия украшали ее полет, а огни города наполняли теплом юную исполнительницу. Мун любовалась всем окружающим и чувствовала себя в небе дома…

Под летательным аппаратом, предложившим ей ночную прогулку, виднелись крыши домов, флигеля, улицы, которые уютно освещали фонари, пока их не сменили поля, холмы… Сейчас же, глядя вниз, Мун видела усыпанное отражениями ночных светил море. Сердце захлопало крыльями мотылька.

Облако словно бы начало уменьшаться, и шар постепенно снижал высоту… Он же мог утопить Мун! Сама же девочка не боялась, она чувствовала и здесь тепло чего-то родного. Это был ее дом, украшенный к празднику Полнолуния.

Когда гондола коснулась воды, Мун начала петь – это было ее приветствие… Она пела про луну, про отражения, про синюю воду и тонущие звезды. Все кружилось-кружилось-кружилось вокруг нее и восхищало мысли очертаниями созвездий, названных в честь героев старых времен.

Подол синего платья погружен в воду, а волосы повторяют дуновения ветра. Она стояла уже на воде, ожидая встречи. Будто бы за один вечер Мун превратилась из девочки в невесту, ожидающую будущего мужа. Даже слепой бы не мог настолько же ощутимо почувствовать приближение другого существа, как Мун за момент до того, как перед ней встал он, лишь слегка различимый в лунном свете.


— Можно ли пригласить вас на танец, моя госпожа? – прошептал голос на ухо ее сердцу. Она узнала голос своего нового друга – инструмента, который сегодня обладал человеческим голосом.

Они с нежностью вальсировали, снясь где-то маленькому мальчику, которого вчера отец научил делать лук из ствола орешника. Звезды были повсюду. Тела пары светились собственным светом. Музыка, как волна, покачивала тела, соблюдая темп мелодии. Этот танец, наверное, мог бы длиться вечно и никогда не переставал бы волновать моря. Кто знает, сколько времени уже прошло с момента их встречи… Мун была дома и с морем, и с счастьем, и даже с партнером по танцам… Она была королевой бесконечного бала штормов, но также была и девочкой, которая всего часа два назад боялась выступать на публике. Ее охватила тоска по дому.

Жизнь часто уводит нас в мир фантазий и сказок. Они могут быть такими же реальными, как ты и я, мой дорогой слушатель. Однако порой, танцуя в воображении, можно потерять реальность, которая ценна многообразными красками и своим контрастом чувств. Так, Мун остановилась, и невидимый поклонник, ее брат по искусству, положил руку ей на плечо. Ничего не нужно было говорить: он ведь чувствовал все, что происходит в ней. Знал, как сильно она любит свою семью и как дорог ей свет фонаря, по ночам оттеняющий люстру на потолок комнаты. Мун закрыла глаза и прикоснулась к его волосам рукой. Ветер изогнулся под тонкими пальцами и мурашки пробежали по ее коже…

Она проснулась от холода. Мун опять забыла закрыть форточку, и вся комната постепенно превращалась в место обитания полярного медведя… Несколько часов назад она играла перед залом, а потом оказалась на пороге своей квартиры перед перепуганными родителями, потерявшими Мун. Девочка не помнила, как она оказалась здесь и где была до этого. Сейчас ей снился странный сон, в котором она танцевала с милым джентльменом. Этот молодой человек загадочным образом был ее никельхарпой. Сновидение было красивым и затронуло ее мысли. Оно показалось ей возможным объяснением ее исчезновению. Часто она возвращается к этому сну и сейчас, гадая, был ли он настоящим событием или плодом ее воображения.


За окном светит луна, и на секунду Мун показалось, что ей улыбнулись…

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий