Хлеба и зрелищ!

Моя первая работа которую я выставил на конкурс. Честно, работа не удачная, сделанная в спешке, множество пафоса и прочего бреда. На удивление заняла 32 или 33 место, главное что помню, мест было всего 33 или 34 :)

 

Кандалы сжимали запястья словно адские тески… Боль глушила любые мысли, которые пытались появиться в голове. Лишь только отстраненная пыталась протиснутся, она тут же была убита единой мыслью царящей в этой голове - БОЛЬ!

Когда-то у него было имя, но это было давно и он уже сомневался было ли это на самом деле. Сейчас его имя - три тысячи восемьсот четвертый.

Надзиратель, по случаю, позволил ему стоять, прислонившись к стене. 3804 был ему за это благодарен. Он ждал, покорно ждал своих пятнадцати минут. Из-за бронированной двери, ныне закрытой наглухо царил шум. Люди… Они кричали, веселились, ликовали… Когда шум усилился на порядок, 3804 отлип от стены и слегка размял плечи. Его время очень близко.

Надзиратель взглянул на него, а затем достал ключ от кандалов и ждал приказа по рации. 3804 смотрел ему прямо в глаза, пытаясь оттеснить все мысли о боли, выиграть для других мыслей хоть чуток времени.

–Не смотри на меня так, я просто выполняю свою работу,- сказал надзиратель. Заключенный кивнул. Он понимал, у него не было ненависти, он не имел права на ненависть. –Ну-ка скажи мне что-нибудь,- приказал надзиратель.

–Что именно?..- стиснув зубы, процедил 3804.

–Достаточно, я просто хотел убедится, что ты еще можешь говорить.

3804 снова кивнул. Тяжело было говорить, все эта адская боль, ненавистные кандалы и добряк надзиратель. Заключенному хотелось об этом подумать, но у него на это было слишком мало времени. Пятнадцать минут ложной свободы можно было потратить на более интересные мысли.

–Послушай меня, 3804, если сегодня не уступишь, то, возможно, завтра, в честь праздника, с тебя снимут эти кандалы навеки. Только делай то, что должен делать. Не наглупи.

Заключенный кивнул. А за дверью послышался голос, один отчетливый голос.

–Дамы и господа! Леди и Джентльмены! Бабушки и дедушки! Девочки и мальчики! Сейчас перед вами будет событие дня! Вы готовы?!

В ответ неразборчивый крик людей.

–Я вас не слышу!

–Да!- громко и отчетливо повторила толпа.

–Перед второй бой полуфинала! Фаворит турнира - заключенный номер 2561 и заключенный номер 3804!

Толпа народа, восседавшая на мягких креслах, давящаяся дешевой едой, попивая алкоголь, завизжала в предвкушении крови. Бронированная дверь стала медленно открываться. Надзиратель снял с 3804 кандалы и мириады разных мыслей прямо-таки ворвались в голову заключенного. Мысль о боли ненадолго исчезла, ее место занял страх проиграть и жажда победить, чтобы остаться живым, чтобы получить шанс на то, что справедливость вновь родится в этом мире, в мире веселья и крови.

Бронированная дверь поднялась, впустив, в узкий коридор, яркий свет двух солнц планеты Арена. 3804 сощурился. Глаза понемногу привыкали к свету, он разглядел меч, воткнутый на выходе в песок - его оружие на этот бой.

Он сделал первый шаг и очень медленно пошел на выход, чтобы насладится возможностью о чем-то подумать.

А толпа ликовала в предвкушении. 3804 не был знатоком истории, но знал наверняка, что человечеству еще с тех пор, как Земля была молодой планетой, не нужно было ничего, кроме хлеба и зрелищ. Народ готов был платить любую цену за еду и за возможность увидеть как кто-то мучается. Это было заложено в крови почти каждого нового человека, имевшего глупость родиться.

3804 дошел к оружие и взял его за рукоять. Рукоять легла в руку, будто всю жизнь 3804 держал этот меч в руках. Хотя о какой жизни может быть речь? Он не может вспомнить даже собственного имени. Он помнит только почему оказался здесь, оказался заключенным, оказался на Арене… Но об этом не сейчас. Сейчас надо думать о другом. О том, чтобы остаться в живых.

Взмахнув мечом он одновременно размял кисть и почувствовал вес оружия. Он был физически готов. Осталось только вспомнить что такое мораль и приготовится к бою морально.

На другой стороне невероятно большой круглой арены, усыпанной песком, его соперник держал в руках меч и корчил рожицы 3804.

–Я все равно вас всех люблю,- прошептал 3804. –Даже тебя, соперник.

Затем он оглянулся назад, но бронированные двери были опущены и добряк-надзиратель скорее всего наблюдал за ним по телевизору.

Надо с этим заканчивать,- решил 3804 и двинулся в сторону соперника. Себе под нос он бурчал слова:

style=“text-align: center;”>Столетняя жизнь - то не для нас,

<p style=“text-align: center;”>Ведь где-то бою поджидает наш час.

<p style=“text-align: center;”>Не смотря ни на что, вперед мы идем -

<p style=“text-align: center;”>Императору Эдвигу славу несем!

<p

Соперник, заметив его перехватил по крепче меч и с диким боевым кличем побежал на него. Уверенно, глядя в глаза своему сопернику, 3804 шагал ему на встречу. На расстоянии прыжка, противник прыгнул с занесенным над головой мечом.

Рубящий удар не вышел - 3804 отошел и ударил противника ногой по спине. 2561 упал на землю, но резко вскочил ухватившись за оружие еще крепче.

–Прости меня, друг,- сказал 3804. –Я не хотел, я вынужден…- глаза заключенного были полны печали. В его глазах отражалась вся история человечества, от первого человека и до нынешней минуты. Печаль за смерть, смерть каждого человека, который был убит - честно ли, в бою… За всех вместе и за каждого по отдельности.

3804 вздохнул, приняв удар соперника. Звон соприкоснувшейся стали, раздался как выстрел в тишине, которая нависла над ареной. Люди почему-то не кричали…

–Прости,- повторил заключенный номер 3804 и по его щеке потекла одинокая слезинка.

Оттолкнув от себя противника, он пошел на него с невероятной серией ударов. Соперник едва успел отражать их. По толпе пошел испуганный шепот: “Техника Эдвига…”

3804 очень хотелось, чтобы враг знал эту серию выпадов, потому что последний был однозначно убийственным. Не зная этой серии, было невозможно отразить последний выпад, который завершал серию.

Но соперник не знал. И когда 3804 сделал обманный резкий выпад, как бы целя в правую ногу противника, его соперник попытался отбить, но оружия врага там не оказалось. Его меч вошел в песок, а меч 3804 в сердце соперника.

2561 смотрел в глаза своему сопернику. Глаза были полны изумления.

–Прости меня,- повторил 3804. Соперник упал на песок.

3804 по всем правилам отбросил меч как можно дальше от себя, занес руки за голову и ждал. Пока за ним шли с кандалами, он оглядел толпу. Все изумленные лица, вслушался в тишину. Если бы только у него было время. Он бы заглянул каждому из них в глаза, но у него нет времени…

–Надеюсь, вы довольны,- прошептал он. С глаз покатились слезы.

К нему подошел добряк-надзиратель и 3804 выставил вперед руки. Адские тиски вновь охватили запястья и все мысли, которые вертелись только что в голове, исчезли без следа…

Ни думая ни о чем кроме боли, 3804 отправился с надзирателем в камеру.

Когда они подошли к камере, надзиратель, по уставу, стал проверять достаточно ли туго были надеты кандалы.

–У тебя завтра особый день, не испорти его,- сказал надзиратель, ослабив кандалы. 3804 благодарно кивнул.

Надзиратель завел его в камеру и пристегнул кандалы к большой цепи, которая свисала с потолка. Виноватый взгляд надзирателя был привычным для 3804 в такие моменты. Это была всего лишь его, надзирателя, работа, чтобы не оказаться на месте 3804.

Заключенный же был просто счастлив. Сегодняшнюю ночь он сможет провести в раздумьях.

–Эй! 3804,- послышался голос с соседней камеры.

–Что?

–Ты в курсе, что завтра праздник?

–Да.

–Что ты подаришь?

–Книгу,- ответил он.

–Ты что с ума сошел?!

–Может быть.

–А за что ты сюда вообще попал?

–За то, что подарил книгу.

–Ты точно псих… Все забудь, что я с тобой вообще разговаривал, сумашедший.

–Уже забыл.

Кажется было самое время подумать. 3804 прекрасно помнил тот день, год назад. Когда по всем городам, всем планетам, всем космическим станциям было развешано объявления о том, что вводится новый ежемесячный праздник День дочери Императора, в объявлениях была исчерпывающая информация о том, что дочери Императора нравится, а что она терпеть не может, а к чему она попросту холодна. А также была информация о новом законе “Обязательный подарок от каждого человека, живущего под знаменем Императора”.

Тогда он, 3804, правда тогда он не был именно 3804, только он не помнит как его тогда звали, увидел, что дочь Императора холодна к книгам… Это просто возмутило его. Ведь книги - это действительно единственная вещь, которая вносит в нашу жизнь веру, веру в невозможное, веру в нереальное…

И тогда он решил чего бы это ему не стоило подарить будущей Императрице Веру… К сожалению закон “О не правильном подарке” присуждал нарушителю месяц каторги, затем давал шанс исправится. Но ведь 3804 решил чего бы не стоило подарить ей веру… Вот так 3804 и задерживался сначала на каторге, потом в тюрьме планеты Арена, где заставляли сражаться друг с другом… А завтра у него финальная битва, и он знает чего он попросит, когда победит. Но ему нужно выспаться.


Утром его сводили в душ и выдали парадную форму заключенных. Ведь был праздник и на сегодняшний финал прилетит Его Величество Император со всей семьей, чтобы отведать свою порцию хлеба и зрелищ.

Время боя неумолимо приближалось, и 3804 был выведен вновь в узкий коридор к бронированным дверям. Добряк-надзиратель нервничал, но заключенный оставался спокоен. Кандалы не сжимали запястья и он мог думать. За дверью послышался громкий крик толпы, приветствующий Императора и его семью. Затем послышался громкий голос:

–Ваше Величество! Семья Его Величества! Дамы и Господа! Леди и Джентльмены! Сегодня для вас приготовлено невероятное зрелище! Сегодня! Финал турнира! И сегодня на этой арене, на этой прекрасной планете Арена, для вас будут сражаться за право на одну просьбу к Императору два заключенных - заключенный номер 2999 и заключенный номер 3804!

Крики толпы, предвкушающей зрелища, едва сдерживали бронированные двери. Надзиратель снял кандалы.

–Прошу тебя, не глупи.

Заключенный кивнул. Бронированная дверь стала медленно подниматься вверх, а узкий коридор наполнятся ярким светом. 3804 знал наверняка, что сегодня это зрелище он видит в последний раз.

Он пошел наружу, парадная форма заключенных была встречена толпой. Народ ликовал, хохотал с безумного розового цвета формы. Заключенному было все равно. Он уверенно вынул меч из песка и взмахнул им.

Затем он оглянулся по сторонам. Император со всей семьей сидел на возвышении, дорогой брезент над лоджией скрывал Императора от двух палящих солнц. 3804 внимательно смотрел на него, прямо в глаза.

Заключенный опустил меч острием вниз и взял его в левую руку, затем поднял и опустил два раза, потом сжал правую руку в кулак и ударил себя в левую часть груди. Это был знак салюта приближенных воинов Императора.

Император пришел в замешательство, видно этого он не ожидал.

2999 видимо понял, что означает этот жест. Также он понял, что его ожидает. Но уверенно взял меч и приготовился к схватке.

Бой продолжался долго. И был толпе абсолютно не интересен. Выпад - блок. И ничего. Не было видно шансов на победу каждого из них. Они не сражались. Они просто скрещивали мечи. 2999 не хотел умирать, а 3804 - убивать.

Во время очередного выпада 3804, его соперник сблокировал выпад и упал за землю. Тело противника лежало бездыханно, безжизненно. Соперник был мертв.

3804 оглянулся. Один из стрелков-охранников, которые стояли по всему радиусу арены, перезаряжался. Его соперника только что пристрелили по приказу Императора.

–А вот и победитель!- как ни в чем не бывало начал голос, доносящийся ото всюду. Его владелец стоял неподалеку от Императора. –И ты имеешь право просить Императора об исполнении желания!

К ногам заключенного номер 3804 упал микрофон. Он поднял его, отбросил меч.

–Знаете, я попал сюда… только из-за моей веры в справедливость… Я собирался просить совсем о другом, Ваше Величество… Но своими действиями Вы вынудили меня сменить намерения… Итак… Я хочу, чтобы Его Величество Император вышел сюда ко мне и сразился со мной, если конечно он не струсил!

3804 поднял оружие врага, взмахнул мечом и ждал, глядя на Императора. После его слов толпа попросту замолкла. Они ждали решения Императора, его действия на такую дерзость.

Император посмотрел на своего помощника и шепнул ему что-то на ухо. Помощник кивнул и удалился. Через мгновение в голове заключенного номер 3804 место мыслей заняла свинцовая пуля. А некогда приближенный воин Императора медленно упал на колени, казалось будто его глаза осуждают всех присутствующих… Простояв несколько секунд на коленях, 3804 упал лицом песок.

Нависшую тишину нарушил одинокий возглас.

–Слава Императору!!!- возглас подхватили тысячи глоток.

Добряк-надзиратель, со слезами на глазах, глядя в экран телевизора прошептал:

–Справедливость только что убили…

</p</p</p</p

Страница из

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий