Бездна

 


Имя женщины изменено.


Одна моя знакомая поссорилась с мужем. Ссора была внезапной и скоротечной, но из-за гордости и упрямства её участников, не пожелавших быстро и решительно помириться, переросла в долгое и тяжёлое отчуждение. Супруги перестали общаться и стали жить порознь, а жена через месяц после ссоры предприняла попытку примирения с мужем, но к своему удивлению обнаружила, что он, прежде весьма активный и подвижный человек, всё свободное время проводит у компьютера и о ней совсем не вспоминает. Несколько раз она пыталась восстановить отношения, но обнаружила, что муж потерял к ней всякий интерес.

Прошёл ещё один месяц. Я встретила Светлану на улице и она рассказала мне об этой ситуации. Мы пошли к ней домой, долго общались, она откровенно призналась мне в том, что очень тяжело переживает отсутствие интимных отношений, но когда я после этих слов стала побуждать её к ещё большей настойчивости в примирении с мужем, она неожиданно и с улыбкой заявила, что жить с ним больше не хочет и вообще её интересует совсем другое. Я спросила, что именно, и Света в ответ молча включила компьютер, предложив мне самой увидеть. Это было видео с какого-то порно сайта.

В начале его две молодые женщины, брюнетка и блондинка, тихо беседуют, сидя в креслах. Разговор идёт на английском языке. Брюнетка спрашивает, а блондинка - то ли русская, то ли чешка, которой предстоит стать участницей некоего мероприятия, отвечает. Выясняется, что она согласна на всё, что будет происходить, и что её муж не возражает. Затем они идут в какую-то просторную комнату, в центре которой стоит небольшой помост, несколько выше кровати, а вокруг него в некотором отдалении – с десяток мужчин разного возраста. Брюнетка приветствует их и после короткой паузы весёло кричит: “Чего вы ждёте, парни?” Тут они решительно и молча окружают блондинку плотным кольцом, совершают первые грубые и нетерпеливые прикосновения к ней, а потом кладут на помост и – короче, делают со своей добровольной жертвой всё, что хотят, а она - охотно и послушно отдаётся им, выполняя все их желания.

Я с изумлением смотрела на это противоестественное зрелище, которое трудно было назвать сексом, потому что в действительности происходило откровенное и наглое измывательство над человеческой природой, и испытывала странное чувство, будто я вижу на экране интимные эпизоды нескольких лет жизни женщины, показанные одновременно, как одно событие. Я сначала отвернулась, потом хотела потребовать от Светланы, которая сидела передо мной, томилась и млела, изредка говоря: “класс” и “шикарно”, остановить это видео, но она вдруг простонала: “я хочу так…”, словно жаловалась мне. “Ты с ума сошла”, - сказала я, но в тот момент не смогла поступить решительно.

А через минуту произошло вот что. Я почувствовала, что где-то в глубине моей души, на самом дне её, лежит крохотная песчинка, незаметная, о которой я не подозревала, точнее - давным-давно забыла, и которая с началом просмотра этого мерзкого видео вдруг зашевелилась, приподнялась, оторвалась от дна и стала подниматься к поверхности, медленно, но настойчиво увеличиваясь. Я поймала себя на мысли о том, что уже не отворачиваюсь, а послушно и заворожённо смотрю на экран, и если сейчас, сию секунду не остановлюсь, то начну испытывать интерес к этому сколь патологическому, столь и парадоксально притягательному зрелищу. Я испугалась этого. Сделала шаг вперёд и выключила монитор. "Прекрати, - сказала я, - ну, зачем тебе это?" Света сразу согнулась, опустила голову и закрыла лицо руками. Мрачная и низменная страсть ещё не успела полностью подчинить её себе и поэтому причиняла тяжкое мучение своим агрессивным и настойчивым напором. Я знала не понаслышке, что сопротивляться ей невероятно трудно, почти невозможно, а подчиниться - значит позволить совершить над собой наглое, беспардонное насилие, оскорбить и унизить. Счастье ещё, что не все из множества дремлющих во мне пороков были в своё время потревожены и разбужены. Некоторые из них продолжают до сих пор спать, но так, как спят вулканы. Что произошло бы со мной, если бы все они пробудились одновременно? Монитор был выключен, но компьютер продолжал работать и из динамиков раздавались отвратительные мужские голоса, напоминающие мычание и хрюканье. Я выключила звук. Светлана сидела передо мной, беспокойная и напряжённая, несла какую-то чепуху, оправдываясь и в то же время сердясь на меня за свою откровенность. В ней началось извержение одного из таких вулканов, который мог в любой момент взорваться, как в своё время взорвался Кракатау. Я пыталась привести её в чувство, призывала сопротивляться, даже дунула ей в лицо. Мы немного поговорили и она нехотя, но как будто с надеждой, продиктовала мне номер телефона своего мужа, которому я позвонила в тот же вечер.

Несмотря на то, что характер он имел упрямый и несговорчивый, и к тому же никаких Светиных секретов раскрыть я не имела права даже ему, и поэтому, казалось, надежд его в чём-то убедить почти не было, наш разговор с ним получился долгим. Я поведала ему об одной моей давней беседе со знакомым священником, который по некоему серьёзному поводу очень настойчиво говорил мне об опасностях вольных и невольных разлук супругов. О том, что может, вопреки всем самонадеянным ожиданиям, произойти с каждым из них в случае, если они по гордому нраву, заносчивому и упрямому характеру прервут общение. О том, как должен быть внимателен и осторожен каждый из них, чтобы не поставить свою половинку в тяжёлое и опасное положение. Я с удивлением узнала тогда от него, что даже в период церковного поста никто из супругов не вправе решать вопрос о воздержании самостоятельно. Потому что даны они друг другу не только для радости и удовольствия, но и как защита от угроз, с которыми мы, слабые, страстные и вздорные, можем не справиться. Я рассказывала обо всём этом своему собеседнику по телефону, а он слушал. Мне пришлось признаться ему, что и для меня муж стал таким же избавителем и мне страшно представить себе, что могло бы произойти со мной, если бы мы не повстречались. "Поэтому нельзя разлучаться, - повторяла я раз за разом и старалась в точности повторить слова того священника, - нельзя подвергать своего самого близкого человека опасным перегрузкам, которые делаются невыносимыми от всяких душевных переживаний. Потому что на покинутом по беспечности или бессердечию месте возникнет пустота, которая вскоре превратится в страшную, зияющую бездну, в которую одинокий и покинутый невольно станет с тоской и заворожённо всматриваться, не выдержит её взгляда, потеряет сознание и упадёт. А ещё хуже будет, если из этой бездны внезапно вылезет злой и жестокий демон, который схватит несчастного своими когтистыми лапами, унесёт с собой и погубит".

После этого мне уже нечего было сказать и я замолчала. Он слушал меня, не перебивая и не задавая вопросов, хотя, как мне показалось, старался понять, почему я завела такие странные речи. Вероятно, с ним в те дни происходила похожая история, поэтому он невольно подумал о своей жене и испугался. Наш разговор после моей тирады закончился быстро и пожалуй, несколько неопределённо. Но через два дня Света позвонила мне и сказала, что муж вернулся к ней и они помирились.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий