Писательство

Мороз смеркался, крепчали сумерки...

 На СИ уже не первый день идет мегахоливар вокруг статьи Макса Далина. Откровенно говоря, так же, как когда-то на все сто я была согласна с его видением пиратской тематики, сейчас почти на те же сто я не соглашаюсь с прочими его высказываниями, мыслями и мнениями (типа такого). 

В Священную Войну вокруг природных описаний я лезть не стала - смысл? Но свое вИдение таки имею. Наверное, многим на фоне далинского представления о проблеме оно покажется слишком приземленным и банальным, однако...


Итак, прочтение сей статьи вызвало желание помянуть высказывание Александра нашего Сергеича Пушкина:  "В Ломоносове нет ни чувства, ни воображения. Оды его, писанные по образцу тогдашних немецких стихотворцев, давно уже забытых в самой Германии, утомительны и надуты. Его влияние на словесность было вредное и до сих пор в ней отзывается. Высокопарность, изысканность, отвращение от простоты и точности, отсутствие всякой народности и оригинальности - вот следы, оставленные Ломоносовым."...  М-дя...
Я, конечно, не ставлю рядом Пушкина и Далина, равно как Ломоносова и Перумова :) Откровенно говоря, я вообще не любитель этого автора. АМДМ когда-то прочитала влет, на заре появления отечественного фэнтези, когда рядом с, к примеру, Никитиным Перумов казался громадой, авторищем, толстоевским... Потом стала читать дальше и, как говорится, ниасилила, нешмогла. Правда, не по той причине, что приводит Далин, а исключительно из-за его тяги к гигантомахии. Разок-другой интересно, но переизбыток божественных МС в десятый раз уже как-то не пошел. Но это мое личное: кому-то именно такие ходы и нравятся, и не могу сказать, что это прям уж такое дурновкусие. МС так МС. Насчет языка, конечно, сложно сейчас говорить, спустя столько лет... Но так, навскидку - обычный такой язык, не хуже многих прочих. Уж не настолько кошмарный, чтобы посвящать ему статью на тему "ужас-ужас-ужас".     Знаю, что у Далина множество поклонников и невероятно огромный фан-клуб. Посему заранее прошу таковых не обижаться. Но, откровенно говоря, настораживают меня такие люди. К тексту относящиеся, как к механизму. Нет, понятно, что работа над текстом пресловутая - она нужна, ремесло в самом лучшем смысле этого слова забывать не стоит, на голом вдохновении далеко не уедешь, но...  Напрягают меня личности, пишущие пространное сочинение на тему ценности текста самого по себе. Текст у них - фетиш, слова - артефакты, сочинение - обряд. Зачастую без осознания конечной цели. Даже если цель когда-то была, она забывается, а порой сознательно отодвигается на задний план, и главное - Текст, он становится божеством, самостоятельной ценностью, вещью-в-себе. Не средством выражения, а объектом служения. Самое страшное начинается тогда, когда они упоминают о том, что литературоведение - это наука, в которой все разложено по полкам и четко расписано. Но где был бы Салтыков-Щедрин со своей "благоглупостью", если бы следовал только канонам?  Из собственной практики, к слову, не могу не вспомнить свой собственный спор с Филологами, которые размахивали передо мной статьями по литературоведению и пытались внушить, что герой у меня неправильный, он не делает того, что должен делать, потому что так "у классиков", не обращая внимания на то, что при следовании их советам герой-то вообще получится другой. Воздвижение литературоведения на пьедестал у таких людей носит характер агрессивной Священной Войны. 
Но это лирическое отступление, однако.    Так вот, возвращаясь к тексту. Или Тексту, что в данном случае будет вернее. Характерен момент, когда автор перешел от Перумова к Еськову, упомянув его описание пустыни, а потом вопросив:    "... 

насколько наличие или отсутствие этого описания влияет на сюжет вещи, на её идею, на образы персонажей? Что - кроме чисто эстетического удовольствия - потеряет текст вместе с этим описанием?   Впрочем, как бы там ни было, в данном случае надо отдать фрагменту должное - конкретную и художественную информацию о пустыне он несёт. Еськов - очевидно, значительно более талантливый писатель, чем Перумов. Мне только представляется, что просто информации о просто пустыне маловато для художественного текста, как бы роскошно она не была преподнесена.

".    Обязательно должно быть что-то, кроме описания декораций, в которых происходит действие, должно быть взывание к глубинам души читателя, игра на струнах его психики, лучше - если потайных мыслей, еще лучше - если безусловных рефлексов, чтобы пробило, чтобы ввинтилось в сознание, чтобы в самое сердце, чтобы до крови...  Но зачем? Нет, это отличный ход - использование описания окружающего мира для передачи чувств или аллегорического описания ситуации ("Погодка-то сегодня, а?" -- "Да, погода... А что погода?" -- "Соответствует обстоятельствам" (с) "Ищите женщину"), но почему оно должно быть таким ВСЕГДА? Зачем всегда нужен поиск глубинного смысла, а точнее - внедрение этого смысла? Иногда описание - это просто описание. Обрисование декораций и не более. И иногда - да, и оно тоже нужно, исходя из целей исключительно информативных. Приведенный, например, отрывок о пустыне - почему нет? автор показал пустыню такой, какой она была, когда в ней находились герои, и такой, какой видели и воспринимали ее герои. А ведь пустыня бывает разной (да хотя бы в разные времена года - разной), и у каждого может быть свое представление о ней, но в книге сказано четко - так, читатель, слушай сюда: действие происходит именно в таких-то условиях, и точка. Опять цитируя автора статьи:  "

Слова "пришла весна" для любого человека, достигшего пятилетнего возраста означают "таял снег, светило солнце, оседали сугробы, журчали ручьи".

".  Да ладно. А для меня слова "пришла весна" означают "мерзкое серое небо с редким солнцем, грязь под ногами, покрытые осевшими машинными выхлопами сугробы". Для моей мамы "в домике в деревне" - эти слова будут означать что-то совсем другое. Для пятилетнего ребенка - что-то свое, для дальнобойщика - свое, для компьютерщика, работающего дома, почти не бывающего на улице и получающего оплату удаленно - тоже. Весна, кроме того, делится минимум на три этапа: начало (теплеет), середина (течет), конец (распускается и цветет). Поэтому свою информационную задачу такие фрагменты, как ни крути, все-таки выполняют.    Подытоживая. Не стану возражать тому, что оригинально и с выдумкой составленный текст - это, разумеется, хорошо. Что описание природы, вставленное для передачи чего-либо еще, кроме исключительно информации об окружающем - тоже здорово. Но столь глубокочувственный подход к этому процессу - мина замедленного действия. Однажды она может взорваться, и писатель из автора текста превращается в Творца Слова. Нет-нет, не в том, "хорошем" смысле этого понятия, а в смысле превращения в слово- и смыслокопателя, когда из витиеватого написания текста делается самоцель и самоценность. В пределе этого процесса на задний план уходят сюжеты, идеи, характеры, и остаются только слова. И чем дальше - тем все более красивые, но пустые.
Такое вот мое невозвышенное, просто, как пробка, вИдение данной темы...

Собственно, в этом смысл вопроса, над которым я размышляю все эти дни (ну, не сутки напролет, конечно, но время от времени мысль эта всплывает в голове, ибо в ленте с завидной регулярностью всплывает ветка комментов к статье, то есть, холивар продолжается).
Поначалу вопрос я хотела сформулировать так: "Скажите, авторы, а как вы подходите к описанию природы и погоды? Стараетесь избегать штампов? Вводите ли в описание что-то помимо собственно описательства, чтобы передать настроение героя(-ев) и ситуации или нет?", но потом подумала - а ведь пишется-то любая книга не для писателя, а для читателя. И посему вопрос задаю сразу двум сторонам процесса. Авторы, так как же?
И - читатели. Вы, читая книгу, обращаете внимание на описание окружающего мира? Ждете, что обрисовка природы-погоды будет не только иметь информационную составляющую, но и погружать читателя (вас) в состояние персонажа(-жей) и будет метафорическим изложением текущей ситуации?

Коментарі:

  • seemannreise79
    +3.0

    А у вас было, дождь когда брали Крысолова и дождь, когда арестовывали герцога и девушку во второй части.

    Но я тоже думаю, что описание природы не всегда должно быть как то нагружено дополнительным смыслом, иногда оно нужно для описания просто, чтобы показать обстановку. Такое тоже нужно. Когда слишком навороченл тоже плохо. СПГС получается.


    ЗЫ я вам вчера письмо отправил )) Может в спам попало?

  • Попова Надежда Александровна
    +2.0

    Когда брали Крысолова - дождь был внешним проявлением магических процессов, происходящих вокруг, посему - мимо :)) А вот когда брали фон Шенборн - да, тут было нагнетание. Мне ливень, а потом мелкий дождь с солнцем вместе показался там логичным. Однако я и не утверждаю, что описания окружающего, которые передают ситуацию или состояние героя, не нужны вообще. Я за то, что нельзя морщить нос на “просто описание”. Оно тоже нужно, и наворачивать Поиск Глубинного Смысла в описании каждой травинки просто не нужно.


    На письмо вам ответила.

  • Pronin
    0.0

    Снобизм.

    Так вот коротко ))

  • Никитин Роман Владимирович
    0.0

    Я согласен с Далиным чуть менее, чем полностью. Объясню, почему.


    В свое время, когда книги писались реально горсткой, когда новые авторы были откровенным дефицитом, а даже следовой соскоб иностранной литературы вызывал многомесячные очереди на пути в издательства (те были банально ограничены производительностью перевода и адаптации), никто не смотрел, по большому счету на текст. Он был вторичен по определению, и являлся лишь атрибутом - неважно, обязательным или нет.


    Когда границу открыли, на рынок ломанулась масса высоко- и не очень художественной зарубежной литературы. Золотой век отечественного книгопечатания оказался недолгим, но бурным. Понятно, и эта микроэпоха ну никак не способствовала естественному обзору, где главным критерием успешности является качественная текстовка, стиль, атрибутика.


    Почти одновременно с упомянутой выше эпохой зарубежных авторов, наступила еще одна, параллельная ей — эпоха авторов отечественных. Люди дрались за толстые тома безобразно написанных букв и корявых предложений (Головачевщина — яркий пример, или вот из новых — Тармашев) лишь потому, что авторы-кривописцы, хотя и ужасали своим слогом и полным отсутствием стиля, но писали про наше, родное. Попаданцы-спецназовцы и прочие “хрустящие картонки” привлекали публику не яркими характерами, а тем, что существовали пусть и в параллельной, но параллельной нашей, отечественной вселенной!


    Наконец, ближе к 2000-м, когда электронные средства книгоиздания начали ощутимо откушивать публику у бумажных, когда вообще вся издательская деятельность свернулась и на плаву осталась пара больших издательств (в долгах как в шелках, к слову), голову подняли “независимые самиздатовцы”. При этом интересы читающей (теперь уже с экрана или ридера) публики не сильно изменились к лучшему. Точнее, даже изменились к худшему, ибо взросло и научилось листать страницы поколение, рожденная в конце 80-х, напрочь лишенного какого-либо художественного вкуса. Понятно, что сочетание кривобуквенных авторов-самиздатовцев (таких большинство) и толератной к отсутствию высокого штиля аудитории породило то, что породило.


    Ситуация сегодняшнего дня — еще более печальная. Школы перестали учить детей вообще. Заставить ребенка читать может только родитель, но и родитель сейчас уже, простите, 90-х годов рождения, который в заявлении на отпуск, что состоит из четырех строк, делает четыре орфографические и три пунктуационные ошибки, не говоря уж о железобетонной казенности любой письменной речи в своем исполнении. Словом, современные молодые охотники до попаданчества априори не имеют ценностной базы, позволяющей выбирать (и делать популярными) действительно классные книги.


    Ну а про то, какими читателями станут те, кому сейчас, скажем, 13 лет и кто не вылезает из ВКонтакта и у кого родители заняты исключительно своими делами, я просто помолчу.


    Вопрос: с чего бы это в читающем (пока еще) обществе взяться уважению к литературе, написанной хорошими словами, правильными буквами и с должным тщанием? Какая, простите, еще атмосфера и глубинные смысли, откуда им взяться, если их не хотят? Или считаете, что авторы обязаны быть Учителями читателей? Простите, это раньше, во времена суровых тетенек на должностях редакторов, такое было возможно. Сейчас, когда большая часть издательств вообще не берет на себя редактуру (и даже корректуру!), от книги требуется одно-два действия. Сюжет (желательно “острый”, хотя только Всевышнему понятно, что это значит), ГГ, с которым затюканный читатель может себя ассоциировать (приемов для того море, и все они простые, и к стилистике отношения не имеющие), ну и что-нибудь из “главного”, навязанное нашей почивающей в ценностно-идеологическом вакууме культуре. За неимением приличной ценностной базы на роль “главного” назначается (выбирайте сами): спасение мира, спасение любимой(ого), борьба с несправедливостью.






    Ну и отвечаю на поставленный вопрос, который не дает покоя топикстартеру. ;)


    Я вообще не описываю природу. Все мое повествование идет “от героя”, его наблюдения, переживания, чувства, стремления. Поскольку ни один нормальный, находящийся в привычной среде человек (живой и не склонный к наблюденчеству) не будет обращать внимание на то, какие, оказывается, замечательные березы вокруг, и как музыкально стрекочут в траве кузнечики. Какая-либо “наблюдательная” часть у меня в почете лишь тогда, когда ГГ (или ВГ) попадает в незнакомую обстановку. Естественная для человека причина вглядеться, вслушаться, что-то отметить или запомнить — шок или стресс “иной” обстановки.


    Ну а просто так, разумеется, описанием сцены в деталях я не занимаюсь. Впрочем, я и не известный (и даже не “хороший”) автор.


    ЗЫ: еще важное замечание. Никуда не деться от гендерного признака читателя (и автора тоже). Общеизвестно, что женщины более склонны к созерцательности, чем мужчины. Соответственно книги, написанные женщинами (или для женщин, что обычно совпадает), имеют куда больше сценоописательного текста, чем книжки, написанные мужчинами для мужчин. К примеру, на фокус-чтениях мой “Проблемы всей жизни” все поголовно мальчишки глотали текстовку залпом, отмечая мои знания в узких вопросах: авиация, подробности технического характера, неожиданные, но вполне правдоподобные “фишки” сотканного мною довольно лубочного, если начистоту, мирка. А вот читатели-девчонки сразу же отмечали нехватку именно сценоописания: атмосферы, деталей, окружающей среды.

  • Попова Надежда Александровна
    +2.0

    Вот читала я, читала, и даже почти соглашалась, и даже почти со всем… Пока вы не сказали вот это:



    Никуда не деться от гендерного признака читателя (и автора тоже). Общеизвестно, что женщины более склонны к созерцательности, чем мужчины. Соответственно книги, написанные женщинами (или для женщин, что обычно совпадает), имеют куда больше сценоописательного текста, чем книжки, написанные мужчинами для мужчин.



    Почему “никуда не деться”? Из чего вы сделали такие выводы? деться можно, и еще как. Собственно, опровержению вашей точки зрения мой эксперимент с Лондоном и был посвящен. А показал он, что вы ошибаетесь. Или, скажем так, утрируете и обобщаете.

  • Никитин Роман Владимирович
    0.0

    Ни в коем случае не претендую на абсолютную правоту. ;) Но…


    Можно ставить много весьма достоверных экспериментов, и даже получать какие угодно результаты внутри каких угодно сообществ. На массовые показатели это почти не влияет. Ну, или скажем иначе, массовый читатель не принадлежит четко оформленному сообществу (к слову, тоже спорное суждение).


    Я раньше считал, что Никитин (который Юрий) в корне не прав со своими категорически сексисткими суждениями о природе читателя (хорошо и полно изложено в его книге “Как стать писателем”). Однако психологи, среди которых есть пара моих знакомых, весьма знающих в этой области людей, подтверждают правоту и меня, и моего однофамильца: мужчины и женщины по разному воспринимают информацию. Просто разные паттерны ее восприятия, потребления. Но конечно, нет правил без исключений. Вот вполне даже находятся такие авторы с таким замечательным слогом, что пробивают механизмы этих паттернов. Я, например, как-то читал на СИ одну из конурсных работ за женским авторством, где с одной стороны все подтверждало все сказанное выше, а с другой — я не мог оторваться от гармоничности, уместности и просто красоты сценоописательных фрагментов. И хотя сам почти всегда пропускаю их “по диагонали”, тут был вынужден признать — это необходимый атрибут романа. К слову, весьма остросюжетного.

    Правда, даже ту книгу, не знай я доподлинно, кто автор, тоже элементарно было детерминировать по гендерной принадлежности писателя. Так обычно и бывает со всеми большими работами — на объеме романа и даже повести уже довольно сложно строить сбалансированные эксперименты “пишу как не я”.


    ЗЫ: а еще у меня была знакомая-журналистка, которая отлично умела писать совершенно “по-мужски”. То есть еще раз, нет правил без исключений.

  • Попова Надежда Александровна
    +2.0

    Ладно. Я просто не буду спорить.

  • Pronin
    +1.0

    Смешно получается. Вы пишете:

    "Никуда не деться от гендерного признака читателя (и автора тоже). Общеизвестно, что женщины более склонны к созерцательности, чем мужчины. Соответственно книги, написанные женщинами (или для женщин, что обычно совпадает), имеют куда больше сценоописательного текста, чем книжки, написанные мужчинами для мужчин."



    Хотя вот что происходит. В этой записи женщина-автор спорит с мужчиной-автором. Мужчина говорит, что в тексте обязательно должен быть сценоописательный текст, да еще и как можно пронзительней и наполненный чувствами, фактически, что автор должен быть склонен к созерцательности, женщина говорит, что это не обязательно. Но вы все равно стоите на своем и утверждаете, что то, что отстаивает автор статьи (мужчина), свойственно женщинам, а то, о чем говорит Надежда Александровна (женщина) свойственно мужчинам. Да еще и что “от этого никуда не деться”. Это правда смешно.

    Эксперимент, который здесь упоминался, доказал только то, что в наших умах существуют предубеждения, которые вы сейчас и демонстрируете. “Так пишут только женщины” или “так пишут только мужчины”. Есть массовый показатель, где мужчины страдают заклепкометрией, а женщины описательством рюшечек, внешности и красот пейзажа. Кто бы спорил. Но есть просто качественная литература, в которой нет этих якобы обязательных половых отличий. Вот чтобы не ходить далеко, возьмем для примера двух писателей, которые здесь столкнулись мнениями. Попробуйте подсчитать, сколько от почти шести томов текста у той же Надежды Александровны занимает описание природы или обстановки. Что не скажешь о том же Максиме Далине. Он просто помешан на описательстве.

  • Попова Надежда Александровна
    +2.0

    Кстати, мне одна дама как-то заявила, что у меня нет средневекового антуража, потому что отсутствует описание обстановки (например, кувшинчиков, чашечек и занавесочек) в подробностях :)))))) Оказывается, вот из чего антураж произведения складывается, а я и не знала :)

  • Никитин Роман Владимирович
    +1.0

    Конечно.

    Еще из кошечек. )

  • Никитин Роман Владимирович
    0.0

    Еще раз. Я согласен с положениями Далина, которые он выдвигает в своей статье. Чуть менее, чем полностью. Вот с этими постулатами, в частности (цитирую по статье):

    — В современной, так сказать, прозе нет стиля;

    — Современная школа не учит детей читать (а через это и писать);

    — Представление о красоте у современных “литераторов”, мягко говоря, примитивны;

    — У Перумого стиля нет (тут следует сделать оговорку, на момент написания им самых первых книг — потом дело пошло на лад, да так и встало, к преогромному сожалению, разумеется, это исключительно мое имхо).

    Собственно, вся первая половина моей тут записи и есть попытка объяснить, почему так получилось, и почему я согласен с Далиным.


    Во второй части записи я отмечаю свои собственные наблюдения. В частности, что в “женских текстах” больше сценоописательства. Это мой личный опыт, связанный с чтением нескольких десятков конкурсных работ на том же СИ. Возможно, опыт весьма однобокий, но я его пишу от себя и на объективность не претендую.


    Где здесь нужно смеяться — так и не понял.


    ЗЫ: я категорически уверен, что из статьи Далина совершенно не следует его помешаность на описательстве. Он помешан на действующих, реально работающих и насыщенных образах. Это совершенно разные понятия. Впрочем, повторюсь, я Далина не читал. Может, в его книгах именно перебор с описательством, не знаю.

  • Pronin
    0.0

    Впрочем, повторюсь, я Далина не читал.



    Тогда понятно. То, что по вашему мнению свойственно только авторам женщинам, как раз есть в его книгах, с избытком.



    Где здесь нужно смеяться — так и не понял.


    Во втором комменте вы сделали формулировку не такой категоричной, поэтому теперь да, не над чем. Но в первом варианте было смешно.

  • Никитин Роман Владимирович
    0.0

    Не надо мне приписывать чужих слов. Я не говорил, что “это” свойственно только авторам-женщинам.

  • Pronin
    0.0

    Я никогда ничего не приписываю. Это ваши слова.



    Никуда не деться от гендерного признака читателя (и автора тоже). Общеизвестно, что женщины более склонны к созерцательности, чем мужчины. Соответственно книги, написанные женщинами (или для женщин, что обычно совпадает), имеют куда больше сценоописательного текста, чем книжки, написанные мужчинами для мужчин. К примеру, на фокус-чтениях мой “Проблемы всей жизни” все поголовно мальчишки глотали текстовку залпом, отмечая мои знания в узких вопросах: авиация, подробности технического характера, неожиданные, но вполне правдоподобные “фишки” сотканного мною довольно лубочного, если начистоту, мирка. А вот читатели-девчонки сразу же отмечали нехватку именно сценоописания: атмосферы, деталей, окружающей среды.


    А также

    Однако психологи, среди которых есть пара моих знакомых, весьма знающих в этой области людей, подтверждают правоту и меня, и моего однофамильца: мужчины и женщины по разному воспринимают информацию. Просто разные паттерны ее восприятия, потребления. Но конечно, нет правил без исключений. Вот вполне даже находятся такие авторы с таким замечательным слогом, что пробивают механизмы этих паттернов. Я, например, как-то читал на СИ одну из конурсных работ за женским авторством, где с одной стороны все подтверждало все сказанное выше, а с другой — я не мог оторваться от гармоничности, уместности и просто красоты сценоописательных фрагментов.


    Из сказанного можно сделать только один вывод: мужчины и женщины всегда пишут по-разному, авторам-женщинам всегда свойственная описательность в тексте, у мужчин в тексте этого нет, и даже исключения - это не когда у женщины в тексте нет описательности, а когда она хорошо сделана, но есть она всегда, чего о мужчинах не скажешь.

    Именно потому я вам и возразил: потому что у меня перед глазами два автора, с которыми все ровно наоборот. Если вы имели в виду только собственный опыт, не претендуя на объективность, то спорить нам просто не о чем, но в таком случае вы выразились очень и очень неудачно.

  • Frolov Vlad
    0.0

    Как по мне, то фраза "Но конечно, нет правил без исключений." более чем опровергает любые категоричные обобщения.

  • Никитин Роман Владимирович
    0.0

    Простите, мне неинтересно обсуждать то, кто каким образом воспринимает мои суждения. Есть подозрение, что автору топика тоже.

  • Гольшанская Светлана
    +2.0

    Я фанат Перумова. Все, что Перумов - хорошо, все, кто против Перумова плохо. Это первый отечественный фэнтезист, которого я прочитала… в книгах которого у меня произошло своеобразное запечатление. Поэтому я серьезно никогда не понимала нападок на его творчество. Как то, что я так люблю, что мне так нравиться может быть плохим? Ведь для меня оно самое лучшее.

    Про описания - это тоже к Перумову относится? Насколько я помню, у него с этим все в порядке, иногда даже чересчур, на мой взгляд. МС - это мистические силы? Ну… скажем так, это одна из главных причин, почему я так люблю его книги :)))

    Некоторые гендерные различия, конечно, существуют, то они отнюдь не в количестве/качестве описаний выражаются. Просто мужчины и женщины мир по-разному ощущают. Опять же есть феномен женской прозы (здесь речь отнюдь не о дамских романах), где сама тематика подсказывает, что текст написан женщиной и для женщин.

    Кстати, на последнем конкурсе заметила, что выше оцениваю женские тексты, чем мужские. Меня тут даже пытались в предвзятости обвинить. Но дело в том, что некоторые чисто мужские ходы… к примеру долгое и нудное описание какого-нибудь никому не нужного пистолета, из которого так никто и не выстрелил, или мотивация ГГ настолько несуразная, что поверить в происходящее просто не представляется возможным. Причем мужчины как раз этот текст на ура воспринимают, а я смотрю, как барана на новые ворота и не понимаю, как такое можно писать, не то, что читать.

  • Попова Надежда Александровна
    0.0

    Про описания - это тоже к Перумову относится? Насколько я помню, у него с этим все в порядке, иногда даже чересчур, на мой взгляд. МС - это мистические силы?


    Нет, МС - это Мери/Марти Сью :) А про описания - да, по мнению Далина, у Перумова с этим просто ужас-ужас, да и с языком ужас-ужас, да и сам Перумов ужас-ужас, суррогат от литературы. Собственно, и Еськов у него куда-то в ту же категорию попал :)

  • Никитин Роман Владимирович
    0.0

    По моим наблюдениям, женские тексты сами по себе (в среднем) намного качественнее, чем мужские. И понятно, что достойны более высокой оценки. С чем связано более высокое качество — не знаю, честно. Но из десятка конкурсных работ, где пять мальчиковые и пять девочковые, мальчиковых в корзину сразу же идут 3-4, а девочковых — 2-3.


    ЗЫ: Перумов делает годные тексты. Но я с ним самим целиком согласен, что он не писатель, а рассказчик, и рассказчик очень хороший. Во всяком случае, его книги (а у меня есть почти все из изданных) хочется перечитывать.

  • Pronin
    +1.0

    to Frolov Vlad [escalibro.com]

    Почему-то не могу ответить. Надеюсь, что увидите мой ответ здесь.

    Потому я и привел всю цитату целиком, в котором был приведен пример такого “исключения”. Повторю ее:

    Но конечно, нет правил без исключений. Вот вполне даже находятся такие авторы с таким замечательным слогом, что пробивают механизмы этих паттернов. Я, например, как-то читал на СИ одну из конурсных работ за женским авторством, где с одной стороны все подтверждало все сказанное выше, а с другой — я не мог оторваться от гармоничности, уместности и просто красоты сценоописательных фрагментов

    В чем здесь тогда было исключение? Здесь только было сказано, что сценоописание (свойственное женским авторам, как “было сказано выше”) уместно и гармонично. Но оно все равно есть. Если приведенный пример, это пример исключения из правил, я не понимаю, в чем оно заключается? Описательство все равно присутствует, безотносительно его качества. Мы ведь не говорили о качестве описания, а только о его наличии в принципе. Но если первая фраза со всем остальным, и с этим примером, была не связана и сказана сама по себе, то конечно, никаких обобщений, и спорить действительно не о чем ))

  • Попова Надежда Александровна
    +2.0

    Ох, не хотела я продолжать этот женско-мужской спор - не имеет он обычно смысла, но вот, не выдержала :)

    Сначала ответ: тут так устроены комментарии, что “ответить” можно только определенное количество раз. Лимит :)

    Теперь по теме.

    Откуда родилось утверждение, что отсутствие описаний у женщин и их присутствие у мужчин - исключение? Что мы будем делать с пресловутым дубом Толстого? С природоописательными творениями Пушкина? А те авторы (мужчины), чье творчество на 90% состоит только из описания природы? Со мной, как вы верно заметили? У меня таких описаний три штуки на шесть книг; если соединить вместе - получится страницы полторы. Я исключение? Почему? Потому что “большинство” так делает? И когда я делаю не так, как большинство, это говорит о “выходе за пределы женского менталитета”? А может, просто женщины-то разные?

    И никто не спорит с тем, что мировосприятие у М и Ж разное. Но мы-то говорим не о восприятии мира, а о способе его описания. Воспринимать его можно как угодно, а описывать - десятками способов, выбирая нужный в зависимости от художественной задачи. Вот неспособность правильно определить художественную задачу (или ориентация на определенную публику) и создает эти различия. Но это ни в коем случае не значит, что “никуда не деться” от того, что мировосприятие влияет на мироописание. Деться, и еще как.

  • Никитин Роман Владимирович
    0.0

    Конечно, я о способе описания, которое, конечно же, зависит от мировосприятия.


    Отвечаю: то, что подобный вашему подход к описательным сценам является исключением, я вынес, исходя из своего опыта чтения множества книг и просто огромного кол-ва статей в журналах (просто я редактор с десятилетним стажем). Книги разные: как с СИ, так и коммерческой литературы современных (преимущественно) авторов.


    Я считаю и продолжаю считать, что “никуда не деться”, если речь о средней температуре по больнице (проверяется элементарно: читаете на выбор 10 книг автор-женщин и 10 книг авторов-мужчин, у меня подобный опыт есть). Вы можете считать иначе, если ваш опыт противоречит моему.

Будь ласка, увійдіть (або зареєстуйтесь) щоб залишити коментар