Алка-зажигалка

Дети знают откуда бывают

 

Зажигалка

Когда скачущий по сеновалу клубок шипящих и стонущих тел распался на две неравные половины, над краем люка показались две пары испуганных детских глаз.

— Видишь, и вовсе это не боров, - зашептала Маринка на ухо младшей сестренке Алисе. – Их там двое.

— Значит, два борова, - упорно стояла на своем пятилетняя малявка, мусоля губами ухо сестры.

— Дура ты, Лиска, - зашептала старшая. – Это Федька опять привел Алку-продавщицу на наш сеновал любиться.

— Любиться, это как?

— Не как, а что. Это они так в любовь играют.

— Целуются? Меня в садике Витька тоже целовал. А чего тогда Алка стонала? Мне вовсе не больно было. Он ее за губу укусил?

— Да нет, она не от боли стонала. Слезай вниз, я тебе там расскажу, а то они сейчас очухаются и увидят нас.


***

— Федь?

— Га?

— Ты чё там шуршишь?

— Зажигалка выпала с кармана, не найду никак.

— Ты сдурел? – Алла села, опершись спиной о стропила. – Курить на чужом сеновале? Сгорим же!

— Нет, посветить хотел, трусы никак не нащупаю.

— Да вот они, подо мной. Я же всю одежду под себя подсунула. Колко очень.

— Ишь прынцесса гороховая, колко ей! А мне вот не колко.

— Федь, так ты ж сверху был.

— Помню, не скрипи. А ремень тогда где? Его ты куда засунула, там же бляха с кулак.

— Куда надо, туда и сунула. Ты что, спешишь куда? Ведь мы только начали.

— Кто начал, а кто уже и кончил. Курить хочу.

— Так бы и сказал, а то я подумала, что ты, как твой братец Мишаня, одноразовый.

— Что? Откуда про него знаешь?

— Это… Знаю. Верка-своячница про него сказывала.

— Эта может. Небось, и про меня наврала чего?

— Ах ты, кобель! Так вы с братом ее вдвоем из сердечной слабости отоваривали? Или по очереди радовали?

— Не, он пока сам справляется.

— Конечно, эт ты ему потом, когда обженится, помогать придешь. Знаю я вашу породу. Невестка одна, а дети разные. Федь, ты бы прикрылся, гля, как луна разъярилась. Или полог опусти, нервничаю я, - Алла ткнула пальцем в сторону освещенного голубым пламенем Федькиного живота.

— Чем? Ты же всю одежду захапала.

— Ну, соломкой, - Алла бросила на его ноги пучок.

Сено тут же зашевелилось и посредине показалось красное пятнышко.

— Ты чё делаешь, загорится же! – заорал Федор.

Алла испуганно охнула и ладонью смахнула сено, по пути зацепив ногтями за пятнышко.

— Дура, ты же меня до крови разодрала! - Федор заорал еще громче.

— Феденька, миленький, я сейчас, - Алла склонилась к его животу.

Над краем люка тут же показались две пары испуганных глаз.

***

— Чего это он, Мариш? – Алиса вцепилась в сестру, уткнувшись губами в ухо.

— Счас гляну, видно плохо здесь, - Маринка в миражном лунном свете увидела, как Алла приподняла голову и язычком стала слизывать капельки крови, выступившие из трех царапин на красном пятнышке.

— Ну, чё там, Мариш? Она его целует, да? А почему не в губы?

— Не целует, кровь слизывает. Продавщица нечаянно Федьку поцарапала.

— А мне мамка говорила, когда я пальчик поцарапала, что лизать нельзя, что надо йодом мазать.

— Твой пальчик, да, можно йодом, а Федькин нельзя.

— Почему?

— Слезай вниз, там тебе расскажу, - девчушки медленно сползли по шаткой лестнице.

***

— Федь, чё делать, кровь все сильней идет?

— Слизывай быстрей, не отвлекайся, сейчас кончится.

— Что кончится? Кровь?

— Лижи, дура! – Федор рукой надавил Алле на затылок.

— Федя, ты чё заохал, больно?

— Молчи, сказал тебе, - простонал парень.

— Федь, опять прямо брызгает. Ой, Федь, да это уже не кровь!

— Знаю, отстань, - он, глубоко вдохнув, вытянулся и откинул голову на сено.

— Федь, ты чё там шаришь, опять зажигалку ищешь?

— Эх, Аленка, тебя ищу. Помню, в армии я с собой даже спички не носил. От него прикуривал, - парень ткнул пальцем в низ живота. – Сейчас, конечно, не то.

— А сейчас, значит, зажигалка нужна?

— Для курева – да. А для меня теперь ты вместо зажигалки.



Сторінка з

Будь ласка, увійдіть (або зареєстуйтесь) щоб залишити коментар