Стихи

Мои стихи - изданные в сборнике "Стихопад" и не вошедшие туда.

 

ВСТРЕЧА

1

Я знаю, что за смертью нет конца,

А светится в ней новое начало.

Мир не узнает Вашего лица,

Но знаю я: уже я Вас встречала.

Я помню: света белый полумрак

За гранью мира простирался грозно.

Вы мне сказали: было всё не так,

Осознавать же это слишком поздно.

Быть может, так случалось, и не раз, –

Придёшь с цветами к собственной могиле…

Неведом никому наш смертный час,

Конечно, мы не помним, кем мы были.

Вновь с Вами – молодость, открытый горизонт,

Одно лишь в жизни Вашей очень странно:

Тревожащий о встрече нашей сон

Вам почему-то снится постоянно.

(27.10.2000)

Я ненавижу сумерки и злость,

Бессильную, скребущуюся ярость:

Ведь пламя лишь в душе моей зажглось,

А солнца больше в мире не осталось.

Я ненавижу! Мир сомкнулся в круг,

В нём нет исхода, – лишь одна усталость,

А там, снаружи, встрепенулась вдруг

И мечется растерянная жалость.

(1.11.2000)

Отзовись! Я не устану ждать!

Отзовись! Я не устану звать!

Хоть у смерти сила есть и власть,

Я пришла не в первый раз.

Отзовись! Из дали-далека!

Отзовись! Моя зовёт рука!

Над землёй – туманы-облака,

И ответа нет – пока.

(4.11.2000)

Возвращайся к земным небесам,

К бесконечным певучим просторам!

Ветер снова прильнёт к волосам,

Так давно незабвенно-знакомым…

За судьбою твоей я слежу:

Неужель раскрываются двери?!..

Но, поняв, никому не скажу,

Потому что никто не поверит.

(8.11.2000)

Тишина в родной моей стране,

Только осень бродит по волнам.

Не пойму, о чём молиться мне:

Дай покой? Верни на землю, к нам?

Я не знаю, есть ли толк в словах:

И живой порой не слышит их…

Верно: мёртвые внушают страх,

Но, похоже, Вы не из таких.

(9.11.2000)

2

Ты не знаешь обо мне ничего,

Ни кошмаров, ни безумных фантазий,

Предсказанья не слыхал моего,

Что сбывается внезапно и сразу,

Ты не слышал разговор в тишине, –

Лишь Господь неумолимый свидетель, –

Ты не знаешь ничего обо мне,

Ты не знаешь, за кого я в ответе.

Но, колдунье понадеясь помочь

Хоть доверчивым, горячим участьем,

Ты спешишь сквозь бесконечную ночь

Для мгновения, что кажется счастьем.

(11.11.2000)

Верь, не верь, – но ночь сменяет день,

И весна приходит за зимою.

Верь, не верь, – но есть и свет, и тень,

И луна взойдёт порой ночною.

Верь, не верь, – звонят колокола,

Небеса сияют синевою.

Верь, не верь, – но всё-таки была

Встреча не живущего – со мною.

(13.11.2000)

3

Для меня Вы не светоч Божественный,

Не застывший портрет под стеклом,

И напыщенной речи торжественной

Я о Вас не скажу ни при ком,

Вы не якорь заветной надёжности,

Что так манит в начале пути:

Вы верёвочный мостик над пропастью,

Над которой так нужно пройти.

(18.11.2000)

В ответ на зов надмирный твой,

На взгляд, следящий за судьбой,

В осенней серой тишине

Тебе пророчу:

И боль бессонная пройдёт,

И возвращенья час придёт, –

Ты только помни обо мне

И днём, и ночью.

(22.11.2000)

На эти улицы туман, дождь

Приводит ветер, их немой вождь.

Лишь ночью вижу, что ясна даль,

Забот тревожных не гнетёт сталь.

Мой друг из умерших, что был здесь,

Надежда свидеться для нас есть:

Мы повстречаемся с тобой вновь

В прекрасном городе моих снов.

(18.12.2000)


4

Ненастный день. Седые облака.

Остатки листьев на ветру трепещут.

А здесь – иконы смотрят сквозь века,

И пламя свечек на окладах блещет.

Я тихо к центру храма подхожу:

Здесь люди – чтобы Господа прославить.

Но свечку за того, кем я дышу,

Как за умершего я не могу поставить.

Моя любовь, проснувшаяся вдруг,

Полна печали, как осенний ливень.

Живи вовеки, мой бессмертный друг,

И вся земля дана тебе отныне.

(27.11.01)

Власть недневного бытия

1

Тише, тише, не надо, не плачь,

Черноглазый кудрявый малыш,

Ведь от слёз разбегаются вскачь

Звёзды, месяц и сонная тишь.

Вместо них в твои ночи придёт

Белизны ослепительной свет,

Он покой, точно вор, украдёт,

Превратится в твой вечный секрет.

Лишь один его сможет прогнать

Взмывший к небу призыв золотой:

То трубач, не умеющий спать,

Говорит: завтра снова на бой.

(5.10.97)

2

Свет лампы режет глаз.

Февраль. Царит луна.

В молчанье мимо нас

Проходит тишина.

Весною ночь не спит,

Сверкает и поёт,

Чарует и манит,

Раскалывает лёд…

В полночный мёртвый час

Морозно дремлет даль.

Свет лампы режет глаз,

Когда в душе февраль.

(14.02.98).

3

Ты пугаться погоди,

Оглянись и погляди:

В доброй ночи фонари –

До зари.

Здесь ты дома, среди звёзд,

Здесь луны полночный пост,

Так засмейся и пари –

До зари.

Здесь – с собой наедине,

Все тревоги в стороне,

Ты с судьбой поговори

До зари.

(27.03.99)

4

После летнего дождя –

Воздух ночи и прохлада.

А немного погодя,

Сон придёт из мрака сада.

Свой концерт ночной сверчок

Затевает беззаботно,

Звёзды ясны, день далёк,

Даль волнуется дремотно.

(13.06.99)

5

Дождь смоет, яростно хлеща,

Следы ушедших бед,

А в тихом домике душа

Не видит белый свет.

Внезапно двери затворю,

И ливень – далеко,

Заклятье жизни сотворю

Неслышно и легко,

А мысли – только об одном,

Горьки и горячи:

Крест-накрест прошлое – клинком,

Как молнии в ночи!..

И вот смежились мирным сном

Тревожные глаза.

Ты спишь. Стихает за окном

Осенняя гроза.

(8.10.99)

6

За окном глухая полночь.

Не могу уснуть и я.

Надо мною власть ей в помощь

Недневного бытия.

Но со мною – одинокий

В тёмном доме огонёк.

Почему, собрат далёкий,

Ты сейчас заснуть не смог?

Почему лишь мы с тобою

Час всесилья тихой тьмы

Беспощадною судьбою

Видеть приговорены?..

Хоть мы вместе созерцаем,

Как летят часы, звеня,

Мы друг друга не узнаем

В суете большого дня.

(10.01.2000)

7

Синий сумрак колышется. Что ж, ну и пусть.

Ох, хмельная моя голова!..

Чаровницею ночи представилась грусть

И сидит. Её видно едва.

Выползает из зеркала серый туман,

И фонарь даст ему алый свет.

Он обнимет меня и закружится сам, –

Пусть не дышит над нами рассвет.

Но и в сумраке дня, и в бессонной ночи

Я услышу далёкий призыв.

Тишина, отпусти. Ты, земля, помолчи.

Не удержишь меня, полонив.

У заоблачных сфер свой суровый закон, –

Мне бескрайний простор домом стал.

Лёгким ветром умчусь от родимых окон

Прямо в солнца сверкающий вал.

(6.08.2000)

8

Сквозь серые сумерки ночью и днём,

Пронзённые жёлтым фонарным огнём,

Сквозь хищно сковавший просторы мороз,

Сквозь ставшую острой бесчисленность звёзд

Хочу долететь, добежать, доползти,

Весенние светлые зори найти,

Чтоб больше не встретить ни ночью, ни днём

Бессонницу с жёлтым фонарным огнём.

(11.08.2000)

Стихопад: 27.11.01

1

Если кажется: дальше уже не пройти,

Если кажется: выхода нет,

Знай, что после несчастий и бурь на пути

Всё равно наступает рассвет.

Будут капли под ласковым солнцем сиять,

Будет дальше – улыбка весны…

Видишь? Веры твоей никому не отнять,

А преграды растают как сны.

2

Кто припомнит, кто подскажет,

С кем в вечерней синеве,

Говоря о чём-то важном,

Улыбалась как во сне?

В зимней вьюге – светлой тайной

Те глаза озарены,

Давней встречей неслучайной

Думы лёгкие полны.

3

Слова ложились верно, сразу – так,

Как капли звонкие, сверкающие точки…

Но – утра серый низкий полумрак, –

И память стёрла солнечные строчки.

Поймаю паутины лёгкой нить,

Сотку я кружевное покрывало:

Надев, осенний дождь хочу пленить, –

Он знает песен и стихов немало.

Вот он уже у моего окна

Рассказывает долгими ночами.

Записывать – задачка не трудна:

Природы дух пленён его речами.

4

Я всего лишь ступень, по которой идёт красота.

Я – порог, за которым другим открывается небо.

Улыбаясь, не верите: что это, быль или небыль, –

Тот неведомый край, о котором танцует мечта?

Может, завтра забудете в вихре привычных забот,

Как играется музыка ярких, сверкающих вёсен,

Но один повернётся на звук и, конечно же, спросит:

Отчего же с закатом меня так и тянет в полёт?

Я, услышав вопрос, протяну ему радуги мост

И скажу: я же знала, что все мои песни – недаром.

Улыбнусь среди дня я осенним кленовым пожаром,

Поделюсь с ним метелью в полночной гармонии звёзд.

5

В зимней горнице свечи теплятся

И смеются украдкой:

За окошком пурга-метелица,

Здесь – гадание в святки.

Будет свадебное пророчество

С чёрно-звёздной основой,

Иль бездонное одиночество

Улыбается снова?

Хоть и знают: ничто не сбудется,

Жизнь – сплошная загадка, –

Но гадают, сидят, волнуются:

Так положено в святки.

6

Околдованные закатом,

Очарованные рассветом,

Будьте смелостью вы богаты, –

Это умерших нам заветы.

Вечно новы грозы раскаты,

Золотистые косы лета…

Время жизни – светло и свято,

Время смерти – когда-то, где-то.

7

Так случится. Так надо. Так правильно,

Чтобы небо дождями подправили,

Чтоб отмыли за лето поблекшее

И вернули нам синее, свежее.

Пусть в снегах отразится на улицах,

Зимней тучей со снегом нахмурится,

А весной возвратится лучистое,

Вновь просторное, яркое, чистое.

8

Усталость токает в висках:

Иди, иди, иди.

Быть может, горе или страх

Найдутся впереди.

А следом, может быть, – как знать? –

Прекраснейший рассвет…

Но, не увидев, как узнать?

Иди, – покоя нет!

9

«Переселение душ»

Возвращаемся в мир, позабыв, что – вернулись,

Позабыв и страну, и язык, и людей.

Снова учимся жить. Вот впервые проснулись,

И впервые – веселье от детских затей.

Снова жизнь – чистый лист. Так спасибо, Создатель,

Что не помним страданий, врагов и потерь.

Будет музыка вновь, будет старый приятель,

И родимого дома открытая дверь.

Пусть никто никогда никого не узнает, –

Это правильно. Надо ж и нам отдохнуть.

Только детство пройдёт – и нас кто-то обманет,

И по новой дороге мы тронемся в путь.

* * *

Всё застыло. Умолкла листва.

Тишина пробежалась по лугу.

Ледяная лежит синева

На дороге, ведущей друг к другу.

Путь отрезан. Сгорели мосты.

Лишь всплывают из прошлого лица:

Я возникну из той черноты,

Что прорвёт грозовая зарница.

(7.09.01)

Мы любим не того, кто есть на самом деле,

А лишь своей мечты больной, но ясный свет,

Далёкие года, что странно пролетели,

Последний – неполученный ответ.

Мы вовсе не хотим увидеться с любимым,

Ведь хрупкая мечта исчезнет в тот же час,

А хочется хранить прекрасным всё, что было,

Хоть прошлое обманывает нас.

(8.09.01)

Я только голос, доносящийся из ночи.

Я только капля, что упорно камень точит.

Я понимаю их, живущих для мгновенья,

Но не вхожу я в сонм творящих вдохновенно,

Вот и приходится скользить по тонкой грани

И видеть ночь вокруг с манящими огнями…

Я только голос, доносящийся из ночи.

Я только капля, что упорно камень точит.

(2.10.01)

Я проклинала боль проклятьем огненным,

Чтоб никогда не возвращалась впредь.

Вам не узреть меня невзгодой сгорбленной

И не заставить снова умереть.

Вот и воскресла фениксом на воле я,

И прошлое уж сожжено дотла.

Теперь вы надо мной не властны более,

И будущего даль теперь светла.

(19.10.01)

Санкт-Петербургу. 2001 г.

1.

Я пройду по светлым улицам,

Где ступал когда-то ты,

Где атлант стоит, сутулится.

Где горбатятся мосты,

Красота с дождями борется,

Белы – ночи, чёрны – дни,

Где и любится, и спорится…

Там меня ты догони,

Для прощального напутствия

К Мариинке замани

И немым своим присутствием

Поддержи и осени.

(11.03.01)

2

Я видела город в пустынной округе,

Тот город стальных облаков,

Где страшные сны воскрешаются в круге

Одним мановеньем перстов.

Там можно взглянуть, если сможешь решиться,

На старый светящийся дом:

С златыми очами вещунья-зарница

Порой появляется в нём.

Вернулась домой я, но связаны руки,

Душа устрашённая ждёт,

Что город, дарующий вечность разлуки,

Обратно меня призовёт.

(28.05.01)

3

Он такой же, как в мечтах,

Город-призрак, город-страх,

Оживающий прекрасным на закате.

Он из музыки и грёз,

Из туманов и из гроз,

Тишины бывают страшные раскаты.

Не входи в полночный круг

Лёгких бурь, весёлых вьюг:

Закричат родные скоро об утрате…

Слышишь, город на крови,

Ты лишь только позови, –

Я приду, мне будут камни эти святы.

(13.07.01)

4

«Что стон и слёзы юной девы

Для гостя райской стороны?» («Демон»)

Они приходят из тех сфер, что – выше.

Они – умершие, но дорогие нам.

Мы их не видим, хоть лишь ими дышим

И по земным торопимся путям.

Они всё знают. С грустью и с улыбкой

Посмотрят гости райской стороны,

И их предупрежденье об ошибке

За наши мысли принимаем мы.

(30.10.01)

5

Здесь нет ни звёзд, ни солнечных лучей,

Здесь мёртвый воздух звуки прогоняет,

Здесь нет ни дня, ни ласковых ночей,

И направленья тени не меняют,

Земли шторма и бури далеки

С бегущими, спешащими часами, –

Вне времени, пространству вопреки

Плывёт корабль с седыми парусами.

(22.02.01)

6

Пусть не сразу, не вдруг,

Через много невзгод и печалей,

Но – светлело вокруг:

Так не раз мне уже отвечали.

Из летающих фраз,

Из сияния лунного света

Составлялись не раз

Обращённые мне лишь советы.

Я опять – в тишине,

В темноте предвесеннего края,

Что готовится мне,

Как и прежде, сейчас я не знаю.

Но рассеется мгла,

Путеводной показан звездою,

Светел, прям как стрела,

Новый путь заблестит предо мною.

(7.03.01)

7

Я так устала от зимы.

Не от мороза, не от вьюги,

Не от весёлой кутерьмы,

Что возникает на досуге, –


От светлой мглы её основ,

Что навевает наважденья,

От бесконечных зимних снов,

Когда так тяжко пробужденье.

(27.03.01)

8

Я прошла по светлым улицам,

Где ступал когда-то ты,

Где атлант стоит, сутулится.

Где горбатятся мосты.

Страха нет, – ведь не прощанием

Этот город нас венчал,

А надёжным обещанием:

Всё он видел, всех он знал.

Тот прославленный закатами

Город помнит всех, кто был,

Кто с грифонами крылатыми,

Кто с ветрами говорил.

Что-то важное изменится,

Канет в Леты синеву,

Но велел он нам надеяться

И во сне, и наяву.

(27.11.01)

* * *

Спасибо, Господи, за радость,

За окрыляющий простор,

Нежданных встреч немую сладость

И неслучайный разговор.

И за печаль Тебе спасибо:

За то, что минет без следа,

За то, что в час её прилива

Заветная горит звезда.

(26.12.01)

Ты, прошлое, ходишь со мною рядом

И пристально смотришь сотней очей.

С твоим ненасытным, бездонным взглядом

Меня обжигают сотни свечей.

Признаюсь тебе: потеряла много.

Узнала, как вьётся бессонницы нить,

Что круто взлетает порой дорога,

Что пройденный путь нельзя изменить,

Что прошлое бродит всё время возле

Того, кто надеется: путь свершён,

Что делится время на «до» и «после»,

А долгая радость отныне – сон.

(31.12.01)

Я будто сплю наяву:

Я снова вижу Ваш взгляд.

Я в море света плыву,

Опять мгновенья летят,

И рвётся времени нить,

Волною счастье идёт,

Но нам дано изменить

Лишь только то, что грядёт.

Исчезнет сон, как возник, –

Я звука не пророню,

Но этот сказочный миг

В душе своей сохраню.

(7.01.02)

Благословите, мама,

На даль и на разлуку,

На путь, ведущий прямо,

И дружескую руку,

На слежку тихих комнат –

От хохота до плача! –

На взгляды незнакомых,

На взлёт и на удачу,

На новые просторы,

На новые закаты,

На птичьи разговоры,

На жизнь – и на утрату.

(6.06.98)

В город исподволь входит зима.

Чьи-то окна не спят по ночам…

Может, света и дней кутерьма

Вдруг закружит тебя невзначай.

Ветер хочет тебя обогнать,

Снег с дождём – леденящая плеть…

Ты не вздумай меня забывать,

Ты не вздумай меня пожалеть.

(19.11.97).

В далёкой зимней стороне -

Под снегом крыши,

Ты только думай обо мне,

И я услышу.

Мне, верно, скажут: всё не так,

И не права ты,

В душе твоей один лишь мрак,

Ты – виновата…

Что ж, если так, я расплачусь –

По воле свыше,

Но в твои мысли входит грусть,

И я их – слышу.

(21.11.98)

В небе вечернем незримы искры, –

Страшны закаты твои, Земля.

Чёрные тени ложатся быстро…

Где-то ты бродишь, судьба моя?

Алые угли в костре – всё реже.

Город невидимо ждёт меня.

Старые улицы – снова те же.

Память возьмёт с собой блеск огня.

(30.10.97)

«Вести, пришедшие издалека»

Я живу среди вас, и живу я спокойно,

Только помню, как сон, мест иных облака,

Нескончаемый страх и жестокие войны,

Как тянулась ко мне лиходейства рука…

А один человек записал вам, земляне,

Эти вести, пришедшие издалека.

Можно видеть теперь и костёр на поляне,

Лица – через пространство и через века,

И для вас я – герой из любимейшей книжки,

Что, пройдя сквозь огонь, всё равно победит,

И, играя в те войны, смеются мальчишки, –

Это только во мне память-пламя горит.

(13.02.02)

* * *

Ветер ветки ломает и – оземь.

Даль – свинцовая холодность вод.

Я смотрю в беспросветную осень:

Синь свою позабыл небосвод.

Дети ж верят в чудесную небыль,

Им ни в чём невозможного нет:

Ведь умеет из серого неба

К нам спускаться сияющий снег.

(2.11.97)

Есть люди – звёзды, есть – планеты,

Есть люди – просто облака.

Мне – Вашим светом жить согретой,

Часы всё тикают: пока.

У Вас – орбиты огневые:

Дороги, страны, города…

Мы – параллельные прямые,

Что не сойдутся никогда.

(5.07.01)

Есть мир прекрасной музыки планет,

Опасностей, полётов, приключений:

У зла там шансов на победу нет,

Хоть даст оно немало огорчений.

Туда ведут ворота из огня,

Я – ключ от них. Я жажду примененья.

Я знаю, вы отыщете меня,

И боль моя уйдёт в края забвенья.

(25.01.02)

Закат запутался лучами

В прозрачной цепкости ветвей.

Как можно скрыться за свечами

От глаз предзимних фонарей?

От них – идти во мрак морозный,

В снежинок пляшущий дурман,

Где с ночью в час бессонно-звёздный

Танцует призрачный туман.

(22.10.97)

Зачем судьбу напрасно вопрошать

И ждать разгадок,

Зачем ночами целыми гадать

Во время святок?

Моя судьба сама меня найдёт

И скажет: «Здравствуй», –

Когда настанет високосный год

И день ненастный.

(9.07.2000)

Здесь тикают чётко часы,

И дышит, и ждёт тишина,

И ввысь над созвездьем Весы

Осенняя всходит луна.

Молчание – это полёт

Стремительно-лёгких секунд,

Когда для ответа пройдёт

Душа через собственный суд.

(15.11.97)

Здравствуй, здравствуй. И снова – встреча,

После стольких туманных дорог.

Вдаль уйдя, не забылся вечер:

Кто-то плакать хотел, но не мог.

Здравствуй, здравствуй. Опять – другая,

Как узнаю родные черты?

Взглянешь – зори нездешнего края

Вдруг блеснут… Это точно ты!

Здравствуй, здравствуй. Пускай не светят

Больше нам рубежи разлук.

Путник пусть наш костёр заметит:

То сияет счастливых круг.

(11.08.2000)

Лишь руку протянуть – и вот простор.

Взлететь бы, взмыть в лазурное сиянье,

Вершин коснуться отдалённых гор,

Услышать моря мощное дыханье…

Стоять одной под небом золотым,

Под грозной окрылённостью заката, –

Пускай невзгоды тают, словно дым,

И в прошлое уходят без возврата.

(28.04.2000)

«Молитва африканского племени»

Божество бесконечности, силою рук воздетых

На рассвете, как встарь, мы творим пред тобой молитвы.

Наши дети сейчас далеко со стадами где-то, –

Да не ляжет меж ними и нами завеса битвы.

Пусть идут наши годы спокойно, без слёз и муки,

Пусть сияет прекрасное солнце сквозь тучи пыли,

А любимые наши мужья, сыновья и внуки

Пусть домой возвратятся такими, какими были.

(23.02.02)

На реке раздольной Волге –

Город Углич, в нём собор.

Вечерами очень долго

Там поёт нестройный хор.

А у древнего киота

Люди новые стоят…

Ну, убили там кого-то

Триста лет тому назад.

(31.05.99).

Ненависть

Прельстишься смехом, – тонок стан! –

Прельстишься взглядом и улыбкой,

Потом поймёшь её обман,

И всё окажется ошибкой,

Поймёшь, как лжива и мертва

Та, что казалась выше мира,

И вспомнишь древние слова:

Не сотвори себе кумира.

(27.06.99).

— Неприветливая улыбка.

— Незабвенных сиянье глаз!

— Не прощаемые ошибки.

— Небывалое – среди нас!

— Несосчитанные столетья.

— Неразгаданная судьба!

…Не прошедшего лихолетья

Не проигранная борьба.

(10.06.2000)

О чём поют коты,

Встречаясь по ночам?

Пушистые ль мечты

Предстали их очам?

А может, клич войны

Слетает с высоты?

Ты хочешь тишины,

Но нет: поют коты.

(1.07.99).

От надежды до победы

Не сосчитаны шаги.

Если хочешь – путь разведай,

В одиночку пробеги.

Здесь никто тебе не в помощь,

Знаешь сам, кто враг, кто друг,

Сновиденье снова вспомнишь:

Дружеский беспечный круг…

От надежды до победы

Ты мечте лишь верен будь.

От надежды до победы

Мной ещё не пройден путь.

(14.06.97).

Познав и страх, и вдохновенье,

Любовь, отчаянье познав,

Отвергнув смерти вожделенье

И жаждой жизни воспылав,

Скользить над пропастью бездонной

И взмахом чёрного крыла

Ответ послать тоске бессонной,

Что знак из бездны подала.

(27.01.02)

Страх увидеть опять

Омут ведьминых глаз,

Утонуть и пропасть,

Нет, не завтра, – сейчас…

Но, колдунья, ко дну,

Нам уж не по пути,

Да и в реку одну

Дважды мне не войти.

(4.06.2000)

Ты – в молчанье у двери храма:

У порога весны стоишь.

Гордо, смело ты смотришь прямо,

Словно с Господом говоришь.

А вдали, у реки – туманы,

И пока не цветёт камыш…

Так молчи же у двери храма.

Необъятна ночная тишь.

(22.03.2000)

Посвящается бывшей подруге

Ты живёшь напоказ, чтоб сказали: нет в мире добрее,

Чтоб жалели тебя: вот, страдает от давней любви.

Ты считаешь греховными нас, – видно, душу то греет,

И искусство Божественным ты не считаешь, увы.

Твой искусственный мир – без критериев, верха и низа,

Задыхаюсь я в сладких и душных его облаках.

Знаю: вечна борьба, и немало у жизни сюрпризов,

И, порой, пораженье приносит она на руках.

От волны фанатизма, от всех медитаций тумана,

От фальшивого смеха, манящего в бездну огня,

От безумья иллюзий, от сладкого самообмана

Я зову тебя в жизнь, – только ты не услышишь меня.

(18.02.02)

Ты не умеешь говорить

Словами древними молитвы,

Шитьё пророчеств проследить

И чтить прославленные битвы,

Но ты услышишь тишину,

Закат туманной пеленою

Обнимет мирную страну,

И скажешь ты: Господь – со мною.

(5.11.97).

Это просто весна,

Это зелень везде и повсюду,

Чьи-то ночи без сна

И опять: никогда не забуду.

Это всё – не со мной:

То другим проходить круги ада.

Для меня – лишь покой

И весеннего утра прохлада.

(11.05.2000)

Я вернулся. Всё как прежде:

Волны шёлк волос колышут.

Мне, как раньше, нет надежды, –

Обману веленьем свыше.

Засыпай, моя русалка,

Сон сомкнёт прозрачны очи.

Никому тебя не жалко

В отуманенной полночи.

Засыпай! Или не хочешь,

Этот мир тебе милее?

Заберу я душу ночью,

Под далёкий звон свирели.

(12.02.97).

Я иду тропой ночною,

У тебя весь мир в друзьях.

Я мечты свои укрою:

Их разглядывать нельзя.

Будет солнце править зноем,

Ты не спрячешься от бед:

Настоящего покоя

В беспокойном мире нет.

Среди лета жаркой влаги

Ты почувствуешь январь:

Наши взгляды, словно шпаги,

Снова скрестятся, – как встарь.

(10.06.2000)

Я так обманчиво-покорна

И так обманчиво-хрупка,

Как солнца луч на склоне горном,

Когда всё небо в облаках.

Но будет буря непременно,

Когда рассеется обман:

Так обжигающую пену

Рассыплет солнца океан.

(25.10.2000)

Я обязательно вернусь,

Вернусь вечернею дорогой,

И у родимого порога

Окончится мой долгий путь.

На том окне горит свеча,

И кто-то ждёт меня у двери,

И в счастье безоглядно верит,

И грусть, как пламя, горяча.

(11.04.97)

Я – на дне голубого пруда.

Надо мной серебрится вода.

Ей забота – меня колыхать

И от мира меня укрывать.

Над водою – воздушный простор,

Солнце в нём – негасимый костёр,

Ветру шепчет о чём-то листва,

Ну, а я… Я молчу. Я мертва.

(23.03.02)

Это было давно. Это было со мной.

Был огромный сверкающий мир – только мой.

И крылатые звёзды в ночи огневой.

И бесшумный полёт над весенней землёй.

Я ушла далеко. Я прошла через смерть.

Миновала страданий, тоски круговерть.

Только струны в душе начинают звенеть,

Чуть увижу созвездий знакомую сеть.

(25.03.02)

Соблазнов много на земле,

Порой идёшь в кромешной мгле,

И очень страшно: что же следует за смертью?

Порой отчаянье берёт,

Бывает: друг твой – предаёт,

И очень трудно жить становится на свете.

Но если сам ты не предашь

И у судьбы возьмёшь реванш,

Но если будет в этой жизни всё, как надо,

Я оживу, я возвращусь,

И к звёздам снова ляжет путь, –

И это будет высочайшая награда.

(20.01.02)

Мы знакомы с далёкого детства с тобой,

Знаешь имя моё: Сновиденье.

Ты спокойно идёшь за своею судьбой,

Я на время дарую забвенье.

Но надвинется миг: день последний живёшь.

И, рукою моею влекомый,

Ты красавицей-Смертью меня назовёшь,

Улыбнёшься, как старой знакомой.

(24.01.02)

Там зимой пролетит вьюга снежная,

Солнце выглянет сильное, нежное,

Там заря золотится бескрайняя…

Ох, сторонушка милая, дальняя!

Мысль летит без преград и без времени

В те края и к рассвету осеннему,

Только нету пути мне возвратного,

Не увидеть простора закатного…

(12.03.02)

Синие вечерние облака.

Дальняя дороженька нелегка.

Но с прямого пути

Не свернуть, не уйти, –

По крайней мере, пока.

Ветер поднимается от земли.

К ночи просыпаются корабли.

Хоть и можно чуть-чуть

Подремать, отдохнуть,

Но страха власть велика.

(22.04.02)

Я уйду за синий полог

Всемогущих светлых грёз.

Будет путь совсем недолог

В край мечты и тёплых рос.

Там стоит на страже вечно

Облаков немая рать.

Я же буду там беспечно

Сны горстями собирать.

(22.06.02)

Почему ты ушла, красота?

Может, кто-то случайно обидел?

Растворилась как детства мечта,

Чтоб никто огорченья не видел?

Я устала от свалок, от лиц,

От бессмысленных, глупых, жестоких.

Пред тобою я падаю ниц:

Возвратись из туманов далёких!

Перестанет пусть «Чёрный квадрат»

Пустоты раскрываться оскалом,

И гармонией сфер зазвучат

Пусть слова о великом и малом,

Пусть обнимет опять тишина

Нас за плечи, откроются двери…

Возвратись! Ты безумно нужна

В мире горестей, в мире безверья.

(8.07.02)

Тишина царит над миром, поднимаясь от земли,

А морозные оковы растворились и ушли.

Будет снова чутко слушать соловьёв весенний сад,

Засмотрюсь я снова в небо: облака в заре парят…

Всё как прежде. Всё как раньше. Новый день опять придёт.

Только вновь я стала старше на один летящий год.

(10.08.02)

Мирно затрещал сверчок в траве.

Сколько же идти ещё осталось?

Может, вечность, может быть, и две…

Я больна. Болезнь моя – усталость.

Мне рассудка голос говорит:

Брось идти, сомкни навеки вежды…

Только всё горит в душе, горит

Пламя несгорающей надежды.

(10.08.02)

Среди ночи – голос друга далёкий:

Выше голову, ведь помощь идёт!

Это значит, что кончаются сроки,

И немеркнущая радость грядёт.

И победные услышу я звуки,

Сгинет, скроется любая напасть…

Лишь держась за ваши верные руки,

Я смогу на берег счастья попасть.

(10.08.02)

Нет ответа. Никто не скажет,

Не укажет и не подскажет,

Что таится за гранью смерти:

Как хотите, так сами верьте.

Кто-то верит: увидит пламя,

Будет суд заливать слезами.

Кто-то хочет вселяться вечно

В зверя, в дерево, в человечка.

Боже правый, Тебе виднее,

Как кого награждать умнее.

Дай же каждому Ты по вере,

Ну, и мне, – чтоб смогла поверить.

(22.09.02)

Иногда хочется, чтоб тебя не было,

Никогда не было на земле сей,

Чтоб твои горести обросли небылью,

Как ушли в прошлое времена все.

Иногда кажется: окрылён радостью,

Небеса ясные, и преград нет,

И с любой сложностью так легко справиться,

И во тьме видится золотой свет…

(11.11.02)

Я в бездну падаю молчанья,

Захлёбываюсь тишиной.

Здесь тьмы присутствует венчанье,

И этот мир отныне – мой.

Здесь всё беззвучно и напрасно

Кричит, предчувствуя беду,

А я доверчиво-бесстрастно

По грани времени иду.

(19.11.02)

Я не знаю, как ведут себя любимые:

Я такой ещё ни разу не была.

Может быть, сияют, словно ветви в инее,

Как дорожка, что позёмка замела.

Боже, Ты один лишь знаешь, что нам надобно,

Жизни нашей чем закончится спектакль.

Если надо стать любимой, – знать, не пагубно.

Коль решишь: совсем не надо, – будет так.

(23.11.02)

Холодная тоска во мне живёт,

Она доверье в душу не пускает

И радоваться долго не даёт

Усмешками, ухмылками, оскалом.

Её ни днём, ни в ночь нельзя прогнать,

Она – как будто льдинка в сердце Кая,

Сама я не могу её унять,

Хоть мысли на свободу отпускаю.

(25.11.02)


Я стояла над обрывом, ниже – пропасть, речка, лес,

А вдали виднелся замок исцелительных чудес.

И в душе моей звучало: королевой будешь там,

Если только доберёшься по чащобам и лугам.

Я спустилась, и картина вмиг растаяла вдали:

Заслонили замок горы, путь метели замели.

Сомневаюсь и страдаю, и иду, иду, иду,

Сердце ноет: верно, встречу не одну во тьме беду…

Хоть и трудно, хоть и страшно, – не для всех дорога дам, –

Но назад поворотиться ни за что себе не дам:

Не дойдя, ведь не узнаю: в явь, виденье или бред

Страстно верю, и напрасна эта вера или нет.

(2.01.03)

Я приду к тебе чёрной ночью,

Будет тишь с небес обжигать.

Вижу смерть твою как воочью:

Мне ль приказ её выполнять?

Был вчера в гостях ангел – друг мой,

С ним – не знать обид и преград:

Он рассеять страх, жуткий груз мой,

Волю мне открыть был бы рад…

Если я приду, вечной мощью,

Может, Бог тебя сбережёт.

Если не приду чёрной ночью,

Смерть к тебе другой путь найдёт.

(9.02.03)

По веленью Божьей власти –

Лёд и холод до поры,

Путь томительный несчастья,

Свет тревожащий горит.

Но ложится тонкой вязью

Путь Божественной игры,

И уже сойтись стремятся

Разделённые миры.

Спят клинки – навеки в ножнах –

От зари и до зари…

Всё подвластно. Всё возможно.

Дверь для счастья отвори.

(10.03.03)

Я с тобой говорю на одном языке,

Я причастна к движеньям душевных глубин,

Понимаю, в какой леденящей тоске

Может жить человек, что никем не любим.

Ты преградами сердце своё окружил,

Ты боишься меня, понимающей страх,

И от тысячи бурь, что уже пережил,

Пламенеющий отсвет я вижу в глазах.

Но весенние зори тебя позовут,

И распустится, словно надежда, левкой…

И ко мне ты придёшь. И преграды уйдут.

Ты узнаешь: бывает на свете покой.

(27.03.03)

Город закрытых дверей,

Город закрытых сердец.

Время несётся быстрей,

Скоро ль настанет конец?

Шаг равнодушной весны

Медлен, упорен, суров.

Были ли светлые сны?

Было ль паденье оков?

Времени тонкая нить

Ткёт мне надежды венец.

Господи, дай пережить

Время закрытых сердец.

(21.04.03)

Душа надеждой неустанно

Пылает, в радости паря, –

На горизонте ж постоянно

Горит зловещая заря.

Самообманом не потушишь

Её недремлющий костёр, –

Так в храме плачем не заглушишь

Поющий славословья хор.

(9.06.03)

Это будет момент, и опять упаду

В безграничное море тоски.

Мне привидится, будто я снова – найду,

Но воротится мрак, и – ни зги.

Что за звёзды усталому светят уму,

Не мерещится ль дальний прибой?

Утомившись от волн, я никак не пойму,

Есть ли берег за тёмной водой.

(9.06.03)

Я помню боль, я помню свет,

Я помню радость от побед,

Но горько плакать от потерь

Уже не будем.

Я помню лес, я помню дом,

Я помню горы за окном, –

Мой Бог, позволь же мне отдать

Всё это людям!

(9.06.03)

За окном – метель-метелица,

Лёгкий снег по ветру стелется, –

Заметает даль полночную

Непогода.

Я же вижу утро ясное,

Небо в звёздах, солнце страстное, –

И другое мне мечтается

Время года.

(5.08.03)

Сбереги его в дороге

И согрей его в пути,

Помоги – совсем немного! –

Долю славную найти,

Пусть глаза мои сияют

Путеводною звездой,

Через бури обещают

Свет, надежду и покой,

Как меня, Своим покровом

В час разлуки осени,

В веке старом или новом

От печалей охрани.

(6.08.03)

Тишина, от которой спасения нет,

И решётки на окнах, и серый рассвет,

Шелестящая поступь бессонных дождей

И неслышные шорохи мира людей…

А за днём суматошным последует ночь, –

Если кто и хотел, не сумеет помочь, –

И над ночью осенней летит тишина,

И колдуются сны без начала и дна.

(27.08.03, С-Петербург)

Я люблю тебя таким, какой ты есть, –

Шрамы давние, которых и не счесть, –

С трудной, страшной, но блистательной судьбой,

Чем ты манишь не одну меня с собой.

Не пойму порой: похоже, мы друзья,

Или нет, тебе нужна совсем не я?

Я люблю тебя таким, какой ты есть,

Город северный. Моя порукой честь.

(3.09.03)

Когда мне будет за тридцать,

Я буду совсем другая,

Вокруг – лишь любящих лица,

И скажут мне: «Дорогая».

Когда мне будет за тридцать,

Несчастий больше не будет,

И в будущее стремиться

Будут без страха люди.

Когда мне будет за тридцать,

Одна я уже не буду,

И чёрная эта страница

Сгорит. Я о ней забуду.

(19.11.03)

Снег накрыл внезапно листья

В середине октября, –

Плачут в свете неказистом,

Ведь живые, как и я.

Их погода похоронит

В белом саване, в снегу,

И никто не остановит

Налетевшую пургу.

Тучи низкие притихли.

Есть на свете день, иль нет?

Лишь крутящиеся вихри

Заметают свежий след.

(20.11.03)

За хрустальной далью задремали беды,

Позабыв, что нужно плыть ко мне домой.

Чарами забвенья Сон-волшебник ведал,

Он давно знаком мне, он – защитник мой.

Солнце провожая, на тростинке-флейте

Под закатным небом гимн играет он,

А потом вплетает зорьке в косу ленты,

И его виденьем разум мой пленён.

Утром он исчезнет. Беды, пробудившись,

Ни за что не вспомнят, где же путь ко мне,

И тогда, с досады облаком закрывшись,

Тихо растворятся в дальней стороне.

(20.11.03)

Значит, я совсем не в ту стучалась дверь,

Не тому кричала в ночь: пойми, поверь!

И любила я совсем не те глаза…

Позабыть мне это всё-таки нельзя.

Я свободна, как на воле дикий зверь,

И глаза другие светят мне теперь,

Но один лишь белый волос на виске

Мне напомнит о пугающей тоске.

(21.11.03)

Мы с тобою допоздна проговорим,

Моё солнышко, мой ангел, добрый гений,

И зажгутся золотые фонари

Под неслышную стремительность мгновений…

Новогоднюю беспечность и уют

Я спугнуть и растревожить не хотела,

И заветные слова «тебя люблю»

Вслух сказать я, как и прежде, не посмела.

(1.12.03)

Как просто разрушить. Как трудно создать.

Теперь мою боль невозможно унять.

Хоть кайся, не кайся, хоть бей себя в грудь, –

Вещей не изменишь незримую суть.

И отнято всё, что возможно отнять…

Откуда ж надежда берётся опять?

Я знаю, что Ты не оставил меня

Ни в холоде ночи, ни в мареве дня

И дальше ведёшь под обстрелом минут

Туда, где любовь и покой меня ждут.

(7.08.04)


Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий