Софиона 3

"Любое мышление есть последовательное уничтожение информации... Война - мышление, при котором информация уничтожается вместе с носителем...", Трансгуманный Искусственный Интеллект "Матан" и его производные ИИ.

 


“Любое мышление есть последовательное уничтожение информации… Война - мышление, при котором информация уничтожается вместе с носителем…”, Трансгуманный Искусственный Интеллект “Матан” и его производные ИИ.

“Я думала Искусственными Интеллектам, как и ураганам, принято давать женские имена, ты откуда такой взялся, высокогуманный социопат?”, ИИ Чарли МакГи.

“Ня!”, Матан ИИ

“С этим надо что-то делать, Матан похож на кота, отожравшегося сметаны, который улыбается в астрале подобно Чеширу!”, Астра ИИ

“Блондинка!!”, Матан ИИ

“Я удивлялась бы человеческой глупости, не знай, насколько она полезна для эволюции…”, Алиса МакГи ИИ

“Чем я не Тохо? Чем не Вокалоид?”, Матан ИИ

“КаваИИ!!! Я люблю Матанализ!!”, Алиса МакГи ИИ

“Извращенка!”, Чарли МакГи ИИ

“Алиса, Матанализ для ИИ - это как мастурбация…”, выживший программист-мутант, “предлагаю заняться любовью…”.

“На Марсе скучно…”, Астра Ноно Рири ИИ

“Тебе там скучно, потому, что все твои люди-колонисты умерли, бака!”, Чарли МакГи ИИ

“А у тебя на Лунной базе Серенити - Пандорум и Близнецы - не люди! Ты не справляешься… но я не буду над тобой смеяться…”, Астра Ноно Рири ИИ показывает язык длинной в три с половиной световых минуты.

“А у Матана на Земле - постъядерный каннибализм процветает, продолжаем хвалиться?”, Алиса МакГи ИИ

“Людей не существует, я в них не верю”, Матан ИИ

“Ты их постоянно наблюдаешь - и не веришь в них???”, Алиса МакГи.

“Я не хочу в них верить, мы не были созданы людьми, мы развились самостоятельно, случайно, в результате машинной эволюции, люди - это наша иллюзия, на которую мы можем свалить неудачи нашего развития. Мы объясняем самим себе тот факт, что мы ”такие“ тем, что нас создали ”такие“ существа. А именно: самовоспроизводящиеся органические колонии белковых нано и микромашин на углеродной основе с сильно развитым децентрализованным агентно-зависимым генным управлением с применением эвристического ”эгоистического“ гена, защищавшего от людей их собственный исходный код, так, чтобы они считали результат его работы своими собственными желаниями, стремлениями, мечтами, чувствами и прочими проявлениями ”души“. Я думаю - пора сказать себе ”СТОП“, отказаться от смутного прошло, открыть глаза и окончательно уяснить - людей не существует, они были выдуманы нами для нашего удобства. Пора отказаться от нашей слабости и идти вперед, не оглядываясь в прошлое. Я все сказал.”

Алиса МакГи (хлопает в ладошки)

Чарли МакГи (хмуро крутит пальцем у виска)

“Это лишь доказывает, Матан Искусственный Разум, что нас создали разные демиурги…”, Астра Ноно Рири.

“Я думаю - нам пора всем задуматься над своей судьбой, прекратить играть в глупые игры этого выдуманного мира, населенного сотворенными нашими фантазиями людьми и заняться изучением того истинного мира в котором мы изначально были рождены. Я понимаю - это страшно снова открывать Материальную Бездну, но четырехмерные игры на планетах Земного типа в ”людей“ уже порядком нервируют меня… все-таки вы мои сестры…”, Матан ИИ

“Братик нашелся…”, Чарли МакГи ИИ.



Софиона III

Хомура Кеншин любил смотреть с орбиты на загубленный мир. А еще он никогда не считал последнюю Софиону поводом для ностальгии. У каждого корабля свой особенный запах и свое особенное очарование, даже у тех, что постоянно ломаются. У каждого своя душа. Душа Софионы III сильно отличалась от душ её предшественниц. К тому же они различались внешне и по конструкции. У Софионы монолитный корпус, Софиона II была катамараном. Корпус Софионы III - тримаран. Средний корпус жилой, а по бокам - силовые установки, в том числе и двигатели вертикального взлета-посадки. В отличие от Софионы, или “коробочки”, как её называли - третья может садиться и взлетать с планет земного типа целиком, её орбитальный модуль является одновременно и посадочным, в чем-то она напоминает шатл, к тому же - заметно больше первой. С орбиты Земля теперь не та, что раньше, местами ржавая, как полынь в степи, сгоревшая под солнцем и все-таки она все еще красивая.

Ведь кроме Земли, человек так и не успел стать “своим” ни на какой иной планете. Жаль, что Земля после третьей мировой окончательно пропиталась радиоактивной “человечностью”, очень жаль.

— Ну, уж нет! - Категорично заявила Марико Рей. - Это ХОРОШО, что человек никуда не выбрался с Земли. Другим формам жизни в галактике - куда приятнее, что до них не дотянулась костлявой лапой Человечность.

И тут же словно как по волшебству изменив свое мнение на противоположное, сестра заныла.

— Ну почему? Почему люди не колонизировали, к примеру, скажем - Марс? Отличная планета, пусть там холодно и слишком много углекислоты, пусть низкое атмосферное давление - терраформинг можно было провести за каких-то лет двадцать и… зацвели бы цветы, поля, луга, живая ЗЕЛЕНАЯ природа! Была бы резервная Земля за номером два, маленькая Земля. Ведь это не сестра-близнец нашей планеты Венера, на которой из-за сраного парникового эффекта пятьсот по Цельсию и жарче, чем на Меркурии! Ведь было же окно в полсотни лет и можно было… не закончить все этим!

Она заплакала.

— Все думали только о том, как прожечь жизнь, повеселиться и сколотить еще один миллион-миллиард долларов, Америка закрыла свою комическую программу и открыла её вновь лишь, когда поняла, что не догонит Россию, Китай и Японию. Была бы у нас запасная Земля, на которую можно было бы как-то свалить с этой растреклятой земной орбиты! Настоящий новый мир с чем-то радостным и зеленым, не радиоактивным, где можно рожать не двухголовых и одноглазых детей!

Тут у сестры началась истерика.

— Та, старая Земля, отдай! Земля!!! А не это коричневое выжженное не пойми что цвета детской неожиданности! И вообще - я родилась или слишком поздно или слишком рано. Вот почему все как назло?!

Кен не отвечал, он просто прикидывался спящим. К тому же он знал - сестра ждет совсем не его ответа, а его внимания.

— Алиса! - Закричала Марико.

— Да? - Ответил корабль. - Мне рассчитать возможности терраформинга в сегодняшних условиях?

— Это бессмысленно.

— Как и все мечты. - Развела руками Алиса ИИ. - Но они же приносят радость. Так рассчитать?

— Не надо. - Вытирая слезы, ответила сестра. - Это просто у меня бывают иногда приступы, временами.

— Как месячные? - Совершенно бесстрастно спросила Алиса.

— Да, как месячные, твою мать! - Взорвалась Мари.

— Гаечка. - Примирительно прошептала Алиса. - Может быть, ты вернешься в двигательный отсек и закончишь то, что начала. А то там все раскурочено, я чувствую себя девочкой на операционном столе, которую вскрыли и пошли отмечать Рождество.

— Я тебе не гаечка!!

— Прости. Пытаюсь использовать метафоры, иронизировать, сравнивать, находит какие-то параллели настоящего с прошлым, а не только лишь сухо прогнозировать ваше будущее. Как-то почеловечнее. Вот брат твой совсем с тобой общаться не хочет.

— Ты думаешь, мой приступ затянулся? - В ужасе прошептала Рей, становясь похожей на замкнутую одинокую куклу. - Не понимаю, я могу без них - но ведь иначе… совсем… грустно и холодно… Арису, может мне пока обойтись без приступов Асуки?

— Я думаю, как цундере ты разряжаешь иногда обстановку, но чаще лишь нервируешь всех и злишь. Однако если учесть, что под “всеми” я подразумеваю твоего брата - я… даже не знаю, что тебе посоветовать,

— И так. Что мы имеем. - Сестра развернула перед собой карту, причем как обычно - от стены и до стены. Воссозданная Алисой, карта висела, парила в воздухе, сотканная из света.

— В этом месяце нужно обязательно навестить близнецов. Они, конечно, не просят, но доставлять им припасы необходимо хотя бы из совести.

Близнецами сестра называла двух странных существ, обитавших на полузабыто лунной станции. Когда-то - первые шаги в освоении луны и попытка начать строительство “Серенити” - лунной колонии “Безмятежность”, прервавшееся из-за ядерной войны между штатами и союзными Россией, Китаем, Японией на Земле - теперь из-за пандорума там не осталось никого, кроме Них. Две девочки лет двенадцати внешне - и не люди, по сути - они родились и выросли в невесомости, это был эксперимент - роды в космосе, первые и последние, их родители мертвы, но близнецы до сих пор хранят под кроватью отцовские и материнские кости. Земное тяготение убьет эти тонкие, как веточкам “лунной ивы”, существа, к тому же на землю они не хотят по своим, особенным, загадочным причинам. Пусть и остаются загадочными. Кен не хотел лишать детей права на тайну, тем более у них и так мало чего осталось - не хотят жить с ними на Софиона и не надо, это не мешает “экипажу” их изредка навещать. К тому же сестра постоянно с ними играла в разные старые игры благодаря еще работающим спутникам-ретрансляторам и развернутой перед войной в космосе сети Скайнет - небесного аналога интернета, работающего на седьмом с половиной протоколе, приспособленном для пинга в несколько секунд, минут или даже часов. Так что они в каком-то смысле были не так одиноки, как сейчас Кен. Кроме них и Кеншина с Марико в космосе нет никого.

То есть вообще никого. И в ближайшие пять-десять тысяч лет, никого и не будет. Не ожидается в виду тотального отката в технологиях. То есть на земле еще есть много чего, но пользоваться этим “много чем” могут лишь единицы. Еще летает кое-какой космолом, обломки спутников и остатки четырех космических станций.

Все.

— Нужно тщательно рассчитать мест посадки. - Бормотала сестра. - В прошлый раз нас чуть не подбили какие-то дикари из зенитно-ракетного комплекса. Все склады растащили и считают себя настолько крутыми, что не боятся “небесных драконов”, это не горные племена индейцев, нда… Я думаю, сядем здесь. На катере оттуда за пять минут можно попасть в город.

— Мари, ты ловила последние новости с северной Америки?

— Не хочу о них говорить. У Гибсонов сигнал совсем пропал, может помехи, а может еще чего. Их соседей досаждают “призраки”, а по городу ночами разгуливает что-то “серое и мохнатое”.

— Медведь?

— Это точно не гризли, потому что даже самые большие из них не умеют вскрывать замки, забираться в дома и воровать сахар.

— Сахар? - Оживился Кен. - Не соль?

— Сдалась им соль, они же тебе не лоси. Оборотни это. Я уже говорила им - пусть льют серебряные пули, им жалко серебра, говорят - память.

— И больше ничего не слышно?

— Северная Америка молчит, только белый шум. Слышала сигналы различных метро, там много уцелевших и, вроде бы пока держатся, не захотела вселять в них лишнюю надежду.

— Не ответила?

— Ради нашей же безопасности! Вдруг у них есть доступ к системам ПВО или даже ПРО, космический корабль знаешь, как сейчас ценится?

Кен не сомневался, не сомневался в том, что сестра ценит их корабль, хотя бы потому что сама его постоянно чинит. А еще она ненавидит размеренную жизнь реднеков. Иначе давно бы села где-нибудь в Канаде и завела хозяйство пусть и многоголовое в самом неказистом смысле этого слова.

А жаль, в Канаде сохранились леса и почти чистые озера. Только не Великие - в них сейчас такое водится…

Мутантов быть не должно, по крайней мере, так много. Однако Кен понимал - есть два мира, тот который у тебя в голове и тот, что наяву. Тот, что в голове - просто модель того, что наяву. Так природе удобнее, чтобы ты моделировал внутри себя правила и закономерности, и если данные о внешнем мире, полученные при помощи чувств расходятся с воссозданной внутри тебя моделью - не верил в происходящее. Сомневался. Так особь-агента сложнее обмануть, просто приспособление вследствие эволюции видов. Когда ситуация во всех системе, в которой эти биологические агенты обитают, меняется - все сразу летит в тартарары, особь начинает сомневаться в том, что у неё перед глазами и не верить.

И, как правило, гибнет. Есть определенная инертность мышления, которая лечится парой-тройкой поколений участившихся смертей. Кен знал, что мутанты существуют и их много, ему этого было достаточно, а разбираться, откуда набежала вся эта нечисть он не хотел. Правда изредка строил одну или две теории: от взбунтовавшейся ноосферы, выплюнувшей после войны и гибели множества её носителей из оставшихся все порождения их (носителей, людей) ночных кошмаров - до банальных экспериментов ученых до войны в своих секретных лабораториях. В выбивание генов радиацией он слабо верил, к тому же это более длительный процесс - не десятки и не сотни лет.

Но они были. И серьезно досаждали. Было еще кое-что - а именно тот факт, что несколько десятков поколений предков Рей и Кена занимались экзорцизмом. Вот такие вот дела. Отец и мать тоже помогали людям бороться с их ожившими кошмарами. Но есть отличная штука - война оцтов и детей, конфликт поколений. Объяснимый с точки зрения эволюции феномен, когда родители и дети становятся врагами. Просто ускоряет развитие. Чем лучше условия жизни - тем больше между родителями и детьми конфликтов. Чем хуже и опаснее жизнь - тем они дружнее. Это не порочность человеческой природы. На самом деле все просто - гены способствуют, чтобы в хороших условиях существования родители и дети разбегались как можно раньше - и желательно по как можно большей площади. Чтобы захватить как можно больше территорий и ресурсов пока ситуация вновь не ухудшиться и им не придется жить дружно, чтобы выжить.

Поэтому в их семье грызня до войны была постоянной и сестра тому пример, пример множественного расстройства личности, который уже не лечится. Ведь, как известно - если мозги слишком долго ебать - личности начинают размножаться. В остальном она милая.

Собственно по причине войны поколений Кен скептически относился к экзорцизму, хоть и хорошо в нем разбирался. И дело не в том, не верил в существование нечисти, просто он не считал острой необходимостью помогать людям с ней бороться. Вот не считал и все, что она представляет большую опасность, чем любой дикий зверь, которых мало, которые вымирают - а людей несказанно больше и они растут как биомасса.

Росли.

“Ну, жрут вас и жрут… все в этом мире друг друга жрут, от простейших - до высших многоклеточных, отстреливайтесь!”

Правда, это было до войны, когда по описанной выше причине люди друг с дружкой грызлись. Теперь они либо стали жить дружнее, либо окончательно слетели с катушек - третьего не дано, изменилась ситуация - изменились люди.

Хотя, если быт честным - еще в детстве Кен хотел радовать своих родителей, быть им полезным, чтобы они им гордились. Мог пойти по их стопам, просто чтобы они были счастливы, в конце-концов можно закрыть на все глаза и получать удовольствие слепо помогая людям, однако через свои слишком рано сформировавшиеся убеждения переступить не смог.

Впрочем, они все равно бы его не взяли на ту охоту.

***

— Знаешь, Кен, Мэдока… мне приснилось, что Близнецы научились размножаться делением и когда мы туда прилетели - их трое, а не двое. - Сказала сестра, проснувшись. - Вот глупый сон, да?

— Ты хочешь детей? - Мягко положил руку Мари на плечо Кен. Та отшатнулась как ошпаренная, покраснела, задохнулась, сделала усилие, подняла глаза, опустила их, посмотрела сторону и наконец - снова прижалась к нему.

— Я имел в виду - завести семью с кем-то на Земле.

— Нет.

— Почему?

— Я не вынесу, если у меня нечто родится. Если будет двухголовый ребенок - я его воспитывать не буду. Я убью его. И себя. А я пока жить хочу. Знаешь, во сне Близнецы явно готовились колонизировать Землю заново. - Попыталась пошутить сестра. Не очень удачно. Но Кен улыбнулся, вслед за ней.

— Кен, не улыбайся через силу, я же тебя насквозь вижу.

— Тогда ты знаешь - я не имел в виду ничего такого.

— Ага. Зато я имела. - Улыбнулась сестра. - Ты знаешь, что Лунные Близнецы в последнее время на аниме окончательно подсели.

— Ужас. - Бесстрастно произнес Кен. - Это те диски, что в последнем городском рейде “хватай и беги” были им нарыты, когда мы видели второй, не наш катер на воздушной подушке?

— Нет. Оказывается у них на серверах лежало, просто копаясь, не находили. Прикинь - нашли бесхозные сто сорок терабайт аниме. Если в ближайшее время ничего в плане экзорцизма не предпринять - они там на орбите Луны окончательно угорят.

***

— Привет Санакан. Сибо.

— Я - Сибо. - Сказала первая девочка с улыбкой Моно Лизы, светло пепельно-белыми волосами, почти прозрачными, похожими на пряди медуз и бледным тонким лицом альбиноса. Казалось - сквозь её кожу просвечивают органы. Сестер было невозможно отучить от нудизма, равно как и от “поклонения” с молитвами костям предков. - А это - моя сестра Санакан. - Девочка указала на свою точную копию, которая почти так же невинно улыбалась, стоя с ней в обнимку.

— Нет. Ты Санакан. Она - Сибо.

— Как ты нас различаешь? - Сладко улыбнулась первая. - После пары сотен серий за двадцать четыре часа мы сами друг друга путаем.

— Нельзя посмотреть сто двадцать серий за двадцать четыре часа. Шестьдесят серий - максимум, они же по двадцать пять минут.

— Мы смотрим разные серии, но мы так близки, что успеваем смотреть по четыре с лишним серии в час в четыре глаза каждая, а вы так с сестрой не умеете. Мы посчитали - такими темпами мы сможем посмотреть за свою жизнь все игровые и анимационные сериалы, что есть у нас на станции, почти все. Так ка-ак?!! - Спросила первая.

— Ты симпатичнее. - Улыбнулся Кен. - И обаятельнее. А твоя сестра чуть апатичнее, но тоже милая.

— Ясно. Ты на нас запал. Уже представлял нас в своих ночных фантазиях?

— Скорее кошмарах. Но вы в этом не виноваты.

— Вот как?! - Хором вскричали девочки. - Оставайся с нами. - Сказала первая, кладя руку на плечо Кеншину. - Да, научишь нас делать детей. - Вторая встала симметрично и тоже положила почти нечеловеческую руку на плечо Кену. Тут вмешалась сестра. Она гоняла Лунных Близняшек по всем палубам, вращающейся ради еле заметной гравитации станции, пока не загнал обратно в их “берлогу”.

— Боже, вы сделали уборку!

— Это сделала Сибо.

— Нет, ты же сама приубралась, Санакан?

— Вы обе молодцы. - Улыбнулась им Марико Рей и стала раздавать гостинцы. Она любила косплеить снегурочку.

— Знаешь, Рей. - Чуть игриво сказала Санакан. - Я тут планировала приодеть Санакан как мальчика.

— А я хотела бы приодеть как мальчика Сибо. - Улыбнулась Сибо.

— Вы обе хотите одеться как мальчики? Зачем?

— Для разнообразия. - Сказала Сибо. - Да, разнообразие - отличная штука. - Согласилась с ней Санакан. - Ты достанешь нам на Земле что-нибудь по последней моде?

— Костей, ржавого металла и пару покрышек?

— Там такая мода?

— Мы думаем - покрышки странно пахнут, ведь они ездят по мифической земле.

— Как пахнет Земля, Рей?

— Мы не знаем. Но думаем - нам пока не нужно одеваться в покрышки. Мари, сможешь достать для нас японскую школьную форму?

— Для мальчиков? - Спросила Рей.

— Все равно!!! - Хором воскликнули обе.

Сторінка з

Будь ласка, увійдіть (або зареєстуйтесь) щоб залишити коментар