Круг

 


.

КРУГ

Макс даже и не подозревал, что здание Суда находится на таком райском острове. Он представлял скорее заснеженные скалистые горы или поросшую древними елями заболоченную долину сибирской тайги. И небо должно быть серым и тусклым или на худой конец с бешено мчащимися чёрными тучами.

А тут зелёные пальмы рядом с узким жёлтым пляжем, за которым доносился отдалённый рокот разбивающихся о прибрежные скалы волн. Так что без скал всё-таки не обошлось. Но небо было такое бездонно синее, а белые облачка на нём такие невинные, что даже мысль о чьих либо страданиях казалась нелепой. И, тем не менее, это был он, СУД, страшное место, где исполнялись приговоры.

Для большинства землян это место было окутано зловещими легендами. Никто не любил даже думать о нём, не то, что говорить. Считалось неприличным упоминать о его существовании в беседах или писать о нём. Место расположения СУДа было засекречено и некоторые даже считали, что СУДа вообще не существует.

Однако он существовал на законных основаниях, и все его функции были чётко определены Главной Конституцией Земли. Несколько раз отдельные группы людей пытались его упразднить. Несколько раз доходило до референдумов. Но эти референдумы снова и снова подтверждали необходимость СУДа и его основные полномочия.

Провожатый, в серебристой непрозрачной снаружи маске, за которой совсем не видно было его лица, провёл Макса по неширокой дорожке между пальмами к длинному пятиэтажному дому, сложенному снежно-белыми плитами. Обычный инерционный лифт поднял их на пятый этаж прямо в овальный зал, облицованный теми же белыми плитами. Посередине помещения за большим столом с мониторами сидело четверо судей. Все они были в серебристых непроницаемых масках. Согласно регламенту, в процессе участвовало две женщины и двое мужчин. Также строго регламентировался возраст заседателей: 30, 50, 70 и 90 земных лет.

Все сведения о порядке проведения СУДа Макс, согласно правилам, досконально изучил перед прибытием сюда. Поэтому он прослушивал сейчас их краткое изложение вполуха. Все эти вводные, излагаемые суховато-мелодичным голосом женщины заседателя он прекрасно помнил.

На основании тщательного расследования проводимого тремя следователями независимо друг от друга составляется досье на особу, подозреваемую в совершении тяжкого преступления повлекшего человеческие жертвы. Все собранные данные обрабатываются в Информатории независимо от людей. Приговор тоже составляется Информаторием. После оглашения приговора преступники задерживаются и сопровождаются на СУД. Решение СУДа приводится в исполнение не реже, чем раз в три месяца. Преступники как гладиаторы Рима дожидаются своей участи: умереть, или остаться в живых. Всё зависит от судей. Судьями выбирают тех, кто сам пострадал от рук преступников и (или) добровольно согласился исполнить приговор.

Макс некстати вспомнил брезгливое выражение лица сотрудника СУДа, когда тот услышал о согласии Макса исполнить смертный приговор. Хотя оба прекрасно знали, что такое случается не так уж редко. Статистику вынесения и исполнения приговоров никогда не скрывали. За последние пятьдесят лет, согласно статистическим данным, было вынесено около десяти тысяч смертных приговоров и приблизительно в десяти процентах случаев находились добровольные исполнители приговоров.

И напротив, сведения о фактическом приведении приговоров в исполнение были строго засекречены. Дело в том, что уже на заключительной фазе исполнения приговора добровольный палач мог отказаться от его проведения. В таком случае преступника навсегда отправляли на Остров Забвения. Где этот остров находился и был ли это на самом деле остров или просто заброшенная планетка на краю Вселенной - никто достоверно не знал.

Дело в том, что раньше были случаи, когда не выполнивший приговор доброволец потом пытался найти свою несостоявшуюся жертву. А некоторые горе-судьи даже сходили с ума. Поэтому в 3146 году в регламент СУДа была внесена поправка, согласно которой не выполнивший приговор доброволец подвергался очищению памяти от всех воспоминаний связанных с преступлением. Это была очень сложная и невероятно тонкая операция, которая не всегда приводила к адекватным результатам. Практически человеку приходилось начинать жить заново, под другой фамилией и с другим телом.

Задумавшись, Макс не сразу ощутил внезапно наступившую гнетущую тишину. Почему-то все заседатели напряжённо смотрели только на него. Ах да, вспомнил Макс, - от него ждут последнего слова. Он ещё может отказаться от исполнения приговора и подвергнуться более мягкой, чем очищение памяти, реабилитационной процедуре.

“Да”- негромко, но твёрдо произнёс Макс. Тишина в зале ещё более сгустилась. Наконец один из заседателей поднялся и пригласил Макса следовать за ним. Они спустились другим лифтом, и подошли к идеально круглой площадке размером с баскетбольную. Она была посыпана тем же желтоватым пляжным песком, что и дорожка, и огорожена невысоким полуметровым забором из чёрного мрамора.

— Так вот он какой - КРУГ, - подумал Макс. Он знал, что небольшой мраморный бордюр только показывает, где начинается биологический защитный барьер, охраняющий КРУГ от проникновения любого биологического материала и в первую очередь, безусловно, от проникновения людей по обе стороны от барьера. Это значит, что пока включено защитное поле ничто живое не может пройти в КРУГ или выйти из него.

С легким жужжанием с неба точно в центр КРУГа опустился и тотчас вновь поднялся небольшой фланер, оставив на песке четырёх своих пассажиров в одинаковых красных комбинезонах. Трое мужчин и женщина растерянно оглядывались вокруг.

В женщине, даже не смотря на эту нелепую клоунскую одежду смертников, поражала величественная царственная грация. Бледный овал лица обрамляли огненно-рыжие локоны. “А Елена мало изменилась, - невольно подумал Макс, - Осталась такой же сказочно прекрасной. Всё-таки жаль будет её убивать”.

Он попытался отогнать мысли о прошлом, но они упорно лезли в голову. Да, время, проведенное на Земле, не могло пройти бесследно даже для него. Дабы избежать излишней траты энергии Макс дал волю воспоминаниям и мысленно перенёсся на десять лет назад.

Их исследовательский космолёт “Охотник” уже неделю кружил вокруг этой планеты. Они назвали планету Аресом, в честь древнегреческого бога войны, ещё до спуска на поверхность за необычную зловещую красноватую окраску её атмосферы. Потом выяснилось, что такую окраску вызывали микроскопические споры Ареса, переполнявшие его исключительно плотную и слабопроницаемую для человеческого глаза газовую оболочку.

На борту “Охотника” несли вахту только Макс и Елена, когда с поискового катера, спустившегося на Арес, пришёл сигнал о высшем уровне опасности. Катер подвергся нападению, и половина его экипажа почти мгновенно погибла под лучами испускаемыми неизвестной формой жизни, скорее всего разумной.

Оставшиеся в живых бежали на катер и отчаянно пытались взлететь. Они не понимали, как всё произошло, но капитан команды сделал предположение, что они столкнулись с чужой агрессивной цивилизацией, особи которой обладали способностью исключительно эффективной мимикрии. Так достаточно было эманациям, исходившим от чужих, войти в контакт с человеческим телом, как оно в течении двадцати минут полностью попадало под их влияние.

Макс вспомнил, с каким ужасом они с Еленой после первого сообщения услышали шум борьбы и отчаянные крики людей. Через некоторое время вопли прекратились, и капитан скороговоркой передал, что пришлось убрать троих членов команды, которые вдруг напали на них, застрелив штурмана. Оставшиеся в живых члены экипажа закрылись в одной из кают катера. Проход к пульту управления без посторонней помощи невозможен.

Времени на выяснение деталей не оставалось и Макс, оставив Елену на связи, тут же вылетел на выручку товарищей в одноместном шлюпе. Дальнейшее осталось в памяти Макса в виде отдельных ярких мгновений. Вот он с лазерным пистолетом в багровой тьме бежит к поисковому катеру. Чьё-то мягкое прикосновение к ноге и странный горьковатый запах, просочившийся через респиратор лёгкого скафандра. Вот он уже в рубке и водит лазерным лучом по отвратительным красным, шевелящимся многочисленными щупальцами, мешкам слизи. Вот бегут навстречу капитан и пятеро оставшихся членов экипажа. Вот он снова из спасательного шлюпа разговаривает с Еленой.

Что случилось далее, Макс знает только из слов Елены и по реконструкции событий следственной комиссией.

Он остался в живых потому, что она не захотела рисковать его жизнью и не стала спасать остальных членов команды “Охотника”. Наоборот, она сожгла бортовым лазером поисковый катер, который удирал с планеты. Она будто бы испугалась, что среди экипажа окажутся чужаки, которые маскировались под землян. Он прибыл на корабль один, и перед тем как потерять сознание, успел предупредить её об этой опасности. Он думал, что женщина заключит катер в карантин. Но она решила не рисковать, и сожгла своих товарищей вместе с мифическими чужаками в плазменном луче. Потом она десять лет одна вела “Охотник” к Земле. Его она боялась лечить сама и на время полёта поместила в анабиозную камеру.

На Земле она рассказала всё. Его с трудом оживили. Оказывается, Елена что-то напутала в установках анабиоза: давление и температура были несколько выше, чем положено. Это ей тоже вменили в вину. По совокупности её признали виновной в гибели команды и преступной халатности по отношении к его здоровью. Приговорили к смерти. По закону единственным, кто мог привести приговор в исполнение, был он. Если бы он отказался, то её бы оставили в живых, но сослали бы на Остров Забвения, планету для опасных преступников.

Макс вновь вспомнил лицо следователя, вытянувшееся в брезгливом удивлении, когда он согласился стать палачом Елены. Дело не было таким уж однозначным. Настолько неоднозначным, что один из следователей в своём резюме заметил, что для его полного изучения необходимо снова совершить экспедицию на чужую планету и определить действительно ли её обитатели представляют такую страшную угрозу. И только очевидная и полная убеждённость Макса в надуманности опасности, которую он показал при расследовании, остановила уже планировавшуюся экспедицию.

Он встретился взглядом с женщиной и, догадался о чём, она думает. Она думала, что он вызвался исполнить приговор из любви к ней, чтобы спасти её от Острова Забвения. Что он сейчас убьёт себя. Она жалела его и не хотела его смерти. Она согласна была на свою смерть ради него. По Закону судья мог убить себя сам, и тогда с осужденного снималось преступление. Только он должен был в таком случае улететь с Земли и жить под другим именем. Редко, но такие случаи имели место. Если же Судья не мог привести приговор в исполнение, то всё равно приговорённый навсегда ссылался на Остров Забвения. Сами администраторы “Исполнения приговоров” назначались на время расследования преступления и их полномочия заканчивались по исполнению приговора. После этого из их памяти навсегда извлекалось всяческое упоминание об этих событиях.

СУД подходил к концу. Зрелище было не из приятных. - В КРУГе лежало три мужских трупа истекающие кровью. Другие Судьи приговоров ушли, и он остался наедине со своей жертвой. Елена находилась в самом центре КРУГа и спокойно смотрела, как он целится. Он нажал на курок, и женщина, прижав руку к груди, тихо села на жёлтый песок. Пуля попала в самое сердце. Он не захотел портить её красоту выстрелом в голову.

Всё было кончено. Появились роботы для уборки площадки. Судьям было предписано уйти сразу после исполнения приговора. Только три человека администрации “Исполнения приговоров” знали имена Судей. Ещё не было таких прецедентов, чтобы их имена предавались гласности.

Макс медленно побрёл к выходу. Он думал о том, что его участь намного тяжелее, чем только что убитой им женщины. Ему нужно было десятки лет жить среди людей, собирать сведения и ждать когда тысячи кораблей его планеты прибудут по его сигналу, чтобы уничтожить человечество и заселить Землю.

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий