Астерион - экспедиция

Как все начиналось.

 


15 ноября 2358 года. Три часа дня по корабельному времени. Исследовательский корабль “Пилигрим” вошел в планетную систему звезды бета гончих псов и начал снижение скорости со сверхсветовой до второй космической. Его путь лежал ко второй планете данной звездной системы. Та по своему виду напоминала Землю. Третью планету далекой теперь уже солнечной системы. Планету, населенную людьми, которые создали этот корабль и послали его сюда. Как и два корабля до этого. Заняв высокую орбиту, корабль начал попытки связи со спутниками и наземными планетоходами. Десяток спутников связи и три планетохода были отправлены сюда с предыдущим кораблем. Который частично тоже летал возле планеты. Отстрелянные при подлете гипердрайвы уже давно или валяются где-нибудь на спутнике планеты либо бороздят обломками безбрежные просторы космоса.

Но вот постепенно спутники начали отвечать на запросы, передавая свой статус. В конце концов ответило девять спутников и материнский корабль. Один из спутников так и не ответил. Скорее всего он давно уже сгорел в атмосфере.

Ответили и планетоходы. Один на поверхности планеты и один на поверхности спутника доложили о полной исправности. Следуя заложенной программе, корабль начал процедуру вывода из криосна капитана.

Так кажется долетели. Как там сказал кто-то из древних «я мыслю, следовательно, я существую». Но это все лирика. А реальность состоит в том, что я очухался в камере для криосна. Поэтому сейчас мне предстоит одеться и направиться в рубку. Надо бы проверить что там и как.

Статус. Все криокамеры в порядке. А что у нас со спутниками и планетоходами. Спутников осталось только девять. Плюс командный отсек их корабля. Для полного покрытия планеты связью недостаточно. С другой стороны, никто пока к такому и не стремился. Поэтому, следуя программе, они повисли над крупнейшим участком суши.

Планетоход на спутнике планеты. Отклик есть. Что по результатам анализов. Большое содержание железа, титана и некоторых других металлов. В принципе все достаточно ожидаемо.

Поверхность самой планеты. Отклик только один. Второй аппарат последний раз выходил на связь примерно месяца полтора назад. Интересно что с ним. Глянем последнюю видеозапись. Благо, что вся информация пересылалась на спутники.

Твою дивизию. Это ж сколько дури в этой твари. Раздолбать корпус и камеры планетохода. Он же вроде должен был быть сделан из титана. Или кто-то опять решил сэкономить. Хотя какая разница. Факт в том, что этот кусок металла разозлил предствителя одного из местных видов. Судя по наличию рядом детеныша, самку. И та попросту не успокоилась пока не раздолбала противника в хлам. Да уж забавные здесь обитают зверушки.

Ладно вернемся к более насущным проблемам. Наземный дрон конечно жалко, но ему уже не поможешь. А мне надо сообразить где садить посадочный челнок. На самом деле челнок — это шестьсот пятьдесят тонн массы. Из которых тонн двести семьдесят — это сам челнок. Все остальное — это двадцать человек экспедиции и куча груза. Причем если пятитонному грузопассажирскому вездеходу ничего не сделается, то за лабораторное оборудование и экипаж я как-то беспокоюсь.

Нет конечно на самом деле челнок сконструирован так, что может сесть практически на любую ровную поверхность. Включая водную гладь. Вот только что мы на этой самой водной глади будем делать. Есть конечно вариант сесть на поверхность любого крупного озера. Выползти потом передней частью на берег и в ус не дуть. Возможность выгрузки впереди предусмотрена.

А что нам вообще надо. Ну, во-первых, достаточно теплый климат. То есть держимся где-то у условных тропиков. Источник пресной воды, то есть рядом с рекой или озером. Лучше конечно река. Причем имеющая выход к морю. Нам то это не так важно, а вот последующим колонистам это может сильно помочь.

Нет на самом деле предполагаемые места посадки обсудили еще на Марсе. Разведывательный корабль принес достаточно орбитальных снимков. И тогда примерно такие соображения и звучали. Но были выделены предполагаемые районы. А вот конкретное место посадки стоит определить мне. В конце концов мало ли что тут могло измениться. Так выводим на экран данные мне рекомендации. Вот этот район признан тогда наиболее благоприятным. А теперь глянем на снимки со путников. Когда там последний раз это место было сфотографировано. Всего неделю назад. Так это же просто прекрасно.

В центре снимка была небольшая река, которая через семь километров впадала в более крупную. Которая в свою очередь впадала в небольшое внутреннее море. Берега обоих рек представлены открытыми пространствами, но есть большие массивы леса. Думаю, садится надо где-то здесь.

Так с одним местом определились. Надо выбрать еще два. На всякий случай. Да и все равно выход команды из криосна будет длиться еще почти сутки. Так что можно спокойно перебирать варианты. Даже пару раз поесть успею.

Как же я хочу поскорее оказаться на поверхности. Команда уже вся очухалась и жаждет деятельности. Двадцать тел, из которых семеро ученых, медик, три снайпера диверсанта, три инженера, пять рабочих и один летчик -испытатель. Он же глава экспедиции. Вот такой у нас чисто мужской коллектив.

— Так народ место посадки обсуждать будем.

— Что его обсуждать. Поверхность планеты, имеющей воду и кислородную атмосферу. Капитан мы же кажется уже все еще на Марсе обсудили. Да и ты пока нас ждал наверняка уже все решил. Команда тебе доверяет. Ты главное посади. А там разберемся.

— Ну строго говоря садить будет автоматика. А капитан только укажет на интерактивной карте место посадки.

— Умный да. Можно подумать это никто не знает. И кстати у челнока есть режим ручного управления.

— Так ладно. Господа не ругаемся. Занимаем места. Во время атмосферного торможения будет немного трясти. Сход с орбиты начнется через двадцать три минуты. Садится будем чуть больше часа.

— А что так долго.

— Для комфорта экипажа и оборудования. Нет можно конечно и за десять минут посадить. Но поверь мне, тебе это не понравится.

— Ладно верю. Час так час. Как сядем, разбудите.

Все не спеша готовятся к посадке. Кто-то скептически хмыкнул, глядя на штатных бойцов экспедиции. Те спокойненько прикрепили штатные карабины к посадочным креслам. Правда не забыв поставить на предохранители. Да уж штатная паранойя бойцов спецназа ГРУ.

Но вот наконец посадочный челнок от стыковался от материнского корабля и начал медленный сход с орбиты.

Несколько атмосферных маневров торможения, практически не потребовавших работы двигателей и ровно через семьдесят три минуты девяносто метров металла мягко опустились на поверхность планеты. Межзвездный перелет продолжительностью два с половиной года подошел к концу.

— Господа пассажиры добро пожаловать в ваш новый дом. И благодарю вас за участие в первом и единственном полете нашего корабля. Температура за бортом двадцать пять градусов.

— Юморист ты кэп. Ну что можно выходить. Так сказать, знакомиться с новым домом.

— Так коллеги не торопимся. Мы сейчас сядем в вездеход и выведем его. Осмотримся, дадим кружок. Вот тогда выходите. Кстати капитан. Какое время примерно сейчас за бортом. Сколько до заката.

— Судя по всему вторая половина дня. Думаю, часа четыре до заката есть. И кстати кто помнит, где у нас квадры. Где-то в контейнерах.

— Кажется да. Сейчас выехать может только вездеход.

— Понятно. Тогда дуйте втроем туда. Выедете и встаньте так, чтобы контролировать трап.

— Спокойно шеф. Не учи ученых.

Мягкий стрекот электромоторов и транспорт останавливается в десяти метрах от трапа.

Крупнокалиберная винтовка защелкивается в специальном креплении на крыше кабины.

Теперь возможного нападающего ждет весьма неприятный подарок.

Люди потихоньку начинают сходить с трапа, окунаясь в местную растительность. Голубое небо, зеленая трава. Если забыться, то можно подумать, что ты на Земле. Хотя сколько осталось на древней родине людей таких нетронутых мест. Довольно-таки мало.

— Как же тут красиво.

— Точно. И знаете, что самое интересное. На ближайшие пять лет вся эта планета полностью наша. И только наша. Никаких тебе правительств, общественных организаций, налогов.

— Не знал, что ты так не любишь людей.

— Почему не люблю. Просто мы можем сейчас взять и построить себе настоящий замок.

— Для начала господа давайте выясним кем тут можно питаться. И кто может питаться нами.

— Вот зануда. Ты еще про болезни вспомни.

— А что про них вспоминать. Бактерии, обнаруженные в доставленных образцах почвы и воды, поддаются известным антибиотикам. Это, во-первых. А во-вторых не заражают культуры тканей человека.

— Это получается мы тут болеть не будем.

— Ну инфекционными заболеваниями какое-то время да. Потом местные бактерии могут начать приспосабливаться. Ну и скорее всего мы что-то завезли с Земли.

— И кстати Евгений Александрович сколько вы будете выяснять, кого тут можно кушать.

— Для начала мне нужны образцы местных растений и животных. Причем достаточно крупных. Уважаемые коллеги мы же не будем питаться местным аналогом тараканов. Ну а потом дня два три на анализы.

— Ладно притащим тебе завтра кого-нибудь на анализы. А может быть даже сегодня.

— Коллеги я сам не лучшим образом отношусь к сублимированному рациону, но давайте не будем спешить. В конце концов запас продовольствия у нас есть.

— Гражданин начальник, а кто спешит. Вон у ребят винтовка километра на полтора бьет. Наверняка, если отъехать чуть, да затаиться, кого-нибудь и подстрелят. А потом сразу в кузов и сюда.

— План в принцип неплох, однако для начала научное оборудование надо распаковать, настроить и подключить к энергосистеме. А это минимум часа три работы. Плюс надо бы разбить лагерь.

— А надо его разбивать. Ночевать можно в корабле.

— Надо. В корабле будет научное оборудование. Образцы всякие. Смысл там ютиться. А так сейчас часть грузов вынесем, поставим около бортов. Подключим оборудование. Разберем личное снаряжение.

— А мы сумеем вынести. Контейнеры вроде не самые легкие.

— Часть грузов можно вручную вынести. Часть можно сначала вытащить из больших контейнеров. Они внутри тоже вроде сгруппированы. Плюс есть погрузочно-разгрузочное устройство в трюме и манипулятор на вездеходе.

— А ну тогда пошли.

Понемногу все втянулись в работу. Тем более, что была опись груза и получилось быстро разобраться, что и где лежит. Нашлись контейнеры с квадроциклами и надувной лодкой. Лодка правда весельная. Ну да ладно пока хватит. Быстро разобрали и личное снаряжение, включая оружие и боеприпасы. У каждого имелся небольшой рюкзак, цифровой бинокль, два ножа, спутниковая рация. Нашлись комплекты одежды. Тесной группой поставили четыре палатки.

Немного некстати начался закат. Значит научное оборудование придется подключать завтра.

Можно было конечно работать при электрическом освещении, благо оно было, но все как-то сразу захотели спать. Спешить нам особо некуда.

Кстати идея переночевать на свежем воздухе в палатках пришлась всем по душе. Для безопасности организовали ночное дежурство.

Моя вахта выпала примерно на пять утра. Местные сутки кстати длятся двадцать шесть часов. А вот год длится триста пятьдесят дней.

Дежурить мне выпало с одним из бойцов. Крепкий двадцати семилетний парень с коротким ежиком волос. К поставленной задаче он отнесся со всей тщательностью, регулярно осматривая местность в бинокль и прислушиваясь к ночной тишине. Один раз он поднял винтовку и кого-то высмотрел сквозь прицел.

— Видно кого-то.

— Мелочь какая-то. В четырехстах метрах. Подстрелить что-ли. Или не будить всех.

— Да не буди. Успеете еще настреляться. Сначала нужно смонтировать оборудование. Народ думаю прав. У вас троих, кроме стандартных карабинов еще снайперские винтовки. Причем как я понимаю с ночным прицелом. Они кстати правда на полтора километра бьют.

— Конечно. Было предложение взять вообще модель, бьющую на два с половиной. Из той при удаче и на три километра попасть можно. Но там калибр жестокий. Патронов много не возьмешь. Да и стрелять из такой дуры на весу уже не получится. Только лежа.

— Ну так вы и эту вчера днем к вездеходу прицепили.

— Для устойчивости. Да и почему бы себе не сделать хорошо. Противников людей тут еще долго не будет. А хищники из засады не стреляют.

— Да фиг его знает какие тут животные обитают. Может кто и стреляет какими-нибудь иглами.

— Ну так, наверное, не на сотни метров. И не на километры. Я бы скорее опасался очень крупных хищников. Если на нас пойдет тварюшка тонн тридцать весом, то не факт, что ее и наши винтовки испугают. И это в независимости от причины по которой она поперла. Тут останется только не провоцировать.

— Ну тут я полагаюсь на ваше мнение. Будем помаленьку приспосабливаться.

Встали все достаточно рано. Кое-как умылись и продолжили прерванную вчера разгрузку. Немного обсудив, контейнеры с грузами поставили так, чтоб они прикрывали жилые палатки и проход к трапу челнока. Непогода грузам все равно не страшна, а некий барьер контейнеры создадут. Правда барьер достаточно условный. Вес контейнеров не превышал полторы тонны. Как раз, чтобы их можно было передвигать при помощи имеющегося у нас оборудования. Но и на этом спасибо.

— Быстро мы как-то.

— Да не так чтобы и быстро. Считай где-то сутки. Чуть меньше. С другой стороны, никто не мешает, все работают. Вот и справились. Научное оборудование все работает.

— Пока да. Сейчас все проверяем подробно. Завтра с утра научная часть экспедиции приступит к работе. Так что можно уже подтаскивать образцы.

— Какие-нибудь особые требования есть?

— Да какие требования капитан. Смеешься что-ли. Мы об этой планете ничего не знаем. Вон подойди к ближайшему дереву и наломай веток. И наш ботаник будет дня на три занят. А подстрели или другим способом добудь пару местных зверюшек, и штатный зоолог с биохимиком не будут выходить из лаборатории месяца полтора.

— Так, а что так долго. Мы же вроде говорили про два или три дня.

— Чтоб определить съедобно животное или нет действительно дня два. А вот чтобы детально изучить и описать строение. А если мы еще начнем наблюдать поведение и пытаться приручить.

— Ну на самом деле, мне нужно через месяц отправить корабль обратно. С примерным описанием и фотографиями нескольких пригодных для еды видов растений и животных.

— Ну это да. Тут можешь не беспокоиться. Сделаем.

— Ладно тогда, наверное, отправлю бойцов на вездеходе. Пусть подстрелят кого-нибудь. Плюс привезут несколько образцов растений.

Шестиколесный вездеход мягко бежал по степи под стрекот электромоторов.

— Витек, как вчера ночью дежурилось с капитаном.

— Ничего. Нормальный он мужик. Хоть и не боец. Ты Степа лучше руль держи. Да по сторонам поглядывай. А то что-тог я ничего примечательного не вижу.

— Да ладно. Мы только минут двадцать отъехали. Ты думал, чуть отъедем от лагеря и уже стада различных животных начнут попадаться. Может сейчас миграция и все животные ушли отсюда.

Так пацаны харе базарить. Направление на два часа. Расстояние километра три. Степа правь туда.

— Ты откуда такой глазастый. Вот ведь углядел кого-то.

— Ну так вы общаетесь, а я за вас работаю. Правь туда говорю.

— Да уже. Не упусти добычу акела.

Боец, ехавший в кузове начал прилаживать свою винтовку. Животные здесь должны быть непуганые, поэтому на дистанцию выстрела удастся подойти легко. А там уж он не прошляпит.

Степа тормози. Говоривший тем временем высматривал в оптический прицел стадо небольших животных. Те похоже паслись, неторопливо идя по степи и время от времени высматривая опасность. Вот одно из животных, подняв голову, буквально впечаталось в прицел. Выстрел. Цель исчезла. Остальные похоже так и не поняли, что произошло с их собратом. Они старательно высматривали опасность, стараясь понять куда бежать.

— Ну что там.

— Кажется попал. Правь прежним курсом.

— Как скажешь.

Собратья подстреленного убежали, когда мы подъехали на расстояние чуть больше ста метров. Только тогда они смогли понять откуда идет опасность и бросились врассыпную. На примятой траве лежала туша животного. Пуля попала в шею, раздробив позвоночник.

— Ну что закидываем в кузов и поехали обратно.

— А может отъедем метров на триста и подождем пару часиков. Вдруг кто придет на запах крови. Если что по газам.

— А смысл. Давайте этого отвезем. Шеф говорил, что одного экземпляра ученым хватит минимум дня на два. Поэтому сейчас быстренько сдадим эту тушу. И пусть занимаются. А завтра действительно можно будет где-нибудь встать засадой. Может даже мужиков из рабочих для толпы возьмем. Или кто там свободен будет.

— Ты думаешь мы свободны будем. А охрана лагеря.

— А что охрана лагеря. Что-то я пока ни одного хищника не видел. Нет они тут конечно есть, но скорее всего не ходят толпой в сотню рыл. А в лагере в любом случае стволов пять будет. Да и что нам мешает дать пару кругов вокруг стоянки. И если кто-то и будет опасный.

— Зря он нам попался. И тогда получиться, что мы и лагерь прикрыли и очередной образец добыли и местность осмотрели. Слушай да ты голова.

— Ну а как же. Кто еще за вами оболтусами присмотрит.

Пока продолжался этот дружеский диалог, транспорт приближался к лагерю. А тем временем оттуда стали доноситься вполне определенные звуки. Звуки заставившие троих бойцов, схватиться за оружие и увеличить скорость. Из лагеря доносились выстрелы.

— Витя вали его. Не упусти заразу.

— Спокойно не паникуй. Сейчас он у меня получит.

На траве перед ящиками лежало три крупных туши. Четвертая на полной скорости старалась покинуть место происшествия. Но не судьба. Грянул выстрел и смешно дернув головой, животное повалилось наземь.

— Ну что.

— Ну все. Я в голову целился. И похоже попал.

— Монстр. По движущейся мишени с бортов транспорта на ходу. И попасть в голову. Уважаю.

— Ну не знаю куда я попал. Может и в корпус. Но похоже тварюшке хватило.

Остальное население лагеря вышло поприветствовать. Последний выстрел взволновал всех. Опасности уже не было, но азарт и мысль, что напавший на тебя враг сейчас уйдет будоражила всем кровь. А новость, что транспорт вернулся с грузом, окончательно подняла всем настроение.

— Молодцы мужики. Классно вы его.

— А что ту вообще произошло.

— Да как вам сказать. Ученые что-то исследуют. Рабочие проверяют контейнеры, и тут появляется эта четверка. Идут такой аккуратной цепью. Сначала вроде остановились, принюхались. А народ уже смотрит, зубки то у животинок явно не для травки предназначены. А потом смотрим начали они значит расходиться в стороны. Ну чтобы дугой, наверное, обойти. Тут конечно все, кто это видел за стволы и схватились. Пошла стрельба. Ну а тут вы появляетесь.

— Дайте-ка посмотреть на этих героев. Да серьезные ребята. Значит перли группой.

Степан присел возле одного из животных. Крепкое квадратное тело с сильными мощными лапами. Короткий треугольный хвост. Треугольная же голова, вооруженная острыми зубами. Выделялось четыре клыка. Цвет чешуи темно-коричневый. Судя по острым зубам звери явно не травоядные.

— Слушай кэп можешь конечно делать что хочешь, но я думаю, что надо оставить две туши на исследования, а остальные постараться прикопать. Или хотя бы оттащить подальше от лагеря.

— Думаю ты прав. По представителю обоих видов ученым пока хватит, а привлекать запахом падали других возможных хищников не стоит. Но с другой стороны животинки достаточно крупные. Прикапывать их придется долго. Может лучше в реку скинуть. Из воды в любом случае запаха уже не будет. А если туши унесет течением – нас это тем более волновать не будет.

— А это ты правильно придумал. Сейчас подгоним вездеход, погрузим и отвезем их подальше. Сегодня думаю лучше всем ночевать в челноке. Его корпус ни одна тварь не прогрызет.

— Думаю ты прав. Так народ не расходимся далеко. Личные вещи относим из палаток в челнок. Все контейнеры запираем.

Ночью все долго не могли заснуть. Разум знает, что корпус челнока не сломает ни один хищник. Впрочем как и контейнеры с грузом. Однако чувства унять сложно. Да и организм, почуявший нормальную природную среду, не хотел успокаиваться в кондиционированной среде посадочного челнока.

Утром стало понятно, что ночью лагерь посещали. Однако контейнеры со снаряжением никто не тронул. Скорее всего они просто не привлекли внимание, поскольку не пахли как живые существа. Кто-то предложил устроить небольшую карательную экспедицию. Попугать немного местных обитателей. Однако что-то я сомневаюсь, что вчерашних нападающих смутят квадроциклы. Да и вездеход не выглядит уж слишком угрожающе. Бойцы экспедиции конечно выдвинули предложение понарезать круги по местности. И может даже немного пострелять.

Кто-то из рабочих предложил сделать забор вокруг лагеря. Идея кстати неплохая. Однако за один день его не построишь.

— Слушай капитан. Тут такие мысли возникли. Обследовать окрестности в любом случае надо. Нас здесь трое. Пусть двое на вездеходе с винтовками поездят кругами или спиралью по окрестностям. Может кого шуганут огнем или подстрелят. А я к примеру, залезу на крышу челнока и там устрою наблюдательный пост. С высоты я достаточно далеко замечу чье-либо приближение. И времени на выстрел у меня будет достаточно. Теперь опять же по поводу забора. Да полноценный мы построим нескоро. А если сделать примитивные завалы. У нас контейнеры и так стоят кругом вокруг палаток. Так вот я предлагаю оставить один проход, а остальные закрыть к примеру парой поваленных деревьев. Вездеход вполне способен волоком притащить пару тройку стволов.

— Предложения здравые. Однако днем понятно на точке будешь дежурить ты. Или кто-то из твоих коллег. А ночью как. Вы же не сможете не спать месяц.

— Так может мы втроем будем дежурить по ночам. А днем поставь пару рабочих с карабинами на высокий контейнер. Ну или опять же на крышу челнока. У ваших карабинов прицельная дальность метров четыреста. Ну по крупной цели метров шестьсот. Шестнадцать метров высоты челнока погоды не сделают. В самом крайнем случае кто-то из нас днем будет спать там. Если что разбудит, а мы уж дадим жару.

— То есть предлагаешь вас оставить на ночное дежурство. А днем вы будете отсыпаться. А твои коллеги согласятся на такой план.

— Так я им сейчас все и объясню.

— Ну тогда разговаривайте, а потом если что спать. Вам еще ночь дежурить.

Его товарищи естественно согласились. На самом деле никто не сомневался. Такими уж они были. Более того по итогу прикинув все, они решили, что на крыше челнока будут дежурить только они. Сутки вполне можно разделить на три вахты. А с их винтовками в любом случае никто кроме них толком не справиться. Это их решение и было сообщено мне.

— Понятно. Тогда делаем так. Как я понимаю кто-то из вас сейчас лезет наверх. Второй идет спать, а третий едет объезжать окрестности с одним их рабочих. Для езды особого мастерства не надо. А одного стрелка в принципе хватит. Тем временем остальные берут оба квадрацикла и дуют к лесу. Во-первых присмотрят деревья для построек. Нам в любом случае понадобятся длинные прямые стволы. А во-вторых нарубят каких-нибудь кустов. Может даже колючих. Ну или веток. Я так понимаю, чтобы создать плохо проходимые завалы между контейнерами не обязательно использовать целые деревья. Вездеход вернется часа через два три. В любом случае кружить дольше по окрестностям смысла нет. Зато потом он если что поможет лесорубам.

— Согласен. Пойду скажу своим. Так как ты придумал даже лучше.

Минут через пятнадцать один из бойцов уже оказался на крыше челнока, а вездеход направился в сторону реки. Когда сверху доложили, что горизонт свободен девять человек, взяв топоры и веревки, пошли к лесу. Меня оставили охранять лагерь и научный персонал. Не самое увлекательное занятие, учитывая наличие стрелка на вышке. Ну да ладно. В конце концов можно сходить в рубку челнока и проверить его статус. Что я кстати и пошел делать, предупредив охрану. В ответ получил предложение не парить мозг, а закрыть челнок и идти спать. Один снайпер вполне сможет прикрыть обезлюдевший лагерь. Предложение конечно хорошее, но уж слишком нагло это будет с моей стороны. Все решено. В следующий раз попрусь в лес. Хоть топором помахаю.

Минут через сорок на связь вышел вездеход. Хищников они не встретили. Зато встретили группу ящеров, похожих на крупных и спортивных носорогов. Приближаться близко не стали, поскольку животинки очень прозрачно намекнули, что делать это не следует. На вопрос каким это образом они ухитрились намекнуть, мне рассказали, что при появлении вездехода в поле зрения, взрослые животные встали дугой и наклонили головы. Пришлось объехать их по широкой дуге. Надо бы спросить у ученых насколько могут быть опасны подобные зверушки. Что-то мне подсказывает, что очень.

Где-то после обеда вся компания вернулась в лагерь. Итогом работ стало одно крупное дерево, большая куча веток и лиан и три маленькие тушки. Как я понял каких-то детенышей. На немой вопрос, мне рассказали, что срубленное дерево завалило чью-то кладку, которую не заметили с самого начала. Из разбитых яиц были извлечены эти создания. Да уж нехорошо получилось. Ладно отдам нашему зоологу. Пусть изучает. И в следующий раз пусть будут внимательней. В конце концов даже теоретическая возможность одомашнивая местных животных достаточно важна.

Все притащенное было разрублено и свалено в промежутки между контейнерами. Кто-то предложил заодно сделать ловчие ямы. Чтоб значит, если кто-то и проберется или перепрыгнет через завал, то угодил в них и напоролся на колья. Вот с этой идеей я решил повременить. Нет сама идея ловчих ям достаточно хорошая. Возможность добывать еду, не тратя патроны дорого стоит. Но делать их фактически в лагере. А если кто-то из наших попадет спросонья. Рисковать я как-то не решился. Хотя идею взял на заметку.

А в конце следующего дня наши ученые светилы объявили, что собранные образцы животных пригодны в пищу человеку. Данное событие было решено отметить праздничным костром и жаренным мясом. В процессе было выяснено, что все мясо не только съедобно, но и обладает отменным вкусом. Некоторые начали сетовать на отсутствие крепких алкогольных напитков. На возражение, что одним из условий участия в экспедиции было отсутствие вредных привычек, мне как начальнику экспедиции было сказано, что вредных привычек ни у кого нет. А по пятьдесят грамм ради такого случая это полезно. Так, как бы особо ушлые личности тут самогон гнать не начали. Знал я одного умельца.

Когда все практически наелись, настал черед так сказать застольных бесед. Тем более, что некоторые вещи требовали своего обсуждения.

— Уважаемые коллеги. Благодарю всех присутствующих за прекрасный ужин.

— Михаил ты что так официально.

— Попрошу уважаемого зоолога меня не перебивать. Так вот коллеги прежде всего что будем делать с костями и шкурами. Есть конечно беспроблемный вариант выбросить их подальше от лагеря.

— Вариант конечно беспроблемный, да не совсем. Мне как зоологу будет интересно внимательно изучить и сфотографировать скелеты местных созданий. Раз уж у меня пока нет возможности заняться поведением местных животных.

— А кто вам мешает. Карабин с биноклем в руки и вперед. Только вон у кэпа отпросись.

Ладно значит все кости внимательно обсасываем и отдаем на фотографирование. А вот что с шкурами. Или их тоже фотографировать.

— Думаю сначала их стоит высушить, а перед этим хорошенько отскоблить.

— Степа ты что это решил одежду начать шить.

— Ага будет у нас местный дом мод.

— Ну на счет одежды тут несколько сложнее. Хотя на самом деле что-то простейшее можно и сообразить. Ту главная проблема чем скреплять шкуры. Однако использовать обработанные шкуры как тару для переноса, ну или как укрытие. В древности же люди использовали шкуры животных для строительства жилищ. Конечно шкуры которые сейчас у нас есть слишком мелкие для этого. И одной шкурой весь шалаш не покроешь. Однако во-первых надо так сказать отработать технологию или способ обработки, а во-вторых если сложить шкуры всех напавших на лагерь хищников, то одно укрытие можно сделать.

— Коллега вы так и не ответили откуда у вас такие широкие познания. Я бы даже сказал энциклопедические.

— Вы преувеличиваете. На самом деле подобные знания по идее должны были остаться у всех со школьного курса. И во-вторых подготовка спецназа предполагает навыки выживания в лесу и строительства укрытий. Да и если честно кое-что я почитал перед экспедицией.

— Так Степан а вот это уже интересно. Что значит немного почитал. Поясните так сказать.

— а что ту пояснять. Я знал, что мне предстоит отправиться на другую планету, где есть атмосфера, где есть леса. Я предположил, что вещей и оборудования может начать не хватать. Ну там я не знаю. Корабль при посадке разобьется. Ну или просто не подумают что-нибудь полезное положить. Или места на корабле не хватит, а здесь оно внезапно понадобиться. Ну и почитал кое-что про устройство ловчих ям или ловушек, строительство укрытий. Оказывается люди еще даже в середине двадцать первого века умели строить из дерева, у некоторых народов сохранилось кузнечное ремесло или к примеру резьба по кости.

— Коллеги извините. Какое ремесло.

— Кузнечное. Кажем так не промышленная обработка металлов.

— И вы что всему этому научились.

— Нет конечно. Всему этому научиться невозможно. Однако так кое-что запомнил. Да и кстати пару книг загрузил на свой пад.

— Степан А можно завтра к примеру ознакомиться с вашей книжной коллекцией. Дело в том, что я рассуждал похоже. А поскольку я проверял оборудование перед погрузкой, то закачал на накопитель терминала некоторую литературу.

— Евгений. Ну как так можно. Использовать терминал биохимического комплекса для хранения литературы. Может быть у вас там и коллекция музыки и фильмов сохранилась.

— А так и можно. Раз уж техника предполагает возможность записи, то почему бы не воспользоваться. Вот про музыку и фильмы я как-то не подумал. Да и честно говоря накопитель терминала достаточно маленький. Большую коллекцию к сожалению не закачаешь.

— Начнем с того коллега, что эту самую коллекцию еще купить надо. А деньги это такая вещь которой всегда не хватает.

— Кстати господа. Вы тут заговорили о музыке. И я вспомнил, что из шкуры животного можно барабан сделать. Точнее не из шкуры, а с ее использованием.

— Правильно Степан. Вот это и я помню. Так делают барабаны африканские народы. Так что давайте сушите шкуры и будем учиться играть на барабанах.

— Ага ансамбль песни и пляски африканских народов.

— Почему африканских коллега. Африка осталась на Земле. А здесь у нас так сказать своя атмосфера. Так что первый ансамбль песни и пляски Астериона.

Ага. Так сказать первый и пока единственный. Да и со зрителями как-то непорядок

— Господа. Господа. Разрешите высказаться мне как капитану корабля и главе экспедиции. Во-первых хочу так сказать выразить благодарность Степану и

Евгению за предусмотрительность. К своему стыду я ничего подобного не подозревал. Конечно плохо, что у нас нет общирной коллекции фильмов и музыки. Да и нормальные колонки нам как-то не отправили.

— Правильно говоришь кэп. Особенно про колонки. Ладно ладно не перебиваю.

— Та вот идея со шкурами животных мне нравится. И парочку барабанов мы точно сделаем. Однако хочу напомнить, что через три недели мы должны отправить корабль с первыми результатами исследований. Да мы установили съедобность двух видов животных. Но во-первых этого мало. Нужно найти съедобные виды рыб, растений, грибов каких-нибудь. И кстати у нас имеются семена злаков. Всхожесть которых тоже желательно проверить. Урожай мы конечно за три недели не получим. Но саму возможность культивирования должны проверить.

— Сергей подожди. Если нужно только проверить всхожесть, то давай я завтра расковыряю небольшую делянку рядом с крыльями челнока. Пару квадратных метров можно и ножом вспахать. Да и покидаю семена. И буквально через неделю ты узнаешь об их всхожести. Тем более, что Михаил уже проверил образцы местной почвы. Говорит в принципе все должно быть нормально.

— Действительно я проверил несколько образцов. На такой почве гречиха и рожь должны расти. Погода здесь теплая. Так что я думаю результаты будут положительные.

— Ну коль так, то это радует. Но кроме этого меня интересует лагерь. Сейчас погода стоит теплая. Дождей еще не было. Но мы тут находимся всего неделю.

— Ты хочешь сказать, что нам нужен нормальный лагерь. С домами, забором.

— Ага. А также спортивной площадкой, бассейном и площадкой для барбекю. В принципе идея неплохая. Тем более, что оказывается данные у нас есть. Я кэп предлагаю так. Пусть Степа и Женька покопаются завтра с утра в своих книгах. Придумают, что-нибудь. А мы потом это построим. Вы только мужики выберете что-нибудь попроще. Ну там не какой-нибудь трехэтажный терем. А то мы его все будем лет десять строить. Потом сядем вот также около костра и все обсудим. Распределим обязанности и вперед.

— Ну ловчие ямы на опушке леса можно и завтра с утра начать копать. Бревна тоже можно начать рубить. Они нам в любом случае понадобятся. Хоть на дрова. На квадрах можно сгонять на охоту.

— Ну то есть что у нас получается. Человек семь идет до леса копать ямы и рубить деревья. Двое на квадроциклах едут на охоту. Миша делает небольшую грядку. Ну или две. Что там у нас гречиха и рожь. Вот две грядки. Степа с коллегами охраняет лагерь. Вот и считай капитан. Все заняты.

— ну тут ты Кирилл не совсем прав. Я по твоему описанию насчитал тринадцать человек. Ну ладно четырнадцать. Женька у нас завтра в книжках копается. А что остальные шесть человек будут делать.

— Ну так надо еше за оборудованием приглядывать. Это пусть кто-то из инженеров.

— Оборудование в полном порядке. Ему каждый день догляд не нужен.

— Ладно тогда в черновом варианте принимаем на завтра план Артема. Единственно что я хочу завтра восьмым человеком в лес. Человек трех надо к реке направить. Во-первых попытаться поймать кого-нибудь. Удочки кстати у нас есть.

— Точно. Что-то я про них забыл.

— И что же получается завтра с утра все разбежались по делам.

— Получается так. А потом посмотрим. Кто-то засядет в лагере за анализами.

Проговорили еще несколько часов. Костер помаленьку прогорел, и все пошли спать.

На следующий день все быстренько рассосались после завтрака по обговоренным вчера делам. Самая большая команда как и было обговорено направилась к ближайщей лесной опушке. Деревья в нашей местности были небольшими где-то метров десять пятнадцать. Ветки с узкими иголками листьев располагались где-то в верхней трети ствола. Светло-коричневая кора напоминала кору обычных сосен или елей.

— Ну что народ как действуем.

— Думаю трое копают, а пятеро валят лес.

— Караул думаешь не будем выставлять. А то может пусть кто-нибудь приглядывает за окрестностями.

— Да ладно тебе. Ты представляешь шум от пяти людей, работающих топорами. Думаю, что тут все кто-могут разбегутся. Да и в конце концов стволы у нас все равно рядом. Если что быстро схватим.

— в принципе да. Так еще такое уточнение. Деревья валим в сторону леса. А то не хватало, чтобы кого- нибудь падающим стволом пришибло.

— Ну это понятно. Сначала подрубаем немного в нужном направлении, а потом рубим как хотим. Мужики, а вы на всякий случай ройте поблизости.

Работа быстро закипела. С непривычки такое занятие показалось немного странным. Ну по крайней мере мне. Потому что к примеру штатному зоологу экспедиции это действие хорошо знакомо. Работал он споро и уверенно. И первым дерево начало заваливаться у него.

— Поберегись.

— Слушай Никит ну у тебя и глотка. Что уж так орать.

— Зато все отбежали подальше. Меньше шансов, что на кого-нибудь упадет. Ладно догоняйте меня. Я вон уже одно свалил. Сейчас сучья обрублю и за следующее примусь.

Ну сучья он будет отрубать немного дольше чем предполагал. Тем более, что следующее упавшее дерево, переплелось ветками со срубленным ранее.

— Ну извини мужик.

— Фигня. Сейчас вдвоем все сделаем.

По итогу свалили за день пять деревьев. Интересно сколько надо хотя бы на одноэтажный дом. Что-то мне подсказывает, что такими темпами мы будем только бревна полгода заготавливать.

— Ну что народ будем бревна до лагеря тащить.

— Да что-то я сегодня намаялся. Может ну их нафиг. Пусть лежат. Сучья и ветки покидаем в кузов. Дрова в лагере нужны.

— Я так понимаю это общее мнение. Ладно сегодня можем оставить. Но потом надо будет выделить день и оттащить все в лагерь.

— Ну это понятно. Здесь они как-то без надобности.

Ежевечернее обсуждение у костра. Для простенького одноэтажного дома на двадцать человек нужно бревен сорок сорок пять. Плюс столбы для забора. Можно конечно сделать из бревен доски или тонкие брусья. Но к сожалению без лесопилки эта задача практически неразрешима. Нет сделать конечно можно. Способ есть. Но вот его трудоемкость всех очень смущает. А строить нормальный лагерь надо. Хотя с другой стороны это означает, что без занятия никто не останется.

— О чем задумался капитан.

— Да вот думаю, что с этой лесозаготовкой без занятия мы не останемся.

— Ага. И без физической нагрузки тоже. Как-то с непривычки все тело болит.

— Ну я завтра отдыхаю в лаборатории. Охотники сегодня подстрелили нового ящера.

— Ну вот значит на завтра придется искать тебе замену. Ну или справляться всемером.

— Кстати мужик рассказывайте ка сегодня покатались на квадрах.

— А что рассказывать. Считай целый день на колесах. Пару раз видели этих рогатых ящеров. Ну которых носорогами обозвали. Попытались к ним подъехать, а те в круг. Ну и значит стоят так смотрят Угрожающе . Пришлось по широкой дуге объехать. Я было подумал постоять подождать вдруг кто из стада выйдет. А нет. Я в бинокль глянул. Ну чтоб значит детали рассмотреть. А детеныши в центре круга вообще на землю легли и так тесно и лежат.

— А взрослые значит на вас злобно смотрят.

— Ага. Ну мы и поехали. Нашли по дороге несколько кладок. Взяли пару яиц на посмотреть. Ну а потом заметили стоит такое чудо на задних лапах. Морда лошадиную напоминает. Ну только тонкая и маленькая. Я его сначала в бинокль заметил. Ну и подошел аккуратно на дистанцию выстрела.

Сторінка з

Будь ласка, увійдіть (або зареєстуйтесь) щоб залишити коментар