Охранник Сновидений

Повесть написанная под впечатлением после цикла С.Лукьяненка "Дозоры". Чем-то схоже, но все же немного другой профиль.

 

Хоролец "Пес" Богдан

Охранник сновидений

Посвящается лучшему в мире другу Бурякову Дмитрию,

за то что он всегда поддерживал меня во всех моих

начинаниях…

Глава I

Ты устала, быть покорной

Ты устала, быть рабой…

Ария “Мечты”

Отлично, это снова повторяется. Хорошо. Ну, и кто же я в этот раз?

Я обнаружил на себе короткую юбку и красивые свежевыбритые ножки. Найти бы зеркало, хоть посмотреть… Под плечом, как и положено, висела сумочка, модного в этом году, розового цвета.

Так, салфетки, косметика, какие-то записки, таблетки от головной боли, хорошо, а вот оно! Паспорт. Спасибо… Надюша Григорова, проживающая по адресу Калинина 16, квартира 47… за то что ты всегда носишь с собой паспорт. Отлично, я сейчас Надюша. Красивое имя, но мне оно не нравиться, ладно, у меня не спрашивали.

Мне пришлось оглядеться, я стоял как раз не далеко от своего дома. Или мне стоит говорить "я стола"? Главное во время разговора следить за речью. Признаюсь, мне было невтерпеж услышать Надин голос.

И мне очень интересно что я здесь делаю. Постарайся вспомнить… Когда я оказался Надей, я смотрел на… ЧАСЫ!!! Точно, я кого-то жду. Что ж будем, надеяться, что меня узнают.

И вот я, как положено симпатичной девушке, чего-то ждущей, ходил взад вперед то и дело посматривая на часы.

Я посмотрел на встречу приближающемуся лысому парню, он мне улыбался. Я разрешил Надиному нраву немного превысить. Да, я ему тоже улыбался. Он подошел ко мне и обнял за плечи.

ФУУУУ!!! Он меня начал целовать!!! ФУУУУ!!! Что б я сдох!!! Целоваться с парнем!!! Фу! Трижды “фу”!!!

Наконец когда ему пришлось меня отпустить, я поправил юбку и стал выжидать начала разговора.

–Привет, Надька, заждалась?

Я взглянул на часы 13.49. Мне было важно точное время.

–Немножко,- тут мне пришлось впустить все тот же неизменный Надин нрав,- Петя,- хо-хо, парень мой тезка. Не легко в наше время встретить человека с таким именем.

Он молча взял меня под ручку и повел куда-то, куда “мы” собирались. Скажу честно, мне даже интересно куда Надя собиралась идти с моим тезкой.

После получаса тряски в автобусе, мы доехали на Россошенцы. Плохое место, я не люблю больше всего только этого района в своем родном городе. Кстати город называется Полтава.

–Какое сегодня число?- спросил я из Нади.

–17,- спокойно ответил Петр.

Черт, а у меня такие грандиозные планы были на завтра. Ладно, чего уж не сделаешь ради девушки, в чьем теле пришлось или придется чего-то потерпеть, вместо нее… Ладно позже, я все объясню.

Пройдя около километра - Надя, что б тебя, за то, что одела эти чертовы каблуки! - и пришли к знакомым мне домам, на все Россошенцы это были два единственных девятиэтажных дома. Возле домов нас ждали еще пятеро парней и ни одной девчонки, компанейская я Надюша. Все со мной поздоровались, потребовав чтоб я всех перецеловал. Фу, какая мерзость.

Мы пошли на ставки, что были тут неподалеку. Разложили покрывало в какой-то глуши леса, сюда и солнце не попадало-то, но я почувствовал, что-то нечистое. Черт, как жаль, что нельзя ничего предпринять, лишь подчиняться Надиной судьбе…

Я обнаружил, что я в купальнике, чудесно, может, искупнусь? Но к сожалению Надю это не ждало.

Пока мы еще только лежали на покрывале, я заметил, что к нашему с Надей запястью резко пристегнули наручники. Я вскинулся и уставился на своего тезку, который резко закрутил мне вторую руку и пристегнул ее за спиной к первой.

Остальные ребята помогли Пете дотащить меня к дереву и туго привязали веревкой, невесть откуда взявшейся.

Еще двое схватили меня за ноги, который вскоре тоже были туго привязаны к дереву. Петя ударил по лицу, со всей силы видимо. Надя бы потеряла сознание, да и я бы не прочь, вот только силы у меня многовато на щуплое тельце Нади. Я остался в сознании и все чувствовал, как все эти шесть уродов, хохоча избивают бедную, ни в чем неповинную (наверное) Надю.

Я не ревел, я не мог просто. Это было ужасно, Надя, я тебе клянусь, что ты этого не узнаешь! Этот привкус собственной крови в желудке… Ощущения, ясно дающие понять, что почки отбиты и преспокойно болтаются в теле…

Я чувствовал, что уже не двигаюсь. Веки не моргают. Это мне привычно, такое уже случалось. Просто я нахожусь в мертвом теле…

Что меня радовало больше всего, то что вместе с жизнью из тела вышли и чувства, я уже не ощущал этой адской боли, всего этого.

Когда бездыханное тело с открытыми глазами, сквозь которые я все видел, сняли с дерева, я думал, что все уже закончилось, но эти ублюдки в добавок ко всему еще и изнасиловали мертвую Надю… Черт, это ужасно… Я сделаю все возможное, чтобы Надежда Григорова никогда этого не узнала…

Тело Нади закинули в предусмотрительно подогнанную “Ниву”. И отвезли на кладбище, самое огромное кладбище Полтавы - Россошенское. Парни были все-таки не последние дураки, что бы выкапывать яму и закапывать меня туда. Они использовали двойное захоронение. Меня кинули в кем-то мило выкопанную могилу, а потом присыпали землей…

На этом я ушел из тела Нади. Жаль, что я не смог сделать этого ранее. Теперь я преспокойно уснул. Смотрел красивый сон, но помнил боль. К утру я буду о ней помнить, но уже не в таких подробностях…

* * *

Петтерс! Петтерс, проснись! Я уловил эту мысленную подачу. Просыпаться не хотелось.

Зазвонил телефон. Я мысленно всех послал и продолжил спать, но телефон не умолкал, да и голос внутри меня тоже. Петтерс, встань и возьми трубку! Я неохотно подвелся и побрел к телефону.

–Мм… Да,- ответил я, стоя не знаю где, поскольку глаза были закрыты. Руки еще не обрели дневную силу и держать трубку было тяжело.

–Петтерс, это я,- сказал голос.

Конечно я знал кто это. Анатолий Леонидович. Босс. Мне весьма не хотелось разговаривать в такую рань ни с кем, а уж тем более с ним.

–Да, босс,- сказал я и приготовился слушать.

–Иди на кухню и налей себе холодного кофе, потом продолжим разговор…

Не выключая трубки, я поплелся на кухню, едва просматривая путь сквозь пелену, в кофеварке еще со вчера оставалось кофе, босс это знал, я налил себе полную огромную чашку холодного кофе.

Хорошо, а где я дел сигареты?

–В морозилке,- ответил босс.

Я открыл морозилку и извлек оттуда пачку сигарет - “Мальборо” красные. А зажигалка?

–В джинсах, в пистоне,- сказал босс.

Я вернулся в свою комнату и извлек из пистона свою зажигалку.

–Если Вы все знаете, почему я положил сигареты в морозилку?- спросил я.

–Некоторых твоих глупостей и я не могу знать,- просто ответил босс.

Когда я закурил и сделал глоток кофе, я почувствовал, что начинаю просыпаться. Я взглянул на часы, там стояло 17 число. Ах, да, работа…

–Все, Петтерс, ты готов слушать,- это кстати не был вопрос, шеф вообще редко задавал вопросы, ладно, промолчу он и так знает, что я скажу. –Задание ты видел. Время глянул?

–Да…- я порылся в памяти,- 13.49.

–В час начинаешь работу. Задание примерно понял?

Отвечать было ненужно.

–Я открыл тебе доступ к ее файлам, что бы ты знал важность этого задания…

–Угу… Босс, я до часу свободен?

–Да, можешь сходить на свою репетицию. И еще, Петтерс…

–Что?

–Не вздумай ее соблазнять. А и еще, заедешь в наш гараж возьмешь машину.

–Есть, босс.

–Удачи, Петя.

–Никогда!!!- начал орать я, но он уже положил трубку.

Я кинул телефон в сторону.

–Никогда не смейте называть меня, Петей!- крикнул я. Босса тут не было, но он все слышал, все…

Я ненавижу свое имя и ненавижу когда его называют. Все уже привыкли называть меня Петтерс, и мне так больше нравится.

Я вспомнил про файл этой, как ее, Нади. Я взял свою чашку кофе, пепельницу и отправился в свою спальню.

Жил я в однокомнатной квартире, в пятиэтажке, в районе Алмазный. Был я холостяком, поэтому излишне рассказывать о стоящей постоянно в квартире вони от, давно и безвозвратно потерянных, носков, пролитого пива, закатившихся окурков…

Я вошел в комнату. На столе царил хаос и в этом хаосе одиноко стоял ноутбук, хорошо что казенный, мощный. Я конечно предпочитал бы обычный персональный компьютер, но у меня не спрашивали.

Я сел за стол, ноутбук был включен еще со вчерашнего утра. Мне нужна была постоянная связь с Интернетом, поскольку мой любимый босс, Анатолий Леонидович, в любой миг мог прислать либо полезную информацию, либо переслать мне зарплату, аванс, премию или еще что-то в этом роде.

Зазвонил мобильный, как только я запустил программу-картотеку. Я поплелся к джинсам и достал оттуда телефон. На дисплее светилась надпись "Gitarast". Это звонил гитарист с моей группы, его звали Олег, великое будущее светило ему в гитарной игре.

–Да, Лежа,- сказал я.

–Петтерс, ты будешь сегодня?

Я быстро взглянул на часы 8.56.

–Буду в 10.00, до часу, а там работа,- сказал я.

–Попробуй пораньше, просто мы сегодня с девчонками, захотели послушать репетицию.

–Постараюсь, прости надо бежать.

–Давай.

Я выключил телефон и кинул его на диван.

С монитора на меня смотрела надпись “Охрана сновидений”. Я нажал пропуск и тут появились ввод имени и пароля. Я ввел “Петтерс” и настучал свой километровый пароль.

Меня впустили.

Приветствуем Вас, Петтерс!- появилась надпись на мониторе.

–Да-да, здрассе,- сказал я в голос и включил “личные файлы”

У Вас открыт доступ к шести файлам, один новый.

Тех пятерых я знал прекрасно, правда они меня уже не знали. Одного я спас от алкогольной зависимости в будущем, его бросила девушка, заподозрив, что он ей изменяет, он должен был спиться. А будущее мира во многом зависит от его будущего открытия возможности телепортировать воодушевленные предметы, то бишь людей, в разные точки мира.

Второй парень, отличный будущий музыкант. У него не хватало денег на покупку гитары. И он еще не решился, будет дальше собирать или купит своей подружке мобильный телефон. При покупке второго девушке начинает не нравиться телефон, они скандалят по поводу “не мог взять меня с собой, что бы я выбрала” и они ссорятся. После чего парень никогда не купит гитары и его никто в будущем не будет называть “Младшим Виктором Цоем”… от этого мир пострадает.

Затем одна девчонка, которой нельзя было никак лишаться девственности до 26 лет, поскольку человек, который обязан в нее влюбиться и в кого она обязательно влюбиться, не жениться на ней если она не будет девственницей. А они просто обязаны пожениться, поскольку затем они вместе напишут книгу о взаимоотношения, после прочтения которой большая часть человечества научиться вести себя друг с другом. Этой девушке, пришлось открывать правду обо мне и обо всей Охране сновидений. Поэтому она меня до сих пор помнит и очень часто помогает в некоторых делах. Ее временно приняли как сотрудника Охраны сновидений. Ее имя Мария, для друзей Маша.

Еще две девчонки, но они были просто спасены для них самих, ни какой важной роли в судьбе человечества они не играют. Одну я спас из-под колес машины, она бы осталась калекой на всю жизнь, а у нее будут такие веселые дети.

Вторая же, хотела убить изменника-парня. Переубедил, пришлось открывать правду, но о себе стер память… Часто ее вижу, симпатичная, но немножко агрессивная, всегда кидается на меня, если я рядом. Просто я ее вижу и смотрю на нее, по старой памяти. Я еще не успел привыкнуть, что люди после зачистки памяти забывают обо мне напрочь, а не помнят, как “где-то видела, не помню где”.

Так, ладно, перейдем к делу. Надежда Григорова. Немножко будущего.

2007.12.25

Надежда Григорова, 18-летняя жительница города Полтавы, ушла из дому 17 августа до обеда на встречу со своим женихом, гражданином П. После этого ее не видели. Гражданин П. заявляет, что прождал ее полтора часа на месте встречи, но она не пришла. Он решил, что у нее резко сменились планы и она ушла с подругой. Подруга заявила, что Надежду она не видела где-то с месяц, поскольку была в Крыму.

Сейчас ведутся активные поиски Надежды Григоровой. Всех располагающих хоть какой-то информацией просим сообщить милицию.

Декабрь? Поздновато вы, ребята, что-то схватились. Ладно посмотрим чуть дальше… Когда там у нас следующая информация?

2013.08.05.

Вчера был обнаружен труп девушки Надежды Григоровой, пропавшей в 2007 году, и считавшейся пропавшей без вести. Семья Н. занималась перехоронением тела своего дедушки, выкопав могилу на Россошенском кладбище, гробокопатели увидели скелет руки, после того как изъяли из ямы гроб с дедушкой семьи Н. Выкопав скелет и отдав на экспертизу, был дан точный результат. Скелет принадлежит Надежде Григоровой. Дело поднято из архивов. От девушки остался скелет, причины смерти и убийца - неизвестны, и не могут быть найдены. Следствие безнадежно продолжается. Наша газета выносит свои соболезнования семье Григоровых.

Дело дрянь. Так, а какие прогнозы на нее у нашей Охраны сновидений?

Надежда Григорова. В 20 лет выйдет замуж за сына президента Украины. Уйдет учиться на интересующую профессию. Криминальный следователь. Изобретет некий “Красный глаз”. Укол, который будет делаться всем при рождении. Химия укола, после протокола, будет вноситься в базу данных и с помощью спутника будут известны все данные о здоровье человека. Уровень Адреналина, уровень сахара в крови, гемоглобина, артериальное давление, внутричерепное давление. Родители человека до 18 лет смогут при желании подписать документы, о том, что бы за их ребенком был Контроль безопасности. В случае появление ужасного страха или ощущения опасности, на местонахождения ребенка будет отправлена оперативная группа с целью спасти ребенка. Надежда Григорова станет великим человеком и очень полезным сотрудником Охраны сновидений.

Вот как! Так это будущая коллега. Ладно. Я узнал все, что будет полезно, пойду я за машиной.

Я допил кофе, параллельно одеваясь. Перед выходом я включил свой карманный компьютер и запустил на нем постоянную связь с ноутбуком. Уже у самых дверей я вспомнил об оружии. Взял оружие, ксиву Охраны сновидений и, закурив очередную сигарету, отправился на остановку.

Путь держал в маленькую компьютерную фирму под названием “Тиробайт”. Там был наш “офис”.

Я вошел внутрь и охранник фирмы посмотрел на меня. Я показал ему удостоверение, он кивнул и я шагнул в подсобку, откуда в потайную дверь, что находилась за полочкой с компьютерными дисками. На полочке я успел прихватить mp3-шный диск группы “Ария”.

Эта потайная дверь вела в темный коридор. Коридор был темным и узким. Благо я не плохо видел в темноте, но коридор был слишком узок. Я со своим телосложением немного в нем застревал. А представил себе, как этим коридором ходит оперативник Костя и мне стало как-то смешно.

Когда закончился этот темный, неуютный, узкий коридор, который Охранники сновидений прозвали “кишкой”, я попал в большой хорошо освещенный вестибюль. Во всем этом вестибюле было четыре двери, одна в кабинет босса, вторая в кабинет арсенала, третья в комнату отдыха, четвертая в компьютерную комнату, он же аналитический отдел. Была еще пятая, но это был лифт, который опускался в подвальный гараж Охраны сновидений.

Я поздоровался со всеми кто был в вестибюле, там были трое. Секретарша, аналитик Коля, вышедший выпить чашку кофе и помиловаться голыми ногами секретарши Наташи, а также Костя Вампир, кликуху получил за большие клыки на верхней челюсти.

Я зашел в арсенал, что бы запастись на всякий случай патронами к моему “Кольту 1911”. Старый образец, но просто я не хотел использовать по мелочам моего любимца, отдыхавшего дома под подушкой.

Кристина мило мне улыбалась, все то время пока я приближался к их столу.

–Привет, Кристи,- сказал я. Она вообще засияла. Ладно, чего не сделаешь ради улыбки девушки. Но если бы она хотя бы чистила эту улыбку.

–Привет, Петтерс. С чем пожаловал?- спросила она.

–Кристина, занимайся своей работой и не приставай к парню!- закричал Робокоп, главный по арсеналу и человек отлично образованный в плане оружия.

Робокопом его прозвали за несколько вещей. Первая он был действительно отличным оперативником, вот только не было у него этого, ну того когда во сне становишься жертвой… Вторая же вещь за какую он получил такой ник - в последнем задании он получил пулей по голове, благо вскользь, но черепок пострадал, после чего ему приклеили металлическую латку на череп…

–Здоров, Робокоп,- сказал я.

–И тебе поздорову, Петтерс,- ответил он. –Не обижайся на эту лягушку, ей лишь бы в постели покувыркаться, -и он демонстративно сплюнул на пол. Я знал, что Кристина его дочь.

–Роб, мне патроны к “Кольту”,- попросил я.

Он протянул мне три обоймы, уже предусмотрительно напичканные патронами.

Я полез в карманы джинсов и отдал ему три пустых. Мы обменялись загадочной улыбкой. И я вышел.

Теперь мне взять машину и ехать на репетицию…и зайти к Анатолию Леонидовичу. Анатолий Леонидович, ну зачем вот так вламываться в мою голову и навязывать задания?

Пошевеливайся, тебя же попросили приехать пораньше!

Я зашел без стука. Босс сидел за столом и записывал кое-какие бумаги. Как только я посадил свою задницу на один из стульев, он оторвался от бумаг.

–Прочел?

А мне нужно отвечать?

–Теперь ты понял всю ситуацию и важность задания. Но тебе нужно спасти ее в самый нужный момент и тогда рассказать ей об Охране сновидений. Приступай и удачи, Петтерс,- мое имя он произнес как-то с сакрказмом.

–Ничего подобного,- оборвал мои мысли босс и указал рукой в сторону выхода, мол “не мешай работать”.

Я удалился к лифту, на котором спустился в подвальный гараж и подошел к охраннику гаража и заведующему нашими машинами.

–Привет, Петтерс,- неохотно сказал он. Он меня конкретно недолюбливал. –Что-то нужно или просто мешаешь работать?- спросил он.

–X5 мне нужен,- сказал я.

Во всем нашем гараже была единственной BMW этот джип. А остальные были “Жигули”, “Ауди”, “Мерседесы”, даже “Хиундай” имелся. На “Линкольне” ездил только босс.

Мне выдали ключи и доверенность. Я нашел машину и сел в нее. Завел двигатель. Что-что а звучит она как тихий самолет. Я поставил передачу драйв и поехал прочь из гаража.

От гаража до другого гаража. Я всунул прихваченный диск “Арии” в проигрывать и включил случайный выбор.

Ты устала быть покорной,

Ты устала быть рабой,

Жить надеждой иллюзорной,

Отвечать на жест любой…

Почему-то я подумал о Наде, она действительно была уставшей покорной рабой, живящая иллюзорной надеждой, что ее Петя ее любит, из-за чего приходилось отвечать на любой его жест.

Барабанит по стеклам

Дождь, как будто живой

Ты сейчас одинока

Открой! Открой! Открой!..

Жизнь идет где-то за стеною,

А ты в плену пустоты,

О как жаль, но всему виною

Мечты, мечты, мечты!..

Знал бы ты Кипелов, как ты прав…

Я притормозил возле гаражей, напротив магазина “Маркуп”, медленно въехал вглубь и остановил машину возле разукрашенного черепами и пламенем гаража из которого звучали басовые партии группы “Нирвана”. Я закрыл машину и вошел внутрь.

В гараже сидели почти все: гитарист Олег (который звонил мне утром); перед ним на маленьком стульчике сидела страшненькая такая девушка и не отводила глаз от того как он играет; вокалист-клавишник Максим, кстати брат-близнец Олега, он развалился на нашем диванчике и смотрел как еще одна девушка, уже более симпатичная рассматривала наши фотографии, висевшие на всех стенах, конечно он смотрел на задницу, а куда еще смотрит парень, когда девушка стоит к нему спиной; басс-гитарист Артем, он же отжимался от пола, парень был огромен, силы предостаточно, как раз прирожденный басс-гитарист; ударника Кота не было.

Парни меня заметили.

–Петтерс!- крикнул первым Артем, ник у него был подходящий Шварц.

–Привет, парни, а где это Кот?- спросил я, проходя.

–Пошел встречать Лизу,- сказал Максим.

–Ясно,- я взглянул на часы 9.49. Ровно через 4 часа все начнется.

Я взял акустическую гитару и стал перебирать струны ничего не играя умышленно, но слова как-то сами поползли в голову.

Когда вы спите, просто люди

Охрана снов вас стережет,

И не позволит сбыться блюди,

За вас и демона сожрет…

Как мне удалось ничего не запеть? Но это очень хорошо. Разумеется моя группа ничего не знала об Охране сновидений. И их ни разу не пришлось охранять.

В дверь гаража вошла симпатичная синеглазая девушка, с черными волосами, за ней вошел Кот. Девушка уставилась на меня, я на нее. Нет, я ее не знал, она меня тоже, но что-то меня к ней влекло, а ее, судя по всему, ко мне.

–Петтерс,- поздоровался Кот.

–Кот,- поздоровался я.

Кот сел за ударные. Девушки расселись на диване. Олег отдал басс-гитару Артему и взял свою электрику, Максим стал за клавиши, я взял электрику и включил дисторшн, “грязь” на гитарный звук. Олег будет играть звонкими струнами, а я риф “грязью” и воем.

–Что?- спросил Кот. Я повернулся к остальным, они пожали плечами.

Я просто запел, мелодию подхватила звонкая гитара:

Дверь на ключ и свинцом тоска

Боль в душе, словно смерть близка,

Один лишь шаг сможет все решить

Теперь ты враг, я не знаю как мне жить

Как дальше жить

Здесь уже начали играть все, я слегка, поскольку это не было нужно, Кот как положено тихо, А Максим просто подыгрывал звуками, которые были необходимы. Артем же был мастаком и ему ничего никогда не приходилось объяснять.

Мне колдун предсказал печаль

Долгий путь в грозовую даль

Он словно зверь чуял дым беды

Закрыта дверь, ливень смоет все следы

Так хочешь ты

Все что было - Свет мой! -

Чистый и святой

Все было - Рок мой! -

Жадный и слепой

Все что будет - Крест мой! -

Семь кругов пройти мне

В огненной пустыне

Голос твой заблудился здесь

День и ночь он звучит во мне

Я молю отпустить меня

Но за стеклом вижу вновь твои глаза

Твои глаза

Мне снился сон, как в этот дом

Ты сердце принесла свое

И боль прошла, и умер страх в душе

Но дверь на ключ, и страж живуч

Что проклят я и обречен

Свинцом тоска, так словно смерть близка…

Как смерть близка.

После припева я умолк и мы закончили музыку. Девчонки смотрели на нас глазами по пять копеек каждый и их взгляды так и говорили “берите нас, мы ваши”. Интересно, когда же мы устроим настоящий концерт? Возможно, если бы не было у меня этого, как называет это босс, дара. Я же называю это проклятием. И верю в то, что я заслужил. Каждому - свое, и чужого мне не надо. Я готов смириться с этим проклятием. Спасать от бед людей, совершенно мне не знакомых.

Также я согласен спасать этот чертов мир, этих чертовых людишек. Себя-то я человеком назвать не могу. Даже босс не может. Я называю нас Проклятыми, и почти все остальные стали называть нас также. Вскоре этот термин войдет в обиход.

Лично я не напрашивался на такой дар. Подружка Кота не спускала с меня глаз. Да, она была очень красивой, но я никак не мог в нее влюбиться. На это были две причины. Первая - моя работа; я - Охранник сновидений, и мне нельзя никого впускать в свою жизнь, я должен возлюбить мир, людей… гори оно огнем! Вторая же, и самая главная - она подружка Кота. Кот мой друг, я не умею предавать, никогда и никого - вот завет, догма…

Я положил гитару на колени девушек и вынул пачку сигарет, как и с утра это были “Мальборо” красные. Я вышел из гаража и взобрался на капот высокого джипа, у меня была такая глупая привычка, сидеть на капоте. Подкурив сигарету, я услышал как в гараже начали играть. Вся наша группа любила “Арию”, голос Кипелова давно обрел главное место внутри души. Так мой внутренний голос, например, говорил голосом Кипелова. И зачастую он не говорил, а пел.

Сейчас же они начали играть “Мечты”, странно, но люди всегда способны ощущать высшие силы… Так, например, собаки ощущают приближение чьей-то смерти и воют. Интересно, а у Нади Григоровой есть собака? А выла ли она вчера, или все-таки почувствовала, что Охрана сновидений вмешается и, надеюсь, все будет нормально.

За мной из гаража вышла Лиза. Она спросила у меня сигарету. Я протянул ей пачку. Она извлекла из сумочки зажигалку.

–А ты паспорт с собой носишь?- спросил я.

–Не, а зачем?- разумеется ты не можешь понять моего вопроса.

–Не в службу, а в дружбу, носи с собой какие-то документы. Или свою фотографию с надписью “Это я любимая…” фамилия имя отчество…

–Я не против, если это для тебя играет какую-то роль…

–Не лично для меня,- прошептал я. Попросить ее, что бы она еще выходя из дому клала в сумочку бумажку “я иду туда-то”…

Петтерс, не глупи! Простите, босс, не буду. И вылезьте наконец из моей головы!!!

–А где твоя девушка?

Ты что демон? Знаешь слабые места и бьешь по ним?

–У меня ее нет,- мне нужно быть спокойным и любить весь мир. Весь этот гребаный мир.

–Врешь?- спросила она.

–Зачем мне врать?

–Не может у такого парня как ты не быть девушки,- она сказала это с полной уверенностью.

–И откуда такая?..

–Скажу по секрету, я чувствую плохих людей. Чувствую хороших, замечательных. Чувствую когда с человеком должна или случилась беда. Вот например, я чувствую, что ты куда-то торопишься. К кому-то, что бы помочь, к девушке. Поэтому и спросила где она, что ты так торопишься,- она виновато опустила глаза.

–Открою тебе секрет и я. Я всегда чувствую правду и ложь. И сейчас я уверен, что ты говоришь правду. А что у тебя еще в арсенале?

–Вообще-то это я никому не собиралась говорить, уж слишком странно, но почему-то я чувствую, что мне нужно тебе довериться… Иногда, когда я сплю, я вижу сны, как будто я, здесь в Полтаве, становлюсь другими людьми. Совершенно мне неизвестными, будто я живу их жизнью, и знаешь… я все чувствую. Ни разу мне не снилось что с этими людьми случалось бы что-то хорошее, только… только плохое… понимаешь?.. Хотя зачем я тебе все это рассказываю?

Она фыркнула, а потом посмотрела на меня. Я знал, что мне зачастую не нужно ничего говорить. Собеседнику хватает лишь посмотреть на мою физиономию и слова излишни. Она уставилась на меня.

–Проклятая,- прошептал я.

–Что?

–Подожди секунду…

Вы слышали?! Да, Петтерс, вези ее сюда, как мы ее не заметили, чертовы поисковики! Вези быстро, у тебя через полтора часа работа. Понял, босс.

–Можешь соврать, что тебе куда-то нужно и я согласился тебя подвезти?

–Зачем?

–Узнаешь, доверься мне, еще хоть раз,- попросил я.

Лиза вошла в гараж и оттуда уже вышла с Котом. Они поцеловались и попрощались.

–Петтерс, спасибо, что согласился,- сказал Кот и скрутил пальцы в жесте “металл”.

Я ответил тем же и сел в машину. Включил проигрыватель и, разумеется, случайный выбор. В этот раз выбор пал на “Улицу роз”.

X5 мчал по городу с бешеной скоростью, я объезжал машины как стоячих. Мощность в 4.4 литра позволяла мне пошалить. Я домчал к “Тиробайту” и прямо-таки влетел в подвальный гараж. Припарковал машину на первом увидевшемся свободном месте и выпрыгнул из нее.

Лиза тоже незамедлительно выпрыгнула. Я запер машину, включив сигнализацию. Охранник протянул руку, что бы забрать у меня ключи и доверенность, но я отрицательно покачал головой.

На лифте мы поднялись в вестибюль, в котором сменили дежурство Гарик и Изя. Они со мной поздоровались и я отправился к Анатолию Леонидовичу, который нас уже ждал.

Лиза робко вошла в кабинет и босс указал ей на свободный стул, я уселся в темном углу. Босс положил трубку, по которой только что разговаривал.

Босс, она тоже Проклятая. Какая?.. А в общем какая разница…

–Лиза, здравствуй,- сказал босс. Она уставилась на него глазами переполненными удивлением. –Я - Анатолий Леонидович. Шеф Охраны сновидений города Полтавы.

–Что это?- спросила она, поглядывая назад, затем удостоверявшись, что я тут, вновь смотрела на босса.

–Как тебе объяснить? Это что-то вроде организации, где собраны люди с сверхчеловеческими способностями. Твой знакомый Петтерс владеет таким же даром как и ты. То есть переживать события человека до их происшествия. Мы тренируем оперативников - охранников сновидений, которые в момент озарения дара смогут узнавать место и время, что бы помочь затем избежать событию, которое переживают во время дара. Мы, можно сказать, охраняем сновидения. Мне тяжело это объяснить, но ты должна работать у нас. Сначала пройдешь тренировку, учебу…

Лиза хлопала глазами, что мне даже казалось я слышу скрип заржавелых петель и хлопок закрывающихся век.

–Петтерс, время!- гаркнул на меня босс. –Вон отсюда!

Я кивнул.

–Лиза, не бойся, мы еще увидимся,- сказал я и ушел.

Босс, не пугайте ее, пожалуйста, она девушка моего друга… Иди, уже чертов охранник! Есть, босс.

Я сел в машину и поехал к тому месту, где скоро будет ждать своей смерти Надежда Григорова.

Припарковав машину неподалеку я просто включил музыку и сидел ожидая. Я стоял почти в сантиметрах от места, где будет стоять Надя, но тонированные стекла джипа позволяли мне вести слежку, не боясь быть замеченным. Я включил радио. Там играла жалкая плачевная песня какой-то попсовой певицы. Я был Проклятым, который жадно верен тяжелой музыке, именно поэтому попса действовала на меня плохо.

Я услышал знакомый писк карманного компьютера, производства нашей фирмы, назывался он, как не странно, “Сонник”. Я извлек его из внутреннего кармана своей жилетки. Вам входящее сообщение!И варианты ответа, “отложить”, “прочитать сейчас”.

Я выбрал второй.

Петтерс, ты должен появиться тогда, когда она заметит первый “непорядок”. Ни секундой раньше, ни минутой позже. Ты хороший охранник, Петтерс, ты все сделаешь правильно. Анатолий Леонидович.

Ясно, босс, только почему это вы решили связываться с помощью техники, а не телепатии.

Петтерс, не мешай, я и так веду восемь телепатических разговоров, голова треснет, не мешай.

Я не стал просить прощения, чтобы не мешать. Мне иногда не по себе, когда я в очередной раз осознаю, что босс слышит каждую мою мысль. Сейчас я вспомнил учебу и попробовал поставить телепатическую защиту, что-то вроде “временно недоступен”, как в Интернете. Вроде получилось. Теперь мне никто не будет ни мешать, ни помогать. Теперь я остался один на один с собой.

Надя только что стала на свое место и смотрела на часы. Я тоже взглянул - 13.39. 10 минут - меня немного пробрал мороз, и это в середине августа…

А по радио заиграла моя любимая песня, которую я слышал впервые…

Жил был на свете Антон Городецкий

Бросила жена он грустил не по-детски

Пришел к колдунье, “а ну-ка наколдуй мне”

"Сейчас, мой хороший, только хлопну в ладоши,

И жена вернется, от того отвернется

И маленькая жизнь внутри нее оборвется!"

Но вдруг на ведьму налетели тени

Привидений говорят: "Не бывать преступленью

Ну, что же ты что, потупила взор

Сдавайся ведьма Ночной дозор!"

И треснул мир на пополам

Дымит разлом

И льется кровь, идет война

Добра со злом

И меркнет свет, луна в полу

Плетет узор

По темным улицам летит

Ночной дозор

Отличная песня. Продолжение мне не удалось дослушать, пришлось переключаться на “Арию” и включить случайный выбор. А ну-ка плеер что меня ждет?

Я вижу, как закат стекла оконные плавит,

День прожит, а ночь оставит тени снов в углах.

Мне не вернуть назад серую птицу печали,

Все в прошлом, так быстро тают замки в облаках.

Там все живы, кто любил меня,

Где восход - как праздник бесконечной жизни,

Там нет счета рекам и морям,

Но по ним нельзя доплыть домой.

Вновь примирит все тьма, даже алмазы и пепел,

Друг равен врагу в итоге, а итог один…

Два солнца у меня на этом и прошлом свете,

Их вместе собой укроет горько-сладкий дым.

Возьми меня с собой, пурпурная река,

Прочь унеси меня с собой, закат.

Тоска о том, что было, рвется через край,

Под крики серых птичьих стай.

И что это значит? Может в этот раз плеер ошибся, я включил случайный выбор вновь, но вопреки своей конструкции, он нашел такую же песню, правда в другом альбоме, точнее в сборнике. Плохо дело.

А Петя уже пришел, поздоровался с Надей, и они отправились в автобус. Я завел машину и тронул в сторону Россошенец. Приехав и став около магазина мол “что-то купить”, я стоял у прилавка и ждал появление автобуса. Как и должно было, автобус появился. Из него высыпались люди в том числе и Надежда с Петей.

Я не верю в Бога и не знаю кого просить о помощи. Защиту снимать я не хотел, все-таки первое мое задание, которое имеет чуть ли не важность с отметкой “НЕ ПОДЛЕГАЕТ ПРОВАЛУ”. Ладно, буду надеяться на свою силу Проклятого.

Когда моя цель пошла по дороге к Горбаневке (район, в котором стояли те самые две девятиэтажки, возле которых их ждали остальные пятеро), я сел в машину и ждал, я должен был почувствовать время, просто обязан, не имею права не почувствовать. Сейчас на мое чутье полагается весь этот гребаный мир. А может послать все к чертям. Ведь мне все равно этот мир ничего не принес, и не может принести, хорошего.

Просто дело в том, что единственное чего я хочу - это любимую девушку, или жену… А мне все равно не позволят влюбиться. С моей-то работой… Скорее всего если я влюблюсь, мне прочистят мозги и я буду думать, что я просто спал и видел сон, а мою “любовь” или завезут в другую страну… или похоронят…

Время. Я почувствовал, что уже нужно ехать в лес. Нет, ничего еще не произошло, но я должен ехать, что бы не пропустить следующее время. Все как в компьютерных играх. Что-то вроде контрольных точек. Только что произошла первая контрольная точка, теперь мне нужно продвигаться ко второй. Жаль что только нету возможности перезапуститься после провала задания.

Я тронул машину и неспеша поехал в лесок. Поставил машину ровно за радиусом зрения с места преступления. Вторая контрольная точка - пройдена.

Я вышел из машины и прикурил сигарету. Восстановил в памяти весь Сон. Сейчас они только дошли до места и Надя начинает подумывать о том, что туда не попадают лучи солнца и позагорать ей не удастся.

Я извлек пачку сигарет, обнаружил, что там осталась последняя. Ничего, живы будем - не помрем. Куплю еще одну, деньги вроде бы на пачку есть, но не более.

Писк. Я посмотрел на “Сонник”. Вам пришло сообщение.Я выбрал “прочитать сейчас”.

Петтерс, я тебя не чувствую! Ты жив? С тобой все нормально? Петтерс, у нас запрет на убийство, не наносить больше 40% повреждений каждому. Смерть - недоступна. Не вези девушку в город, плыви на дно… И не снимай потом защиту… Анатолий Леонидович.

Понял. Не более сорока процентов повреждений, все теперь стало еще больше напоминать вшивую компьютерную игру. Жизнь игра - задумка, правда хреновая, но вот графика…

Так что-то я потерял уверенность в своем предчувствии. Вспомнить урок об уходе на второй слой реальности… Кажется все как в “Дозоре” Лукьяненка. Может он тоже Проклятый? Надо будет попросить босса проверить. Найти свою тень и войти в нее, предусмотрительно подняв мысленно ее с земли.

Пот так и лился у меня с висков, но у меня получилось. В отличии от Сумрака, о котором писал Сергей в “Дозорах” здесь не теряются краски, это просто второй уровень реальности, нашей обычной. Здесь поднимается восприятие, ты слышишь и видишь гораздо четче, чем на первом слое. Двигаешься чуть быстрее, как впрочем и в Сумраке… и также как и в Сумраке становишься не воспринимаем людьми. На тебя просто не обращают внимания, никакого, будь ты хоть голым и размахивающим своими, как назвал их Стивен Кинг в книге “Противостояние”, причиндалами.

Я побрел через лес к тому самому месту, мысленно названым мною контрольной точкой номер 3. Надя только прилегла, когда я подошел в притык их месту отдыха.

Достигнута контрольная точка номер 3.

Вот Надя лежит и загорает. Вот Петя перекрывает ей ничтожные лучи солнца, она вскакивает, но он ловит ее руку и.. Черт! Я совсем об этом забыл! Он замахнулся, я бы не успел даже на втором слое. Теоретически это было возможно, но не доказано практически. Я имею ввиду существование третьего слоя реальности. В этот раз у меня получилось все очень мгновенно, адреналин прибавляет человеку силы, а что он делает Проклятому…

Я попал в третий слой, краски стали еще четче, движения других еще медленнее, теперь я видел малейшие движение во всех деталях. Рука Пети идет в замах. На мордах его друзей медленно шкура показывает желтые от никотина зубы… Я проделал удар ногами, который не имел названия, но его можно окрестить “метла змеи”. Если у меня появится время я расскажу откуда я взял такое название и все касательно того, что я умею по части рукопашной.

Удар первой ногой пришелся по руке, резко ее откинув назад, затем я вышел на первый слой реальности, для них я появился из неоткуда, вот на первом слое моя нога попадает прямо в нос моему тезке. Последний отлетает на несколько метров. Виною моя сила, полученная в молодости, умноженная на коэффициент (где коэффициентом является мой ранг охранника сновидений, она же сила Проклятого). Пятеро остальных подонков были пока еще в состоянии полного ужаса и удивления.

Я представляю себе, что такое увидеть напавшего из неоткуда чудовища. Наверняка я им сейчас казался чудовищем. Каким-то неописуемым монстром, совсем ни чем не похожим на человека, монстром которыми пугают детей американцы. Если бы американцы пугали детей бабаями, то для этих вот подонков я тоже был бы самым реальным и реально существующим бабаяем. А какой человек, может настолько тихо подкрасться? Да, но ведь я не человек, я - Проклятый!

Я быстро взглянул на тезку, кажется я не превысил разрешимого уровня повреждений.

Я стал в стойку и смотрел на остальных пятерых противников. Надя, молодец, просто стала за моей спиной. И стала правильно - не мешая движениям и не отходя на то расстояние, на котором я могу не успеть ее защитить.

Первым пришел в себя самый большой несостоявшийся насильник. Кинулся на меня. Я выстрелил носком ноги в пах, парень скрючился в адской боли, я-то знаю какая это адская боль, кажется что вся сила, которая в тебе имеется, сколько бы ее не было, со всего тела идет туда, что бы как можно быстрее устранить боль. В таких случаях рекомендуют попрыгать на пятках, но не буду же советовать это своему врагу.

–Кто ты мать твою?!- заорал мой тезка, слова еле разбирались, кровотечение из сломанного носа забивало ему горло и каждый произносимый звук сопровождался бульканьем.

–Охранник сновидений,- сказал я и извлек ксиву, показывая всем, самое время для…

Я извлек “Кольт 1911”, и прислонил к ксиве, показывая удостоверение я уже был защищен.

–Сейчас мы с Надеждой уйдем, а вы не будете за нами гнаться, ясно?- спросил я, друзья моего тезки дружно закивали, а тезка пытался, что-то сказать, но Надя ударила его по сломанному носу и он потерял сознание. Но я чувствовал, что он не собирался бросать жалкие угрозы или просить пощады, он хотел что-то донести до моего ведома, но…

Я спрятал ксиву, но не пистолет, потом нащупал Надину руку и быстро поднял свою тень, таща Надю за собой на второй слой реальности.

–Где мы, кто ты?- спросила она, глядя на растерянных своих насильников, которые проводили руками в том месте где мы стояли секунду назад. –Они что не видят нас?

–Надя, можно назвать тебя Надей, я тебе все потом объясню, пойдем к машине.

У нее не было выбора, да и к тому же все слои, кроме первого забирали силу, если не умеешь ее контролировать. Я уже умел, а вот Надя.

Я схватил ее за руку и отвел за радиус, в котором нас могли еще увидеть.

Я вырвал нас из второго слоя, вернув на первый, я остановился спрятал оружие и позвал Надю за собой. Она шла молча, видимо поняла, что ей все объяснят, как только будет возможность. Мы дошли к машине, я открыл дверь и попросил Надю сесть. Все ее вещи были забыты на “месте отдыха”.

Я сел в машину. Так снять защиту и поговорить с боссом. Но тут я вспомнил, что он приказал не снимать защиту.

Я вынул мобильный и набрал номер.

–“Тиробайт”,- ответили мне на той стороне провода, хотя какой провод у мобильного?

–Наташа?- спросил я.

–Да,- ответила она.

–Это Петтерс, свяжи с боссом.

–Петтерс! Ты жив? Что с Надей?

–Я жив, все нормально, у меня странное чувство…

–Свои чувства придержи пока при себе. Чуть позже я с тобой свяжусь, чтобы все объяснить. Я перешлю тебе карту, отправляйся туда, найдешь там наш дом и останешься там, объясни все Наде, не высовывайтесь, плыви на дно. Я свяжусь с тобой, но позже.

–А что?..

–С Лизой все нормально, она пошла на обучение, добровольно, без зачистки мозгов…

–Спасибо, босс.

–Езжай уже и ни в коем случае…

–…не снимать защиту, все босс.

Я положил трубку. Надя смотрела на меня и молчала.

Я тронул машину с места, переслав информацию карты с “Сонника” на бортовой компьютер джипа.

–Внимай, Надя,- попросил я, она внимала,- в нашем мире существует некая организация Охрана сновидений, которая…

Мы проехали знак того поселка или села, которое указал на карте Анатолий Леонидович. Называлось оно Коломак. Едва проехав знак мы были остановлены местной милицией, которые вопреки всей мировой логике (это больше походило на уверенный вызов: “Эй, мировая логика! Мы вызываем тебя на войну!”) в заброшенном селе ездили на новеньких “Фордах”. Красиво раскрашенный “Форд”, из которого нам махнули жезлом, объехал припаркованный “БМВ Икс-5”. Стал впереди нас и из машины вышел молодой милиционер. Он подошел к окну машины, я опустил окно.

–Лейтенант Куйдымагаров,- откозырял он, я улыбнулся, Надя начала хохотать. Фамилия у парня такая, что зимой он наверняка не с первого раза представляется.

–Здравствуйте, офицер,- сказал я. Надя продолжала хохотать.

–Предъявите, пожалуйста, документы на машину, права, паспорт и удостоверение по месту работы,- странно еще, что его никак не взволновала девушка в одном только купальнике на пассажирском сиденье. Вел он себя невозмутимо.

Удивительно, что здесь спрашивают ксиву. В моей ксиве, было сказано, что я “мальчик по вызову”, простите, так мы называем тех работников, который ездят на заказы, собрать компьютер, устранить неполадки или что там еще мы делаем. Официально я работник “Тиробайта”. Но если посмотреть через второй слой реальности на документы, то там ясно указано, что Охраны сновидений, второй ранг. Этот ранг значит, что я могу входить на второй слой реальности. Следующие ранги я не знаю в чем измеряются, если не было доказано существование третьего слоя реальности…

Лейтенант посмотрел доверенность на машину, мой паспорт, права, а дойдя к моей ксиве, он надел темные зеркальные очки. Он - Проклятый! Наверняка сотрудник!

Он посмотрел только первую страницу удостоверения, на ней в первом слое пусто, дальше вся информация идет по “Тиробайту”. Он закрыл ксиву, снял очки и улыбнулся.

–Петтерс, следуйте за нами, мы проведем Вас к дому. По приказу Анатолия Леонидовича.

Он вернул мне документы и пошел к “Форду”. Хорошо у Охраны сновидений налажено. Куда не сунься - везде союзники. Все схвачено, черт возьми! Ехать по всем этим сельским дорогам на джипе - сплошное удовольствие. Дорогая подвеска исключала возможность тряски, учитывая даже скорость в 80 км/час. Форд провел нас через небольшой лесок в самую шуршу, которую можно только вообще представить во всей этой шурше. Это было нечто сверхъестественное - шурша в шурше. Об этом никто бы не догадался.

Куйдымагарова, черт, и не скажешь без улыбки, машина остановилась возле невзрачного домика, который был обнесен довольно высоким сетчатым забором, который в свою очередь был бережно прикрыт виноградом. Лейтенант вышел из машины и подошел ко мне.

Я поблагодарил его за помощь, он пожелал нам всего хорошего и пошел к машине, на полпути он остановился демонстративно ударил себя по лбу и вновь подошел ко мне.

–Ключики,- извиняющим тоном пояснил он и протянул мне связку ключей. Я кинул на них быстрый оценивающих взгляд. На каждом ключе бережно было выгравировано имя двери, которую он открывает.

–Как мне потом вернуть вам ключи?- спросил я.

–Анатолий Леонидович свяжется со мной когда придет время вам уезжать, я сам заберу их,- сказал лейтенант.

–Спасибо, товарищ лейтенант,- сказал я.

–Удачи в вашем задании, Петтерс.

Он откозырял и удалился в “Форд”, который незамедлительно уехал.

Надя сидела в машине. Я подошел к забору и отыскал замок, отпер его и открыл ворота, что бы проехать машиной.

Загнав машину и заперев за собой ворота, мы с Надей вошли в дом. Кстати последний был действительно хорош и уютен. Надя облюбовала одну комнату наверху, в шкафу которой нашла подходящую одежду.

Я же первым делом пошел искать кухню и главное проверить имущество холодильника. Я предполагал что он наполнен только потому, что в гараже, куда я загнал джип, стояли пара канистр с АИ95, именно тем бензином, который жрал этот джип.

Открыв холодильник я обнаружил, что он не совсем наполнен, но еда там имелась, всякие консервы. В хлебнице на столе бесхозно лежали две буханки хлеба - черный и белый.

Жаль, что только нету сигарет… и неведомо что меня вело, но я открыл морозилку, обнаружив там блок “Мальборо” красных. Черт бы Вас побрал, Анатолий Леонидович! Вы знали, что мне придется уезжать с Надей в бега.

И раньше бывали случаи, когда мне приходилось уезжать на пару дней на одной из казенных машин, в бардачке которых всегда предусмотрительно лежали несколько пачек сигарет, вровень количеству дней “командировки”. Блок - не так уж много, но почему-то мне кажется, что это только начало…

Спустилась Надя. Кстати я говорил, что у нее было симпатичное личико смахивавшее на лицо попсовой певицы Бритни Спирс, крашеные светлые волосы, средней длины, и фигура топ-модели? Не говорил, но теперь-то уже сказал…

Она села за стол в кухне и положила голову в руки.

–Теперь дай мне пару ответов,- попросила она.

–Если только вопросы будут мне под силу и ответы на них не потребуют секретной информации, которая мне не доступна,- согласился, предварительно поставив и свои условия.

–Значит у тебя есть проклятие, позволяющее становиться во сне кем-то из людей и переживать их судьбу, чувствовать, что с ними происходит плохое, чего нельзя допустить. После этого ты спасаешь людей от этого происшествия, правильно?- она подождала пока я кивнул. –Значит вчера ночью ты стал мною?

Я кивнул.

–И ты видел как меня изнасиловали эти шестеро?

–Не только видел, но и все чувствовал, после чего поклялся, что ты этого не почувствуешь.

–Ясно. Ну, допустим, как бы повлияло на меня то что меня изнасиловали?

–Уже никак.

–Я понимаю, что ты меня спас…

–Защитил,- поправил я.

–…защитил,- она поправилась,- но если бы не защитил?

–Ты хочешь знать как повлияло бы на твою жизнь это происшествие?

Она слегка кивнула.

–А никак. Ты должна сделать для мира великое открытие. Но они изнасиловали бы тебя уже после твоей смерти. Я появился в момент, когда ты от удара потеряла бы сознание и была бы… в общем до смерти, тело бы закопали на кладбище, в декабре в газете появилась бы статья о твоем исчезновении, а лишь в тринадцатом году нашли бы твой скелет, с помощью которого они не узнали бы даже причины твоей смерти. Пока спрашиваю я, лучше не доводить этого вопроса до босса, ты будешь добровольно работать на Охрану сновидений?

Я видел, что Надя еще не отошла от шока. Трудно наверное выслушать полный расклад твоей судьбы, если тебя выдернули за несколько секунд до этого поворота, неизбежного поворота в небытие…

–Потому что спрашиваешь ты, мой спаситель, я отвечу что буду сотрудничать или даже работать на вас, хотя бы в благодарность за свою жизнь. А какова моя цель-то в жизни?

–Прости я не могу тебе этого сказать, если ты будешь знать - этого может не произойти, это не нужно, понимаешь?

–Ладно, понимаю, да и не нужно знать своего будущего.

–Правильно. Ты не пожалеешь из-за своего решения связать жизнь с Охраной сновидений… Я тебе обещаю.

–И ты не жалеешь?- вопрос звучал слишком искренне, что мне было очень страшно отвечать правду на него.

Я закурил. Выпустил пару струек дыма, глядя в окно на “наш” сад.

–Я другое дело,- ответил я наконец, Надя все это время ждала ответа, как будто понимая тяжесть его ответа.

–И почему же?

–Ты - человек, а я - Проклятый.

–Кем же?

–Миром,- прошептал я. –Ты не имеешь проклятия, ты никогда не войдешь сама на второй слой реальности, у тебя не будет такой силы какая есть у любого Проклятого, ты не будешь переживать смерть в чужом теле, тебе будет спокойно и интересно, и у тебя будут цели. Я говорю о настоящих целях - семье, детях, открытиях, познаниях…

–А какая же твоя цель?

–Моя?- я немого помолчал, искал свою цель… –Умереть побыстрее. Влюбиться мне нельзя, делать то что мне нравиться тоже. Я простой охранник сновидений второго ранга. То бишь я - никто…

–Не говори так, Петтерс, ты вовсе не никто. Ты хороший и добрый человек, ой прости, Проклятый, но ты же можешь быть человеком. Проявляется проклятие не каждый же день?

–Да, не каждый, но когда оно проявляется, ты сразу понимаешь, что все земное, чем занимаешься ты - ничтожно, потому что люди которых приходится спасать - важны для судьбы мира, не то что ты.

–Подожди, где логика. ТЫ спасаешь тех людей, которые ВАЖНЫ, если бы не было тебя и таких КАК ТЫ, то кто бы спасал людей для мира?

В ее словах была логика, поэтому я с ней согласился и приказал идти спать, что бы была со свежими силами. Видимо, мой приказ был лишь предлогом, поскольку ей и так хотелось спать.

Я взял мобильный телефон и набрал номер босса.

–Да, Петтерс,- ответил он.

–Вы знали, что мы будем вынуждены бежать, знали до того как я поехал на выполнение!- заорал я. –Вы до этого набили холодильник едой и сигаретами!

–Тихо, тихо! Петтерс, да я знал, я напишу тебе объяснение, когда у меня появится время, потерпи, я все объясню и даже тот запрет на убийство, хорошо?

–Сколько нам тут торчать?

–Пересидите неделю, я пришлю за вами, Петтерс, прости.

–Босс!

–Петтерс, прошу тебя, доверься мне.

–Босс, я был на третьем слое реальности.

Босс немного помолчал.

–Когда все закончится первым делом с удостоверением ко мне в кабинет,- просто сказал он и положил трубку.

Я поднялся и пошел вздремнуть.

* * *

Время ползло очень медленно. На третий день мы с Надей перестали даже разговаривать, затем ограничиваясь “добрым утром” и “спокойной ночи”. Сигареты уходили быстро, делать здесь было нечего, идти никуда нельзя. Этого мне, правда, никто не говорил, но почему-то я это знал, вернее чувствовал…

Начался очередной день, я проснулся как обычно в восемь утра и поплелся на кухню, где начал поиски сигарет, все же вспомнив, что они в морозилке, я смог закурить. Единственное дело, которым я занимался и которое приносило хоть какую-то пользу, это то что я следил за пепельницей, которую выбрасывал каждый час.

Когда закурила Надя, сигареты начали таять еще быстрее, курила она разумеется меньше меня раза в два, но это не мешало пачкам одной за одной исчезать в “сигаретном раю”.

А вон и Надя. Она как и каждое утро - не накрашенная - спустилась со второго этажа и подошла к холодильнику и вынула оттуда что-то съестное.

–Доброе утро,- объявила она.

–Утро добрым не бывает,- сказал я и улыбнулся. Этот день был седьмым, который мы провели здесь и я решил его разнообразить, а не чем-то банальным вроде “доброе утро”.

Надя улыбнулась и села за стол напротив меня.

–А у тебя девушка есть?- спросила она.

И ты что тоже Проклятая? Или это чисто женская черта характера - бить по самому незащищенному месту?

–Нету у меня девушки и давай не будем говорить на эту тему,- попросил я.

–Нет уж мы поговорим!- заявила она.

–Ну что еще?- возмутился я.

–Почему, неужели нет девчонки, которая тебе нравится?- спросила она.

–На это есть две причины. Нет девчонки, которой нравился бы я, а вторая и самая главная причина - моя работа. Я охранник сновидений - этот Проклятый не имеет право на любовь…

–Любой человек имеет право на любовь,- возразила Надя.

–Да, ты права. Любой человек, но не Проклятый! Все вопрос исчерпан?

–Нет.

–Говори, я буду слушать…

Но говорить она не начала, я почувствовал присутствие. Я подошел к окошку, выходящему на лоджию. Никого.

Я не стал одевать очки и окунул свои глаза во второй слой реальности. Я услышал как Надя вскрикнула. Жуткое, наверное зрелище, увидеть человека без глаз, когда глядя в глазницы видишь мозг…

Но я все же увидел как на лоджию поднимались трое парней. Они посмотрели на меня и по-очереди кивнули мне. Я не мог их разглядеть, тень неудачно падала.

Они все извлекли ксивы и выставили вперед. Вампир, Женя и Изя. Я вернул глаза в первый слой и отворил дверь.

Надя смотрела на меня как на идиота. Я открыл дверь, подержал их просто открытыми и потом просто закрыл.

Но это видела Надя. На самом деле в двери вошли все трое и расселись за столом, один присел за спиной Нади - Вампир.

–Что, мужики, теперь нам можно отсюда выезжать?- спросил я, Надя хлопала глазами.

–Пока нет, скоро приедет Анатолий Леонидович,- послышался голос Изи и он вернулся на первый слой. Надя вскрикнула от неожиданности и откинулась назад, из-за чего начала падать, но Вампир подхватил ее и вернул на место.

–Простите, коллега, мы Вас напугали?- спросил, вышедший на первый слой реальности, Женя.

–Я не привыкла, что все ходят по второму слою реальности, а потом выскакивают с целью меня напугать,- выговорила Надя.

–Еще раз простите…

–Потом разберетесь,- сказал босс, появившийся на лоджии.

Странно, но его присутствия я не ощутил.

–Петтерс, можешь снять защиту,- сообщил мне босс.

–Спасибо, пусть побудет,- возразил я.

–Мужики, охраняйте Надю, хоть один волосок… шкуру спущу,- сообщил босс, все кивнули. Затем босс повернулся ко мне. –Пошли пройдемся, Петтерс.

Я кивнул и мы вышли на улицу, а затем вошли на второй слой реальности и пошли вдоль улиц Богом забытого Коломака.

–Я бы хотел получить кое-какую информацию,- сообщил я.

–Спрашивай, Петтерс,- разрешил босс.

–Почему нельзя было наносить высоких повреждений?

–Запрет на убийство.

–От кого?

–Слушай. Помимо Охраны сновидений есть и другие подобные организации. Мы следим за тем, что бы ничего не случилось с людьми, которые сыграют важную роль в развитии мира… А Они следят за тем, что бы те люди, которые должны сыграть роль в развитии преступников не пострадали…

–Вы имеете ввиду, что все должно пребывать в равновесии?

–Нет, не совсем. Понимаешь, это как с терроризмом, если не будет террористов - не нужны будут спец агенты, а от этого сколько людей останется безработными? Сейчас любой может пойти тренироваться, учится и стать универсальным солдатом, чтобы бороться с террористами. Ведь у любой медали две стороны, Петтерс. Если с одной стороны убийства невинных, а с другой плата для возможности поддерживать свою жизнь спасателям… Смотри, вот убили террористы шестерых, представил… А вот человек 20 спец агентов-штурмовиков, и еще неизвестно сколько остальных - техников, оружейников, врачей - получают деньги за операцию по спасению.

–Вы хотите сказать, что тех людей, которые играют важную роль в развитии терроризма, должны поддерживать? Развивать у них жажду крови? Что бы им было нужно что-то?

–Да. Петтерс, все очень просто. Люди - это так себе - никто.

–Все как в шахматах? Обмен фигурами? Мы отдаем пешку - людей. Зато потом убиваем офицера - обеспечиваем возможность прожить большему количеству людей, чем тех которых мы потеряли?

–Петтерс, не будь таким циничным, без этого невозможно. Жизнь - медаль. У медали две стороны и ни в одной нет ничего абсолютно хорошего, а в другой чего-то абсолютно плохого.

–И что же за организация?

–Сторож зла.

–“На страже силы зла…”?- процитировал я одну строчки из песни “Арии”.

–Это их девиз.

Почему-то я не сомневался.

–И насколько их права превышают наши?

–С чего это ты взял, что их права имеют больший приоритет чем наши? У нас одинаковый приоритет.

–А как же запрет на убийство это был страж зла, этот Петя?

–Да,- ответил босс, не знаю чего я хотел услышать правдивого ответа или все-таки лучше ложь, успокаивающую ложь.

–А какое он имел право?..

–…Убивать Надю?- закончил вопрос Анатолий Леонидович. Дождался пока я кивнул. –Каждая организация действует независимо от другой, но не имеет право убивать кого-то из “соседей” - это догма. Мы знали, что стражи зла кого-то убьют, но мы не знали кого. Но тут у тебя сработал дар

Проклятие,- поправил я, босс согласился и продолжил:

–…которое показало, что убьют очень важную персону в развитии мира, а этого МЫ не вправе допустить… Чего ты и не допустил, удостоверение с тобой?

Я извлек ксиву и протянул ее боссу.

Он внимательно на нее посмотрел, а потом провел рукой по первой странице. Улыбнулся и отдал мне. Я взглянул.

Петр “Петтерс” Ранов, Охранник сновидений 3-го ранга. Третий ранг?

–Почему третий?- спросил я.

–Как ты нас называешь? Проклятые? Так вот, Проклятый, ступивший на третий слой реальности является по силе третьим рангом. Мои поздравления,- сказал он.

Да только не до его поздравлений мне было. До сих пор я уже успел забыть что такое dИjЮ vu, но последние дни я не мог существовать без этого чувства.

Оно ко мне явилось потому, что все что со мной происходило - это сюжет книги “Дозор”. Так не бывает. Эти слои реальности, эти организации, люди, Проклятые, охранники сновидений, стражи зла…

Босс что-то мне говорил, но я уже шел назад к дому… Все равно получается, что мы следим за равновесием. У медали две стороны… И в каждой есть что-то хорошее, причем оно равняется тому что есть там и плохое.

Как бы я хотел остаться простым, тем которым я был раньше… Не делать того поступка, который я сделал из-за чего во мне раскрыли проклятие и то что я Проклятый.

Черт! Я ничего не хочу уже в этом мире! Абсолютно ничего! Лишь смерти. Смерти себе и всем этим Проклятым, дайте людям жить, так как они сами сумеют!!! Вы меня слышите, уроды?!


Глава II

Мужество есть лишь у тех,

Кто ощутил сердцем страх,

Кто смотрит в пропасть,

Но смотрит с гордостью в глазах…

Ария “Беги за солнцем”

Будильник разрывался, пытаясь убедить меня проснуться. Я уже начинал просыпаться, было весьма непривычно вставать и куда-то собираться. Поэтому я лежал, все еще не хотя осознавать всю важность того, что мне нужно вставать.

Одиннадцатый класс. Все же последний год в школе, затем дальше… а куда дальше-то? Ответ на этот вопрос я еще не отыскал во всем своем сознании.

У будильника все же получилось выполнить свою миссию. Этот нескончаемый безумный адский писк поднимет кого угодно, когда угодно. Я поднялся с кровати и отправился в ванную. Сейчас я начал уже воспринимать этот мир. Будильник меня будил - значит мама на работе.

Я умылся и почистил зубы - утренний ритуал. Переплелся на кухню и взглянул на часы - 7.46 2 сентября. Первый день учебы…

Все на что у меня хватило сил и желания - сварить кофе и закурить сигарету. Мои любимые “Мальборо” красного цвета, я согласен отдать пол жизни лишь бы у меня всегда были сигареты этой марки и литр кефира в холодильнике.

Все-таки начало года, нужно забывать обо всех интересных книгах и ежедневных походах к другу поиграть на компьютере. Жаль, еще не всех немцев и террористов я убил, не все города и цивилизации я построил. Эх, был у меня дома компьютер…

Когда я докурил и допил кофе, после чего осознал, что вот он я не сонный, на часах уже было 8.06. Нужно быстрее собраться и выйти, а то я еще опоздаю, а я очень не люблю опаздывать.

Оделся и собрался я весьма быстро, вкинул в рюкзак пачку сигарет и зажигалку. Затем вышел, было уже 8.13.

По дороге в школу, я вспомнил, что есть в моем классе один раздражитель, мешающий мне жить. Девушка. Я ее очень сильно люблю, я готов отдать за нее жизнь. Как я хочу, что бы она была моей, что бы тоже меня любила.

Но нет, есть у нее богатенький любимый. Наверняка, потому и любимый, что богатый. Ух, как я хочу его убить, разорвать на части, как обезьяна газету. В полете разнести! Ублюдка, богача утробного!

А вон и она. Идет себе, хвостиком виляет. Какая же она красивая. Фигура оставит позади большую часть топ-моделей, личико не подлежит никаким описаниям - нет еще ни в одном языке мира слов, которые могут описать такую красоту. Красивые светлые волосы, приятный голосок… чудесная душа, но глупая натура…

Со мной бы ты была счастлива. Всегда и везде. “Судьба не разлучи!”

Я вошел в школу, почти за ней, звали ее Аленой. Я специально шел на таком расстоянии, чтобы она меня не заметила. Не хотел я с ней разговаривать. Это очень для меня мучительно.

В классе мы с ней все-таки встретились - это было неизбежно. Я сел на свое место, а она ходила по классу, разговаривая с подругами, что-то кого-то спрашивая… Она проходила мимо меня.

–При-и-вет,- сказала она и посмотрела на меня своими красивыми ярко-голубыми глазами. Они были прекрасны, хотя бы тем, что взгляд всегда был откровенным, белок глаз тоже имел голубой оттенок. –Как дела?

–Как в Дании,- ответил я.

–А как там?- спросила она улыбаясь. Даже мой грубый ответ не помог ей понять, что я не хочу с ней разговаривать.

–Дела как в Дании - всех е…т, а мы в ожидании!- гаркнул я, знаю я как она реагирует на все пошлые шутки и тому подобное. Она и сейчас скорчила недовольную гримасу и пошла дальше, так ничего и не ответив.

Может ты поступил слишком грубо?- спросил мой внутренний голос, который звучал голосом отличного вокалиста - Кипелова.

Нет, не грубо! Со мной поступили хуже, зная что я люблю ее больше жизни!- ответил я своему внутреннему Кипелову, который после этого больше не пытался заговорить.

Начались уроки, первый прошел нудно, после него была короткая переменка, во время которой я громко хохотал, когда услышал, что моя подруга-одноклассница - заядлая “алкоголичка” и курильщица - заявила, что она бросила курить, причем вчера.

Начался урок, пришла учительница украинского языка и вела свой урок, никто ее не слушал, все следили глазами за часами.

Наконец время подошло к звонку, но его не было, и через пять минут тоже не было, даже через десять. В классе начались возмущенные возгласы и угрозы убить того, кто не выполнил свою обязанность дать звонок.

Когда мой одноклассник Олег пытался выйти в коридор, что бы пойти узнать в чем дело и всех поставить на уши… Он получил в лоб, причем ПРИКЛАДОМ АВТОМАТА КАЛАШНИКОВА!!!! В класс вошли четыре мужика, по виду не нашей национальности. Все-таки одной Россией они не ограничились, теперь террористы добрались и до нашей, Богом забытой Полтавы, и выбор их, по чистой случайности, пал именно на нашу школу.

Из того, что звонок никто не дал, я понял, что это не единственные четыре террориста… Дело дрянь.

–А теперь все дружно переместились в один угол кабинета!- сообщил один из них, после чего весь наш класс, перешел в один уголок и забился там, я пробрался сквозь толпу к Алене. Она хныкала, и из глаз лились беспрерывные слезы.

Я обвел ее талию рукой и остался так и стоять. Она обняла меня за шею и я понял, что только смерть сейчас могла заставить ее меня отпустить.

Двое террористов подошли к нашей толпе и стали внимательно разглядывать нас всех. Когда глаза его остановились на Алене…

–Слышь, а эта ничего, может мы ее?..- спросил один из этих двоих, второй согласился.

–Да делайте что хотите,- бросил глава этой четверки.

Алена прижалась ко мне еще крепче, я в свою очередь выступил чуть вперед, заслоняя ее. Террорист наставил на меня дуло. Я переживал сейчас только за одно - что бы не описать штаны…

Наверняка одному Дьяволу известно, какой страх я испытывал, глядя в бездонную глубь дула автомата. Ох, как я боялся, что вот-вот и он выстрелит. Страх смерти появляться тогда, когда она стоит неподалеку - доказано. Я пытался перебороть себя и получилось это лишь тогда, когда я всерьез задумался над тем, что они хотят сделать с Аленой. Я поднял взгляд, наделив его всем тем злом, всем гневом, всей ненавистью, которая накопилась во мне за мою 16-летнюю жизнь, и посмотрел прямо в глаза вооруженному террористу. Он тут же опустил дуло и отступил на шаг.

–Что же?..- спросил предводитель и посмотрел на меня, прямо в глаза, я ответил ему прямым взглядом. –Трогай кого хочешь, но не ту девчонку,- сказал он своему воину.

Если я не слеп, то этот террорист был рад этой команде, и когда он присмотрелся к подруге Алены, которую я держал за руку…

–Да ну их,- сказал он и пошел к своим.

Учительница наша сразу упала в обморок и никто даже не удосужился ее перетащить к остальным заложникам.

Все было тихо, я часто поглядывал на часы и каждый раз стрелки стояли на прежнем месте. Нет, часы не остановились, время ползло, очень жутко и страшно медленно. Террористы не предпринимали никаких действий, видимо в “нашей” четверке не было ни одного, кто считался главой их неопределенной операции.

Через час нудного и жуткого ничегонеделания террористы стали измерять шагами наш класс. Я смог добыть стул и усадить на него Алену, она не выпустила меня, я сел задницей на грязный пол подле нее, она испуганно уткнулась мне в ключицу и смотрела своими голубыми глазами за происходящим.

Как мне было страшно. Такого дикого ужаса я не испытывал, я всегда призывал смерть и даже сейчас, боясь ее, был готов встретить ее лицом в лицо, но один на один - без посредников, коими сейчас являлись мои одноклассники.

Я их любил, но не всех и не очень. Я любил и ценил Алену, ее подругу Аню и больше никого. Десятерых из двадцати трех я душевно ненавидел и хотел их смерти, но НЕ на моих глазах и НЕ от руки этих подонков.

Учительница стала приходить в себя. Все охнули, я лишь усмехнулся. Она пропустила мой триумф, когда я одним взглядом заставил террористов перехотеть насиловать мою любовь и ее подругу…

Стыдно, Надежда Семеновна, очень стыдно! Ни один из ваших учеников не потерял сознание, все держались молодцами. Настолько молодцами, что мой страх сменялся на гордость и уважение.

Я внимательно следил за измерениями нашего класса, будто ища ошибки в его шагах. Вели они себя весьма глупо - точь-в-точь как в самой примитивной компьютерной игре, где террористы делают то, что им было запрограммировано человеком создававшим для данной игры искусственный интеллект, но потом напоровшемуся на какую-то ошибку, которую не смог преодолеть и решившему ограничиться обычным однотипным хождения, по заранее продуманной и неизменной траектории, а думать их не научили вовсе. Тот, который измерял комнату шагами - Алек. Они были чеченцами.

Тот, который неподвижно сидел на учительском столе, уставившись в одну точку, коей являлась дверь нашего класса,- Измаил.

Один вояка постоянно менял свое место, ему не сиделось за партой, не сиделось на парте, на подоконнике (причем скинул два самых красивых цветка) ему тоже не понравилось, сейчас он пристроился около дверей, опершись на косяк. Ближайшие двадцать минут он не будет менять позиции. Мне почему-то показалось, что он отличный снайпер. Сделал удачный выстрел - смена позиции - еще один выстрел - и по кругу… Его называли Глаз.

Четвертый и последний из наших сторожей, постоянно куда-то уходил, видимо за дальнейшими указаниями, затем возвращался. Поход занимал у него 16 минут 38 секунд, ну и плюс-минус 15 секунд… Уходил он уже раз шесть и время его отсутствия было всегда вышесказанное. Ахмад его называли.

За два с половиной часа наблюдения за террористами мне стало нудно, страх уже отступил. Я повернул голову и с моего плеча, на котором лежал подбородок Алены, на меня уставились два голубых глаза.

–Ты как?- спросил я одними губами.

Она ответила мимикой, мол “видишь, уже не плачу, но мне страшно”. Я слегка кивнул и подмигнул ей. Моя голова повернулась в противоположную сторону и я посмотрел на Аню, она сидела в позе лотоса, сложив подбородок на кулаки, локти уперла в свои коленки. Она прошептала губами “нормально”, не дожидаясь вопроса.

Я вновь вернул взгляд к нашим захватчикам. И с каждым мгновением с улицы стал доносится шум, сначала тихо и немного, затем громче и больше, затем еще, и еще, и еще… Теперь я понял, что вокруг школы была туча милиции и простых “зевак”, пришедших посмотреть что тут интересного, также я понял, что сбежались родственники, родители, друзья и все тому прочие, наши - заключенных.

Я говорю заключенных, не заложников и ни в коем случае не рабов. Мне шестнадцать и мне уже нечего терять, лишь одно - мою - мою собственную-гребаную-налево - свободу. И я пойду на все если меня попытаются ее лишить. И я могу высказать это даже вслух.

Ахмад вновь вышел. 16,38 минут отчет пошел, сможет ли Ахмад чеченский побить свой собственный рекорд? Зрители затаили дыхание, трибуны затихли, все внимание на часы… И это в нынешней ситуации? Интересно, потеряю ли чувство юмора так же как и волю к жизни?

Глаз вновь пошел менять свою позицию, значит удачный выстрел был сделан, пиф-паф Заложники, вы убиты! Хм! Не нравятся мне что-то мои истерические шутки. Алек подошел к заложникам, то есть к нам, стал передо мной и смотрел на меня, явно стараясь не взглянуть в глаза.

Почему-то у меня не было на него злобы, он не тронул Алену, увидев мое несогласие с этим, значит, он еще может называться мужчиной…

–Как зовут?- спросил он меня.

Я поднял взор и посмотрел ему в глаза, но старался что бы взгляд был дружелюбным. КАКОЕ НА Х… ДРУЖЕЛЮБИЕ К ТЕРРОРИСТАМ?!!!

–Петтерс,- сказал я.

–Что за имя странное?- спросил он.

–Какое есть,- ответствовал я.

–Петенька он!- крикнул кто-то из одноклассников, видимо из тех с кем мы друг друга взаимно ненавидели.

–Не нравится свое имя?- спросил он, весьма добродушно.

Я отрицательно мотнул головой.

–Значит Петтерс?- переспросил он и протянул руку.

Я кивнул и дал ему пять, пожимать руку убийце я не имел ни малейшего желания.

–У тебя сигареты не найдется?- спросил Алек.

–Если разрешите курить всем, кто хочет, то я уверен, что найду,- сказал я, как бы невзначай.

–Из,- позвал Алек, глядя на Измаила.

–Чего?

–Курить детишкам разрешим?- спросил мой новый знакомый.

–Нам попались отличные заложники, пусть подставят столы в углу и сядут на них,- добродушно произнес предводитель-Измаил.

Все встали, девчонки отошли в другой угол, парни, а их у нас в классе насчитывалось 11 человек, приставили плотно парты в углу и девчонки вернулись. На партах сидеть им было гораздо удобнее.

Я пошел вперед класса к местам Алены и Ани, они сидели почти рядом. Я шел не оглядывая. Боялся оглянутся и увидеть разъяренное лицо Алека, который наставляет на меня дуло АК 47 и кричит что-то вроде “я не разрешал”, за чем следует выстрел и…

Ощущения, что на меня смотрят не было, я снял с Аниного стула ее сумку, со стула Алены ее, а возвращаясь я прихватил пачку и зажигалку со своего рюкзака.

Я открыл пачку извлек сигарету и протянул Алеку, дал зажигалку…

Я присел на парту с краю, с самой середины нашего “шалаша” послышался шорох, оттуда ко мне пробрались Алена и Аня. Я отдал им их сумки и когда обе насмотрелись на себя в маленькие миниатюрные зеркальца, почувствовал как меня вновь схватили и держат. Алена обняла за жалкое подобие талии, Аня обвела левую руку как змея.

Я почувствовал подбородок на прежнем месте и закурил. Класс почти моментально наполнился второсортным сигаретным дымом. Некурящие кашляли, моя подруга - та которая бросила вчера курить - пыхтела, словно паровоз, я заметил как она забычковала окурок и бросила его на пол, за чем сразу извлекла новую сигарету и начала курить по-новому.

Александр Филатов, спортивного телосложения парень, тоже курил. За все его года он ни разу не брал в рот сигареты, а сейчас почти моментально научился курить и практиковался.

Надежда Семеновна выпросила у кого-то “школьную палочку” и сейчас жадно ее курила, будто кто-то ее сейчас заберет. Бывает, что люди курят нервно, в том смысле, что часто затягиваются и сигарета заканчивается быстро… Но Семеновна курила именно жадно, вот она затянулась и выпустила дым и организм не готов к новой затяжке, она это чувствует и просто нюхает дым идущих из подожженного конца сигареты…

Да, что с людьми делает страх… Я захотел немного окунуться в себя и поразмышлять, забыть, что я сейчас опора для Алены, защитник для Ани…

Я выглянул в окно, на часах было уже почти четыре часа, погода на улице стояла чудесная.

Ярко светило солнце, играя своими руками-лучами с листвой на деревьях, ветерок был легкий - ненавязчивый - и теплый. Листва на деревьях лишь изредка и лишь немного двигалась от легоньких порывов этого ветерка. Все что было ниже я не видел, был слишком далеко от окна, что бы просмотреть улицы, я видел лишь дом, стоящий аккурат через сто метров прямо перед нашими окнами.

Все окна дома были заняты, бабушки-зеваки, успевшие обсудить все, что приключилось с ними за всю их некороткую жизнь и сейчас внимавшие происходящим с целью увидеть больше и еще придумать достаточно, чтобы оказаться самой осведомленной во всем происшествии, затуманили своими пожилыми или же старыми лицами все окна в доме.

Я начал с самого верхнего крайнего окна, которое было в моем поле зрения и перемещал взгляд дальше, чтобы попытаться угадать чего-нибудь о людях переваливших через подоконники… И где-то на седьмом этаже в крайнем окне я увидел защитную форму, цвет хаки, как и всех наших антитеррористических организациях, из глаз оперативника торчал бинокль, который был направлен на школу. Чуть дальше, на том же этаже, притаился в висевших для сушки полевых цветах, снайпер, и я чувствовал, что он смотрит на меня.

Я незаметно моргнул по-очереди левым-правым глазом, а потом обеими четыре раза, и еле заметно отрицательно качнул головой. Затем я увидел, как дуло винтовки, которое я не заметил сразу, перешло чуть выше.

Отлично,- заключил я и стал вновь осматривать террористов. Ахмад вернулся, кстати, через 16 минут и 33 секунды, после того как ушел. Глаз, кстати, нашел себе место, с которого уже минут сорок не слезал.

Устроился он на нашем невысоком шкафу для курточек. И физиономия была столь довольной, словно у пятилетнего ребенка, которому принесли обещанную и начавшую уже снится игрушку…

Я взглянул на Алену.

–Не бойся, там уже много ментов…- сказал я ей шепотом.

–Я почти не боюсь, я хочу к своему Женьке, с ним я всегда буду в безопасности,- шептала она.

–Да, а со мной - нет?!- шепотом крикнул я, но кроме нас двоих никто не слышал. –Ты бы уже трижды была изнасилована,- сказал я.

–Я помню, но с чего ты взял, что в этом твоя заслуга?- спросила она.

–Если тебя не убьют террористы, то это сделаю я.

Она захохотала. Алек посмотрел в нашу сторону.

–Тихо, ты, дурочка!- крикнула на нее Аня.

Алена немного притихла и через минуту ее не было слышно и вовсе. Я закурил и уставился в пол. На полу из-за попадавшего в окна света, темнели наши тени. Я просмотрел весь контур, именно контур, мы сидели столь тесно, что все наши тени слились в одну.

Хочет к своему Женечке… В том, что ее не изнасиловали нет моей заслуги… Да уж и за что можно любить человека вот так о тебе думающего?.. Да ни за что, наверное. Вот только любовь такая поганая штука, что если любишь, то не ищешь за что…

Я отыскал примерно по контуру свою тень и смотрел на нее. Не знаю почему, вот почему-то мне захотелось что-то делать, минутное занятие поиском своей тени было лишь минутным…

Я курил и не отрывал взгляда от тени. Вдруг все тени стали как-то…тускнеть что ли?.. и я четко увидел свою тень, вот моя рука держащая сигарету, из кончика сигареты еле заметной тенью шел дымок.

Мои глаза, нет я не видел себя со стороны, просто я знал, что сейчас мои глаза были сильно увеличены от удивления. Вдруг моя тень стала подниматься с пола и идти мне навстречу… Я оглянулся не заметил ли кто еще всего этого, все сидели спокойно, а когда вернул взгляд на тень, все тени вновь стали одной целой…

Что же это может быть? Я вновь стал всматриваться в свою тень и она вновь приобрела самое четкое очертание среди остальных теней и вновь стала подниматься ко мне, я немного поднапрягся и заставил ее остановится не доходя ко мне.

Я тупо взирал на тень, такого не увидишь и в кино, твоя собственная тень, превратившаяся в самую обычную черную бумагу, просто с вырезанным контуром, моим контуром…

Я оглянулся, но мысленно пытался держать тень на прежнем уровне… Получилось! Есть! Чего я радуюсь-то? Что это мне дает?

Я взглянул на террористов, они отвернулись и смотрели в окно, даже Глаз. Я накрыл себя своей тенью. И враз что-то изменилось. Все стало ярче, но гораздо медленнее.

Повернув голову в сторону Алены, я заметил, что она по-прежнему на моем плече, но только лицо и взгляд медленно обретают черты удивления. Террористы медленно повернулись к захваченным и провели по мне незамечающий взгляд, удивления на их рожах не было.

Неужели детские мечты имеют шанс сбыться, вот когда выберемся отсюда я заявлю о своем открытии. Надеюсь Алена слышала меня отсюда.

Я шепнул ей прямо на ухо:

–Сиди смирно,- но она ничего не услышала.

Стать снова видимым… Как?! Тихо, главное не паниковать, что если представить, как моя тень проходит через меня наоборот и падает на пол?

Есть!!! Я непобедим, я будущий герой. Я единственный кто знает как стать невидимым и быстрым!!! Я - как Бог!!!

Алена смотрела на меня перепуганными глазами.

Я обнял ее за шею и прислонил губы к ее ушку.

–Аленка, я тебя отсюда вытащу,- шепнул я и повернул голову в сторону своей тени.

Как только я нырнул в невидимость - так я успел назвать свое открытие - я побежал к террористу Алеку. В невидимости я двигался и без бега очень быстро, а вот с бегом, так вообще как молния! Я лучший!

Я вынул из кобуры нож и убил его хозяина. Я проткнул ему сердце. Ох как моя уверенность в себе и бесстрашность канула в лету после этого.

Я смотрел на то, как руки Алека взметнулись к ране, из которой не кровоточило, поскольку нож я еще не вынул, его полные недоумения чеченские глаза, медленно, очень медленно для невидимости, смотрели сквозь меня на захваченных, в поисках ответа, я сумел отвернуться, что бы проследить за его взглядом. Он смотрел на пустоту возле Алены, где ранее сидел я. Хватит с меня сидеть.

–Хватит с меня! Я не раб! Вы не смеете меня трогать, ведь я сильнее всех на этой гребаной планете!!!- заорал я, сейчас я знал лишь одно, теперь меня никто и никогда не сможет свергнуть…

Я нашел в себе еще силу, первая доза потратилась, что бы оторвать взгляд от глаз Алека, вторая чтобы выдернуть нож и побежать к Глазу.

Укол! Еще один, еще один. Снайпер глаз умер гораздо раньше, чем понял, что его убивают…

Быстро передвигая ногами, я побежал к предводителю Измаилу, только начавшему поворачивать голову в сторону Глаза, Ахмад доставал из-за спины АК, но я полоснул по горлу Измаилу, затем добежал до Ахмада и вогнал ему нож в горло, вынул и вогнал снова.

Автомат Калашникова медленно падал, он был яркий, его деревянный приклад был неестественно желтым, сталь ярко-серая, черный стал еще темнее и чище.

Я схватил его на лету, это не было сложно, поскольку он падал довольно медленно, что бы успеть еще сходить попить чаю, прежде чем он бы только коснулся пола.

В моих руках оружие стало тускнеть и стало естественным. Я обернулся и открыл входные двери. Я оглянулся на класс, теперь уже свободный класс…

…И понял, что все произошло гораздо быстрее, чем я думал, они смотрели на трупы, открывающаяся дверь их не волновала. А хотя нет, дверь не открывалась на самом деле. Я понял, что дверь и была не такая яркая как все, что находилось в невидимке. Она существовала и там и тут, когда открывалась одна из них, со второй ничего не происходило.

Я оставил невидимую дверь открытой и вышел из невидимости. В руках я сжимал автомат террориста.

–Все под контролем,- мне всегда хотелось сказать эту фразу.

На меня уставились все двадцать две пары глаз одноклассников.

–Мне некогда объяснять,- сказал я, точнее соврал. Я бы, наверное, и сейчас объяснил, если бы сам хоть что-то знал.

–Миха, возьми оружие, Саня и ты, еще кто-то возьмите третье. На кону ваши жизни и вы в ответственности за своих одноклассников, поэтому убивайте каждого, кто войдет в двери, ясно? И не бойтесь ни в коем случае!- сказал я, уже обращаясь к некоторым парням с нашего класса.

Миша, которого я часто называл еще и Котом взял оружие и забаррикадировался партами, он был истинным воякой. Кстати именно к нему я проходил все каникулы играть на компьютере. Саня, здоровый такой парень, всю жизнь прозанимался спортом, просто был обязан найти в себе силы убить кого-то из этих мразей.

–Кот,- обратился я к Мише,- держите позицию, а я пошел по делам,- сказал я и ушел в невидимость.

Только представьте как это могло выглядеть со стороны. Крутой бесстрашный воин по имени Петтерс, отдает команды и идет убивать террористов, но говорит что он идет “по делам”, вот это круто! Я чувствую себя сильнее Дьявола или Бога, я и есть Дьявол и Бог!!!

Выйдя через невидимую дверь, я вошел в соседний класс, воспользовавшись такой же дверью. В этом классе сидели двое террористов и оба рядом, удача…

Я выхватил по ножу у каждого из них и воткнул им в горлянки. Нет, я не могу сказать, что мне стало легко убивать людей, или, что еще хуже, я почувствовал вкус крови и теперь просто нуждаюсь в убийстве, нет. Дело все в том, что съешь или будь съеденным. Третьего не дано.

Это был седьмой класс. Маленькие еще дети. Я вышел через невидимую дверь и вошел в класс. Дети сидели в полном шоке.

–Детвора, сидите тихо, пока не придут дяденьки из милиции, не вздумайте шуметь или выходить, договорились?- спросил я.

Когда дети закивали, я ушел, закрыв за собой дверь и вошел в невидимость. Я прошел чуть в сторону заглянул в один класс, но там не было никого: ни врага, ни захваченных.

В третьем классе мне повезло чуточку больше, там было четыре террориста и ни одного ученика.

Перед ними стоял ноутбук, они в него внимательно поглядывали, потом шептались…

Я нацелил на них оружие и… тут я услышал как медленно надвигается звук выстрелов автомата Калашникова, кажется в мой класс кто-то вошел.

Я выпалил несколько очередей по террористам, бил по ногам, потом вышел из невидимости.

–Руки за голову, подонки!- заорал я, тот который стоял возле ноутбука быстро послушался, четверо остальных попадали на колени, они лишь сейчас осознали, что ноги у них были подбиты очередью…

–Ттт-ы кто?- спросил тот, возле ноутбука.

–Я - Петтерс, а ты кто такой?- спросил я, целясь в него.

–Как?..- начал вопрос он.

–Объявляй об окончании операции, иначе лишишься своей жизни,- сказал я.

Он взял рацию.

–Ласточка всем. Конец операции - провал. У них оказался спецназовец в школе.

–Всем сдаться,- подсказал я.

–Мы все сдаемся,- сообщил он.

Почему-то мне начало казаться, что меня только что обманули, причем основательно…

Взрыв!!! Еще один!!! И еще!!! Три взрыва. Сволочи!!!

Дикий рев вырвался из меня, я орал пока в автомате не закончились патроны, я убил всех террористов, которые находились в комнате.

Тяжело дыша, я стоял глядя на трупы, люди убитые мною. Пусть они и были убийцами. Но я стал убийцей убийц. И никто не может сказать кто из нас - я или они - были хуже. Но я был уверен, что делаю все так как нужно, хотя также я был уверен в том, что сейчас, даже если не стал хуже их, я стал таким же как и они - убийцей себеподобных…

Наконец я вышел из своего рода транса и подбежал к окну. Я быстро открыл его и встретив взгляды оперативников и ментов заорал:

–БЫСТРЕЕ ОНИ СТРЕЛЯЮТ В ДЕТЕЙ!!!!!

Оперативники рванули еще до слова “детей”, вот что значит тренировки, а менты через несколько секунд после… Но все рванули внутрь школы.

Все произошло очень быстро, оперативники заняли все этажи, очень быстро очищая классы от террористов. А потом эвакуировали учеников.

Я рванул в свой класс, выбросив предварительно автомат, я залетел туда, там уже стояли оперативники. Я побежал к Алене и она меня схватила.

–Это он!- крикнула Аня оперативникам.

–Парень, это ты Петтерс?- спросил меня один из оперативников.

–Я,- признался я, гладя голову Алены, сейчас мне стало все равно, что я убийца, с ней все в порядке и больше ничего не могло иметь ни какущего значения.

–Петтерс, да ты герой, благодаря тебе школа спасена,- объявил оперативник.

Алена смотрела на меня влюбленными глазами, полными восхищения…

Я не был готов к ярлычку “героя”, я был готов только к “убийце”… А класс начал хлопать и кричать “Петтерс, молодец! Ты лучший!” Приятно, но это лесть и ложь… Я - убийца, я не могу быть хорошим… и уж тем более молодцом.

Медленно все классы выходили со школы, подошла очередь и к нам.

Все, едва выйдя со школы, бросались в объятия своим родственникам, друзьям любимым. Как оказалось мы проторчали там 12 часов и сколько-то минут.

В общей сложности пострадало полтора класса, ранений нет, только смерти. Почти все террористы были захвачены, за исключением тех, которых убил я и тех, которые не подчинились приказу “сдаться!” Я вышел, держа Алену за талию.

Когда мы с ней вышли солнце ударило нам по глазам. Мирное солнце, которое гораздо выше наших земных дел и проблем. И что с того что вы, жалкие людишки, проливаете кровь?- так и говорило оно. Я нахожусь здесь на расстоянии около миллиона световых лет и мне на вас начхать!

Хотел бы я быть столь же беспечным как и солнце. Стоять далеко-далеко и наблюдать за тем, что меня не касается и никогда не коснется, ни за кого не переживать, ни за кого не быть ответственным, никогда не любить, тем более так безнадежно, и что самое главное быть не живым.

Алена осмотрелась, привыкая к яркому свечению лучей солнца ранней осени, затем она заметила своего Женю, которого я заметил, как только мы вышли. Она вырвалась из моей хватки и побежала к нему навстречу.

Преодолев полпути она обернулась глядя в мою сторону, но я уже ушел в невидимку и просто следил за ней.

Все сейчас было ярким, даже люди обрели более яркие цвета, хоть и стали более медлительными, как недотепы… Я обернулся и пошел прочь…

…Прочь от почестей, прочь от присваивания звания героя, я все равно никогда не уйду от этого, но если у меня есть шанс побыть в тени еще хоть немного, я не хочу упускать этот шанс.

Алена уже разочаровалась в том, что не увидела меня и даже обрадовалась, что ей не придется скрывать своих эмоций от меня, обнимая и целуя своего любимого богача.

Я могу сейчас подойти к нему и свернуть ему шею. Что мне теперь стоит? Одним трупом на моей дороге больше, одним меньше, какая уже к черту разница?

Но я не стал этого делать, да и не захотел. Зачем? Неужели теперь даже Алена имеет какое-то значение? Неужели она вообще когда-то имела какое-то значение?

Проходя мимо Ани, обнимающей своего парня, который успел приехать с района как только услышал, что она в беде.

Не доходя к ним метра четыре я вышел из невидимости и подошел к ним.

–Ты как?- спросил я у нее.

–Спасибо, очень замечательно,- она отпустила парня и поцеловала меня в губы. –Спасибо тебе, Петтерс, теперь я уверена что на тебя всегда можно рассчитывать.

Она обернулась к парню и слова ее стали звучать медленнее…

–Леееешшаааа, яяя пооознааакооомлюуу тееебяааа с…- звучал ее голос.

Она стала ярче прежнего.

–Приятно познакомится, Леша,- сказал я, зная что меня никто не услышит.

Хорошая штука невидимость, теперь я смогу в любой момент уйти в тень, когда захочу.

Теперь я уверена, что на тебя всегда можно рассчитывать…- вернулись в голову ее слова.

Аня, а на кого могу рассчитывать я? Мне тоже хочется положить голову на плечо, на огромное плечо, которое всегда будет готово меня защитить, и просто тихо хныкать от ужасного и безотчетного страха перед неведомым…

Я тронул дальше, в сторону… а куда? Я просто шел в сторону. Да, в сторону, и в другую сторону от мира.

Проходя мимо загадочного человека одетого как-то необычно, в такую жару всего в черном, на нем были очки, которые следили за мной. Я насторожился…

Вдруг яркие цвета человека потускнели и он протянул мне руку. КАК?! ТЫ МЕНЯ НЕ ВИДИШЬ!!!

Я обернулся назад, надеясь увидеть кого-то, кому он протягивает руку. Но я знал, что там никого не окажется, когда повернулся обратно, то человек мне улыбнулся, оголив какие-то весьма длинные зубы, особенно клыки.

–Привет, Петтерс, отличная работа,- сказал он и извлек из кармана удостоверения, я прочел.

Константин “Вампир” Рожков, охранник сновидений 2 ранга.

–Что это значит?- спросил я.

–Петтерс, пройдем со мной, тебе все объяснят, ты Не-Такой-Как-Все.

Кто? Что объяснят? Как это не такой? А черт с ним! Поехали.

Я проследовал к машине, красивой “Audi A6”, на капоте которой красовался красивый значок. Круг, в котором находилась буква “с”. У машины был красивый, яркий черный цвет.

–Выходи на первый слой,- попросил он.

–Что?- переспросил я.

–Ну, возвращайся в реальный мир.

–В смысле выйти из невидимости?- переспросил я.

–Вообще-то это не “невидимость”, это второй слой реальности, возвращайся на первый.

И я вернулся. Костя открыл мне двери, что бы я сел, я бросил еще раз взгляд на капот… но там было пусто, никакой буквы “с” и кружка…

–Присаживайся,- попросил Костя.

И как только я закрыл за собой дверь, машина рванула с места.

Вампир остановил машину возле компьютерной фирмы “Тиробайт”. Бросил что-то вроде “приехали” и вылез из машины. Я последовал его примеру и очутился на улице.

Мы вошли в здание и охранник посмотрел на Костю с опаской, тот показал ему удостоверение.

–Он со мной,- сказал Костя охраннику, когда тот только взглянул на меня. Он кивнул и я последов за Костей в подсобку.

Там стоял шкаф с компьютерными дисками, музыка, игры, программы, все тому подобное… Костя дернул шкафчик и он открылся как дверь.

Мы прошли в узкий коридорчик, он был узким и темным. Причем настолько узким, что я немного застрял, но когда стал боком, то прошел без проблем.

Мы открыли дверь и перед нами открылся огромный, отлично освещенный вестибюль. Отличный евро-ремонт, приятный запах, как какая-то фирма, покрупнее компьютерной.

В центре вестибюля на полу был нарисован круг, в котором находялась буква “с”. Что это значит?

Вампир попросил меня подождать здесь. Я стал и задрал голову вверх, разглядывая красивый потолок, под которым висела большая хрустальная люстра, причем с лампами дневного света. Такого я представить не мог и поверить в существование было невозможно. Но только мудаки не верят тому, что видят. Кажется так звучат слова Стивена Кинга, которые он написал в книге “Худеющий”.

–Эй, малыш,- позвал приятный женский голос совсем возле меня, я опустил голову и уставился на симпатичную женщину, держащую большую кружку от которой извивался легким паром аромат кофе.

–Здрассе,- сказал я.

–Я - Наташа, работаю тут секретарем, ты Петтерс?- спросила она.

–Ага,- чего-то более элегантного чем “ага” я не успел придумать.

–Держи, придется подождать немного,- и она протянула мне кружку.

–Спасибо,- сказал я и она хитро улыбаясь удалилась к своему столу.

…работаю тут секретарем…- отдались в голове ее слова. Где ТУТ? Что это за место, зачем меня сюда привезли?!

Когда я допил кофе из одной из трех дверей, которые были в вестибюле., вышел Вампир. Трех, не считая той, через которую мы вошли и той, на которой написано “Гараж”. Он подошел ко мне.

–Пойдем, босс тебе сейчас все объяснит.

Я вошел с ним в один из кабинетов, за большим столом сидел приятный в возрасте, лет пятьдесят, мужчина с начавшей просвечиваться лысиной. Он мило мне улыбнулся и указал рукой на стул.

–Привет, Петтерс, сегодня ты стал молодцом и открыл свой талант…- начал он рассказывать. Я слушал его, не перебивая. И он объяснил мне все, про Охрану сновидений, про дар, про второй слой реальности, прижившийся в моей голове как невидимость… обо всем…

Глава III

Ты - невинный ангел,

Ангел поднебесья

В этой жизни странной

Ты не моя

За тобой тень зверя!

Вы повсюду вместе,

А теперь поверь мне

Зверь этот— я!

Ария “Зверь”

В столь не похожей на меня тишине, я въехал в наш подвальный гараж. Поставив “Жигули” восьмой модели, и разумеется черного цвета, на том месте с какого я ее взял, я пошел к нашему заведующему гаражом. Я вернул ему ключи от машины и доверенность на нее.

И не проронив ни единого слова, даже на его бурчание “только бензин выпаливают, оперативники хреновы”, я поднялся в штаб-квартиру Охраны сновидений.

В вестибюле было почти пусто, не считая Наташи, которая ни разу при мне не покинула приемной, и Вампира, вышедшего глотнуть пару-другую чашечек кофе.

Он сидел на краю Наташиного стола и рассказывал ей какой-то древний анекдот. Но Наташа все равно смеялась. Она, наученная общаться с людьми и Проклятыми, это не доставляло никаких трудностей. Наташа не умела никого обидеть, не могла грубить и обидеть. Истинный секретарь.

Костя, увидев меня, улыбнулся. Я пожал ему руку и громко выдохнул воздух. Облегчение. Не люблю я такие задания, где нужно кого-то отвезти, что-то забрать, что-то отвезти.

Я - оперативник - охранник сновидений. Я обязан людей спасать… Если бы я занимался только извозом, то тогда я ничего бы не говорил. Но то, что я спасаю этих никчемных людишек, да еще и катаю взад-вперед каких-то представителей трибунала.

Тоже мне верхушки, “мы следим за порядком в МИРЕ. Что бы ни Охрана сновидений, ни Сторожа зла не сделали ничего противозаконного”. А законы тоже придумали “мы” - трибунал. Тьфу!

Петтерс!

Простите, босс. Но если Вам не нравятся мои мысли, то вовсе не обязательно их подслушивать. Имею ли я право хоть на что-то личное в конце-то концов?

Нет! Через пять минут зайди.

Есть, босс.

–Как дела, Петтерс?- спросил Костя.

–Не очень, Вампир,- честно ответил я.

–Что давно проклятие не заботило?- спросил он.

–Угу.

–Соскучился по оперативной работе?

Я кивнул. Действительно, проклятие уже с полгода не мешало мне спать и не давало работы. В нашем штабе оперативников больше половины тысячи, и почти у половины есть работа, но у меня как отпуск. И вот, что бы я не атрофировался от отдыха, Анатолий Леонидович давал мне побочные работы. Пару раз я ходил на оперативное задание, как помощник, но это было не мое задание и… в общем я даже представить не мог, что соскучусь по спасению жалких червей, которых в мире несколько миллиардов и их число сокращается, поскольку рождаемость червей сократилась чуть ли не вдвое…

По прошествию пяти минут, я без стука вошел в кабинет босса. Он стоял возле серванта, в котором стояли его сувениры, привезенные друзьями на подарок.

–Как дела, Петтерс?

А вы что разучились подслушивать мысли?

–Читать. Я читаю мысли, а не подслушиваю.

–Как скажете, Анатолий Леонидович.

–Ладно, Петтерс. Ты посадил на самолет того трибунальщика?

А я бы вернулся если бы не посадил?

Петтерс, ты неисправим!

Какой уж есть.

–Петтерс, можешь взять себе отпуск, до тех пор пока дар,- сказал босс.

–А если я лишился проклятия?

–Петтерс, не говори глупостей,- попросил он.

Я согласно кивнул.

Можно идти?

–Ступай,- разрешил он и я тут же вышел из кабинета в вестибюль.

Прошел несколько метров и стал точь-в-точь в кругу буквы “о”, нашего знака. Внутри огромной буквы “о”, находилась чуть поменьше размером “с”.

–Наташ, мне отпуск дали,- похвастался я.

Она подняла глаза от компьютера и улыбнулась, а потом вновь уткнулась в монитор.

Я пошел к двери, что вела в “кишку”. Пробравшись через темные внутренние органы нашего здания, я попал в подсобку “Тиробайта” и пошел прочь из магазина в сторону остановки.

На улице стояла зима, самый разгар. Холодно, правда, не было. Зима удалась теплой. Я брел к остановке, слушая скрип шагов по утоптанному тысячами ног снегу и размышлял.

Все же мне было интересно, куда это пропало проклятие? Босс прав, я не могу его лишится, это нереально. Мне всегда почему-то казалось, что он знает и когда оно появится и что в нем будет, и как я справлюсь - все.

Я подошел на остановку возле главпочтамта и взглянул сквозь облысевшие еще осенью деревья на высившегося в центре Корпусного парка золотого орла. Может ты тоже что-то знаешь? Сидеть там, на высоте, изо дня в день наблюдая за этими червями, называющими себя людьми, видишь что с ними происходит. Знаешь о чем они думают, что они хотят, кто их любит, кого любят они, кто следует за ними, прячась в тени…

Остановилась маршрутка, которая ехала в мою сторону. Я втиснулся мимо двух бабушек, которые бежали наперегонки толкая и держа друг друга, чтобы вторая не успела. В общем в войне двух выиграл третий, то есть я.

Я залез на единственное свободное место, во втором ряду, на правое место и нашарил мелочи в кармане. Я протянул ее впереди сидящей женщине и она отправила деньги водителю.

Я откинулся на спинку кресла. Теперь домой и… нет только не спать, спать нельзя ни в коем случае.

Издал звук мой “Сонник”, я вынул его из кармана.Вам входящее сообщение. Я выбрал вариант “прочесть сейчас”.

Петтерс, миленький! Ты свободен? Я сейчас в гараже со всеми, приезжай к нам, поиграете. Лиза.

Я написал ответ. Скоро буду, надеюсь. Петтерс. И спрятал “Сонник” в карман.

Уловив на себе взгляды попутчиков.

–Тамагочи, кушать просил,- оправдался я.

Люди скорчили гримасы недовольства и на следующей остановке вышли почти все. Зато влезли новые люди.

И среди них, моя бывшая одноклассница по имени Алена. Раньше я был в нее влюблен, но… и тем более с моей работой…

Она села почти рядом со мной, не заметив меня, передала деньги за проезд, а потом повернулась к окну. Я мог бы подумать, что это могла быть и не она, но этого бледного личика и голубых глазок с почти всегда искренним выражением я не мог не узнать.

Я ткнул ее пальцем в бок и задрал голову вверх. Она повернулась и уставилась на меня - не узнала еще.

Я опустил голову и посмотрел на нее.

–Привет,- сказал я.

А это случайная встреча или нет, босс?

Но он не ответил.

–Приивеет,- растянула она, пытаясь узнать кто же это.

–Ты, что не узнала?

Она отрицательно покачала головой, на лице было смущение.

–Стыдно должно быть, Алена,- сказал я.

–Ну, не могу узнать. Откуда ты меня знаешь?- она изменилась внешне, но не настолько, что бы ее не узнать.

А вот я видимо от этой чертовой Охраны сновидений вообще постарел раньше чем следовало бы.

–Ранов,- сказал я.

–Петтерс?- спросила она и начала улыбаться. –Прости, пожалуйста, но ты совсем не узнаваемый стал. Весь в черном, как Нео из Матрицы.

Да, действительно, сейчас на мне черный плащ, джинсы того же цвета, черный свитер и (как же без этого?) черные очки с зеркальными стеклами.

–Какой уж есть,- мне второй раз за день пришлось повторять одну и ту же фразу.

–Как у тебя дела?- спросила она.

–Как в Дании,- мило ответил я.

Она кашлянула, скорчив недовольную гримасу.

–Ясно, внешне ты и изменился, но внутренне ты неисправим,- сказала она.

Я молча улыбнулся в ответ.

–А ты как, замуж не вышла?

–Нет,- сказала она, звучало это нет, как “ты что какие замуж?!”

–А что ж так?

–Не хочу, да и нет таких, что бы полюбили по-чело…

–Девушка, я вас люблю по-человечески, может перепихнемся?- появился голос где-то из-за моей спины. Я обернулся, там сидел мужик, явный извращенец, явно озабоченный одной лишь мыслью.

–Слышишь?..- начала Алена, но я не дал ей договорить, резко нырнув во второй слой, встав, ударив червя в нос, а потом быстро сев на место, так что никто не успел заметить моего мимолетного исчезновения. –…ты, под…- продолжила и на этом и закончила Алена.

Она уставилась на разбитый нос червя и выключенное тело, а потом уставилась на меня.

–Значит мне не показалось, тогда?- спросила она.

–Что именно?

–Твое умение…

–Нет, не показалось.

Мы вышли на нашей остановке и пошли в сторону ее дома, я решил ее провести, чтобы поговорить немного. Я не видел ее ни разу после школы. Не знаю была ли она на встречах выпускников, но я не был ни на одной, так совпадало с проклятием.

–А ты не женился?- спросила она, пока мы шли, наши голоса нарушали чистый звук скрипящего снега под ногами.

–Нет, не было ни девушки, которую любил бы… да и работа такая что нельзя.

–Но нельзя же посвящать свою жизнь работе,- возразила она.

–Да, но у меня нету выбора и не было его никогда. Мое начальство не спрашивает хочешь ли ты на них работать. Хочешь, работаешь добровольно. Не хочешь, заставят, способом прочистки мозгов…

–Ужас! Где это ты работаешь?

–В “Тиробайте”,- ответил я.

–Это же компьютерная фирма,- вновь возразила она.

Я кивнул, и мы уже дошли до ее подъезда.

–Ладно, я пойду, меня на репетиции ждут, возможно еще встретимся.

–У тебя тот же телефон?

–Нет, я переехал в однокомнатную, мать там живет.

–Можно с тобой как-то связаться.

–Боюсь, что нет,- соврал я и пошел прочь, не дожидаясь, когда Алена скажет “пока”.


Я вошел в гараж, который был обрисован всякими черепами и пламенем. В этом гараже мы всегда репетировали. Лиза сидела возле Кота, который располагался на диване. Максим разговаривал со своей подругой, которую я до сих пор не знал по имени. Олег же перетягивал струны своей электрике, а Артем, как обычно, отжимался.

–Привет,- сказал я и прошел к Коту.

–Привет, Петтерс,- сказала Лиза, Кот просто пожал мне руку и улыбнулся. Олег молча махнул, Максим кивнул, Артем прохрипел “привет”, продолжая отжиматься.

–Я вижу тут все наполовину заняты?- спросил я и взглянул на Лизу.

–Сейчас, я домотаю струны и можно будет начинать,- откликнулся Олег.

–Тогда, Лиза, пошли еще перекурим,- сказал я и отправился на выход. Лиза двинула за мной.

Мы вышли на улицу и я закурил, потом протянул пачку и зажигалку Лизе. Она приняла.

–Как работа?- спросил я.

Я не видел Лизу почти с тех пор как привез ее в Охрану, но отзывы о ее работе просто говорят сами за себя. Кажется на счету уже шесть человек, и это за полгода!

У меня как оборвало после Надежды и теперь я явно понял, что мне не хватает работы, оперативной работы.

–Да, нормально. Я рада, что работаю. Так интересно. Чувствую, что наконец я нашла свое предназначение. Я делаю очень важную работу.

Лиза, Лизочка, Лизонька! Какая важная работа?! Ты занимаешься лишь тем, что спасаешь никому не нужных червей-паразитов. Никто и никогда не будет действительно благодарен тебе за твой пот, твои нервы, твою энергию, твой страх… страх провалить задания, ибо никто не посмеет вызвать гнев босса. В нем слишком много силы и возможности. Он охранник сновидений Высшего ранга. Не бывает ничего могущественнее.

–Я рад за тебя,- сказал я.

–Петтерс, дорогой, я чувствую ложь. У меня второй ранг, если бы ты поставил защиту я бы не заметила лжи…-сказала Лиза, сделав очень разочарованное лицо.

Конечно я мог поставить защиту. Мой третий ранг позволял мне поставить защиту, которую она бы не преодолела. Хотя по теории эту защиту мог бы преодолеть кто-либо выше третьего ранга… Но меня смущает обстоятельство - когда я поставил защиту в последнем задании, то Анатолий Леонидович не смог ее преодолеть и связывался со мной с помощью “Сонника”.

–Лиз, честно, я рад за ТЕБЯ, просто я считаю, что ты не тому радуешься, но мое мнения не имеет значения. Поверь мне.

–Прости, я погорячилась,- извинилась она, я почувствовал искренность.

Я просто кивнул.

–А ты как? Я слышала у тебя уже полгода не было работы.

–Немного скучаю за адреналином,- признался я.

–А что делается с энергией? Задания приходят максимум, когда сила только восстановилась…

Она говорила дело. Задание забирало много энергии. Ты тратишь энергию во время хождения между вторым и первым слоями реальности, тратишь силу, возможно, на драку… Сила также уходит на страх, на выделение адреналина, на бег, на уйму мыслей и вариантов…

Но только ты выполнил задание - сила начинает в тебе восстанавливаться… На это уходят где-то сутки. Это минимальный срок появления следующего задания. При отсутствии оного в течении месяца, за который сила наполняет все свободные резервуары, энергия начинает накапливаться и накопитель становится сильнее.

–Сила - это сила, Лиза. Так сказал Роджер Желязны в книге “Хроники Амбера”. И он был прав. Не знаю, может, и он был Проклятым, но будь он таковым, я сомневаюсь, что у него было бы время писать.

–Думаю, ты прав.

Лиза кинула окурок в сторону. Свой я выкинул уже с минуту назад.

Мы вошли в гараж. На нас никто не обратил внимания. Даже не заметили, что мы появились. Я вдруг схватил Лизу за руку и кинул нас сквозь нашу тень во второй слой.

–Что случилось, Петтерс?- испугалась она.

Мы с ней вышли через дверь из гаража.

–Я хотел тебе сказать, что встретил сегодня Алену…

–Ту, самую, которую ты любил и из-за которой в тебе опознали Не-Такого-Как-Все?

–Именно, тогда я узнал, что я Проклятый.

–И что с того, что ты ее видел? Не улавливаю смысла.

–Я не видел ее с тех пор как она уехала с друзьями своего Жени после нашего выпускного вечера. Она живет по-прежнему, где и жила, а вот я ее ни разу не видел, хотя сколько раз появлялся там. Первую жертву, которую я спасал, я подстерегал в ее подъезде, тогда я почти двое суток стерег ее возле Аленкиного подъезда, но она ни разу мне не встретилась… А тут такое стечение обстоятельств, полгода нет проклятия и вдруг она…

–Петтерс, ты сошел с ума!- крикнула Лиза. –Здесь нет никакущей связи, улавливаешь?- и она демонстративно махнула рукой возле моего лица. –Смотри, есть две параллели, одна - твое затишье с даром, вторая - твоя встреча с Аленой. Знаешь к чему я виду?

Я отрицательно мотнул головой.

–Параллели не пересекаются!!!- и она стукнула меня по лбу ладошкой.

–Ладно,- сказал я и вынырнул на первый слой. Лизы не было, я машинально одел очки и окунул глаза на второй слой реальности.

Лиза смотрела куда-то вдаль, которая находилась в стороне магазина, неподалеку от которого находились гаражи, среди которых был и наш. Магазин назывался “Маркуп”, кажется я уже упоминал о нем.

Оглянувшись, я нырнул обратно.

–Лиз?- спросил я.

–Того видишь?- спросила она, некультурно тыча пальцем в сторону человека. Молодого парня лет шестнадцати.

–И что?- связи я не улавливал.

–Я же на работе,- сказала она,- мне на развязку сегодня на шесть вечера, я пережила целый день этого парня и сегодня его тут не было,- сказала она и взглянула испуганными глазами на меня.

Анатолий Леонидович!!!

Петтерс, я слушаю.

Как такое может случится? Может, Лизи, обозналась?

Петтерс, ты когда-нибудь после того как стал…Проклятым… хоть раз обознался?

Нет, босс.

Скажи пусть действует по обстоятельствам.

Есть, босс.

–Лизи,- позвал я, она обернулась вновь ко мне. –Босс сказал, что бы ты действовала по обстоятельствам,- сказал я.

–Придумай что-нибудь, мне так жаль Кота, он считает, что я его обманываю…

–Удачи,- сказал я.

И Лизи, не выходя на первый слой пошла за жертвой. Мне стало весьма интересно, что же может случится с ее жертвой и чем так важен этот тинэйджер для Охраны сновидений, или так опасен для Сторожей зла…

Вышел на первый слой, еще раз наградил взглядом парня и лишь после этого я вошел в гараж.

–Кот,- позвал я, он обернулся и уставился на меня.

–Лизе, пришло сообщение на карманник, что срочный вызов в “Тиробайт”, она рванула туда не успев попрощаться, мне очень жаль,- сказал я.

Кот вздохнул, но все же улыбнулся, потом он пошел к ударным и сел на табурет. Я поднял свою электрику…

Входя в квартиру, я предварительно выбросил окурок на лестничной площадке. Мне дико хотелось спать. Пальцы прямо-таки дымились, так жарко мне не было никогда, ни летом, ни, тем более, зимой. В горле немного першило. Напелись до отвала.

Работа весь день меня не звала, поэтому я смог провести весь день в кругу друзей, устал почти от всех кроме Шварца и Кота, разумеется. Я не представляю, что ОНИ должны сделать, чтобы я от них устал, а вот тем близнецам стоит пятнадцать минут мне что-то рассказывать, как у меня начинают появляться мысли о том, чтобы попросить стражей зла о ликвидации этих двоих…

Я даже не стал курить перед сном, поскольку я бы вряд ли смог махать сигаретой уставшими руками. У меня хватило сил лишь на то, чтобы одетым упасть в постель…

* * *

Смешанные чувства охватили меня, когда это произошло. Мне стало как-то плохо, поскольку я чуть было не поверил, что я его лишился, но в это же время меня охватило чувство возбуждения. Я чувствовал как хрупкое тело получает огромную дозу Силы, той самой которая накопилась за эти полгода.

Я лежал в постели. Взглянув на себя под одеяло я заметил грудь и… и кое чего я попросту не заметил. Я - девушка - пришел я к заключению.

Взгляд на часы был машинальным, и время я запомнил тоже машинально. 9.45, дата… Я поискал часы с календарем, но не найдя таковых, я нашел пульт от телевизора и включил его.

Нашел канал на котором как раз рассказывали “погоду на 19 февраля” то бишь на “сегодня” или же на завтра.

–Доча, уже проснулась?- спросил милый женский голос где-то из-вне этой комнаты.

Дочей называли меня, значит это мать.

–Да, мам!- ответил я, а голос показался мне уж очень больно знакомым. Квартиры я не помнил, значит это не кто-то знакомый. Я почти у всех был в гостях или на худой конец стоял в коридоре.

Вывод? Нужно посмотреть на коридор.

Я поднялся или “поднялась” с постели и направился в коридор. Был я в лифчике и трусах, возможно, поэтому кожа стала гусиной? Коридор мне тоже был неизвестен… Зато я узнал, что квартира однокомнатная и что мне дико холодно!

–Ты что?!- спросила “мама”.

–Что?- переспросил я.

–Иди халат накинь, холод собачий!

Я всегда ненавидел сравнение холода с собакой. Ни единая собака не может и не будет виновной в ужасном леденящем душу и кровь холоде. Все-таки февраль на дворе, скоро, правда, конец зимы, но в феврале не бывает не холодно!!! И это знает каждая собака, мерзнущая зиму напролет на улице…

Я вернулся в комнату и порыскал глазами в поисках халата - безуспешно. Я не умею искать чужие вещи в чужой квартире, если при этом я даже не догадываюсь об их примерном месте нахождения…

–Мам, а где халат?- спросил я.

–Там где и всегда, в шкафу!- ответила мама, наверняка ей начало казаться, что ее любимую дочь по имени… черт! Я даже не знаю как зовут жертву.

Одев халат я пошлепал босыми ногами к коридору, меня туда так и тянуло. “Мама” видимо услышала шлепанье по полу босых ног.

–Алена, одень тапочки!- крикнула она, а моя и без того уже гусиная кожа стала более гусиной…

Алена… Я опустил глаза и сразу же впрыгнул в тапочки, а потом прямо-таки бегом полетел в коридор к зеркалу.

Я уставился на свое отражение…

А она по-прежнему красивее всех,- это единственное заключение, которое я был еще способен сделать. Алена, что же с тобой может произойти? Кому ты могла перейти дорогу? Кто желает испортить или же вовсе отобрать у тебя твою жизнь?..

Была любовь. Была сильная, но она ушла вместе с тобой еще тогда, в тот день 2 сентября, в наш последний год в школе. Из-за Охраны я даже не поступил никуда… да и не пытался.

–Аленка, и долго ты будешь себя рассматривать?- спросила “мама”, выйдя из кухни.

Я уставился на нее. Я знал, что в Аленкиных голубых глазках сейчас отражалась вся Сила, вся печаль, все пережитое мною, все мои страхи, всё что принадлежало мне, и все ее не достойное…

–Что с тобой?

–Ничего, все нормально, просто сон плохой приснился, слишком реальный…- соврал я.

–Все нормально?- спросила “мама”.

Я кивнул.

–Пошли кушать,- позвала она.

Я поплелся на кухню.

Хорошо Алена питается. В отличии от моего каждодневного питания, которое заключается в лучшем случае пропавшим хот-догом, купленным где-то во время поездок по городу, в худшем, купленной в забегаловке чашечкой кофе с сигаретой…

Черт! Алена не курит! Мне еще неизвестно сколько придется в ней пробыть до того как случится что-то…

Как это отвратительно - поесть и не закурить после этого. Терпеть было почти не в моих Силах.

Наконец я дождался, когда Аленкина мама уйдет на работу, затем я рванул к нашему однокласснику Александру Филатову, живущему в соседнем подъезде.

Алена, что б тебе!.. Никакой другой обуви, кроме сапожек на шпильке я не нашел, на халат накинул длинную шубу, которая покрывала халат и не выдавала его наличия.

Вылетел я с подъезда с невероятной для шпильки скоростью. Вбежал в соседний подъезд, доехал на восьмой этаж и начал тарабанить в дверь Филатова.

Через минуту дверь открыл молодой парень в трусах “семейного типа” и уставился на меня.

–Ой, Ален, привет, я тут не в форме,- заметил он.

–Да нужен ты мне!- огрызнулся я. –Ты еще сигаретами торгуешь?- спросил я.

Он неуверенно кивнул. Я протянул ему деньги.

–Спрячь,- приказал он и вынес мне из квартиры пачку синего “Монте-Карло”.

–Саша… красные дай,- попросил я.

Он забрал у меня пачку и принес более крепкие.

–Ты не куришь?- спросил я.

–Со второго сентября курю,- сказал он. И демонстративно опустил голову.

Наверное, все знали, что Алене упоминание о том дне были весьма неприятны. Но я не позволил сейчас себе никакого шоу.

–Тогда тащи свою задницу на площадку - покурим.

Саша вышел на площадку и мы с ним закурили. Какое это блаженство. Легкие правда у Алены не выдерживали такого резкого профессионального курения какое было у Ранова, то есть меня.

–А когда это ты курить начала?- спросил он. –Да, еще и куришь как мужик…

–Саша, я - не курю.

Он взглянул на Алену с каким-то удивлением, но все же тему закрыл.

–Ну, рассказывай как ты, я тебя уже сто лет не видел, встречаешься еще с Женькой?

Вот не люблю я такие моменты, когда приходиться впускать нрав жертвы на первый план. Но… приходится.

–Нет, уже давно,- ответила Алена.

–А что случилось?

–Понимаешь… Нас тогда спас Петтерс, когда мы выбрались, я же к Жене сразу подбежала. А он чуть ли не сразу мне: “а с кем это ты в обнимку вышла со школы?” День-второй и мне пришлось с ним порвать.

–Так почему ты с Петтерсом не начала встречаться, он же тебя тогда так сильно любил. Ты же об этом прекрасно знаешь.

–Знаю, вот только после того случая он перестал обращать на меня вообще внимание, как-то ушел в себя или еще куда-то. Ты вспомни, он стал реже посещать школу, и его при этом никто не трогал. А во время школы, приезжали разные машины и часто его забирали с уроков…

–Да, было дело…

И я вспомнил, все это - Охрана сновидений - чтобы вы, черви, спали спокойно и чтобы с вами, паразитами, ничего не случилось. Потому что каждый из вас может сыграть какую-то важную роль для этого гребаного мира! Не то что я! Я - никто! Не стоящий ничего, Проклятый, сегодня я есть - спасаю кого-то из вас, а завтра меня съедят стражи зла и все, а-ля у-лю я вас всех, ублюдки, очень сильно люблю… Тьфу!

–Наверняка, он связался с какой-то бандой,- сказала Алена. –Вчера я его видела, весь в черном, злой, и чужой, не такой как раньше, не такой как все.

Не-Такой-Как-Все, Алена, не-такой. И я не имел ни права на выбор, ни самого выбора. А как я тебя любил…

Я выкинул окурок, выдохнул последний дым и, попрощавшись с Саней, пошел “домой”.

Что же со мной должно случиться? Мне стало весьма интересно.

У Аленки дома сюрпризов не оказалось. Я обнаружил в шкафу кофе и стал думать “что же делать?”, мирно попивая кофе. Сигареты были - это радовало. Не особо радовало то, что приходилось травить ее легкие…

Просидев так около получаса, я услышал телефонный звонок. Я снял трубку.

–Алло,- сказал я, Аленкин голос было весьма неуютно слышать, я мог привыкнуть за мгновение к телу жертвы, при условии что жертвой не является Алена или кто либо из моих знакомых.

–Ален, привет,- сказал голос какой-то девушки, узнать ее разумеется я не мог.

–Привет,- ответил я.

–Что не узнала?

–Мм… нет,- я изобразил стыд… Все-таки у меня был великий потенциал стать актером после ухода на пенсию, если конечно Охрана сновидений отпускает кого-то на пенсию. Тот же Анатолий Леонидович, который имел на вид лет пятьдесят не более, был намного старше и самолично убивал немцев во время Второй Мировой… Ясно, что ему было не 13 лет…

–Это Машка,- сказали в трубке.

–А, привет, Маш, не узнала.

–Слышишь, как у тебя дела, я тебя уже два дня не видела, все на работе…

–Дела как…- черт! Чуть не сказал “как в Дании”, нужно забыть об этом сравнении напрочь. –… обычно,- другого ничего на ум не пришло.

–Да, я слышала, что тебя видели с твоим одноклассником, Петей, кажется…

–Никогда!- начал повышать голос я, а потом уловил себя на этом и сбросил тон. –Не называй его по имени, он этого ненавидит,- закончил я фразу.

–Да?! А как же “Петечка”, “мой Петюлька”, “любимый Петрушка”?

–И кто это его так называл?- спросил я, стараясь удержать агрессию.

–Ой-ой! Ты! А кто же еще?!

Вот тут меня как по голове чем-то чугунным… Алена… Бедненькая Алена…

Для продолжения разговора мне нужен был Аленин нрав, который вновь пришлось впускать в ее собственное тело.

–Ну, да…- жалко прозвучал голос Алены, настоящей Алены, а не какого-то гибрида Алено-Петтерса…

–Вот, так-то… Какие планы на сегодня?

–Вообще-то никаких, выходная, нужно отдохнуть.

–Ясно, прогуляться со мной не желаешь?

–Да, ты что там же холод собачий!- возразила Алена.

Как я ненавижу, когда в холоде обвиняют неповинное в этом животное! Алена, ты-то зачем это делаешь?

–Алена! Мы же уже сколько не виделись!

–Ладно-ладно, давай через тридцать минут возле подъезда,- сказала Алена.

–Договорились.

И Маша положила трубку. Я вспомнил, что за Маша. Это ее подруга, живущая на седьмом этаже, аккурат над Аленой, правда, что несколько этажей, но это разве что-то меняет?

Стук в дверь. Я бросил взгляд на свое отражение - скромно одета.

Я открыл дверь. На пороге стоял Женя, тот самый Женя, который отобрал у меня Алену тогда, еще в школе.

Аленин нрав - вперед!

–Что тебе нужно?- спросила Алена.

–Может, привет, сразу?- спросил он.

–Что тебе нужно? Я занята,- сказала она.

–Вчера я видел тебя с тем “героем”,- сказал он, и слово “герой” произнес с таким сарказмом, что мне сразу захотелось дать ему в рыло.

–Что с того?! Какое ты вообще имеешь отношение к тому с кем я хожу?!- взорвалась Алена - не я.

–Так это был все-таки он?!

–ДА! ДА! ДА! И сколько угодно “да”! Уходи!

В сторону Алены метнулся кулак. Мои рефлексы спасли нас с ней. Я отскочил.

–Это что еще такое?!- заорала Алена истерическим голосом.

–Никто не имеет на тебя прав, кроме меня!- завопил он и пошел в атаку.

Петтерс, это не конец! Сейчас ТЫ можешь сражаться. Голос Анатолия Леонидовича прозвучал на удивление мне, ни разу и никому во время брифинга он не являлся. И тем паче не давал его собственную силу для поддержки жертвы.

И что мне делать дальше? В ответ была тишина.

Я увернулся от удара и врезал в пах, Женя упал на колени, сразу потеряв свой боевой дух и рвение к убийству. Небольшая метла с моей стороны и тело Жени отскочило под стенку к дверям ванной - уже без сознания.

Дальше что?!

Петтерс, молодец! Только если ты хочешь мне что-то сказать говори в голос, я не могу общаться мыслью когда ты во Сне.

–Дальше что?- повторил я вопрос.

Будь осторожен, на улице ждут его друзья, когда они увидят тебя они поймут что случилось и…

Нельзя! Нельзя заканчивать предложения словом “и”! Анатолий Леонидович, я смогу справится! Черт! Он же меня не слышит.

–Я смогу с ними справится,- сказал я.

Нет - не сможешь. Если они пойдут в лоб.

–Так что мне?.. Подкрасться?

Ни в коем случае! Беги…

Беги, Лола, беги!!! Фраза из фильма весьма подходила к сложившейся ситуации. Мне следует понять причину и придумать способ избежать… а чего собственно?

–Способности Проклятого?- спросил я.

Нету, лишь твои навыки.

–Обнадеживает,- сказал я. Но босс не ответил.

Я одел короткую дубленку и пошел на площадку, дверь закрывать я не стал. Как мне выбраться? Вниз нельзя… Если нельзя вниз - остается только вверх, третьего не дано.

Я пошел вверх по лестнице.

Когда я добрался до выхода на крышу, меня поджидало огромное разочарование. На маленькой дверце висел огромный (для маленькой дверцы) замок. Секунд тридцать я взирал на замок, а потом стал осматриваться в поисках чего-либо… Чем-либо оказалась чугунная тоненькая трубка. Я просунул ее между замком и дверью, и одним резким движением сорвал замок.

Алена, конечно, не смогла бы этого проделать, но ведь я смог бы, и тем более в одной Алене нас было двое…

Я вылез на крышу, меня охватил режущий, словно лезвие бритвы, зимний порыв ветра. Ух, а холод-то и вправду собачий…

Мы с Аленой двинулись в сторону выхода на крышу соседнего подъезда. Стоит ли упоминать о том, что он закрыт? Думаю, нет.

Но с помощью ноги я исправил положение. Замок сюда в ближайшее время никто не повесит. Я двинул вниз по лестнице. “Едем вниз…”

Вышел из подъезда и осторожно выглянул на группу курящих парней возле подъезда. А босс был прав, с шестерыми я не справился бы. В случае со спасением Надежды Григоровой полгода назад, на моей стороне было преимущество - нападал я и нападал со второго слоя. Хотя ее парень-убийца был стражем… Как он не почувствовал мое приближение?

Они бы меня заметили, если бы я вышел, или вышла?.. Разумеется ответ ясен как божий день… Божий?! С каких это пор я?..

Сигарету в рот, минуту на размышление, вот что я выбрал. И вот, стоя у подъездной двери, осторожно выглядывая из-за нее, а также нервно покуривая, я думал. Мне оставался один вариант - вспомнить как я быстро бегал.

И лишь окурок полетел наземь, я рванул с места и быстрым спринтом понесся в круговую наших родных Садов-2… Куда я бежал? Спросите чего-то полегче!

–Ана…толий…Ле…онидо…вич,- говорил я на бегу,- куда… бе… жать?

О чем ты думаешь? Спросил он это спокойно, вопрос я понял как “есть идеи?”

–Что… есл… и… в Ох… рану… сно… ви… дений?

Ты хочешь спросить, что будет если ты прибежишь в Охрану сновидений, не случится ли такого завтра в реальности?

–Дах…- пропыхтел я. А потом развернулся, за мной бежали двое, четверых не было видно.

Черт, а вдруг у них машина? И как ответ на мой молчаливый вопрос в горизонте появилась машина ВАЗ 2109, белого цвета, грязная от зимних дорог, посыпанных солью…

Обречен? Что это у меня? Отчаяние? У Петтерса Ранова никогда не было отчаяния - и не будет.

Я завернул во дворы, пробежал туда, куда можно добраться лишь пешком. Отрыв от бегущих у меня был. Я забежал за угол гаражей и схватил там металлическую палку, а потом прижался спиной к гаражу, стараясь сдерживать тяжелое дыханье…

Я услышал громкие бегущие шаги. Владелец первого звука бежал уже рядом возле угла этого гаража, вот он подбежал и…

Удар! Враг на полу, контрольный по балде, чтобы больше не встал - мертв, это я почувствовал.

Наверняка сейчас этот парень проснулся дома в холодном поту, даже если снился ему самый хороший сон. Он проснулся и понял - что-то изменилось, что-то случилось, что-то еще должно случится.

Второй уставился на меня.

–Иди сюда, червяк,- сказал я.

И он пошел. И зря.

Я знал, что он будет выжидать удара палкой, что бы увернутся и ударить меня… Это все я давно прошел…

Ровный бросок палки и сразу мой полет вслед за ней. Враг пригнулся и глупо проследил глазами за палкой, а потом как в боевиках решил повернутся с ужасающе грозной ухмылкой. Теперь он уже никогда не избавится от этой ухмылки, в которую только что встряли шпильки этих идиотских сапожек.

Только сейчас я подумал, а как же я мог бежать на этих самых шпильках? Не найдя ответа, я решил не терять время и бросился в бег дальше.

Я нервно барабанил в дверь, не останавливаясь ни на секунду, чем мог перепугать всех соседей.

–Кто там?- послышался знакомый голос молодой девушки.

–Петтерс,- ответил я.

Дверь открылась и на меня уставилась удивленная Надя.

–Что смотришь?- спросил я и прошел в квартиру, сдвигая ее с пути.

–Девушка?..- позвала Надя.

–Да, какая я тебе девушка? Григорова, ты сама?- спросил я проходя на кухню.

–Сама,- ответила она и закрыла дверь.

–За мной погоня. У меня брифинг, босс дал мои силы и навыки, это еще не произошло и поэтому пока мне нужно убегать…

–А кто это?- спросила она, кивая на меня.

–Алена,- ответил я.

–Жертва…- заключила она.

–Это моя бывшая любовь. Я всю школу был в нее влюблен,- сказал я.

–Не удивительно,- сказала она и еще раз оценивающе взглянула на меня.

–Ну, так…- ответил я.

–Ладно, Петтерс, чай будешь?

–Да, я закурю, не против?

–Да, все равно на самом деле всего не произойдет,- сказала она.

Я кивнул, она была права.

–Только потом мне расскажешь про Алену,- попросила Надя. –Я же не буду ничего помнить об этом.

–Согласен,- сказал я.

Петтерс, что ты, твою мать, делаешь?

–Отсиживаюсь,- ответил я, Надя взглянула на меня вопросительно, я покачал головой.

Включи голову, дурак! И босс умолк.

Включить голову? Насчет чего? Наверняка насчет того, что должно произойти. Так проверим факты. На Алену напал Женя - это могло и быть этим. Но нет, мне разрешили нейтрализовать его и увести Алену оттуда, значит она не даст ему войти и на нее не нападут и она не пострадает… Женя попросту уйдет… Алена…запрется в доме. Точно, запрется…

Тогда в чем дело, неужели Алена не жертва? Если нет, то тогда почему я в ней? Зачем я убегал, что должно случится?

И как, черт побери, босс пробрался в Сон и смог дать мне мою силу, не Силу, но силу. Допустим он может это сделать в любой момент. Тогда, почему он дал мне силу? С какой целью. И зачем я должен включать свою, гребаную-на-лево, голову???

–Анатолий Леонидович, что вы?..

И тут меня осенило. Осенило так ясно, что я все враз понял. Я понял кто. Кто все-таки жертва и почему именно в Алену… ТВОЮ МАТЬ!!!

Я вскочил, моментально обулся в Надины кроссовки, которые пришлись Алене как раз, а потом побежал прочь, даже не успев крикнуть “пока”… Ужас, ужас руководил мною сейчас.

Когда я вбежал в квартиру, было ясно что я немного опоздал, хотя сейчас я почувствовал как у меня отобрали право на мою силу.

Я отбивался от десятерых человек, которые повалили МЕНЯ на пол и били ногами, забивали до смерти, лицо было перепачкано кровью, МОЕЙ кровью… Я смотрел как меня убивают, медленно, больно и основательно.

Когда Я издал последний вздох сопровожденный плевком крови, откуда-то изнутри, десятеро еще немного попинали меня ногами и пошли в мою сторону.

–Все, Аленка, нема твоего “героя”, -сказал Женя. А потом влепил в меня кулаком, отчего я потерял сознание…

* * *

Просыпаться в холодном поту - отвратительно. А тем более если ты просыпаешь окончательно едва открыв глаза. Не так как всегда. Слыша голос босса у себя в голове и по его командам, не открывая глаз идти по квартире в поисках холодного кофе и пачки сигарет…

Сейчас мне не нужна была ничья помощь в том, что бы обнаружить пачку “Мальборо” красного в морозилке неработающего холодильника.

Я закурил, сделал затяжку и убрал сигарету ото рта, взгляд на руки меня не утешил. Руку трясло со стороны в сторону.

Открыты новые файлы, Петтерс!

ИДИТЕ К ЧЕРТУ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ!!!

Я пошел в комнату к ноутбуку, взяв с собой пачку и зажигалку. Я запустил программу и простучал свой километровый пароль, после чего увидел приветствие себя - охранника сновидений третьего ранга.

Файлы, у вас открыт доступ к новому файлу, и стоит ли говорить чьи это были файлы?

Оценка Охраны сновидений была мне не доступна.

Будущее, если ничего не помешает ему свершится.

2004.02.20

Вчера был обнаружен труп Петра Ранова, найденного в своей квартире уже мертвым, о находке сообщила гражданка Л. которая, по ее словам, была подругой Ранова и зашла к нему узнать что-то по работе. Гражданка Л. оказалась сотрудницей Ранова по фирме “Тиробайт”, занимающейся компьютерной техникой. Тело Петра было в ужасном состоянии, следствие говорит, что он был забит до смерти. Предположительно несколькими людьми. Ведется следствие. Всех кто располагает хоть какой-то информацией обратитесь в милицию или “Тиробайт”. Наша газета приносит соболезнования матери убитого.

2004.02.22

Вчера в милицию были доставлены десять граждан, в сопровождении гражданки Л. которая заявила, что эти десятеро убили Ранова. Все подозреваемые признались - идет суд.

2004.02.26

Десять подозреваемых в убийстве Петра Ранова, были осуждены на пожизненное заключение в зоне строгого режима. Правосудие торжествует.

2004.02.29

Сегодня утром, во время перевоза приговоренных к пожизненному заключению преступников, обвиненных в убийстве Петра Ранова, было совершенно нападение на конвой. Нападавшие были вооружены мощным оружием и были отлично тренированы. Во время перестрелки не погиб ни один конвоир, были убиты все десятеро убийц Ранова. Милиция высказала предположение о том, что нападавшими являлись специально обученные солдаты, спецназ. Предположение абсурдно, нет мотива. Возможно, это своего рода вендетта самого Ранова, пришедшего с Того света для расправы…

В горле царила пустынная жара, воздух палил горло на вздохе, не достигая бьющихся легких. Ужас охвативший меня был непобедим. Десять человек… Кто предупрежден - тот защищен… Если подготовится к встрече, можно выйти сухим из воды…

Встает другой вопрос… Чего же я все-таки хочу? Того о чем я говорил каждый день, после второго сентября? Или же жить?

Нет, я буду жить, жить назло всем врагам и друзьям, всем этим паразитирующим червям гребаного мира! Слышите меня, подонки? Вот такого вам, а не мою смерть, поняли?

Я поднялся со стула и подошел к кровати, из-под подушки я извлек своего любимца. “Пустынный орел” - назывался он. Отличная модификация магнума с удлиненной обоймой, вместо семи обычных в нем было десять патронов. Где-то у меня еще были две запасные обоймы и коробка с патронами.

Я извлек это все из ящика стола. Просто больше никакой мебели в комнате у меня не было, я зарядил все обоймы и распихал их по карманам. Пистолет засунул за пояс под свитер.

Почти готов к любым неприятностям. На часах было 6.00. Все еще впереди.

Петтерс, что ты задумал?

Будто Вы не слышали о чем я думал.

Петтерс, не будь самоуверенным, тебе самому не справится. Я направлю тебе подмогу, кого смогу… Не наделай глупостей.

Я поставил защиту. Теперь ему меня не достать.

Закурив очередную сигарету я стал мерить шагами квартиру. Жертв у меня двое, Алена и я. Алена станет жертвой если умру я… Значит. ДА!

Шесть часов все же рановато, но мне нужно переждать. Усевшись под подъездом с сигаретой я поглядывал на окна третьего этажа, на кухне которых светился свет. Выкурив сигарету я вдруг вспомнил несколько деталей. Отойдя от подъезда и оглянувшись вокруг я свернул на второй слой реальности.

Это дало мне шанс без проблем пройти мимо сторожа подъезда, который был соседним с Аленкиным. Я прошел на девятый этаж и подошел к крыше. На втором слое дверь была открыта настежь я шагнул сквозь нее и очутился на крыше. Никакого холода, вообще ничего, второй слой не имел ветра и температуры, он был просто вторым слоем.

Почему-то я вспомнил про третий слой и представил если здесь снег даже не реагирует на шаги Проклятого, то что там на третьем слое? Наверняка и снега-то нет, краски яркие, будто светит солнце и это внушает теплоту?..

Я прошел по крыше и вошел в столь же незапертую дверь над Аленкиным подъездом. Здесь я уже вернулся на первый слой реальности. Спустился на лестничный пролет между четвертым и третьим этажом, а потом уселся на ступеньки и закурил. Послышался знакомый голос и звук захлопывающейся двери. Я направился туда, после того как мама Алены спустилась по ступенькам.

Звонок работал - это радовало.

–Кто там?- спросил сонный голос Алены из-за двери.

–Открывай,- сказал я.

–Кто там?- переспросила она.

Я нырнул вновь на второй слой. Прошел сквозь незапертую дверь и появился за ее спиной, а потом прижал ее рот ладонью.

–Тссс, прости, что без приглашения.

Алену трясло от страха и неожиданности. Когда она более-менее успокоилась я отпустил ее рот.

–Ты в своем уме?!- крикнула она. –Как ты вошел?!

–Тссс, не кричи, у нас беда, нужно с ней справится. Доверься мне.

–Еще раз?!

–Последний,- пообещал я.

–Что нужно?- спросила она, явно настроившись на что-то.

–Одевайся, только просто, обуй кроссовки, олимпийку, спортивные штаны, приготовься к бегу.

–Что происходит?

–Сейчас придет твой Женя…

–Не мой! Стоп, а откуда ты?..

Я наклонил голову мол “доверься мне”.

–…он предъявит тебе претензии, что тебя вчера видели со мной, огрызнешься, он отправится меня убивать, а с ним еще десятеро.

–Откуда?

–Не могу сказать - запрещено. Но дело в том, что когда они убьют меня, то ты у них будешь следующей целью.

Алена громко выдохнула воздух. Потом принялась собираться. Раздался телефонный звонок.

–Бери - это Маша.

Алена взяла трубку.

–Алло,- сказала она. –Да, конечно, привет, Маш,- и уставилась на меня удивленными глазами. –Да… он… тут…что?.. НЕТ!.. не могу… прости, не могу… все пока…

И Алена положила трубку.

–В течении десяти минут придет Женя, успеешь?

–Да.

Пискнул мой “Сонник”. Вам входящее сообщение. Я выбрал вариант, в котором говорилось, что я прочту его прямо сейчас.

Петтерс!!! Сними защиту!!! Мне нужно знать, что с тобой происходит!!! Анатолий Леонидович.

А не пошли бы вы…

Пока Алена собиралась… в общем не успела она. Стук в дверь. Алена стала по стойке смирно и уставилась на меня перепуганными глазами. Я подошел к ней и обнял ее, а затем поднял на нас тень и окунул на второй слой. Дверь на втором слое была распахнута и мы увидели медленное безумное тело ее бывшего парня.

Алена вскрикнула.

–Не кричи, эту дверь он не увидит,- успокоил ее я. –Одевайся быстро.

Алена быстро обула кроссовки и накинула олимпийку. Я прошел сквозь дверь и аккуратно прошел мимо Жени, который любезно подвинулся.

Я уже говорил, что второй слой реальности это нечто другое, чем просто стать невидимым. Ты вовсе не становишься невидимым, просто люди не хотят тебя замечать, маши ты хоть своими причиндалами перед их носом, они просто любезно отойдут, как будто ты идешь в огромной толпе, в которой никто друг друга не замечает. Мы побежали на крышу.

Я бы мог пройти на втором слое реальности мимо тех парней, что ждут Женю внизу, их там кажется шестеро. Но дело в том, что это я смог бы сделать сам. Когда я на втором слое, моя Сила уходит, но в малых количествах. Во-первых я умею пользоваться этим слоем в любой момент, а во-вторых я Проклятый. А вот сейчас мою Силу черпала Алена, что бы ее силы оставались при ней, а то что она не Проклятая - забирало силу чуть больше. Человек не может расхаживать по не своему слою реальности. Различные слои реальности - место Проклятых. А для людей есть только первый. Но бывают такие моменты, когда эти правила приходится нарушать.

Алена следовала за мной, не отставая.

–Он нас не видит?- спросила она.

–Нет.

–А почему тогда мы бежим на крышу?

–Возле подъезда ждут еще шестеро.

–Но ведь мы невидимые,- возразила она.

–У меня не хватит сил провести нас мимо них.

Мы добежали до открытого на втором слое выхода на крышу и вышли, я ускорил темп, поскольку Сил моих становилось все меньше.

Алена молча ускорилась за мной, когда мы нырнули в маленькую дверцу, я вынес нас на первый слой. Алена обернулась и посмотрела на дверь - заперта на огромный замок.

–Как мы?..

–Так как я вошел к тебе в квартиру,- пояснил я и дал понять, что дальнейшие расспросы неуместны.

Мы понеслись вниз с бешеной скоростью. Когда мы спустились на пролет между первым и вторым этажами, я остановился.

–Слушай,- приказал я, Алена внимала,- сейчас мы выбегаем из подъезда и бежим вокруг Садов, беги впереди, что бы я тебя видел. Когда я скажу, свернешь налево в гаражи… Там я тебя обгоню и будешь следовать за мной, ясно?

–Угу. Налево,- повторила она.

Мы подошли медленным шагом к двери подъезда. Сторож вылез из своей будки.

–Эй, а вы кто такие?

Я обернулся к нему.

–Охрана сновидений, приказываю забыть о нас!- крикнул я и выставил на него ладонь.

–Я вас не помню, я вас не видел,- как робот произнес он и вернулся в будку.

–На счет “раз”,- сказал я.

–Почему на…

–РАЗ!- и Алена рванула туда куда я ей приказал.

Она бежала впереди, я за ней. Услышали крики сзади и за нами рванули двое - все как и должно было быть. Четверо сели в машину, Женя еще стучит в дверь.

Мы подбежали до того места где нужно свернуть, Алена не дождалась приказа и рванула куда положено, я за ней, обогнал ее и свернул в гаражи, Алена спряталась там же.

Я порыскал глазами в поисках палки, той самой палки, которой во Сне Алена с моей помощью избила этих двоих.

Мне как-то жутко и упоминать о том, что палки там не оказалось. Знаете какое чувство является противоположным dИjЮ vu? Это УЖАС. Ужас, когда ты знаешь, что что-то должно, нет, просто обязано произойти, и вовсе не происходит.

Я взглянул Алене в глаза, я был уверен, что в моих царит нечто подобное страху. Боятся я уже давно прекратил, за себя тем более, я стал больше опасаться, но не в коем случае не за себя. Даже сейчас, в данной ситуации я больше опасался за жизнь Алены, причина смерти которой - моя смерть. Именно это означает, что моя цель сохранить собственную жизнь.

Алена стояла, прислонившись к гаражу, затаив дыханье. Я мог поклясться, что слышал как билось ее сердце. Может, я любил ее?..

Она смотрела на меня в ужасе, я ей подмигнул и нырнул на второй слой реальности. Вышел из-за гаража и следил как медленно приближаются те двое, которые гнались за нами. Я начал удар и как только цель была на расстоянии меньше чем сантиметр, я неожиданно вышел на первый слой…

Причем неожиданно это было больше для меня. Я не делал этого умышленно, второй слой меня вытолкнул, удар был произведен, противник упал без сознания, удар был и сильным и молниеносным, скорость мне удалось набрать еще на втором слое.

Второй противник быстро извлек нож-“бабочку” и крутил его ухмыляясь той самой улыбкой, которую во Сне Аленин каблук заморозил на его морде. Мои Силы были на исходе, а точнее скорее всего просто ушли. Даже сил обычных осталось немного - бег забрал большую часть.

Я стал в стойку, о которой знал многое, поскольку вызубрил ее и телом и мозгами. Называлась она “воробей”. Впереди нога, опора на заднюю, руки перед грудью, мысль настроена на противнике, я знаю все его возможные действия и оценил противника как сильного парня.

Он, как я и ожидал, провел колющий удар, который я отбил ногой в сторону, но он тоже весьма хорошо отреагировал и вернул руку к себе раньше, чем потерял равновесие. Он не сильный парень, он - СИЛЬНЫЙ.

Мой удар, лишь вид удара, просто я должен был сделать это, чтобы он не подумал, что я замышляю что-то смертельное. А я замышлял. Тренер не говорил, но давал мысленную подачу, чтобы я пришел к выводу - “главное не перемудрить. Ни с защитой, ни с атакой. Иногда контр-атака полезнее чем что-либо”

Тут вдруг произошел неожиданный колющий удар по той же траектории, как и в первый раз. Я не предугадал повторного действия… Черт бы меня побрал! Нож пошел по руке, которая взметнулась на встречу. Не знаю какие он повреждения нанес, но лезвия точно пошло от конца кисти и к локтю, уже теперь я смог сделать проход “сквозь него” с помощью “шуршащей змеи” и оказавшись за спиной зачерпнул моральную силу из земли и провел удар “металла” целясь под челюсть прямо в шею. Силу я зачерпнул достаточную… Достаточную, что бы услышать хруст шеи, которая основательно сломалась.

Я только что убил еще одного человека. Разве это удивительно?! ЭТО УДИВИТЕЛЬНО?! Да ни сколечко!!! А ЧТО ВЫ, ЧЕРТ ВАС ВОЗЬМИ, МОГЛИ ОЖИДАТЬ ОТ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ УБИЛ ПЕРВОГО ЧЕЛОВЕКА В 16 ЛЕТ?????

Я развернулся к гаражу, Алена стояла и смотрела на происходящее, или на произошедшее - неважно. Я схватил ее руку и поволок, прямо таки потащил за собой, она бежала, нехотя, но бежала, и смотрела на труп парня с поломанной шеей.

Сейчас я уже не знал куда бегу и уже думал, что мы обречены.

И в подтверждение моих слов в нашу сторону повернул, мчащийся на всех парах белый автомобиль ВАЗ 2109, весь грязный от зимних дорог посыпанных солью, чтобы не было гололеда…

Я ухватил Алену крепче за руку, но она смотрела на того парня, которого я только что убил. Неужели нельзя забыть. Я убил на ее глазах четверых террористов, и еще около пятерых вне класса. Неужели один лишний труп играет какую-то роль?!

–Алена, в чем, черт возьми, дело? Какого ты на него пялишься?- заорал я, смотря как приближается наша смерть.

–У него сегодня День рождения…- прошептала она.

–Это хорошо умереть в свой День рождения!- крикнул я. –Мы с ним разберемся на Том свете!- сказал я.

Но это ее еще больше расстроило. Она зарыдала. Отлично, нужно было еще сейчас зарыдать, да! Для полного счастья. Смерти в глаза глядеть, да еще и со слезами на своих глазах! Чудесно, то о чем можно мечтать всю жизнь! Твою мать! Будь я проклят! Да я и так Проклятый!

“Девятка” остановилась в нескольких метрах от нас, мотор не глушила, водитель не выходил - ожидали от нас побега из-под носа. Может стоит оправдать их ожидания? А куда бежать-то? В этом-то и дело, что некуда…

Когда трое, во главе с Женей, важно плелись к нам, ухмыляясь… между смертью и нами возникла черная черта. Черный “Нисан”, передняя и задняя дверь, которого распахнулись перед нами.

На долгие размышления не было ни мгновения, мы рванули и впрыгнули в машину. Сразу я заметил лишь, что за рулем была девушка - не знакомая мне.

Машина рванула с места и умчала прочь. В “девятку” быстро впрыгнули те трое, шагавшие важной походкой и обломанные ходом еще одной фигуры на черном “Нисане”.

–Она за нами!- крикнула Алена.

–Успокойся и закрой рот!- гаркнула девушка.

Алена не смела ослушаться. Мы заметили как наша машина сбрасывает скорость. Я молчал, почему-то я чувствовал, что нужно молчать. Никто не отменял чувства Проклятых, к чьим рядам принадлежал я, и я чувствовал, что от этой девушки ничего плохого ожидать не стоит.

“Девятка” весьма глупо пролетела мимо нас и помчалась дальше, я оглянулся - нет мы на первом слое реальности.

–И знаешь кого ты только что убил?- спросила девушка.

–Нет,- признался я.

–Его звали Артем,- сказала Алена.

–Заткнись! Тебе слово не давали!- крикнула спасительница.

–Эй! Можно же и помягче,- заступился я.

–Петтерс, если ты не до конца разобрался в своих чувствах к этой девице, то не стоит делать каких-то положительных или отрицательных действий касательно нее.

–С чего это ты взяла, что я не…

–Пытаешься меня обмануть? Глупо. Кстати только что ты убил стража зла, четвертого ранга, любимчика их шефа. Тебе не простят.

–Кто ты?- спросил я.

Я не мог понять откуда она знает о моих чувствах к Алене. Как она может знать, что я еще не разобрался до конца в своих чувствах. И какое она имеет отношение вообще ко всей этой истории. Я нашел в себе Силы, что бы взглянуть через второй слой на капот черной машины, но на ней не было значка “ОС”, который не видно на первом слое реальности. Я вернул глаза на место.

–Я не из Охраны. Кстати, Петтерс, я - Алиса,- и девушка протянула мне нежную ручку. Я пожал ее отметив, что руки были холодными.

Она нас куда-то везла, но не говорила куда. Я смог ее рассмотреть. Симпатичная, даже слишком, если это конечно реально. Хотя как я - Проклятый, охранник сновидений третьего ранга - могу разделять вещи на реальные и нереальные. Для меня нет этого различия. Я - Проклятый. Я сам “нереален”.

Волосы девушки были светло-русого цвета, зализаны в хвостик на затылке, глаза были темно-карими, таких глаз не бывает у людей. Да и у Проклятых я не слышал о таких глазах. Были глаза цвета морской волны, даже утреннего солнца. Но ее глаза я бы назвал - цветом темной ночи, когда небо затянуто облаками и не видно ни единой маленькой светящейся точечки на нем, которые называются звездами.

Я откинулся на спинку кресла и смотрел на коричнево рыжую змею, по которой мы мчали. На шее я ощутил объятия Алены, сидящей сзади. Она по-прежнему хныкала.

–Можешь, не делать вид благодарной девочки, Алена. То что ты его не любишь - не секрет и ему. А вот то, что он тебя не любит - был секрет и для него,- кстати Алиса сказала это не поворачивая взгляда от дороги.

Я посмотрел на нее, Алена убрала руки и я знал, что она смотрит на Алису и я знал, что ее ярко-голубые глаза сейчас широко раскрыты.

Открой мысленную подачу. Это был голос Алисы, прозвучавший в моей голове. Босс не мог доставлять мне сообщения, когда я на защите. Я открыл, но сконцентрировался только на Алису.

Ну?

Ты знаешь, что она тоже Проклятая?

Кто Алена?

Да.

Тогда почему ей ничего не рассказали и не наняли в Охрану?

Она бесполезна. У нее нет отчаяния. Оба ее родителя были Проклятыми и она получила большую красоту. Именно это не дает ей отчаиваться. Лишь только появится тень этого, как вдруг появляется человеческий парень и радует ее всем, чем только может. Она не умеет входить на второй слой и у нее нет способности к этому. Все ее способности Проклятой заключаются в возможности манипулировать людьми. Но ведь это умеет каждый.

Насколько я знаю непроизносимую конституцию Проклятых. Нам запрещено использовать манипуляцию.

Умышленную манипуляцию над представителями человеческого рода. Ты их называешь червями паразитами.

Откуда ты знаешь?!

Придет время и ты САМ догадаешься кто я и зачем я, а тем более откуда я. Скажу лишь то что все твои беды из-за меня. Точнее из-за моего отсутствия.

Ха! Я догадался, ты Удача!

Хм. Нет.

Я поставил защиту и на нее. А потом погрузился в свои мысли…

Как называется чувство когда тебе что-то не обязательно знать, но уж просто печет как хочется узнать? Спортивный интерес? Возможно и так, вот только спорт тут ни при чем.

Мне казалось, что знать кто на самом деле Алиса - не обязательно. Достаточно ощущать, что она друг и все. А вот знать кто она и откуда она знает обо мне все, что я могу придумать, вот это было нужно знать. Как будто в мозгу, полностью занятому всякой информацией произошла уборка в результате которой было освобождено место на полочке с книгами, под которой была надпись “Девушка Алиса. Кто она на самом деле. Полное собрание”

Если она не охранник сновидений и тем более не страж зла, поскольку помогает мне… Кто тогда? Кем может быть?

А дорога летела под нами и вела нас вдаль, уже полчаса как мы проехали знак “Полтава”, на котором название моего родного города было перечеркнуто красной линией, обозначавшей, что мы покинули мои родные края. Если она сейчас повезет нас в Коломак, то она просто не может быть не сотрудником Охраны сновидений.

Я обернулся, взглянуть на Алену, она дремала.

–Алиса, кто ты?- прошептал я, что бы не разбудить Алену.

–Не догадался?- я отрицательно мотнул головой. –Еще не время. Не забивай себе голову этими мыслями, будет такой момент, когда ты поймешь, все что тебе нужно понять и все, что ты должен понимать.

Все же я хорошо подумал и решил не предпринимать попыток ослушания и откинул голову на сиденье. Затем я стал медленно погружаться в мир снов, надеюсь обычных. Хотя можно и не надеяться - и так ясно, что мне не будут даваться новые задания, поскольку у меня сейчас одно есть. Погружение было быстрым и основательным. Через мгновение я перестал слышать гудение “Нисана Премьеры” и…

Идиотский и ненавистный писк этого триклятого “Сонника” меня выдернул из мира снов. И, видимо, не только меня. Алена тоже за моей спиной издала какой-то пробуждающийся звук, вроде рычания или мычания - не важно.

Я окунул руку в карман и извлек оттуда сонник. Вам входящее сообщение. Выбрав, как всегда, вариант о прочтении сообщения сейчас, я принялся читать.

Петтерс! Надеюсь, ты жив, неисправимый охранник сновидений, что б тебя! Где вы есть? Я не нашел никого, чтобы послать тебе на помощь из Охраны. К тебе пришла помощь? Не вздумай выпытываться откуда! Ты меня понял? Анатолий Леонидович.

Да, помощь что надо…

Анатолий Леонидович! Со мной все нормально. Подмога прибыла как нельзя вовремя и вытащила меня и жертву из самого по Адскому горячего дерьма. Я уже попытался выпытать откуда помощь - неуспешно. Попытки прекратил. Спасибо, я еще жив, не дождетесь. Есть какие-то идеи? Петтерс.

Я послал свое сообщение боссу. Карманник я не прятал, поскольку мне еще нужно было дождаться ответа с указаниями… Ответ пришел почти мгновенно.

Петтерс! Идей для тебя нету. Ты убил стража зла!!! Идиот! Ты же знаешь, что у нас с ними партизанская война, а убийства в партизанской войне - недопустимы. Мне нужно договориться с их шефом, чтобы тебя простили, возможно придется пойти на какие-то действия. Пока не высовывайте носов. Береги себя, Петтерс. Анатолий Леонидович.

–Алис,- позвал я.

–Да,- ответила она.

–Возможно ли опознать стража зла?

–Разумеется. Так как и они могут распознать тебя. Дело в том, что для твоего ранга способ - проверить документы. Информацию о любом существе можно узнать лишь если ты Проклятый выше третьего ранга. Например, ты сможешь увидеть настроение человека и причину такого настроения. Сможешь прочесть человека как книгу, при особом вложении сил можешь даже узнать о прошлом человека. Будущее закрыто. Это узнают не оперативники и даже не аналитики, есть другие Проклятые… Не могу сказать кто… В общем например, начиная с четвертого ранга, ты сможешь увидеть окутывающую человека ауру. Она представляет собой дым. Да-да, дым и не смотри на меня так удивленно. Охранника окутывает светлый дым, как от сигареты - серый светлый дым. А стража окутывает темный, такой темный как от костра, знаешь как тот, который только отходит от горящего предмета… Люди привыкли называть его черным дымом, но он темный… Черный это другая история.

–Какая именно?

–Не спрашивай того, на что я не имею права давать ответ.

–Тогда, в чем заключается ранг? Допустим второй - начальный. Способности Проклятого у каждого разные, у кого сильнее, у кого послабее, но почти, именно почти, а не у каждого, есть способность переходить на второй слой реальности, правильно?

Алиса кивнула и продолжала слушать меня, что давало мне повод поговорить.

–Третий ранг - если Проклятый ступает на третий слой. Но ведь если существование третьего слоя - теория, которую проходят все ученики-Проклятые… В чем заключается четвертый ранг?

–В четвертом слое, Петтерс,- просто ответила Алиса и за весь разговор не одарила меня ни разу своим взглядом, своими прекрасными черно-карими глазами… Меня это слегка расстроило.

–Можно поинтересоваться о чем это вы?- подала голос Алена.

Я обернулся на нее, Алиса оценила ее взглядом через зеркало заднего обзора.

–Девочка, есть вещи, которые нельзя даже слышать. Если тебе дали их услышать - радуйся. А если ты сама сможешь хотя бы предположить что они значат - у тебя этого никто не заберет - это твое.

–Если я предположу - не значит же, что я узнаю правдивы ли мои предположения?- спросила Алена.

–Я была о тебе худшего мнения, но рассуждаешь ты правильно. Точнее в правильную сторону и логично. Но истин как минимум две… Предположи, и тебе останется лишь найти того, кто сможет ответить тебе “да” или “нет”.

–Но насколько я понимаю, ты, Алиса, ничего мне не скажешь,- сказала Алена.

–Истинно так,- сказала она.

–А Петтерс?- спросила Алена.

–А ты не узнаешь пока не спросишь…

–Петтерс?- спросила она.

Я повернул голову на Алису.

–Могу ли я ей отвечать?- спросил я.

–Решать тебе и отвечать тебе,- сказала Алиса.

–Ты мне кого-то напоминаешь,- сказал я.

–Нет ничего невозможного,- сказала она.

–Алена, я отвечу тебе, но только “да” или “нет”, хорошо?

Сказал я, не поворачивая к ней головы. Я не мог оторваться от Алисы. Она была еще красивее и кажется я начинал ей симпатизировать и, причем, мне казалось, что это было непозволительно ни ей, ни мне.

Она не могла быть простой Проклятой, она была Сильнее. Но… А что “но”?

Она могла быть Проклятой Высшего ранга…

Четвертый слой, ударило эхо у меня в голове. Значит есть четвертый слой реальности. И по сути в него можно было шагнуть так же как и на третий… Когда накоплю достаточно Сил, я обязан проверить какой же у меня все-таки ранг. Но это все позже, пока у меня нет Сил.

“Сонник”. Я взглянул на экран. Опять письмо.

Тебе открыли файлы. Наташа.

Что ж там за файлы? С карманника неудобно проглядывать файлы, но все же возможно.

А файлы открылись на Алену.

Будущего не было, значит меня убить не могут, а значит и Алену.

Есть лишь оценка Охраны сновидений. Дико интересно.

Алена Марова. Она представляет собой простого человека, не играющего определенной роли для мира. Ее родители - легендарные Проклятые. Девочка родилась Проклятой, но без разных способностей. Она владеет единственной способностью - манипуляция. Способность очень и очень сильная. Правда, Алену никто не просвещал в делах Проклятых и она не знает ни о своей способности и вообще ни о чем. Правда манипуляция есть и никуда она не девается. Ее жизнь почти вся строится на этой способности. Она хочет нравится - и она нравится. Она хочет что бы ее любили - ее любят. Но сама она не знает почему. Поэтому она привыкла добиваться всего, чего она хочет.

Капканом в ее жизни стал Проклятый Ранов - охранник сновидений третьего ранга. Когда она начала добиваться его любви к себе у нее ничего не получилось из-за потенциальной силы этого Проклятого. Вскоре Ранову досталось задание о сбережении ее жизни. Особой роли в мире она не играет - задание считается второстепенным.

Все дело случается из-за следующего: раньше до желания Маровой, Ранов испытывал любовь к ней, по старой памяти и приязни Ранов сражается за ее жизнь…

–Алиса, что значат три точки в конце оценки Охраны? Они же всегда знают что должно случится.

–Дело касается тебя?

–Да.

–Тогда все нормально. Когда в дело вступаешь ты - ничего нельзя предугадать. Дело в тебе, Петтерс. Вокруг тебя тайна, которую никто не может отгадать, тогда как ты даже не подозреваешь о своей тайне. С самого младенческого возраста, ты был Проклятым, в общем как и все, но… В общем характер твой сформировался не в четыре года, как у всех и людей, и Проклятых, а в год. Затем он менялся с такой частотой, что были предположения, что в 10 лет тебя можно будет уже брать в Охрану. Ты же понимаешь, что в Охране не предлагают…

–…в Охране оповещают,- закончил я давно заученную фразу.

–Именно. Просто ты никогда не был Проклятым, как таковым. Всегда чем-то большем. Второй ранг и все включая шефа, видят в этом предел. Потом задание с Надеждой Григоровой, и ты неожиданно идешь на третий слой. Третий ранг - все видят предел… Ты закрылся, но неужели ты не поставил себе цель, обязательно сходить на четвертый слой. И ведь ты же чувствуешь, что у тебя получится?..

А ведь и вправду я не чувствовал сомнения, я лишь просто решил подождать Силы. А тогда обязательно “попробовать”, а точнее сходить на четвертый.

–Так я значит смогу достигнуть Высшего ранга?

–Знаешь что, Петтерс, я почему-то думаю, что Высший ранг - не твое. Скорей всего продержишься на этом ранге месяц-второй, от силы год…

–А потом?

–А потом будет потом.

И Алиса прекратила разговор.

–Может вы какие-то особые и вам не нужно, но уж я-то самая простая и мне очень нужно в туалет,- подала голос Алена.

–Потерпи немного,- попросила Алиса и через минут пять мы остановились возле небольшой стоянки дальнобойщиков.

Тут тебе и закусочные и туалеты и все чего душа может пожелать в дороге. Я имею ввиду мотель.

Видимо Алиса словила мой взгляд на мотеле.

–За тобой охотятся чуть ли не все стражи зла, а ты думаешь о постели и девушке под боком?- спросила она, затем фыркнула и направилась в закусочную, я последовал за ней.

Алена нашла нас через минут пять, после того как мы вошли. Правда, мы специально сели у окна, чтобы нас было заметно с улицы.

Алиса заказала поесть, а я чашку кофе, денег почти не было. Алена купила себе какую-то шоколадку и сейчас тихо ее грызла.

Я отпил кофе и извлек сигарету. Алиса посмотрела на меня, а потом указала пальцем вверх.

Над нашим столиков висела табличка “Не курить/No smoking”. Прекрасно зачем тогда пить кофе, если оно без сигареты. Я громко выдохнул воздух и спрятал сигареты.

Алиса преспокойно ела, Алена уже смотрела по сторонам, улыбаясь огромным дальнобойщикам.

Кто же Алиса? Стоп, мне же сказали, что если я не буду об этом думать, то ответ придет сам по себе.

–Петтерс, у тебя было когда-то чувство, что чтобы ты не делал, кто-то за тобой следит?- спросила Алиса.

–Кроме того, что я знаю, что за мной всегда следил босс - нет.

–У меня кстати такое чувство почти всегда…- от Алисы я не ожидал этой фразы. Все же я чувствовал, что она намного сильнее любого из всех кого я могу сейчас вспомнить.

–А к чему ты об этом заговорила?

–Сейчас у меня это чувство усилилось, как будто тот кто меня преследует совсем рядом.

Кто-то включил автомат с музыкой, который до сих пор молчал или играл точно на заднем плане, может во всем виновата песня.

Я здесь, я пришел к тебе

Пришел вопреки судьбе

С небес льется лунный свет

Я - зверь, мне покоя нет

Крадусь в темноте как тень

В душе проклиная день

Когда я всего лишь призрак в серой толпе

Ты помнишь? Давным-давно

Я жил как во сне легко

Но раненый кем-то волк

Вонзил мне клыки в плечо…

И я стал таким как он

Невидимым ясным днем

Убийца и злой хозяин в мире ночном

Ты - невинный ангел

Ангел поднебесья

В этой жизни странной

Ты не моя

За тобой тень зверя

Вы повсюду вместе

А теперь поверь мне

Зверь этот -я!

Сказать, что я был удивлен, равносильно тому что я промолчу. А вот Алиса кажется вообще растаяла.

–Мне стало жутко,- призналась она мне шепотом.

–Ты ничего не хочешь поведать? Пока есть время.

–А оно есть?

–Мало.

–Несколько лет назад я любила одного парня и все шло к тому, что мы должны были поженится. В связи с моей уверенностью, я рассказала ему кто я на самом деле, после чего он поведал кто он на самом деле, он - мой враг. В то время как у меня нет особой злости или желания истреблять врагов, у них есть такое как бы правило, скажем это догма. Убить своего врага, кем бы он ни казался. Вот и решил меня убить. Моих Сил хватило уйти, уйти далеко, от него. После того мне кажется что меня преследуют. А таким, как я, не может казаться - они чувствуют.

–А сейчас тебе кажется, что тебя догнали. Зверь, он здесь. Пришел за тобой?

–Да,- жалобно прошептала она.

–Здравствуйте, девушки,- послышался голос совсем рядом, я повернул голову в ту сторону. Там стоял огромнейший дальнобойщик с противной физиономией.

–Девушки с парнем,- сказал я.

–Девушки, не хотите ли пообщаться с настоящими мужчинами? Покататься на мужской машине?

–И что именно ты подразумеваешь под мужской машиной?- спросила Алена.

–Как что?! Фуру.

Алена залилась хохотом. Алиса начала улыбаться и тихо подергиваться от рвущегося наружу хохота.

–Чего вы претесь, кобылы?- спросил он и его тон Дон Жуана сменился на обозленный голос разъяренного великана.

–Это кто тут кобылы?!- заорала Алена.

А он сделал глупость, схватив своей огромной рукой Алену за грудь и подняв на руки. Та завизжала.

–Отпусти девушку и попроси прощения,- сказал я, громко но спокойно.

–Да пошел ты!

–Опусти и извинись, чтобы я не вставал.

Возникшая чуть ранее тишина была взорвана хохотом других дальнобойщиков.

–Убийца отпусти ее, а то он встанет!- крикнул кто-то, сарказм. Еще один взрыв на фабрике хохота.

–Да, если он встанет, то ненароком испортит воздух!- крикнул еще кто-то. И, видимо сегодня, должна случится катастрофа на фабрике хохота. Произошел очередной взрыв.

Убийца и не подумал о последствиях.

Мне пришлось вставать. Он отбросил Алену как бревно в сторону. Там возникла Алиса и приостановила ее падение. Алена налетела на нее и они вместе упали на пол.

–Слушай, тюлень, если ты сейчас надеешься разобраться со мной, то я все же дам тебе еще один шанс. Возьми бутылку шампанского и сам разбей ее на своей голове…- сказал я.

–ХА-ХА-ХА!!! А то что?- поинтересовался он.

–Я принимаю это как отказ,- сказал я.

Резко выдернул “Пустынный Орел” из-за пояса. Как я раньше о нем не вспомнил. Я взглянул еще раз на него, а потом начал палить ему в живот, всадив всю обойму, которая имела десять патронов. В его животе зияла большая сквозная дыра, а на лице отображалось удивление. Смерть самая сильная. Лишь смерть умеет забирать все сразу. Все становится не нужным да и вообще уже ничего не становится, уже все. Конец.

Убийца с грохотом упал на пол. Я повернулся к людям и выставил ладонь.

–Охрана сновидений! Приказываю всем забыть сколько нас было, наши лица и вообще наше присутствие!- заорал я.

–Я ничего не помню, я ничего не видел,- как роботы они все стали повторять эту фразу и понемногу возвращаться к тому чем занимались до происшествия.

Мы же сели в “Нисан Премьеру” и покатили дальше.

Полчаса мы ехали в полном молчании, Алена молчала неизвестно почему, хотя я могу догадаться, я молчал потому что просто задумался над вечным вопросом “зачем живем мы - Проклятые? И умрем ли мы когда-нибудь? Если умрем то куда попадем? На какой-то тридцать восьмой слой реальности, куда не попасть, не выбраться оттуда?”, Алиса молчала потому что она не любитель разговаривать.

–СТОП!!!- заорала Алена.

Алиса резко нажала на тормоза и припарковалась у обочины.

Алена выскочила из машины и отошла в сторону. Я вышел и пошел за ней. Алиса стала, опершись на свою дверь и глядела на нас.

–За этот день!.. За этот чертов день!.. Я уже увидела как ты убил двоих!!! Двоих людей!!! Пусть ты Проклятый!!! Но разве это позволяет убивать людей!!! Кто ты такой что бы убивать!!!- заорала она, резко обернувшись ко мне.

Я посмотрел на нее.

–А чего ты ожидала, если первое убийство я совершил в 11 классе? Ты ожидала что я сойду с ума от страха? Что я стану психом, вроде тех, которые ходят по больнице в смирительных рубашках и покачивая головой бормочут “Линкольн! Где же Линкольн, я должен предупредить его, что Путин стал президентом России”, и по хрену, что Линкольн давно загнулся, и что кому-кому, а ему уж тем более наплевать кто стал президентом России?!- взорвался я.

–Как ты можешь так говорить?

–А как я должен говорить? “Аленочка, прости пожалуйста, что я не влюбился в тебя, когда ты рассталась с Женей. Прости пожалуйста, что я смотрел как ты рванула к нему, когда мы с тобой в обнимку вышли со школы, когда все закончилось. Прости, что я стал работать… там где я работаю… Прости, что моя работа забирает мою жизнь… Прости что я вообще тебя когда-то любил… Я не имел права, потому что ты любила Женю… И прости пожалуйста, что он сейчас хочет нас с тобой убить…”? Это ты хотела услышать?

–Нет! Я хочу что бы ты не убивал людей!

–Людей,- фыркнул я. –Да все люди - это паразитирующие черви. Из всех ста процентов людей в мире, для существования нужны едва 2%. А я как раз занимаюсь тем, что спасаю эти 2% от таких никчемных тварей, как эти и все остальные 98%!!! 2% которые думают, изобретают, предлагают, пытаются улучшить жизнь тем 98%, которые при первой же возможности обзовут полезное изобретение дерьмом на палочке!!! Встает вопрос - а нужны ли нам те 98%, ради которых страдают их жертвы, из-за которых существуют Проклятые? Лично мое мнение в том, что можно хоть сейчас начинать отстрел ненужных людей…

Я демонстративно сплюнул и отвернулся спиной.

–Зачем ты помогаешь мне? Я отношусь к этим двум процентам?

–НЕТ!- крикнул я.

–Замолчи!- крикнула Алиса. –Еще слово, Петтерс, и я сама тебя отдам под расстрел!

–Все я молчу!!! Видите затыкаю свой говняный рот и замолкаю, потому что никогда и никому не нравилось когда я разговариваю!!! МРАЗИ!!! ЧТОБ ВЫ ВСЕ СДОХЛИ!!! ВКЛЮЧАЯ ВАС ОБЕИХ!!!

Я пошел в сторону обочины и закурил, выбросив пустую пачку, я двинулся дальше, спустился в кювет и пошел по полю.

–Петтерс, замри!!!- приказала Алиса.

И ноги будто пустили корни, километра на четыре, я не мог идти. ТВОЮ МАТЬ, АЛИСА!!! Я ненавижу когда мною командуют. А тем более когда я еще и не могу ослушаться.

–Алена! Есть вещи, которые нельзя изменить или предотвратить. Они называются безвыходные ситуации. А также есть вещи, которые просто нельзя знать. Ты и так стала свидетелем таких событий, из-за которых стирают память, причем напрочь. Поверь, тебе лучше сказать себе “не могло быть иначе” и смирится со всем этим. И не обвиняй во всем Петтерса. К твоему сведению, он ни в чем не виноват. Он не убил бы ни одного человека, если бы не боялся за твою жизнь тогда 2 сентября, когда вашу школу захватили террористы. Не убил бы тогда - не убивал бы никогда. Но у него не было выбора тогда. И кто тебе сказал, что у него есть выбор сейчас?

–Но…

–Алена, если ты будешь повторять “но”, от этого ничего не изменится. Мир так устроен. Есть люди, которые живут для того, чтобы улучшать жизнь, есть Проклятые для того, чтобы их охранять от других Проклятых, а также от других - глупых людей… Смирись, прошу тебя. Петтерс, уже давно тебя не любит, и ты ведь не любишь его. Не заставляй его влюбляться в тебя из-за того, что ты просто очень сильно ему благодарна за свою жизнь…

–Простите меня. Я сорвалась.

–Петтерс, вернешься обратно?- спросила Алиса.

–А у меня есть выбор?

–Ты прав - нету.

Я почувствовал как корни кто-то отрубил и я погреб обратно. 19 февраля - плохой день. Мало того, что зима вновь взяла штурвал в свои холодные руки… так у меня еще и самое отвратительное задание, которое можно только придумать, не говоря уже о том, чтобы его выполнять.

Когда я подошел к машине, Алена смотрела на меня.

–Прости, Петтерс. Просто мои нервы не выдержали, я наделала глупостей.

–Проехали,- ответил я и не счел нужным извинятся за то, что взорвался я.

–Давайте в машину, у нас нет времени,- сказала Алиса.

–С каких это пор мы стали ограничены временем?- спросил я.

–С тех пор как Зверь приблизился, я его боюсь.

–У нас не хватит Сил?- спросил я.

–Если бы Сила измерялась в самоуверенности, Петтерс, ты был бы самым Сильным во вселенной! Садись за руль, я устала.

–В какую сторону ехать?- спросил я.

–Я не знаю, может что-то придумаешь? Кто здесь мужчина мы или ты?

–Наверное не “мы”,- сказал я и сел за руль.

Девушки сели в машину и я тронул машину с места.

Люблю ездить зимой, тем более когда дорога зависит от меня, когда руль в руках - я глава в машине.

Именно поэтому я смог выловить радиостанцию с отличной музыкой и мчал вперед. Не могу сказать, что я точно знаю куда я вез нас, но кое-какие идеи все же были.

Когда мы приехали в какое-то село, кстати “какое-то” оно было потому, что кто-то постарался сломать указатель вдоль дороги и сдать его на металлолом… Я подъехал к какой-то хижине, которые в нашей Украине назывались хатами.

На воротах перед хатой висела бумажка “сдается жилье”, я припарковал машину, взглянул на девушек. Алиса задремала на пассажирском сиденье, Алена спала на заднем, скрутившись калачиком.

Я двинул в сторону двора. Возле бумажки сидела бабка и смотрела внимательно на мое приближение.

–Здравствуйте,- сказал я ей.

–Зрастуй, человече,- ответила бабка, глотая некоторые звуки в словах.

–У Вас жилье сдается?- спросил я.

–У меня,- ответствовала бабка.

–А сколько Вы хотите за него?

–20 гривен за сутки,- сказала бабка.

Я не знал сколько именно нам нужно будет здесь пробыть, но знал точно, что не сутки. А денег у меня было ровно на половину…

–А какую-нибудь другую плату придумать не хотите, просто денег нет ни копейки…

–Ну, я вижу, Вы мужик сильный, я-то сама уже год живу…- “вот те раз,- подумал Штирлиц” вспомнился старый анекдот про Штирлица, намекала ли бабка? Я мужик сильный, она сама уже год… Да ей не меньше лет чем самому миру… –… дед умер, а вот зима…- сейчас она скажет что холодно бабке спать одной,- …ни дров заготовить, ни хлев отремонтировать… что я могу, старая уже… Если наколите дровишек, да хлев почините, так живите хоть вечно…

–Ладно, договорились. Машину-то загнать можно?

–Конечно лопата в хлеву, найдешь.

–А лопата тут к чему?

–Так снегом же площадку замело, не проедешь на своей “Феррари”, очистить надобно.

Смирившись с мыслью о физическом труде, я пошел к хлеву, который кстати действительно починить не мешало. Дело в том, что я даже не дошел до двери в хлев, прошел в ближайшую дыру взял лопату и вышел. Тут работы не початый край.

Я уже очистил половину площадки для машины. Еще в начале работы меня разогрело и я стоял уже в одной футболке, сняв и курточку, и свитер…

Лопату в снег, лопату со снегом в сторону…

Лопату в снег, лопату со снегом в сторону… И так уже полчаса. Я стал подумывать о том, что большинство этого снега навалило еще в прошлую зиму и его никто не очищал.

–Люблю смотреть как мужчина работает мышцами,- сказал голос где-то сзади.

Я повернул голову.

–Тем более если видела этого мужчину с того возраста в котором была уже в сознании что-то запомнить навсегда…

–И когда это ты меня видела, кажется этот возраст начинается в двенадцать лет.

–Совершенно верно.

–Значит ты, Алиса, знаешь меня со своих двенадцати?- переспросил я.

–Угу.

Она стояла опершись о забор и положив подбородок на свои руки. Ее глаза цвета беззвездной ночи палили меня.

–Объясни,- попросил я.

–Не-а,- ответила она.

–Ладно, придет время и мне не потребуются объяснения?

–Именно.

Я фыркнул и продолжил работу.

–Будем здесь жить?- спросила она.

–Да, я договорился, что наколю ей дров и починю хлев, за это можем жить хоть вечно, правда бабка не проживет и четверти этого времени.

–Ты это увидел?

–Нет, это и видеть не нужно, сразу понятно. А где Алена?

–Она еще спит. Для нее это испытание на все человеческие качества.

Я многозначительно кивнул. У меня стала появляться неприязнь к Алене. Ненавижу когда кто-то виновный в чем-то, перекладывает эту вину на меня.

Еще десять минут работы лопатой и площадка была очищена для машины. Я кинул лопату в сторону и пошел к Алисе, которая по-прежнему стояла в том же положении и ее черные глаза следили за мной. Я обошел ее и стал с ее стороны ворот.

Демонстративно расправив плечи, я толкнул ворота… они не поддались, тогда я повторил жест.

Ну почему всегда так? Почему когда ты хочешь произвести на кого-то хорошее впечатления - выставляешь себя дураком? Где ответ на этот простой вопрос. Возможно, если судить с точки зрения психологии, ты представляешь себе уже совершенный поступок, а не то как его правильно осуществить. Вот например с воротами, почему я сначала их не попробовал на то с какой легкостью они открываются? Потому что я представил себе как Алиса посмотрит на меня увлеченным взглядом прыгнет на шею и мы сольемся в страстном поцелуе, с той страстью с которой ни я, ни она никогда в жизни ни с кем не целовались… Хо-хо что это за мысль, это называется “доминирование гормонов”?

После моего повторного толчка, ворота как и в первый раз не поддались. Я уперся в них руками и начал толкать, напряжение росло, мне становилось тяжело. Я даже начал подумывать о затрате сил на то, что бы загнать машину через второй слой реальности. Там-то ворота наверняка открыты настежь.

–Такой умный и такой глупый,- сказала Алиса, зашла на другую сторону ворот, пригнулась и вынула шпингалет, который сдерживал ворота. Который помешал мне впечатлить Алису. Алиса встала и посмотрела на меня. Я стоял аккурат напротив нее. Расстояние между нашими носами было менее двадцати сантиметров.

Мы смотрели в глаза друг другу. Да! Я уверен на все 100%, что я в нее влюбился. Она была слишком красива, слишком умна и слишком Сильна…

–Не додумался…- жалостным тоном произнес я.

Она будто вышла из транса, улыбнулась и отошла. Я услышал как она облегченно выдохнула воздух. Я толкнул ворота они легко открылись. Правда так легко, но так громко. Петли запищали отвратительно, пробиваясь прямо в мозг и переворачивая его на другой бок.

Алиса взглянула на меня, когда звук прекратился. Я пожал плечами.

–Петли тоже смазать надо,- это было единственное, что пришло мне в данный момент в голову.

Я вернулся к машине. Алена крепко спала на заднем сиденье, свернувшись калачиком. Я фыркнул и завел двигатель. Затем немного сдал назад и аккуратно поехал в сторону площадки, которую любезно очистил Петтерс. Поприветствуем его аплодисментами. Спасибо! Спасибо! Мне очень приятно…

Я затормозил машину в нужном месте.

Когда нашу страну окутали сумерки, я стоял во дворе недалеко от машины, запоминая планы на завтра. В сумеречном полумраке мелькал огонек от кончика моей сигареты. Алиса, кажется была в доме, помогая бабке с ужином, который нашли у бабки в холодильнике.

Алена по-прежнему спала в машине. Этот день ее действительно вымотал и выбил из колеи. Ну, здесь уж не мы правим.

–Я здесь, я пришел к тебе…- тихонько бормотал я себе под нос слова песни. –…Ты - невинный ангел, ангел поднебесья… за тобой тень зверя, вы повсюду вместе, а теперь поверь мне зверь этот - я…

Хм. Что-то весьма интересно получается. Алиса называла своего преследователя Зверем… Возможно это его второе имя, которое у нас есть у всех в Охране сновидений? А возможно она его называла из-за песни, которая пробрала ее тогда… Стоп, а почему это ее песня так насторожила, ведь простое совпадение с тем, что в песне поется о том, как зверь охотится на девушку, всего лишь совпадение. От такого рода совпадений люди, просто делают удивленные глаза, свято веря в то, что это им послан знак свыше. Но ни я, ни Алиса не являемся людьми. Я - Проклятый, она - … тоже кто-то Не-Такой-Как-Все… а может она испугалась из-за того, что она Ангел? Да, она Ангел, а в песне как раз поется об Ангеле поднебесья…

Я усмехнулся от этой мысли, нет, эта мысль даже рассмешила меня. Позволить себе заржать как лошадь я, разумеется, не мог, но сдержать широченную улыбку на физиономии - не мог.

–Чего ты тащишься?- спросил рычащий спросонья голос Алены, которая только что выбралась из машины, я слышал как она хлопала дверью.

–Мне что нельзя уже посмеяться?- спросил я.

–Дурному не скучно и самому,- сказала Алена.

–Алиса в доме с хозяйкой,- сказал я и махнул в сторону двери.

Алена фыркнула и засмеявшись ушла в дом. Через минуту вышла Алиса.

–Травишься?- спросила она.

–Как видишь.

Алиса достала пачку сигарет и закурила, чем вызвала мое недоумение.

–Что?- спросила она, заметив мое выражение лица.

–Просто, мне не нравится, когда девушка курит.

–Привыкай,- сказала она и смысл фразы я не уловил, да и переспрашивать не стал.

А может она действительно Ангел? Ходили же разговоры, будто за каждым Проклятым закреплен ангел-хранитель. Как же ее называли, эту организацию? Дайте вспомнить. ДА! Точно, Ангелы Поднебесья… А вот теперь у меня есть повод не смеяться. То над чем я несколько минут назад улыбался - становится возможным и вовсе не смешным, а лишь каким-то… ну, удивительным, что ли?

Я окунулся на второй слой. Ветер исчез, краски стали ярче, Алиса тоже стала более яркой, и я видел как она медленно поворачивает голову в мою сторону.

Так кажется это делается так же как на второй слой… Я нашел на снегу свою тень и поднял ее на себя. Третий слой. Я был прав. Краски здесь были настолько яркими, что луна, находящаяся сейчас в небе, светила так ярко, словно солнце. И из-за этого становилось тепло.

Сила уходила чуть быстрее, чем на втором слое, Алиса стала заметно медленнее. Я обнаружил свою тень, которая была уже на земле. Никакого снега для третьего слоя не существовало…

У меня получилось. Правда прогрессия с которой менялись первый, второй и третий слои - нарушилась. Если с первого на второй - краски становились ярче, со второго на третий - еще ярче и “теплее”… Словом четвертый был - мрак. Полный мрак. Ни тебе земли под ногами, ни тебе луны на небесах, а звезд и подавно. Лишь дым, такой как сигаретный, вокруг меня. Тут я подумал о том, что бы посмотреть на Алису…

…А может не стоит знать то, чего не стоит знать? Алиса еще по-прежнему поворачивала ко мне голову, она уже почти завершила маневр… Вот только… только…

Если назвать тот дым, что вокруг меня, Аурой. В общем Аура Алисы палила глаза если на нее долго смотреть. Чистый, белый, святой дым окутывал ее красивое тело. А что больше всего сразило меня наповал - два больших, девственно белых… крыла, покоившихся за ее спиной.

Черные глаза Алисы очень медленно опустились в пол. Она Ангел. Ангел Поднебесья. Чей-то ангел-хранитель… И не чей-то “все твои беды из-за меня, точнее из-за моего отсутствия…”, а мой ангел-хранитель.

Ноги подвели меня, я не ожидал такого поворота событий. “Приятно наблюдать за мужчиной, которого видела с того возраста, когда была в сознании, что-то запомнить навсегда…” - слова ударили по мне. Я упал на задницу, как маленький ребенок, бегавший по квартире в огромном подгузнике, у которого устали слабые еще детские ножки, и он просто где стоял, там и упал на задницу - отдохнуть…

Я поджал под себя ноги и уткнул в них голову. Я развернул все тени в обратном порядке и очутился на первом слое, где находилась и Алиса.

Я не смотрел на нее, но наверняка она стояла с сигаретой и опущенными в пол глазами.

–Петтерс,- тихо позвала она. –Прости, я сбежала от работы и пыталась устроить свою жизнь… из-за этого тебе никогда не везло… прости меня, пожалуйста…

–Алиса, а я начал в тебя влюбляться,- сказал я.

–Начал?- переспросила она. –А я влюбилась…

Я поднял на нее глаза.

–Да, Петтерс, я в тебя влюбилась. Ангел-хранитель Проклятого охранника сновидений… уже четвертого ранга, Петтерса Ранова. Нарушение правила номер 1 “Правил поведения ангелов-хранителей”…

–Что тебе за это будет?

–Меня не будут наказывать свои, меня накажет Зверь - они это знают…

–Он не сумеет приблизится к тебе ближе чем на десять метров!!!- крикнул я.

–Сумеет…

–НЕТ! ЭТО Я ТЕБЕ ГОВОРЮ!!!- я подвелся и подошел к ней. Она разрешила себя обнять. И мы так и стояли, обнявшись. Сейчас я даже чувствовал себя ангелом-хранителем, ее хранителем…

Неподалеку от нас скрипнула входная дверь хаты, где мы поселились. Я повернул голову туда. Там стояла Алена с широко раскрытыми глазами.

–Ужин… готов,- сказала она.

Я отпустил Алису и она пошла в хату.

Ангел, да уж…

После ужина, когда девушки расселялись по комнатам я вышел на улицу перекурить и проверить нет ли кого.

Едва выйдя за дверь, я подкурил сигарету и пошел на улицу, в смысле со двора. Дворы таких хат никогда не считали улицей, улица - все что за домом, но двор еще считался домом.

Выйдя за калитку я стал осматриваться. В небе кружили черные вороны, у них было что-то вроде прогулки перед сном. Как, впрочем, и у меня.

Писк в кармане. Я вынул “Сонник”. Мне пришло сообщение.

Петтерс! Как у вас дела, где вы осели? Прошу не сердись на меня… Анатолий Леонидович.

Ладно, босс. Я снял защиту.

Босс, у меня все в порядке.

Петтерс, как я рад тебя слышать! Я волновался!

Зря, босс. Алиса обо мне позаботилась.

Ты?..

Да я был на четвертом слое.

Как только все закончится ко мне в кабинет с ксивой.

Могли и не говорить, так бы пришел.

Будь добр, закройся сейчас от Алисы, мне нужно с тобой переговорить.

А она что все слышит?

Она же твой ангел-хранитель, она всегда слышит все…

Я сконцентрировался на том, что бы закрыть себя от воздействий Алисы. Получилось.

Слушаю, босс.

Алису преследуют, ты знаешь об этом?

Угу.

Его зовут Роман, второе имя - Зверь. Он ее враг, и у него есть сила что бы убить ее, понимаешь к чему я виду?

Босс, Вам не нужно приказывать мне ее защищать - я и так это буду делать с полной отдачей.

Я знаю об этом. Дело вот в чем, он - Сатана. Знаешь кто они такие?

С точки зрения теософии - падший ангел, отказавшийся от законов Бога, когда шло построение мира и создание людей.

Именно так. Им… Бог… сломал крылья, они у них погнили и беспомощно висят на спине. Они решили, что во всем виноваты те Ангелы, которые не стали все вместе на ряду с ними. Для Сатан они - предатели. Они считают, что если бы все Ангелы тогда сказали “нет”, новым законам - то все было бы так как было до появления людей и… и Проклятых. Поэтому они приняли законы Дьявола, поклявшись убивать своих врагов как бы ни относились к ним… Понимаешь.

Вроде того. Они обвинили в этом людей и Ангелов. Именно поэтому они убивают Ангелов, как предателей, а людей потому что считают их виновниками предательства Ангелов, так?

Да. Именно из-за того, что они убивали людей, когда им только хотелось и убивали без разбору, не давая важным людям создавать хорошую жизнь. Именно поэтому появились Проклятые, которые обязаны ставать на защиту людей. Но Проклятые появлялись из рядов людей, а люди несовершенные существа, Петтерс, многим из них больше нравится не быть ни за что ответственным и не подчинятся многочисленным правилам Добра, и они идут на сторону Дьявола - Зла.

Сторожа зла.

Да. Слухи об Ангелах Поднебесья - правдивы, но их специально начали распускать. Чтобы Проклятые верили в Добро, а вот слухи о других ангелах - не допустили и истребили. Как ты думаешь почему Робокоп ушел из оперативников, хоть он и состоял во вспомогательном составе?

Он узнал об это еще одной силе и хотел поделится своими познаниями с другими. Вы послали его на задание аккуратно направляя на ту пулю, прошедшуюся по его голове. Но зачем?

Пуля прошлась по тому участку памяти в котором была вся информация о той силе, полностью ее уничтожив. Пойми, Петтерс, у меня не было выхода, было два варианта - один сделать так, а второй попросту убить его…

Я не осуждаю Вас, Анатолий Леонидович, я не знаю что это за сила, но я чувствую, что ее нельзя выставлять на показ.

Верно, спасибо, Петтерс. Есть одна деталь в нашем разговоре. Я понимаю, что ты не хочешь знать об этой силе, но если ты хочешь спасти Алису - обязан знать своего врага.

Я готов слушать.

Я перешлю тебе файлы на Зверя. Эта сила — Ангелы Преисподни.

Босс, почему меня пробрала дрожь от одного названия?

Эти слова заключают в себе ужас. Если только слова… в общем… Зверь имеет силу как у Проклятого Высшего ранга.

То есть мне с ним не справится. Исход - смерть, причем моя смерть?

Да, Петтерс. Но ты понимаешь, что от твоей жизни зависит и жизнь твоей подруги Алены, а также и Алисы. Если умирает подопечный ангела-хранителя, тем более если умирает раньше предначертанного - Ангела ведут под трибунал. А трибунал сильнее всех, это понимаешь? И нет оправдания Ангелу, если даже желание Проклятого было отдать свою жизнь… Ангела подвергают мучительной смерти. А ты же понимаешь, что ангелы бессмертны… Им умереть очень тяжело.

Тогда как собирается убить ее этот Зверь?

Вражда между Великими силами. Здесь тяжело что-то объяснить. В общем и она и он могут друг друга убить. Вот только у него Высший ранг, а у Алисы лишь 6 ранг.

Сколько нужно пройти рангов перед тем как получишь Высший?

Девять рангов - десятый начинает Высший.

В чем заключаются следующие ранги, после четвертого?

До шестого в слоях реальности, дальше идет умение черпать Силы с разных слоев. Научишься черпать с третьего, затем четвертого, пятого… С шестого Силу умеют черпать лишь Внеранговые Проклятые. Но это уже трибунал. Таких Проклятых быстро перехватывают представители трибунала, скажи, а кто откажется работать в трибунале и быть выше всех Проклятых мира?

Наверняка никто. Сколько есть времени перед тем, как Зверь нас достанет?

Сейчас он потерял след. Он пытался задержать вас в той придорожной забегаловке. Поэтому дал некоторую Силу тому дальнобойщику —  Убийце, но он не знал твоих Сил. Теперь он знает. И он очень зол.

Босс, мне нужно поразмышлять, я закрываюсь и от Вас.

Удачи, Петтерс, держи связь через “Сонник”.

Буду. И я поставил защиту.

Ни Алиса, ни босс, ни кто-либо в этом мире сейчас не мог читать мои мысли.

Значит девять рангов. Теперь у меня есть только надежда на то, что я действительно Не-Такой-Как-Все даже не такой как Проклятые.

Значит еще два слоя реальности. А потом черпать из них силу… Кажется простой задачей. Нужно накопить немного Сил, а скорее всего ОЧЕНЬ МНОГО СИЛ.

Я выкинул окурок и пошел в дом. Я разулся на пороге и пошел по коридору к той спальне, которую оставили мне. Проходя мимо спальни, где поселилась Алена, я увидел, что дверь приоткрыта и горит свет. Я постучался.

–А?- отозвался голос Алены.

Я просунул голову.

–А, проходи.

И я прошел. В середине комнаты я уселся на удобное кресло. Алена лежала в постели, укутанная одеялом.

–Есть новости?- спросила она.

Я кивнул, правда неуверенно.

–Про того кто преследует Алису?

Теперь я кивнул увереннее.

–Рассказать можешь?

–Его зовут Зверь. Он очень силен.

–Он из ваших противников?

–Нет, он из противников Алисы.

–Она не из твоих рядов?

–Нет. Она из высших сил.

–Что-то вроде волшебников?

–Ха-ха. Нет, конечно, нет. Волшебников не бывает, Алена. Это сказки. Есть просто существа, такие как люди, которые просто сильнее ощущают мир, со всеми его извилинами. Такие как я. Именно поэтому у меня больше и силы и способностей, но это не магия…

–Помнишь, ты говорил, что если я выдвину свою версию-догадку, то ты ответишь “да” или “нет”?

–Да, помню. У тебя есть догадки?

–Да. Я предполагаю, что есть люди и есть, по тому как вы их называли, Проклятые. Эти Проклятые разделены на две стороны. Первая - добро - твоя. Вторая - зло - того парня, которого ты сегодня убил во дворе. Та сторона, в которой ты, занимается спасением людей, которые играют важную роль для чего-то в мире, например для построения хорошей жизни. Вторая сторона занимается тем, что мешает первой. Кажется ту сторону вы назвали стражами зла? А вы кто?

–Ты частично права. Мои враги называются Сторожа зла, моя сторона - Охрана сновидений, я, соответственно охранник сновидений. И Охрана занимается именно тем, что ты сказала, причем точно как ты сказала. Вот только вторая сторона занимается не тем, что мешает нам, хотя они нам мешают. Они делают так, чтобы у людей не пропадала ненависть, злость, обозленность, все те чувства, которые участвуют в войнах… Можно даже грубо сказать, что мы все занимаемся сохранением какого-то равновесия, мирового баланса…

–Что бы ни добро, ни зло, не превышали друг друга?

–Да.

–Но, ведь может же остаться только одна сторона?

–Вполне возможно. Вот только представь себе что побеждает зло. На земле у людей нет чувств сострадания и всего подобного. Убийства не становятся злом. Все то, что мы зовем злом становится чем-то повседневным и обычным. И если в этом мире хоть кто-то сделает мелкое добро, вроде поделится с кем-то деньгами на лечение… мир изменится, они почувствуют это. Они вспомнят добро и больше людей станут его творить, но затем оно им надоест. Ведь никто в жизни никогда не делал чего-то одного. Даже во время битвы. Вот в сказках, Рыцарь добра идет спасать людей от Короля Зла. И этот рыцарь идет по трупам. А кто вычеркнул убийство из списков зла? Никто, тот же кто и не записывал его в список добра… понимаешь о чем я?

–Кажется.

–Та же ситуация если победит добро. Все человечество начинает творить добро, оно отдает свои деньги на лечение кому-то, хотя самому они очень необходимы, но потом кто-то другой отдаст свои деньги этому человеку, в общем круг замкнутый, но не в этом суть. Это все становится таким же повседневным и обычным, как и зло в мире зла, правильно?

Алена кивнула.

–Потом все-таки хоть кто-то один не даст денег, потому что самому ему нужны для лечения своего… ну, скажем, ребенка… ведь человек вправе так сделать. И это воспринимается как нарушения Божьей заповеди “Не пожалей!”, а значит это - зло. И тогда люди вспоминают, что это такое и им становится интересно это делать, и они творят зло, но потом и это надоедает и мир возвращается в то же состояние, что и сейчас. Так что война Добра со Злом - бесполезна и не нужна. Так что нельзя сказать, что мы как раз занимаемся сохранением баланса или войной со злом. Мы просто помогаем сделать хорошую жизнь, ту жизнь в которой и злу найдется достаточное место, вот только сейчас зло не верит в это и пытается мешать людям творить эту жизнь. А пока она строится, я и люди воюющие на моей стороне охраняем тех людей…

–Но ты такой же Рыцарь добра как и в сказках?

–Да, идущий по трупам людей и Проклятых. Предначертанного не изменишь, Алена. Ладно, спокойной ночи,- сказал я и поднялся с кресла.

–А ты с Алисой?..- она осеклась.

–Предначертанного не изменишь,- сказал я выключив свет пошел к себе.

Комната мне досталась самая отвратительная, которая только была в этой хате. Я расправил постель и увидел, что она еще и не постелена. Поискав в шкафу простынь, наволочку или покрывало, я понял, что мужику не обязательно спать в приличной постели.

Хотя в принципе можно спать и на одном матрасе… Прекрасно матраса тоже на кровати не было, а по всей кровати торчали маленькие пружинки, которые ночью могли впиться в мою плоть и оставить миллиарды мелких царапин… Я пригляделся к кончику одной из пружинок. Кажется они здесь были не только для моей плоти. На кончике было маленькой засохшее красное пятнышко.

Потушив свет я направился к Алисе. Приоткрыв дверь, я просунул голову, свет не горел.

–Алиса, ты спишь?- спросил я шепотом.

–Проходи, Петтерс, не сплю еще.

Я прошел и закрыл за собой дверь.

–У тебя нету в комнате лишнего матраса?- нет, ну, уж очень красиво звучит фраза. Вы только вдумайтесь “лишнего матраса”… Черт побери! Да лишними вещи перестали быть тогда в 1991 году, когда Украина получила независимость и стала демократичной, а не коммунистической как была в СССР. Тогда вещи категорично перестали быть лишними и ненужными.

–Петтерс, я всегда ношу с собой в кармане запасной матрас на тот случай если тебе понадобится…- сказала она.

Глаза еще не привыкли к темноте и мне пришлось окунуть свой взгляд на второй слой. Через второй слой я увидел, что Алиса лежит полураскрытая, из-за чего было видно, что она одета в черный лифчик. С каких это пор меня стало волновать в какого цвета лифчике ходит девушка?

Не знаю, может, мне было и все равно, но мои гормоны видимо решили уйти в поход и сделали привал у меня в паху. Там они выстроили палатку и разожгли огонь.

Мне стало стыдно. Что если Алиса сейчас посмотрит на меня через второй слой реальности? Тогда я точно сгорю со стыда.

–У меня двуспальная кровать,- сказала она, а потом отодвинулась к стенке. –Залезай под одеяло,- сказала она и уткнулась носом в подушку.

–Ну, мне не удобно, Алис… Я лучше в машине высплюсь…

–Кровать удобная…- возразила Алиса. –А, тебе передо мной неудобно?

Я кивнул.

–Чего молчишь?- спросила она, я забыл, что это я смотрю через второй слой, а не она. Хотя мне очень казалось, что именно она наблюдает за этими идиотскими гормонами. Ну зачем вам было идти в поход именно сейчас? Или шли бы себе всю ночь напролет, нет им нужно было разбить лагерь…

–Не удобно,- подтвердил я.

–Петтерс, я не хочу опять прибегать к командам,- сказала она.

И я вспомнил, что сил ослушаться тогда, когда она приказала мне замереть, у меня не было и вряд ли когда-то будут.

Я все же скинул штаны и футболку, а потом забрался под одеяло. Я лег с краю и повернулся к Алисе спиной.

–Спасибо, что приютила, спокойной ночи, Алиса,- сказал я и закрыл глаза.

Я услышал, что Алиса начала переворачиваться и потом почувствовал как она прижалась ко мне, ее тело было приятно теплым, она обняла меня одной рукой, перекинув ее через бок и устроив у меня на животе.

–Спокойной ночи, Петтерс,- сказала она и уткнулась носом мне в шею.

Воздух из ее носа был горячим и грел мне шею, а вместе с этим подкидывал дровишек в огонь в лагере гормонов.

–Чего ты такой холодный?- спросила Алиса, а потом повела рукой в сторону лагеря. В общем когда она обнаружила разбитый лагерь, она ни чуть не смутилась, как ожидал я, и я уверен, что она улыбнулась за моей спиной. –А холодный ты потому что пожар находится здесь?

–Наверняка,- я больше не нашел ничего, чтобы ответить.

–У меня есть одно средство, что бы тушить пожары…

Как давно у меня не было женщины. Я не могу вспомнить когда у меня был последний контакт. Хотя, нет. Полгода назад во Сне, но разве можно назвать сексом, то что меня насиловали, когда я был в чужом теле и причем в мертвом? Буду надеяться, что нельзя.

Алиса уснула уткнувшись носом мне в плечо и положив руку мне на грудь. Я же лежал на спине глядя в темноту, смотрел вверх. Думаю, если я пролежу здесь до рассвета то увижу, как сверху появляется побеленный потолок.

После нашего небольшого приключения с Алисой, которое произошло в связи с путешествием гормонов, я стал чувствовать не усталость, а Силу. Не силу, а Силу.

Может настал момент, когда стоит попытаться? А разве у меня может быть выбор? Мне нужно одно, не допустить убийство Алисы. Это можно сделать лишь убив Зверя. А будь я даже Высшего ранга - мне придется изрядно попотеть и не исключен шанс поражения. Отсюда вывод, мне нужно стать Внеранговым. И кажется у меня на этот вечный путь - весьма ограниченное время.

Я быстро нырнул на второй слой, найдя глазами свою тень на полу, луна на небе давала немного света в окно, этого хватило для обнаружения тени. Со второго слоя я прыгнул на третий, здесь малость напрягся и окунулся на четвертый. Погрузившись во тьму, я увидел, что я нахожусь в невесомости, рядом со мной лежит обнаженный Ангел Поднебесья, крылья которого немного подрагивают во сне, как у собаки лапы, когда она спит. Собакам снятся сны, и когда сны хорошие - собаки поскуливают и дергают лапами. Если сны плохие - собаки рычат, и разбудивший их рискует быть укушенным…

Сейчас рядом была не собака, но очень странное существо. Если бы мне хотя бы лет в пятнадцать сказали, что в двадцать три я буду заниматься любовью с настоящим невыдуманным Ангелом, который занимается тем, что хранит меня… я бы плюнул в лицо тому, кто бы это сказал, наверное. Или засмеялся бы, хваля фантазию рассказчика.

Я на четвертом слое, и тени моей не видно. Да а как можно увидеть тень в темноте, не вечернем полумраке, не ночном мраке, а во тьме… Еще есть немного времени на размышление…

Так, подумать, подумать, подумать, откуда можно извлечь тень в тени?

Есть! Ее не нужно извлекать, тьма, для переходов нужно что-то что представляет собой, хоть и отдаленно, тьму, а во тьме не найти тьмы - абсурд.

Я представил как вся тьма вокруг поглощает меня. И вся тьма вошла в меня, очистив место для пятого слоя. Пятый слой ничем не отличался от четвертого, за исключением того, что Алисы здесь я уже не видел, лишь дымок, создающий впечатление, что кто-то когда-то лет тысячу назад был на этом месте, где на самом деле лежит Алиса, только в первом слое…

Я встал на ноги и огляделся. Ничего не видно. Как у негра в заднице. Черным черно. Вот какой он пятый слой. А теперь время для шестого. Силы уходили очень быстро. Я вновь впустил в себя тьму и прошел на шестой слой.

Вот шестой слой был чем-то особым, чем-то Высшим. Он напоминал Небеса. Также как и на четвертом слое, только вместо тьмы - СВЯТОЙ СВЕТ. Чистый и девственный, такой как и аура вокруг Алисы.

Так, нужно в кратчайшие сроки пройти самостоятельный курс обучения. Этот как на тренировках по борьбе, которой я занимался всю школу. Если я еще в том возрасте, не зная о том, что я Проклятый, смог научится черпать силу для действий из различных природных явлений. Например, силу земли для удара, крепость камня для защиты и контр атаки, скорость ветра для молниеносности, хаотичность огня для неожиданности, состояние воды для ледяного хладнокровия… Это все так же, только сменить все источники на слои реальности.

Сконцентрируемся на третьем…

Есть! Черт побери, есть! Слабый поток Силы, вливался в меня, медленно стекая в резервуар Силы, из которого уходила Сила для поддержания меня на данном слое.

Теперь четвертый… Ну, как бы я выглядел если бы у меня ничего не получилось? Более мощный поток Силы прилился к потоку с третьего слоя.

Проделав такое с пятым слоем, я понял что достиг Высшего ранга. Сила была уравновешена, резервуар наполнился и количество приходящей Силы было таким же как и уходящей. У меня была Сила и я не нуждался в ограничении времени пребывания на любом слое.

Я попытался зачерпнуть Силу из шестого слоя, но безуспешно. Видимо, был какой-то секрет, который я должен разгадать… Одна мысль и я вернулся на первый слой.

Стоял подле кровати, глядя на спящую Алису, чья рука, после моего исчезновения просто упала на пустое место.

Вот чем Ангелы отличаются от Проклятых и людей. Когда Проклятый находится на другом слое, человек его попросту не желает замечать, Проклятый выше или такого же ранга, как и находящийся на другом слое реальности, может почувствовать присутствие другого Проклятого… Такое было у меня, когда мы с Надеждой Григоровой отсиживались в деревне Коломак, и к нам приехали Женя, Вампир и Изя, я сначала почувствовал их присутствие, а потом уже увидел, взглянув через второй слой.

Вот только Ангел будет замечать Проклятого и даже сможет уверенно к нему прикоснуться. Я не думаю, что они видят нас, просто они чувствуют где мы и что мы делаем…

Вот только, когда я ушел на пятый слой, для Алисы я просто напросто исчез. Но она спала и не заметила этого.

Словом, мне нужен перекур, чтобы собраться с мыслями и хорошенько подумать о том, как же все-таки черпнуть Силу с шестого слоя. С третьего было просто, с четвертого чуть сложнее, с пятого очень тяжело, с шестого должно быть невозможно…

Да, уж, может некоторых вещей я не могу? Это мне на ум не приходило? Что, Петтерс, запалил звезду во лбу? Мол я Не-Такой-Как-Все-Проклятые? Видите я - самый необычный, а на самом деле оказался всего-навсего обычным Проклятым Высшего ранга… Интересно, как я могу быть обычным Проклятым, хоть и Высшего ранга, но могу ручиться, что ни один владелец Высшего ранга не проходил путь от третьего к Высшему меньше чем за сутки…

Когда сигарета закончилась, я поднял свою замерзшую задницу с крыльца и пошел в спальню к Алисе.

Я примерно уже запомнил расположение предметов и не стал проглядывать свой путь через второй слой реальности.

Я тихо залез под одеяло и положил голову на подушку. Только я закрыл глаза…

–Ты где был?- спросила Алиса.

–Курил.

–Это я знаю.

–Гулял по слоям…

–И куда дорога завела?

–До пятого.

–Ясно. Тебе понравилось?

–Нет, жутко там как-то.

–Да, нет же, глупый, я не про слои…

–А,- протянул я. –Конечно понравилось, я люблю тебя, Алиска.

–Я знаю, Петтерс, и тоже тебя…

Она меня обняла и через мгновение я уснул.

Утро началось для меня мучительно. Мучила в основном мысль о предстоящей работе. Не любил я особо напрягать тело, когда от этого… хотя в этом был прок, поэтому мне приходилось смириться. Все что может быть лучше для Проклятого, работающего на Силы Добра, чем помочь немощной старушке наколоть дров для растопки и починить хлев, в котором кроме лопаты и топора ничего хранить она и не собиралась?

Пока все еще в доме спали, я оделся и выбрался на улицу. Выбросив окурок, я пошел работать, и уже около получаса крушил топором, кстати найденном в небезызвестном хлеву, большие засохшие деревья. Как они сюда попали я не знал, но мне с трудом хотелось даже думать о том, что эта бабулька могла сама их сюда притащить, на своем старом как мир горбу…

Холод был сегодня и вправду собачий, хоть бы как мне не нравилось это сравнение… Даже работа меня не согревала, учитывая то, что холод заставлял меня работать гораздо интенсивнее.

Холод помог всплыть в моей голове одной песне, которую я себе тихонько бубнил под нос.

Белая гадость лежит под окном

Я ношу шапку и шерстяные носки,

Мне везде неуютно и пиво пить в лом,

Как мне избавится от этой тоски

По вам,

Солнечные дни?

Солнечные дни.

Солнечные дни.

Мерзнут руки и ноги и негде сесть,

Это время похоже на сплошную ночь

И хочется в теплую ванну залезть.

Может быть это избавит меня от тоски

По вам,

Солнечнее дни?

Солнечные дни.

Солнечные дни.

Я раздавлен зимой, я болею и сплю,

И порой я уверен, что зима навсегда,

Еще так долго до лета, но я еле терплю,

Может быть эта песня избавит меня от тоски

По вам,

Солнечные дни?..

Виктор Цой всегда пел о том, что видел. Может именно из-за этого его песни почти всех берут за душу. Лично у меня во время некоторых строк из его песен непринужденно сворачивается все внутри, а по спине начинают кочевать мурашки. Хотя есть и такие песни, из-за которых хочется встать, где бы ты ни был, на тропу войны. Со всеми и каждым кто против тебя.

Пот лился с меня водопадом, но теплее мне не становилось. Ой, как было бы хорошо сейчас спать, и проспать дня четыре…

–Доброе утро, Петтерс,- сказал голос сзади меня, я обернулся, вытирая пот со лба. Там стояла Алена, укутавшись в свою олимпийку.

А ведь когда мы убегали, я не планировал, что нам придется делать это долго и что в скором времени она может замерзнуть. Если бы мы и сейчас куда-то бежали, то ее одежда была бы в самый раз. Но ведь мы не бежим. В крайнем случае мы едем.

–Привет, Ален, как спалось?- спросил я.

–Не жалуюсь,- ответила она и присела на корточки на крыльце, где стояла. –А ты чем занимаешься? Почувствовал себя деревенским жителем?- спросила она.

Не люблю я когда меня так жестоко подкалывают. Но, представив как я выгляжу со стороны, ездивший полгода назад исключительно на X5, с “Кольтом 1911” за поясом, с черными очками на носу, задранным к верху, и понял, что подначка действительно заслуженная.

–Вообще-то я за дом рассчитываюсь, что бы вы, девочки, спали в тепле,- сказал я, делая гордое лицо.

–Ага, в ином случае ты бы спал в тепле, а мы на морозе?- удивилась она, удивление было наигранное, но шутку нужно было поддержать.

–Если бы вы спали на морозе, то наверняка просто рядом не было теплого уголочка, так что я бы никак не смог спать в тепле, пока вы мерзнете.

–Петтерс, если бы даже было тепло, ты бы никогда его не занял, когда рядом с тобой кто-то за кого, как ты считаешь, ты в ответе…

Я не уловил сразу ее посерьезневшего тона, поэтому не смог понять что мне следует сказать.

–Петтерс, хоть ты и не любишь людей, ты никогда не оставишь никого за порогом в холодную ночь, ты так устроен. Или может так устроены все Проклятые?

–Нет, каждый Проклятый индивидуален,- ответил я, это была заученная фраза со времен подготовки к оперативной работе.

–Раньше ты выделялся среди людей, когда еще был человеком. Теперь ты стал Проклятым, что может объяснить твое отличие от людей, но и тут ты умудрился быть не таким как все.

–Какой есть,- ответил я.

–Ладно, я пойду что-нибудь стряпаю на завтрак,- и Алена удалилась в дом.

А ведь она говорила дело. Я знал, что я отличаюсь от всех возможных стереотипов людей, это было до того как я узнал, что я - Проклятый. Этим я и впрямь объяснял отличие от людей… Но ведь будучи Проклятым я также продолжаю выделятся. Алиса что-то сказала типа того, что даже Анатолий Леонидович не может сказать точно мой предельный ранг, потому что я могу его повысить в нужной ситуации…

Словом, я вернулся к работе. Проработав без передышек около получаса, я все же решил перекурить. Согреваться до сих пор не получалось…

Пока я курил я услышал крик, он принадлежал Алене, доносился из дому.

Кинув окурок я рванул туда, я вбежал на кухню, из сковороды возвышался метровый огонь. Я быстро оглянулся и схватил висевший неподалеку кожух и накрыл им пламя. Не найдя себе достаточно кислорода, огонь умер. Еще одно убийство? Сомневаюсь, что это считается.

–Что тут произошло?- спросил голос Алисы, она прибежала из своей комнаты на крик.

–Я перемудрила с соусом и он воспламенился, нужно было немного…

И пока Алена говорила я кое-что понял. Я понял все. “Перемудрила…”

–Алиса!- воскликнул я и обнял ее.

–Ага. Давно не виделись,- сказала Алиса. –Что с тобой случилось, Петтерс?

–Я ЗНАЮ!!!- крикнул я. –Мне нужно разрядить Силу, побудь моим ассистентом?

–В чем?

–Ален, где бабушка?

–Она возится в погребе, ищет помидоры…

–Отлично. Алиса, стой, где стоишь.

Алиса упрямо скрестила руки на груди и злобно смотрела на меня. Я отошел, Алена смотрела на меня.

Я направил руки в сторону Алисы и напряг Силу. Медленно Алиса стала подниматься над полом. Она невозмутимо оставалась в той же позе. Просто она знала, что происходит, Алена же прикрыла рот рукой.

–Петтерс, немедленно поставь меня на матушку землю и прекрати это шоу.

Я медленно перевернул ее вверх ногам, вся ее прическа была испорченна, провернув ее полностью, я поставил ее на место. Она поправила волосы.

–Слушай, не смотря на то, что я твой…,- она сделала паузу, я понял о чем она, Алена - нет,- я сама тебя убью, если это еще раз повторится…

–Алена, ты можешь чувствовать, когда кто-то рядом черпает Силу со слоев?

–Да.

–Определить какой слой?

–Конечно.

–Тогда, внимай, Алиска.

И она стала смотреть на меня.

Почему у меня не получилось это ночью? Просто я перемудрил с концентрацией, я очень много вложил в нее чувств тогда, когда нужно было наоборот не напрягаться абсолютно. В этом заключается весь смысл. Так ставят защиту на компьютерных фирмах. 10 уровней защиты, первый обойти просто, второй чуть сложнее и так дальше… Только десятый обойти проще чем первый, но ты настраиваешься на самое сложное и зачастую ничего не получается. Так и здесь.

Ох! Вот это Сила! Кровь забурлила в жилах, как только Сила с шестого слоя поплыла в резервуар.

Алиса открыла рот от удивления.

–КАК?!- спросила она.

–Просто от этого многое зависит,- ответил я.

–Молодчина, я в это не могла бы поверить. Так вот чем ты ночью занимался?

–Ну, кроме основного…

Алена смотрела на нас как на психов. Да, простому человеку увидеть такое шоу Сил - недолго сойти с ума. Ей повезло, что она хоть и слабая, но Проклятая.

Когда шоу было окончено все вернулись к своим делам, Алиса решила помочь Алене с завтраком. А я вернулся к дровам.

Сила с шестого слоя повысила мне и физическую, так что через двадцать минут дрова были наколоты.

Я нашел доски и стал работать над дырой в хлеву.

–Привет!- крикнул голос за спиной.

Я обернулся, там стоял молодой, где-то моего возраста парень, деревенского происхождения, если выражаться мягко. Я не мог не почувствовать его приближения и это меня насторожило.

–И тебе привет,- сказал я ему.

–Меня зовут Р… Ростик,- сказал он.

–Я - Петтерс,- представился я, но руки не протянул.

Ростик не протянул руку, почему я должен был ее протягивать?

–Это ваша машина?- спросил он, показывая на “Нисан”.

–Наша,- ответил я.

–Я такую недавно в “Автопарке” видел, классная,- сказал он.

Я понял, он хочет завязать разговор. Хлев я почти доделал, поэтому время для болтовни у меня все же было. Ладно.

–Вправду хороша,- ответил я.

–Я себе такую точно куплю, когда денег заработаю,- сказал он.

–Удачи тебе в этом.

Я не знал примерной цены такой машины, пользованная такая стоила точно немалые деньги. А новая я могу представить.

–А Вы сами?- спросил он у меня.

–Нет, меня девчонки сопровождают,- сказал я.

–Девчонки - это хорошо, а они не хотят познакомится с классным парнем?

Под классным парнем он, видимо, подразумевал себя. Да уж - классный - ничего не скажешь. Рубашка одетая на выворот, прикрытая старой курточкой, которая не застегивалась. Ко всему этому рубашка была заправлена в спортивные штаны, одногодки с бабушкой. Но вся изюминка была в натертых до блеска туфлях. Холодно наверное было парню…

Если бы существовала еще некая организация, вроде Полиции Моды, этого парня точно бы приговорили к смертной казни на месте. Я бы шапку съел если бы они этого не сделали… Ну, разумеется, будь такая организация.

Я непроизвольно вынул из кармана очки и напялил их.

–О, классные очки, только зачем они Вам зимой?- спросил он.

–У меня глаза слабые, снег слепит,- соврал я.

А сам окунул глаза на второй, третий и четвертый слои…

На четвертом меня ждал сюрприз. Парень стоял улыбаясь на первом слое, а вот его облик на четвертым не был никак похож на то, как он ко мне явился. Кто он был на самом деле я понял по болтающимся лишенным жизни ангельским крыльям на спине, они все разлезлись от гноения.

Да, это был Зверь. Здесь уж точно, но стоял улыбаясь. Он знал, что у меня третий ранг, поэтому ему с его Высшим рангом ничего не грозило, я не мог его узнать. Вот только час или два назад я достиг уровня Внерангового Проклятого и находился под защитой, он не мог уловить что я его рассматриваю. И у меня был туз в рукаве - резервуар полон Силы шестого слоя.

Я вернул глаза на первый слой и улыбнулся парню.

–Насчет девчонок я сомневаюсь,- сказал я. –Прости Р…Ростик, у меня работа, которую никто за меня не сделает, может, зайдешь вечером, часов в восемь -посидим, поболтаем?- спросил я.

Он ничего не подозревал. Он был слишком самоуверен в своих Силах Высшего ранга Проклятого. Хотя я не знаю можно ли Сатану приравнивать к Проклятому, он ведь Ангел, только изгнанный.

Ростик пообещал принести отличного самогона и удалился со двора, я специально за этим проследил.

Мне оставалось прибить одну доску, которую я наспех прибил и побежал в дом.

Алиса с Аленой болтали в маленькой кухоньке, пока бабулька что-то готовила. Они посмотрели на меня, видимо мой вид был не из лучших. Я открыл разум перед Алисой.

Зверь пришел…

Как?!

Через калитку, любимая, собирай вещи, как можно быстрее выезжаем немедленно!

Три минуты и я готова.

Поторопись.

Алиса улыбнулась и встала из-за стола, а потом быстрым шагом отправилась в “свою” комнату. Алена смотрела на меня удивленно. Я сделал небольшой кивок головой и она последовала за мной в коридор.

–Ты собрана?- спросил я.

–А мне собирать нечего.

–Иди в машину, будь осторожна чтобы никто не заметил,- сказал я, она кивнула и побрела в машину.

По истечению трех минут Алиса уже шла в машину, я открыл ворота и сел за руль.

–А с бабушкой попрощаться?- спросила Алена.

–До свидания, бабушка,- сказал я. Мы были уже в машине и бабушка никак нас не могла услышать.

Машина завелась на удивления быстро и мотор оставался прохладным, но от села можно было отъехать на достаточное расстояние, пока он нагреется и можно будет разгонять “Нисан”.

Едва заведя машину, я рванул ее с места и вырулил на дорогу, переключил передачу и как можно быстрее, я имею ввиду насколько позволял холодный двигатель, помчал в даль.

Наша родная Полтава все быстрее и дальше удалялась от нас. Мне не хотелось уезжать так далеко и возможно надолго от своего родного города. Какие бы ни были сложности в жизни в нашей стране, родные места всегда поднимают хоть немного настроение… Но у меня не было выбора. Я отвечал за Алену и за Алису, в то время как Алиса отвечала за меня.

Через полчаса я уже мчал на всех парах и то село, название которого мы так и не узнали, в связи с поломанными и сданными на металлолом дорожными указателями.

–Как ты узнал, что это он?

–Он подошел слишком близко,- сказал я.

–И ты сразу решил что это он?

–Ты за кого меня принимаешь? Я узнал это из-за обвисших гниющих крыльев,- сказал я.

Алиса умолкла, Алена старалась не слушать, меньше знаешь - крепче спишь.

Пока мы ехали, запищал мой сонник, я извлек его из кармана и прислонил к рулю, чтобы не отвлекаться от ледяной дороги. Мне пришло сообщения, которое можно либо прочесть сейчас, либо позже. Я выбрал “сейчас”.

Петтерс, я чувствую, что Зверь подобрался близко. Вам нужно уезжать. Анатолий Леонидович.

Я открылся для него.

Босс, я знаю, я его видел, мы уже в пути, куда нам ехать?

Как ты его видел?! Он Вас не…того?

Он пытался нас обмануть, принял вид местного, мол “зашел познакомиться”, я заглянул на четвертый слой. Черный дым, гниющие крылья на спине…

Как он не заметил, что ты его проверяешь?

Босс, есть только один способ так проверить…

Петтерс? Внеранговый?..

Да, босс, у меня получилось, я узнал как…

Ладно, не хочу что бы ты узнал это сам, лучше я тебе расскажу…

Что именно?

Но он не ответил, я закрылся.

И вдруг дорога перестала мелькать под колесами машины, она замерла, птица летящая над нами замерла в воздухе, ветер перестал колыхать лысые деревья, двигатель перестал издавать хоть какие-то звуки. Алена замерла, пока зевала…

Алиса обернулась на нее, потом по сторонам.

–Во блин!- сказала она и беспомощно, как бы смиряясь со всем утопилась в кресле, скрестив руки на груди.

–Что?- спросил я.

–Просто она не хочет что бы ты знал,- сказал владелец руки, которая только что легла мне на плечо. Меня подкинуло вверх от страшной неожиданности. Я обернулся - Анатолий Леонидович.

–Что?..Как?.. Боже мой!- воскликнул я. Сердце билось со страшными силой и скоростью. Казалось при первом ударе оно ударялась об мозг, падало в пятки, ударяясь там возвращалось вновь к мозгу и снова, и снова.

–Что ты здесь делаешь?- крикнула Алиса.

–Алиса, это - мой босс,- сказал я ей.

–Да знаю я кто это!- заорала она.

–Петтерс, есть кое-что, что тебе нужно знать…- сказал босс.

–Папа, не надо ему этого говорить!!!- крикнула Алиса.

–Папа?!- удивился я.

–Да - папа,- сказала Алиса, а потом потянулась ко мне пытаясь обнять, я позволили ей это, она прижалась ко мне очень сильно.

–Но я почему-то думал, что… хотя нет, я ничего не думал,- сказал я.

–Петтерс,- начал босс,- ты - Внеранговый Проклятый, а я -…

–Бог,- сказал я.

–Да, Петтерс.

–Ну, НИ ХРЕНА СЕБЕ!!!- заорал я.

Вот в чем дело! Вот как все получилось! Во главе стороны Добра и должен стоять Бог, но значит, что и на стороне Зла стоит самолично - барабанная дробь! - Дьявол. Хрен знает что!

И как этот Бог не мог знать, что я достигну уровня Внеранговый? Как Он мог не знать, что я влюблюсь в Его дочь - Алису. Она мой ангел-хранитель, а я в нее влюбился. Ну в самом деле если ни одно из выражении: “Бог знает что…” и “Черт знает что…” - не подходят, то наверняка знает только ХРЕН!!!!!!–Как чудесно,- сказал я. –Это же прекрасно, Всевышний!!! Теперь я жду объяснений, зачем Вы втянули меня во все это дерьмо? Кто такой Зверь? Причем здесь Алена? И самое главное чем Вы занимаетесь на земле?

–Петтерс, это обманчиво, что я - всемогущий. Я могу лишь знать, а вовсе не заставлять человечество делать то или иное. Они сами хозяева своей судьбы. Просто я не мог смотреть как они убивают или ломают тех, кто может построить для всех хорошую жизнь, поэтому были созданы Ангелы Поднебесья, но Руслан - Дьявол, не хотел давать мне развить жизнь на этой планете и убил моего сына, когда я ничего не мог сделать… Моя дочь отказалась готовится ко “Второму пришествию”, поэтому стала работать в Ангелах Поднебесья. Ее мать была твоим ангелом-хранителем, пока Алисе не исполнилось 16, тот возраст в котором ангел-хранитель получает себе Проклятого или человека. Выбор пал на тебя не случайно, ее мать заметила в тебе что-то очень сильное и передала свою работу дочери… Но Алиса не хотела работать хранителем, она хотела счастливой обычной жизни, так она повстречала Романа - Зверя. Они собирались поженится, а это дает право Ангелу рассказать о своей сущности любимому существу. Что она и сделала, Зверь оказался Сатаной - Ангелом Преисподней, которые поклялись убивать каждого поднебесного Ангела, встретившегося на их пути. Клятву он предавать не стал, предал Алису. Она не решилась его убить, когда у нее была возможность, поэтому она бежала и вот уже год как она в бегах от него.

Но тут твое проклятие и безвыходная ситуация, загнавшая тебя в угол. Я заставил Алису вернуться к работе, так она очутилась возле тебя.

Алена здесь ни при чем просто так совпало твое проклятие, в связи с чем ты убил того стража зла, из-за чего ты был загнан в угол, что привело к появлению твоего ангела-хранителя.

В общем все события происходят из-за моей войны с Дьяволом. Война началась из-за того, что он первый создал людей, поселив их на планете Марс, я объяснял ему, что это слишком далеко от Солнца и люди не смогут там выжить. Как я и предсказывал его человечество вымерло через сто лет. Я объяснил ему его ошибку и он на меня разозлился. Тогда я решил найти особое место и создать людей. Из-за старого конфликта Дьявол всячески решил мне мешать… Идет война…


Глава IV

Для миллионов ты невиновен

Мой же отец - Сатана

Но Падший Ангел Богу был равен

Мстить за него буду я

Но мы сочтемся, в битве сойдемся

В год самой горькой звезды

Знаю, наверно, рухну я первым

Только погибнешь и ты

Ария “Антихрист”

Через час после того как Анатолий Леонидович ушел, если можно назвать это шоу обычным уходом. Исчезновения, яркий слепящий свет, моментальное восстановление хода времени… тьфу!

Бог. Сильный все знающий Бог… А когда его сына распинали на кресте - никто не пришел помогать, а теперь никто за него не мстит, хотя обязан. Месть, возможно, и не вернула бы жизнь Иисуса, но ведь какое имеют право простые люди, даже те же Проклятые жить, когда они убили посланного им помочь Божьего Сына? Никакого права, вот как.

Алиса была тише воды и ниже травы, Алена ничего не знала, для нее ничего не произошло и для всех остальных Проклятых и людей…

Меня ожидал бой, который я был обязан принять. Мой первый и самый серьезный бой, когда мне нужна не моя физическая сила, а Сила Проклятого… возможности которой я не знаю вообще.

–Волнуешься?- спросила Алиса.

–Нет,- ответил я.

В самом деле я не волновался. Было какое-то смешанное чувство, но определить его одним или даже несколькими терминами я не мог. Я вроде бы и боялся, вроде бы и не боялся. Также я переживал, да и нетерпение присутствовало. Только не волнение. Я знал лишь то, что от меня все зависит в данной ситуации. Что лишь от исхода моих действий зависит и судьба Алисы, и судьба Алены, и моя собственная.

Две судьбы были в моих руках. Дело в том, что их было три, но моя для меня значения не имела никогда. Может, поэтому я и стал Проклятым, что мне было наплевать на себя. Мне не было все равно, как себя чувствуют окружающие. Я никогда никого не обижал умышленно, а когда обежал - наказывал себя сам.

Простые наказания были - голод, жажда… Иногда не ел неделю, не пил столько же… За самые плохие поступки я не ел и не пил, а только сутки болтался по двору неподалеку от дома и занимался. Подтягивался, бегал, качал пресс…

Именно поэтому моя закалка стала такой сильной - я слишком часто делал плохие поступки, за которые сам себя наказывал. Только если сейчас у меня ничего не получится - некого будет наказывать. Не будет ни меня, ни Алисы, ни Алены…

Поэтому одно из смешанных чувств я понял - готовность ко всему, чем бы оно ни было.

Алиса следила в окно за пролетающими мимо оголевшими деревьями. Птицы в преддверии страшной битвы между Силами Создателей и Созданных, куда-то запропастились. Люди тоже всегда чувствуют когда что-то должно случится, не без участия Высших Сил…

Я мог себе только представить у какой части населения всей планеты сейчас началась безотчетная депрессия. Сколько сейчас проповедников непроизвольно закрыли врата церквей и стоят на коленях вопрошая Бога, о причине этой адской головной боли, которая пришла к ним с неизвестного для них другого слоя реальности…

Сколько сейчас приносят жертв на своих алтарях ученики Дьявола. Сколько сейчас коз и овец прольют свою кровь на эти запятнанные веками алтари, крови на которых больше чем сума всей крови в Украине…

Алиса ведь тоже это ощущает, поэтому она молчит. Она думает, что знает итог битвы, она уверена в своих знаниях.

–Может не стоит?- спросила она.

–Выбор сделан, да и не хочу я его менять,- ответил я.

–Почему у меня такое чувство, что что-то произошло, а я не в курсе дел?- подала голос Алена.

–Потому что эти дела тебя не касаются,- сказала Алиса.

–Алиса, мы идем весь этот путь вместе, я знаю о Проклятых, я знаю о Звере, я слишком много знаю, что бы сейчас когда я не знаю, но чувствую, мне ничего не сказать…- возразила Алена.

–Ладно,- сдалась Алиса. –Петтерс собирается принять бой со Зверем.

–И?.. Петтерс его убьет и все будет замечательно,- предположила Алена.

–Нет,- категорично ответила Алиса.

Я старался не вмешиваться, это был их разговор не наш, но их.

–Зверь силен, если Петтерс Проклятый, то Зверь - Сатана, предшественник Дьявола.

–Значит Дьявол существует, а Петтерс хочет с ним сразиться?- переспросила Алена.

–Он не знает чего он хочет!- вспыхнула Алиса. –Он никогда не знал! Ему нужно жить для себя! Не для мира! Он всю жизнь живет для мира! Не может изменить мир один Проклятый!!!- она орала и я слышал как слезы начинают ее душить, но она держалась молодцом.

–Кое-кто уже пожил для себя, из-за чего мне пришлось жить для мира, поскольку для себя не получалось никак,- сказал я.

–Ты меня во всем обвиняешь?! Это значит я теперь виновата в твоей дурости?!- тут Алиса уже зарыдала.

Я услышал как Алена взяла Алису за руку. Алиса взглянула на нее благодарным взглядом.

–Алиса. Я его очень хорошо знаю, и даже то что он Проклятый ничего не меняет. Если он чего захотел его не переубедишь ничем.

–Есть один способ!- крикнула Алиса, чем вызвала у меня плохие мысли и страх.

Она схватила из бардачка пистолет и приставила к своему виску. Именно то чего я боялся. Баранки я не отпустил, но посмотрел на нее.

–Алиса, не глупи, зачем мне тогда вообще будет стараться выживать, если не будет тебя?

–Так у тебя еще Алена останется!- крикнула она. –Думаешь я не знаю твоих мыслей. Да, ты меня любишь. Но и Алену ты любишь так же сильно… Особенно теперь, после всего что мы пережили втроем!

Не знаю, может, она говорила правду, но я этого не чувствовал. По крайней мере так как она это описала. Но жить… жить не для нее - я не хочу и не буду хотеть никогда.

Всю свою жизнь я искал повод для жизни. И вот я нашел. Я хотел прыгнуть под пули и я всегда был на это способен, но с тех пор как ее встретил… Я мог подумать “да я и под пули прыгну, мне все равно”, но тут же я бы начал задумываться о том, что же будет с Алисой. С моей маленькой Алиской, моим ангелочком. И все возможные действия с результатом - смерть, были для меня исключены, потому что я знал, что живу для Алисы…

Я сказал ему, он будет ждать… Прозвучал голос в голове.

Анатолий Леонидович Ваша дочь…

Знаю! Ты справишься!

Она может?..

Да.

Черт побери! Какая же ты нервная, Алиса! Ладно, Бог с тобой!

Я немножко воспользовался Силой и посмотрел на Алису.

–Что ж, если ты так считаешь, стреляй, я не отступлю,- сказал я и спокойно повернулся к дороге.

–Хорошо!!!- заорала она. –Я так ЗНАЮ!!!- и она нажала на курок.

С помощью Силы я заставил ее уши услышать выстрел и ударил ее легким разрядом электричества, совсем мизерным. Но если кто-то услышит выстрел и почувствует такой разряд - решит что попали четко в него…

Я повернулся к Алисе.

–Не глупи, любимая,- сказал я и забрал у нее пистолет, обойму которого я вынул еще до выстрела. С помощью левитации предметов, пока она кричала свою речь, о том что я люблю Алену.

Кстати об Алене. Когда я взглянул в зеркало заднего вида на нее, она сидела, зажмурив глаза и прикрыв рот рукой.

–Подонок!!! Будь ты проклят!!!- заорала Алиса.

–Я уже и так Проклятый,- невозмутимо ответил я и вернул внимание на дорогу. Я ехал туда, где Бог начертал мне встречу со Зверем и я был к ней готов как никогда в жизни…

Алиса сидела скрестив руки на груди и смотрела в окно, на меня она уже давно не смотрела. Я пытался с ней поговорить, но она закрылась от меня. Алена сидела тише воды, ей не хотелось вмешиваться в дела Высших сил. Правильно делала, наверное. Хотел бы я очутиться на той же позиции что и она, но кто сказал, что у меня есть выбор?

Правда, никто не говорил, но все ведь знают, что выбор есть всегда. Получается не всегда, а Проклятых так вообще - никогда.

За 50 километров после поворота на Кировоград по пути к Кривому Рогу, я свернул в поселок, который назывался Христофоровка. Еще несколько десятков километров и я буду уже там. Что ж по-моему никому не будет странно узнать из легенд, что именно в этом поселке состоялась страшная открытая битва между Сатаной и Проклятым Добра…

Добро…

Что-то с каждой сотней метров по мере приближения к Христофорвке, мне все меньше и меньше вериться в то, что Добро имеет достаточную силу для свержения Зла. Хотя какое это имеет значении. Исход битвы не решит судьбы мира, оно лишь решит судьбу Алены и Алисы, да и мою в придачу.

Эта тишина, с которой мы ехали с тех пор, как я узнал об истинном лице своего босса, начала давить на меня еще сильнее. Я включил радио. Нашел волну, на которой хоть иногда крутили музыку, которую я любил слушать.

Сейчас здесь шли поздравления с Днями рождения и всем прочим. Я слушал, но без особого внимания.

Некая Оксана поздравила свою подругу Иру с Днем ангела. Черт, сколько живу, а до сих пор не знаю, что значит этот день ангела у человека. У меня конечно были мысли, что это какой-то праздник, профессиональный праздник Ангелов, но только одна деталь давала понять мне, что это не так. У каждого человека День ангела свой… Ладно, буду думать, что еще будет возможность узнать о Дне ангела подробнее.

Заиграла какая-то глупая песня, о парне который любит девушку, которая любит его, но они расстались и парень просит вернуться…- в общем бред сивой кобылы, да и только.

Мы продолжали ехать. Радио никто не попросил выключить. Алиса не обращала на музыку никакого внимания, Алена решила быть проще и поэтому трясла головой в такт мелодии и что-то шептала одними губами, слова песни наверное.

–У нас следующий звонок,- обратилась радио-диджей после окончания глупой песни. –Алле!

–Да, здравствуйте!- голос звонящей девушки мне показался знакомым.

–Как Вас зовут?

–Лиза,- сказала она.

–Привет, Лиза как дела?

–Плохо,- я узнал девушку, это же Лиза, подруга моего Кота.

–А что так?

–Один мой друг, очень хороший парень, у него скоро очень серьезное дело и я за него волнуюсь…

–А что за дело?

–Не важно для вас. В общем волнуюсь не я одна, мы ждем его появления на месте, хочу передать ему привет и от его коллег тоже. Всех. Даже босса. Я хочу что бы вы поставили ему песню, я уже сказала какую вашим коллегам. Еще я хотела ему передать общие слова друзей…

–Слушаем.

–Дорогой Петтерс, босс и к его словам присоединились все, говорит: “Воля и разум…” Удачи, мой друг…

–Спасибо за звонок, Лиза, а мы ставим для Петтерса песню…

Алиса уже в упор смотрела на магнитофон. Алена улыбалась во весь рот. Заиграла гитара, я узнал песню. Играла песня “Антихрист” нашей любимой группы Арии. Так вот с кем я значит воюю, Антихристом. “Ты Христос - ты на кресте…”- гласит строчка из песни.

Сейчас я даже поверю в то, что я - Христос. Или хотя бы его сын, зачатый в начале нашей эры, а рожденный уже в этом году, году когда как раз и должна была состоятся Большая Битва Добра со Злом.

Но как известно в битве бобра с ослом - проигрывают оба.

Алена смотрела в мою сторону с широко раскрытыми глазами, Алиса фыркнула и вновь стала взирать в окно, не обращая никакого внимания на меня.

Еще через час я проехал указатель Христофоровки и по четким объяснениям Анатолия Леонидович поехал к некому полю, которое я уже успел мысленно прозвать Полем Битвы. На языке почему-то всегда вертелось, что битва Финальная, но в это не поверил бы даже младенец, который свято верит в то, что ему говорят родители. Родители сказали, что Зло - это плохо, значит так оно и есть и никто его не переубедит…

Когда я приехал к указанному месту, машин там стояло больше чем можно было предполагать. Два микроавтобуса Охраны сновидений, “Крайслер” босса, мой любимый “БМВ X5”, даже “Ауди А6”, на которой я впервые с Вампиром приехал в Охрану… С другой стороны, образованного машинами круга стояли красные машины, видимо Сторожей зла. Между черными и красными машинами с разных сторон стояли машины неопределенного цвета, какая-то смесь красного с черным, которую тяжело описать. Но я знал кому принадлежали эти машины - Трибуналу.

Я припарковался в стороне и вылез из машины, за мной быстро выскочила Алена и пошла рядом со мной, Алиса волочилась сзади.

Нам на встречу медленно шагал Бог, рядом с ним Лиза и Вампир, другие, я видел, тоже рвались, но босс остановил их жестом.

Подходить не спешили ни они, ни я. Где-то с боку выскочил какой-то ужасающего вида старик и несся прямо на меня, выставив вперед небольшую трость, наболдашник которой я успел разглядеть - золотая горгулья. Исчадье ада.

–ТЫ!!!- орал он и несся ко мне.

–СТОЯТЬ, ДЬЯВОЛ!!!- крик со стороны круга и Руслан-мать-его-на-лево-Тихонович остановился. Приказы Трибунала действуют на всех и Бога с Дьяволом тоже.

–Ты убил моего сына, Проклятый! И ты за это поплатишься!- крикнул Дьявол, затем обернулся и пошел туда откуда пришел.

Анатолий Леонидович уже подошел ко мне. Лиза быстро меня обняла и поцеловала в щечку на удачу, Вампир пожал мне руку и обнял по-братски. На мое счастье целовать он меня не стал. Босс просто смотрел на меня.

–Воля и разум?- спросил я у него.

–Воля и разум,- ответил он.

И больше ни я, ни он ничего не сказали друг другу. Я пошел в круг, в Поле Битвы.

Я не шел в центр. Я стал просто возле воображенной линии круга со стороны Охраны. В другом конце я увидел Зверя. Подходить и он не спешил.

Я глубоко вдохнул и выдохнул. Вместе с выходящим воздухом с меня вышли страх и все остальное, что было ему подобное.

–Алиса!- прогромыхал голос Зверя по округе. Голос был звонким и громким, а также мягким. –Алиса! Я хотел сказать тебе, что люблю тебя! Я предал свое слово! Я не хочу тебя убивать! Я хочу что бы мы были вместе!

Я оглянулся. На Алису. И меня сразило это на повал. Она стояла в замешательстве. То глядя на него, то на меня… И от этой ее нерешимости, меня стала наполнять адская ярость.

Она рождалась в сердце и разливалась вместе с кровью по всем уголкам тела, я обезумел.

–Алиса! Я тебя люблю!- прогромыхал он.

И тут ее замешательству пришел конец.

–Ты предал свое слово! Нет гарантий, что ты не предашь этих своих слов!- крикнула она и скрылась из виду.

Только я знал, что она плачет. Она не любит меня, и никогда не любила, ей нужен был мужчина, ей нужно было тепло, и она решила, что влюбилась в меня. Срань Господняя!!! А я повелся!!!

Я наполнил весь свой резервуар Силой шестого слоя. Тут я почувствовал как Зверь наполнился Силой пятого… Тебе ни за что не устоять передо мной!.. Слышишь, урод?

–Это ты во всем виноват!- прогремел он и слова его были обращены ко мне. –Ты увел у меня Алису! Ты забрал сына Руслана Тихоновича! Ты не Охранник сновидений! Ты не представитель Добра! Ты воплощение Зла!

–Ты перепутал реплики!- прогремел я в ответ. –Здесь лишь одно воплощения Зла, и оно стоит передо мной, обвиняя в этом меня!!! Ты пытаешься меня разозлить! Чтобы гнев мешал мне сражаться, затмевая разум! Но моя воля сильнее и она сохранит рассудок, Воля и Разум!!!- крикнул я ему.

–Ему что никто не сказал?!- прогремел он.

–Что?- спросил я.

–Не “что”, а кто ты на самом деле.

–И кто же?

–Ты! Ты - Христос! Второй Христос! Второе пришествие! Только у тебя ничего не выйдет!

Я обернулся к Богу. Я уставился прямо ему в глаза и он их отвел.

–Это правда?- спросил я, крича на него.

Он помедлил с ответом.

–Да, Петтерс,- и голос его был грустным.

–Ваша дочь отказалась совершать Второе пришествие и Вы выбрали для этого одного из Проклятых!- я не спрашивал, я знал. –И им оказался я! Вы дали мне Силу, что бы я сразил Зло! Неужели Вы верите в то, что Зло может быть уничтожено?! Вы - глупец, босс! Такой глупец, которых никто и никогда не видел! И никогда больше не увидит! Потому что сегодня настанет конец миру! Если я погибну, так?

–Да, Петтерс…

–Будьте Вы прокляты!!!- крикнул я и повернулся к Зверю.

Он смотрел на меня и улыбался, так гадко и противно.

–Знаешь что ты сделал?- прогремел я. –Ты только что лишил меня всего! И убью я тебя не для мира, а за все что ты сделал мне!

Христос. Черт побери! Какой я Христос? Я самый обычный Проклятый, которому нельзя доверить даже его собственную жизнь, не говоря уже о чьих-то жизнях.

СТОП!!! Я понял где зарыт подвох. Да я знаю, и в знаниях Сила. Тебе конец, Зверь, основательный.

Я пошел ему на встречу, он сделал то же. И мы шли один на одного, смотря в глаза. Сражение началось именно этим. Как в боксе, кто выигрывает в моральной схватке - у того больше шансов выиграть и в физической…

Но не было средь нас ни победителя, ни проигравшего. Просто мы приблизились слишком быстро.

Он подал руки вперед и из его рук полетели огненный шары. Одним взмахом руки, повелеваясь воле разума, я откинул шары в сторону и не сводил глаз с его глаз.

Он выставил руки впереди себя и скрестил перед собой. Руки медленно начали воспламеняться. Над Зверем образовывалась густая черная туча.

А я копил Силу для удара, не поддаваясь искушению прибить его сейчас же, на это слишком мало Силы… то есть не достаточно, пока.

Он направил эту тучу, из которой лился огненный дождь, в мою сторону. Я бросил на нее невозмутимо равнодушный взгляд и ткнул в ее сторону пальцем. Туча моментально испарилась. Зверь зарычал и бросился на меня.

Его кулак, летящий мне в лицо, я отбил левой рукой, в этот же момент ударив его правой рукой по лицу и правой ногой в пах. Силы, которую я вложил в эти удары, было не много, но ее хватило для того, что бы отбросить его обратно.

Зверь упал на спину и проехал так еще с метр, проделывая на снегу непонятный след. Для людей не понятный, то был след от крыльев. Не знаю как они оказались на первом слое, но…

Он встал и с новым боевым кличем понесся на меня, видимо собираясь сбить меня головой.

Воля и разум…

Я равнодушно выстрелил ногой ему по лицу, как только он оказался на правильном расстоянии, он сделал обратное сальто, но не выполнил его до конца. Он свалился брюхом на снег. Я отошел, за миг до того, как он попытался схватить меня за ноги и свалить наземь.

Руки Зверя прощупали воздух на месте, где я стоял мгновение назад. Затем он перевернулся на бок и вскочил на ноги.

Я понял, что он не привык сражаться в физической битве, поскольку всегда доминировал над своим противников за счет способностей Высшего ранга. Не встречался ему еще Внеранговый Проклятый. Хотя нет, теперь встретился… Жаль только встреча эта будет для него последней.

Силы наполнили отсек для сокрушительного удара. И я вернул в резервуар ушедшую Силу, зачерпнув ее из шестого слоя.

Я взглянул на Зверя, смотрящего на меня из подо лба и тяжело дышащего. Я прочел в глазах, что он что-то замышлял. Но это произошло уже после того как я разрядил отсек сокрушающего удара в сторону Зверя.

Из всего меня вылетел яркий слепящий Свет, который в форме креста понесся к Зверю. Но он ухмылялся и я понял… но было поздно.

Крест отразился от него и полет в мою сторону. Хотя не весь, ему досталась половина мощи креста. Ровно столько же досталось и мне.

Меня откинуло силой удара метров на двадцать назад и обожгло все открытые части тела. Это: лицо, шея, руки…

Дышать стало тяжело и воздух палил горло. Боль была ужасная. Наверняка и врагу такой боли не пожелаешь… Хотя если вдвойне и тебе при этом не достанется так как мне только что, то можно рискнуть пожелать.

Зверя тоже откинуло на достаточное расстояние и также обожгло, только ему это было мучительнее, он еще перед этим получил разрядку Сил, да еще и пару ударов…

Я попытался встать. Едва став на ноги, я повалился на колени. Ладно, пусть будет так, но дело нужно завершить.

Воля и Разум…

На четвереньках я пополз к Зверю. Мне пришлось преодолеть расстояние где-то в сорок метров, а эти гниды из Охраны даже не шевельнулись, что бы прийти мне на помощь.

С горем пополам я дополз к Зверю. Его, до черна обгоревшее, лицо уже не ухмылялось. Оно искривилось в ужасающем оскале. Его злобные глаза смотрели… нет, не в глаза, они смотрели куда-то внутрь меня. Казалось он знает все что твориться там внутри меня. Все знает. Даже то чего не знаю я сам. Даже то чего я не узнаю уже никогда, или не узнал бы даже никогда.

Он издал слабый, но душераздирающий рык, дернулся и… меня пронзила острая боль в районе левой стороны груди.

Опустив взор, я увидел, что во мне торчит нож, именно в сердце и всю легкую куртку заливает бешенная струя крови.

–Ах, ты сука…- сказал я.

Воля и Разум…

Я собрался и рванул нож. Он вышел. Выходя зацепил ребра. И я чувствовал каждое движение ножа по костям…

Взгляд на нож. Он выполнен в форме креста, лезвие очень толстое, такое не сломаешь.

Я повторил ругательство и поднял нож над головой. Я заставил его удлиниться, я зарядил его всей Силой, что была во мне…

Нож взлетел вверх, медленно перевернулся лезвием на Зверя и медленно начал набирать скорость падения…

–НЕЕЕЕЕТ!!!!!- услышал я крик Алисы и она через четвертый слой подбежала к лежащему Зверю и закрыла его своим телом, от, ныне уже Святого, ножа.

–Неет…- выдавил я из себя жалкое подобие крика…

Нож вошел прямо в солнечное сплетение Алисы и пошел как сквозь масло к Зверю. Когда рукоять Святого ножа стала мешать лезвию идти глубже, тем что уперлась в тело Алисы… они оба были мертвы…

–Знаю, наверно, рухну я первым… только погибнешь и ты,- прошептал я, цитируя слова из песни “Антихрист” группы Ария, а затем мое сознание начало мутнеть.

Глаза закрыли слезы, я упал лицом в снег. Наверное он был холодный, но я не знал. Я валялся с открытыми глазами лицом в снегу… И через мгновение, слезы смешались с моей кровью, до сих пор хлеставшей из дыры в груди…

Я слышал как шумел снег под чьими-то ногами, бегущими в мою сторону, затем слышал как кто-то упал рядом со мной на колени и накрыл меня своим телом. Телом, которое тряслось от хныканья. Тело рыдало…

Эпилог

Мы колесили по дорогам,

Меняя струны и подруг,

О, нам не хватало рук.

И если все Добро от Бога -

Нам не светит теплый рай

Сколько не играй.

Это просто замкнутый круг

…Не всем волчатам стать волками,

Не всякий взмах сулит удар.

Есть странный дар - лететь на пламя,

Чтоб там остаться на всегда…

Ария “Замкнутый круг”

Когда Петтерс пал в бою, пытаясь выдавить из себя отчаянный крик, Алена бросилась в его сторону. Охрана сновидений стояла в остолбенении. Петтерс убил своего врага, но ценой жизни своей любви. Она же бросилась спасать своего любимого.

Лиза тихонько вымолвила, что Петтерсу никогда не везло в любви. Либо любит он… либо никто никого не любит. Хотя нет, судя по Алене, кто-то его все-таки очень любил.

Алена была Проклятая, это Лиза почувствовала сразу. Во-первых тот факт, что ей разрешили присутствовать на Великой Битве, во-вторых какая-то небольшая, но все же Сила исходила от нее.

По щеке Лизы покатилась блестящая слеза, все взгляды, с обоих сторон - и Добра и Зла, были направлены на труп Петтерса, над которым истошно рыдала Алена. Рядом с ними валялись трупы, проткнутые самой Сильной стороной Добра, самым сильным заклинанием - Святым Клинком.

Люди будут рассказывать легенды об этой битве, и в следующем издании книги “Библия” эта легенда будет иметь место. Она опубликуется как легенда, следы которой нашли недавно.

Люди узнаю, что все же без их ведома свершилось Второе пришествие Иисуса Христа на землю. Но Он имел другое задание, не как в прошлый раз - спасти человечество, излечить болезни, оживить мертвых… А Он должен был свергнуть Дьявола из этого мира…

Силы Дьявола покинули его как только Клинок прошел сквозь Зверя, почувствовали это все. Даже люди, но они не знали истинной причины своего внезапного хорошего настроения. И никогда не узнают.

Пока все стояли не в силах пошевелиться и оторвать взгляд от итога Битвы… никто не заметил исчезновения Анатолия Леонидовича.


Болело все, начиная с обожженной кожи и заканчивая кровоточащей раной на груди. Но я почувствовал силу, чтобы встать. Я уперся рукам о землю и приподнялся.

Затем поджал под себя ноги и смог стать на колени, не поддерживая себя руками. Как только я смог открыть глаза, мне пришлось их сразу же захлопнуть. Белый яркий свет слепил меня. Глаза слишком обгорели, чтобы осилить это свечение.

–Наберись Сил, у тебя есть еще три минуты,- прозвенел голос откуда-то рядом со мной.

Я не мог знать происхождения этого голоса, но его советом не воспользоваться я не смог. Зачерпнув Силу, не из слоев, а откуда-то рядом я открыл глаза.

Слева от меня смотрел вдаль Анатолий Леонидович.

–Где мы?- выдавил я из себя.

–Мы… это место человечество называет Тот Свет…

–Рай?

–Нет, что ты, нет. Еще нет… Присмотрись вперед, что ты видишь?

Я прищурился и стал разглядывать даль. Но ничего, ничего кроме белой бесконечности я не смог заметить.

–Я ничего не вижу…- прошептал я.

–Вообще?- спросил Бог.

–Да.

–Тем более, твой час еще не пробил. Полторы минуты.

–До чего?

–До очень сильной боли, Петтерс.

–Почему?

–Возвращение духа обратно в умирающее тело, очень болючий процесс, главное что ты зачерпнул Сил из Перекрестка и сможешь быстро вылечиться. Двадцать секунд.

–Босс, я еще не умер?

И я не услышал ответа, поэтому я взглянул на него, на его лице царила загадочная улыбка. А потом я просто начал падать, в никуда из ниоткуда.

Почти у самой земли я увидел свое тело и, прижавшуюся к нему, Алену. А потом я увидел, убитую мною, Алису и мне стало очень горько.

Я рухнул прямо на свое тело.

–ААААА!!!!

–Петтерс!- оживилась рядом Алена.

–Охх!- я не мог ей ничего сказать, боль, была лишь боль и ничего кроме боли, болели все суставы, все органы.

–Петтерс! Я тебя люблю!- начала кричать мне на ухо Алена, а потом я ощутил ее губы, своими опаленными губами… Своим поцелуем она принесла мне очень и очень много умиротворения, а также тонны боли…

Но я был жив, и это меня стало радовать гораздо больше, чем раньше. И я не был один, меня любила та, которую я любил всегда.


Волнение пробирало меня всего. Мне было дико страшно и дико радостно. Я предвкушал то, что должно было произойти. И я боялся провала…

Но уже был сделан выбор и я ничего не мог изменить. К тому же это моя мечта.

И меня дернули за руку, чем привели в себя, выведя из состояние глубокой задумчивости.

–Время,- сказал Кот.

И мы с ним пошли, по пути к нам присоединились Шварц, Олег и Максим. И мы впятером вышли на эту огромную сцену. И заиграли.

Мы начали петь “Замкнутый круг” и толпа ревела все с большей и большей силой. Это был миг триумфа. Это был миг начала.

А Алена радостно попрыгивала в первом ряду зрителей и кричала во весь голос. Мне придется неделю ее не слышать, но это того стоило…

2004г.

Хоролец “Пес” Богдан

Страница из
  • Полосухин Илья
    +1.0
    Прикольно. Хотя "Дозорность" и нереальное развитие героя под конец немного напрягает (=
  • Frolov Vlad
    0.0
    Не читал "Дозоры", да и читал вообще мало, сейчас читаю исключительно произведения на эскалибро. Ещё не дочитал, поэтому конец не напрягает :)
  • Хоролец Богдан Владимирович
    0.0
    root, да-да, меня напрягало здесь то же, что и Вас. Но это была моя вечная проблема "бессмертного героя". Я постепенно пытаюсь от нее избавляться.

    frol, благодарю за лестный отзыв.

    Всем спасибо за внимание к моему скромному творчеству.
  • Полосухин Илья
    0.0
    Ну бессмертность героя есть у всех - если герой умрёт, о чем писать? :) А вот крутость можно нарабатывать постепенно :)
    У меня вот проблема - что начинаю писать, мне нравится, потом я думаю - что-то слишком крутой герой, что-то слишком все прозрачно, или ещё что-то не так, и переключаюсь на новое… И так и не могу никакого произведения до приличного размера довести.
    ПС. Желательно отвечать под комментарием - тогда приходит оповещением об этом (на мыло и в новости), а так я только сейчас увидел, что бы ответили :)
  • Хоролец Богдан Владимирович
    0.0
    >ПС. Желательно отвечать под комментарием - тогда приходит оповещением об этом (на мыло и в новости), а так я только сейчас увидел, что бы ответили :)


    Я отвечал на два комментария, поэтому так и получилось :)
    Илья, герой должен быть смертным, но желательно, чтобы он оставался жив. Просто ситуационно описывать нужно так, чтобы читатель верил в то, что может произойти все, что угодно.
    А вот твоя проблема вполне обычна. Я бывает, переписываю по 2 раза, о том же, но иначе. Помогает иногда. А размер произведения не важен. Можно написать основу, а объем добавить после, дополнительными событиями и так далее.


    П.С. Я ни в коем случае, не хочу тебя обидеть, но очень страдает грамматика в твоих произведениях. Поэтому очень сложно читать :( И хочется, и сложно. По мере возможности обрати на это внимание, пожалуйста. Уж больно хочется тебя перечитать :) Повторюсь, я не пытаюсь тебя оскорбить, я хочу, чтобы твое творчество стало лучше.
  • Полосухин Илья
    0.0

    Ну у меня переписать одно и тоже не получается - я сразу вижу кучу причин, почему то что я писал до этого - лажа, и что надо бы вообще все по-другому писать.

    Вы ни в коем случае меня не обидели - о своей грамматике я знаю с 5того класса, получая двойки по русскому языку =) Плюс, у меня некоторое время не было русского ворда - соответственно писал без проверки орфографии. В ближайшее время хочу по исправлять ошибки, а так же дополнить “Наследник Огня” и “Они другие”. Так что, если хотите - подождите пару дней. Возможно будет получше с грамматикой :) Ну и всегда есть “отправить опечатку”, что позволит мне таргетированно исправлять :)
  • Хоролец Богдан Владимирович
    +1.0
    Надеюсь, что не будет сложностей с тем, чтобы уведомить когда исправите и какое именно произведение. А касательно “отправить очепятку”, очень не интересно читать произведение, тыкая контрол энтер. Жду исправленных произведений! :)
  • Комментарий удален или не утвержден.
  • Stone Joanna
    0.0
    Буквально вчера дочитала) Вообще мне понравилось) Необычно так)
    Петтерс в начале чем-то напоминал главного героя из “Инферно” Скотта Вестерфельда)
    Хотя в финале про Бога и Христоса для меня было немного через чур.
  • Хоролец Богдан Владимирович
    +1.0
    Благодарю. Здесь было из разряда: “…он прекрасно понимал, что его понесло, но остановиться уже не мог…” Такие вот пироги :)
  • Frolov Vlad
    0.0

    В конце вот примерно такая картина у меня сложилась, хотя читал я давно и может на самом деле не такая картина была ;)
  • Хоролец Богдан Владимирович
    0.0
    Местность вроде похожа, а вот подобных ребят на это мероприятие не звали ;) А так - ну очень близко.
  • Хоролец Богдан Владимирович
    0.0
    Кто там ошибку нашел, конечно, спасибо!
    Но давайте не 2 слова выделять, а предложение, ибо во-первых не найдешь, а во-вторых
    "не далеко" и комментарий: недалеко
    Это Вы будьте добры у себя в текстах так пишите, а в правилах языка, который я использую "не" с глаголами пишется отдельно. Спасибо за внимание к моей скромной особе =)
  • Frolov Vlad
    0.0
    Давно "далеко" стало глаголом? О_о Вообще-то это наречие... пруф [ru.wiktionary.org]
    А вот пруф недалеко [ru.wiktionary.org]

    PS Я репортил эту опечатку и так как недалеко всегда пишется слитно, то я и выделял просто сочетание "не далеко".
  • Хоролец Богдан Владимирович
    0.0
    Мой мир рухнул =(
  • Frolov Vlad
    0.0
    Так исправлять будешь или нет? :)

Пожалуйста Войдите (или Зарегистрируйтесь), чтобы оставить свой комментарий