Божье смирение и мудрость, явленные через притчи

Уважаемые читатели, на примере четырёх притч рассказанных Иисусом Христом хочу показать вам, как была явлена не только Божья мудрость, но и Божье смирение, обратившие сердца врагов друг к другу.

 

Итак, начну по порядку: «Приближались к Нему (Иисусу) все мытари и грешники слушать Его. Фарисеи же и книжники роптали, говоря: Он принимает грешников и ест с ними. (Лк.15:1,2)».

В ответ на ропот фарисеев, на их осуждение, Иисус Христос рассказывает им притчу о потерянной овце, но не останавливается на этом, а рассказывает ещё притчу о потерянной драхме и третью – о блудном сыне. Почему Он на конкретный и однозначный вопрос, – даже не вопрос, а просто ропот – дал такой пространный ответ? Не похож же Христос на того старого Мазая из стихотворения Некрасова, который разболтался в сарае… Значит у Него была причина, веская причина. Своим пространным ответом, от притчи к притче Иисус подводил фарисеев и книжников к той истине, которую изначально они не приняли бы, не смогли бы вместить в себя.

Предлагаю и вам, уважаемые читатели, пройти путём «трёх притч» и посмотреть, как менялось к Иисусу отношение роптавших на Него, а потом в этом же контексте исследовать ещё и четвёртую, рассказанную в Евангелии следом за первыми тремя и предназначенную уже для учеников Иисуса Христа.


Первая притча: «Кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяноста девяти в пустыне и не пойдёт за пропавшею, пока не найдёт её? А найдя, возьмёт её на плечи свои с радостью и, придя домой, созовет друзей и соседей и скажет им: порадуйтесь со мною: я нашёл мою пропавшую овцу». (Лк.15:3-6)

Фарисеи и книжники, слушая Иисуса Христа, признали вполне законной радость хозяина, вернувшего овцу в своё стадо. А затем, признав логичность притчи, они неизбежно должны были сопоставить грешников с той заблудшей овцой и прийти к выводу, что хотя мытари и грешники – негодные, потерянные овцы, но вернуть хоть одного из них в Божье стадо – это богоугодное дело. Таким образом они сами снимали свои обвинения к Иисусу Христу, за то, что Он общается с мытарями и грешниками. «Ладно, Иисус, мы согласны с Твоим объяснением», – как бы слышим мы их ответ.

Но Мессия Израиля, желая достичь большего взаимопонимания, развивает Свою мысль следующей притчей…


«Или какая женщина, имея десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжёт свечи и не станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдёт, а найдя, созовёт подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму. (Лк.15:8,9)» – чем мораль этой, второй, притчи отличается от первой? Почему драхму потерял не купец или бедняк, а именно женщина, жена?

Для фарисеев и книжников было понятно, почему Иисус Христос говорит в притче о жене, потерявшей свою драхму. Дело в том, что по Иудейской традиции жених дарил на свадьбе своей невесте ожерелье из монет, из драхм, и утерянная из него драхма была для жены печалью гораздо большей, чем просто потерянные деньги. Это, как сейчас потерять обручальное кольцо. Теперь представляете радость той женщины, когда она нашла свою драхму?

Притча подводила ранее обвинявших Иисуса фарисеев и книжников к следующей параллели: как между потерявшей драхму женой, и её мужем был заключён завет, так ведь и с мытарями и грешниками тоже был заключён завет – Авраамов завет. «Да, Иисус имеет очень веские причины для того, чтобы вернуть мытарей и грешников в Народ Божий, в их народ, и, следовательно, Он делает богоугодное дело» – к такому выводу должны были прийти они.

Таким образом, роптавшие на Иисуса Христа фарисеи и книжники получили образный и логичный ответ на то, почему Он не только общается с мытарями и грешниками, но и ест и пьёт с ними. Чего ещё не хватало? Почему Господь, продолжил Свою мысль дальше? Чего Он хотел достичь, рассказав третью притчу – притчу о блудном сыне и об отце, любящем его?


«Ещё сказал: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую [мне] часть имения. И [отец] разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошёл в дальнюю сторону и там расточил имение своё, живя распутно. Придя же в себя, сказал: встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наёмников твоих. Встал и пошёл к отцу своему. И когда он был ещё далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мёртв и ожил, пропадал и нашёлся. И начали веселиться. Старший же сын… осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришёл, ты заколол для него откормленного телёнка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и все моё твоё, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мёртв и ожил, пропадал и нашёлся». (Лк.15:11-32)

Конечно, сын, отвергший отца и расточивший с блудницами своё имущество, не был достоин ни радостного приёма, ни, тем более, пира в честь своего возвращения. И его старший брат был прав в своём праведном гневе. Но сердце отца, вновь обретшего своего сына – разве оно не имеет права радоваться и веселиться, разве у отца нет повода для этого? И, потом, радость отца разве не стоит откормленного телёнка, которого он велел заколоть для пира?

«Сын мой старший, раздели со мною мою радость! Не ради брата, а ради меня, не огорчай меня в сей день», – услышал, не ушами, а своим сердцем праведный брат.

«Возрадуйтесь же и вы, фарисеи и книжники, вместе со Мною, что мытари и грешники пришли слушать о покаянии и о Царстве Небесном! Возрадуйтесь, ибо Отец Небесный радуется сегодня», – прозвучал через эту притчу призыв Божий в сердцах фарисеев и книжников. Таким образом: от притчи к притче, Иисус Христос, – нет, не оправдывал Себя перед книжниками и фарисеями в том, что общается с мытарями и грешниками, а доносил до Своих обличителей, что Он не только так не нарушает святости и чистоты завета, а является их соработником в радении за соблюдение закона Божьего. Подобно тому, как отец в притче уговорил, умолил старшего сына, если не возлюбить своего грешного брата, то хотя бы с пониманием отнестись к радости отца, так и Иисус увещевал Своих обличителей теплее, с пониманием отнестись к тому, что Он общается с мытарями и грешниками.

Иисус Христос не просто поступил мудро, а явил пред слушавшими Его сердце Бога – смирение и беззаветную любовь Бога ко всем людям, даже к грешникам.


Уважаемые читатели, а ведь это Сам Господь Бог тогда так смиренно, так последовательно уговаривал фарисеев и книжников не с осуждением, а с пониманием отнестись к тому, что Он любит не только их – почитателей закона, но и грешников, ещё только желающих встать на путь покаяния (если бы грешники не желали измениться, то не пошли бы к Иисусу Христу).

Смирение в сердце Божьем – познать его, какое это потрясающее откровение для каждого из нас.

Слава Богу за Его смирение и мудрость!


К слову, раз уж речь зашла о притче про блудного сына, хочу немного отвлечься от темы статьи о мудрости Божьей и обратить ваше внимание на старшего сына. Иисус сказал о нём: «Он осердился и не хотел войти (Лк.15:28)».

Если рассуждать по закону и по справедливости, то старший сын был прав: грешник должен быть наказан за свои грехи. Но это по закону. А если по любви, то отец имел полное право простить кающегося человека, согрешившего против него, и закон при этом нарушен не будет.

Фарисеи и книжники признавали только первый вариант: по закону и по справедливости, но Иисус Христос ответил им: «Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? (Мф.9:13)». Вы же, уважаемые читатели, каждый раз решая, как лучше поступить: по справедливости или по любви – решайте не трафаретно: только так и никак иначе, а с мудростью, ибо в одних случаях лучше так, а в других так. Помните, что законничество без любви делает человека жестокосердным, а любовь без соблюдения закона делает слепым потакателем греху.

Читаем, что ещё сказано о старшем сыне: от осуждения блудного брата он перешёл к осуждению отца: «Вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришёл, ты заколол для него откормленного телёнка. (Лк.15:29,30)». В гневе он осудил не только брата, но и отца, причём осудил несправедливо, ибо отлично знал, что отец ни в чём его не обделял, и что телёнок, которого отец велел заколоть, принадлежал не ему, а отцу.

Пока отец жив, старший сын имел полное законное право питаться от стада, которое пас, мог и друзей угостить, не спрашивая на то разрешения. И потом, после смерти отца, он тоже ничего не терял, так как младший сын уже получил свою долю наследства. Так что под видом борьбы за справедливость, старший сын просто-напросто скрывал своё жестокосердие и… жадность (откормленного телёнка зарезали и пир устроили – это же столько денег стоит!). Скрывал не только жадность, а ещё хуже – коварные мысли и вожделения: хотя он и не поступил так же нагло и бессердечно, как его младший брат, который у живого отца потребовал свою долю наследства, но тайно, в сердце своём считал уже своим всё то, чем владел отец. Так что ещё неизвестно, кто из двух братьев был хуже в глазах Бога, младший или старший.

Воистину, не напрасно Господь рассказывая притчи, сказал: «Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии. (Лк.15:7)».


После притч о потерянной овце, о потерянной драхме и о блудном сыне, рассказанных в ответ на ропот фарисеев и книжников, Иисус Христос обращается к ученикам с назиданием, что и им не стоит превозноситься перед людьми мира сего, а всегда и везде иметь сердца не судей и обличителей, а вдумчивых учеников, и при любой возможности учиться мудрости.

К ученикам Он тоже обращается не напрямую, а в притче: рассмотрим её по порядку, стих – за стихом: «Один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его; и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчёт в управлении твоём, ибо ты не можешь более управлять. (Лк.16:1,2)».

О чём здесь говорится? Во-первых, о том, что хозяину было донесено, что управитель расточает его имущество (обратите на это внимание: не ворует, а раздаёт другим), и во-вторых, о том, что хозяин, по доносу, даже не получив отчёта от управителя, уже провозгласил свой суд и вынес решение: «Ты не можешь более управлять».

Мудро ли поступил доносчик? – Нет, скорее коварно, ибо не вынес на суд хозяина дела управителя, а тайно донёс и, как показало дальнейшее повествование, оклеветал управителя. А хозяин – мудро ли он поступил? Тоже нет, ибо, не разобравшись, сгоряча вынес человеку приговор.

А управитель – как он после этого поступил?

«Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь; знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят». (Лк.16:3-7)

Управитель – уже осуждённый как расточитель и изгнанный управитель – имел на руках долговые расписки. Расписки – это очень важный аргумент в его защиту, ибо дающий излишки в долг под расписку не является расточителем.

Перечислю варианты, как он мог бы распорядиться с этими расписками:

1. Принести их хозяину и доказать свою невиновность, и… таким образом показать хозяину, что он был неправ, даже больше, поставить его в дурацкое положение: смотрите! этот человек хулил и изгнал верного слугу. Как понимаете, после такого «оправдания», управитель всё равно не смог бы оставаться на своём месте.

2. Присвоить расписки и так обеспечить себе безбедное существование на многие годы. Но тогда его бывший хозяин думал бы, что доносчики были правы, и что управляющий на самом деле был расточителем.

3. Изменить расписки в пользу должников, и таким образом позаботиться о своём будущем (помните: просить стыжусь). Затем в разговоре один на один, предъявив расписки хозяину, доказать, что доносчики были не правы. А после рассказать о том, что он уменьшил в расписках сумму долга и таким образом позаботился о своём будущем за счёт имущества хозяина, несправедливо выгнавшего его. В результате, возникшая щекотливая ситуация оказалась разрешённой с минимальными негативными последствиями, так, что и гордость и честь хозяина не пострадали, и управитель не остался без куска хлеба.


О том, какой вариант он избрал, сказано в следующем стихе – хотя и не прямо сказано, а косвенно, но очень определённо.

«И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своём роде». (Лк.16:8)

Похвала хозяина свидетельствует о том, что управитель избрал не первый, не второй, а именно третий вариант: изменил в расписках сумму долга. Хозяин понял, что таким образом управитель позаботился не только о себе: о своей чести и материальном положении, но позаботился и о самом хозяине – о его чести и достоинстве. Согласитесь, сохранение чести и достоинства богатого человека стоят многого, намного больше, чем несколько мер масла и пшеницы.

Посмотрите, скольких людей сделал своими друзьями мудрый управитель: кроме должников своего хозяина, он и с самим хозяином – человеком богатым и, явно, влиятельным, умудрился сохранить добрые отношения. А то, что он расстался с ним по-доброму, это не вызывает никакого сомнения, иначе хозяин не похвалил бы его за то, что поступил мудро и предусмотрительно с тем, что имел в своём распоряжении. Доносчик же, – по всей вероятности он не получил ожидаемой выгоды, более того, хозяин стал относиться к нему намного прохладнее и подозрительнее, чем было до этого (богатые не прощают тем, кто портит их репутацию).


«И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители». (Лк.16:9)

К чему призывает Иисус Христос учеников, рассказав им притчу о мудром управителе? В Синодальном переводе сказано: «Приобретайте себе друзей богатством неправедным» – это слишком общий, неопределённый перевод, который можно истолковывать по разному. Чтобы картина стала более ясной, приведу ещё один перевод этого выражения: Современный перевод с древнегреческого Российского Библейского общества: «И Я вам говорю: тратьте деньги этого неправедного мира на то, чтобы приобретать себе друзей».

Иисус Христос призывает учеников ценить дружбу людей больше, чем материальные богатства этого мира. Кстати, фарисеи именно так поняли Его назидание, и… стали смеяться: «Слышали все это и фарисеи, которые были сребролюбивы, и они смеялись над Ним. (Лк.16:14)». Но Бог им судья, пускай смеются над тем, чего не понимают, речь сейчас не о них, а об учениках Иисуса Христа.

Чему же ещё хотел научить Иисус Своих учеников, рассказав им притчу о мудром управителе – разве только лишь о материальном богатстве она была? Нет, расписки и забота о хлебе насущном в данном случае были лишь фоном, созданной ситуацией для раскрытия более глубоких, духовных истин (если бы речь шла лишь о материальном, лишь о подмене расписок, то хозяин не стал бы хвалить управителя, и Иисус не назвал бы его мудрым).

Призыв Иисуса Христа не ограничивается рамками притчи – в притче озвучена лишь идея: поступайте мудро и с любовью, думайте не только о себе, не только о деле, которые вы исполняете, но ещё и о людях вокруг себя – будьте, как тот мудрый управитель, который думал не о своей обиде, не о мести, а о том, как разрешить возникшую ситуацию с наименьшими потерями с обеих сторон – и духовными и материальными.

Например, будьте мудры не только тогда, когда дело касается обид, но всегда, даже тогда, когда благовествуете человеку. Пользуйтесь словом Божьим, заботясь при этом и о чести и достоинстве человека, к которому вы обращаетесь. И тогда в час, когда лишитесь всего земного (в час смерти), вы будете с радостью приняты в Царстве Божьем.


С радостью, ибо ничей крови и ничьих обид не будет на вас.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий