Симфония № 6 фа мажор, op. 68

 


Типа фельетон.


Мужчинам читать не рекомендуется.


Мне очень нравится Шестая симфония Бетховена, «Пасторальная», одно из самых романтических произведений композитора. Она радостная, умиротворяющая, посвящённая природе и единению с ней человека. Узнав, что в нашей филармонии в скором времени состоится её исполнение, я решила непременно пойти на концерт. Конечно, не хотела идти одна и сообщила мужу о своём намерении и о том, что ему предстоит сопровождать меня. Для того, чтобы избежать возражений, я не стала спрашивать его согласия и вопрос был решён легко. Это было накануне вечером, а утром, отправив детей в школу и договорившись с мужем о том, что встретит их он, я посвятила часок некоторым домашним делам и начала готовиться.

Первым делом пошла в ванную. Хотела быстро принять душ, но почти сразу передумала и стала наполнять ванну. Бросила в неё пенную бомбочку с запахом ванили и мёда и четверть часа лежала, вдыхая нежный и вкусный запах. Потом вышла из ванной и стала выбирать подходящее платье. Юбки и два своих брючных костюма я сразу отвергла, потому что настроение у меня было чулочно-платяное. Моё единственное длинное в пол вечернее платье больше подходило для премьерного спектакля или какого-нибудь торжественного мероприятия и я решила отложить его до дня вручения мне Букеровской премии. Два других - длинная туника и очень симпатичное платье-футляр с открытыми плечами не годились, потому что были слишком светлыми, а я хотела что-то тёмное и строгое. Ещё было у меня тёмно-синее платье из джерси, с длинными рукавами, но слишком короткое для концерта. Оставалось только чёрное облегающее платье с запа́хом, длинными рукавами и ниже колен, но у него было довольно глубокое декольте. Я его сразу купила, как только увидела в магазине, но надевала всего дважды, когда мы с мужем ужинали, и то дома. Я стояла в нём перед зеркалом больше получаса в сомнениях, и всё-таки предпочла именно его, тем более, что у меня был недавно купленный чёрный планж, удобный и незаметный, а поверх платья на уровне груди я решила завязать платок. С чулками никаких затруднений не было, я выбрала тёмные, на пару тонов светлее платья, и ни о каких колготках даже не думала. Туфли. Остановилась на замшевых лодочках на высоком каблуке, удобных, хотя я их так давно не обувала, что с непривычки в первую минуту колени стали сгибаться. Потом вспомнила о сумке. Для предстоящего мероприятия подходили две вещи - чёрная кожаная сумочка округлой формы и разноцветный клатч, подаренный мне на день рождения подругой, никогда с тех пор не покидавший дома и по цвету совершенно соответствующий платку. Я предпочла его, хотя и в результате десятиминутных раздумий. Итак, платье, бюстгальтер-планж, платок, чулки и клатч. Всё это я аккуратно положила на кровать и прежде, чем отправиться делать причёску и маникюр, стала выбирать украшения. От серебристого пояса и броши отказалась сразу, но довольно долго примеряла ожерелья и бусы. В конце концов решила обойтись без них и ограничиться длинными серьгами с перламутровыми подвесками и браслетом с такими же перламутровыми вставками. Я же не на конкурс красоты собираюсь, правда же? После этого я отправилась к своей давней хорошей знакомой в салон заниматься причёской и ногтями, намереваясь сделать какую-нибудь красивую и аккуратную ракушечку, но она стала склонять меня к очень высокой причёске со сложным плетением, которую недавно освоила. Я возразила, сказав, что буду сидеть в зрительном зале и причёска не должна быть высокой, но она неожиданно проявила упрямство, я разозлилась на неё и велела сделать мне шэг, причём какую-нибудь его радикальную версию. Начали спорить, чуть не поругались, но я всё-таки настояла на своём. Кстати, результат меня вполне удовлетворил, хотя, как вскоре обнаружилось, копна сена на моей голове сочеталась с чёрным платьем весьма странно. Потом мы занялись маникюром и долго не могли определить, какой именно подойдёт к платью и клатчу, но в конце концов решили сделать французский, классический. От омбре я отказалась, потому что мне нравится линия улыбки между прозрачным лаком и белым. Короче, пробыла я в салоне около двух часов, а макияжем решила заняться дома в оставшееся до концерта время, и хотя его оставалось совсем немного, справилась легко, действуя быстро и привычно. Глаза у меня зелёные, поэтому я использовала фиолетовый цвет, и не только в тенях, но и в туши. Карандаш тоже взяла тёмно-фиолетовый. Помаду выбрала матовую нейтрального оттенка. Ну вот, кажется, всё.

Муж ждал меня, сидя на диване с умной книжкой, которой, похоже, был очень увлечён, но моё неожиданное и эффектное появление в чёрном платье и с необычной причёской заставило его прервать чтение и быстро подняться. Через полчаса мы были в филармонии и вошли в зал перед самым началом, заняв свои места, когда оркестр уже был на сцене. Я села поудобнее , расправила плечи и проверила всё, что старательно приготовила к сегодняшнему вечеру, мысленно пройдясь по списку. Итак, - платье, бюстгальтер, туфли - всё это было на мне. Помаду я ощущала губами, тушь - ресницами, а пальцы радовались новым ноготкам. С чулками тоже было всё в порядке, они приятно и мягко сжимали ноги и вместе с поясом напомнили мне о муже, который сидел рядом. Я повернулась к нему - так, чтобы серьги весело и игриво закачались, он посмотрел на меня и иронично улыбнулся, читая мои мысли и даже чувства. «Что?» - спросила я, и в этот момент раздались первые звуки музыки. Я устремила свой взгляд на сцену, где в эту минуту оркестр начал исполнение любимой мной с детства симфонии Иоганна Себастьяна Баха. Тьфу, что я говорю! Ну, как его там? Людвига ван Бетховена.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий