Двойняшки в Академии

Двойняшек и их Побратимов отправили в Большую Академию Магии. Ума-разума набираться. Но искатели приключений на свою задницу не подвели. Вместо того, чтобы спокойно скрипеть перьями, неугомонная четверка отправилась искать пропавшую казну Аркоресса, потом за сокровищами Сим-Риа. Но этим дело не обошлось. На Междугорье напали йорги-некроманты. Что делали двойняшки и их Побратимы-миури в этот момент? Вот об этом вы сейчас и узнаете.

 




Галина Романенко








Двойняшки в Академии






Двойняшки из Каоса.

В поисках Голубого Кристалла.

Двойняшки в Академии.



















































Двойняшек и их Побратимов отправили в Большую Академию Магии. Ума-разума набираться. Но искатели приключений на свою задницу не подвели. Вместо того, чтобы спокойно скрипеть перьями, неугомонная четверка отправилась искать пропавшую казну Аркоресса, потом за сокровищами Сим-Риа. Этим дело не обошлось. На Междугорье напали йорги-не-кроманты. А что делали двойняшки и их Побратимы-миури в этот момент? Вот об этом вы сейчас и узнаете.


Оформление и иллюстрации автора.

































Сила есть, ум тоже надо.

Дракон Изя.


Глава 1. Ворлоу.

В знойном белесом небе ярко светило раскаленное солнце. По потрескавшейся от зноя земле брел уставший миури. Он был темно-серого цвета с черной мордой, темно-рыжим подшерстком и грустными, уставшими бирюзовыми глазами. Густая шерсть на тощих боках свалялась. Пересохший от жажды язык вывалился из пасти и чуть ли не мел горячую от зноя землю.

Рано утром миури вошел в Златоград и следуя дорожным указателям брел к Большой Академии Магии. Поступать. Еле переставляя лапы добрел к огромному каменному кругу с выгравированными фигурами и упал в тень. Полежал минут пять и собрался вставать. Еще немного и он войдет в здание Академии.

Круг пришел в движение. Он состоял из двух частей. Внутренняя часть начала быстро проворачиваться. В середине круга появилась похожая на воду пелена. От ее центра расходились круги, как от брошенного в воду камня. Пелена исчезла и из круга начали выскакивать миури. За ними выпрыгнули трое молодых людей. В круге снова появилась пелена и исчезла. Красивая, угольно-черная миури подошла к путешественнику и спросила: - «Ты, что здесь делаешь? Почему, ты, стоишь на солнцепеке и такой замученный?»

— «Я пришел поступать в Академию Магии», – миури поднял усталые глаза на красавицу.

К нему подошли золотоволосая девушка и светло-рыжая миури. Девушка достала из кожаной сумки, висевшей на боку миури, большую запотевшую флягу и миску. Налила воду в миску и протянула со словами: - На, попей. Ты, сейчас упадешь.

— «Благодарю. Я умираю от жажды».

— И от голода, – вторая девушка достала из сумки, висевшей на боку крупной темно-красной миури, сверток. Положила перед путником и развернула. В нос бедолаги ударил запах свежего, охлажденного мяса.

— «Это мне?»

— Тебе, тебе. Ешь. Нам проще покормить тебя, чем нести на своих плечах твою обессиленную тушку, – рассмеялся высокий черноволосый

парень. Оголодавший миури впился зубами в мясо и через секунду проглотил. Он два дня не ел. Напился воды и поблагодарил.

— «Тебя, как звать?» – спросила черная красавица и вильнула пышным хвостом с белым кончиком.

— «Ворлоу. Я из поселка Хр-р-гру-ум. Мы живем на западе, возле гор».

— «Я - Лия из крепости Каос, – представилась пушистая красавица, - это

мои братья и сестры. Мы тоже идем поступать. А вот Натаниэль и Лея уже на третьем курсе. Они за компанию. Пошли с нами».

— «Пошли. Я рад, что вас встретил», - махнул хвостом Ворлоу.

— «А ты что, один тут? А родные?» – спросила рыжая миури, которую девушка назвала Леей.

— «Один. Меня из поселка выгнали».

— За что? – полюбопытствовал парень.

— «Из-за способностей странных. Я могу лапой к чему-то прикоснуться, и этот предмет становится очень твердым. Я к оленю прикоснулся, так меня чуть не убили. Олень огромный, жара и кусок оторвать никто не может».

Высокий юноша захохотал, похлопал Ворлоу по тощей спине: - У тебя Укрепляющий Дар. У Лучара похожий.

Ярко-рыжий миури кивнул: – «Я в кузнице работаю. Помогаю кузнецу. Укрепляю, что надо, инструмент подаю. Когда мне исполнится пятнадцать, мы станем Побратимами».

— «А я не нужен никому».

— Как это, не нужен?! Да гномы за такой Дар будут готовы платить тебе столько, сколько, ты, сам весишь. Поучись, хотя бы, один курс и можешь летом подработать на каникулах. У нас много знакомых гномов, – сказала высокая красноволосая девушка, – тебе надо на тот же факультет, что и Лучару поступать. И поселитесь вместе.

— А покажи, что можешь, - юноша взял довольно толстую палку и положил на большой валун, – сделай ее, как стальную. Можешь?

Ворлоу вспомнил, каков на ощупь нож для Ритуала Побратимов. Нож был стальной. Сосредоточился и прижал лапу к палке: - «Все».

Парень вынул из ножен длинный меч и рубанул по палке. На ней появилась глубокая зарубка, но палка до конца не переломилась.

— Неплохо. Это легендарный эльфийский меч из белой бронзы. Он даже мифрил рубит. А тут палка. Молодец.

— Мальчики, предлагаю войти в прохладное фойе Академии. Через два часа вступительные экзамены, а мы даже не знаем, где ваши кафедры, – сказала умница Натаниэль. Все быстро пошли к величественному зданию. Ворлоу бежал и думал, что он все-таки дошел, и у него появились друзья. Ворлоу посмотрел на парня: - «Как тебя звать?»

— Я - Ларри. Это мои сестры: Шанталь и Натаниэль. Это наши Побратимы: Дэйл, Дэйли и Лея.

— «Мне тоже еще нет пятнадцати, как и Лии с Лучаром. И Обряд я еще не проходила», – сказала Лея.

— «Ларри, а можно будет мне еще раз увидеть твой меч? Понимаешь, я должен пощупать лапой, понюхать, рассмотреть. Ощутить материал. Тогда я смогу сделать такой. Если я буду укреплять, как нож, то перерубят. А если, как твой меч, то сдам экзамен», – попросил Ворлоу.

— Хм. Сейчас устроимся в фойе и положу перед тобой меч. Он из белой бронзы. Легендарный сплав первородных эльфов. Его не может перерубить никакой другой известный металл. Мои доспехи из мифрила. Это тоже легендарный металл.

— О! Я слышал о нем, но не думал, что смогу свободно его осмотреть.

— Сможешь. Смотри, щупай, нюхай, делай все, что считаешь нужным. У Шанталь доспехи тоже из мифрила. Это сплав железа и мифрилита. Есть еще много сплавов. Тебе Лучар лучше расскажет. Его гномы к поступлению готовили. Он даже их язык подучил.

— «Я совершенный неуч. Читать умею и люблю. Но в поселке книг почти не было».

— После экзамена пойдешь с нами в Каос. У нас большая библиотека и гномы живут. Они про сплавы и металлы тебе много расскажут и покажут. И язык начни учить. Тебе надо на кафедру Природной Магии поступать, как и Лучару. На какое отделение, будем узнавать, – предложила Натаниэль.

В это время компания вошла под своды Академии и прошла в глубь огромного холла. Он был битком забит поступающими и их родителями, но хоть солнце не пекло. Натаниэль потянула всех в боковой коридор: - Здесь есть уютная ниша. Никто мимо туда-сюда шмыгать не будет.

— «На, еще поешь, – Лия подсунула носом порцию мяса, - бери и эту порцию. А то, ты, в голодный обморок упадешь. Позору не оберемся.

— Кстати, говори всем, что ты, из Каоса. Наш родич. Тогда тебе будет легче здесь. Одиночек не любят», – посоветовала Лея. Девушки налили в миску воды и пододвинули Ворлоу.

— Вы так добры ко мне. Почему?

— «Братишке нужен друг и сосед по комнате, – сказал рослый, широкогрудый угольно-черный миури с янтарными глазами, – кстати, если кто унижать или обижать будет, зови нас. Мы быстро успокоим».

— «Или упокоим», - буркнула Дэйли.

— А теперь о прозе жизни. У тебя сколько денег? – спросил парень.

— «Мама двадцать золотых монет дала. Тайком, чтобы отец не орал».

— Это карманные деньги. Спокойно сдавай экзамены. Я заплачу за тебя, – Ларри протестующе поднял руку, – я не одариваю тебя. Летом поработаешь у гномов – отдашь долг и на второй курс хватит оплатить. К тому, же… - Ларри покосился на потупившуюся Лию, – понравился ты нам, и Дар у тебя редкий и сильный. Я - Ментальный Маг и вижу, на что ты, способен.

— «Благодарю вас. Вы буквально спасли меня. Только я голодным, наверное, кого-то оставил?» – спросил Ворлоу.

— «Не переживай. Мы сытно позавтракали. А воду и мясо нас заставила взять Мика. Это еще одна моя сестра, – вильнул хвосотом Дэйл, – она обладает способностью Дальнего Зрения и знала, что мы тебя встретим, и ты, умираешь от голода и жажды».

— «Времени у нас мало. Все поступающие обязательно должны уметь выставить Защитный Щит», - сказала Лея.

— «А что это?» – удивился Ворлоу.

— Этого я и ожидала. Ты, видел пузыри на воде? – спросила Натаниэль.

— «Видел».

— Представь, что ты, внутри такого пузыря.

— «Так он тонкий».

— Слушай меня внимательно, – сказал Ларри, – я обладаю способностью видеть магическую энергию, Источники Силы и даже душу, выходящую из тела. Я вижу твою магию и понял, как ты, должен действовать. Ты, укрепляешь предметы. Самым внимательным и тщательным образом изучи мифрил. Вряд ли у преподавателей будет что-либо более прочное, - с этими словами Ларри снял с руки наруч и положил перед Ворлоу. Миури самым внимательным образом начал его изучать. Долго нюхал, рассматривал, закрыл глаза и коснулся лапой. Убрал лапу и долго сидел неподвижно с закрытыми глазами. Снова проделал все с начала. Наконец сказал: - «Запомнил».

— Вижу. Теперь, меч из белой бронзы.

Процедура повторилась. Ларри одел наруч, а меч взял в руки: - Встань напротив меня. Представь, что ты, стоишь в центре

пузыря. Молодец, хорошо представил. А теперь, представь, что он из мифрила. Мысленно! Именно мысленно коснись пузыря лапой и укрепи его. Ворлоу замер, потом кивнул: – «Готово».

— Вижу, - Ларри ударил мечом чуть левее бока миури. Раздался скрежет, но меч отскочил, - укрепи еще раз. Укрепляй каждый раз, когда тебе кажется, что твой пузырь вот-вот лопнет. От моего удара он треснул. Ты, должен укрепить это место и добавить крепости всему пузырю. Так. Молодец. Еще раз, - Ларри размахнулся и ударил мечом, на этот раз вложив в удар побольше силы. Потом еще раз, - умница. Вот этот пузырь и есть Защитный Щит. Ты, мысленно укрепляешь его, как делаешь всегда. У тебя такая магия, что для тебя это - наилучший способ. Теперь, представь, что пузырь лопнул или исчез. Убери его. Сделай заново и укрепи, как из белой бронзы. Умница. Отлично! - Лари несколько раз с силой ударил мечом практически по голове миури, но оружие отскочило, - просто великолепно. Я вижу, как работает твоя магия. У тебя сильный Дар.

Тут из тени вышел длиннобородый гном. Огладив черную с проседью бороду, он спросил: - Юноша, вы с какого курса? Не могу вспомнить ваше лицо. Вы, так понятно все объяснили. Наших преподавателей поучить можно. Просто и гениально. Вы, использовали Дар этого миури для создания Защитного Щита. Эту находку нужно ввести в курс. Первокурсники еле-еле выставляют Щиты. Разрешите померяться с вами силами, - гном поклонился.

— Для меня честь, - ответил Ларри. Поклонился и встал напротив гнома. – Начинайте, господин.

Несколько минут все молчали. Гном посмотрел на Ларри. Пожевал губами и спросил: - Какой курс? Кто декан?

— Я поступать пришел. Уважаемый господин. Подскажите, куда записать миури. У них Укрепляющая Магия. Дар сильный, но не развитый.

— Ты, сдаешь вступительные экзамены?! – удивился гном.

— Да. А что? Владею Даром неплохо, - сказал Ларри.

— Неплохо!!! Да у нашего Магистра Ментальной Магии и десятой доли твой Силы нет. Ты, с кем-то Силой мерялся?

— Да. Часто приходилось.

— И кто оказался сильнее тебя?

— Лайэллон из Рода Стального Волка.

— Да как, ты, жив остался, схлестнувшись с Первородным?!

— Случайно вышло. Мы вместе в один домик фантомы заслали и схлестнулись там. Смеялись долго. Сами рядом стоим, а фантомы чуть домик не разнесли.

— Стоим рядом? Но, как? Как вы, вообще с ним встретились? – у гнома глаза на лоб вылезли от удивления.

— Ну… Я не хочу кричать об этом на каждом перекрестке. Я - его правнук.

У гнома челюсть резко уехала вниз. Вернулась на место и гном буквально возопил: - Учить правнука сильнейшего Ментального Мага! Схлестнулись в домике. Вы, еще общались?

— Мы и сейчас общаемся. Дед интересуется всем. Сказал, что своих самых способных в Академию отправит. Сдадим экзамены и свяжусь с ним. Расскажу. Господин, помогите парням. Куда им идти и на какой факультет поступать?

— Так. Мое имя Ганхавалди. Я веду курс Укрепляющей Магии. Я сам запишу обоих парней на курс Имитирующей и Укрепляющей Магии, факультет Природной Магии. Идите по этому коридору прямо, затем налево, первая дверь.

Ларри отвел гнома в сторону: - Господин Ганхавалди. Такой щекотливый вопрос. У одного из двух миури не оплачено обучение. Я внесу за него плату, но не знаю куда обратиться. За нас отец с господином Авалоном договаривался. Он же оплачивал. Помогите еще раз, пожалуйста.

— Который?

— Серый. Которого я учил ставить Защитный Щит.

— Пусть сдает вступительные экзамены. На курсе есть два бесплатных места.

— За Лучара папа заплатил.

— Тогда, на одно место я запишу…

— Ворлоу из Каоса. Он родич наших миури.

— Так вы, из Каоса! Народные герои. Мне рассказывали, как вам подарки вручали.

Ларри скромно потупился. Гном рассмеялся: - Решено. На одно бесплатное место я беру Ворлоу. Он действительно силен и умен к тому же. Я с самого начала наблюдал за вашим обучением. Я позаимствую твою идею?

— Конечно. Вы, очень помогли нам. Благодарю вас, – Ларри вежливо поклонился. Гном пошел своей дорогой, а Ларри поманил всех рукой, и компания пошла в указанном направлении.

– Ворлоу, ты понравился Ганхавалди. Благодари свой Дар. Он записал тебя на бесплатное место.

— «Правда?»

— Ага. Пошли, экзамен сдавать будешь.

— «Ой, я ничего не знаю».

— Другие знают и могут еще меньше. Честно отвечай на вопросы и показывай все, что умеешь. Ты, сдашь.

В середине коридора, возле двери, стояло несколько гномов и два человека.

— Экзамен уже начался? – спросила Шанталь. Парни-люди обалдело уставились на нее, один спросил: - Сейчас начнется. А вы, к нам?

— Нет, я не к вам. Они к вам, - и указала на миури.

— Мы еще с собаками не учились, - буркнул один парень и почувствовал, как его обуял ужас. Его сердце бешено колотилось, во рту пересохло. Он увидел, как из темноты выходит огромная черная фигура, воплощавшая его детский страх. Парень тихонько завизжал и сжался в углу в комочек. Через какое-то время страх начал его отпускать. Он приоткрыл один глаз и увидел, что все с интересом смотрят на него, а рыжеволосая красавица презрительно кривит губы.

— Что это было? – прохрипел невежа.

— Предупреждение. Первое и последнее. Грубое слово, попытка ударить или подрезать, презрительное отношение или высказывание в адрес кого-либо, и ты, будешь мочиться в постель всю оставшуюся жизнь. Ты, меня хорошо понял?

— Да кто, ты, такой?! – распетушился грубиян.

— Тот, кто может очень сильно испортить твою жизнь, - Ларри снова посмотрел на парня, и тот увидел, как глаза высокого юноши полыхнули белым пламенем и погасли, - так мы поняли друг друга?

— Поняли.

— Вот и хорошо. Удачной сдачи экзамена, – усмехнулся Ларри, – мы пошли свои кафедры искать. Сдадите, идите в фойе. Проверьте, чтобы ваши имена были в списках.

Миури взмахнули хвостами и сели рядом. В голове одного из гномов прозвучал приятный юношеский голос: - «После кого мы заходим?»

— После меня, – указал себе на грудь рыжий широкоплечий гном. Лучар кивнул и все стали ждать начала экзамена.

Пошли в сторону Лекарского Факультета, чтобы определить Лию. Натаниэль остановила бегущую по коридору эльфийку и попросила о помощи. Та ответила на поклон девушки, видимо знала ее. Что-то спросила. Нати ответила. Эльфийка рассмеялась и указала рукой направление. Девушка еще раз поблагодарила эльфийку и сказала: - Это наша преподавательница курса Лекарственных Растений. Она и у вас будет вести. А экзамены у лекарей рядом с алхимиками, там, где мы учимся. Я знаю, куда идти.

— Тогда, вы с Лией идите, а мы пойдем искать, где Боевые Маги поступают, - сказал Ларри.

— Спуститесь во двор. Занятия Боевой Магией обычно там, - посоветовала Натаниэль, - удачи.

— Ларри, мы прямо над ними. Столы ставят. Манекены. Ведра какие-то, груда камней лежит. Похоже, нам туда, – Шанталь отошла от окна и посмотрела на брата.

— «Лея говорит, чтобы мы прошли еще немного вперед. Там есть лестница на первый этаж», – сказала Дэйли, успевшая связаться с сестрой.

Все быстро пошли в указанном направлении и через пять минут оказались на улице. Ларри поклонился высокому, широкоплечему мужчине со светлой густой шевелюрой, аккуратно подстриженной бородой, и синими глазами. Выпрямился и спросил: - Уважаемый господин, подскажите, здесь проходит экзамен Боевых Магов?

Великан окинул взглядом широкие плечи Ларри, крепкую фигуру рослой девушки и двух широкогрудых и лобастых миури. Черный кобель был самым громадным из всех, каких он когда-либо видел.

— Вы, правильно пришли. Я сейчас проверяю списки. Ваши имена?

— Ларри и Шанталь из Рода Стального Волка. Дэйл и Дэйли из Каоса.

Великана что-то зацепило в их именах, но его сразу отвлекли. Он быстро проглянул списки кивнул в сторону скамьи и куда-то ушел. Двойняшки сели. Миури легли рядом. Из дверей выскочили двое эльфов и гном, за ними трое людей. Один из парней спросил: - Здесь будут поступать Боевые Маги?

— Да. Сказали присесть на скамью и ждать, - ответила им Шанталь и приветливо улыбнулась. Компания уселась на лавку и начала о чем-то шушукаться. Ларри вытянул ноги и облокотился спиной о стену. Шан-таль сделала то же самое. Миури положили головы на лапы и прикрыли глаза. Небольшой отдых.

В дверях показался гном Ганхавалди, уже знакомый Лучару и Ворлоу, и сказал: - Заходите в аудиторию и садитесь, - все зашли и уселись за столы. Лучар тоже спокойно сел на стул и положил на стол передние лапы. Ворлоу замешкался, но все же запрыгнул на стул и положил перед собой лапы на стол.

— Я сейчас буду называть имена. Вы, выходите и показываете, что можете. Я задаю вопросы, даю задания. Все понятно?

Все утвердительно загудели. Первым вызвали парня, оскорбившего миури. Он брал в руки лежавшие на столе предметы и говорил из какого материала они сделаны. Названия сплавов.

— «Я так не смогу, – передал Ворлоу Лучару, – я даже названий таких не знаю».

— «У него даже крупицы Дара нет», - успокоил его миури. Гном потребовал, чтобы парень укрепил материал или придал ему какие-то свойства.

— Я -Уолтер Хайнс, купец. Пусть эти гномы занимаются. Мое дело, распознавать обман.

— Так этому в Гильдии Купцов учат. В Академию Магии вам зачем? – спросил Ганхавалди.

— Мой отец всю вашу Академию скупит. Он за меня уже заплатил! – недовольно выкрикнул парень.

— Мы вернем вам ваши деньги. Свободны. Следующий.

— Отец будет жаловаться в Совет Старейшин! Вы, тут собак учите, а людей не принимаете. Совсем с ума сошли, - парень гневно топнул ногой.

— Молодой человек. У вас нет даже крупицы Дара. Прошу вас покинуть аудиторию, - осадил его Ганхавалди. Парень вылетел в коридор, громко хлопнув дверью о косяк. Еще долго было слышно его вопли и ругань. Вторым вышел широкоплечий, все время молчавший, парень.

— Я – Пол Карсон, сын кузнеца. Могу предметы чуть крепче сделать.

Ганхавалди сделал приглашающий жест рукой. Сын кузнеца прикоснулся к ножу. Немного подержал руку. Рука покраснела, нож нагрелся. Парень убрал руку.

— Кто-нибудь может сломать этот нож? – спросил гном. Все молчали.

Лучар спрыгнул со своего места и подошел к столу. Легонько подул на лезвие. Потом еще раз. Тронул лапкой и нож рассыпался кучкой ржавого железа. Все пораженно ахнули.

— Вот это я называю Даром. А теперь, укрепи вот этот меч, - преподаватель довольно потер руки.

Лучар подул на меч, затем еще раз. Всмотрелся в меч. Провел лапой по лезвию и сказал: - «Плохой металл. Очень пло-

хой, господин Ганхавалди. Мы такие мечи в переплавку пускаем. Позор кузнеца. Я его укрепил, но неправильная ковка исправлению не поддается».

Гном взял в руки секиру и ударил по мечу. Меч согнулся и дал трещину. Ганхавалди сказал: - От такого удара он должен был на куски разлететься. Что касается ковки, прав ты, молодец. Откуда знаешь?

— «Я в кузнице с маленьких кручусь. Нашему кузнецу помогаю. Медный Котелок много рассказывал. Дядька Хродгар тоже уму-разуму учил. Вот, запомнил немного».

— Медный Котелок? – удивился Ганхавалди.

— «Ой, простите. Мастер Борин из Рудного Подгорья и его брат Мастер Хродгар».

— Ого. Такие Мастера учили. А кузнеца, как зовут?

— «Тадгейр Тяжелый Молот. У нас марка “Режущий Луч”».

— Так это же самые дорогие мечи, почти не требующие заточки. Твоя работа?

— «Моя. Просто мы молчим об этом. Секрет это наш».

— Для меня честь учить такого ученика. И привет Хродгару. Я думал он мертв.

— «Он в плену был. В Стране Вечного Лета».

— Вспомнил. Каос. Вы, гномов вызволили.

— «Не я. Братья и сестры мои старшие, двойняшки. Дядька Борин с ними ходил. Ой!»

— Да понял я, что он тебе не чужой. Ты, зачислен. Такой талант, - улыбнулся гном и позвал, - Ворлоу, иди сюда. Вот бумага. Сделай ее, как мифрил.

Миури сосредоточился и дотронулся лапой. Подержал, провел по листу. Кивнул. Гном взял свою секиру и рубанул по листу. Секира отлетела и чуть не попал учителю по голове. Ганхавалди огладил бороду.

— Вот, шельмец. А ведь точно воспроизвел. Запомнил, когда доспехи гладил. Принят. Следующий. Следующий!!! Ну, что прижались, как мыши? По списку вызывать?

— Мы не сможем так, господин. Это же… Даже не знали о таком, - наперебой забубнили гномы.

— Показывайте, что есть. Ну, следующий, - прикрикнул Ганхавалди.

И экзамен потек своим чередом.


Глава 2. Экзамен двойняшек и спасение Линди.

Во дворе Академии начался экзамен у Боевых Магов. Всех разбили на пары. Ларри оказался против Шанталь и подмигнул ей. Она взяла свой “детский” меч. “Молния” лежала в мешке под лавкой. Все равно украсть никто не сможет. В планы девушки не входило подпалить какого-нибудь незадачливого будущего мага. Ларри и Шанталь шутовски отсалютовали друг другу, скрестили мечи. Великан внимательно наблюдал за этой парой. Явно дурачатся, но чувствуется сила и уменье. Меч Шанталь был из “подутых” Лучаром и спокойно выдерживал удары меча Ларри, да и бил парень вполсилы. Двойняшки крутились на месте, стараясь не срубить кому-нибудь голову ненароком. Мечами даже не замахивались особо. Один из преподавателей заметил это: - Такое впечатление, что эти двое были в деле и сейчас просто дурачатся, стараясь никого случайно не убить, – тихонько шепнул он на ухо великану.

— У меня тоже такое впечатление. Такое чувство, что в стайку детей берсерки затесались. Это…

— Да знаю я, объяснял ты уже, – хмыкнул эльф, – вот только, они не просто дурачатся. Кто-то начал их обучать Танцу Мечей. Я вижу рисунок. Видимо, принцип показали, а дальше, сами.

– Кто рискнул? Вот вопрос, - сказала высокая черноволосая и зеленоглазая эльфийка.

— Они, вроде бы, эльфы и в тоже время, в них еще что-то. Особенно в рыжей фурии. Напоминает она мне кого-то, – хмыкнул великан, – я парня вызову, а ты, девушку. Сейчас остановлю эту мышиную возню. Тут смотреть не на кого.

Шанталь заметила взгляд эльфийки и напряглась. Она знала этот взгляд. Эльфийка явно из солнечных. Великан зычным басом перекрыл шум и галдеж: - Все отошли к стене. Я сам буду вызывать и смотреть индивидуально. Ну, кому сказано! - краем глаза отметил, что заинтересовавшая его пара при первых же словах, убрала мечи в ножны и отошла к стене. Исполнительны, осторожны и внимательны. Точно были в настоящем бою. И не раз. Спокойны. Наблюдают за всем краем глаза. Каждый свою сторону. Спиной не поворачиваются. Даже отходили пятясь. Великан снова огладил бороду: - Эй, черноволосый парень в бордовом плаще. Становись против меня. А девушка пусть готовится. Будет фехтовать с госпожой Баинлот.

Шанталь и Ларри переглянулись. Парень сказал: - Что-то заподозрили. А ведь дурачились только.

— Я “Молнию” возьму. Не смогу я теперь этим драться.

— Только меняй незаметно.

— Молодой человек, я жду. Плащ снимите, - потребовал великан. Ларри кивнул Шанталь. Снял плащ и сбросил ей на руки. Девушка наклонилась укладывать плащ и заменила мечь. Ларри стал в стойку напротив великана. Хотя на фоне рослого и широкоплечего юноши тот уже не казался таким огромным. И бой начался. Противники кружили друг против друга, прощупывая соперника осторожными выпадами. Великан ударил первым.

Ларри отбил его меч и неожиданно повел своим. В глаза преподавателю ударило солнце и на долю секунды ослепило. Тут же его щеки коснулось острие. Великан дернулся от неожиданности и меч легонько кольнул. Выступила едва заметная капля крови. Кончик меча вспыхнул, высветилась пара букв эльфийской вязи и меч погас. Великан внимательно посмотрел в глаза Ларри и поежился. Он буквально почувствовал, что парень просто игрался с ним. От него исходила Сила, которой он не пользовался. Великан никак не мог угадать природу этой Силы. Не Стихия. Что-то еще. Мощное и неподвластное простому смертному. Мужчины поклонились друг другу и разошлись. Во дворе царила тишина. Поступающие сжались в углу, стараясь сделаться, как можно мень-ше и не попадаться двойняшкам на глаза. В центр площадки вышла эльфийка и сказал: - Девушка. Я вас жду.

Шанталь подошла к ней и поклонилась, как принято в Стране Вечного Лета. Эльфийка пробурчала на эльфероне: – И, где научилась?

— Научили, – на том же языке ответила Шанталь.

Эльфийка внимательно посмотрела на нее. Высокая, руки сильные, крепкие запястья, глаза внимательные, цепкие. Взгляд уверенный. Баинлот вынула меч. Девушка тоже. Ее меч сильно блестел, и сразу нельзя было определить из какого он металла.

Женщины коршунами, кружили друг против друга. Обе осторожные, как крадущиеся кошки. Каждая пытается нащупать брешь, и каждая хочет, чтобы первый выпад сделала другая. Шанталь постаралась стать за солнцем. Баинлот тоже. Снова начали кружиться на месте. Эльфийка почувствовала озноб. Девушка вынуждала ее сделать первый выпад. Она - преподаватель. Не может себе позволить долгую игру. Баинлот резко бросилась вперед, стараясь выбить меч. Девушка резко крутнула мечом и неожиданно сильным ударом перерубила меч эльфийки. Как палку перерезала и сразу же убрала свой меч в ножны. Поклонилась и отступила на несколько шагов. Баинлот тупо смотрела на огрызок, и в ее голову начала закрадываться мысль: «А ведь ей не хотят показывать меч. Девушка могла еще долго фехтовать. Усталой она не выглядела.

Что-то заставило ее оборвать бой. И это связано с мечом». Баинлот поклонилась, взмахом руки отпустила девушку и сказала: - Сейчас господин Торсон вызовет следующего по списку, - сразу же отошла к преподавательскому столу. Молча протянула великану огрызок меча. Тот взял обломок и внимательно покрутил в руках. Принюхался. От среза исходил едва уловимый запах паленого. Великан в задумчивости запустил в бороду пальцы и поскреб подбородок, проговорил: - Скрывают мечи. Меч парня мне щеку оцарапал. Как только его кончика коснулась капля крови на лезвии высветилась эльфийская вязь.

— Что за надпись? – спросила Баинлот.

— Я слабоват в эльфероне. Вроде как “се”. А что дальше, не знаю, меч потух. И от парня исходит какая-то Сила. Не Стихия. Что-то чрезвычайно мощное.

— Девушка – Маг Стихии Огня. Сильный и великолепно ею владеющий. Она мне даже прикоснуться к своему Дару не позволила, - тихо сказала эльфийка.

— Скрывают Силу? Тогда зачем им Академия? – удивился стоявший рядом преподаватель.

— Что-то разнюхивают? – предположила Баинлот.

— Странная пара. И миури. Эти вообще себя никак не проявляют. Лежат, сумку сторожат, как обычные дворняги. Вызову кого-нибудь. А ты, понаблюдай за ними.

Баинлот взяла в руки список и сказала: - Я буду называть имена, а вы будете подходить к нашему столу и, назвав свою Стихию, показывать уменье. Все поняли? - утвердительный гул, - начинаем. Господин Дерек Лерой.

К столу подошел высокий и крепкий парень. Из всех поступающих этот парень дрался довольно умело и сумел победить противника. Дерек подошел к столу и сказал: - “Стихия Вода”.

— Начинайте, - скомандовал Торсон.

Парень вытянул руку и из стоявшего ведра поднялась вода, собралась в шар. Он поплыл по воздуху. Парень чихнул. Пролетавший шар распался и ведро воды вылилось на спину черного миури. Тот спокойно поднялся, подошел к парню и со вкусом отряхнулся. Оглядел мокрого с ног до головы Дерека, пошел обратно и лег рядом с лавкой на сухое место. Послышались сдавленные смешки.

— Можно еще раз? – спросил Дерек.

— Хватит, понятно. Следующий.

Лия сидела между двумя девушками. Одна была чистокровной лунной эльфийкой со светлой кожей, белокурыми волосами и ясными голубыми глазами. Вторая - человеком, но чувствовалась примесь крови солнечных эльфов. Матовая кожа, блестящие каштановые волосы и миндалевидные карие глаза с поволокой. Девушка была чудо, как хороша. Миури посмотрела на нее и почувствовала к ней неожиданную симпатию. Помахала хвостом и представилась: - «Меня зовут Лия. Я из Каоса. Здесь уже учится моя сестра Лея. Она на третьем курсе».

— А я – Гаэрлинд, Музыка Моря на общем. Меня чаще зовут Линди Аль Заки. Я из Кара-Торуна. А где находится Каос?

— «Это самая северная крепость Междугорья. У нас через месяц снег выпадет».

— А у нас почти нет снега. Только сыпется какая-то каша, похожая на переваренную манку. Сыро, ветер и холодно.

— «“Холодно”, - презрительно фыркнула Лия, – а, ты, видела Танец Небесного Огня?»

— Нет. А, что это?

— «По небу растекается, как жидкий огонь и переливается разными цветами».

— Значит, у вас очень, очень холодно, - сказала сидевшая рядом с ними эльфийка, – меня зовут Лэгмерил - Цветущая Роза на общем. Я, из Рода Журчащего Ручья.

Претендентов было много, а три девушки оказались в списке самыми последними. Усталый преподаватель выглянул из комнаты, оглядел их замученные мордашки и со вздохом нырнул обратно.

По коридору шли несколько молодых эльфов. Сдавали экзамен и забрели не туда. Один из них, высокий парень с медными волосами, черными глазами и каким-то порочным лицом остановил взгляд на Линди: - Эй, ты, ити сюда. Ити мне, – выдал он на ломаном общем.

Девушка вжалась в лавку. Лия почувствовала исходящую от парней опасность. Связалась с Ларри: - «Скорее, боюсь. Мы прямо над вами. Второй этаж. Эти эльфы злые».

— Бегу.

В это время эльфы подошли к трем девушкам. Посмотрели на Лию. Один из них пнул ее ногой, что-то зло выкрикнув. Лия быстренько отскочила к лестнице, но не ушла. Чуткий слух миури уловил быстрые шаги Ларри и Шанталь. А нос - запах старших брата и сестры.

Медноволосый схватил Линди за плечи, притянул к себе и, смеясь, что-то начал говорить. Девушка задергалась, вырываясь. С силой опустила каблук на мягкий сапог эльфа. Тот взвыл. Лэгмерил зажмурилась, отвернулась и схвативший ее эльф немного отступил. Линди выкрикнула что-то на эльфероне. И тут медноволосый выхватил кинжал и воткнул ей в живот. Линди со стоном осела на пол, хватая ртом воздух.

— «Ларри!!!» - Лия в истерике вжалась в стену. В коридор влетели разъяренные двойняшки. Шанталь выхватила кинжал и не целясь бросила в медноволосого. Под курткой у него была кольчуга и кинжал отлетел. Эльф развернулся и, выхватив меч, бросился к ней. Второй кинулся на Ларри. Юноша, не вынимая меч, выбросил раскрытую ладонь правой руки. Эльф, спиной выбив стекло, грохнулся со второго этажа во двор.

Шанталь схватилась с медноволосым. “Молния”, почувствовав бешенство хозяйки буквально расплавила меч эльфа. Он с руганью замахал в вохдухе обожженной ладонью. Шанталь, подпрыгнув, впечатала каблук ему в физиономию. Эльф заорал. Ларри развернулся к нему и, схватив за шиворот и за пояс, выбросил головой вперед на лестницу. Медноволосый с воем покатился по ступеням. Оставшиеся два эльфа проскочили между двойняшками и понеслись вниз по лестнице. Лия уже подбежала к Линди. В это время Лэгмерил вынула торчавший из ее живота нож и попыталась ладонями остановить кровь.

— «Нет!!! Нет!!! – закричала Лия, – нельзя!» - но миури не успела. Линди вздохнула, вздрогнула и вытянулась. Карие глаза не мигая смотрели в потолок.

— Шани – Щит. Ко мне - никого. Не звать меня! – выкрикнул Ларри.

— Знаем, – Шанталь, Дэйли и Дэйл выставили Перламутровый Защитный Щит.

Парень подхватил на руки тело девушки. Разорвал на ее животе одежду и стала видна рана. Лия уселась рядом и занялась ею. Она уже напрактиковалась на гномах. Рана была свежая, чистая.

Ларри снова стоял в густом тумане. Сделал несколько шагов. Белесая пелена чуть рассеялась, и он увидел сидящую прямо на земле девушку. Она сидела, уткнувшись лицом в ладони. Ее плечи вздрагивали. Ларри подбежал к девушке и отвел ее руки от лица. Лия успела передать парню имя девушки, и он позвал ее: - Линди, не плач, идем со мной. Не бойся, я тебя не обижу, - и поднял девушку за руки вверх. Линди встала, посмотрела в лицо Ларри своими огромными бархат-

ными глазами и сказала: - Мне так страшно. Где я? Я умерла?

— Пойдем со мной и все будет хорошо.

— А ты, меня не бросишь? Мне так страшно.

— Нет. Пошли. Нам нужно спешить, - Ларри, обхватив девушку за талию, потянул за собой. Линди заглянула ему в глаза и, улыбнувшись, пошла с ним. Юноша подхватил девушку на руки и побежал. Стало светлее. Вспышка.

Линди вздохнула. Раз, другой. Застонала. На ее лицо начали возвращаться краски. Девушка открыла глаза и увидела, что сидит на руках красивого черноволосого юноши. Ей было так спокойно и совсем не страшно. Линди прижалась боком к

Ларри. Повернула голову и увидела сидящую рядом Лию. Погладила ее, обняла за шею и потянула к себе. Лия шагнула к девушке и ткнула ее носом в щеку. Линди улыбнулась и тихонько сказала: – Я так мечтала о собаке, но мачеха запрещала, – и уткнулась носом в густую шерсть. Миури потихоньку дула на рану.

— Лия, как она? – спросил Ларри.

— «Рана затягивается, но ее нужно уложить на ровное. На кровать, желательно. Дать поспать. Напоить восстанавливающим силы отваром и можно добавить травы для заживления ран».

Ларри кивнул и поднял голову. Защитный Щит уже убрали. Впереди стояла Шанталь с “Молнией” в руках. Меч светился и от лезвия исходили ощутимые волны жара. Справа стояла Дэйли. Вокруг ее передних лап завивались огненные змейки. Когда миури увидела, что Щит снят, змейки втянулись в густую шерсть на лапах. Слева стоял Дэйл. Никаких видимых проявлений угрозы. Только на гранитном полу красовался свежий отпечаток его лапы. Словно на мягкое масло поставил. Неподалеку стоял великан. Рядом Баинлот, не сводившая глаз со светящегося меча. Она подняла глаза к лицу девушки и увидела, как внутри зрачков потухают отблески пламени. Широкоплечий гном зачарованно смотрел на отпечаток собачьей лапы в гранитном полу и почесывал затылок. Возле гнома стоял невысокий смуглый эльф с серебряными нитями в черных волосах. Со странным выражением лица он смотрел на доспехи Ларри и на лежащую у него на руках девушку.

Шанталь вынула из сумки тряпку, в которую было завернуто мясо. Сложила ее и этой тряпкой подняла окровавленный кинжал. Другой рукой достала из той же сумки кожаный мешочек и положила туда кинжал. Затянула тесемки и положила обратно в сумку. Вопросительно взглянула на Ларри. Тот протянул руку и вокруг сумки обкрутилась отливающая зеленоватым светом паутина и пропала. Шанталь кивнула. Рядом с Ларри открылась дверь и выглянул усталый учитель.

— Что тут случилось?

— Здесь есть кровать? Или больница. Девушке нужен покой. Ее на ровное уложить нужно, - сказал ему Ларри.

Преподаватель посмотрел на миури, которая с закрытыми глазами дула на колотую рану в животе девушки. Рана уже не выглядела такой ужасающей. Края почти стянулись. Миури продолжала тихонько дуть. На глазах края раны стягивались. Кровь уже не текла. Через пару минут края раны полностью сошлись. Лия вздохнула и пожаловалась: - «Устала я».

— Иди сюда, - Ларри погладил ее по шерсти на спине, - ну, как?

— «Ой, вся усталость прошла», - обрадовалась Лия.

Преподаватель Лекарского Искусства тронул Ларри за плечо и сказал: - Молодой человек. Следуйте за мной. Мы сейчас уложим ее на кровать в нашей больнице.

Ларри поднялся. Чуть размял ноги и, не выпуская из рук девушку, пошел следом за преподавателем. Шанталь и миури почетным эскортом пошли сзади. Перед дверью аудитории царила полная тишина. Седоватый эльф спохватился и, что-то бормоча, потрусил за уходящими.

Ларри на ходу спросил у Шанталь: - Тебе кинжал зачем?

— Кулуриэну покажу. Пусть обнюхает. А ты, что хотел? – спросила Шани.

— Деду показать. Этот точно вынюхает, - ответил ей Ларри.

— Обоим надо. Поговори с дедом. Может сразу посмотрит?

— Сейчас уложим Линди, - устало вздохнул Ларри.

— Ей разговор не мешает? – заволновалась Шанталь.

— Нет. Я ее на лужок с травкой устроил. Ручеек журчит. Лучше ничего в голову не пришло, - отрапортовал брат.

— Улыбается. Значит в порядке. Лия, ты как? - спросила Шанталь.

— «Нормально. Ларри меня подкормил».

— Ларри устал. Ларри надо покурить и отдохнуть.

— В окошко дымить придется. Девушка - свидетель. Ее убить могут, - предупредила Шанталь.

— У Ратчера наслушалась, - констатировал факт Ларри.

— И так ясно. Попытаются добить. Мы их только отогнали. Не убили. Крику много было бы, - пояснила Шанталь.

— А эти не побоялись. Откуда они? - спросил Ларри

— Солнечные. Дедовы, наверное, - предположила девушка.

— Похоже. Слишком наглые и спесивые. Отдохну, поговорю с ним. Сейчас Силы не хватит. Остаток Лии дал.

— Ей нужнее. Нужно внутренние повреждения залечить.

— «Я залечила. Изнутри начинала. Края раны, это последнее. Еле справилась. Да еще жара эта. Кинжал длинный был», - вздохнула Лия.

— Это кинжал - жало. Боевой. Не просто для красоты повесил, – Ларри задумчиво покосился на сумку.

— «Гад. Сунется еще раз – спалю,» - рыкнула Дэйли.

— «А я упокою, на десять локтей под землю. Драконий навоз», – буркнул Дэйл.

Невысокий мужчина-преподаватель подбежал к двери. Распахнул ее и приглашающим жестом указал на ряд кроватей, отгороженных ширмами. Потом сказал: - Меня зовут Эжен Куртэне. Я заведую кафедрой Лекарского Искусства и Исцеляющей Магии, - представился он.

— Ларри. Это моя сестра-двойняшка Шанталь. Наши Побратимы Дэйл и Дэйли. А это, героиня дня - Лия. Она - Лекарь. Спасла девушку, - в свою очередь представил всех Ларри.

— Что произошло? – спросил Куртэнэ.

— «К ней, – Лия кивнула на спящую девушку, – парни приставать начали. Она отказала и получилась ссора. Один парень ее ножом в живот пырнул. Я успела наших позвать. Они отогнали парней. Вынули кинжал, кровь остановили».

— Кинжал можно увидеть? – спросил Куртэне.

— Прошу извинить, но нет, – мотнул головой Ларри.

— Девушка спит, - завкафедрой задумчиво посмотрел на спящую девушку.

— Ей лучше стало, и она уснула, - объяснил Ларри.

— Юноша, я уже двадцать лет преподаю лекарское искусство. Дослужился до заведующего кафедрой. Так усыпить и навеять морок может только очень сильный Ментальный Маг.

Дверь открылась, влетел седоватый эльф и с порога заговорил: - Мое имя Армали из Рода Звездной Россыпи. Завкафедрой Ментальной Магии. Ваша сестра и миури выставили Перламутровый Защитный Щит, но и того, что я успел увидеть, мне достаточно. Девушку проткнули кинжалом-жало. А та неумеха выдернула его. Миури делала, что могла. Но, девушка была мертва. Окончательно и бесповоротно. Я видел серебристую дымку отлетевшей души. И вот, через десять минут, девушка открывает глаза. Розовеет и обнимает за шею миури. Вы, что, за идиота меня держите, молодой человек? Я с вас не слезу. До Авалона дойду.

— Вот Авалон, как раз, в курсе, – Ларри устало потер виски.

— В курсе чего? Почему я из вас выдавливаю? Вы, что делаете в Академии? – не отставал Армали.

— Поступаю на Боевого Мага. И сестра. И Побратимы.

— На Боевого Мага?! Вы?! Да зачем? – брови эльфа взлетели вверх.

— Я - будущий Хранитель Каоса, - оповестил обоих преподавателей Ларри.

— Вы? – Армали твердо решил все выяснить.

— Да.

— Ваше имя? – эльф сделал еще одну попытку. Ларри сделал вид, что поудобнее устраивает голову девушки. Шанталь переговаривалась с миури. Эжен Куртэне крутил головой, как филин. Пытался понять, с чего его коллега так суетится.

— «Ларри, - Шанталь перешла на мыслеречь, – что делать будем? Не слезет же. И Авалона за горло возьмет. Вон, как пробрало».

— «Сказать?» – Ларри сильно устал и ему уже было все равно.

— «И что? Дальше что? Деда приплетать? Ты, представь, что начнется», - задумчиво протянула Шанталь.

— «Если уже совсем припрут, скажем. Все равно вылезет. Эльфийка и так на “Молнию”, как мышь на крупу, смотрела. Гном отпечаток лапы Дэйла в гранитном полу долго рассматривал», - передала Дэйли.

— «Зачем сюда сунулись? Дед бы помог. Подсказал», - посетовал Ларри.

— «Ворлоу помогли. Ты ,девушку вернул», - сказала Шанталь.

— «Может быть, не примут нас? Вернут Хранителю деньги, – вступила в разговор Дэйли, – мы тут, как быкосвин в загоне с поросятами. Да еще и вступительные экзамены со всеми сдаем. Ты, эльфийке меч срубила, чтобы бой свернуть, а она в коридоре все равно “Молнию” увидела. И великан что-то под нос бормотал».

— «Надо было устроить мальчишек и Лию. Нати не выделяется. А мы? На мне печать “Валькирия”, а тебя с Лайэллоном спутать можно. И Сила у тебя от него. Только он и может с тобой справиться», - передала Шанталь.

— Господа. Я чувствую, что вы, беседуете. Еще никто из учеников не мог выбросить меня из диалога. А вы, даже не чувству-

ете моих попыток вклиниться в разговор! – возмущению Армали не было предела.

— «Почему же. Последняя попытка была очень даже удачной», – обаятельно оскалился Дэйл.

Армали уставился на миури. Его еще ни разу так не унижали. Даже не ученики Академии. Поступающие отнеслись к его попыткам, как к детскому лепету. И еще, у завкафедрой не шла из головы воскресшая девушка, которая мирно посапывала на кровати. Он решил предпринять последнюю попытку. В это время парень переглянулся с девушкой. Она кивнула и села в ногах кровати. Парень встал, вынул из кожаного мешочка короткую изогнутую трубку и начал набивать табаком. Глянул на девушку. Через пару секунд над трубкой появился дымок. Парень подошел к открытому окну. Облокотился на подоконник, устало вздохнул и затянулся. Армали помялся и подошел к парню. Вынул из кармана свою трубку, кисет. Набил и спросил: - Огонек?

— Шани, подожги, пожалуйста, – и кивнул на трубку Армали. Через секунду табак занялся и над трубкой появился дымок.

— Тебе сколько лет? – спросил эльф-преподаватель.

— Через два месяца Совершеннолетие. Мы - двойняшки. Побратимы в один день с нами родились, в соседней комнате.

— Курящий эльф? Гном, да. Но, эльф?

— А ты, сам? Ну и, я не совсем чистокровный, – улыбнулся Ларри.

— Издержки профессии. Если не курить, то после занятий левый глаз сильно дергается, – ответил Армали и затянулся ароматным табаком.

Эжен Куртэне перечислял Лии ингредиенты для тонизирующего и укрепляющего отвара. Вдруг на глазах миури показались слезы. Ларри как раз закончил курить, выбил трубку и заметил горе Лии.

— Лия, милая, что случилось?

Мируи вытянула вперед пушистые лапки: - «Я не могу записать рецепт!» – и снова захлюпала носом.

— И это все горе? - Ларри взял со стола несколько листов, вынул из стаканчика самое красивое белое перо и сел на пустую кровать. Подтянул сумку и вынул из нее довольно толстую книгу. Открыл на первой странице и сказал: - Перестань хлюпать носом и делай, что скажу. Я сейчас сделаю тебе Вечное Перо, - Ларри на распев прочитал коротенькое заклинание. Перо вздрогнуло и на кончике появились чернила. Провел по листу и за кончиком пера потянулась черная полоса. Положил перо на лист бумаги: – А теперь сделаем Самопишущее Перо, - снова на распев прочел коротенькое заклинание. Перо вздрогнуло, на секунду покрылось блестящими точками и замерло.

— Лия, любым способом положи перед собой лист бумаги и перо, - скомандовал Ларри.

Миури сосредоточилась. На пол перед ее передними лапами опустился лист бумаги. Сверху легло перо.

— Очень хорошо. Повторяй за мной. Повторять нужно абсолютно точно и старайся мысленно четко проговаривать каждый звук.

Лия кивнула. Ларри начал нараспев читать оба заклинания. Одно за другим. На листе, лежащем перед лапками Лии, начали возникать аккуратные буквы. Через несколько минут оба заклинания были записаны.

— «Ларри, а мальчикам и Лее? Им тоже нужны такие перья!» - попросила Лия.

— У тебя уже есть текст заклинаний. Можно делать перья, ты будешь диктовать, а они - записывать. Можно дописать вот такое коротенькое заклинание. Здесь две строчки и небольшое действие. Запомнить очень легко. Пиши.

Лия сосредоточилась. Перо легло на лист бумаги, лежащий перед ней: – «Готова».

— “Помощь лентяю”.

— «Ой, название какое смешное. Диктуй».

Ларри четко и медленно продиктовал текст коротенького заклинания. Потом сказал: - А теперь положи рядом, обязательно слева, чистый лист.

— «Сделала».

— Наклони голову к правому листу с текстом и повтори “Помощь лентяю”. Главное: четко и правильно, - миури сосредоточилась, проговорила текст заклинания. Кивнула, - легонько подуй, как бы сдувая буквы с исписанного листа на чистый, - скомандовал Ларри.

Лия легонько подула, и с листа с текстом на чистый слетели буквы, потом аккуратно выстроились в четкие строчки. Написанное на правом листе осталось, как и было.

— «Ой, Ларри. Ты, сделал такой подарок. А мы, так мучились», - Лия буквально расцвела.

— Почему, ты, им раньше его не продиктовал? – спросила Шанталь.

— Я с боевыми заклинаниями и уменьями разбирался. А эти на самом первом листе записаны и, как-то не нужны были. Даже в голове не шевельнулась их нужность. А когда Лия плакать начала, вспомнил.

— Молодой человек, – отмер Армали, – я даже согласен не выпытывать у вас, как вы воскресили девушку. Только разрешите мне включить ваши заклинания в учебный курс. Они такие легкие. Практически не требуют затрат Силы. И очень нужные. Особенно “Вечное Перо”. Если бы вы, только знали, какие деньги требует Гильдия Магов за такие перья. Авалон со своим Вечным Пером носится, как кура с золотым яйцом. А тут, пять минут и готово.

— Включайте. Вы - Ментальный Маг, и для вас не составит труда “сдуть” с Лииной копии себе текст заклинаний. И Вечное Перо, вы, сделаете. Это заклинание очень легкое, текст коротенький, но оно на эльфероне. Другого у меня нет.

— На моем курсе ученики изучают эльферон. И еще, чтобы включить заклинания в курс, я должен испросить письменное разрешение у господина Авалона. В нем я должен указать источник заклинаний и приложить написанное рукой владельца разрешение на их использование, – Армали посмотрел на Ларри. А парень взялся за голову. Лучше бы он дома научил своих миури.

В тишине больницы раздался властный голос: - Ларри, закрой Гримуар, титульным листом вверх, - Ларри закрыл книгу и в туже секунду имя Лайэллон заменилось на Хагрилар, - теперь, ты, можешь сам написать разрешение этим крючкотворам и не морочить мне голову подобной ерундой. Она у меня опухнет скоро. Час назад ко мне подлетела разъяренная госпожа Тинтур и начала орать и плеваться, как ошпаренная кошка. Ты, спустил с лестницы ее сына и учил летать племянника. С какого этажа летел идиот?

— Со второго. Дедушка, тот, которого я спустил с лестницы, убил девушку. Пусть поблагодарят, что вообще не прикончили тварей.

Раздался рев на непонятном языке, в котором мелькало короткое и емкое слово “мать”. Оторавшись король спросил: - Что с родителями девушки?

— Я ее успел вернуть, - ответил Ларри, - мне бы еще подучиться.

— Я нанял гоблина. Библиотеку в порядок привести. Он вчера прибежал прямо на заседание Совета. Красный весь. Уши трусятся. Говорит, что в библиотеке свитки, которые в этот мир с Первородными пришли. Только в ужасающем состоянии. Тронь и рассыплются, - сказал король.

— Дедушка, ничего не трогайте. Мы познакомились с Ворлоу. Это миури. У него очень сильный Укрепляющий Дар. Если наш Лучик только с металлами работает, то Ворлоу все равно. Хоть с паутиной. Мы приедем к тебе, и он укрепит свитки, как новую кожу. Может быть, найду для себя что-нибудь. Только нужно ждать, когда снег выпадет, - обнадежил деда Ларри.

— Я Ворота Миров поставил. Гномы сделали, - обрадовал внука Лайэллон.

— А, как запустить их? – спросила Шанталь.

— Внучка, не позорь мои седины. Я - Ментальный Маг, сильнейший в этом мире. Я что, по-твоему, не смогу сделать, чтобы два каменных круга проворачивались? Уже все работает. Этих идиотов я поступать отправил. Еще две девушки были и щупленький паренек.

— «А куда поступали?» – полюбопытствовала Дэйли.

— Что-то связанное с Лекарской Магией и растениями. Я особо не вникал. Мой Старейшина занимался этим. Меня просто не хватит на все.

— «Лия будет на лекарском факультете. Нати и Лея - на алхимии. Присмотрим», - доложила миури.

— Хорошо. Девушку заберите из больницы. Отвезите в Каос. Пусть Ларри напряжется и вложит в голову ее родителей, что она лодыжку вывихнула. Оставлять нельзя. Ее убьют, - предупредил Лайэллон.

— Я устал сильно, - пожаловался Ларри.

— Я чувствую. Сейчас помогу немного. Завтра к обеду приду в Каос. Пивка, бы, холодненького и поесть что-нибудь. Поговорить надо.

Через некоторое время Ларри с облегчением вздохнул. Лайэллон сказал: - Ну, вот. Этого пока тебе хватит. Дома отдохнешь.

— Деда, кинжал у нас, – сказала Шанталь.

— Какой? – не понял Лайэллон.

— Жало. Которым девушку подрезали, - объяснил Ларри.

— Отлично. Все. Завтра приду, а вы быстрее домой.

— Поняли. Идем. Наши уже заходят в комнату, - Шанталь поманила к себе рукой вошедших.

— Это кто? Вы, с кем говорили? – у Армали тряслись руки и губы. На него было жалко смотреть.

— С дедушкой, - Ларри сделал невинное лицо.

— С дедушкой?!!! Я видел обложку Гримуара!

— Ну и что? – парень устал и хотел отделаться от любопытного эльфа, как можно быстрее. Шанталь начала собирать сумки. Миури быстро обо всем переговорив, вызвали Нати и Лею, болтавших с подругой.

Ларри спросил: - Господин, как вам разрешение писать? Поверьте, устал. Дед дал Силы, но мало. Голова гудит. Не соображаю совсем.

Армали автоматически продиктовал текст. Ларри записал и подписался. Отдал эльфу. Тот тупо уставился на подпись внизу листа. “Хагрилар из Рода Стального Волка”. И тут он вспомнил, что видел это имя в списках поступающих. Армали решил, что кто-то из людей просто громко назвал свой Род. Ему даже в голову не пришло, увязать его с правителем Страны Вечного Лета. Неудержавшись он спросил: - Так это правда?

— Что? - Ларри уже наклонился, чтобы взять на руки спящую девушку.

— Вы - внук Лайэллона и Переходящий За Грань.

— Правнук, если точнее. Я, наверное, к вам учиться перейду.

— Ты, хочешь записаться на мою кафедру?

— А куда еще? Шани - на Боевую Магию записалась. Побратимы, тоже. Лия – Лекарь. Парни, у гномов.

— «Ой, Ларри. Я же экзамен провалила, - Лия схватилась лапками за пушистые щечки и на ее глаза снова навернулись слезы, – я так готовилась».

— Милая, я уже давно внес вас в списки, – ответил Эжен, – у вас сильный Дар. То, что вы сделали, не всякий повторит. Вы, все сдали.

Мордочка миури расплылась в улыбке, и она сунула нос к спящей девушке. Зажмурившись, начала что-то для себя выяснять. Армали посмотрел на доспехи Ларри и пробормотал: - Плющ и Розы. Узор королевского дома. Но, его не было!

— Морок был. Я устал очень и не стал тратить Силу на него.

— Меч и кинжал? Тотем?

— Большой и Малый Клык Стального Волка. Да, тотем призываю. Господин, отвечу на все ваши вопросы, все покажу. Попозже, сейчас я еле двигаюсь, а мне еще девушку нести в Каос.

— Давай, я до Ворот понесу. Она, как птичка. Донесу. Возьмешь ее после перехода. Ты, Ворота быстрее запускаешь, - предложила ему сестра.

Ларри поднял с пола сумки, Шанталь подхватила на руки спящую девушку, не обращая внимания на обалделый взгляд Куртэне. Миури несли на спинах в сумках свою ношу, Нати взяла оставшуюся сумку, и все пошли к Воротам.

Как и обещал, Ларри взял у Шанталь девушку, чтобы у матери шока не было. Дэйли связалась с Татром, он - с Хагиром. Через несколько минут Хранитель взял с рук уставшего сына спящую девушку в окровавленном платье.

Линди уложили в комнате Лии, которая наотрез отказалась с ней расставаться. Рваное, окровавленное платье сняли. Оттерли кровь и переодели в одно из платьев Натаниэль. Платья Шанталь были ей велики на пару размеров. И по длине не подходили. Девушка едва доставала макушкой до плеча рослой дочери Хранителя Каоса.

Линди пришла в себя в незнакомой комнате. Рядом посапывала Лия. Девушка потеребила миури. Та проснулась и, сосредоточившись, подала ей кружку отвара. Линди начала отхлебывать горьковатое питье. Лия рассказала, что ее забрали в Каос. Оставлять в больнице Академии было нельзя. Ее попытаются убить. А тут безопасно. Лия не удержалась и спросила: - «Как же твои родители? Никто не беспокоился о тебе».

— Папа уплыл за товаром. У него корабль. Мама давно умерла. А мачеха постаралась меня записать в Академию, чтобы я не мешала ей дочек замуж выдавать. У нее одна от первого мужа. Старше меня на пять лет и довольно страшная. А вторая, младше меня. Ей десять только, но, мачеха ее уже на все балы таскает. А я дома сидела. Чтобы не мешалась.

— Как ты, чувствуешь себя?»

— Там, где рана - болит, но не очень сильно. А вот встать не могу. Голова кружиться начинает. Пока лежу - хорошо.

— «Крови много потеряла. Ты, давно кушала?»

— Утром. Когда в Академию шла. Я вчера приехала и сняла номер в гостинице. Вещи тоже там остались.

— «Наши придумают что-нибудь. Я сейчас пойду на кухню и попрошу служанку принести ужин», - Лия взмахнула пушистым хвостом и выскочила из комнаты.

Утром к Лии и Линди прибежала Шанталь. Линди ее впервые увидела. В коридоре она стояла за Защитным Щитом, и девушка ее не видела.

— Я - сестра Ларри, - представилась дочка Хранителя.

— А кто такой Ларри? – спросила Линди.

— Ты, у него на руках сидела, - обрадовала ее Шанталь.

— Ой. Я имя не спросила, – порозовела девушка.

— Не успела. Лия рассказала о твоей мачехе. Ты, у нас теперь жить будешь. Мы предупредим Авалона, если твой отец будет тебя искать, пусть сюда едет. А за вещами слугу в гостиницу пошлем.


Глава 3. Иллюзии прадедушки и жареные гуси Шанталь.

Приближалось время обеда. Потихоньку начинало урчать в животе. Дед не появлялся. Ларри и Дэйл пошли посмотреть, может быть он идет от Ворот к крепости? Уже подходили к подъемному мосту, когда Ларри почувствовал вызов. Зазвучал голос Лайэллона: - Ларри, срочно закрыть ворота Каоса, поднять мост. Стражу предупреди, чтобы никого не впускали и не выпускали без твоего ведома. Ты, должен осмотреть пришедшего и определить, нет ли на нем морока.

— Стража, закрыть ворота, поднять мост, - прозвучала четкая команда сына Хранителя. Негромко заработали смазанные и хорошо отлаженные механизмы. Ворота крепости закрылись. Снаружи лязгнул поднятый мост. Ларри наложил заклятие Паутины на створки и засов.

— А Паутина зачем? – удивился Лайэллон.

— Дедушка, ты привык к эльфам. Мы - не единственные Ментальные Маги. На воротах простые люди стоят. Они - воины. Ментальный Маг их заставит открыть ворота, они и вякнуть не успеют.

— Ты, прав. Обедайте без меня. Приду к ужину и все объясню.

— А как пройдешь? Ворота Миров с той стороны остались.

— Обойдусь. Ждите к ужину.

— «Кто-нибудь, найти Скайлара и к Хранителю. Срочно!» – распорядился Дэйл. Один из часовых уставился на миури круглым глазами. Новенький. Второй молча повернулся и пошел к домам гарнизона.

Ларри все рассказал отцу. Подошел Скайлар, бывший командиром замкового гарнизона. Хагир ввел его в курс дела и

приказал до особого распоряжения ворота крепости без ведома Ларри не открывать. Даже если под воротами соберется весь Совет Старейшин.

Линди потихоньку, держась за стеночку, сделала несколько шагов по комнате. Лия снова уложила ее в кровать. К ним прибежали Натаниэль и Лея. У девушек оказалось много тем для разговора. Вещи Линди забрали еще утром. Хагир взял с собой слугу и перешел в Златоград. Пока он общался с Авалоном, слуга забрал из гостиницы вещи девушки. Теперь Линди переоделась в запасное платье. Лунаталь, успевшая сунуть нос в рюкзачок девушки, поманила Вайяну, и они пошли давать задание портнихам. Линди нужно было приодеть. Каос, не Кара Торун. В шелковых одеждах она нос из комнаты не высунет. Была средина месяца Сбора Урожая. Днем солнышко еще припекало, но по ночам было уже холодно. Без теплой одежды Линди не обойтись.

Подружки уже обшили всех домашних. Миури щеголяли в изукрашенных бисером ошейниках. Такой же красовался на мощной шее Изи. Лунаталь и Вайяна за зиму украсили бисером шубы, сшитые по выкройке, снятой с парки Джо. Появление в замке Линди, с ее тощим гардеробом, было воспринято с энтузиазмом, достойным лучшего применения.

Солнышко потихоньку клонилось к горизонту. Хагир, у которого после легкого перекуса бурчало в животе, распорядился накрывать ужин. Все расселись на своих местах, оставив один стул свободным. Линди и Лия остались в комнате. Девушка была еще очень слаба и основную часть времени спала. Лия руководила железной лапой. Все было под ее контролем.

Хагир приказал разлить по бокалу легкого вина. Миури налили в мисочки воды. В этот момент в коридоре раздался истошный визг и грохот упавшего блюда. Раздался насмешливый голос: - Госпожа, я - не большой мыш. Не надо так визжать, и пожалуйста, не говори мне, что на этом блюде лежали копченые свиные ребрышки, - в зал быстрым шагом вошел Лайэллон, - извините, что испортил вам обед и скомкал весь день. Это - за потрепанные нервы, – король солнечных эльфов собственноручно водрузил на стол огромное блюдо винограда.

Все уставились на него. Ларри и Шанталь, обожавшие виноград, шумно сглотнули появившуюся слюну и пропели: - Это все нам?

— Вам. Только не объешьтесь, – рассмеялся эльф и сел на свое место, жестом указав подошедшему слуге на бутылку вина. Взял наполненный бокал, отпил пару глотков и спросил: - Шанталь, где кинжал, которым девушку проткнули?

— Сейчас принесу.

— Служанку пошли.

— Она с визгом прибежит обратно. Ларри на сумку морок навесил. На ней нетопырь сидит.

— А ну-ка, неси, как есть. Гляну, – засмеялся Лайэллон. Шанталь убежала и вернулась буквально через пару минут. На вытянутых руках девушка несла обычную кожаную сумку. На боку этой сумки сидел, сложив крылья, крупный нетопырь. Эльф заржал в голос: - Ларри, маг-недоучка. Нетопыри не сидят. Они висят вниз головой в пещерах, зацепившись за выступы в скале задними лапами, - чуть наклонил голову, и нетопырь, взмахнув крыльями, взлетел под потолок и повис на люстре вниз головой, зацепившись за одно из украшений. Он оказался прямо над головой Лунаталь, которая прихватив свою тарелку и бокал, уселась в кресло.

— Не бойтесь, госпожа. Это морок. К вам в тарелку ничего не упадет.

Эльфийка глянула на люстру и брезгливо поморщилась. Ларри был в экстазе: - Объяснишь все. Мой морок выглядит неуклюжим и плоским.

— Поем сначала. Ларри, я сегодня еще не ел нормально. А от эльфийской диеты я скоро в платья Натаниэль влезу. Поверь, я с удовольствием поделюсь с вами своими знаниями. Просто есть хочу.

Лунаталь снова покосилась на висящего на люстре нетопыря. Эльф хмыкнул и тварь исчезла. Жена Хранителя расправила плечи и снова вернулась к обязанностям радушной хозяйки. Вокруг стола засуетились слуги. Свиные ребрышки, все-таки, принесли. Почуяв запах копченостей, явился Медный Котелок с бочонком охлажденного пива. У мужчин загорелись глаза. Лицо Шанталь приняло страдальческое выражение, увидев которое, Хагир фыркнул. Он отвлек чем-то Лунаталь и гном плеснул Шанталь полный бокал пива вместо вина. Девушка просветлела и, поставив согнутую в локте руку на стол, прикрыла бокал.

— Пить пиво из винного бокала. М-да. Еще не пробовал, – хмыкнул дедушка.

— За нашего гостя! – провозгласил Хагир, и все дружно вцепились в свои кружки. В ход пошли копченные ребрышки. Лунаталь с сожалением смотрела, как ее старшая дочь без всякой утонченности вгрызается крепкими белыми зубами в ребрышко и прихлебывает из бокала.

Мужчины тоже отдали должное копченостям и холодному пиву. Слуги внесли буженину.

— Дедушка, посмотри кинжал. На рукоятке рисунок. Сокол хватает добычу. Это не из лавки ремесленника оружие. Клинок из белой бронзы, – сказала Шанталь.

— Сокол. Это Род Мифрилового Сокола. Такой же древний, как и наш. Первородные, пришедшие в этот Мир с Лайстиндером. А Тинтур пыталась мне доказать, что ты, без повода оскорбил и ударил ее сына.

— Ну, и скотина, ее сынок. Он сначала оскорбил девушку, а, когда получил отпор, зарезал. Я должен был ему кланяться?! – волчьи глаза Ларри гневно сверкнули.

— Хорошо, что не убили. Кинжал я заберу, – Лайэллон взял сумку, провел рукой. Паутина спала, и эльф спокойно достал кинжал, завернутый в тряпку, - наука Ратчера. Рукой не брали.

— Конечно. За рукоятку тряпкой брала. И сразу убрала в сумку, – сказала Шанталь. Лайэллон аккуратно развернул тряпку, тоже не прикасаясь к кинжалу руками: - Сокол. Вот они у меня завтра запляшут. Устрою показательную порку при всем Совете. Вызову придурка вместе с его кошкой-мамашей. Я послал их учиться, а они полезли девок портить. Ну, я вам устрою. Мало не будет, - король снова завернул кинжал и положил обратно в сумку. Поднял глаза и оглядел присутствующих. Шан-таль, тайком от матери, завела руку с бокалом за спину. Ларри перелил ей со своей кружки пиво и пустую кружку подсунул Медному Котелку. Тот, не чинясь, наплескал ему пива. Двойняшки подцепили по большому куску буженины и с завидным аппетитом принялись за еду. Хагир не отставал от старших детей. Натаниэль и Лунаталь клевали что-то со своих тарелок. Фианэль тоже не понятно, что ела. Лайэллон хмыкнул и достал свой кинжал. Подцепил внушительный кусок мяса и подал кружку Борину. Гном налил доверху, и Правитель Страны Вечного Лета, прикрыв глаза, приложился к холодному пенистому напитку. Довольно крякнул и отправил в рот внушительный кусок нежного мяса. Лунаталь скосила глаза на жующего короля.

— Господин Лайэллон, - промурлыкала эльфийка. Тот поднял на нее глаза, но жевать не перестал, - не могли бы вы повлиять на мою дочь?

— Лайэллон воззрился на свою невестку, - повлияйте на Шанталь. Она вас уважает и должна прислушаться к вашим словам, - Лунаталь выжидательно посматрела на короля. Эльф волевым усилием проглотил большой кусок, не успев разжевать, как следует. Запил оставшимся пивом. Гном, не дожидаясь напоминания, наполнил опустевшую кружку.

— Слушаю вас, госпожа, - довольно внятно буркнул Лайэллон.

— Шанталь совершенно не уделяет время хозяйственным хлопотам. Так и не выучилась хотя бы одно блюдо нормально готовить. Нитку в иголку вдеть не может. О шитье, я уже молчу.

— Мам, она умеет готовить, – влез Ларри, – у нее великолепно получаются жареные гуси с печеными яблоками.

— «Гусыни у нее тоже хорошо пропекаются», – брякнул Дэйл.

Наступившую тишину разорвало довольное ржание дедушки Лайэллона. Ему вторил Борин, и подвывали Татр и Дэйли. Хагир сидел молча, потом расплылся в улыбке: - Да, гусей она хорошо поджаривает.

Лунаталь и Натаниэль удивленно смотрели на веселящихся родственников. Фианэль хмыкнула. До нее тоже дошло. В это время обозлившаяся Шанталь пульнула в Ларри фаэрбол. Юноша выставил левую руку и раскаленный огненный шар просто всосался в ладонь. За столом снова воцарилась тишина.

— «Доигрались, – прозвучал в голове Ларри голос сестры, – теперь не слезут. Хорошо бы, только наши. Наплели бы чего-нибудь. А тут, дед внимательно, так, смотрит. Чувствую, сейчас вцепится. Ему мы не набрешем».

— Повторите, я, что-то не разглядел, – сказал очень даже серьезный Лайэллон. Двойняшки притихли. Лихорадочно соображали, как выкрутится. Ларри взмолился в голове у гнома: - «Дядька Борин!!! Спаси! Подлей деду чего покрепче», - гном хмыкнул и подумал, что бывалого эльфа и гномья настойка не проберет.

— «А давай нальем в пиво. Может быть, возьмет?» – это уже двойняшки вместе вломились к гному в мозги.

— «И чего, ты, так дергаешься? Ну, потушил шар Шанталь. Первый, что ли?» – влез Дэйл.

— «Да, не потушил я. Я ее Силу себе взял. От меня сейчас кучка костей останется. Дед меня разделает на составляющие», – Ларри аж вспотел.

— «Дядька Борин, доставай настойку. Я сейчас деда отвлеку, а ты, ему прямо в кружку лей и побольше!» – вклинилась Шанталь.

Тут над столом раздался рык короля: - Не надо портить хорошее пиво! Настойку я и так выпью. Знаю, о чем речь идет. Ларри, я тебе не преподаватель Академии, которого вы выкинули из беседы. Успел увидеть его оскорбленную физиономию. Кстати, знакомая до дрожи. Как его зовут?

— Армали из Рода Звездной Россыпи, – ответил парень и понадеялся, что разговор потечет в другое русло.

— Знаю я его. Вместе от Силнаи оплеухи отхватывали.

— Так вот, почему у него рожа такая вытянутая была, – парень предпринял попытку отвлечь деда.

— Ларри!!! Ты, мне зубы не заговаривай! Повторите свой фокус, – дедушка-эльф сверкнул глазами. Двойняшки притихли. Хагир с удивленным лицом наблюдал за разбушевавшимся дедом и непривычно тихими двойняшками: - Дедушка, и с чего ты к этим сорвиголовам прицепился? Не спалили ничего, не разбили. Это они еще тихие.

— Хагир, Ларри только что легким движением взял прорву Силы. Просто протянул руку и взял. Неужели, ты, не понял? Твой сын протянет руку и за пару секунд вытянет из любого живого существа всю Жизненную Силу. Единственной, способной на такой фокус, была Анкалимэ. Даже я на это не способен, а Ларри просто протянул руку, продолжая при этом хлебать из кружки пиво. Хагир, ты даже не представляешь себе, кто такие ваши двойняшки. Как только вы их родили? Хорошо, что они меня встретили. Эта парочка все Междугорье разнесет. Как вы, вообще их вырастить умудрились? И это при том, что они даже мне всей своей Силы не показывают. Умные и осторожные. Только ноют “поучите нас”. Да пока вы, мне все, до капли, не покажете, я даже начать не смогу. Сейчас я поужинаю. Мы пойдем во двор крепости. Хотя, нужно открыть ворота и выйти в поле. Пока я здесь, в Каос без моего ведома и мышь не проскочит.

Открылась дверь и в залу всунулась Изина башка на длинной шее: - О!!! Дедушка-король! Здравствуй. Ух-ты. Виноград! - Изя штопором ввинтился в зал. Его морда нависла над столом, и он зубами аккуратно подцепил крупную виноградную кисть. Уселся возле стены на задницу и, взяв кисть в передние лапы, начал тихонько есть. Эльф хмыкнул, подлил себе еще пива и наложил буженины. Двойняшки поняв, что спалились, со смиренным выражением на физиономиях лопали жаркое. Аппетит они не потеряли. Лунаталь глянула на Фианэль. Та пожала плечами и взяла с блюда маленькую кисточку черного винограда. Шанталь, прикончив мясо, принялась за большую янтарную кисть. Ларри тоже. Борин допил пиво, крякнул и сказал: - Господин Лайэллон, я бы с вами хотел пойти. Все-таки, я тоже участвовал в их воспитании.

— Господин Борин. Не съем я их. Они сами кого угодно на десять локтей под землю уберут и еще сверху попрыгают. Я привязался к двойняшкам. Маюми росла без меня. Так получилось. Ну, не сможете, вы, с ними сладить. Натаниэль - славная девушка. Но, у нее и тысячной доли того, что имеют двойняшки нет. Четверка Ларри, Шанталь, Дэйл и Дэйли особый случай. Не знаю, каким образом они получили такую Силу. Что выросло, то выросло. Ларри, не переставая жевать, может убить всех, кто находится в этом зале, кроме, может быть, дракона. Я еще поборюсь. С сестрой и Побратимами он тоже

сразу не совладает. Ларри, я не хочу, что-бы ты случайно кого-нибудь убил. Ты, должен очень четко контролировать свою

Силу. И свой буйный темперамент. Остальных это тоже касается. Тебе случалось отдавать Силу?

— Лии давал. Девушку латать.

— Как? – не отставал от парня Лайэллон.

— По спинке ее погладил. Она разу повеселела и долечила Линди, – отчитался перед дедом Ларри.

— Дедушка, а ты не можешь Линди подлечить? – спросила Шанталь и с надеждой посмотрела на эльфа.

— Нет. Я совершенно не владею Лекарской Магией. Пусть Лия занимается. Я могу только подкинуть Силы и все.

Доедали в молчании. После ужина пошли всей толпой на поле перед Каосом. Двойняшек и их Побратимов уму-разуму учить.

— Бой на мечах меня совершенно не интересует. Пусть для разминки Дэйл выйдет против Дэйли. Наверняка ведь Силой мерялись, - скомандовал Лайэллон. Миури кивнули. Дэйл отошел подальше от стоящих. Дэйли стала напротив, но от остальных далеко не отходила.

По земле прошел гул. Она слегка задрожала. Со всего поля к Дэйлу начали скатываться мелкие и крупные камни, собираться в кучу. Куча растет и вот, по полю шагает большой каменный голем. Видно, как Дэйл переступает передними лапами. Голем прошел несколько шагов, засветился из середины. Еще пару секунд и каменный истукан разорвало на куски. Во все стороны вылетело пламя и полетели осколки камней. Хагир задумчиво потер подбородок. Татр хмыкнул.

— Неплохо, но нужна тренировка. Дэйли хорошо сработала, а вот ты, Дэйл, недостаточно скрепил камни. Зря ты, подвязал голем к передним лапам. Драться он как будет? Управлять исключительно волевым усилием. Тренируйся. Обязательно прослушай курс в Академии. Это умение известно большинству Магов Земли. Я думаю, что проблем не возникнет. Что еще можете?

Дэйл ударил лапами по земле, от них зазмеилась щель, постоянно расширяясь и углубляясь.

— Что потом? – спросил дед. А потом из глубокой расщелины полыхнул столб огня и края начали сходиться. Через пару секунд на земле даже следа не осталось.

— Это серьезно. Что еще? – полюбопытствовал король. Эльф заметил, что Ларри с Дэйлом переглянулись. Они даже мысленно не высказались. Просто кивнули и Дэйл обратился к Лайэллону: - «Выставь Защитный Щит», - эльф пожал плечами, но Щит выставил. Миури стал напротив него, поднял с земли небольшой острый камень. Вытянул вперед лапу. Перед ней в воздухе висел камешек, острием к эльфу. Дэйл резко крутанул лапой и выбросил ее вперед. Камешек пролетел через Щит и врезался в грудь Лайэллона. Эльф не верящим взглядом уставился на него: - Как!? Мои Щиты уже полтора тысячелетия никто пробить не может! Даже Таэритрон не сумел.

— «Силнаи тоже так говорил», – оскалился Дэйл.

— Ему что, тоже камень по лбу зарядил? Так, объясните старому дураку, в чем дело. Миури силен, но со мной ему не сравниться.

— Дедушка, а что ты знаешь об оружии техномира? – спросил Ларри.

— Довольно много. Я часто там бывал и пользовался этим оружием. В какой-то степени даже полюбил его.

— А ты, знаешь, как летит пуля? - снова спросил внучек.

— Прямо, - удивленно пожал плечами Лайэллон.

— И все? – допытывался Ларри. Эльф внимательно посмотрел на Шанталь, на гнома, на Дэйла. Снова на Ларри.

— «Пуля летит вращаясь. Борин дотумкал. Ну, что? Дошло?» – спросил Дэйл.

— Ты, хочешь сказать, что острый, быстро вращающийся предмет, пробивает Щиты? – обалдел король.

— «Да». – Гордо вздернул вверх пушистый хвост миури.

— Но, откуда, вы, об этом узнали?

— «Джо выстрелил из карабина по Щиту над головами миури. Пуля точно вошла в мишень. После этого Борин карабин долго обнюхивал. Нам кое-что рассказал. До меня и дошло. Единственное, что чуть задерживает, это если сумеешь выставить Щит вязкий, как пудинг. Камень вязнет, а пуля - не знаю. Попробовать надо. А так, вроде бы все показал. Мне еще учиться надо», - Дэйл уставился на эльфа. Лайэллон помолчал. Посмотрел на Дэйла: - А я это знал. Вот увязать в целое мозгов не хватило. Правильно говорят: “Сила есть, ума не надо”. Ладно. Шанталь с Дэйли. Давайте, что там у вас, – Лайэллон повернулся к Сестричкам. Девочки встали друг против друга и начали перебрасываться шарами и пускать “дракончика”.

— Издеваетесь? – прошипел удивленный дед.

— Нет, - Шанталь посмотрела на деда невинными глазами.

— Шанталь, я не Силнаи. Это он поверил или сделал вид, что поверил.

— «Он сказал, что не хочет шевелить обгоревшим ушами на лысой голове», - сообщила Дэйли.

Лайэллон хмыкнул: - Значит не поверил, и я не верю. Шутку с гусем я оценил, но демонстрацию не требую. Один вопрос. Тушка снаружи жарится, или изнутри?

— А по желанию. Как закажете, – тряхнула красно-рыжей гривой Шанталь.

— А ты, сама? Если на тебя огонь попадает, горишь или нет?

— Нет. Я попробовала в Изин огонь палец сунуть, потом руку. Не рассчитала. Короче, я за поленницей дров сидела, пока Дэйли платье принесла.

На морде Изи появилось мечтательное выражение. Ларри это заметил и, резко выбросив вперед раскрытую ладонь, ткнул дракона мордой в землю. Лайэллон спросил у парня: - За что, ты его?

— А нечего на сестру пялиться, - рыкнул братец.

Шанталь задумалась: - Нет, точно не горю. А что? Другие горят? Маги Огня, в смысле.

— Еще и как горят. Существует Заклинание Саламандры, – ответил дедушка-эльф.

— А покажи, – влез Ларри.

— Пусть девочки попробуют из меня гуся сделать.

Шанталь отвернулась. Дэйли опустила голову и переминалась с лапки на лапку.

— Ну, Шанталь. Мы ждем, - напомнил девушке Лайэллон.

— Не буду, – Шанталь повернулась спиной и хлюпнула носом.

— Эй, милая, в чем дело? – эльф подошел к внучке и обнял ее за плечи.

— Я не хочу, чтобы ты сгорел. Я только начала привыкать, что у меня есть дедушка, – Шанталь снова хлюпнула носом и уткнулась ему в плечо.

— Вот только не надо украшать соплями мою новую куртку. А с Сигурдом и Маюми я после поговорю.

— Они нас каждое лето к себе приглашали, а когда нам исполнилось лет восемь-девять, стали брать на лето только Нати, – пробурчал Ларри.

— Маюми особыми способностями не обладает, но чутье имеет. Ваши дедушка с бабушкой побоялись вас брать к себе. Они живут в порту. Вас мог выкрасть какой-нибудь слабый маг и превратить в рабов. Они правильно сделали, что оставили вас в Каосе. Теперь, вы можете постоять за себя, – эльф похлопал по плечу Шанталь, – ну, ну, внучка, вытри сопли и посмотрим, насколько работает Заклинание, а я кое-что еще расскажу.

Шанталь, хлюпнув напоследок носом, вытерла его рукавом и встала напротив Лайэллона: – Готов?

— Давай.

Девушка тряхнула рукой и с пальцев сорвался сноп огня и полетел к эльфу. Совсем неожиданно обтек его фигуру и растаял в воздухе.

— Очень интересно. А посильнее если? – Ларри заинтересовано посмотрел на сестру. Шанталь, увидев, что с Лайэллоном ничего не произошло, пустила с обеих рук огненный вихрь. Эльф спокойно выстоял, только уже на излете чуть задымился рукав куртки.

— Ого, дедушка, срочно скажи мне это Заклинание. Я сам разберусь и остальных обучу, - Ларри аж подпрыгнул.

— Оно есть в Гримуаре. Так и называется. Поищешь. И, что касается тебя, есть одна идея. Дйэли и Шанталь, пустят огонек. Нужно, чтобы ты, перевел Силу в камень. Сделал заряженный артефакт, - эльф кивнул на большой булыжник.

— Я пробовал, но Сила быстро утекает.

— А ты, попробуй вот так, – эльф показал юноше, как это правильно сделать.

— Пробуй. Девочки, огонь! – скомандовал дедушка.

Девочки постарались, и на Ларри обрушилась стена огня. Которая не нанесла ему вреда, благополучно перекочевав в большой валун, оставшийся от голема.

— Дедушка, расскажи про Саламандру. Что это? – спросила любопытная, как кошка Шанталь.

— Не что, а кто. В том Мире, из которого пришли эльфы, живут Саламан-

дры. Эти существа имеют две ипостаси. Красивая девушка или парень и ящерица. Причем они могут спокойно купаться в пламени и отлично себя при этом чувствовать. Видимо, кто-то из наших когда-то согрешил с Саламандрой. Такая способность была у отца. Хотя, как Маг Стихии он был послабее тебя. А вот Ментальный Маг он был хороший. От него, от меня и от Анкалимэ Ларри досталась эта способность. А тебе - Сила Саламандры.

— А валькирия? – не отставала Шанталь.

— От валькирии достался высокий рост, большая физическая сила и любовь к холодному оружию. К Огненной Магии они отношения не имеют. Провожают души погибших воинов в Вальгаллу. Изредка могут влиять на исход битвы. Все они дочери Одина. Верховного Бога своего Мира, кстати. Какие еще вопросы?

— Дедушка, а какой у тебя Дар? – Ларри аж подпрыгивал от любопытства.

— Ждал, что спросишь. Хотя, мог бы и сам догадаться. Я же к вам не через Ворота пришел.

— Ты, можешь проходить в другое место без Ворот, – сказала Шанталь. Лайэллон кивнул.

— Не только. Я могу переходить в другие Миры. Миры соприкасаются между собой в определенных местах. И когда Миры соприкоснутся, я могу перейти. Этот Дар у меня от деда Лайстиндера. Отца Халлона. Это он привел Первородных в этот Мир.

— Ого! – у Хагира глаза стали круглыми, – мы настолько близки к Первородным?

— Конечно. Халлон и Анкалимэ попали в этот Мир вместе со своими родителями, когда были уже женаты. Всех провел сюда дед. Он открыл портал в этот Мир. Поэтому, наш Род считается королевским. Вот только Таэритрон все перепутал и натворил дел. Ладно, Ларри, покажи свою иллюзию. Я посмотрю и скажу, что ты делаешь неправильно. Можешь использовать созданный артефакт. Мне еще один сделаем.

Ларри взял булыжник, задумался, и перед стоящим королем появилась картинка. Все виделось с высоты. Сбоку мелькали широкие крылья, внизу виднелся густой лес, высились горы. Раздался нарастающий гул. Прокатилась волна горячего воздуха. Громыхнуло и все заволокло паром, скалы лишились своих острых верхушек и стали плоскими, как стол. Легриф летел дальше. Под его крыльями возникли двое. Один стоял уверенно, откинув назад голову, а второй – на полусогнутых ногах. Чувствовалось, что держится из последних сил. Вот он отступил к берегу полноводной реки, окруженной лесом. Первый взмахнул руками и на второго начала надвигаться стена огня. Он из последних сил выпрямился, поднял руки вверх. Вода реки закрутилась в воронку и огромной волной вылилась на эту стену. Грохнуло и все заволокло клубами пара и пыли. Когда они развеялись, внизу простиралась ровная, как стол равнина. Ее перегораживали две отвесные скалы. Между ними в узком проходе ничком кто-то лежал. За скалами текла быстрая и извилистая река. Небо заволокло тучами и начали срываться редкие снежинки. Легриф полетел назад. Внизу виднелись лишившиеся верхушек горы. Пролетали и

пробегали непонятные, порою жуткие создания. Многолюдный город превратился в развалины с несколькими уцелев-

шими домами. За ним расстилалась голая, выжженная земля, медленно покрывающаяся саваном из снега и потрескивающая на все усиливающемся морозе. Показались скрученные деревья. Между ними сновали животные непонятного вида. Выросла высокая гора. Перед ней, развалины города. Всадник спешился и начал подходить к развалинам. Они буквально оживали. Слышался смех, виднелись танцующие и беседующие эльфы. Возникла дверь комнаты. Она открылась и взгляду предстали мечи и доспехи. В углу лежала кучка маскировочных плащей. Еще одна комната. В ней лежали доспехи и стоял меч. Еще одна дверь. Небольшая комната с окном, увитым плющом. На невысоком столике лежит толстая книга “Гримуар Лайэллона”. Комната и город исчезают. На их месте появляются заснеженные развалины. На них опускается ночь и по небу разливается Небесный Огонь. Вокруг белая пустыня, тишина и мертвящий холод. Раздался сухой треск, и камень в

руке Ларри рассыпался мелким песком.

— Битва Магов, Белое Безмолвие и развалины Сим-Риа, – Лайэллон качнул головой, - только сейчас я полностью осознал, что мы, два идиота, сотворили, не поделив смазливую бабенку, - эльф задумчиво потер подбородок правой рукой и уставился в землю, – какие мы были дураки. Ларри, благодарю за то, что ты мне это все показал, но, откуда ты узнал? Белое Безмолвие и руины Сим-Риа ты, видел. А со времени Битвы прошло больше тысячелетия. Откуда?

— Я видел сон. Или это было видение. Я сидел на спине легрифа и все видел. И понял, что это Две Скалы и Гремучая Змея. Только я тогда не знал, кто второй Маг. Когда я спешился и начал подходить к лежащей фигуре, меня разбудил Джо. Лежащий эльф показался мне очень знакомым, но я не успел его перевернуть лицом вверх.

— Дедушка, а ты сразу после Битвы Магов ушел к зарин? – Шанталь аж пританцовывала от любопытства.

— Не сразу. Сначала немного покрутился в Междугорьи, но там было мало интересного. Хотел пройти в Сим-Риа, но не смог. Мороз был непреодолимой преградой. Я едва не погиб, чудом приполз обратно весь обмороженный. Отец умер. Слишком много Силы он отдал на Защитный Щит. Увидев, во что превратилась новая родина эльфов, он просто ушел. Мать пошла за ним и не вернулась. Не захотела. Я видел ее во сне. Она едва ответила на мой вызов, не захотела разговаривать, обвинив в смерти отца, и в том, во что превратились цветущие земли. Она была права, как я теперь понял. На троне уселся Таэритрон и сразу же женился на Мириэм, получившей наконец то, к чему стремилась. Тогда я просто ушел. С юго-востока кочевал Народ Зари. Я примкнул к нему и стал Верховным Вождем. Тогда же я начал пользоваться Даром Переходящего Через Миры. И открыл для себя много интересного.

— Дедушка, а как ты вызвал Анкалимэ? – Ларри посмотрел прямо в глаза эльфу.

— Зачем она тебе? Вряд ли мать захочет что-то говорить. Она зла на меня, а мы с тобой слишком похожи. И не только внешне, ты такой же любопытный и неугомонный. Таэритрон был другим. Он тщательно заучивал все, чему нас учил Силнаи. А я вечно совал свой нос, куда не просят. Зато разжился интересными заклинаниями.

— А как ты, из старика выдавил Вечное Перо и Заклинание Лентяя, - не утерпела Шанталь.

— О, это мое первое достижение в качестве шантажиста.

— Кого? – не поняли двойняшки.

— Слово есть в техномире. Обозначает того, кто заставляет другого что-то сделать под страхом разглашения его секретов.

— И что за секрет был у Силнаи? – спросила Шанталь, аж светясь от любопытства. Женское население Каоса тоже насторожило ушки и подобралось поближе.

— Застал я их в беседке за интимной беседой. Я под это дело много чего интересного из него выдавил. Кстати, Заклинание Саламандры я выдавил, когда Силмелдир родился.

— Ого. Так этот щенок сын Силнаи! Сколько ж ему лет? Он мне показался каким-то недоделанным. Я думал, ему лет двадцать. И талантов отца в нем совершенно не чувствовалось, – Ларри удивленно посмотрел на деда.

— Талантами там и не пахло. Я не помню точно, когда он родился. Увидел его подростком и аж глаза открыл. Копия Силнаи. Вы, мага старым и седым видели. Будучи моложе, он был очень похож на Силмелдира. У сильнейшего мага и Мастера Мечей родился вот такой крысеныш без малейшего проблеска таланта. Все время за материну спину прятался. Хотя, Гэлторинэл, тогдашний Владетель Аркоресса, в упор не замечал, что творилось у него под носом. После Битвы Таэритрон назначил себя королем солнечных эльфов. Куда делся Гэлторинэл я так и не узнал, да и не интересовался особо. Мне хватало моих зарин. Я путешествовал по Мирам, узнавал много нового и интересного.

— «А ты, нам расскажешь?» – Дэйли аж подпрыгивала вертикально вверх на всех четырех лапах.

— И, покажу. Пусть Ларри и Изя новый камень Силы сделают. Лучше, два.

— Дедушка, а у меня иллюзия получилась? – спросил внук.

— Даже очень получилась. Меня здорово пробрало. Чтобы иллюзия была яркая и объемная, ее и представлять нужно наиболее четко и объемно. Силы будет брать немерено, но, раз ты можешь делать накопитель, то, это не проблема.

Подошел Изя. Ларри стал напротив него. Дэйл подкатил два валуна побольше. Дракон легонько дунул. Ларри перебросил Силу его пламени в один из валунов. Он чуть засветился.

— Изя, не стесняйся. Ты, сыт и вполне можешь подпитать оба камня, - прикрикнул на дракона Ларри.

— А я тебя не спалю? Это Шанталь в пламени купается.

— Не спалишь. Только сразу все не вываливай. Дуй струйкой, – попросил Ларри.

— Правильно, а то камень на куски разлетится, – поддакнул Лайэллон.

Изя начал потихоньку дуть пламя, а Ларри аккуратненько перевел его в валун. Камень засветился изнутри приятным оранжевым светом.

— Теперь, второй, - скомандовал король.

Второй камень тоже наполнили Силой. Лайэллон подошел к камням. Взял один и перед зрителями вспыхнули разноцветные круги. Когда они рассеялись, взору предстала красивейшая природа, невысокие домики с островерхими, пока-

тыми крышами. Много зелени и цветущих деревьев. Ручьи с журчащей, кристально чистой водой. Эльфу попалась осед-

ланная лошадь. Легко запрыгнув в седло, он поехал дальше. Чуткие уши уловили шум. Он перерос в шум битвы. Впереди шел бой. Лайэллон решил не вмешиваться, понаблюдать со стороны. Выставил Щит, чтобы не проткнули ненароком стрелой. Прямо возле него завязалась схватка. Молодой мужчина отбивался от четырех воинов. Эльф покачал головой. Несправедливо. Спрыгнул с коня и подошел поближе. Один начал красться, чтобы поразить парня со спины. Эльф, недолго думая, достал меч и снес ему голову. Меч из белой бронзы разрезал доспехи, как бумагу. Убил еще одного, тоже пытавшегося зайти сзади. С двоими оставшимися воин справился сам, но его ранили в бедро. Лайэллон подсадил его в седло. Парень похлопал по крупу лошади, приглашая сесть сзади. Эльф не стал отказываться. Юноша поехал вперед.

Судя по всему, его армия победила. Бой потихоньку затихал. Все склонялись перед ними в низком поклоне. Парень был не простой воин. Приехали во дворец. Иначе это здание назвать было нельзя. Легкое, ажурное строение с приятной, для глаза эльфа, архитектурой. Вокруг много зелени. Вошли внутрь. Все кланялись. Предложили еду. А когда стемнело, в небо взлетели огни. Здесь были летящие драконы, расцветающие цветы. В небо с треском взлетали горящие, извивающиеся змеи, которые взрывались снопами разноцветных огней. Летящие бабочки, снова драконы. Опять извивающиеся огненные змеи. Они сначала потухли, а потом разлетелись огненными шарами и всполохами Небесного Огня. По небу, крутясь, летали маленькие огненные змейки, которые взрывались и выбрасывали снопы переливающихся

разноцветных искр.

Лайэллон настолько точно воспроизвел увиденное, что жители крепости стояли, раскрыв рты. Когда второй булыжник с треском рассыпался в песок, погасло и завораживающее зрелище.

— Дедушка, а ты Мир Джо покажешь? – спросила Шанталь.

— Покажу. Это тоже его Мир. Только другая страна. И страну Джо покажу. Попозже. Да, чуть не забыл. Мастер Борин, – эльф подошел к гному, – я принес чертеж символа Аркоресса. Нужно сделать и поместить на Ворота. Запустить и Ларри сможет. Силы ему хватит. Я объясню, как. Ларри, Дэйл, приходите ко мне вместе с миури-Крепителем. Библиотекарь, как узнал о такой возможности, все время маячит перед глазами, аж сниться мне начал. Укрепите свитки, и, что там еще у него.

— Я тоже в гости хочу, – Шанталь подошла поближе.

— А ты, мой дворец окончательно не спалишь?

— Пусть палит. Гномы тебе нормальный сделают. А то, что это за дворец? Девочка рукой махнет, а он горит как соломенный, – рассмеялся Борин.

— Я уже думал об этом. Надоело, что в мою комнату вламываются все, кому не лень. Ни одного замка на дверях, и самих дверей толком нет, - буркнул Лайэллон.

— Это совсем негоже. Ты же, король! Должны уважать, – у гнома аж борода дыбом встала, - Шанталь, спали это гнездо в кустах, и пусть дедушка себе нормальный дворец отстроит. Архитекторы эльфов пусть с архитекторами гномов вместе подумают.

— Моим спесь мешает думать. Хотя, есть один. Талантлив и любознателен. Вот он сможет с гномами сотрудничать, – Лайэллон рассмеялся, – делай символ. Ты, не подведешь. Все правильно будет сделано, - король похлопал Медного Котелка по плечу. Взмахнул рукой, раздался треск, как материю разорвали, образовался небольшой проход, из которого пахнуло теплом и ароматом цветов. Портал в Аркоресс.

— Не скучайте, – эльф легко впрыгнул в портал, который с легким шорохом захлопнулся за его спиной.


Глава 4. Аурика.

Дэйл и Ларри с важным видом шли по двору крепости. Утром прошел небольшой дождик. В воздухе пахло свежестью, грибами и тем, едва уловимым запахом, который называют “запах осени”. Солнце уже начало пригревать, и земля потихоньку подсыхала.

Ларри всмотрелся в фигурку часового, усиленно размахивающую руками. Кричать было далеко, и воин размахивал над головой двумя руками, стараясь привлечь его внимание. Побратимы пошли к воротам. Что там еще стряслось?

— В чем дело? – спросил Ларри.

— Там миури. Спрашивают госпожу Вайяну. Что прикажете?

Ларри поднялся по лестнице и, свесив голову через край стены, проорал: - Что вы хотели?

— «Мы хотим увидеть госпожу Вайяну. Мы из поселка Ы-ырг-ху-ум. Я - подруга ее сестры».

Ларри внимательно всмотрелся в стоящих миури. Ничего подозрительного он не увидел. Дэйл тоже не учуял подозрительных запахов. Они те, за кого себя выдают. Ларри скомандовал открыть ворота. В приоткрытую створку быстро прошли две миури. Мать была, как и Вайяна, светло-рыжая, а вот дочь. Высокая, с пышной шерстью и длинным пушистым хвостом. Глаза были ореховые, шерсть белоснежная, только на голове и спине длинные ворсинки были серебристо-пепельного цвета. Дэйл увидел и пропал. Побратим Ларри за последний год догнал в росте отца и сильно раздался в груди. Он еще рос и Татр всерьез опасался, что его старший сын догонит в размерах Стального Волка.

Угольно-черный с белыми отметинами, Дэйл посверкивал такими же, как и у Ларри, янтарными глазами. Гостья бросала любопытные взгля-ды на молодого красавца и покачивала пушистым хвостом. Дэйл выпал из действительности. Он обежал вокруг красавицы, забежал вперед и замурлыкал: - Госпожа, аккуратнее. Утром был дождь и остались лужи. Вы, испачкаете свои пушистые белые лапки.

Обежал с другой стороны и потихоньку подпихнул носом в нужном направлении: - Здесь ступеньки, не споткнитесь. Я провожу вас, а то замок большой, и вы можете заблудиться.

Ларри не выдержал: - Дэйл, подбери с пола язык, а то станешь передней лапой. Госпожа пришла не к тебе, а к вашей маме.

Дэйл был невменяем. Он нарезал круги вокруг серебристой девочки и чуть не пробивал лбом стены. Довел до комнаты Лунаталь и Вайяны, и открыл лапой дверь: - «Вот и пришли, госпожа. Мам, это к тебе».

Вайяна подняла голову от вышивки и посмотрела на вошедшую. На пороге стояла серебристо-белая миури, вокруг которой шмелем вился Дэйл. Только что не жужжал. Ларри подпихнул Побратима коленом под зад и пропустил вперед вторую миури. Явно маму девушки. Ухватил Дэйла за ошейник и потянул из комнаты. Раздался треск. Кобельвлепился лбом в косяк и даже не заметил. Во всяком случае глаза остались такими же одурелыми, и тут же закурлыкал: - «Ларри!!! Какая девочка! Ты, видел?! Ты, видел?! Какой хвост!!! А глаза! А шерсть! И высокая. Интересно, как зовут. Они к нам надолго?»

— Дэйл!!! Приди в себя, Брат. Что с тобой? - Миури был невменяем и крутился возле двери, как примагниченный.

А в это время, старшая миури объясняла Вайяне и Лунаталь цель своего визита: - «Вот, привела дочку, госпожа Вайяна. Уже пятнадцать, а в голове ветер гуляет. Вымахала кобыла вровень с кобелями. Уже пора пару искать, щенков рожать, а она, сидит на пригорке цветочками любуется или полночи на небо смотрит, потом зажмет пальцами лапы палочку и что-то рисует в пыли. Вот, что с ней делать? Теперь заладила, что хочет в Академию Магии. Учиться живописи. Миури – художник! Маг, я еще пойму. Но, художник… Как рисовать? Лапой? Что с ней делать, а? С дурищей этой?» - мама отвесила возвышавшейся над ней дочери оплеуху.

— «Милая, не расстраивайся, сейчас я позову Ларри, – сказала Вайяна, – он большой выдумщик. Что-нибудь придумаем».

Дэйл услышал, что мать зовет Ларри и ломанулся в комнату вперед Побратима, чуть не своротив при этом дверь: - «Мама, ты звала? Мы пришли».

Вайяна взвыла: - «Я, Ларри звала. Ты, здесь причем?»

— Госпожа Вайяна, мы всегда вместе, пора бы уже привыкнуть. Говори, чем помочь.

— «Девочка в Академию хочет. Там есть что-то для художников? И, как ей рисовать? Лапами?»

— Есть кафедра Магии Живописи и Архитектуры. Там мало очень учеников. Экзамен трудный и берут не всех. Но, пробовать

нужно. А, что касается практической стороны вопроса, то мы подумаем. Все ученики–миури пользуются Самопишущими Перьями. Может быть и кисти по тому же принципу сделать. Нужно с ней пообщаться. Определить, насколько она сильна, как Ментальный Маг, и каков талант. Мы сейчас пойдем в библиотеку. Там есть бумага, перья. Если что, у дедушки

спросим. У него есть Маги-Художники. Вы, чайку попейте. Мы все обдумаем и расскажем. Госпожа с нами пойдет. С ней все будет в порядке.

— «Она под нашей защитой!» – гордо выпятил грудь Дэйл и вздыбил шерсть на загривке, став при этом просто огромным.

— А от тебя кто ее защищать будет? – хмыкнула Лунаталь, - Ларри, под твою ответственность, а то Дэйл невменяемый.

Дэйл закрутился на месте, одновременно пропуская девушку и открывая дверь лапой. Наступил на ногу Ларри и даже не заметил. Смахнул хвостом вазу с фруктами и вылетел из комнаты. Из коридора донеслось его токование: – «А как зовут светлую госпожу? Осторожнее, лестница. Позвольте вас проводить».

Вайяна посмотрела на мать девушки: – «Извини моего балбеса. Видимо, пробрало. Он обычно вежливый и внимательный».

— «Это твой сын?!»

— «Да. Старший. Они с Ларри Побратимы и все время вместе. У вас такая красивая дочь».

— «Бестолковая, только. Хотя, может быть твой сын ею заинтересуется? Такой красавец и огромный. Даже моя лошадь на его фоне нормальной выглядит. В кого, только, такая уродилась?»

А в коридоре Дэйл то пятился задом, то крутился около миури. Наконец он решился представиться: - «Я - Дэйл, это мой Побратим - Ларри. Есть еще два брата и четыре сестры у меня и две сестры у Ларри».

— «Меня зовут Аурика. У меня тоже еще есть братья и сестры. Но они нормальные, а я, вот, странная такая».

— «О! Ты, не странная. У тебя талант! Сейчас со всем разберемся. Вот библиотека. Проходи», - Дэйл, в очередной раз став на ногу Ларри, открыл дверь библиотеки. Воспользовавшись моментом, подпихнул носом Аурику. Прикрыл глаза, наслаждаясь ароматом густой шерсти и получил пинок коленом под зад, слегка приведший его в чувства.

— Аурика, иди сюда. Вот, лист бумаги и Самопишущее Перо. Попробуй не лапами, а усилием воли управлять пером. Нарисуй, что-нибудь на листе, - Ларри подал бумагу и перо.

Серебристая миури сосредоточилась. Перед ней лег лист бумаги. Над ним зависло перо и повинуясь воле Аурики начало наносить линии и полоски. Мальчишки уселись рядом прямо на пол и терпеливо ждали. Дэйл, прикрыв глаза, о чем-то мечтал, а Ларри всмотрелся в Силу миури. Увидел, что Аурика - очень даже сильный Ментальный Маг. Только, необученный. Если у нее есть талант художника, то надо просить деда о помощи. Идти к господину Авалону и договариваться об индивидуальном экзамене. Управлять предметами для нее не составит труда. Она способна даже на большее. Пока они так размышляли, Аурика закончила рисовать и спросила: - «А можно мне такое перо сделать?»

— Конечно. Заклинание очень легкое, только на эльфероне. Постепенно осилишь язык, хотя бы, чуть-чуть. Ты, довольно сильный Ментальный Маг. Тебя подучить, и ты многое сможешь. А ну, что получилось? - спросил Ларри.

Миури пододвинула лапкой рисунок и чуть повернула, чтобы было лучше видно. На листе красовалась физиономия Дэйла, нарисованная чернилами. Аурика сосредоточилась, и нарисованный Дэйл подмигнул, прищурив один глаз.

— Милая, ты даже не представляешь, насколько ты талантлива. Сейчас свяжусь с дедушкой. У него есть Маги-Художники. Пусть объяснят самое основное и подумаем над саморисующими кистями. Чтобы ты, как пером ими управляла. Пошли к твоей маме и Вайяне. Ты, будешь учиться в Академии, даже если мне придется придавить Авалона и силой вписать твое имя в списки.

Ларри и миури быстрым шагом пошли к комнате Лунаталь и Вайяны, не забыв прихватить рисунок. Он произвел глубокое впечатление. Мать Аурики засомневалась, но Вайяна развеяла ее сомнения. Рисовала несомненно Аурика. Больше просто некому. Двойняшки и Побратимы - сильные Боевые Маги, но солнышко они нарисовать не смогут. Решили, что Аурика останется в Каосе. Дэйл тихо сомлел в коридоре. На такое счастье он даже не рассчитывал. Вайяна заверила, что лично присмотрит за девушкой. Ее оболтусы к ней близко не подойдут. Мать Аурики буркнула, что, если подойдут, она только рада будет. В поселке от нее все женихи шарахаются. Может быть глянется парням Вайяны.

Ларри в компании Дэйла и Аурики побежал к Борину. Узнать, как продвигаются дела с символом. Когда братья Дэйла увидели красавицу, то у него шерсть на загривке сразу встала дыбом. Ворлоу не замечал никого, кроме Лии и опасений не вызывал. А вот Мик и Лучар очень даже вызывали. Особенно, Мик. Лучар почти все время был занят в кузнице, а Мик ничем особо не обременен.

Познакомили вновь прибывшую с Дэйли, Микой, Леей и Лией. Шанталь заметила томный взгляд Дэйла и подпихнула локтем брата. Ларри возвел очи горе и вздохнул: - Этот конь мне все ноги оттоптал. Он невменяем.

— А она действительно хороша. Дэйла можно понять, – улыбнулась Шанталь.

Медный Котелок не подвел. Символ был готов. Голова легрифа была, как живая. Осталось только прикрепить ее на место и напитать Силой. Это была задача Ларри. Он связался с дедом. Тот объяснил, что делать. Пошли к Воротам, прихватив Голубой Кристалл и Хагира. Еще раз связавшись с дедом, Ларри, все-таки, удалось запитать магией новый символ и запустить Ворота. Он отдал артефакт отцу и в компании Дэйла, Шанталь, Дэйли, Ворлоу и Аурики прыгнул в Аркоресс.

Столица Солнечных Эльфов встретила компанию жарой, запахом цветов и нагретой земли. Ворота стояли на середине пути от Аркоресса к Рудным Горам. Гномы тоже ими пользовались. Сразу же пошли в сторону города. Прошли мимо домика знакомых ювелиров. Шанталь заметила колыхнувшуюся шторку и усмехнулась. Их помнили. Вышли к площади с фонтанами и лавочками. Сели чуть передохнуть и осмотреться. Вспомнили свой дебют в качестве начинающих шпионов и посмеялись. Неожиданно увидели, что на них смотрит Лаэни. Внимательно так смотрит. Ларри изобразил лучезарную улыбку и помахал ей рукой. Шанталь посмотрела на эльфийку, вопросительно изогнув одну бровь. Лаэни несомненно их узнала. И, наверняка, слухи о родстве с королем тоже слышала. Но, не подошла. Кинула в их сторону еще один косой взгляд и ушла с площади.

— Осторожничает. Неизвестно, что ей ныне покойный Силмелдир наплел, – задумчиво проговорил Ларри.

— Так, кто же знал, что дедушка Силнаи его папаша и любовник Каленгил. Знай мы об этом, то многих ошибок удалось бы избежать, – пробурчала Шанталь себе под нос.

— «Что сделано, то сделано. Мы живы и это радует», – выдала Дэйли. Ее брат не сводил глаз с Аурики и был потерян для друзей и родственников.

Компания, поплескавшись в фонтане, пошла в сторону дворца. На входе их ждал сюрприз. Два высоких вооруженных до зубов эльфа стояли по бокам от входа скрестив длинные копья и прикрывая левую сторону тела ростовыми щитами. Ларри стал в тень, а Шанталь и миури подошли к входу и сказали, что им нужно к королю. Один из охранников посоветовал обратиться к Советнику и записаться на аудиенцию. Шанталь настаивать не стала и вернулась к Ларри. Уже вместе они отошли в тень кустов.

— «Во дворце был запасной выход», – вспомнила Дэйли.

— Там тоже, наверняка, охрана, - пробурчала Шанталь, – к дедушке не проскочишь.

— Есть мысль. Идите за мной, – Ларри пошел вдоль дворцовой стены. Нашли небольшую дверку возле которой стоял рослый вооруженный эльф. Ларри сосредоточился и повернулся к своим.

— «Ух ты! Похож, как две капли воды. Ларри, у тебя шикарно получилось!» – восхитились миури.

— Еще бы у него не получилось, – буркнула Шанталь, – их и без морока спутать можно.

К запасному выходу подошел сам король в сопровождении девушки и четырех серьезных миури. Ларри заранее присмотрелся к двери и обнаружил, что она закрыта. Вспомнил уроки Хагира. Напряг внутреннее зрение и попытался рассмотреть механизм замка. Замка не было, только внушительная щеколда без всяких дополнительных сюрпризов.

Ларри сосредоточился, и несложный механизм пришел в действие. Все. Дверь открыта. Юноша гордо выпрямился, подмигнул своим и широким, размашистым шагом уверенного в своем праве хозяина, пошел к двери. Остальные шли за ним. Охранник повернулся к нему. Ларри взмахом руки показал на копье, и уверенно толкнул дверь. Как и следовало ожидать, незапертая дверь спокойно открылась, и вся компания, возглавляемая “королем”, важно прошествовала мимо охранника, почтительно приветствовавшего повелителя. Пошли по коридору и, пройдя поворот, остановились.

— Куда дальше? – спросила Шанталь.

Миури принюхались. Дэйл включился в действительность и вместе с сестрой уверенно показал направление. Ларри, не снимая морока, пошел впереди всех. Встречные вежливо кланялись и спешили по своим делам. Поднялись по резной винтовой лестнице на второй этаж, тут уже Ларри почувствовал Силу деда. Они издалека чувствовали присутствие друг друга. Шанталь тоже всегда чувствовала присутствие брата. Даже сейчас, когда на Ларри был морок, сестра чувствовала, что это именно он, а не дед. Миури, с их тонким обонянием, никакой морок обмануть не мог. Открыли дверь и вошли в большой зал. За огромным, круглым столом, сплетенным из ветвей дерева, сидело несколько эльфов. Лицом к вошедшем сидел сам король. Увидев, что они помешали Заседанию Совета, двойняшки дали задний ход. Решили, что пойдут

найдут библиотеку. Дед знает, что они здесь и когда освободится, найдет. Прошли дальше по коридору и носы миури учуяли особый, “книжный” запах, присущий всем библиотекам всех миров. Ларри уже скинул морок и перед гоблином-библиотекарем предстал высокий юноша. Гоблину показалось, что он его уже где-то видел.

— Господин библиотекарь, это Ворлоу, который должен укрепить поврежденные свитки, – сказал Ларри. Маленький гоблин с огромными ушами всплеснул сухонькими ладошками: - Какая радость, какая радость. Проходите, господа. Вот, смотрите, – и указал на кучу свитков, лежащих в дальнем углу.

— «Господин, с какого начать?» – спросил Ворлоу.

— С верхнего. Я их не трогал. Они вот-вот рассыплются. А это такая ценность!

Миури подошел к свиткам притронулся лапкой к самому верхнему и сосредоточился. Свиток на глазах поменял цвет и старый, растрескавшийся пергамент стал абсолютно новым. Ворлоу посмотрел на гоблина. Тот трясущимися руками взял свиток и аккуратно развернул. Свиток спокойно раскрутился и чувствовался, как новый. Но, чернила выцвели и поблекли. Прочесть написанное было почти невозможно.

— Ларри, а в твоем Гримуаре нет заклинания ярких чернил или чего-то подобного? – спросила Шанталь.

— Уже смотрю. Есть! Сейчас продиктую. Господин? - парень вопросительно посмотрел на гоблина.

— Икрик, господин… – гоблин вопросительно посмотрел на Ларри.

— Просто, Ларри. Икрик, я сейчас буду диктовать, а ты запиши несколько заклинаний. У тебя Вечное Перо есть?

— Нет. В Междугорье они стоят уйму денег.

— Если, ты, тут роешься, значит знаешь эльферон.

— Как родной. И говорю, и пишу.

— Записывай заклинания. Здесь Силы много не надо, справится и ребенок, – Ларри продиктовал популярные заклинания “Вечное Перо”, “Самопишущее Перо”, “Яркие Буквы” и “Помощник Лентяя”. Гоблин от такой радости на секунду лишился

дара речи, а придя в себя поклялся Ларри в верности и сказал: - Любая помощь, любая просьба, господин, в любое время

суток.

— У нас будет много просьб. Сначала закончим со свитками, - улыбнулся Ларри.

Ворлоу укреплял, Ларри читал Заклинание Ярких Букв, а Шанталь и гоблин просматривали свитки и раскладывали их на кучки по смыслу. Миури прохаживались между полками. Дэйл увидел свитки, посвященные Магии Стихии Земли. Аккуратно достал парочку и наткнулся на интересные способы создания големов. Тут же “сдул” себе копию. Дэйли нашла очень нужное уменье “Создание Боевого Феникса”. Естественно, оно было тоже “сдуто”. Изучат вместе с Шанталь. Аурика, никогда не бывшая в библиотеке, с третьей попытки развернула усилием воли свиток, на котором была картинка, которая сразу ожила. В этом свитке было описание создания “Живых картин”. Эльферон и «Помощь Лентяю» Аурика еще не изучила и попросила о помощи Дэйла. Тот с радостью ей помог и стал вместе с ней искать, что есть еще подобного.

Гоблин принес свои бумаги и начал заносить в них названия и краткое содержание восстановленных свитков. В одном из них описывалось создание натуральных иллюзий, сопровождавшихся звуками и запахами. Еще один был посвящен созданию порталов. Его отложили для деда и сказали гоблину, что, если встретит что-то по этой же теме, обязательно показать королю. В самом нижнем, почти рассыпавшемся свитке, были заклинания некромантии. Ларри сначала отложил его, но потом, все-таки, развернул и почти в конце увидел описание Перехода за Грань. Информации было немного, но и то, что есть, было настоящим сокровищем. Парень нашел ответы на очень многие вопросы, а некоторые отпали сами собой. Ларри более внимательно просмотрел этот свиток и понял, что некоторые умения, которые он самостоятельно нащупывал, описываются очень точно и даются практические советы, пригодиться может многое. Нашел свиток такого же размера и “сдул” его весь.

В разгар интеллектуального пира вошел Лайэллон. Вошел очень тихо и минут пять любовался на кипящую деятельность никем не замеченный. Счастливый гоблин весь светился и вместе с Ларри и Шанталь ползал на коленках между разложенными свитками. Двойняшки проглядывали их и говорили гоблину, о чем речь. Икрик старательно заносил все в свои списки и отдавал миури, которые относили свитки на полки. Лайэллон наклонился, чтобы взять лежащий отдельно свиток. Шанталь почувствовала движение и, не оборачиваясь, сказала: - Это для дедушки, пусть лежит, не относите на полку.

— Что тут вы, нашли для дедушки?

Шанталь подпрыгнула и обняв эльфа, чмокнула в щеку: – Мы нашли свиток с описанием твоего Дара.

— Ого. А я и не знал, что он есть. Это ж какой тут был бардак, если я живу уже почти два тысячелетия, а даже не знал о его существовании.

— А почему Силнаи не навел здесь порядок, чтобы можно было использовать то, что здесь есть?

— Наверное потому, что он не хотел, чтобы кто-то что-то знал и использовал. Хотел быть самым сильным и непобедимым, – ответил король.

— Сиятельный Господин, – гоблин склонился в поклоне, – прошу меня извинить. Я увлекся и не слышал, как вы вошли. Не ругайте молодых людей. Они очень мне помогли. Это я разрешил им воспользоваться свитками из библиотеки, – маленький гоблин встал во весь рост между королем и молодежью, пытаясь защитить их.

Лайэллон рассмеялся: – Икрик, они не нуждаются в твоей защите, хотя, я оценил твой поступок. Им ничего не грозит. Это мои внуки, их Побратимы и друзья. Так что, убивать я никого не буду.

Икрик тихо ахнул: – Вы - внуки нашего короля! Почему, вы не сказали? Я заставил вас работать в библиотеке! – гоблин схватился за голову.

— Все в порядке, Икрик. Мы не перетрудились. Укрепить свитки мы обещали. А что касается раскладывания свитков, так мы столько интересного нашли, - успокоила его Шанталь.

— А как, вы во дворец вошли? Я всерьез занялся безопасностью.

— Охранник предлагал нам записаться на аудиенцию у советника. Мы вошли через заднюю дверь, - объяснила Шанталь.

— Так там тоже охранник.

Ларри сосредоточился и через пару секунд в зале стояли два короля. Только одежда разная. Лайэллон рассмеялся: – Скопировать меня тебе не сложно. Рост у нас почти одинаковый, в плечах ты, пока еще, такой, как я. И лица у нас похожи. Так что, обмануть охранника тебе было не сложно.

Гоблин посмотрел на снова ставшего собой Ларри и понял, почему ему казалось, что он уже видел этого юношу.

— А что вы для меня нашли? – Лайэллон начал вчитываться в свиток, – это я знаю, это тоже. А вот это уже интересно. Это почерк моего деда. Он описывает, как нашел этот мир и провел сюда эльфов.

У гоблина аж уши торчком встали, и он сказал: – Этот свиток стоит дороже кучи золота! Считалось, что он утерян. Описание пришествия Первородных в этот мир. Господин, вы можете меня уволить и даже убить, но я не дам вынести этот свиток из библиотеки!

Лайэллон скосил глаза на гоблина, похожего на воинственного воробья: - Я и не собирался его выносить. В конце концов. Это моя библиотека и я могу прийти сюда в любое время. Ты, покажи мне, где он будет лежать. Я приду и почитаю.

Гоблин побежал к полкам и показал рукой: – Вот, тут все, что мне удалось найти по умениям и Дару Первородных.

— Умница. Положишь на место. Надо будет – возьму.

— Так значит и по моему Дару еще что-то есть? – спросил Ларри, все еще держа в руках свиток. Лайэллон взял его из рук парня и вчитался.

— Не знал, что эльфы знакомы с некромантией. Всегда считал это изобретением людей, не имеющих достаточно Силы и не способных черпать ее из окружающего мира.

— Не собираюсь я нежить создавать. Тут есть некоторые умения, которые я пытаюсь нащупать, но негде прочесть и помочь никто не может. Вот чувствую, что так можно. Пробовать на ком-то боюсь. Вдруг убью или покалечу. Даже на животных не хочу пробовать. Папа о таком даже и не слышал. Вся надежда на Академию, – Ларри посмотрел на деда.

— Я не думал, что ты, опустишься до создания зомби. Здесь описываются способы управления жизненной Силой. Использование жизненной Силы других существ, всего лишь, еще один источник пополнения резерва своей Силы. Хотя, лучше использовать то, что и так дается. Вот взять, могут не все. Кстати, Ларри, ты видишь Источники Силы?

— Я их чувствую, вижу перламутровое свечение. Иногда прямо посреди комнаты. Серебристое озерцо или перламутровый шар.

— Каждый видит свое. Я вижу радужные разводы.

— А я, как знойное марево и чувствую тепло. Я попробовала это тепло использовать, как Силу. Очень даже хорошо получается. У Дэйли тоже. Вокруг тебя становится холоднее. Чем больше берешь, тем холоднее становится. Мы хотели, пока солнце не зашло, попробовать создать Боевого Феникса. Там приписка, что управление и подпитка берут очень много Силы, – Шанталь и Дэйли уставились на короля с воодушевленным видом.

— Дедушка, а покажи, как управлять Силой. Я попробовал, но неуклюже выходит. Я пробовал перенаправлять окружающую Силу на иллюзию. Сначала получилось, а потом сбился. Так ведь проще, чем создавать артефакт или заполнять себя полностью, а потом расходовать, – Ларри выжидающе уставился на опешившего Лайэллона.

— «Ты, обещал нас познакомить с Магом- Художником», - Дэйл уселся перед эльфом с выражением ожидания на морде.

— Начнем с самого легкого. Кто тут художник? – спросил король и потер виски.

— «А вот, посмотрите, – Дэйл подпихнул носом застеснявшуюся красавицу-миури, – это она нарисовала».

Перед Лайэллоном лег портрет Дэйла с подмигивающим глазом и пруд с синими, зелеными, черными и красными рыбками, которые шевелили плавниками и открывали рты. Дэйлу удалось сделать Самопишущие Перья с чернилами разного цвета. Аурика с надеждой посмотрела на короля: – «Я так хочу в Академию».

Лайэллон всмотрелся в миури. Несомненно, обладает Даром и Силой Ментального Мага. Ничего выдающегося, но у многих и этого нет. Имеет смысл ее учить. Король предложил: - Я сегодня пошлю к господину Нимроссу, он дружил с дедом. Я его хорошо знаю. Он талантлив и не чванлив. Согласится помочь. Вы, сегодня останетесь у меня ночевать, а завтра, после завтрака, господин Нимросс позанимается с Аурикой и все станет ясно. А сейчас идем вглубь сада. Мне нужно серьезно с вами поговорить. И кое-что проверить. Солнце там тоже есть.

— «Господин король. А можно я еще порисую? Я впервые могу просто сидеть и рисовать. Никто на меня не орет и не оскорбляет?» – Аурика умоляюще посмотрела на эльфа.

— Сиди, сколько хочешь. Будем садиться ужинать, позовем. Икрик, ты уходишь или тут будешь?

— Тут, если можно. Я очень хочу прочесть свиток вашего дедушки, – у гоблина аж уши порозовели.

— Хорошо, сидите. Я предупрежу охрану.

— «Я с Аурикой останусь», – сказал Дэйл.

— «И я. Хочу кое-что прочесть», – Ворлоу уселся рядом с Икриком.

— Тогда, мы пошли, – Лайэллон в сопровождении двойняшек и Дэйли пошел к выходу. По пути король предупредил охрану, что в библиотеке его гости.

Вышли в сад. Солнце светило еще ярко. Шанталь и Дэйли, сверяясь со своими записями, создали Феникса. Попробовали им управлять. Феникс летал, пикировал, чуть не подпалил беседку. Лайэллон успел потушить. Маг Воды, помимо прочего. Стало заметно, что чем больше девочки закачивают Силы в Феникса, тем холоднее становится. Мужчин аж дрожь пробрала.

Ларри создал крупного орла. У орла было красивое оперение и белая голова.

— Не иначе у Джо подсмотрел. Это белоголовый орел, - проинформировал внука Лайэллон.

— Да. Он мне показывал животных и птиц своего мира. Красивая птица, - ответил Ларри.

— Только она не такая огромная, как у тебя. И есть еще, вот такая, - в воздухе материализовалась огромная птица, с острым клювом, длинными, острыми когтями и невероятным размахом крыльев, - вот эта, такая и есть. Это кондор, - король направил свою птицу против орла и феникса. В воздухе закипела схватка. В какой-то момент эльф почувствовал такую же панику, как и во время схватки с братом. У него заканчивался запас Силы, а внучата такой нехватки совершенно не ощущали. Лайэллон убрал своего кондора, взмахом руки остановил бой. И почувствовал озноб. Сильно похолодало, а ближайший к нему источник Силы, на который он нацелился, бесследно исчез.

— Так. Объяснили старому дураку. Почему так холодно? И где радужное озерцо, которое плескалось возле вон того куста? – король вопросительно посмотрел на двойняшек.

— Дедушка, так мы же прорву Силы в феникса всадили. Он ее жрет, как гномий горн, - удивленно сказала Шанталь.

— Озерцо, я видел, как перламутровое марево. Я его в орла влил, - признался Ларри.

— Повторите, а я посмотрю. Если это то, о чем я сейчас подумал, то я не просто дурак. Я осел, обутый на все четыре копыта проходимцем Силнаи. Если бы вы его не похоронили, сам бы сейчас под землю опустил.

Двойняшки пожали плечами. Девочки снова создали феникса, холодком опять потянуло. А Ларри огляделся, довольно прижмурился, как кот лизнувший сметаны, и из кустов выпрыгнул крупный зверь. Светло-бежевый, с черными полосами на морде, придававшими ему грустно-трогательное выражение. Эльф замер и внимательно следил за действиями своих внуков. Сосредоточился, и вдруг сад исчез. Вместо него высились незнакомые горы с плоскими вершинами. Между ними далеко внизу текла извилистая река. На краю скалы стоял пятнистый конь, на котором сидел мужчина, похожий на Джо. Высоко вверху парил орел.

Через пару минут все убрали фантомов. Стал потихоньку нагреваться воздух. Возле кустов начало появляться радужное озерцо.

— Вы перебрасываете Силу прямо в фантомы, – констатировал факт Лайэллон, – и как додумались?

— Марджи поливала огород. Сначала ведрами воду носила, а потом сшила коровьи кишки. Их Ворлоу укрепил. Гномы на колодец приспособили такую штуковину, чтобы ведрами воду не поднимать, а качать рычагом. К ней кишки подцепили. Мик давил лапами на рычаг, а Марджи поливала огород. Вода по кишкам текла. Мы посмотрели на это и подумали, что Силу надо не в себя закачивать, а сразу в фантом или умение. В себя все равно много не закачаешь. Разорвет, как мыльный пузырь, а тут можно бесконечно подкачивать. Вот солнышко светит и пользуйся потихоньку. Ну, прохладней станет немного. Ларри тоже везде свои перламутровые шары и озера находит. Миури теперь тоже так делают. Главное понять, какой у тебя Источник Силы. А что, ты разве этого не знал? Ты же, Первородный! Тебя великие маги учили, а мы - самоучки, – Шанталь изумленно уставилась на деда.

— Вот в том и счастье ваше, что самоучки. Я спрашивал Силнаи о такой возможности. Он аж красный весь стал. Кричит: “Нельзя!!! Только наполнять свой резерв. Сила рассеется в окружающем пространстве!”

— «Как она может рассеяться, если она уже в нем?» – спросила Дэйли.

— Вот. А мне не дали дойти до этой мысли.

— Дедушка, а кто был сильнее ты или Таэритрон? – Ларри вопросительно посмотрел на деда.

— Хм, вы же видели, кто выиграл.

— Так, может быть, он подкачивал Силу? - не отставал Ларри.

— В том-то и дело, что подкачивал. Белое Безмолвие его рук дело. Это я сейчас понял, когда Шанталь нам тут ледник устроила.

— Так нагрелось уже, - отмазалась Шанталь.

— Нагрелось. Ты, не нарушила баланс Стихий. А брат нарушил. Он вычерпал Силу Стихии Огня. Закачал слишком много, чтобы убить меня. Вот и получилось, что на огромном пространстве воцарилась вечная зима.

— «А выровнять никак нельзя?» – спросила Дэйли.

— Боюсь, что уже нет. Все потихоньку пришло в равновесие и не нужно ничего менять.

— Дедушка, а кто подсунул вам Мириэм? – Шанталь вопросительно уставилась на эльфа.

— С ней Таэритрон где-то познакомился, не знаю, где. Я их увидел на балу и из чувства соперничества попытался отбить Мириэм.

— «А Силмелдир тогда уже родился?» – спросила Дэйли.

— Да, ему лет двенадцать было.

— Это Силнаи устроил Битву Магов. Влиять на тебя он не мог. Очень уж ты, силен, а вот, поссорить с братом из-за девушки мог. К тому же, девушкой он мог управлять. И о том, что можно закачивать Силу напрямую, он тебе не сказал специально, – высказался Ларри.

— Зачем это ему было? - недоуменно спросил король.

— «Он хотел, чтобы вы поубивали друг друга и посадить на трон Силмелдира, или самому усесться», - сказала Дэйли.

— Так отец еще был жив. И мать, - ответил ей Лайэллон.

— Он рассчитывал, что, узнав о вашей смерти, они не захотят жить, - высказала предположение Шанталь.

— Ты, был сильнее, и старик так уравновешивал ваши силы. Ты, на много старше брата? – спросил Ларри.

— На двадцать минут. Мы - близнецы, – ответил король. Двойняшки ошарашенно уставились на дедушку.

— Как и мы? – отмерла Шанталь.

— Да, и соотношение Стихий такое же.

— У меня Воздух, – сказал Ларри.

— Ну, это не так важно.

— Дедушка, а куда делись твои дедушка и бабушка? Ведь это они должны были править, – спросила Шанталь.

— Дедушка переходил из одного Мира в другой и нашел подходящий, где они и по сей день, изображая богов, потихоньку им правят и живут в свое удовольствие.

— «Дедушка-король, а почему эльфы решили перебраться в этот мир? Чего им дома не сиделось? Или тоже трон не поделили?» – спросила Дэйли.

— На этот вопрос я ответ так и не получил. Дед перебрался в другой мир, когда я был еще совсем маленький. А при попытке узнать у отца нарвался на резкий ответ. Совершенно ему, кстати, не свойственный. Халлон был терпелив и мягок с нами. А тут, такая отповедь. Мать сделала вид, что не слышит. Она умела это делать.

— А в свитке есть что-то? – не отставала миури.

— Самому интересно. Прочитаю на досуге. Когда он, только, у меня появится. Я начинаю понимать, почему дед сбежал от королевских почестей. Кстати. Сейчас пойдем поужинаем, и я по дороге задам трепку начальнику дворцовой охраны. Опять так облажаться. Прошлый раз вы разодрали на части элитный замковый гарнизон. В этот раз обвели во-

круг пальца обученного охранника. Или вы, такие умные или мои эльфы отупели за тысячу лет изоляции и тепличной жизни, - проворчал недовольный король.

— Скорее, последнее. Дедушка, помоги. Через неделю у Марджи свадьба. Мы хотели, в качестве развлечения для гостей, устроить представление. Создать иллюзии, чтобы показать разных диковинных зверей из Белого Безмолвия, и те летающие огни, что ты показывал. Зверей мы помним, а вот огни еще раз хотели посмотреть. Во-первых, сюрприз, чтобы Марджи не видела, а во-вторых, мы еще не все запомнили, - Шанталь рыжей лисой поднырнула к деду под бок и просительно на него уставилась своими очаровательными изумрудными глазами.

— Ладно. Немного покажу, принцип, а вы, импровизируйте. Заодно, сам поучусь перенаправлять Силу. На это, действительно, тратится гораздо меньше своей.

— Дедушка, а как ты тренировался, чтобы в свой резерв много Силы брать? Ведь, чтобы сражаться с тобой Таэритрон исчерпал запасы Силы на огромном пространстве и то убить не смог. Он подпитывался, а ты только своей пользовался, – Ларри уставился на деда с выражением крайнего любопытства на физиономии.

— Я успел несколько раз пополнить свой резерв, но особенной передышки мне не давали. Что касается тренировок. Только заполнять до отказа и еще чуть-чуть. Тратить все подчистую. И снова повторять.

— Это, как физическая тренировка. Каждый раз делать большее усилие, – сделала вывод Шанталь.

— Конечно. Принцип тот же. Смотрите огни, пока я добрый. После этого я чуть поразмышляю, а вы, потренируетесь, и пойдем поужинаем.

— Лепешками с родниковой водой? Надо было нам ветчинки с собой захватить, – пробормотал Ларри.

— У нас появился трактирщик-человек. Он готовит обычную еду. Гномы часто к нему заходят. Они строят свою пивоварню и присматривают потенциальных покупателей. Люди-купцы часто там обедают. Некоторые эльфы - из любопытства. И едят кое-что. Я часто заказываю во дворец еду. Хозяин уже знает мои вкусы и всегда все вкусно приготовлено. Будем идти назад, пошлю за едой или вызовите миури и пойдем там поедим.

— Вызовем. Можно Икрика прихватить. Я хотел его порасспросить, что еще интересного он нарыл. Заплачу за него, – предложил Ларри.

— Заплатить я и сам могу. Денег в казне на ужин хватит, – рассмеялся Лайэллон.

— Дедушка, а куда делись все золотые и мифриловые слитки, которые в Рудных Горах добывали? Парни подводу со слитками обворовали, так того, что там лежало достаточно для постройки небольшого города и содержания его армии, – Шанталь с невинным видом посмотрела на удивленного эльфа.

— Какие такие слитки? – брови эльфа резко взлетели вверх.

— Золото, серебро, мифрил. Не считая железа и меди, – ответил Ларри, - так это только одна подвода. А их было больше, чем одна. Где это все? Такое количество металла не могли пустить на изготовление доспехов. А если пустили, то где-то вооруженная и закованная в мифриловую броню армия? Я примерно знаю, сколько металла идет на изготовление полных доспехов и меча. Возле Котелка не раз крутился.

— А где золото и серебро? Яркий, серый металл. Может быть и не серебро. Светлый такой и тяжелый. Начальник охраны приторговывал слитками, но не все же он продал. Что-то говорил, что Совет Старейшин забирает эти слитки. У кого они? Где драгоценные камни? Их же добывали, – Шанталь уставилась на деда невинными глазками.

— Почему, я об этом ничего не знаю?

— А кто тебе должен был об этом доложить? – спросил у него Ларри.

— Есть один Старейшина. Такой уважительный и обходительный. Как мед растекается, – пробормотал Лайэллон, – какой же я дурак. Завтра, нет сегодня, вызову и спрошу.

— «Так они занервничают и перепрячут. Надо выследить их и взять за горло. А так отбрешутся, – заявила Дэйли, – надо написать заявление Ратчеру. Пусть пришлет своих. Они быстро нароют».

Король внимательно посмотрел на своих внуков, на миури и подумал, что они сообразительные и недоверчивые. Пробормотал, скореедля себя, чем для внуков: - Интересно, что еще я не знаю и, что еще от меня скрывают?

— А вот тогда, и узнаешь. Пригласи Серых Плащей под видом купцов. Пусть приглядывают место для лавки. Или еще одного трактира. Надо, чтобы гнома с собой взяли. Рудознатец нужен. У них особая магия. Они металлы в таких местах чуют, что и не заподозришь, – сказал Ларри. Помолчал и добавил: – Я чего за Нали ходил. Его дракон, охранявший сокровища, убил. Гномы пещеру нашли. Мы прошли рядом и не заметили. А гномы за полет стрелы учуяли и полезли.

— Так вот, откуда у внука деньги, стольких в Академию отправить. Цены у них впечатляют, – король потер подбородок, – где бы себе клад найти?

— Ты, слитки поищи. Не могли столько переплавить. А если с Междугорьем торговали, то у кого деньги? – высказалась Шанталь, – куда ушли драгоценные камни? Я не вижу, чтобы эльфийки увешанные драгоценностями ходили. Пара простеньких украшений и все.

— Хорошо. Смотрите огни, репетируйте, а я посижу подумаю. Вы мне много интересного рассказали, и как я сам не додумался?

— «Ты же, подводы не видел», – сказала Дэйли.

— Я знал о рудниках. Знал о Горах Самоцветов. Должен был подумать. Прохлопал. Сам виноват.

Король сосредоточился, кинул беглый взгляд на переливающееся озерцо, снова вольготно раскинувшееся возле кустов сирени. И тут же в небо взлетели извивающиеся, светящиеся змеи, взорвавшиеся буйством огней и красок. После них в небе проявились светящиеся шары и стекли вниз расплавленными потоками. Возник огромный огненный шар и разлетелся светящимися осколками. Шанталь решила, что кроме иллюзии она может и сама такое сделать. Буквально через секунду в воздух взлетели небольшие огненные шары и разлетелись сверкающими искрами, которые гасли в воздухе, ничего не поджигая. Ларри тоже внес вою долю в буйство красок. В небе растекся Небесный Огонь, не отличимый от натурального. Рядом раздались восторженные вздохи и аплодисменты. Все оглянулись. Сзади стояли несколько эльфов обоего пола, и с восторгом и восхищением смотрели представление. Один из них отмер: - Сиятельный Господин, а что это такое? Так красиво. Никогда не видел ничего подобного.

— Да вот, правнуков учу, – рассмеялся король, – они сюрприз на свадьбу подруги готовят. Помогаю, чем могу.

Наступила гробовая тишина.

— Правнуков?! Ваших?! – возопил один из эльфов.

— Ну, не твоих же. А что, собственно, в этом странного? Или я не мужчина, не могу иметь наследников?

— Мы не знали, - пролепетала светловолосая эльфийка.

— Вы много чего не знаете, а еще больше, я не знаю. Что еще?

— А как наших магов научить? Для праздников, – смущенно пробормотала другая.

— Это всего лишь иллюзия. Неужели все отупели до такой степени, что не могут сделать то, что с легкостью делают двое подростков и миури? – король гневным взглядом посмотрел на притихшую толпу, – все свободны. Представление окончено, мы идем ужинать.

Лайэллон, в сопровождении двойняшек и Дэйли, пошел к выходу из парка. Дэйли связалась с Дэйлом и сказала, чтобы он взял своих, Икрика и шел к ним. Они идут ужинать в трактир. Дэйл ответил, что понял. Через десять минут миури догнали компанию. Всеобщий смех вызвал перепуганный Икрик. Дэйл усадил его на спину, и икающий гоблин ехал, вцепившись в черную густую шерсть. Поспеть за бегущими крупными миури он не мог. Так и подошли к трактиру. Трактирщик, увидев компанию, возглавляемую правителем Аркоресса, пригласил всех за самый удобный стол, стоявший немного особняком. Он знал о миури и совершенно не удивился, когда они уселись за стол вместе со всеми. Трактирщик лично принес вино и предложил выбрать. Король присматривался к этикеткам.

— А есть “Черная Лоза”? - спросил Ларри.

— Для сына короля всегда все найдется.

— Это мои правнуки. Кстати, ты первый, кто углядел наше родство, – рассмеялся король.

— Да, что тут смотреть? Вы же похожи. Молодая госпожа тоже, несмотря на цвет волос.

— Вот. Основное отличие людей от моих эльфов. Они видят то, что есть, а мои – то, что хотят увидеть, – король солнечных эльфов вздохнул, – я уже не рад, что уселся на этот трон. Сейчас бы гостил в Каосе и путешествовал по Мирам. А так, разгребаю все эти проблемы. Только с вами и отдыхаю.

— А ты, чаще в гости приходи, – сказала Шанталь.

— Так дел много. Вот вы еще подбросили. Теперь буду думать об этих слитках.

— Дедушка, если бы ты не полез на трон, мы бы не познакомились, – встрял Ларри, – мы бы забрали артефакты и ушли.

— Я хотел найти Маюми. Не знал с чего начать. К зарин ехать не хотелось. Я торжественно передал правление и вдруг, явлюсь. Подумывал о Каосе, но останавливала мысль, что Маюми может не захотеть меня видеть. Хорошо, что я пригласил на танец Шанталь, хоть она и наступила на любимый мозоль.

— Не люблю я танцевать. Не мое это. Все наши учителя танцев, как-то незаметно испарялись из Каоса, – пробурчала девушка.

— «Не надо было им задницы поджигать, – фыркнул Дэйл, – они все с пропаленными штанами ходили».

Лайэллон расхохотался: - Бедный Хагир. Я только сейчас начинаю ценить его спокойствие и невозмутимость. Представляю, что вы вытворяли.

— Когда мы были маленькие, нас все время отгоняли от камина. Но мы все равно к нему лезли. Я и Дэйли. Однажды, мальчишки перевернули матерям что-то с нитками и бисером. Помню, шума много было. И мы с Дэйли, наконец-то, влезли в камин. Было так интересно. Мы ловили огоньки. Они такие мягонькие и теплые. Дэйли лапками, а я руками. Мамы, когда увидели, то Дэйли уже лазила по дровам, а на мне одежка дымилась, но я все равно тоже добралась до дров. Крику было! С тех пор нас стерегли еще внимательнее.

— Еще бы. Отогнать от огня Саламандру и Дэва. Я представляю усилия ваших бедных мам, которые даже подумать не мог-ли, как вам интересно. И, что самое главное, совершенно для вас безопасно, – у короля от смеха слезы на глазах выступили, – интересно, как Дэйл замок не развалил?

— Ну, в основном кухне досталось. Когда у Дэйла начала проявляться Сила, подрос Изя. Он все время был голодный и от кухни далеко не отходил. Мы рядом крутились. Бывало, что обед подгорал или кастрюли трясло, – смеясь ответил Ларри.

— А ты, когда свой Дар заметил? – спросил дед.

— Примерно лет с десяти я заметил, что могу устроить сквозняк, нести что-то по воздуху. Причем, не левитировать, а именно поддерживать воздухом. Ну и, пробовал потихоньку, - объяснил Ларри.

— Я не про Стихию. Способность к Ментальной Магии, когда заметил? – не отставал Лайэллон.

— Когда через Белое Безмолвие шли. Я заметил, что, когда кто-то, о чем-то думает, я это вижу. Вижу разные серебристые озерца и шары. Когда убивали дичь, видел, как из тела поднимается серебристый туман. Тогда же Джо мне показывал свой Мир. Просто вспоминал, а я видел все его глазами. Внушил Ратчеру, что он хочет на дерево залезть. Тот даже не заметил, что это я. А вот миури моему воздействию не поддавались. С Шанталь мы давно без слов переговаривались. Научились у Побратимов. Мы вместе с тех пор, как ползать начали. Подросли и научились отгораживаться, чтобы нас никто не подслушал. Когда твой Гримуар нашел, начал посерьезней себе задачи ставить. Так и учился. Наверное, магический фон, который остался в Белом Безмолвии, как-то повлиял. Да, а почему ты, не смог придавить Таэритрона? Ты же, самый сильный Ментальный Маг? – все-таки спросил Ларри.

— Он, почему-то, всегда оказывался сильнее меня. Силнаи учил нас по-разному. Мне многого не говорили. Не учили так, как брата. Поэтому, он и оказался сильнее. Вернее, мне все время внушали, что он сильнее.

— А было наоборот, – буркнула Шанталь.

Пока разговаривали, поужинали и пошли во дворец. На них оглядывались, но никто с вопросами не лез. Во дворце связались с Лунаталь и предупредили, что останутся ночевать у деда. Утром встретятся с Магом Художником и придут домой. Икрик пообещал показать интересные свитки и пару книг.

Король выделил молодежи две комнаты. Для девочек и для мальчиков, и все улеглись спать.


Глава 5. Смотрины Аурики.

Утром позавтракали и пошли в небольшой кабинет Лайэллона. Королевский, так сказать. Через несколько минут один из охранников привел Нимросса. Старый маг оказался пунктуален. Или очень любопытен. Не каждый день его приглашает сам король. Лайэллон представил магу всю компанию и попросил посмотреть Аурику. Заодно помочь с кистями и прочими навыками. Такого Дара ни у кого не было и помочь не могли. Дэйл подал рисунки. Вчера Аурика нарисовала портрет Икрика. Гоблин весело улыбался и задорно дергал ушами.

Нимросс настоял, чтобы пошли в библиотеку. Заодно просмотрел, что там есть по художественному Дару. Кое-что нашлось, и маг предложил Аурике самостоятельно изучить. С собой он взял свои кисти и краски. Оказывается, заклинание для управления кистями и красками давно известно. Если картина большого размера, никто не прыгает по стульям. Управляют так же, как и Самопишущим Пером. Об этом заклинании старый эльф знал. Назвал его детским и был удивлен, что в Междугорьи такие перья стоят уйму денег.

— В мое время с этого начинали обучение, – заявил он.

— И правильно делали, – буркнул Ларри и рассказал какой эффект произвел, создав такое перо для миури.

— С ума они там сошли, что ли? – возмутился Нимросс.

— Скорее, нашли легкий источник наживы, – буркнул Лайэллон, – не удивлюсь, если Гильдия Магов будет орать, как обокраденная торговка рыбой.

Маг показал, как пользоваться кистями. Самопишущие Кисти создал Дэйл. Аурика еще не знала эльферона. Только вчера учить начала и правильно прочесть заклинание не могла. Маг всмотрелся в миури. Он впервые видел разумных собак. Был поражен их Силой и способностями.

На Ларри Нимросс смотрел очень долго и выдал: - Лайэллон, ты почему сына ото всех прятал?

— У меня дочь. Сын перешел в Род матери и правит зарин. Это правнуки. Двойняшки.

Старый Маг внимательно всмотрелся в Ларри и Шанталь. Даже глаза прикрыл.

— А ведь у них Дар Халлона и Анкалимэ. Только наоборот. Сила Огня девушке досталась, – пробормотал старик, и неожиданно, выбросил вперед руку, практически в лицо Шанталь. Огненный шар растекся по лицу и волосам девушки и моментально впитался, - Саламандра. Точно твои, – и рассмеялся, – парня и проверять боюсь. А то, придется ему за мной за Грань бежать.

— Откуда вы знаете? – опешил Ларри.

— Сынок, я достаточно опытен, чтобы увидеть твой Дар.

— «А почему эльфы пришли в этот Мир?» – на Нимросса смотрел огромный, черный миури. Для мага голоса в голове были немного непривычны, но на вопрос ответил: - У Лайстиндера, деда короля, был старший брат, с которым он и не ужился. История стара, как мир. И повторяется с завидным постоянством. Я пришел в этот Мир вместе с ним в поисках новых впечатлений. Так и остался тут. Мечтаю увидеть Белое Безмолвие. Но, я слишком стар для такого путешествия.

— Лайстиндер - Волк Бродяга. А насколько старое название Рода? – спросил Ларри.

— Оно родилось вместе с Родом. Никто уже и не помнит, когда. По легенде первый мужчина Рода родился у эльфийки и огромного лесного волка. Думаю, что у красивой легенды ничего нет правдивого. Придумано, чтобы подвязать название.

— А как же тотем? Тоже легенда? – спросил Лайэллон.

— Думаю, да. Во всяком случае, я его ни разу не видел.

Дед и внук как-то одинаково хмыкнули и посреди кабинета материализовался огромный Стальной Волк с горящими белым огнем глазами и сказал: - Хорошо, что хоть сидите рядом. Как я к вам двоим разом выскакивать буду?

Нимросс впал в ступор: - Он существует?!

— Еще бы, я существую. А кто сомневался? – Стальной Волк обвел присутствующих взглядом своих горящих глаз. Старый эльф постарался оказаться за Дэйлом и Ворлоу.

— «Тогда, значит, и легенда - правда?» – спросила Дэйли.

— Какая легенда? – сверкнул глазами Волк.

— Про эльфийку и волка. Вот только, как это практически выглядело? - выдала Шанталь с задумчивым видом. Все удивленно на нее уставились.

— Дитя деревни, с незамутненным фантазиями, сознанием, – пробурчал Лайэллон. Стальной Волк расхохотался: - Вы, что, всерьез представили себе эльфийку в объятиях серого волка? Ну, у вас и фантазии. Волк — это Демиург. У него была мужская ипостась и боевая - волчья. Это, действительно, основатель вашего рода. За связь с эльфийской женщиной Высшие лишили его мужской ипостаси и приказали повиноваться мужчинам Рода, имеющим Силу для призыва.

— «То есть, ты и есть этот Демиург – основатель?» – сделал вывод Дэйл. Остальные обалдело молчали.

— Да. Это мое наказание и, одновременно, предназначение. Я защищаю свой Род. А теперь, кто-нибудь, организуйте мне

грудинку. Всю охоту перебили, - легендарный Стальной Волк улегся на полу рядом с миури. Случайно оказавшись рядом с Дэйлом, окинул взглядом его широкие плечи и буркнул: – Здоров же ты, кушать!

— А ты, на эльфиек по-прежнему засматриваешься? – спросила Шанталь.

— За прошедшие десять тысячелетий мои вкусы немного изменились, – Волк встал, встряхнулся и предстал в виде крупного черного волка с бурым подшерстком и яркими, желтыми глазами. Потом он улегся напротив Дейли и прижмурился: - Как тебя зовут, красавица?

— «Дэйли», – завиляла хвостом миури.

— «Эй, эй, ты, чего это девушек кадришь?» - вздыбил загривок Дэйл.

— Я же твою серебристую красотку не трогаю. Не мешай сестре устраивать личную жизнь.

— «Дэйл, не будь противным, он такой импозантный», – проворковала Дэйли.

Шанталь долго мечтательно смотрела в окно и выдала: – Волк, а тебя насовсем мужской ипостаси лишили?

— Шани! Ты, в своем уме?! – у Ларри глаза на лоб полезли.

— А что? Видела я молодежь в Академии и тут, на балу. Глянуть не на кого, одни дрищи.

Лайэллон откровенно забавлялся ситуацией. Молодец, внучка. Сразу его парней охарактеризовала. Одним словом, а как метко. У старого мага речь отняло напрочь. Мало того, что у короля оказались правнуки, так еще и разумные собаки, и легендарный тотем. Зато интере-е-сно-о! Древний эльф давно так не развлекался.

— Волк, а кто из наших с Саламандрой подгулял? – Шанталь уселась, скрестив ноги, рядом с Дэйли и оказалась напротив Волка.

— Отец Лайстиндера был тем еще повесой. Мне до него далеко, – оповестил всех Волк, – он умудрялся жить на два дома. С королевой-эльфийкой и любовницей-Саламандрой. Сыновья у него родились с разницей в один месяц. Сын от королевы был старше. Зато от Саламандры умнее и более одарен. Когда парни выросли, король, знавший о Даре Переходящего, подвел младшего к мысли о создании собственного королевства. Лайстиндер попутешествовал немного и подыскал для себя этот Мир. С ним пошло около двух сотен эльфов. В основном младшие в своих Родах. Когда Лайстиндер открыл портал, солнце уже садилось и оказалось за спинами пришедших. Увидевшие их гномы назвали пришельцев - солнечные. Позже добавилось слово “эльфы”. Так и осталось.

— Халлон ведь уже родился к тому времени, – заметил Лайэллон.

— Конечно, твой дед уже был женат. Более того, Халон был уже вполне взрослым и тоже женат. Вы были первыми, кто родился на Фэриленде. Анкалимэ принадлежит к Роду Мифрилового Сокола, ее отцом был Раэронн, тоже младший в Роду.

— Вт это новость! – Ларри аж привстал, – психопатка Тинтур и ее урод-сыночек, наши родичи!

— А чем они вам не угодили? Тинтур - племянница Анкалимэ со стороны своего отца, – сказал Волк.

— Этот урод, ее сыночек, пристал к девушке, а когда она ему отказала, пырнул кинжалом. И убил, кстати. Ларри за ней бегал! - возмущению Шанталь не было предела, – не хочу такой родни!

— Соколы всегда были неуважительны к женщинам, – Волк задумчиво посмотрел на Шанталь, – хотя, ты, быстро научишь уважению.

Все это время Аурика с помощью Дэйла одолевала отложенные свитки. Сосредоточилась и что-то начала рисовать. Увлеченные разговором, на нее не обращали внимания. Всех привлек возглас Дэйла: - «А это, ты, кого нарисовала?»

— «Стального Волка. Он такой, когда мужчина. Когда он превращался в обычного волка, я успела увидеть».

На рисунке было лицо красивого, смуглого мужчины. Черноволосый, с правильными чертами лица и яркими желтыми глазами. Сходство с Ларри и Лайэллоном очень четко просматривалось.

— Так ты, что настолько похож на наших мужчин? - спросила Шанталь.

— Скорее, они на меня, – ответил Волк, сунув нос в рисунок, – у девочки талант. Нимросс, ты должен обязательно ее обучить.

Старый эльф что-то испуганно заблеял. Король похлопал его по плечу и улыбнулся: - Мы отправим Аурику в Академию.

— «А где здесь можно купить кисти, краски и прочее? – спросил Дэйл, – деньги у меня есть. Или, пойдем в Златоград, там поищем».

— Здесь есть. Неподалеку от Площади Фонтанов, – ответил старый маг.

— Тогда мы решим эту проблему. Я сейчас позову охранника, и он проводит тебя, – распорядился король. Старый маг, обрадованный возможностью убраться побыстрее от говорящих собак и воркующего тотема, сразу же засобирался.

Король пошел вместе с правнуками, показать свою конюшню и заодно приказать оседлать лошадей. Не пешком же топать, а миури и так пробегутся. Конюшня у короля была маленькая. Всего четыре лошади. Эльфы не любят с ними возиться. Убирать, ухаживать за ними. Конюхом был человек. Мужчина средних лет. Он ворковал около белой кобылы, и та благодарно тыкалась носом в его щеку.

— Мартин, седлай лошадей. Одну себе и двух для моих внуков. Проедешься с ними и приведешь лошадей обратно.

— Сделаю, Сиятельный Господин. А у нас радость. У Ласточки скоро будет малыш, – некрасивое лицо конюха осветилось такой счастливой улыбкой, что даже стало симпатичнее. Лайэллон подошел к кобыле, погладил ее морду, пошептал в ухо и скормил кусок лежавшей в кармане лепешки. Кобыла довольно захрумкала, фыркнула и сунула морду для поглаживания. Король рассмеялся и почесал ей щеки.

— Сиятельный Господин любит лошадей? Обычно эльфы к ним довольно равнодушны. Хотя и не обижают, как и любых других животных.

— Мартин, у меня была возможность оценить их ум и верность. У меня был черный конь. Бес звали. Нам пришлось расстаться, так не поверишь, я скучаю за ним.

— Я могу вас понять, - улыбнулся конюх, - сам привыкаю к ним и тяжело расставаться. Вот к вашим уже привязался. Даже

уходить не хочется.

— А зачем тебе уходить?

— Говорят, вы и без лошадей обходитесь.

— Не всегда. А лошадей я продавать не собираюсь. Живи спокойно, - Лайэллон повернулся к двойняшкам, - сейчас вернусь во дворец и свяжусь с Авалоном. Договорюсь, чтобы проэкзаменовали Аурику. Скажу, что Нимросс рекомендовал. Я хотел, чтобы он сам написал рекомендацию, но для него оказалось слишком много оживших легенд.

Мартин быстро оседлал трех лошадей. Двойняшки запрыгнули в седла. Шанталь, свесившись с седла, чмокнула деда в щеку, Ларри пожал ему руку на прощание, и все поехали в сторону Ворот. Миури просто бежали рядом. Утренняя разминка, как высказалась Дэйли. Рядом с ней материализовался огромный черный волк.

– Я решил посмотреть Златоград. Как-то не довелось до сих пор. Все тут кручусь, – Волк стал поближе к Дэйли.

Возле Ворот Шанталь и Ларри спрыгнули с лошадей и отдали поводья Мартину. Тот схватил их и быстренько поскакал в сторону конюшни. Он еле привык к огромным говорящим собакам, а тут еще странный волк.

Златоград встретил зноем, но изредка дул прохладный ветерок. Через двадцать минут вошли в кабинет Авалона. Секретарша Жюли сначала что-то испуганно пискнула, но, увидев Волка, тихо шмыгнула за спинку кресла.

Глава Академии Магии что-то писал. Поднял голову, узрел двойняшек и нескольких миури. Впереди всех сидел огромный черный миури, рядом с которым жалась серебристо-белая пушистая девочка.

— Господин Авалон, мы просим, чтобы преподаватель–художник посмотрел Аурику. Она недавно к нам пришла и не успела на экзамен, – сказал Ларри.

— Ваш венценосный дед уже связывался со мной. Неужели сам Нимросс признал ее перспективной?

— Да. А что в этом странного? Дедушка пригласил его, и он согласился прийти посмотреть Аурику, – удивленно проговорила Шанталь.

— Хм. А вы, хоть знаете, что Нимросс – это легенда Магии Искусства? Он Первородный.

— Дедушка говорил. Нимросс - друг его деда.

— Хорошо иметь такого дедушку. Наши маги готовы все свои звания отдать за то, чтобы хотя бы разок поговорить с ним. Он учил самых первых Магов Художников.

— Пусть к деду пойдут, попросят, может быть старый маг и согласится на встречу. Он показался мне общительным и любопытным, – сказал Ларри.

Авалон подпер голову руками и воззрился на двойняшек: - Ну, показывайте свое юное дарование.

Дэйл подпихнул вперед засмущавшуюся Аурику. Ларри положил на стол рисунки. Дэйл подмигивал, рыбки шевелили плавниками, а Икрик забавно дергал ушами. На последнем листе был набросок черноволосого мужчины.

— А это кто? На вас вроде похож, - полюбопытствовал Начальник Академии.

Ларри кинул взгляд на Волка, тот помотал головой. Парень ответил: - Да так. Аурика кого-то рисовать начала.

Авалон хмыкнул. Не хотят говорить. И это не король, хотя сходство просматривалось и, в то же время, явно не ошибка рисовальщика.

— А как рисовать будешь? – обратился Авалон к Аурике.

— «Мне господин маг дал заклинания для кистей, для смешивания красок, и, чтобы оживить изображение. Показал, какие свитки и книги нужно прочесть. Я сейчас эльферон учу. Чуть-чуть уже запомнила. Меня все учат. Специально на общем не говорят».

— Наш профессор дорого бы дал, чтобы увидеть какие свитки и книги тебе отобрали, - хмыкнул Авалон.

— Вот, у меня этот список. Если в библиотеке Академии не будет, мы постараемся сделать копии, – Ларри протянул листик, на котором были записаны названия. На обратной стороне красовался набросок, сделанный графитовым карандашом. Пока все разговаривали, Аурика успела набросать портрет старого мага. Авалон перевернул листик и увидел набросок:

— Точно Нимросс. Я видел его портрет. Он висит на кафедре Магии Живописи и Архитектуры. Пошли. Отведу вас к господину Брауну, завкафедрой. Он строгий, но справедливый. Тут, даже я вижу явный талант. А кто тебя учил?

— «Никто. Я палочкой в пыли рисовала. Родители орали на меня все время. Я - бесполезная. Выплакала, чтобы мама к тете Вайяне в Каос привела».

Авалон только головой покачал. Встал из кресла и пошел впереди всех в сторону нужной кафедры. Ему показалось, что среди миури мелькнул волк. Но, он решил, что это миури такого окраса. Рядом с ним шел похожий, только чуть посветлее. Вся компания прошла по коридорам и поднялась на самый последний, четвертый этаж. Повсюду на стенах были движущиеся картины.

— «Ой, как красиво!» – восхищенно открыли рты Аурика и Дэйли.

— А почему на остальных кафедрах так скучно? – спросила Шанталь.

— Чтобы не отвлекались. Тут у учеников другое восприятие мира, – ответил Авалон.

Все шли и восторженно крутили головами. Стена была расписана под эльфийский дом-растение.

— «Точно, как королевский дворец», – сказал Дэйл.

— Гнездо в кустах, – рассмеялся Ларри, – это наш Борин его так охарактеризовал.

Авалон только хмыкнул. Открыл незаметную дверь, и все вошли внутрь. Прямо напротив двери висел большой портрет Нимросса.

— А похож. Только он тут моложе, - сказала Шанталь.

— Кто моложе? - к вошедшим подошел высокий, светловолосый и сероглазый эльф.

— «Нимросс. Он сейчас более седой и морщинки возле глаз поглубже», – сказала Аурика и повела носом. К эльфу подплыл рисунок. Тот взял листик, всмотрелся: - Кто рисовал?

— «Я, - ответила Аурика, – пока остальные беседовали, я немножко набросала. Для себя. Тренировалась».

Эльф внимательно рассматривал набросок. Перевернул лист и начал читать названия: - А это, кто рекомендовал?

— «Так Нимросс и рекомендовал. Сказал, что мне нужно это обязательно прочесть, – Аурика посмотрела в глаза эльфу, – я толь-ко язык еще не выучила. Но, я учу. Меня все учат потихоньку».

— А где же взять эти свитки и книги? В нашей библиотеке их нет, – сказал эльф и посмотрел на компанию.

— Придется в дедушкиной скопировать, – сказал Ларри, – если вы примете Аурику, перейдем в Аркоресс и скопируем. Икрик не разрешит выносить.

— В дедушкиной? – эльф окончательно перестал что-либо понимать.

— Господин Даэлар, это правнуки короля Лайэллона. Они могут брать свитки и книги в королевской библиотеке Аркоресса. Попросить деда, чтобы он пригласил Нимросса посмотреть Аурику. Что они и сделали.

Эльф задумчиво посмотрел на Аурику, перебрал рисунки: - Кто учил?

— «Никто. Палочкой в пыли рисовала. В Каосе дали перо, а у короля сделали разноцветные перья. У Икрика был графитовый карандаш. Мне так понравилось им рисовать. Я могу даже лапкой. Пальцами зажимаю и рисую. Господин маг мне дал заклинания для кистей и красок. Мы купили то, что он сказал,» – ответила Аурика.

— Палочкой в пыли. Я своих оболтусов на лучшей бумаге учу и то, такого добиться не могу. Нимросс вряд ли ошибется. Я и сам вижу большой талант. Сделаем так. Я записываю миури на бесплатное место. Оно у меня одно и то, не каждый год. В этом году всего четверых учеников взял. Нет талантов, а ремесленников и без меня плодят. Ричард ругается, что учеников мало, но не могу я бездарей учить. Помогите Аурике и сделайте копии книг и свитков. Я сам их не читал и это для меня возможность, которую нельзя упустить. Не знаю только, как вы, это сделаете. Свитки толстые, книги тоже.

— Сделаем, но не все сразу, – пообещал Ларри.

— Как записываем? – спросил преподаватель.

— «Пишите, Аурика из Каоса. Нас несколько таких в Академии», – сказал Дэйл.

— Вот список того, что понадобится. Что-то у вас есть, а что-то придется докупить, – Даэлар протянул список.

Двойняшки переглянулись. Ларри сказал: - Мы поговорим с дедушкой. Если он согласится, мы возьмем вас с собой в следующий раз. Пороетесь в библиотеке и, может быть, к Нимроссу в гости напросимся.

Эльф искренне поблагодарил. О таком он даже мечтать не мог. А компания вежливо попрощалась с Авалоном и направилась в Златоград. Покупки делать. Пошли на Главную Рыночную Площадь. Был двадцатый день месяца и у всех ремесленников был свободный день. У торговцев их, похоже, вообще не бывало. Волк с любопытством все рассматривал. На молодых людей никто не обращал внимания. Миури особенной диковинкой не были и зевак не собирали. Пошли искать лавки, торгующие товарами для художников. Увидели вывеску, на которой были изображены гном, человек и эльф. Гном-каменщик, человек укладывал мозаику, а эльф расписывал потолок.

Зашли и у всех сразу разбежались глаза. Подошел продавец и осведомился о цели прихода. Показали список и уже купленное. Продавец даже удивился: – Где покупали? Очень качественная работа и материалы. Впервые вижу такие кисти и краски.

— В Аркорессе. Там много чего было. Нам сказали это купить, - объяснил ему Ларри.

— А как, вы туда попали? – удивился продавец.

— Через Ворота Миров. Если сможете запустить, и вы попадете. Только от Ворот нужно довольно далеко идти, но город издалека видно. Не заблудитесь.

— А какой символ?

— “Легриф”, – ответил Ларри и прямо в воздухе перед продавцом появилось изображение нужного символа, – выставите против “Солнца”. Это символ Академии. Ворота возле нее стоят.

— Благодарю за объяснение. Сейчас все найду и дам вам хорошую скидку за помощь, – продавец взял список и быстро

выложил на прилавок нужные вещи. Все аккуратно упаковал и сделал хорошую скидку. На сэкономленные деньги решили купить что-то для рукодельниц.

Буквально рядом находилась лавка, в окне которой были выставлены сделанные из бисера и вышитые красивые картины. Когда вошли, то растерялись. Столько всего. Девушка-продавец вопросительно на них посмотрела. Шанталь пожала плечами и сказала, что они еще выбирают. Самое интересное нашла Аурика. Они с Дэйлом пошли в глубину лавки. И увидели большую картину, вышитую бисером. Это была бабочка. Ее крылья трепетали и цвета менялись местами. Шанталь и Дэйли пришли в восторг. Позвали продавщицу. Она показала коробочки с бисером и свиток с заклинанием. Объяснила, что вышить можно любой рисунок. Главное, суметь нарисовать. А заклинание предназначено для того, чтобы заставить бисеринки меняться местами. И они не пришиваются. Все магия.

Ларри всмотрелся и сказал: – Заклинание очень легкое. Для мам оно проблемой не будет, а Аурика нарисует им, что душе угодно.

Купили все для таких картин. Пополнили запас бисера и ниток для вышивания. Когда уже расплатились и шли к выходу, Аурика увидела бисер цвета морской волны, ореховый и цвета лаванды.

— Вот бы и мне такой ошейник, как у вас. Мне эти цвета подойдут.

Купили и этот бисер. Возникла проблема с упаковкой. Девушка предложила специальный ящик со множеством отделений для бисера различных цветов и еще один, похожий, для ниток. Она уложила все купленное в ящики. Защелкнула защелки и взяла ящики за ручки.

— «Ой, сейчас все перемешается!» – воскликнула Дэйли.

— Ничего не перемешается. Смотрите, – девушка поставила ящики на прилавок и открыла крышки. Бисер ссыпался на одну сторону, но весь был в отведенных для него секциях. И пустых еще много было.

Переглянулись, купили и ящики. Больше ничего покупать не стали и пошли в сторону Ворот. Проходя мимо одной из лавок, Ларри почувствовал на себе взгляд незнакомого светловолосого эльфа. Юноша решил, что он заинтересовал незнакомца из-за своего сходства с королем. Эльф больше на глаза не попадался, и компания благополучно прошла через Ворота. Дома сразу пошли в комнату Лунаталь и Вайяны. Было много восторгов и радости. В лавке купили пару основ для вышивки, как образец. Такого дамы еще не делали и сразу погрузились в работу. Дэйл взял с матери клятвенное обещание сделать ошейник для Аурики. Вайяна с радостью согласилась. Новое поле для деятельности. Хагира заинтересовал Волк: - Это что, тоже в Академию?

— Нет, господин Хагир из Рода Стального Волка. Я, не в Академию. Разрешите представиться: – Стальной Волк, тотем вашего Рода, - Волк официально поклонился.

— Пап, это он по-домашнему выглядит. Дед и Ларри его одновременно призвали, да еще и вместо обеда. Мы ему грудинку должны, - Шанталь улыбнулась отцу.

Хагир странным взглядом смотрел на Волка, на двойняшек и на Дэйли, имевшую крайне довольную физиономию. Дэйл жужжал возле Аурики и для остальных был безвозвратно потерян. Уловив его взгляд, Ларри поудобнее устроился в кресле и рассказал отцу последние события. За это время накрыли на стол. Все расселись на свои места. Волку поставили стул напротив Хагира и Лунаталь. Тот долгим взглядом посмотрел на удобное широкие сиденье, на миури, спокойно сидевших на своих местах. Запрыгнул на стул и пробормотал: – Ну, и одичал же я, - принюхался к содержимому бокала, сидевшего рядом Ларри, - что это за вино?

— “Черная Лоза”, с виноградников дедушки Сигурда.

— А ну-ка, плесните мне в мисочку. Давненько я не пил сок виноградной лозы. Все сырым мясом пробавляюсь. Одичал совсем. Что это так восхитительно пахнет?

— Это запеченная грудинка, господин, - ответил слуга, – желаете?

— Конечно, желаю. И побольше, - Волк уселся поудобнее и потянул носом воздух. Подцепил когтем кусок мяса и, прикрыв глаза, начал жевать. Полакал вина из мисочки и довольно мурлыкнул, – какое счастье.

— А ты, в гости чаще приходи и будешь чаще счастлив, – сказала Шанталь.

— Я думаю, что теперь буду часто в гости наведываться, – заявил жующий тотем-основатель.

— А тебе что, за десять тысяч лет никто куска мяса не предложил? – спросил Ларри.

— Ты - единственный, кто вообще начал со мной беседовать и призвал меня для того, чтобы спасти друзей, а не свою драгоценную тушку. Именно поэтому я и пришел, хотя раньше, чем исполнится двадцать пять – тридцать лет меня призвать не могут. Убивать, чтобы потешить самолюбие неудачника, я не буду. Я прихожу только к тем, кто достоин моей помощи.

— Господин Волк, а если мне потребуется помощь для защиты Каоса, я смогу тебя призвать? – спросил Хагир.

— Сможешь, только умоляю, не все одновременно. Я один и быть сразу в трех местах не могу.

— Муж мой, дети, дайте ему поесть. Он скучал по обычной еде, как я поняла, – сказала Лунаталь.

— Благодарю, Сиятельная Госпожа. Как вы только управляетесь с этими двумя шалопаями? – спросил Волк.

— Привыкла, как-то. Госпожа Фианэль помогает, – улыбнулась Лунаталь.

Волк внимательно посмотрел на Натаниэль. Перевел взгляд на Шанталь. Задумчиво прожевал мясо, взял еще кусок. Отхлебнул вина и проговорил: - Не верится, что эти девушки родные сестры, они совершенно разные.

— Нати на маму похожа, – сказала Шанталь.

— Я говорю не о внешнем сходстве. В вас бурлит кровь Демиурга, Саламандры и валькирии. На вас большими буквами написано: “Дети из Рода Стального Волка”, а юная госпожа этой крови не имеет совершенно. Она принадлежит Роду Серебряного Оленя.

— Вы знаете из какого я Рода? – удивилась Лунаталь.

— Сиятельная Госпожа, я пришел в этот мир вместе с Первородными и все последующие события разворачивались на моих

глазах. Я прекрасно помню, как возник ваш Род и не только ваш, – ответил Волк.

— А что, Олень тоже с кем–то согрешил? – выдал Ларри.

Волк перестал жевать и подпер морду передней лапой: - Лайэллон прав. С вами не соскучишься. Нет. Олень ни с кем не грешил. Серебряный Олень привел главу Рода в леса, которые дали приют усталым эльфам. Мой случай единичный. Ни с Соколом, ни с Барсом, ни, тем более, с Кленами и Дубами никто не грешил. Я - единственный тотем, которого можно призвать. Остальных тоже можно, но, это будет духовный призыв и максимум на что можно рассчитывать, это совет или вещий сон.

— «Как хорошо, что ты материальный», – ляпнула Дэйли и покосилась на мать. Вайяна удивленно уставилась на дочку. Татр хмыкнул и переглянулся с Хагиром. Морда Волка приобрела мягкое и мечтательное выражение. Заметив удивленный взгляд Хранителя и его Побратима, он занялся грудинкой. Вечер прошел в теплой, семейной обстановке.

Волк улучил минутку и в темном углу потерся носом об шею Дэйли и подул ей в ушко. Миури что-то проурчала и куснула его за щеку. Волк лизнул ей мордочку и вышел в центр комнаты: - Я прощаюсь, но ненадолго, – резко встряхнулся. Перед изумленными Хагиром и Лунаталь предстал громадный Стальной Волк со светящимися глазами. Раздались несколько гулких шагов, заставивших вздрогнуть пол, и Стальной Волк исчез.


Глава 6. Заявление короля.

На следующее утро, после завтрака, Шанталь и Ларри тренировались. Бой на мечах, ментальный поединок. К ним подключились и Побратимы. Вокруг них собрались зрители. Аурика сидела на пушистой попе с неизменным листиком и карандашом. Она встала на четыре лапы, сосредоточилась, и вот возле нее прыгает прозрачный щенок и почти сразу исчезает. Миури грустно повесила мордочку: - «Не получается. Я представляю, как должно выглядеть, а так, как у вас или короля не получается».

Дэйл лизнул ее носик: - «Не грусти. Ты. пытаешься повторить то, что делают очень сильные Ментальные Маги. А король - самый сильный из ныне живущих Магов. Ты, научишься. Сначала поучись накапливать Силу. Вот, смотри», – и Дэйл начал объяснять, как и что нужно делать. Через час щенок получился почти, как настоящий и прыгал целую минуту.

— Ты, просто молодец. Многим пару лет тренировок нужно, чтобы выучить то, что ты. осилила за час, – и Ларри потрепал по холке довольную Аурику, – пошли язык учить. Я договорился с Фианэль. Она уже соскучилась за учениками и будет тебя учить, а потом нарисуешь мамам бабочку на цветке. Они вышивать будут.

Позади раздались шаги и Лайэллон в свою очередь, погладил по голове Аурику и почесал за ушком: – Молодец, девочка. Ты, очень четко все представляешь. Тебе нужно потренироваться брать и накапливать Силу и у тебя будут прекрасные иллюзии. Что не понятно, спрашивай у Ларри. Он уже много знает и умеет. Дэйл проводит тебя к Фианэль. Ларри нужен мне, – король потянул внука в сторону небольшой скамейки, - Ларри, я долго думал. Поспрашивал тех, кто более всего симпатизирует мне. Все слитки забирал Таэритрон. В казну попадал один из ста.

— И куда он их дел? Может быть у него где-то еще жилище есть? – спросила подсевшая к ним Шанталь. Каким чутьем она почуяла интересное – неизвестно.

— Я тоже об этом думал. Все в один голос твердят, что король безвыездно жил во дворце. Даже в Междугорье никогда не ездил.

— Дедушка, а какой у него был Дар?

— Он мог очень быстро выучить то, что хорошо умеет кто-то другой. Ему достаточно было пристально всмотреться кому-то в глаза, и он уже умеет то, на изучение чего было потрачено много сил и времени. Кто-то несколько сотен лет потратил на изучение Танца Мечей. Около минуты такого контакта, и Таэритрон получил все знания. Во время боя он будет использовать нужные приемы. Главное, чтобы физических сил хватило удержать меч.

— Это полезный Дар, но ничего не объясняет. Ты. можешь исчезнуть из дворца и вернуться, и никто об этой прогулке не узнает. Да еще и фантом в кабинете оставить. Король работает. Не беспокоить, – сказал Ларри.

— Именно это, я сейчас и проделал. Увы. Таэритрон таким Даром не обладал. Он не был Переходящим. Это меня и настораживает, - Лайэллон задумчиво потер рукой подбородок.

— Надо Волка спросить. Может быть он переносил что-нибудь для него? – предположила Шанталь.

Из-за угла замка вышел Волк собственной персоной. В “домашней»” ипостаси и в сопровождении помахивающей хвостом Дэйли.

— Что тут? Опять Волк виноват?

— Ты, по приказу Таэритрона никакой груз не переносил? – спросил король.

— Эй, я что по-вашему, вьючный осел? – возмутился Волк, – у этого прохиндея даже таланта не хватило меня призвать. Хотя, пытался.

— Вот это новость! – удивленно открыл рот Лайэллон, – он же был сильнее меня.

— Кто сказал тебе такую глупость? Старый аферист Силнаи? Так он часто сам вместо него сражался. Надевал морок и дрался на поединках магов. А всем рассказывали о непобедимости младшего сына короля. Халлон не раз ругался из-за этого с Силнаи. Таеэритрон мастерски забирал чужую Силу, направленную против него и, это поддерживало веру в его возможности.

— Стоп. А с кем тогда сражался Лайэллон в Битве Магов? – спросил аж привставший с лавки Ларри, – кто победил?

— Лайэллон победил. Таэритрон стоял вместо ширмы, а сражался Силнаи. Этот дрищ, как выражается Шанталь, никогда бы не одолел Лайэллона в честном поединке. Он даже морок толковый надеть не мог. Забирал ту Силу, что попадалась, наверняка сотворил с десяток фаэрболов. Силнаи принял его облик, и почти все время ты, дрался с ним.

— Так почему, ты, мне не сказал? – Лайэллон аж побелел.

— Так ты, и не спрашивал. Сложил лапки и уполз зализывать раны к зарин. Скакал по Мирам и наслаждался свободой.

— Так вот почему, ты, с такой радостью откусил Силнаи голову. Тебя мой приказ даже не возмутил, – протянул Ларри.

— Если бы Лайэллон меня призвал во время Битвы, я бы еще тысячу лет назад это сделал. Убить Таэритрона я не мог, а вот старого прохиндея – запросто, – Волк, потянувшись, улегся на траву рядом с Дэйли.

— Какой же я был наивный идиот. Я же считал, что дерусь с братом и не призывал Волка. Убить кого-то из своего Рода он не может. Мне в голову не приходило, что я борюсь с Силнаи.

— Там все летало, вертелось, горело и понять, кто стоит напротив было невозможно, если то видение похоже на действительность, - сказал Ларри

— В том то и дело, что похоже. Вместо Таэритрона мог стоять кто угодно, и я бы в этой круговерти не разглядел. Ах, ты, старый гад, и не учил меня толком. Я сам рылся в библиотеке. Все заклинания, которые я с него выдавил, были платой за молчание. Я его не раз в пикантных позах заставал. Любопытный был с маленьких и лез, куда не надо.

— «Это не объясняет, куда делись слитки», – пробормотала Дэйли.

— Какие слитки? – Волк вопросительно посмотрел на свою пушистую обожэ.

Его ввели в курс дела. Волк задумался. Надолго. Задал сакраментальный вопрос: – А, что говорит Старейшина- казначей?

— Ничего не говорит. Казна была почти все время пуста. Про рабов-гномов он ничего не знал. Ему приносил слитки помощник. Помощнику доставляли с рудников. А сколько с рудников отправили и сколько положили в казну – неизвестно, – пробормотал король. Посидел, подумал и сказал: - На, возьми. Вчера полночи сочинял. Сегодня пойдите к Ратчеру и отдайте. Это мое заявление на розыск пропавших слитков. Пусть пришлет Кулуриэна. Договоритесь с гномом-рудознатцем. Я по-

стараюсь чем-нибудь ему заплатить. Может быть, слитки найдем или, хотя-бы, куда они утекли, - Лайэллон протянул Ларри свиток, который держал в руках.

— Деда, нам надо будет через портал прыгнуть. Ворота посреди поля стоят и все пришедшие, как на ладони, – сказала Шанталь.

— А почему это вас волнует? – спросил Лайэллон.

— Ты, знаешь этого? – Ларри показал морок следившего за ними эльфа.

— Впервые вижу.

— А в Стране кто-то толковый морок может сделать?

— Думаю, могут. Не все ж мозги они растеряли, – буркнул король и вдруг напрягся, - кто-то “паутину” тронул. На моей комнате. Зацепил и сразу отошел. Не нравится мне это.

— Дед, научи портал открывать. Если срочно надо будет, - попросил Ларри.

— Хорошо. Чуть проблемы разгребу и покажу, - Лайэллон знал, что не отстанет. Проще показать.

— Договорились. Тогда мы сейчас богатыми селянами оденемся, и ты, нас отправишь в Златоград. А обратно перейдем через Ворота.

Ларри пошел к домикам гарнизона, а Шанталь - к кухаркам. Через полчаса во дворе замка стоял полный высокий мужчина с окладистой бородой, закрывавшей пол-лица и высокая дородная селянка в головном уборе, полностью скрывшем волосы. С не очень умело наложенными румянами и в типичной деревенской одежде. В руках у селянки была корзинка, укрытая цветастым платком. Король оглядел этот маскарад и рассмеялся: – А не проще ли было морок надеть?

— Проще. Но, глупее. Буран нам целую лекцию по остаточному магическому фону прочел. Можно даже почерк мага, наложившего морок, узнать и, в результате, имя самого мага. Вот ты, когда морок накладываешь, то легко кого-то обмануть, кто не чувствует чужую Силу. Опытный маг почувствует присутствие магии. А такой, как Буран сразу узнает, что морок сделал маг Лайэллон. Не все об этом знают и не все могут. Но, это есть, - спокойно объяснил Ларри. Король задумался.

— Если я сейчас надену морок орка, то Буран все равно узнает меня?

— Конечно. Чем качественнее морок и, чем больше изменено, тем легче тебя узнать. Я сам могу узнать морок и, если уже видел того, кто его делает, то узнаю чей он. К тому же, остается магический след. Если была применена сильная магия, то даже, когда она снята остается след, – Ларри деду целую лекцию по теме прочел.

— Дедушка, твой морок и мы узнаем. Мы знаем твою магию, – улыбнулась Шанталь.

— Я даже не знал о таком. Вот, что значит, пообщались с Серыми Плащами. Хорошо, что вы мне это рассказали. Знания не помешают. А теперь, пошли. Я открою портал, только не в сам Златоград. На окраине, где поменьше народа, – Лайэллон подмигнул внукам и встал с лавки.

— А, как ты, определяешь, где откроется? – спросил Ларри.

— Если знаю место, то четко его представляю. А если не знаю, то, как повезет. Есть небольшой лесок почти за последними домами Златограда. Туда я вас и отправлю. Потом прыгну во Дворец. Свяжетесь со мной. Просто пошли вызов. Я приду сюда. Что-то меня во всем этом настораживает, – пробурчал король себе под нос. Сосредоточился и через несколько секунд пространство с треском разошлось. Виднелись деревья. Двойняшки прыгнули один за другим и оказались в не очень густом лесу. К счастью вокруг никого не было. Прошли немного и увидели четверых мужчин, одетых, как и Ларри. Пропустили их вперед и пошли следом, чтобы не привлекать к себе особого внимания. Так и вошли в город. Селяне раз оглянулись, но Ларри чуть надавил на них и мужчины сразу потеряли всякий интерес к идущим сзади. Шли в нужном направлении. Сзади послышался злобный голос: - …сказал, что сидел вчера долго и свет горел. Утром хотел войти, а на дверях “паутина”. Охранник рявкнул: “Не велено пускать”. С чего бы это?

— К щенкам своим побежал?

— Может быть и побежал. Самое плохое, что эти гады обворовали обоз и видели слитки. Знают, что Друлаван золотом подторговывал.

— Это они его?

— Кто знает? Хотя, не удивлюсь.

— Так все хорошо было. Теперь рабов нет. В Рудных Горах гномы орудуют, а у них не украдешь. Враз без рук останешься, а то и без головы.

Шанталь потянула Ларри к стеклянной витрине. И визгливым голосом начала требовать кольцо. Ларри сначала опешил, а потом увидел в стекле тех, кто шел сзади. Это были, давешний белобрысый эльф, и, уже знакомый им, сыночек Тинтур. Ларри рявкнул: – Заткнись, дура! Хватит тебе и того, что есть. Вся в мамашу. Такая же идиотка, – и быстро пошел вперед. Шанталь с бухтением пошла следом и скоро его догнала. Эльфы получились между ними и селянами. Впереди показалась подвода и длинноногим эльфам пришлось притормозить.

— Наверное, этот гад наймет Серых Плащей для розыска слитков, - продолжил начатый разговор блондинистый.

— Им заявление надо написать.

— Так написал уже.

— А кто понесет? Старейшина?

— Я думаю, не доверит. А самому не по чину. Щенки понесут. Надо присматриваться к тем, у кого морок очень хороший. Сильны, ублюдки.

— Возле дома Серых Плащей есть трактир. Сядем под навесом. Сильную магию мы и там учуем. К тому же, выбор у них не велик. Либо эльфы, либо орки. Высокие оба. И псы с ними всегда.

— Хорошая мысль. Перекусим, заодно и выпить не помешает, - с этими словами эльфы пошли в сторону трактира, а двойняшки смешались с селянами и вошли в здание.

— «Хорошо, что магию не показали», – мысленно сказал Ларри.

— «Надо срочно отдать заявление и все рассказать деду», – так же ответила Шанталь.

Открылась дверь комнаты, выскочил Брейг и скомандовал: – По-одному заходите. Остальные пусть в коридоре стоят. Нечего в приемной орать. Вы, мешаете думать господину Ратчеру! - и гоблин снова нырнул обратно. Через пару минут дверь снова отворилась и к превеликой радости из нее вышел Буран. Миури недобро покосился на селянина, который хотел прошмыгнуть внутрь и рыкнул.

— «Буран, подойди, пожалуйста, к окну», – “позвал” Ларри. Побратим Начальника огляделся раз, другой и уставился на двух селян. Подошел поближе: – «Ларри? Шанталь? Что это за маскарад?»

— «Надо поговорить. Там, где нет ушей и зрителей».

— «Пошли в лабораторию Кулуриэна», – Буран быстро пошел в конец коридора и спустился вниз по лестнице. Двойняшки бодро пошли за ним. Кулуриэн, увидев входящих, рявкнул: – Ты, кого приволок?!

— Спокойно, свои, – Ларри снял шляпу вместе с бородой. Шанталь сняла сложную конструкцию с головы и оттерла ладонью румяна. Половину, во всяком случае.

— Маскируемся. Буран объяснил, что по мороку нас могут узнать. Вот, возьми. Нужно официально зарегистрировать. Это заявление Лайэллона о воровстве слитков и золота из казны Аркоресса, - протянул свиток Ларри.

Кулуриэн внимательно рассматривал свиток, запечатанный восковой печатью. Хмыкнул и сломал печать. Начал читать. Улыбнулся. Протянул свиток миури: - Буран, прогуляйся, пожалуйста, к Ратчеру. Отдай свиток, пусть Брейг все запишет, как положено. Будем думать.

Буран взмахнул пушистым хвостом и пошел обратно. Кулуриэн достал откуда-то из недр огромного шкафа пыльную бутылку и стаканы. Пошарил в другом шкафу, извлек свои любимые лепешки и пробурчал: – Под вино не очень, но другого нет.

Ларри помог принести стулья. Эльф переставил несколько колб и прочих непонятных предметов в сторону. Потом сказал: - На следующий год мне предлагают место для лаборанта. Хочу взять на лето Натаниэль. Я ей уже писал. Она в восторге. Сказала, что если понравится, то последний курс будет учиться и работать у меня.

— Кулуриэн, а вообще реально найти куда уплывали слитки? Их ведь немало было. Подвода была не одна. К тому же, начальник охраны врядли все деньги от продажи золота себе оставлял, наверняка делился с кем-то, - сказала Шанталь.

— Я вот, что думаю. Страна бедная. Денег у эльфов почти нет. Такое количество золота просто обязано где-то всплыть. Если бы кто-то отвозил в Междугорье, то это бы заметили. Нельзя продать столько золотых слитков так, чтобы никто ничего не заметил. Они бы всплыли. Обязательно. Даже здесь, в Златограде, где много богатых ювелиров, покупка такого количества золота не осталась бы не замеченной. Мифрил вообще дороже золота. Мифриловых месторождений у нас мало. К тому же, такое количество мифриловых слитков так просто не купить и не переплавить. Мифрил очень тугоплавкий. Чтобы выплавить мифрилит и переплавить с железом в мифрил, нужны специальные печи. Я не кузнец, и то понимаю, что в простой кузнице это не проделать. Нужны цеха гномов. Они плавят металл при помощи какого-то газа. И то, не во всех Подгорьях. Я не знаю подробности, можно у Торвина спросить. Даже если и проделал кто-то это все, где изделия из него? Мифриловые доспехи в больших количествах нигде не появлялись. И стоят они…

— Эх, не проследили мы тогда за подводой. Быки медленно брели, а гоблин вообще спал, - посетовал Ларри.

— Гоблин!!! Нужно найти возчика гоблина! Как я сразу не сообразил? – Кулуриэн аж подпрыгнул. Если он еще жив, то расскажет куда возил слитки.

— Что тут опять за военный совет? – в комнату вошли Ратчер, Буран и Торвин. Брейга оставили в приемной. Гнома представили и познакомили с двойняшками. Ратчеру быстро объяснили суть дела. Шанталь рассказала о подслушанном разговоре. Ратчер подумал и сказал: – Надо отправить человечка приглядеть за Воротами. Не наблюдает ли кто за ними. Еще одного отправить в трактир. Пусть эльфов попасет. Заявление от короля — это серьезно. Я доложу, что буду сам вести это Дело. Мне понадобятся Кулуриэн и Брэйг. Пусть лучше он гоблинов поспрашивает. Быстрее нас договорится. Что-то мне подсказывает, что золото не покидало Страну, слитки тоже. Очень уж большой шум поднялся бы в Междугорье. Генобад говорил, что там золотые жилы прямо на поверхности. Хоть ножом ковыряй. А Ульдин рассказал, как они ночью слитки грузили. Золото и платину. Не серебро это было. Слишком вес большой у слитков. И по виду другие. Блестят сильно. Похожи на мифрил, но по размеру меньше. Платина это была, а она дороже серебра и намного. Вот с драгоценными камнями сложнее. Продали пару-тройку камешков и не заметно. Даже больше потихоньку продать можно.

— Нужно Элуидесс поспрашивать. Они с братом ювелиры. Где-то же камни брали. Значит, приторговывал кто-то, - сказала Шанталь.

— Так. Что-то вырисовывается. Торвин, ты опять остаешься за главного.

— Но… Я тоже хочу!

— Торвин! Причем здесь “хочу”. Это работа, а не прогулка. И не простая. А сейчас иди и отправь людей к Воротам Миров и в трактир. Вот бы описание поподробнее.

— Так пусть спустятся. Я им покажу, – предложил Ларри.

— Торвин, все понял? – дождавшись кивка, Ратчер скомандовал, – действуй. Того, кто в трактир пойдет, сначала сюда, и пусть через заднюю дверь выходит. На ерунде опять не проколитесь.

Кулуриэн распечатал бутылку вина, а Буран выложил на стол вкусно пахнущий пакет. В нем оказалась нарезанная ломтями ветчина и три куска хлеба.

— Твой обед, что ли? – спросил Ратчер.

— «Купил утром в трактире. Думал, посидим вечером, отдохнем. Вот и пригодилось».

Посидели, поговорили и Ратчер вывел двойняшек через заднюю дверь. Пошли к Воротам. Нашли наблюдателя. Тот сказал, что никого подозрительного не видел.

— Мы сейчас перейдем домой, а ты, еще посиди тут. Если увидишь, что кто-то интересуется Воротами, особенно тем, куда был последний переход, обязательно скажи Ратчеру. Постарайся быть осторожнее. Эти убьют и не чихнут, – распорядился Ларри.

Наблюдатель не стал выступать, имеет ли право мужик командовать. Решил, что его не убудет, если подчинится. Что-то в бородатом селянине было такое, что заставило молча выполнить распоряжения. Селяне пошли к Воротам. Пару секунд и они сработали. Селяне с неожиданной легкостью прыгнули в Ворота и пропали.

Наблюдатель пожевал палочку и задумался: «Я обладаю Силой. Однажды запускал Ворота и помню, какое усилие потребовалось. А мужик даже не напрягся. Это ж какая Сила у него. А женщина? Вроде крупная и плотная, а движения пантеры. Прыгнули, как перелетели. Явно не селяне. Очень уж сильны и натренированы. К тому же, после их прихода Ратчер забегал. Сюда послали». Наблюдатель дожевал палочку. Подумал, что, когда солнце сядет, пойдет обратно. Его внимание привлекли двое рослых эльфов, быстро подошедшие к Воротам. Они посмотрели на символы и быстро куда-то побежали. Наблюдатель посидел еще с полчаса. Все было тихо. Внимательно огляделся, прислушался. Тишина. Шмыгнул в тень и быстро пошел к дому Ратчера.


Глава 7. Большое переселение и большой пожар.

В Каосе накрывали к ужину. Ларри послал вызов деду. Шанталь смыла остатки румян и отдала одежду и корзинку кухаркам. Ларри отнес свою в гарнизон. По дороге заскочил к Борину и пригласил его на ужин. Нужно было посоветоваться. Ларри хотел нанять рудознатца, который клад нашел. В его таланте он уже убедился. Если найдут украденное, гном в обиде не будет. Когда усаживались за стол, появился Волк. Устроился рядом с Дэйли и объявил: - Я не нахлебник. Принес тушу толстого оленя. Слуги с ним возятся. Они у вас спокойные. Другие бы ор подняли. Из пустоты вываливается монстр с тушей в зубах. У них на глазах превращается в волка и предлагает отнести оленя на кухню. Думал, орать будут. Куда там. Поблагодарили и вчетвером потащили разделывать.

— У нас по двору дракон разгуливает. Двойняшки тренируются. Я с Татром разминку устраиваю. Миури много. Привычные они. Плачу я хорошо. Едят вкусно. У меня слуги по многу лет не меняются. Чаще всего вместо стариков-родителей дети работать начинают. Старики тут же свой век доживают. Так что, тобой их не напугать, – объяснил Хагир.

— Где дед? Есть жутко хочется. Ветчина Бурана, как-то очень уж быстро переварилась, – пробурчал Ларри.

Из коридора послышались голоса и в зал вошла раскрасневшаяся служанка с большим блюдом в руках. За ней шел король и улыбался: - Уже не боится меня. А то, орала прошлый раз.

— Господин так странно появился. Я не ожидала. Теперь привыкла уже, – и служанка стрельнула глазками на эльфа. Тот

хмыкнул и пошел на свое место.

Двойняшки подробно отчитались о прошедшем дне. Лунаталь сказала, что, когда собиралась спуститься к ужину через Шар с ней связался Кулуриэн. Передал вам, что Воротами интересовались два эльфа. Блондин и рыжий. Посмотрели последний переход и куда-то умчались.

— Та-а-ак, – протянул Лайэллон, – кто-то очень не хочет видеть меня королем. Еще бы. Таэритрон сидел на троне, а я правлю. Всколыхнул стоячее болото. Гляди, как забегали.

— Дед, блондина не знаем. Рыжий – сынок Тинтур. Я его рожу хорошо запомнила, - сказала Шанталь.

Король задумался и потихоньку жевал, потягивая вино. Остальные тоже отдали должное ужину. Ларри снова завел речь о слитках и спросил у Борина, можно ли связаться с тем рудознатцем, который драконий клад нашел.

— Конечно, можно. Он из нашего Подгорья и приедет на свадьбу Марджи. К тому же, его считали погибшим и место занял другой. Кловис с удовольствием подключится к расследованию. Может быть и подзаработает. Во всяком случае, он точно согласится, - обнадежил гном.

— Тогда я скажу Кулуриэну, что рудознатца нашли. Мы заявление официально передали. С регистрацией у секретаря. Теперь, пока Брейг все бумажки не напишет, ничего не предпримут. И разрешение Совета испросить должны. Мне Ратчер объяснил. Он без такого разрешения Дело начать не может. У Марджи свадьба через четыре дня. Как раз все хорошо складывается, - Ларри аж ладошки потер.

— Дедушка, а ты не нашел заклинание, чтобы вора срисовать? – спросила Шанталь.

— Икрик ищет. Он последние две ночи в библиотеке ночует. Замков на дверях нет. Да и дверей, собственно, тоже. Ему все кажется, что библиотеку обворовать хотят.

— «Господин дедушка, – Мика смущенно уставилась в тарелку, но все-таки подняла глаза, – мне сегодня приснилось, что много огня и в нем горят свитки и кто-то невысокий». - Все уставились на Мику.

— Ты, та из сестер, которая Видящая? - спросил король.

— «Да», – Мика аж распушилась от волнения.

— Дедушка, надо прыгать в Аркоресс и вынести библиотеку и Икрика сюда. У нас место есть. Причем, сегодня же. Я еще не помню случая, чтобы Мика ошиблась, – взволнованно проговорил Ларри.

— Хорошо. Я успел изучить дедов свиток. Смогу три минуты удерживать портал во дворец. Сейчас спланируем наши действия. Пойдут Ларри, Шанталь, Хагир, Борин, – король посмотрел на внука и гнома. Борин огладил бороду и тоже кивнул. Волк встал и потянулся: – Я сам перейду с вами. Не нравится мне все это. С сегодняшней ночи я сплю в твоей спальне. Не сверкай глазами. Я уважаю твою Силу, но ты должен хоть четыре-пять часов в сутки спать. Если с тобой что-то случится, меня твои внуки и последней ипостаси лишат.

— Я послал слугу за мешками. Десяти штук хватит? – спросил у деда Хагир.

— Думаю, да. Моя библиотека раз в десять меньше твоей. Свитки и книги чрезвычайно ценные. Если сгорят, то восстановить будет невозможно. Потомки мне этого не простят, - ответил ему Лайэллон.

Слуга принес мешки. Все стали друг за другом. Взяли мешки. Король скомандовал: - Я сейчас открою портал прямо в библиотеку. Прыгать быстро и сразу отбегать в сторону. Я прыгаю последний. Волк, ты уж своими силами, – Лайэллон сосредоточился. Через пару секунд раздался знакомый треск. Первым прыгнул Ларри и отбежал в сторону, за ним Шанталь и Хагир. Борин был слегка тяжеловесен, но сразу отбежал и буквально ему в спину вжался король. Из ниоткуда возник Волк. Гоблин удивленно на всех смотрел.

— Икрик, срочно, все складывайте в мешки. По ходу дела объясним, – эльф схватил мешок, – Шани, приступай, - девушка споро и, по возможности, аккуратно начала складывать содержимое полок в мешок. Хагир взял еще один, и Ларри начал складывать все, что попадало под руку. Борин развернул третий мешок и подозвал Икрика. Ввел его в курс дела, и встревоженный библиотекарь воробьем заскакал по полкам. Волк просто лег на входе. Через час все уложили.

— Икрик, где твои вещи? Ты, некоторое время поживешь в Каосе, - скомандовал король, - хоть за это у меня голова болеть не будет.

— Тут все, – гоблин показал на полупустой мешок.

— Твои личные вещи, я имел в

виду.

— Так здесь все, Сиятельный Господин. Мне домик отвели на другом конце города. Час туда бежать, час обратно. Я тут и сплю. Вот, собрал теплую одежду и все мои вещи.

Король тихо выругался все на том же непонятном языке: - Хорошо. Раз ты готов, я открываю портал и прыгайте в Каос. Приготовились!

Снова треск пространства и все гуськом попрыгали в образовавшийся проем. Испуганного Икрика прихватил за шкирку Борин.

Мешки отдали слугам, Икрика накормили и Лунаталь отвела ему небольшую комнатку рядом с библиотекой. Гоблин остался ею чрезвычайно доволен.

Небо постепенно меняло цвет с багряного на оттенки сиреневого, фиолетового и стало бархатно-черным. Редкие звездочки перемигивались и складывались в узоры созвездий. Тонкий серп месяца не мешал их переливающемуся сиянию. С заходом солнца начала спадать дневная жара, от реки потянуло прохладой. Тихое потрескивание костра навевало дрему. Даже треньканье банджо и мелодичное подвывание губной гармошки не вносили диссонанса в музыку ночи. За пределами светлого круга тихо бухали копытами кони и изредка всхрапывали. Где-то вдалеке тявкали койоты. Потянуло противным запахом дыма.

— Зеб, идиот. Сколько раз говорено, не бросай в костер зеленые ветки. Где только нашел? Третий месяц сушь, ни одного дождя. Упрямый осел. Уже мозоль себе на языке натер объясняя, что зеленые ветки дымят, а не горят, - в этот момент в кисть руки ткнулся чей-то мокрый нос, - собака? У нас нет собаки!

Мокрый нос снова ткнулся, на этот раз в щеку и знакомый голос пробасил в ухо: – Внучек, хватит дрыхнуть, если только ты не хочешь предстать утром в облике хорошо прожаренного каплуна.

— Какой внучек? Говорящая собака? Ты, кто?

— Лайэллон, вернись в Аркоресс! Горим!

— Волк! Горим?! – дальше последовала тирада на неизвестном тотему языке, в которой часто мелькало короткое и емкое слово “мать”. Лайэллон окончательно включился в действительность, схватил со стола сумку, в которую он еще вечером уложил королевскую печать Таэритрона и особенно важные государственные документы. А также то, что еще оставалось от королевской казны. Повесил сумку через плечо. Пояс с мечом и кинжалом эльф пристегнул, даже не окончательно про-снувшись. На всякий случай набросил Защиту. В этот момент в дверь забарабанили и чей-то голос проорал: - Сиятельный Господин! Проснитесь, пожар!

— Вот у Борина радости будет. Гнездо сгорело, – фыркнул король. Вопросительно глянул на Волка.

— Я уйду, но буду неподалеку. Лучше не отсвечивать лишний раз, - Волк исчез, а Лайэллон открыл дверь из которой сразу понесло жаром и запахом гари.

— Докладывай, где горит? Тушить начали? – рявкнул король.

— Маги пытаются, но загорелось сразу все западное крыло. Южное тоже вот-вот сгорит. Ветер северный и сильный. Потушить не можем.

— Мать вашу! – произнес злой король непонятную фразу, и размашистым шагом пошел в сторону горящего крыла. Тушить там было уже нечего, поэтому Лайэллон сосредоточился на не сгоревшей части. На уцелевшее обрушился поток воды. Такой же поток залил спальню короля, Зал Совета, и… совершенно целую кухню. Последнее вызвало у короля закономерный вопрос: - Так что же загорелось? Кухня, наиболее вероятное место возникновения пожара, абсолютна цела.

Подбежал начальник охраны. Довольно широкоплечий эльф классической внешности. У него были русые волосы, красивые, строгие черты лица и чуть удлиненные к вискам, золотистые глаза. Эльф доложил: - Я сам все осмотрел, Сиятельный Господин.

Король заметил гримасу боли и увидел, что кисть охранника перевязана.

— Это поджог. Следов магии нет, а вот это, – тут эльф продемонстрировал обгоревший кувшин, от которого шел странный запах, – лежит. Не догорел. Странный запах какой-то.

Лайэллон принюхался. От обгорелого кувшина исходил запах гари и чего-то еще, смутно знакомого. »Надо Кулуриэну показать. Этот сообразит, что горело«, подумал король-погорелец и, сдернув со стоявшего рядом кресла какую-то мокрую тряпку, завернул кувшин и положил в свою сумку. Потом спросил: - Где возник огонь?

— В Зале для тренировок, потом на библиотеку перекинулось, и дальше пошло. Ветер очень сильный, дождя уже второй месяц нет. Вспыхнуло, как факел.

Лайэллон мысленно похвалил себя, что поверил Мике. Сейчас бы все свитки и книги потерял, а маленький гоблин погиб страшной смертью.

— Библиотеку пытались спасти? – спросил Лайэллон.

— Пытались, – охранник показал обожженную руку, – только к ней даже подойти нельзя было.

— А библиотекарь?

— Может быть, дома спит?

— Проверить и доложить. Уже начало светать. Ко мне позвать писаря и курьера. Пусть Мартин оседлает коня, - Лайэллон развернулся и пошел в свою провонявшую дымом, и насквозь мокрую спальню. Уселся в мокрое, грязное кресло. Сосредоточился, мысленно составляя письмо к Старейшине Рудного Подгорья. «Борин прав. Дворец должен быть каменным. Иметь двери с замками. Хватит жить, как аист в гнезде. Денег в казне нет. Придется освободить гномов от налогов на год. А там, будет видно. Пусть, хотя бы, начнут».

Каос просыпался. Загремели кастрюлями кухарки, зашелестели юбками служанки, меняя белье и прибирая постели. Икрик, выспавшись на удобной кровати, наскоро умылся и побежал осматривать замковую библиотеку. Хранитель дал

ему разрешение на перестановку книг по собственному усмотрению.

Все стояло и лежало в жутком хаосе, в котором рылись все, кому не лень. Полки были не то, чтобы пустые, но из-за беспорядка книги и свитки занимали много лишнего места. Обитатели замка даже толком не знали, чем обладают. Гоблин был восхищен и очарован. Библиотека Аркоресса им изучена вдоль и поперек, да и была маленькая. Неприлично маленькая. Все влезло в девять мешков из-под муки. В десятом были вещи самого Икрика. Гоблин принес свое перо и свиток, в котором он собирался записать все, что есть в наличии. Разложить по темам. Подписать полки. Хагир сказал, что библиотеку начал собирать еще первый Хранитель, лет эдак триста назад. Все последующие что-то добавляли. Времена были смутные и Хранители менялись часто. Только его Роду удалось закрепиться, и он уже третий подряд Хранитель из одного Рода. Это позволило сделать замок родовым гнездом и хоть как-то обосноваться. Библиотекой совершенно никто не занимался. Начиная с Валмира просто рылись, кидая книги и свитки в произвольном порядке. Сестры Хагира в библиотеку не заходили вообще. Мать тоже. Сигурд сунулся пару раз, искал книги по виноделию. Не нашел и потерял всякий интерес. Хагир особо читать не любил, предпочитая посидеть с Борином за кружкой и трубкой. Лунаталь поискала любовные романы, нашла два и больше ее там ничего не привлекло. Дольше всех продержалась Фианэль, любившая читать и обладавшая здоровым любопытством. К тому же, ей пришлось обучать двойняшек и Натаниэль. Позже добавилась куча любовных романов, купленных Лунаталь и Вайяной. Шанталь сунула в них нос и забросила на дальние полки. Справочники по Магии Стихий и тому подобное лежало на виду. Куча свитков перепутанной грудой валялась у стенки. Здесь же лежала криво скрученная карта Междугорья и справочник “Животные, растения и рыбы”. Тоненькая “Энциклопедия драконов” лежала на заваленном старыми перьями и исписанными листами столе. Еще на одной книге красовалась тарелка с остатками засохшего печенья. Рядом приклеился пустой хрустальный бокал, в котором когда-то было вино. Содержимое выплеснулось и пристало к листу бумаги. Там же виднелся засохший труп неосторожной мухи, утонувшей в вине. Рядом лежал толстый фолиант, судя по картинкам – анатомический атлас. Под его внушительной обложкой была спрятана трубка с остатками табака. Кандидатов было двое. Изя и Ларри. Хагир не стесняясь курил у себя в кабинете. Еще раз обозрев окружающий пейзаж взглядом естествоиспытателя, обнаружившего затерянный остров, Икрик потер сухонькие ладошки и подступился к столу. Тарелку с остатками печенья он отнес к двери. Взял бокал и принюхался, смеш-но шевельнув своим длинным носом. «А вино-то, недурственное было». Бокал и приклеившийся к нему листок с останками упившейся мухи Икрик тоже отнес к двери. Начал разгребать собственно стол. Закрыл атлас и узрел трубку. Вздохнул. Очень хотелось покурить, а табак, как назло, кончился. Эльфы не курили, и где его купить гоблин не знал. Решил переложить трубку на полку за книги. Хозяин рано или поздно кинется. Тогда можно будет спросить, как купить табак. Икрик положил трубку на нижнюю полку за толстой книгой. С трудом подняв огромный справочник, отнес его к окну. Лишний раз носить такую тяжесть смысла не было. Определится, что и где будет лежать, тогда один раз отнесет. Стол оказался очень красивым и большим, но изрядно заляпанным. В этот момент в дверь заглянула молоденькая служаночка: - Господин библиотекарь. Вас зовут к столу.

— Милая, мне нужна ваша помощь, а я тут видел несколько рыцарских романов.

Девушка подхватила с пола грязную тарелку, бокал и листок с телом почившей мухи. Показала, что она уже все взяла.

— Тут столик жутко грязный. Вытереть бы его, а я отберу для вас рыцарские романы, – и гоблин посмотрел на девушку с наиболее милой из своих улыбок.

— Хорошо. Я сейчас схожу за тряпкой, а вы положите роман на столик, - и, подмигнув Икрику, служанка побежала на кухню.

Икрик приготовил роман, плотно закрыл дверь в библиотеку и пошел в сторону доносившихся вкусных запахов. Нос привел его в большой зал. Возле негорящего камина лежал самый настоящий дракон. Дракон увидел гоблина и приподнял морду.

— Изя – представился он, - а ваше имя, уважаемый господин?

— Икрик. Я - библиотекарь короля Лайэллона.

— А зачем дедушка вас сюда прислал?

— Он всю свою библиотеку сюда переправил и меня вместе с нею. Я пообещал госпоже Лунаталь навести порядок в библиотеке.

— Ну, там тебе надолго хватит, – дракон встал и бесшумно подошел к Икрику. Оглянулся по сторонам и шепнул, – ты, это,

трубку припрячь. А я тебе табачку отсыплю. Это мы с Ларри балуемся. А в библиотеке сидим, чтобы Лунаталь и Вайяне на глаза не попасться. Если что, отбрехиваемся, что Хранитель только что ушел. Гоблин улыбнулся. «Вот и табачок появился». Подмигнул Изе и сказал: - Спрятал на нижней полке за Справочником Магических Растений. Я тоже курю, так что, заходи. Балкон есть, можно и подымить.

Дракона очень обрадовала такая перспектива. В этот момент в зал зашел Ларри. Его посвятили в тайный заговор, к которому он сразу же присоединился, пообещав внести взнос в виде табака и бутылки 'Черной Лозы”. Икрика обязали разжиться стаканами. Памятуя о служанке, любящей рыцарские романы, гоблин решил, что это не составит проблемы. Прибежала Шанталь. Увидев умные лица Ларри и Изи, заподозрила интересное. Вздохнув, посвятили и ее. Она пообещала разжиться у Марджи гномьим пивом. Девушки в конце концов сдружились. На почве рыжих волос, наверное. Едва успели обсудить общую концепцию, как в зал вошел Хагир с Лунаталь под ручку. За ними шли Татр с Вайяной. Следом вошла Фиианэль. Прибежали младшие девочки-миури. Лучар и Ворлоу почти все время крутились у гномов и ели там же. Пришел сонный Мик, потом Мика. Дэйл вился вокруг очаровательной Аурики. Натаниэль и Линди впорхнули легкими бабочками и, что-то увлеченно обсуждая, сели так, что оказались между двумя свободными местами. Появилась Дэйли и, насупившись, косо глянула на подружек. Шанталь, заметив эту сцену, ожидала продолжения, справедливо полагая, что Волк не будет обхаживать Линди. Интересно, как он выкрутится?

Выкрутился Волк очень просто. Возник в облике Стального Волка, и слегка испуганная Линди срочно поменялась местами с повеселевшей Дэйли. Волк встряхнулся, и уже в пушистом виде галантно поздоровался с дамами.

Хагир кивнул слуге. Всем налили вина, включая Волка. Хранитель запомнил его пристрастия. Миури, кроме Татра, пили воду. Изя вежливо намекнул на вино. Подали горячее. Хагир поднял бокал и это послужило сигналом к началу завтрака. Все говорили со своими соседями по столу, перебрасывались шутками.

Вдруг чуткие носы миури уловили запах гари. Лия чихнула, за ней Лея и Мика. Дэйли на дым не реагировала. Из коридора появился весьма грязный, потрепанный и воняющий паленым король Первородных.

— Икрик, с тебя причитается. Ты, должен Мике золотой ошейник с бриллиантовыми вставками. Сегодня под утро сгорела половина моего замка. Поджог. Подожгли зал для тренировок, аккурат под библиотекой. Западное и южное крыло сгорело полностью. Восточное прокоптилось. Северное, где была моя спальня и находится Зал Совета целое, но мокрое. Поджигали именно библиотеку. В Тренировочном Зале, кроме чучела и деревянных мечей, ничего не было. Пройти на второй этаж не могли. На входе во дворец охрана. Разбили окна в библиотеке. Кому это понадобилось и какую цель преследовали – непонятно. Хорошо, что Мика предупредила. Спасли Икрика и древние свитки.

— Интересно, а что в них написано такого, что не побоялись подпалить королевский дворец и, самое главное, не пожалели могущих пострадать обитателей замка, – пробормотал Хагир.

— Икрик, к тебе вопрос, – сказал король.

— Сиятельный Господин, да откуда же я знаю. Свитки очень ценные. Особенно тот, что написан рукой вашего деда. Да и остальные все очень ценные. Но, сжечь их? Продать – да. Они стоят баснословные деньги. Зачем жечь?

— Придется прочесть их более внимательно и, как можно быстрее, - сказал король.

— Господин Лайэллон, я распорядилась приготовить ванну и осмелюсь предложить вам одежду Ларри, а вашу служанки выстирают и высушат.

— Благодарю, Лунаталь. Я, действительно отвратительно воняю. Оставьте мне буженины и бокал вина. Я быстро, – король пошел следом за слугой. Хагир послал за Борином. Все уже утолили первый голод и расслабленно беседовали. Пришел Борин. Почти сразу за ним вошел король с мокрыми после купания волосами.

— Деда, иди сюда. Мы с Ларри тебе волосы подсушим, а то капает с них, - предложила Шанталь.

— Не подпалите? Только от запаха гари отмылся.

— Нет. У нас уже отработано. Стань тут, - скомандовала внучка.

К Шанталь подошли Ларри и Натаниэль с расческой. Шанталь взмахнула рукой, Ларри тоже. Натаниэль начала прочесывать мокрые волосы короля. Сзади подул приятно теплый воздух и через несколько минут длинные густые волосы эльфа были сухими.

— Хорошо придумали. Я еще никогда с таким комфортом не сушил волосы. Теперь к вам буду ходить купаться. Во всяком случае, пока дворец не отстроят. - Борин вопросительно посмотрел на короля.

— Радуйся, Медный Котелок. Воронье гнездо почти сгорело. Под утро сегодня подпалили. Жгли библиотеку. Я бы еще понял, меня. Кому нужны старые свитки?

— А под ней что было? – спросил гном.

— Зал для тренировок с чучелом и деревянными мечами.

— Что строить будешь? – Борин с улыбкой глянул на эльфа.

— Озадачил гномов. И своих архитекторов. Сказал, чтобы вместе думали. Гномы спокойные, а у моих уши торчком встали. Не знаю, чем закончится.

— «Меня в Академию приняли, – сказала Аурика, – у нас будет и Магия Архитектуры. Только, пока я выучусь… Хотя, наш учитель приятный такой. Может быть, с ним поговорить? Надо строить каменный дворец, но, чтобы был похож на эльфийский. У вас замки-деревья красивые очень. Из камня выточить снаружи, как украшение».

— А это идея. Знаешь, что. Ты, нарисуй. Пусть будет фантастично. Как видишь, так и рисуй. Озадачу. Хоть с мертвой точки сдвинутся, - предложил Лайэллон.

У Аурики загорелись глаза. Мордочка приобрела мечтательное выражение. Дэйл сунул к ней нос, но заметив приступ вдохновенья, сосредоточился на мясе.

Остаток завтрака был посвященном исключительно грудинке, вину и вкуснейшему яблочному пирогу. Договорились, что

кувшин оставят пока в замковой кладовой. Через день свадьба Марджи. Будут Кулуриэн, Буран и Ратчер. Пусть принюхаются. Икрику сказали, чтобы он взял в помощники молодежь и миури. Ему вменялось организовать работу по скорейшему освобождению места под библиотеку короля.

Привезенное разложить и снова внимательно перечитать все восстановленные свитки. Нужно понять, что в них такого, что они прохлопали, но о чем кому-то известно, и это знание настолько ценно, что не побоялись спалить королевское гнездо.


Глава 8. Кровь Саламандры.

Наступило время обеда, а ничего не прояснилось. Лия нашла Заклинание Самоисцеления, рассчитанное в основном на очень сильных Боевых Магов. Силы брало немерено, но позволяло в считанные секунды остановить кровь из разрезанной крупной артерии или полностью заживить незначительное повреждение. Ларри записал его в Гримуар. Он нашел там же Заклинание Порядка. Сначала не придал находке значения, а потом сообразил, что оно избавляет от рутинного поиска аналогичного Заклинания, когда собираешься внести новое. Два одинаковых записать было нельзя. Там же было и Заклинание Поиска. Наложенное на книгу или свиток, оно позволяло по названию или точно сказанной фразе найти нужный текст. Ларри сразу же оповестил народ о своей находке. Все начали активно записывать. Сделали один экземпляр для Лучара и Ворлоу. Остальные тоже для них записали. Сами разберутся. Дэйл наткнулся на интересное умение. Это был тип Защитного Щита, но он позволял облечь тело, как бы, во вторую кожу. А вот прочность целиком и полностью зависела от способностей мага. Все пришли в восторг. Записали себе, парням и на отдельном листе – деду. Даже гоблин соблазнился, а заклинания Поиска и Порядка так вообще заставили его исполнить быстрый народный танец. Это же сколько времени он сэкономит, даже при том, что накладывать их нужно каждый раз, как захочешь воспользоваться. Ларри взялся перечитать полностью свиток Лайстиндера. Причем внимательно, а не по диагонали, как он просмотрел, когда восстанавливали свиток. До него начал постепенно доходить принцип открытия портала. Сам решил не рисковать, а вот с дедом поговорит. И уже в самом конце неразборчивым почерком была сделана приписка. Даже цвет чернил был другой. “Зачем я взял с собой Волка? Он обязан служить нашему роду. Я – младший сын. И моя мать - не жена короля. Он бессмертен и неуязвим. Хотя, если любой Клык Волка смочить кровью Саламандры, Стального Волка можно серьезно ранить. Убить Демиурга нельзя, а вот замедлить можно. За это время убить того, кого он защищает. Вот только, нужна ли кровь истинной Саламндры или достаточно и моей - неизвестно. Я случайно услышал, как мать говорила об этом отцу. Я думаю, брат не знает, да и смысла убивать своего защитника нет. Главное, чтобы никто чужой не узнал. Зачем я это написал? Зачарую. Прочесть может только тот, в ком течет моя кровь. И эта кровь проявит чернила. Без этого условия будет чистый лист”.

Ларри украдкой огляделся. Все были заняты своими делами. Посмотрел на левую руку. Он разрезал палец, собираясь проверить Заклинание Исцеления, отвлекся и ранку просто послюнявил. Когда читал свиток надавил на палец и вымазал кровью текст. Он и проявился. «Вот, за чем охотились поджигатели. Лайэллон не делал тайны из своего намерения восстановить свитки. Кто-то знал об этой записи. Но, кто? Нужно предупредить деда и Волка. Опасность в крови Шанталь. Ведь она - воплощение Саламандры». Ларри аккуратно оттер кровь со свитка. Текст сразу потускнел и через некоторое время пропал совсем. Как ни в чем не бывало юноша отложил свиток в кучку, где складывали все, касающееся Дара Первородных. Ларри лихорадочно соображал: «Деду обязательно скажу. Даже передам мысленно. Кто же мог это прочесть? Кроме него, Шанталь, отца и короля – никто. Дедушка Сигурд вряд ли даже задумывался о Стране Вечного Лета и то, нужна кровь Маюми. Халлон мертв, Таэритрон тоже. Лайстиндер неизвестно где, и если он жив, то вряд ли заинтересуется охотой на своего Волка-защитника, тем более, что он сам же и сделал запись. Эта информация пригодится только врагу, но он ее не прочтет». Мысли пошли по кругу и Ларри бросил гадание.

Копание в свитках шло своим чередом. Дэйли что-то нарыла и поманила Шанталь, бросив на парней какой-то странный взгляд. Поманили Лию, Лею, Нати и Линди. Донеслось фырканье, хихиканье, опять косые взгляды на парней и срочное переписывание в углу. На вопрос: – Что вы там нарыли? – последовал четкий ответ Шанталь: – Вам это точно не пригодится.

Изя умудрился под шумок сунуть нос в написанное, отчего-то стал красный, не смотря на изумрудно-зеленый колер. Прижатый в углу передал прямой мыслеобраз. «Заклинание Избежать Нежеланного». Сначала не поняли. Более продвинутый, благодаря Ситке, Дэйл так же мысленно объяснил смысл. Ларри пробормотал, что им, действительно, без надобности, а вот девчатам пригодится.

Раздался еще один довольный визг и уже не скрываясь дамы начали изучать «Заклинание Комплимента». По сути, украшение своих симпатичных мордашек. На некоторое время выпали из действительности, и парни шерстили свитки сами. По-хорошему, Ларри уже давно мог остановить поиски, но решил, что придется много объяснять, а он не хотел. Вот и рылись, тем более, что попутно откапывали много нужного. Заодно помогли Икрику рассортировать привезенное. Ведь кидали все кучей. Через какое-то время Ларри и Изя смылись на балкон. Покурить. Туда же шмыгнул истосковавшийся гоблин. Пока дымили, услышали девчачью возню, хихиканье и вопль Шанталь: - Вот вовремя, не надо утром с волосами долго возиться, - девчатам попался свиток, содержащий интимные секреты прекрасных эльфиек.

Вошли и увидели, что Дэйл усиленно жестикулирует, а Аурика стоит рядом и сосредоточенно пыхтит. На стене библиотеки начала проступать рельефная птица – феникс. Рядом возник взвившийся на дыбы конь. Дэйл посидел с закрытыми глазами, Силу восстанавливал. Ларри кивнул Изе. Дракон выпустил тоненькую струйку огня, и юноша перекачал ее в Дэйла. Аурика снова сосредоточилась и кусок стены в библиотеке начал превращаться в каменную копию эльфийского дерева-замка. Ларри заинтересовался, кивнул Изе, и они совместными усилиями начали закачивать в Дэйла прорву Силы. Шанталь заметила усталость Аурики. Она только передавала Дэйлу мыслеобраз, но была еще неопытна, и девушка начала подкачивать ей свою Силу. Благо Ларри, научившись сам, научил и остальных. Переделав торцевую стену, бросили. Слишком уж много Силы ушло. Пошли поесть и восполнить потерю.

— Дэйл, а что это, собственно, было? – спросил Изя.

— «Я вычитал в одном восстановленном свитке умение. Маг Земли в паре с Магом Художником могут покрывать орнаментом любую каменную поверхность. Только Силы прорва идет. Если стену провалить, то раз, и готово. А тут надо точно повторять то, что тебе передает партнер и изменять камень по чуть-чуть».

— «Ларри, а Хранитель не будет сильно орать, если мы еще попробуем?» – спросила Аурика.

— Он привык уже. Надо сделать пару заряженных артефактов и Дэйл будет их использовать. Все равно, я тренируюсь расширять резерв.

— И я сделаю, – сказала Шанталь.

Икрик был в восторге и попросил украсить стену вокруг окон и балкона. Полки там не стояли. И камин можно приукрасить.

После обеда Мик принес красивый, ровно обтесанный камень. Он был маленький, овальной формы и матово блестел. Какой-то образец у гномов спер. Миури предложил: - «Дэйл, Аурика, а давайте на нем сделаем портрет Марджи и попросим гномов сделать застежку. Подарим ей на свадьбу. Такого ни у кого нет. Она ею застегнет что-нибудь. Гномихи обзавидуются».

Сказано-сделано. В результате полуторачасового пыхтения получилась красивая брошь, на которой красовалась симпатичная головка дочки Борина. Вызвали Лучара и Ворлоу. Миури уже наловчился не только укреплять, но и имитировать. Ему показывали различные поделочные камни. Его впечатлил красивый матовый камень, как бы светящийся изнутри. На готовую брошку наложили такой эффект. Результат впечатлял. Побежали к Нали.

Гном-воин осел в Каосе. Начальник гарнизона Скайлар отпраздновал шестидесятилетие и предупредил Хагира, что после Праздника Осеннего Равноденствия уйдет в отставку. Ларри, случайно присутствовавший при разговоре, предложил обучить Нали. Гном был умен, отважен. Практически всегда трезв. Идти ему было некуда и в его верности Роду Стального Волка можно было не сомневаться. Тем более, что Ларри его вернул из-за Грани. Вот Скайлар и передавал потихоньку дела гному. И каменный дом Скайлара ему отойдет. Это не прошло мимо внимания Мариэтт. Кухаркина дочка лишилась потенциального жениха, а рослый, как для гнома, Нали был подходящей кандидатурой. Девушка удвоила старания. Замуж было невтерпеж.

Гном отыскался в казарме. Ему показали брошь и попросили в тайне от Марджи и Тадгейра сделать застежку. Подарок это. Нали изумился тонкостью работы. Когда ему прямо на стене казармы нарисовали голову орла, пришел в восторг. Сказал, что любой мастер за такое уменье половину бороды бы себе отрезал. Пошли к домику, где жили гномы, помогавшие строить каменный дом вместо избушки кузнеца. Старейшина Рода, когда узнал, что дочь Борина будет жить в “дровяном сарае”, сразу прислал мастеров построить нормальный дом. Среди них был один мастер, который взялся сделать застеж-ку. В качестве платы пообещали сделать орнамент на фасаде. Уже и рисунок был. Аурика его посмотрела и добавила некоторые элементы. Каменотес сказал, что это сделать не реально. Дэйл заявил, что сделает, только, чтобы Марджи и Тадгейр не видели. Сюрприз. Решили, что гном делает застежку, а завтра рано утром Дэйл и Аурика нанесут орнамент.

Довольные вернулись в замок. В кабинете Хагира их уже ждал король. Ларри сразу передал деду, что надо поговорить, но остальных отвлечь. Король позвал Ларри, сказал, что покажет, как создать портал. Шанталь насторожилась, но Ларри попросил немного уединения. Что-бы не позориться, как он сказал. Король хмыкнул и оба пошли в сад. Тут Ларри все и вывалил на голову ошарашенного деда. Из ниоткуда возник Стальной Волк и впал в ступор: - Об этом даже я не знал! Но, кто мог узнать? Те, кто имеет кровь Саламандры, сидят передо мной, остальные мертвы. Лайстиндера можно смело исключить. Заниматься подобной ерундой он не будет.

— Волк, а вот мне не дает покоя мысль. Ты, можешь чувствовать, кто из мужчин Рода жив, а кто нет? – спросил Ларри.

— Не точно. Если кто-то в другом Мире, то я его не чувствую. Когда Лайэллон торчал на Земле, это настоящее название “техномира”, я его не чувствовал и сказать, жив он или нет, не мог. Только, когда он призвал меня здесь, я его ощутил. А зачем это тебе?

— Кто мог прочесть запись и боялся, что мы прочтем и подстрахуемся? – Ларри никак не мог успокоиться.

— Может быть, об этом знал Силнаи и кому-то рассказал, когда я трон занял? – предположил Лайэллон.

— Каленгил и Силмелдир мертвы. Сам Силнаи тоже.

— Кому нужно меня пытаться убить или ослабить? – не мог успокоится Стальной Волк.

— Тому, кто хочет убить короля, – сказал подошедший Хагир, – что тут за военный совет? - Хранителя ввели в курс дела, но своего мнения он не изменил, - дед, поскорее строй хотя бы и некрасивый, но каменный замок. После можно украсить и достроить. Главное, чтобы двери были с замками, а окна с запорами. Стены замка, чтобы были каменными и не горели, как солома. Да, кстати. Дэйл, что это за наскальная живопись в библиотеке, и самое главное, как? Нормальному резчику, чтобы воспроизвести такое понадобится год, а не три часа. Утром там еще ничего не было.

— «Это мы с Аурикой экспериментировали», - объяснил удивленному Хранителю миури.

— Пошли, я посмотрю. С некоторых пор я живо интересуюсь подобными вещами, – заявил король и, поднявшись с лавочки, пошел во главе процессии в библиотеку. Дэйл и Аурика с важным видом вышагивали за ним. Ларри махнул рукой крутившемуся неподалеку Изе. Понадобится источник Силы для демонстрации.


Глава 9. Свадьба Марджи.

Утро предпоследнего дня третьей десятидневки месяца Сбора Урожая началось с беготни, криков и шума. В полдень назначено бракосочетание Марджи и Тадгейра. Накануне прибыли гномы из Рудного Подгорья. Тогда же Медный Котелок с дочкой пошли на мельницу и привели Линду. Ее муженек попытался протестовать, но поднесенный к его носу кулак гнома послужил неопровержимым аргументом. Линда ночевала в домике Борина и с утра начала метушиться и нервничать, еще больше дочки. С первыми лучами солнца Дэйл, Аурика, Ларри, Шанталь и Изя, в качестве источника Силы, пришли к дому молодоженов и под руководством гнома-каменотеса нанесли на фасад такой сложный орнамент, что у гномов отняло дар речи. Каменотес честно признался, что это не он, а двое магов.

После этого тихонько вызвали Марджи и вручили ей брошку. Она была буквально ошарашена ее красотой. Забегая вперед скажу, что жену Старейшины здорово перекосило, едва она узрела такую красоту на лифе невестиного платья. Но это было потом. А сейчас компания вернулась в замок, чтобы еще немного поспать и восполнить запас Силы. Ведь они еще будут дарить Большую Иллюзию.

Пока двойняшки спали, во дворе замка поставили длинные столы и начали их накрывать. Светило яркое солнце. На горизонте не было ни одной тучки. Последние ясные деньки. Дул прохладный ветерок, но это и хорошо. Очень уж много горячительного предвиделось в меню. Изя был изгнан со двора, со строгим наказом не отходить от стен замка больше, чем на десять шагов. Дракон устроился на краю крыши и напоминал нахохлившегося голубя. Неприлично большого голубя.

Начали потихоньку стекаться гости. Приехали братья Тадгейра – Пит и Джош. Кузнец спросил, приехали ли родители, услышал в ответ, что далеко очень ехать и приехали только они, взялся за голову. Оба старших брата были выпивохами и скандалистами. Причем, чтобы ввязаться в очередной скандал им даже пить не надо было. Вполне хватало злобного и паскудного характера.

Братья огляделись, увидели гномов и на их физиономиях появилась гримаса предвкушения. Заметив это, Тадгейр развернул их лицами к себе и сказал: - Запомните, повторять не буду. Это Каос. Пограничная крепость под завязку набитая Боевыми Магами. Не вздумайте! Слышите меня? Если хотите жить, не вздумайте кого-нибудь оскорблять или лезть в драку. Если не можете справится со своими паскудными наклонностями, лучше сразу езжайте домой. - Братья нагло ухмыльнулись. Один из них увидел идущую по своим делам Шанталь.

— Гляди, какая краля! Ща пойдем знакомиться, - и подтолкнул брата. Кузнец проследил за его взглядом и сказал: - Идиот. Если она психанет, хоронить будет нечего.

— Да не надо. Ну, что девка мне сделает? А псину ее можно и пинком отогнать.

Тадгейр еще раз глянул в сторону Шанталь и Дэйли, вздохнул. Перевел взгляд на двух жизнерадостных кретинов и сказал: - Теперь слушайте сюда, вы, два недоумка. Это сильнейший в Междугорьи Боевой Маг Огня. Если она обозлится, то не только от вас, а от всего Виндхельма останется груда дымящихся обломков. Она плавит мифриловые слитки. С ними не все гномьи печи справляются. Дальше, это не собака, а миури. Тоже Боевой Маг, не уступающий в Силе девушке. Я вас предупредил. Если не дошло, обратно поедете вдвоем в одном горшке. В виде пепла, – кузнец развернулся и ушел, решив, что в конце концов, это его свадьба и если уж приехали на дармовщину пожрать и выпить, то пусть ведут себя тихо.

Но, два деревенских бузотера сидеть тихо просто не могли. Не прошло и получаса, как они, слоняясь по двору, наткнулись на рослого юношу с острыми эльфийскими ушами. Рядом с ним шли две собаки. Серебристо-белая и черная.

— Гляди-ка, эльфеныш! Эй, ты, дитя природы. Ты, с ними по очереди спишь, или с двумя сразу? – выкрикнул Пит.

Ларри остановился и внимательно оглядел двух идиотов. Сначала, хотел их отправить в полет, но увидел троих гномов-поваров, приехавших на свадьбу. На его губах появилась ехидная ухмылка. Через пару секунд, возле одурелого Джоша громко захрюкал упитанный, крупный свин. Повара тоже его увидели. Как вы, думаете, какова участь свиньи на свадьбе? Вопрос риторический. Не успел Джош открыть рот для вопля, как гномы, вооруженные длинными поварским ножами, бросились к свинье. Пит уже сполна осознал свое превращение в упитанного кабанчика и разразился громким хрюканьем. Повернул голову и узрел поваров с длинными мясницкими ножами в руках. Постепенно до него стала доходить вся краса его нового положения. С истошным визгом он понесся к воротам крепости. За ним с ножами на перевес неслись гномы, которые уже мысленным взором видели большое блюдо жаркого и свиных ребрышек. За гномами мчался Джош и истошным голосом вопил: – Изверги!!! Не режьте моего брата!!!

Кавалькада с визгом, топотом и воплями пронеслась мимо опешившего Хагира. Через пять минут бега морок начал спадать и взорам гостей предстал истошно визжащий и несущийся на четвереньках бородатый мужик. Зрелище вызвало взрыв здорового хохота. Гномы-повара, слышавшие вопли Джоша, ржать начали еще раньше и здорово отстали. Когда морок спал, они попросту вернулись на кухню. Пит испуганно крутил головой и икал. Джош начал его успокаивать. Вместо того, чтобы чуток притихнуть, братья решили отомстить “эльфенышу”. Заметив неподалеку рослого черноволосого мужчину, пошли в атаку. Пит получил удар кулаком в зубы, а Джош - ногой. В такое место, которое обычно стараются не подставлять. Хагир, а это был он, поднял их за шкирки и встряхнув, рявкнул прямо в перекошенные физиономии: – Я - Хранитель этой крепости, и не позволю двум идиотам размахивать здесь кулаками.

До братьев начало доходить, что Тадгейр их не зря предупреждал. На какое-то время они стихли и уселись в тени на лавку.

Подготовка к свадьбе шла своим чередом. Все были чем-то заняты. Мимо братцев пробежала Шанталь с какой-то тканью в руках. Обратно она, естественно, бежала той же дорогой. Рядом никого не было и два идиота решили, что могут безнаказанно поглумиться над девушкой.

— И что это у нас за краля? Иди сюда, развлечемся, – выщерил в вонючей улыбке свои гнилые зубы Пит. Джош вскочил и загородил девушке дорогу. Занятая Шанталь подпрыгнула и ногой выбила Питу парочку передних зубов. Не притормаживая, впечатала кулак в висок низкорослому и не поворотливому Джошу и побежала дальше. Братья взвыли. ТАК! женщина их еще не избивала. Нет бы, успокоиться. Обозленные братья пошли на поиски новых приключений. И нашли. Они увидели двух молоденьких девушек, прикреплявших бумажные цветы на края длинной скатерти, лежавшей на составленных столах. Рядом сидели три крупных собаки.

— Какие птички. А вот мы им сейчас пощиплем перышки! – два жизнерадостных кретина направились к девушкам. Не пройдя и десяти шагов, они по грудь провалились в землю. Так там и застряли. От лап одной из собак оторвались две огненные змеи и, оставляя за собой дымящийся след, поползли к их физиономиям. Вопль, исторгнутый двумя глотками, заглушил шум во дворе. Все побросали свои дела и прибежали на звук.

— Опять вы! – рявкнул Хагир, - вы чьи гости?

Братья примолкли. Они уже вкусили от тяжелого кулака Хранителя. А грубую силу братья уважали, и у Джоша все еще ноги плохо соединялись. Огненные змейки снова активизировались и поползли к перекошенным физиономиям. Братья тихонько заскулили.

— Папа, они делали мне и Линди непристойные предложения. Дэйл и Дэйли их немного поучили этикету, – прояснила ситуацию Натаниэль.

На шум прибежал Тадгейр. Кинул взгляд на злого Хагира: - Это мои идиоты-братья, – честно признался он, - старшие. Отец вместо себя прислал. Я предупреждал их, зная об способности влипать в неприятности.

— Так. У вас два варианта. Или вы, ведете себя тихо, или мои стражники сейчас выкинут вас, к драконьим потрохам, из крепости, – прорычал обозленный и немного уже уставший Хранитель.

Братья насупились. Их изрядно унизили и хотелось отомстить. Но остатки разума говорили, что лучше этого не делать. Подошел Ларри и, вглядевшись в разбитый нос Пита, заржал: - Пап, глянь-ка у толстяка на роже подошва Шанталь отпечаталась.

— Пусть поблагодарит, что пяткой приложила, а не спалила придурка, – фыркнул Хранитель.

Дэйл топнул лапой, и братья, как пробки из бутылки, вылетели вверх и грохнулись на землю с высоты человеческого роста. Подошли Нали и Скайлар. Начальник гарнизона, передававший гному дела, менторским голосом сказал: – Нали, в данной ситуации, ты, как Начальник Гарнизона, должен принять решение, обеспечивающее безопасность жителей и гостей крепости. Твое решение.

— Я бы попросил Ларри и Мика катапультировать их отсюда подальше, а с обязанностями отца жениха великолепно справится Мастер Генобад, - ответил гном.

— Я тоже присоединюсь к такому решению. Тратить свое время на то, чтобы эти два идиота остались в живых к концу свадьбы, вместо того, чтобы веселиться, я не намерен, - в свою очередь вынес вердикт Хагир.

— А почему мы должны уехать? – спросил присмиревший Пит.

— Потому, что через два часа начнется обряд бракосочетания. Все будут пить вволю и если трезвые маги еще сдерживаются, то на пьяную голову вас попросту поубивают, – ответил Скайлар. Братья покрутили головами, наткнулись на взбешенный взгляд Тадгейра, который от стыда не знал куда деваться, увидели, как у девушки, к которой они приставали, на ладони вспыхнуло пламя и собралось в шар. Из желтого он стал бежевым, посветлел. На них повеяло жаром. Девушка бросила шар прямо в них. Буквально перед самым их носом возникла рука “эльфеныша”, и у них на глазах раскаленный шар втянулся в ладонь парня. Джош поднял глаза и увидел, как в глазах юноши потухает белое пламя, и тут же почувствовал, что по ногам потекло. Нестерпимо завоняло и опозоренный мужик счел за благо убраться из крепости самостоятельно. Пит вообще перестал что-либо соображать и в таком заторможенном состоянии побрел за братом. Нали проводил их до ворот и, когда за их спинами клацнул засов, облегченно вздохнул.

Свадебные хлопоты возобновились. Столы были уже накрыты. Плотники готовили площадку для свадебного обряда. Домик Борина трещал от наплыва дам всех возрастов и рас. Сам Медный Котелок стоял рядом с Хагиром и бормотал:

— Хотя бы этот цветник мой дом не развалил.

— Не переживай, ты, так. Деду “гнездо в кустах” запалили и то, он молодцом, а у тебя всего лишь невесту одевают, - успокоил его Хагир.

Борин тяжко вздохнул и украдкой глянул на сол-нце. Долго ли еще?

В это время, возле свадебного стола появился огромный бык и начал тихонько жевать край скатерти. Это увидела Мариэтт и завизжала. Один из здоровяков-гномов, узрев такую картину, подбежал к быку и молодецки врезал ему промеж рогов. Бык дернулся, из-под хвоста у него вырвался сноп пламени с громким и весьма неприличным звуком. Сидевший на крыше Изя громогласно заржал. Его рев спугнул с крыши замка стаю голубей. Она забила крыльями и нача-ла наматывать круги над столом. Вниз полетели перья и жидкий голубиный испуг. Служанки завопили совсем уже истошными голосами.

В небе позади стаи голубей появился крадущийся кот гарнизонного фуражира Пудинг. Такой подлянки голуби от него не ожидали и понеслись над двором роняя испуг с удвоенной частотой и повышенной меткостью попадания. Ржущий Изя скатился с крыши на землю, где получил пенделя под зад от обозленного Хранителя.

Визг служанок зашкаливал, а от ругани гномов по двору замка пошло гулкое эхо. Всю какофонию перекрыл магически усиленный рев Хагира: - Ларри!!! Ко мне!!!

Воцарилась глубокая тишина. Ларри нигде не наблюдался. Поиски результата не дали. Пока искали, Хранитель слегка поуспокоился и, вспомнив картину, даже хмыкнул. Воспользовался магическим зрением, но наследник не просматривался. Правда, его никто не предупредил, что существует одно ма-а-аленькое такое заклинаньице. Когда отец двойняшек активировал магическое зрение, то платье Шанталь испарилось вместе с нижним бельем, и она предстала перед ним в

первозданном виде. Красный, как свежесваренный рак, папаша двойняшек с руганью пошел к казармам гарнизона. По дороге он подхватил под локоток взвинченного Медного Котелка. Запас прочности у почтенных мужей иссяк и требовал срочного укрепления.

Голубиную радость отчистили ругающиеся служанки. Ларри тихо материализовался на балконе библиотеки. Туда же взлетел Изя. Икрик гостеприимно распахнул дверь, и компания уединилась в книгохранилище. Только из приоткрытой двери просачивался легкий дымок.

Наконец наступил час “Х”. Тадгейр и величественный Генобад, сверкающий намытой и тщательно расчесанной бородой, стояли на помосте, под хлопающим на ветру шатром. Впереди них стоял Старейшина Рудного Подгорья Достопочтенный Мастер Мак –Ахирр. Он и будет проводить обряд бракосочетания.

От домика Борина шла процессия, ведущая невесту. Сам папаша Медный Котелок вел свою дочь к жениху. За ними шла пышно одетая и раскрасневшаяся Линда. Рядом с ней Мариэтт, бывшая подружкой невесты. За ними в порядке старшинства шли уважаемые женщины Подгорья.

Марджи была просто великолепна. Хагир выделил деньги на покупку эльфийской ткани “Переливающийся опал”. При ее создании применялись магические формулы, и она могла менять цвет по желанию хозяйки. У Лунаталь сохранились мерки девушки, и подружки сшили просто великолепное платье. Когда спасенные возвращались в свое Подгорье, Лунаталь попросила передать рисунок свадебного платья, прически и головного убора невесты. Марджи не имела своей Силы, поэтому заранее договорились, чтобы Шанталь и Аурика меняли цвет ткани. В данный момент, платье было ослепительно белым с жемчужным отливом. Волосы были уложены в сложную конструкцию. Женщины Рода Борина постарались. У девушки были такие роскошные волосы, что дамы аж языками зацокали. Надо отдать им должное, зависть была придавлена в зародыше, и прическа удалась на славу. Тадгейр тоже был одет в соответствии со свадебными традициями.

Произнесены все положенные слова, выполнены все ритуалы. Тадгейр и Марджи стали мужем и женой. Борин облегченно вздохнул, а Линда всхлипнула на его могучем плече. Вздохнула и шепнула: – А ты знаешь, я до последнего не верила, что моя доченька такого завидного жениха отхватит.

— А она, завидная невеста. Ты, не представляешь, сколько я парней гонял и каких нервов мне это стоило, - вздохнул Борин.

И началось то, из-за чего затеваются свадьбы всех Миров и народов. Столы ломились от еды. Гномы привезли несколько внушительных бочек пива собственного приготовления. Не ту бурду, которую разливают в трактирах Междугорья. Настоящее Гномье Пиво, Сваренное Для Свадьбы. Хватило всем. Когда страсти немного поутихли, а на желудки легла приятная тяжесть, Ларри, для затравки, показал с высоты птичьего полета внушительный двор Каоса, Северное Плато. Сверкающую ленту Гремучей Змеи и неприступные Две Скалы, защищающие плато от сюрпризов Белого Безмолвия. Когда Достопочтенный Мастер Мак –Ахирр узрел сию величественную красоту, он возопил: - Господин Хранитель, а как зовется Род тех счастливчиков, которые стали жителями этих сказочных скал?!

— Нет там никого и никогда не было. Не жилые они, – ответил Хагир. Старейшина Подгорья аж протрезвел и встал во весь рост: - Да быть такого не может. Такое Подгорье и пустует!

— Пусть простит мне мою смелость длиннобородый муж, – выдал Изя, уже изрядно поднаторевший в гномьем этикете, – там плохое место для жилья. Когда я летал в Аркоресс, то если лететь прямо со двора Каоса, надо пролететь над о-о-очень вонючим участком. Сразу и не определишь, чем воняет, но запах препаскуднейший.

— А ты, сейчас можешь меня прокатить? – спросил странно возбужденный Мак-Ахирр.

— Если прямо сейчас, то могу. Потом выпью, а я пьяный не летаю, – оповестил его Изя.

Старейшина обратился к Хранителю: - Соблаговолите отдать приказ оседлать дракона. Полет займет буквально минут двадцать, а после я все объясню.

Ларри встал из-за стола и направился к сараю, где хранилась упряжь. Изя пошел за ним. Следом спешил почтенный Старейшина. Через несколько минут Изя был оседлан. Мастер Мак-Ахирр уселся в седло. Ларри закрепил ремни, и Изя взлетел. Прошло около получаса и над двором зашумели Изины крылья. Подбежавшие слуги помогли Старейшине спуститься. Изю расседлали, и он пошел к столу.

Почтенный Мак-Ахирр уселся на свое место и прямо спросил у Хагира: - Хранитель, дозволь моим младшим у тебя заселиться. Очень уж богаты Две Скалы. И то, что Изя назвал вонью, это газ, который мы в печах используем. К тому же, Гремучая Змея имеет очень быстрое течение и каменистое русло. Можно использовать для многих механизмов.

— А там стены очень отвесные. И со стороны Белого Безмолвия ничем и никем не защищены, - объяснил Хагир.

— А мы с этой стороны обживаться будем. Отвесные скалы нам не помеха. И река рядом, – почтенный Старейшина аж приплясывал на месте от возбуждения.

— Я согласен. Только, я не знаю всей бумажной волокиты. Может быть, в Совете Старейшин Междугорья что-то оформлять надо? – Хагир вопросительно глянул на гнома.

— Я все знаю. Совету Старейших Длиннобородых прошение составлю. С Междугорьем все улажу. Каос - пограничная крепость и может потребоваться ваше разрешение.

— Считайте, что вы его получили. В обмен будете к нам более лояльны при торговле, - улыбнулся Хранитель.

— Обязательно пивоварню свою поставьте, – буркнул Ларри, – в прошлом месяце гарнизон свадьбу одного из своих отмечал. Горячительное в городке покупали. Многие отравились сильно. Пришлось еще и лечить их.

— Все будет. Вы, даже не представляете, как я благодарен вашему сыну за то, что он все показал и дракону особая благодарность за полет, - Мак-Ахирр аж расцвел.

Когда народ основательно подвыпил и попривык к миури, появился Волк. Он подсел к Дэйли и отдал должное свадебному меню.

Солнце уже клонилось к закату. Татр насторожился и побежал к воротам крепости. И вот, через двор идут Ратчер, Кулуриэн и Буран. Из-за их спин выглядывают Брейг и Торвин. Последних представили присутствующим. Икрик, увидев соплеменника, подбежал к нему и потянул к своему месту. Сидевший рядом Мик потеснился, и гоблины, усевшись, возбужденно зачирикали. Торвин углядел знакомого и тоже не скучал. Татр и Буран устроились в теньке на травке, прихватив полные миски и под изумленными взглядами гномов ели, подплывающие к ним по воздуху кусочки мяса. Двойняшки, Ратчер и Кулуриэн потихоньку обговаривали план действий. Ратчер сказал, что уже послал запрос на ведение дела по заявлению короля. Старейшина, в чьем ведомстве были Серые Плащи, слегка позеленел, но отказать не мог и с радостью подписал приказ о передаче дела под контроль Ратчера. К ним подсел Хагир, поменявшись местами с одним из родичей Борина. Лунаталь сначала покосилась на нового соседа, но гном оказался чрезвычайно интересным собеседником и галантным кавалером. Дамы даже обрадовались уходу молчаливого Хагира.

Ларри рассказал о том, что в кладовой лежит кувшин со следами вещества, при помощи которого спалили “королевское гнездо”. Это заинтересовало Кулуриэна и решили пойти посмотреть. К ним подошел Кловис-рудознатец. Ратчер официально, пригласил его, как консультанта и сказал, что даже если не найдут слитки, то гном все равно получит плату за работу. Его записали в штат, как временного работника.

Все пошли смотреть кувшин. Когда Хагир открывал дверь склада, в коридоре показался Лайэллон.

— Дед, ты вовремя, – улыбнулся Хранитель, – как раз собирались обнюхивать твой кувшин.

— Берите с собой кувшин, а я подарю подарок новобрачной. В конце концов, я вчера полночи его делал.

Все пошли за королем, Хагир нес кувшин. Кловис потянул носом воздух: – Ну, до чего знакомый запах. Что это за вещество?

Подошли к столу новобрачных. Марджи, увидев короля, низко поклонилась и пригласила его к столу.

— Сначала, я тебе подарок вручу, – с этими словами Лайэллон достал из кармана большую ракушку, переливающуюся перламутровым блеском. Прижал небольшую кнопку, верхняя створка открылась и глазам изумленной Марджи предстали серьги. Но, какие это были серьги! На темно-фиолетовой бархатной ткани лежали два опаловых сердечка, заключенные в переплетение тончайших золотых нитей.

— Одевай, – сказал король.

Марджи вынула свои серьги и положила в шкатулку-ракушку. Взяла подаренные и вдела в мочки ушей. Опалы стали кораллового цвета и засветились изнутри. Сидевшие вокруг дамы ахнули. Подошел Тадгейр и, ласково обняв жену, поцеловал. Сердечки сменили цвет на насыщенный рубиновый.

— Коралловый цвет говорит о том, что ты, счастлива, а рубиновый – о том, что ты, любишь и любима. Эти серьги даруют здоровье и укрепляют чувства. Они будут даже немного подлечивать тебя и способны один раз излечить от смертельной болезни, но после этого, увы, рассыплются, - объяснил Лайэллон.

Старейшина Мак-Ахирр долго вглядывался в серьги и наконец сказал: – Я еще не видел мага, способного создать такой узор и настолько мощное заклинание. Я не знаю никого, чьей Ментальной Силы хватит на такое действие. Я могу узнать имя Мастера?

— Отчего же не можете? Сплел заклинание я, Лайэллон из Рода Стального Волка, король солнечных эльфов и друг отца Марджи.

Мак-Ахирр переводил обалдевший взгляд с эльфа на Борина, на Марджи и обратно. Наконец, он не выдержал и спросил: - Борин, почему я не знаю о твоей дружбе с королем Первородных?

Гном с эльфом переглянулись и Лайэллон сказал: - Разве мы должны об этом всем докладывать?

Старейшина хмыкнул, глянул на светящуюся Марджи, на свою позеленевшую жену, поклонился королю и вместе с супругой пошел к своему месту за столом.

Лайэллон подсел к столу и сразу же ухватил жаркое и бокал вина. Поднял глаза, заметил волчью физиономию среди миури, ухмыльнулся и сказал: - Пращур уже вовсю отъедается.

— Он туши притаскивает. Сказал, что не нахлебник, - пояснил Хранитель.

— Непомерная гордыня у нас явно от него, – констатировал факт Лайэллон.

Гномы начали принюхиваться, и Хродгар не выдержал: - Господа, а чем это так знакомо воняет?

Ларри наклонился и достал из-под лавки кувшин, завернутый в тряпку: – Вот источник. Хотелось бы знать название того, что тут было.

Хродгар покрутил кувшин, понюхал: – Борину показывали?

— Да, но он последнюю неделю был не в себе. Решили, когда ваших много будет, поспрашивать. Может быть, кто сообразит, - ответил парень. Подошли остальные гномы. Кувшин пошел по рукам. Один седобородый гном сказал: - Запах горелого сильно мешает, но мне кажется, это Кровь Земли. Очень горючее вещество и потушить при помощи воды его нельзя. А что подпалили с ее помощью?

— А как, ты, догадался? – спросил Лайэллон.

— Если бы загорелось в кувшине, он бы лопнул. Температура высокая очень. А так вылили, а потом подожгли. Кувшин бросили. Он закоптился, но не сгорел. Пустой был.

— Я понял, о чем речь. Знаю это вещество под другим названием. И где только взяли? Это не вино. Купить так просто нельзя, - пробормотал Лайэллон, – я даже не знал, что в нашем Мире добывают нефть.

— Что? – не понял гном.

— Я знаю это вещество под названием другого Мира. Добывать его не так-то просто. Оно находится на большой глубине.

— Наш народ может его добывать и использовать.

— Значит, у вас и купили. А кто мог продать чужакам?

— Дед, а может твоим гномам надоело ждать, пока король изволит из гнезда нормальный дворец построить? Запалили, чтобы избавить тебя от душевных метаний, – предположил Ларри.

— Исключено. Если бы палили гномы, то гнездо полностью бы сгорело. Жег тот, кто толком пользоваться не умеет и жгли только библиотеку. Остальное сгорело потому, что ветер дул. Бросить кувшин. Или они считают меня таким придурком? – спросил король. Подошел Кулуриэн. Его ввели в курс дела.

— А я, ведь, знал. Запах горелого сбил. Кровь Земли у меня в лаборатории есть. Господин? - эльф вопросительно посмотрел на гнома.

— Адальберин, господин.

— Господин Адальберин, а вы не знаете, какое Подгорье ведет добычу? – спросил Кулуриэн.

— Небольшой Род Русобородых. Подгорье находится в Горах Серебряного Барса. Обычно чужим не продают. Но, за большие деньги могли и продать, – ответил гном.

— Жаль, далеко. Расспросить бы, кто покупатели, – пробормотал Кулуриэн.

— «А помните, вампир прыгал через Ворота откуда-то из тех мест. Там есть Ворота, принадлежащие эльфам,» – вспомнил Буран.

— Если мне не изменяет память, то это лунные эльфы Рода Золотой Березы, – сказала подошедшая Лунаталь, – вы, хоть на свадьбе дела отложите.

— Не можем. Эти негодяи не отдыхают. Какой у них Символ? – спросил Хагир.

— А это, мы сейчас посмотрим, – пробормотал Лайэллон, доставая из кармана маленькую книжечку, – приобрел в Златограде, в Гильдии Магов, когда Ворота ставил, - эльф принялся листать книжечку и через минуту сказал: – Вот, нашел, “Белка”.

Ларри и Шанталь громко заржали. Король недоуменно на них уставился.

— У прадеда приписка против символа “Белка” – «Занудные, гады и не пьют», - пояснил Ларри.

Это вызвало ржание всех остальных. Народ был уже на подпитии, поэтому ржали долго и весело. Ратчер сказал, что сегодня уже поздно, а завтра прыгнут туда вместе с Кловисом и поговорят.

Свадьба шла своим чередом. Ларри заметил невысокого, полноватого молодого гнома, который шел к столу с кружкой

пива в одной руке и дымящейся трубкой в другой. Вспомнил, как гномов-рабов подманивали. И вот, к столу идет аппетитная гнома с крутыми бедрами, длинной блондинистой косой и шалыми глазками. Узрев сие великолепие два молодых гнома рванули к ней. Ухватили за что поаппетитней и были сражены увесистыми зуботычинами. Проморгавшись, оба увидели своего донельзя злющего товарища. В этот момент Шанталь узрела напротив себя жующего довольного козла. Козел аппетитно хрумкал и подергивал ухом. С довольным видом хлебнул из кружки пиво. Девушка сначала хихикнула, а потом захохотала. На вопрос Ларри, что ее так рассмешило она, икая, посоветовала ему посмотреть в зеркало. Парень провел рукой по лицу, и ничего не почувствовал. Тут он увидел, что сидящий неподалеку Кулуриэн из последних сил сдерживается и не выдержав, тоже начинает хохотать. Ларри стряхнул с серебряного блюда остатки хлеба и посмотрел в него. На него таращилась нахальная козлиная морда. Парень опустил блюдо и увидел невозмутимо жующего прадедушку. Почти трезвый король Первородных был ему не по зубам и Ларри скуксился. Через пару минут морок спал сам, но юноша слегка поутих.

Когда небо начало темнеть, Ларри и Шанталь показали Подарок. В небо взвились огненные змеи и рассыпались горящими искрами и огнями. Прямо в небе возникали светящиеся точки и из них вниз стекал водопад огней. Взвились огненные шары Шанталь и Дэйли. Взорвались огненным вихрем, который не долетал до земли и никакого вреда никому не причинял. Марджи восхищенно хлопала в ладоши. Гномы были ошарашены. Они даже не представляли себе такого. Король не удержался и добавил свои иллюзии. На небе разлилось сияние Небесного Огня.

Старейшина Мак-Ахирр шепотом спросил у Хагира, как это сделано. Услышав в ответ, что это иллюзии двойняшек и короля, вздохнул. Такой магии у гномов не было. А как сделать, никто не знал. Хагир сказал, что образцом послужил рассказ Лайэллона о техномире. Вот там, это сделано при помощи какой-то техники. Но секрета изготовления эльф не знает.

В общем, свадьба удалась. На следующий день с утра полечили головы и гномы потихоньку отбыли домой, пообещав в скором времени стать соседями. Двойняшки приходили в себя. Завтра первый день Месяца Первых Заморозков. Первый учебный день. В девять утра они уже должны быть в Академии и слушать приветственную речь господина Авалона.


Глава10. Первый день в Академии.

Утро первого дня учебного года ознаменовалось громким звоном колокольчиков. Затем последовала череда выстрелов и истошные вопли. Через пару минут весь дворец был на ногах. Из спальни жены выскочил Хранитель. В халате на голое тело и с мечом в руке. В дверь замка влетел босой Нали в длинной шубе и без штанов, за ним несколько заспанных солдат гарнизона с мечами в руках. В Обеденном Зале перепуганный Изя икал, сидя на обломках кресла. Из кухни в лучших семейных традициях потянуло пригоревшим молоком и слышалось бухтение Фионы. Все взлетели на второй этаж и увидели стоящие посреди коридора механические часы, сделанные на досуге Борином по какому-то чертежу. За дверями спален молодежи и миури слышалась деловитая возня и веселый смех.

— Дэйли, я тебе самой сейчас эту воду на уши вылью. А-а-а прекрати-и-и она мокрая-я-я!

За дверями комнаты Ларри и Дэйла что-то грохнуло и раздалось сдавленное рычание: - «Идиот косорукий, твои доспехи отбили мне хвост!»

— А нечего его на полкомнаты раскладывать и подбери лапы, я достаю меч и сумку.

— «Не забудь взять часы. Я вчера на них целый час заклинание накладывал».

— Его надо переплести, мы же не будем в Академии в пять утра подскакивать.

Приоткрылась дверь и высунулась морда Дэйла. Узрев немую сцену, он икнул. Следом высунулся полуголый и растрепанный Ларри. Широко зевнул и спросил: - А что, вы, все здесь делаете?

— Это я хотел бы знать, что это было? – прорычал Хагир.

— Пробуждающее заклинание. Ну, чтобы не проспать. Нати сказала, что к половине седьмого нужно прийти в жилое здание и выбрать комнаты. Позже придется втискиваться по одному. Мы сейчас перекусим и к Воротам, - Ларри с невинным видом уставился на отца.

Хранитель махнул рукой Нали и пошел в свою спальню. Пока шел, осознал, что на его лице расплывается улыбка, а в голове засела мысль.: «Ничего, они сегодня едут в Академию».

Изя побрел в поселок договариваться со столяром Аланом насчет кресла. А то Лунаталь его самого вместо этого кресла поставит.

Банда учеников влетела в Обеденный Зал, похватала все, что там было и, завернув в салфетки куски хлеба с ветчиной, вылетела обратно. Через несколько минут все собрались во дворе замка. Уже полностью одетые Лунаталь и Хагир обняли детей, Вайяна и Татр полизали в мордочки свой выводок и компания пошла к Воротам. Ларри быстро их запустил и все вывалились на поле перед Академией. Натаниэль крикнула: – За мной! – и быстро пошла к трехэтажному зданию с башенками и флюгерами. Это было общежитие Академии. Девушки жили на втором этаже. Пока шли по лестнице, Лея сказала, что комнаты на четверых. Если все места заняты, то дверь можно закрыть. Если хотя бы одно место свободно, дверь должна быть открыта. Чтобы можно было нормально расселяться.

Повернули с лестницы в коридор и сразу увидели открытую дверь под номером один. Комната была пустая. Шанталь, Дэйли и Аурика сразу ее заняли. Тем более, что в соседней уже жили Натаниэль и Лея. С ними поселились Линда и Лия. Они сразу закрыли свою дверь. Помня слова Леи, Шанталь оставила дверь открытой.

Комнат было две. Зала, в которой стояли по углам четыре кресла, по центру - один большой круглый стол и четыре стула. Вторая комната была спальней. Здесь стояли четыре кровати. Две длинные и широкие и две уже и короче. Возле каждой кровати стояли плательный шкаф и тумбочка. В торце комнаты было окно. Шанталь положила сумку на кровать, стоявшую возле стены, смежной с комнатой Нати. Миури заняли более короткие кровати. Одна большая была свободна. С чувством выполненного долга устроились в креслах и начали болтать. Миури связались с парнями. Ларри и Дэйл заняли пустую комнату, им сказали про двери. Дэйл ответил, что они не закрыли, чтобы было видно пустые места. Дэйли связалась с Лучаром. Он сказал, что они заняли комнату вместе с двумя гномами. Они вместе поступали и договорились вместе поселиться. Лучар закрыл дверь, а Ворлоу отловил гномов в коридоре. Все были благодарны Натаниэль за подсказку. Поселились, с кем хотели. Пока болтали, в комнату заглянула высокая, крепкая орчанка. Увидев, что в комнате трое, она сказала: - Я - Дората из Рода Черного Медведя. Первокурсница. Факультет Лекарской Магии. Можно, я с вами поселюсь? Все двери позакрывали, ваша одна открыта.

Шанталь переглянулась с миури и сказала: - Селись, только со мной две девочки-миури. Они обе ученицы и это не домашние собачки.

— Я знаю о миури, знаю, что вы - разумная раса. А как кого зовут?

— Я - Шанталь из Рода Стального Волка, а это моя Сестра Дэйли. Беленькая миури - Аурика. Мы из Каоса.

— Так мы соседи. Я - племянница Верховного Вождя Северных Орков Оркхэя.

— Знакомы с ним. Брат с друзьями были секундантами во время его дуэли со снежными великанами.

— Он рассказывал. Как хорошо, что вы, согласились вместе жить. Я только на первый этаж зашла и на меня все уставились круглыми глазами.

— Так ты, не первая. С сестрой жила орчанка, она уже закончила обучение. И что странного?

— Моя внешность, клыки.

— «Нашла чем пугать», - хмыкнула Дэйли и оскалила внушительные белые клыки с палец длиной.

— А вы, на каких факультетах? – спросила Дората.

— Мы с Дэйли Боевые Маги Огня. Третий курс. Аурика – Магия Искусства. Она художник, первый курс.

— А учиться тяжело? – спросила Дората.

— Понятия не имею. Мы сразу на третий курс поступили, - объяснила Шанталь.

— Аурика, а ты мой портрет нарисуешь?

— «Вечером, я сейчас не успею», - ответила миури.

— Конечно, я думала, за все время, что учиться будем.

— «Ой, да я и сегодня нарисую», - вильнула хвостом Аурика. В двери вошла черная миури с изумрудными глазами.

— «Лия, это Дората из Рода Черного Медведя. Она первокурсница и тоже на Лекарском», - сказала сестре Дэйли.

— «Привет, и я Лекарь. А какая у вас магия?» – миури подсела к орчанке, и они начали что-то увлеченно обсуждать.

— Дэйли, тебе не кажется, что это хороший вариант. А то, какая-нибудь фря будет носом крутить. То ей псиной воняет, то мой меч на ногу упал, – пробормотала Шанталь, надо с Ларри связаться, сказать. Дэйли кивнула.

Ларри уселся в кресле и болтал с Дэйлом, развалившимся на ковре в зале. Дверь оставили открытую и гадали, кого к ним занесет. Их комната была крайней к входу и ее проскакивали. К тому же, лежащий на полу огромный пес всех отпугивал. Вот послышались тяжелые шаги и в комнату вошли два полуорка. Один спросил: - У вас есть два места? Мы правильные и нестрашные.

Ларри расхохотался, а Дэйл зевнул, продемонстрировав солидные белые клыки и передал: - «Устраивайтесь, у нас как раз два места, только придется решить вопрос с одной кроватью», - дверь за спинами парней закрылась, а дверь в спальню, наоборот, распахнулась.

— Одна большая кровать моя, вторая - кого-то из вас, а третью попросим у сестер, - сказал Ларри.

Полуорки переглянулись и один из них сказал: - Мы братья. Ромриг и Тромриг из рода Черного Коня. Я, Ромриг, старший. Мы - Боевые Маги, первый курс.

Ларри встал во весь рост, оказавшись практически вровень с полуорками, и представился: - Хагрилар из Рода Стального Волка, для вас - просто Ларри. Ментальный Маг, третий курс.

— «Дэйл из Каоса, Боевой Маг Земли. Третий курс, Побратим Ларри», – представился, вставший во весь свой огромный рост черный миури.

— Тут еще подумать надо, кому из нас бояться, – рассмеялся Тромриг, - вы, действительно, поможете мне с кроватью?

Очень уж эта маленькая.

— Поможем, тем более, что у второй моей сестры в комнате лишняя большая кровать. Она и ее подруга невысокие, с ними две миури, они устроили из одной большой кровати лежанку. Только, просят снять спинку и сами будете носить. Вместо нее хотят взять нашу маленькую. Диванчик будет, - объяснил парням Ларри.

— «И Дората просит со шкафом помочь», – встрял Дэйл.

— Дората? – заплясал, как боевой конь Тромриг.

— С моей сестрой-двойняшкой поселилась орчанка, - заинтриговал его Ларри.

— Конечно подвинем. Только, как кровати разобрать? Инструмента нет, - Тромриг готов был бежать прямо сейчас.

— «У меня брат на гномьем факультете. У них инструменты будут. Сейчас не успеем, выступление Авалона, потом занятия, потом обед, а вот, после обеда все сделаем и с гномами договоримся», – пообещал Дэйл.

Девушки уже познакомились и вовсю болтали. В это время, открылась дверь и в комнату заглянула симпатичная девушка. Она сразу же представилась: - Я - Лаура Орлей. Староста Левого Крыла. Я пишу список. Кто в этой комнате живет?

Лия побежала к себе. Девушки стали в ряд и отрапортовали: - Шанталь из Рода Стального Волка.

— «Дэйли из Каоса».

— «Аурика из Каоса».

— Дората из Рода Черного Медведя. У нас все места заняты, и мы закрыли двери.

— Вижу. Многие поселились вдвоем и двери закрыли. А в коридоре толпа, не знают куда селиться. А вы, откуда про двери знаете? – спросила Лаура

— Сестра сказала. Натаниэль, - объяснила Шанталь.

— Знаю ее. У нее еще Сестра-миури Лея. Она в какой комнате поселилась?

— «Соседняя и там тоже четверо», - передала Дэйли. Лаура кивнула и пошла к соседней двери. Шанталь выглянула в окно: – Все идут к центральному зданию. Наверное, скоро начало.

Дверь снова открылась и к девушкам заглянула красивая светловолосая эльфийка. Оглядев всех, она представилась: - Я - Силэри из Рода Золотой Березы, завуч отделения Магии Искусства. Я слышала, что в этой комнате есть девушки-миури.

— «Да, мы тут, – передала Дэйли, – чем можем быть полезны?»

— Понимаете, кроме вас не к кому обратиться. На первый курс нашего отделения поступила юная герцогиня Торесская. С нею две служанки. Она заняла комнату Старосты вашего крыла. Лаура перешла в соседнюю комнату. Но, есть проблема. В комнате одна кровать. Герцогиня сказала, что служанки и на полу поспят, но это противоречит правилам и принципам Академии. Не согласитесь ли вы поменять свои кровати на удобные лежанки, покрытые коврами?

Дэйли переглянулась с Аурикой, та кивнула.

— «Госпожа, мы согласны, только берите маленькие кровати. На одной большой будет спать госпожа Дората из Рода Черного Медведя, племянница Верховного Вождя Северных Орков, она девушка рослая на маленькой не поместится. А на второй будет спать госпожа Шанталь из Рода Стального Волка, внучка короля Лайэллона. Она тоже девушка не низенькая», - подпустила “шпильку” Дэйли. Эльфийка посмотрела на девушек и рассмеялась: – Племянница Верховного Вождя Орков и внучка короля Первородных. А тут, какая-то герцогинька. Благодарю. Вы, меня спасли. Отец герцогини у Авалона. Сверкает глазами и требует особых условий для высокородной госпожи. Силэри перевела взгляд на Аурику: – Ты, на каком факультете? У тебя чрезвычайно сильный талант.

— «Нимросс то же самое говорил. Я на Художественном».

— А, так это тебя Даэлар принял по протекции самого Нимросса?

— «Меня».

— Он говорил, что вы обещали какие-то книги.

— Мы успели только свитки скопировать. Книги начали, но они очень толстые. Попросили Икрика и Изю скопировать. Принесем чуть позже, – объяснила Шанталь.

— Когда успеете. Все равно другой возможности прочесть эти свитки и книги ни у кого нет.

Вошли четверо мужчин и принесли два низких широких помоста и ковры. Два небольших ковра уложили на помостах, а один, большой - в спальне. Комната сразу стала шире.

— «Возьмите один шкаф. Пусть одежду развесят. Мы - миури. У нас только несколько ошейников, на все случаи жизни. Один шкаф нужен, чтобы сложить доспехи девочек», – сказала Дэйли.

Эльфийка кивнула и один шкаф, немного закрывавший окно, забрали. Комната стала еще просторнее.

— Идите в Большой Зал. Скоро начало общего собрания.

В это время с Аурикой связался Дэйл: – «Милая, у вас вторая большая кровать свободна?»

— «Нет, к нам подселилась орчанка. Две больших заняты, а маленькие мы поменяли на два помоста. Потом расскажу. А вот Лия и Лея остались с двумя большими кроватями».

Дэйл мурлыкнул: «Моя мягонькая» и связался с Леей. Та сразу согласилась обменять большую кровать на маленькую и «сделать небольшую перестановочку». Дэйл попросил никому большую кровать не отдавать и договорился встретиться в Большом Зале Академии.

Девочки одновременно вышли в коридор и познакомили Нати, Линди и Дорату. Всей компанией поспешили в Большой Зал. Пока шли, позвали Лучара с Ворлоу и на входе с ними встретились. С миури были еще два гнома.

Большой Зал имел сиденья, расположенные ярусами. В центре возвышалась трибуна для Начальника Академии. Нати сказала, что лучше войти через первую дверь и устроиться неподалеку от трибуны. Так лучше видно и интереснее, к тому

же, преподаватели сидят в первом ряду и легче будет отыскать своего. Компания устроилась во втором ряду. С Ларри пришли два полуорка. Увидев Дорату, младший сразу же подсел к ней. Пока устраивались и знакомились, зал заполнился, и

на трибуну поднялся Авалон. Он сразу же приступил к ежегодной поздравительно-вступительной речи: - Уважаемые юноши и девушки, поздравляю вас с началом нового учебного года.

Дальше речь была стандартной, возвышенной и соответствующей моменту. Когда Авалон закончил речь, преподаватели начали подзывать своих учеников. Первыми забрали Магов Искусства. Даэлар магически усилил свой обаятельный голос, девушки завздыхали. Аурика, взмахнув хвостом, подбежала к нему. Сразу после нее подошли двое. Лунный эльф и невысокий, голубоглазый, светловолосый юноша. Через пару минут подошли гном и еще один эльф. Рядом с Даэларом встала Силэри и звучным голосом подозвала Магов Певцов. К ней подошли трое эльфов, девушка и двое юношей, еще две девушки и двое юношей и, наконец, девушка лет семнадцати-восемнадцати с надменным лицом и невзрачными редкими волосами мышиного цвета. Девушка была полновата и немного неуклюжа. Посмотрела на Аурику и с брезгливой гримасой сказала: - А это, еще, чья псина? Пошла вон, блохастая.

В этот момент у нее на носу появилась фиолетовая бородавка, уши стали похожи на ослиные, а из платья пониже спины вылез поросячий хвост. Молодежь дружно заржала. Девушка непонимающе закрутила головой и заорала: - А ну, заткнулись, холопы. Я - наследная герцогиня.

Тут же вокруг нее разлился стойкий запах навоза и начали кружиться мухи. Хохот уже начал переходить в хрипение и всхлипы. Герцогиня, унюхав амбрэ и увидев кружащихся мух, разгневанно затопала ногами и потребовала руководство Академии. Пока пошли за господином Авалоном, пока он подошел к месту происшествия в воздухе пахло розами, а девушка имела первозданный вид. Авалон выслушал гневные речи юной герцогини, скривился и пообещал разобраться.

Армали помахал руками. Он собирал третьекурсников для сдачи летнего задания. Увидев подошедшего Ларри, хмыкнул и покосился на шипящую и плюющуюся наследную герцогиню. Остальные преподаватели тоже разобрали своих учеников. Торсон увел на поле Боевых Магов. Им предстояла сдача летнего задания, о котором Шанталь понятия не имела. Решила выкручиваться на месте. Дэйл и Дэйли спокойно трусили рядом.

Первокурсники уже ушли. Лучар и Ворлоу, в компании гномов, спустились в мастерские Академии. У них был урок рудознавства. Миури оказались даже в более выгодной позиции, чем гномы. Благодаря своему остром обонянию они попросту чуяли образцы. Когда до их преподавателя это дошло, он сначала рассмеялся, а потом попросил нюхом не пользоваться.

— «Мы не сможем, как настоящие рудознатцы. Они на полет стрелы в горе металл чуют», - взвыл Лучар.

— Делайте, как можете. Даже если у вас нет такого таланта, знать вы, должны. Оказалось, что таким чутьем обладает Балин. Рыжий гном, с которым с первым подружился Ворлоу. Он даже умудрился почувствовать меч, стоявший за стеной в тренировочном зале. После переменки был урок рунического письма. Его вел седой длиннобородый гном. Говорил на кхуздуле и миури похвалили себя, что попросили гномов не говорить с ними на общем. Основы рунического письма им объяснил Генобад. В конце урока надо было вырезать на камне простую руну, обозначавшую Стихию Земля, к которой принадлежат и камни. Учитель сначала хотел освободить не имевших рук миури, но увидел, что они зажмурились и старательно пыхтят. Через пять минут оба воздохнули и часто задышали, вывесив язык и прикрыв глаза. Гном подошел к их столу. На образцах камня была выбита тонкая руна.

— Как сделали?

— «Нас научил старший брат», - ответил Лучар.

— А кто ваш брат? – не отступал гном.

— «Дэйл из Каоса. Он Боевой Маг Земли», - объснил Лучар.

— Огромный черный. Это отпечаток его лапы на втором этаже в граните красуется?

— «Его», - повесили носы друзья.

— А где вычитали?

— «В свитках дедушки, – брякнул Лучар и услышал в голове, – молчи. Дедушка, ведь, король».

Гном внимательно на них посмотрел. Их перепалку он слышал и вспомнил, что Авалон говорил о внуках короля Первородных.

— А что вы, еще интересного у дедушки вычитали?

— «Барельефы Дэйл в паре с Аурикой делают. Она – Художник, образы ему передает. Только Силы много надо. Дэйл еще по боевому искусству что-то читал. Он нас научил потому, что руны лапами мы не выбьем. Дядька Генобад сказал, что нас обязательно будут Рунному Мастерству учить. Он нас заставил весь алфавит выучить и немного показал работу Рунного Кузнеца. Мы не успели еще все выучить».

— Если показывал и учил Мастер Генобад, то мало и плохо вы знать просто не можете. А язык где учили?

— «Мы попросили гномов на общем с нами не разговаривать, вот и учили потихоньку», - отчитались миури.

— Молодцы. Я, пожалуй, включу это умение в курс. Хотя, оно и не всем доступно. Требует довольно большой Ментальной Силы.

— «Так у нас ее совсем чуть-чуть», - признался Ворлоу.

— Догадываюсь, с кем вы сравнивали. Для Рунного Мастера у вас ее более, чем достаточно. Еще не владеете ею, как надо. Вам, надо научиться восполнять резерв.

— «Ларри показывал, но мы еще не наловчились. И источник Силы здесь не видим», - объяснил Лучар.

— А его тут и нет. Хорошо. Сдаем работы. Все молодцы, идите к господину Ганхавалди. Следующий урок у него.

Аурика, вместе с остальными учениками, поднялась на самый последний этаж. И, как в сказку попала. На ее мордочке отразился восторг и Даэлар улыбнулся.

— Устраивайтесь поудобнее. Сейчас вы, должны научиться мысленно четко представлять себе, что вы, собираетесь рисовать. Прежде, чем проводить линию на бумаге, вы, должны все нарисовать в своем воображении. Представьте красивую

птицу, а я посмотрю, что у вас получилось.

Аурика сосредоточилась и вспомнила белоголового орла, которого показывал Ларри. Птица настолько нравилась девушке, что она представила ее себе, как можно четче и, сама не заметила, как создала иллюзию и отправила в полет по комнате.

— Госпожа Аурика, я рад, что вы все так четко представляете, но мы это только в конце третьего курса проходим.

— «Ой, извините. Мне просто нравится птица и я замечталась», - Аурика убрала орла и посмотрела на учителя.

— А где, вы, ее увидели?

— «Ларри показывал. Это птица из другого мира».

— То, что сделала Аурика, повторять пока не пытайтесь. Это иллюзия довольно высокого уровня, а вы - не Метальные Маги. У девушки своеобразное окружение и она сама не осознает, чем владеет. Аурика получает “отлично” и просто сидит. Господа, представляем птицу, - Даэлар заметил кучу свитков на столе Аурики, - а это, что у вас?

— «Ларри передал. То, что Нимросс рекомендовал. Свитки мы успели скопировать, а книги только начали. Возьмите себе. Вам к урокам готовиться, а я не знаю, даже, в какой последовательности учить».

Даэлар не удержался и открыл один свиток, несколько минут молчал, и вдруг воскликнул: – Здесь же умение, считающееся утерянным! Только нужно огромное количество Силы. Придется вам брать и курс Ментальной Магии. Очень уж ценные умения.

Лия и Дората вдвоем уселись за одним столом. На них все удивленно смотрели и одна девушка, не выдержав, сказала: - Разве миури может лечить?

— Поверьте, может, – вступилась за подругу Линди, собрав всю свою смелость, – она меня вылечила.

Девушки договорились, что Линди сядет рядом с невысоким худеньким эльфом с очень красивым лицом и большими мечтательными глазами. При виде орчанки все задергались, и когда с ней рядом села миури, явно расслабились. Куртэне тоже отпустило. Он ожидал возможные проблемы, но заметив явную симпатию девушек, облегченно

вздохнул, и сказал: - Сейчас мы с вами определимся с вашими способностями и Даром. Затем составим для каждого список необходимых предметов.

Лия научила Дорату ментальному общению и девушки тихонько беседовали. Эжэн услышал их тихую беседу, но поскольку общались ментально и не мешали жужжанием, решил их не трогать. Наконец очередь дошла и до них.

— Ну, болтушки, что вы выбираете?

— «Ваш курс Лекарского Искусства, Магию Зелий и Эликсиров, Магию Заклятий и Заклинаний и Ментальную Магию», – сказала Лия.

— А что есть по лекарственным растениям? – спросила Дората, – они входят в Магию Зелий?

— Нет, это отдельный курс, - пояснил Куртэне.

— Тогда берем и его, - ответила за обеих Дората.

— Вроде бы, все правильно выбрали. В процессе обучения скорректируем. А Ментальная Магия вам зачем?

— «Как управлять Силой и ее потоками? Какие Источники годятся для заживления? Я не знаю этого», - сказала Лия.

— Милая, половина наших выпускников об этом даже не задумывалась. Берите, я посмотрю на результат и, возможно, подкорректирую свой метод обучения. Имея рядом Первородных, вы, много чему можете научиться и меня еще научите, – рассмеялся Эжен. – Так, пошли дальше. Господин Сумнаи из Рода Журчащего Ручья, вы что берете?

— А можно и мне такие же? Я немного владею Силой, мама учила, но хотел бы совершенствоваться.

— Хорошо. С этим определились. Лия, а как ты управляешься с перевязками?

— Частично сама, частично мне помогают. Я тренируюсь, чтобы полностью перевязывать самой.

— И, как ты это делаешь?

— Мне дали легонькое заклинание, и я просто управляю бинтами, тампонами, могу лекарство налить или подать напиток. Я еще тренируюсь.

— Понятно. Остальным это не нужно. Я сейчас продиктую, что вы должны приобрести.

Шанталь, Дэйли и Дэйл спустились во двор вместе с остальными третьекурсниками. На них косились и посмеивались. Торсон скосил глаза. Девушка и миури шли совершенно спокойно и на подначки не реагировали. Оружия и доспехов у Шанталь не было.

Великан встал посреди поляны и сказал: - Сейчас приступим к сдаче летнего задания. Напомню, вы, должны были натренироваться создавать боевые фантомы и управлять ими. Приступим. Первая пара Шанталь и Патрик, прошу на поле.

Против Шанталь стал высокий, широкоплечий парень. Довольно правильные черты лица, густые каштановые волосы и яркие синие глаза. Патрик был симпатичен и пользовался успехом у дам. Его противником была высокая медноволосая красавица, которую он не видел на предыдущих курсах. Патрик решил попугать зазнайку и покрасоваться перед своими поклонницами. Девушка встала в невыгодную позицию, лицом к солнцу. Парень ухмыльнулся, и в небе закружился

крупный беркут. Пусть побегает. В следующую секунду потянуло холодком, из ниоткуда вылетел феникс. Он круто спикировал на беркута и через пару секунд от него осталась дымная струйка. Воздух снова начал нагреваться. Воцарилось гробовое молчание. Первым отмер Торсон: - Шанталь, засчитывается победа. Зачет сдан. Патрик, тренируешься дальше или выбираешь другого противника?

— Выбираю черного миури.

Дэйл вышел и стал напротив парня. Патрик хотел во что бы то ни стало реабилитироваться в глазах поклонниц и создал крупного быка. Бык рыл копытом землю и фыркал. Начал разбег. Навстречу ему помчался огромный, невиданный раньше зверь. Бурого цвета, похожий на быка, только крупнее с толстыми загнутыми ввверх рогами, мощными плечами, покрытыми густой шерстью и маленькими глазками. Загудела земля и быки схлестнулись. Бизон Дэйла сразу зацепил рогами быка Патрика и начал гнуть его к земле. Бык сопротивлялся. Бизон наступал и бык чуть отступил. Бизон отошел назад на пару шагов и неожиданно воткнул рога в бок быка и поднял его вверх. Раздался громкий рев. Бизон грохнул противника о землю. Земля загудела и всех слегка тряхнуло. Бык попытался встать, но бизон поднялся на дыбы и опустившись, пригвоздил его рогами к земле. Бык Патрика еще немного подергался и растаял. Бизон поднял голову и заревел. Сделал круг по поляне, сопровождавшийся стуком копыт о землю и, взревев напоследок, растаял. Перед Торсоном стояли, совершенно выдохшийся Патрик, и свежий веселый Дэйл, казалось даже, не почувствовавший нагрузки. Только перламутровое озерцо Силы, бывшее в углу двора бесследно исчезло.

— Дэйл, а что обязательно было еще и звуковые эффекты добавлять? Кстати, что это за зверь? – спросил Торсон.

— «Конечно, так красивее. Это бизон. Он из другого мира. Один друг показал».

— А ты, на Ментального Мага учиться не хочешь?

— «Да вы что, господин Торсон, у меня же и Силы толком нет. Я - Маг Земли и у меня большие планы. К тому же, големы выходят корявые и слабые, их Дэйли за две секунды разносит. А мы, когда их будем проходить?»

— Чуть позже. Зачет. Патрик, отдохни, и еще попробуешь.

Зачет потек своим чередом. Дэйли лежала на травке, ее старательно обходили. В результате против нее стал один из преподавателей. Гладко выбритый мужчина лет сорока в черной кожаной одежде. Он создал крупного медведя. Дэйли тоже постаралась оказаться на солнце и на медведя спикировал феникс. Начался бой. Медведь размахивал лапами и если попадал, то начинал дымиться. Бой затягивался, ощутимопохолодало. Вдруг феникс пропал. Медведь остановился. В ту же секунду из ниоткуда вынырнул феникс и вцепился ему в морду. Повалил дым, трава чуть подернулась инеем.

— Все, зачет, а то мы в ледышки превратимся. Дэйли, убирай феникса.

— Госпожа, мое имя Теодорих Ламбертон. Я веду курс Некромантии. Я сейчас видел, как вы закачивали в фантом чистую Силу Стихии. Кто вас научил?

— Господин, учил мой брат-двойняшка Ларри, – сказала подошедшая Шанталь, - он Ментальный Маг и тоже учится в Академии. Сейчас у него урок у господина Армали.

— А к какому Роду вы принадлежите? Ты, вроде бы и похожа на эльфа, но есть еще что-то.

— Я на прабабку похожа. Мы из Рода Стального Волка и почти эльфы. Дэйли - моя Сестра-миури.

— А кем вы, приходитесь королю Лайэллону?

— Правнуки.

— У брата Дар уже открылся?

— Да, он Переходящий.

— Лайэллон жив, двух Переходящих с одним Даром быть не может. Значит… О!!! Такое везенье, лишь бы он согласился! – Теодорих помчался в сторону внутреннего двора, где сдавали зачет Ментальные Маги.

Торсон хмыкнул и сказал: – Патрик, я ставлю тебе зачет. Драка с двумя Боевыми Магами, меряющимися Силой с королем Первородных, тебе не по зубам. Все. Следующее занятие – фехтование. Вернитесь в свои комнаты и через полчаса приходите сюда с оружием. Доспехи одевать. Миури, что с вами?

— «У нас есть мифриловые защитные пластины и мы вполне можем сражаться с вооруженным противником», – ответил Дэйл.

— Опять бизон и феникс?

— «Нет, мы еще что-нибудь придумаем», – сказала Дэйли.

Ларри шел вместе со всеми во внутренний двор, где будет проходить урок Магии Иллюзий. О задании на лето парень услышал пять минут назад, и думал, как ему выкрутиться. Иллюзию он создаст, но он понятия не имел, какую надо. Встал в конец очереди, надо посмотреть, что другие будут показывать. Армали открыл список и начал вызывать. Первым вызвали невысокого худенького лунного эльфа. Он смотрелся, как мальчик, хотя, был старше остальных. Эльф сосредоточился и все увидели красивую лесную поляну, залитую солнечным светом, порхали бабочки, журчал ручей, через поляну прошел олень. Иллюзия была слабенькая, довольно плоская и тусклая. К удивлению Ларри, эльф получил зачет. После него вышел невысокий, черноволосый и черноглазый парень в своеобразной одежде. Он показал море, ко-

рабли, кричали чайки и ярко светило солнце. Парень тоже получил зачет. После парня вышла тоненькая эльфийка. Она показала зимний лес. И также получила зачет. У Ларри потихоньку отвисала челюсть. За такую иллюзию дед бы его просто высмеял. В это время его вызвал Армали: - Ларри, покажи какое-то место, которое ты посещал и которое тебе запомнилось.

Ларри задумался, и вот в утренней дымке проступили очертания города. Приблизились первые строения. Небольшие дома, как бы выращенные из деревьев, стало тепло и запахло нагретой зеленью и цветами. Дома расступились, взгляду открылась площадь, в центре которой бил фонтан. Повеяло прохладой, зажурчали струи воды. В увитой плющом беседке виднелось лицо очаровательной девушки. Через площадь прошло несколько эльфов в одежде старинного покроя. Прошел маг, возле которого бежал волк. Площадь с фонтаном осталась позади. На деревьях замелькали фонарики и светлячки. Вечерело, взглядам предстал величественный дворец, освещенный изнутри. Слышалась тихая музыка, гул голосов. Окончательно стемнело и по небу разлился Небесный Огонь. Видение пропало.

— Это же Аркоресс! – воскликнул Армали, - и вы, передаете ощущения, звуки, запахи!

— А что в этом странного? – спросил Ларри.

— Это же сколько Силы нужно закачать!

— Так, я же не свою. У вас тут столько Источников, что можно весь день иллюзии создавать, – рассмеялся Ларри.

— Вы что, перенаправляете Силу?

— Конечно, перенаправить Силу из Источника намного легче, чем затрачивать свой резерв.

Армали уставился на Ларри, а тот на него. В это момент подбежал Теодорих: - Я все видел, господин, не согласитесь ли вы записаться намой курс? – и выжидающе посмотрел на Ларри.

— А что, вы, ведете?

— Некромантию. У меня всего три ученика. Правда, третий курс, но мне кажется, что для вас это не проблема.

— Хм. Я почти ничего не знаю. Закачивать Силу Смерти мне не нужно, я и так Источник найду. Управлять умертвиями не могу. Заклинание знаю всего одно, но не пользовался. Не рискнул без наставника.

— Господин, если не секрет, ваш Дар Первородного. Вы, уже пользовались им?

— Да. Трижды.

— И как?

— Все живы.

— Значит, я не ошибся. Если вы смогли вернуть, то обладаете громадным потенциалом. А вы, не хотите обучиться управлению и защите?

— Вот, думаю. Наверное, надо. Если столкнусь с нежитью, то не смогу с ней совладать. Я не знаю заклинаний, способов борьбы или управления. Мы одного вампира вчетвером еле упокоили.

— Где вы, его только нашли?!

— Он сам нас нашел. Быстрый и живучий, гад. Его серебро замедлило. Убил я его только потому, что меч у меня … своеобразный. То, что осталось сожгли и закопали. Остальное Белое Безмолвие докончило.

— А он на солнце дымил?

— Нет, но старался не отсвечивать сильно.

— Старший вампир! И вы, его убили?!

— Он выбора не оставил.

— Господин, а вы не могли бы пройти со мной на академическое кладбище? Проверить ваше заклинание?

— Ну, это господину Армали решать.

Теодорих молитвенно сложил руки и посмотрел на Армали. Эльф рассмеялся: - Попробуйте, я знаю, что Авалон грозится закрыть ваш курс. Как не популярный, а вернее, просто боятся. Ларри, зачтено. Идите, экспериментируйте, только, чтобы за скелетами по двору не гонялись.

Теодорих расцвел и сделал приглашающий жест рукой. Глаза остальных учащихся уже были круглыми, после иллюзии Ларри. Теперь же, еще и челюсти упали. Некромантов боялись. Сильно. Ученик и преподаватель пошли в сторону здания Академии, обошли его, прошли еще довольно много и оказались на небольшом кладбище.

— Здесь покоится учебный материал, - объяснил Теодорих. Пробуй свое заклинание, а я подстрахую.

Ларри вспомнил заклинание из свитка деда и умение управления. Сосредоточился, направил в Заклинание Призыва побольше Силы. Неподалеку он заметил небольшой шар Силы Источника. Сосредоточился и произнес Призыв, одновременно стараясь ощутить в своей правой руке крепкую цепь. Сначала ничего не происходило, вдруг, земля дрогнула и из-под небольшого холмика по правую руку от Ларри показался голый череп, потом шея, плечи. Ларри накинул цепь и слегка потянул. Скелет встал во весь рост, затем, на одно колено: – Приказывай, Господин, – прозвучал тихий, ни на что не похожий голос.

— Мне пока ничего и не надо. Я заклинание пробовал. Прошу простить за нарушение покоя, - Ларри старательно вспоминал формулу возврата. Кажется, вспомнил: - Я признаю себя твоим Господином и отпускаю. Отдыхай, – одновременно снял с шеи призрака цепь. Скелет вернулся на свое место, а Ларри развеял цепь и вытер со лба пот, - вроде бы вышло. Даже удержать смог. Господин Теодорих, стоит ли со мной возиться?

— Стоит ли возиться!!! Да вы, хоть понимаете, что вас только что признал Господином призрак старого некроманта Некропулоса?! Что у вас за заклинание? И Цепь. Впервые вижу такое. Срочно объясните, а то я сейчас скончаюсь от любопытства и вам придется за мной бежать! – некромант аж приплясывал на месте.

— Вы, знаете?

— Конечно, Переходящий За Грань. Встретить Первородного с таким Даром в Академии. Даже мечтать не мог, – Теодорих весь светился.

Ларри вслух проговорил Заклинание Призыва, на этот раз совершенно не вкладывая Силу. Создал Цепь. Взмахнул ею пару раз и убрал. Прочел Заклинание Возврата.

— Где вы его взяли? Почему на эльфероне? Впервые слышу такое и формула “по моим силам” великолепно страхует от вызова того, кого не сможешь удержать. Вы, позволите включить его в курс?

— Позволю. Разрешение напишу, только я полное ваше имя не знаю.

— Теодорих Ламбертон. Некромант, завкафедрой Некромантии и Призыва Духов. А откуда, вы, знаете, как писать?

— А я для Армали уже писал на несколько заклинаний. Это заклинание в моем Гримуаре записано, и я могу писать разрешение. Нарыл я его у деда в библиотеке. Там на свитке много, чего есть. Я его скопировал себе. Могу вам дать, только верните, или скопирую его вам. Это легко, но только нужен свиток такого же размера. Он длинный очень. Мы восстанавливали деду полуистлевшие свитки, и он там был. Дед даже удивился, не ожидал у эльфов таких умений, - объяснил Ларри.

— Так это свиток Первородных! Это же мечта. Нет, даже мечтать не мог, не знал о таком. А где он?

— В комнате. В сумке, только все не разобрано. Со мной живут два полуорка и у нас с кроватью проблема. Я вечером скопирую и отдам вам завтра. А это заклинание, — вот тут, со мной, я Гримуар с собой прихватил, на всякий случай.

— Пойдем ко мне на кафедру. Напишу прошение и ваше заявление приложу. У вас спаренный урок, я отпрошу вас у Армали, - Теодорих приплясывал на месте от нетерпения.

— Вот он смеяться будет, - хмыкнул Ларри.

— Пусть смеется.

Преподаватель и ученик пошли в сторону Академии. Пока шли, Теодорих был очень убедителен. Поэтому, сначала зашли в комнату. Ларри вынул сумку, порылся в ней и нашел свиток. Открыл – тот самый. После этого пошли на кафедру. Теодорих развернул свиток, на пару минут выпал из действительности. Побежал в кабинет и поманил за собой Ларри. Тот нашел подходящий свиток. Положил их рядом и, прочитав коротенькое заклинание, попросту “сдул” весь текст. Некромант пришел в восторг. Ларри продиктовал все популярные заклинания. На радостях Теодорих достал бутылку вина и тарелочку с подсохшим сыром. Закрепили успех в изучении и слегка расслабились. Теодорих снобом не был, и преподаватель с учеником быстро сдружились. Ларри спросил, преподают ли в Академии создание портала? Теодорих аж подпрыгнул: – Вы создаете?

— Учусь. Деду вечно некогда, он мне немного показал, сказал, дальше ройся в библиотеке и пробуй сам. Что непонятно – помогу.

— А открыть здесь сможете?

Ларри пожал плечами. Он толком еще не ел, выпил вино на голодный желудок, подсохший сыр не в счет. Это придало парню смелости.

— Попробую, только, не вздумай лезть. Мои порталы не устойчивы, и я результат не гарантирую. Вот, пробую, - раздался треск и посреди комнаты появилась прореха в пространстве, в которой виднелся круглый стол и лицо удивленного эльфа. Ларри быстренько закрыл портал и слегка протрезвел: - Я к деду на Заседание Совета вломился. Он, обычно, с утра своих строит, а сейчас полдень. Хоть бы, они его не довели перед этим до белого каления.

— Может не заметили?

— Эльф очень уж странный вид имел.

Ничего не происходило и оба слегка поуспокоились. Договорились, что Ларри потренируется и они сбегают в библиотеку Каоса и обратно. Уже собирались расходиться, как раздался треск и вошел Лайэллон.

— Ларри, что это было? Бедолаге казначею померещился мой покойный брат. Кстати, почему Зал Совета? В мою комнату бы открыл.

— Запомнился он мне. Там стол огромный такой. А как, ты, узнал, где я? Время, ведь прошло.

— Потом объясню. Научил на свою голову. И до чего на меня, шельмец, похож. Вечно оказываешься там, где не надо. Кстати, а что вы пьете? – спросил король.

Ларри продемонстрировал этикетку: – Налить?

— Лей, а закусить?

Теодорих скромно пододвинул к королю тарелочку с двумя сиротливо лежащими ломтиками засохшего сыра. Вынул из шкафа еще один чистый стакан и вылил все оставшееся вино.

Король выпил полстакана, вздохнул, пожевал кусочек сыра и спросил: – А что вы обмываете?

Ему рассказали о нехватке учеников на факультете, об угрозе Авалона и подъеме Некропулоса. Король задумался, потом сказал: - В конце концов, нет гарантии, что твоим противником не окажется некромант. Я тут тебя ничему не научу, наоборот, сам у тебя поучусь. Мне кажется, в нашем деле будет много трупов.

Тут открылась дверь и раздался голос Авалона: - Теодорих, Ларри у тебя? Высокий черноволосый парень, похожий на короля солнечных эльфов.

— У меня, и король у меня.

В дверях показалась физиономия Начальника Академии, с начавшей отвисать челюстью.

— Ты, зачем решил факультет закрыть? Всякую чушь преподаете, а то, что надо, закрываете. Конечно, некроманты будут заламывать цены за свои услуги. Их почти нет. А работа, есть, – король приглашающе указал на свободный стул.

— Как хорошо, что вы здесь. Не закрою я его. Набрал он нужное число учеников. У ваших внуков есть титул “Сиятельный”?

Все посмотрели на Ларри. Парень удивился: - Откуда? Отец – простой Хранитель.

— Вам надо его получить, - заявил Авалон.

— А что за срочность? – спросил Лайэллон.

— В этом году у меня двое Сиятельных. Сиятельная герцогиня Торесская и Сиятельный герцог Кастертон, - объяснил Начальник Академии.

— Байстрюк Владыки? – брякнул подвыпивший некромант.

Король заржал: – Авалон, тебе что, два Сиятельных геморроя мало?

— Твои внуки хоть адекватные и я, в случае чего, могу сослаться, что не могу не уделять им внимание и не оказывать честь. К тому же, одновременное обучение троих Сиятельных очень повысит статус Академии.

— И денежные вливания, - прокомментировал Теодорх.

— Пятерых. Еще Шанталь и Натаниэль, – встрял Ларри.

Авалон аж выше стал, словно Академия уже получила желанный статус.

— Как же его получать? У себя, я бы приказал подготовить Указ, подмахнул, и вечером вы бы стали Сиятельными. А что делать в Междугорьи? У вас земли есть? Чей Каос?

— Совета Старейшин, – ответил Ларри.

Авалон задумался. Потом воспарянул духом: - Надо, чтобы вас наградили землей за заслуги перед Междугорьем. Вам же вручали что-то?

— Деньги и грамоту. Прадед был простым служакой. Волк – это кличка. Когда дед женился, взял Род жены, - пояснил Ларри.

— Я сам на этом настоял. Дал название своего Рода, – заявил король.

— Так это же просто великолепно. Всего лишь надо, чтобы Хагир написал прошение на имя Владыки. Дед не может, по статусу, король Первородных выше, чем Владыка Междугорья.

В этом месте у Теодориха окончательно отвисла челюсть.

— Вы, Сиятельный Господин, должны засвидетельствовать, что являетесь Родоначальником Рода Стального Волка, – сказал Авалон.

— Родоначальник – Волк, – заявил Ларри, – вот пусть, он и пишет.

Авалон и Теодорих уставились на парня, потом на короля. Первым отмер Авалон: - Какой Волк? Ваш тотем? Разве это не миф?

— Вы, ему это скажите, – буркнул Лайэллон, – ругани будет.

В этот момент в комнате появился Стальной Волк: – У кого сомнения? Кстати, как прошел первый день?

— Да вот, еще идет, – Ларри обвел рукой стол с остатками сыра и пустой бутылкой.

— И что за проблема у вас? – спросил Стальной Волк.

— Оказывается, мы Сиятельные, а у нас ни земли, ни титула, – сказал Ларри, – вот, думаем.

— Как, нет титула? Ты же, наследный принц. Вернее, наследная принцесса - Маюми. Но, у вас тоже должен быть титул. Вы - прямые потомки короля! – заявил Волк, встряхнулся и принял “пушистый” облик. Авалон и Теодорих выглядели слегка обалдевшими. Авалон первым пришел в себя и сказал: – Все-таки, я считаю, что писать должен Хагир, а свидетельствует Лайэллон. Хагир может отнести прошение. Вместе понесем. Что не по чину королю, то по чину Хранителю. Пусть просит Каос в собственность и наследное владение. Без земли, одну крепость, правила не разрешают передавать особе королевской крови. Кстати, подумайте над гербом и девизом.

— Герб Аурике закажем. А вот девиз надо придумывать.

— Символ, однозначно, Волк. А вот фон? – задумался король, – у эльфов нет такой ерунды.

— Каос и на его фоне стоящий волк, - предложил Ларри, – над девизом, надо думать. Отца еще озадачим.

— Хорошо. Я помогу. Меня самого задело, что мой прямой и ближайший потомок – безземельный Хранитель, – заявил король, – примерный образец есть? Я сейчас перейду в Каос и подумаем, к тому же, я еще сегодня не ел. Кстати, умельцы, вы можете Таэритрона вызвать? Спрошу, где деньги дел и куда зарыл слитки.

— У меня Силы не хватит. Ваш брат был сильнейшим магом, – проблеял Теодорих.

— Сильнейшим аферистом он был, вместе с прохиндеем Силнаи! – рявкнул Волк. Зуб у него был на старого прохвоста.

— А мы зачем здесь сидим? Мы вдвоем Академию подвинуть можем. Начинай, а Силу я тебе подкачаю, только, много не хапай, а то лопнешь, – расхохотался король.

И Завкафедрой Некромантии приступил к вызову. Ларри смотрел в оба глаза. Это умение точно может пригодиться. Король дотронулся до плеча Теодориха, но не подрасчитал и у бедолаги волосы дыбом встали. Некромант пыхтел, старался, ругался, но ничего не происходило. Возник какой-то дух и почти сразу был отправлен назад. Теодорих почесал затылок:

— Странно. Все работает, а ваш брат не реагирует. Даже, если он чрезвычайно силен, должен откликнуться. Я рискнул, и применил самое мощное заклинание. Если я не справлюсь, Ларри своей Цепью удержит. Вызвал нашего подопытного – сразу явился. А вы, уверены, что брат мертв? Помню, случай был, мужик жену вызывал, спросить, где деньги. Тоже вызвать никак не могли. Оказалось, она смерть инсценировала и сбежала вместе с деньгами и любовником, – Теодорих вопросительно уставился на короля.

— Его вампир красиво застрелил. В сердце и в голову выстрелил, – ответил король.

— Стрелой? – спросил некромант.

— Нет. Нет в этом мире такого оружия, но поверь, убивает оно сразу и окончательно, - объяснил Лайэллон.

Ларри вздохнул и сказал: - Дед, а если допустить, что Таэритрон остался жив, то многое становится на свои места.

— Надо подумать. Сейчас поедим и подумаем. Нарисуете герб и придумаете девиз. Я - в Каос. Кстати, где образец, как писать? – спросил король.

— Вот. Возьмите. Я набросал, и когда все будет готово, пусть Хранитель приходит ко мне. Вместе пойдем. Я решу вопрос с аудиенцией, - ответил Авалон.

— Я к вам приду. Для поддержки, пусть Хагир просто подумает, и я услышу, – заявил Волк.

— Сестрам можно говорить? – спросил Ларри.

— Конечно, и подумайте над девизом и гербом. Передадите мне, если придумаете, – сказал Лайэллон и встал.

Остальные встали тоже. Все-таки, сидеть, когда король стоит – признак дурного воспитания. Лайэллон попрощался и открыл портал, откуда повеяло аппетитным запахом жаркого, шагнул внутрь, за ним прыгнул Волк, и портал с шорохом закрылся. Ларри тоже попрощался и пошел на остаток урока. Нужно узнать, какие учебники брать и какой следующий урок. Авалон остался побеседовать с Теодорихом.

Шанталь, Дэйл и Дэйли вместе со всеми пришли на урок боевой подготовки. До морозов занятия проходили во дворе. Во время морозов, кстати, тоже. Шанталь одела мифриловые доспехи Анкалимэ и взяла “Молнию”.

Торсон разбил их на пары. Противницей Шанталь стала cолнечная эльфийка. Высокая брюнетка с красивыми карими глазами. Девушки поклонились друг другу и эльфийка сделала выпад. Шанталь отбила. Обоих начинали учить Танцу Мечей. Именно, что начинали. Баинлот молча смотрела на них. Эльфийка спросила: - А что у тебя за меч? Почему доспехи с узором королевского дома?

— Меч не этого мира. Это “Молния”. Он тебе не опасен. Ты - девушка, а меч сжигает только мужчин. Я, разве что, оцарапать тебя могу, – девушка резко взмахнула мечом. Он вспыхнул, посветлел и стал похож на застывшее пламя. Прокатилась волна жара. Меч погас и принял первозданный вид. У Торсона, наблюдавшего за метаморфозами меча и слышавшего слова Шанталь, появилось предположение.

— А доспехи? – напомнила эльфийка.

— Это доспехи Анкалимэ. Дед сказал, носи. Ну, я и ношу.

Эльфийка всмотрелась в нее и спросила: – Так это ты, танцевала с королем на Балу в День Весеннего Равноденствия?

— Я, а что?

— Мы головы себе сломали в попытке вычислить жену короля. Или любовницу. А он с внучкой танцевал. Как все просто, оказывается.

Баинлот устала смотреть на их попытки и сказала: - Девушки, встали напротив меня и внимательно смотрим. Я буду вас учить. Не могу больше смотреть, как уродуют высокое искусство. В конце концов, вы обе Первородные и никто меня на Дуэль Чести за обучение не вызовет.

— А кто вас может вызвать? – спросила Шанталь.

— Король.

— Он точно не вызовет. Еще и поблагодарит, одной головной болью стало меньше, - фыркнула Шанталь.

И девушки начали старательно повторять движения. Торсон наблюдал за ними и, в какой-то момент, подозрение переросло в уверенность. Он понял, на кого похожа внучка короля.

— Шанталь, кто в твоем роду валькирия?

— Прабабушка. Ее Гондукк зовут. Она полюбила прадеда Валмира, и у них родился сын Сигурд. Мой дедушка. Я на нее похожа. Она во сне ко мне приходила. Рассказала все и про “Молнию” рассказала. Ее Один наказал. Она теперь просто смертная женщина.

— Я - сын Тора и смертной женщины. Внук Одина. В какой-то степени, брат твоего деда. Валькирии, ведь, дочери Одина. Кстати, на родственные поблажки не надейся.

— Поняла. Я их и не прошу, - вскинула голову Шанталь.

— Ну, да. Гордость не позволяет, - улыбнулся Торсон.

В это время, наметилось оживление. Один из парней вызвал на бой Дэйла. Он решил, что миури не будет применять магию, а в бою против мечника сражаться не сможет. Торсон быстро пошел к ним. В этот момент, парень замахнулся мечом и попытался ударить Дэйла. Миури подпустил его почти вплотную и, чуть приподнявшись на задних лапах, схватил зубами за кисть руки, державшей меч. Дернул руку вперед и вниз к тому же, еще и резко крутанул вбок. Парень перелетел через голову и грохнулся об землю на спину. Дэйл молниеносно поставил лапы на кисти обеих рук и щелкнул клыками возле горла. Парень побелел. Дэйли проделала со своим противником практически, то же самое. Торсон спросил: - А в реальном бою?

— «А в реальном, они до нас не добегут», – в эту же секунду раскрылась трещина в земле и из нее вырвался столб пламени. Края трещины сразу сомкнулись.

— Ясно. Это учебная тренировка. А что, вы, еще можете? Керри, нападай.

На Дэйла пошел с поднятым мечом рослый парень. Миури поднырнул под руку и, когда парень оказался почти рядом, резко бросился ему под ноги, а потом поднялся на задние лапы. Естественно, парень покатился по земле. За эти всем наблюдал невысокий, худощавый мужчина. Явно, житель ханьской империи. Он подошел к миури и сказал: - Я предлагаю вам брать у меня уроки рукопашного боя. Все игнорируют это умение, а оно может спасти жизнь. Кто вас учил?

— Мой отец. Он - Боевой Маг, – сказала Шанталь, – можно, и мы с братом запишемся?

— Считайте, что вы записаны. Я вывешу свое расписание на кафедре.

— Благодарю. Мы все придем.

Аурика и Дэйл бродили по огромной библиотеке Академии. Даэлар дал список книг и свитков. Сказал, что пока он разберется с тем, что принесла Аурика, учиться они будут по тому, что уже есть. Дэйл собирался посмотреть, что есть по управлению Стихией Земли. К ним подошел грустный гоблин в одежде библиотекаря: - Что ищут господа?

— Вот, тут целый список, – Аурика повела носом и в руку библиотекаря опустился довольно длинный список. Гоблин вздохнул, и на кончике носа повисла слезинка.

— «Что с вами случилось?» – миури, чувствительные к чужим эмоциям, подошли поближе. Гоблин задумчиво погладил густую, пушистую шерсть Аурики. Дэйл был слишком огромен для него. Уткнулся носом в шубку миури и разрыдался. К ним подошли Шанталь и Ларри. Позади маячили Дората и два полуорка.

— Мне сказали, что мой младший брат погиб. Сгорел. Он работал в библиотеке Аркоресса, - гоблин снова захлюпал носом. Шанталь и Ларри переглянулись, перешли на мыслеречь: – «Надо ему сказать», - предложила Шанталь

— «Лучше, пусть не знает, а то, к нам в Каос явятся, Хотя, можно сказать, что брат жив, но наложить блок на память. Чтобы не помнил, кто», - сказал Ларри.

— «А так можно?» – спросила девушка.

— «Сделаю», - парень повернулся к гоблину, - господин?

— Иквик, – хлюпнул носом гоблин.

— Господин Иквик, а как вашего брата зовут?

— Икрик, господин.

— Успокойся, твой брат жив. Спит на мягкой постели, вкусно ест и курит ароматный табак. Он сейчас работает в о-о-очень захламленной большой библиотеке.

— Значит, он просто счастлив, – заулыбался маленький библиотекарь, обвел взглядом двух эльфов, четверых миури, двух гномов, орчанку, двух девушек и двух полуорков. Все стояли вокруг и сочувственно на него смотрели. Перевел взгляд на парня: - А откуда вы знаете, что он жив? С ним можно поговорить?

— Нет, поговорить нельзя, - ответил парень.

Иквик почувствовал, что очень хочет спать, зевнул. Опомнился, что он на работе. Вспомнил, что ему приснилось, будто бы брат сгорел. Он аж ушами дернул, привидится же такое. Брат далеко, но они встретятся и поговорят. Сейчас надо помочь этим молодым людям, которые столпились вокруг него. Посмотрел на список, зажатый в узкой ладошке и сказал: - Господа. Я попытаюсь всем все найти, – взял еще один список, протянутый орчанкой и поморщился. С надеждой посмотрел на высокого эльфа и двух мощных полуорков: - Я могу рассчитывать на вашу помощь? - все синхронно кивнули, - Большой Анатомический Атлас Разумных Рас находится во-о-он на той полке, – и худой палец гоблина с острым, загнутым ногтем на конце, указал на толстенный фолиант, лежащий на самой верхней полке, где-то на пару локтей выше голов полуорков. Гномы проследили за его указующим перстом и присвистнули. Ларри хмыкнул, кивнул полуорку: - Тромриг, лови! – толстенный том выдвинулся с полки, развернулся в воздухе и плашмя шмякнулся на две подставленные ладони полуорка. Тот аж крякнул, когда его лопатообразные ладошки приняли на себя вес фолианта.

— И как его девушки носить будут? – Тромриг задумчиво посмотрел на стоящих возле Дораты девушек и подошедшую Лию.

— Предлагаю, принести в нашу комнату, а когда понадобится, кто-то из парней будет его переносить. Дората еще способна с ним управиться, а вот остальным это будет не под силу, – Шанталь задумчиво посмотрела на Атлас Анатомии и прочая.

После этого Иквик достал остальные книги для лекарей. Книги по Магии Искусства были в другом месте. Ларри и полуорки мужественно ходили за гоблином, пока не достали все, что требуется. В благодарность маленький библиотекарь пошел куда-то в другую комнату и вынес толстую, очень старую книгу. На обложке на эльфероне было выведено “Повелитель Душ”.

— Благодарю за помощь, – и протянул Ларри книгу, – кроме вас, с ней никто не управится, разве что, король Лайэллон. Даже Теодорих не рискнул. Ваш Дар. Там есть, кое-что. Или, вы сможете вызвать того, кто имел такой же Дар, - постоял, подумал и снова пошел в хранилище. Вернулся с довольно толстым свитком и протянул его Дэйлу: – Это свиток для Боевых Магов Земли. Наши им не пользуются. Силенок не хватает. Ты, сможешь. Там описано, как подключиться к Силе самой земли, камня, песка и того, что из них сделано. Давно я не видел Крушителя Гор.

Дэйл слегка оторопел, но свиток взял и поблагодарил.

— А для нас у вас ничего нет? – спросила Шанталь. Стоящая рядом Дэйли наклонила набок голову.

Гоблин задумался. Его глаза неуловимо изменились и в них появился красный огонек. Когда он потух, гоблин поклонился, и сказал: - Первородные. Повелитель Душ и Саламандра. И чему, интересно, наши смогут вас научить? Огненный Дэв, воплощение в миури. Впервые такое вижу. Кажется, что-то припоминаю. Все равно, никто не пользуется.

Иквик снова побежал в хранилище. Не было его довольно долго. Библиотекарь принес небольшую книгу и протянул Шанталь: – Я открыть не могу. Последний, кто пытался ее открыть, был Магистр Боевой Магии Стихии Огня. Его веником на совок смели. Возьми книгу и подумай, что ты, хочешь ее открыть.

Шанталь взяла книгу и собралась открывать. Книга вспыхнула ярко-алым пламенем, а когда оно опало, то на запястье

Шанталь красовалась небольшая оранжевая ящерка. На обложке книги появился выложенный из огневика силуэт такой же ящерки. Ящерка на запястье Шанталь шевельнулась и подняла головку.

— Привет. Меня зовут Аялинэ Ша Л Агни, можно просто Ая. А тебя?

— Шанталь из Рода Стального Волка.

— Внучка Лаялинэ Ша Л Агни?

— Ты, наверное, имеешь в виду прабабушку моего прадедушки Лайэллона? Мать его деда Лайстиндера?

— Как много времени прошло! Я ее сестра. Мне крупно не повезло. Своими проделками я разозлила одного из Высших, и он наказал меня, приставив охранять “Огненную Книгу” и, обязав помогать тем из Рода Стального Волка, кто унаследует Сущность Саламандры. Теперь, я твоя помощница. Я все время буду на твоем запястье и, если надо, буду помогать тебе. А почему я все время чувствую капельку силы Огненого Дэва? С кем еще успели согрешить любвеобильные потомки Волка?

— Ни с кем. Ты, чувствуешь присутствие моей Сестры. Мы приносили Клятву Крови и у нас в жилах течет капля крови друг друга. Вот она стоит. Это миури, - Шанталь протянула руку к Дэйли. Саламандра перебежала с запястья на ладонь и поставила передние лапки на нос Дэйли. Та сморщила нос и чихнула.

— «У тебя лапки щекочут», – услышала Ая девичий голос, звучащий в голове.

— А у тебе шерсть мягкая такая. Я никогда не могла прикоснуться к животному. Сожгу сразу.

— «По мне, хоть бегай», – рассмеялась Дэйли. Ая перебежала на нос миури, пробежалась по спине, ее узкая головка вынырнула из густой шерсти Дэйли: - Ой, как мне понравилось. А можно, я на тебе спать буду?

— «Спи, только не заблудись».

— Благодарю тебя. Я пока переберусь к Шанталь. Мне обвыкнуться надо, – и ящерка перебежала с головы миури на подставленную ладонь девушки, обвилась вокруг ее запястья и сверкнула изумрудными глазами, – вот теперь, я готова к новым приключениям.

— Не потерял я нюх, – рассмеялся Иквик, – господин, теперь вы. Откройте книгу.

— Я ее, вообще-то, уже читаю, – Ларри показал библиотекарю раскрытую книгу.

— М-да. Последним ее пытался читать Магистр Некромантии Некропулос. Теперь он служит учебным пособием на академическом кладбище, если я не ошибаюсь?

— Нет, не ошибаетесь. Я его случайно призвал, так что, точно знаю, он там.

Двойняшки, слегка обалдевшие от всего услышанного, поблагодарили Иквика и пошли в свои комнаты. Оставить книги и бегом на обед. Ларри хмыкнул: - Мы их посреди коридора положить можем, все равно никто не возьмет.

— Лучше не надо. Проблем много будет, - отсоветовала ему Шанталь. Почти бегом пошли к себе. Оставили книги и побежали на обед.


Глава 11. Первая вечеринка и первый скандал.

Все уже были в Обеденном Зале. Возле одной из стен стоял длинный стол. На одной стороне этого стола стоял ряд мисок. Места миури. Рядом с Ворлоу и Лучаром сидели Хорса и Балин. Рядом с Линди и Натаниэль сидел невысокий худенький эльф. Возле них было три пустых места. С другой стороны, возле Аурики, были два пустых места и с края стола сидели полуорки. Возле пустых мест, так же с края, сидела Дората. Шанталь и Ларри заняли свои места, Дэйл и Дэйли свои, и на-чали есть. Все перешучивались, в красках описывали перенос Атласа Анатомии и попытку Линди его поднять. Аурика заметила ящерку на запястье Шанталь. Пришлось все объяснить, тем более, что никакой секретной информации не было. Почти закончили обед, когда к их столу подошел высокий солнечный эльф. Он церемонно поклонился, Ларри встал, тоже поклонился и спросил, что привело его к их столу.

— Фирдримм‘Кан из Рода Воинов Воздуха, – представился эльф компании, – лучше просто Кан. Я вижу, что вы почти все высокие и из разговора понял, что живете вместе. Как вы, решили вопрос с кроватями. Я вытянул по жребию короткую и теперь немного расстроен. Спать скрючившись, как-то не хочется, - объяснил эльф.

Прислушивавшиеся к разговору гномы и миури внесли предложение, от имени всех говорил Хорса: - У нас есть длинная кровать, которую мы бы охотно поменяли на короткую. Поставим ее в зале, как диван. Инструменты есть. Сейчас именно кроватным вопросом и будем заниматься.

— Вы, спасли меня. Переносить кровати, разбирать, я на все согласен, – эльф аж расцвел. Договорились, что он освободит проход, узнали номер комнаты и крыло. Занялись перестановкой и обменом кроватей. Зимние вещи полуорки отнесли к гномам и миури, арендовав у них два шкафа. Расплатились двумя кисетами табака и большой флягой орочьего самогона.

Эльф счастливо обживал большую кровать. Его маленькую установили в зале, подвинув кресло. Ларри и полуорки расста-

вили свои кровати, устроив Дэйла в зале, чему он был несказанно рад. Парни все курили трубки, а нюхать дым мохнатый эстет был не намерен. Помогли девочкам с перестановкой и закончив все дела собрались в Ремесленный квартал Златограда. Купить то, что было нужно для обучения. Компания состояла из двойняшек, их Побратимов, Лии, Аурики, Дораты, полуорков, обоих гномов, Лучара и Ворлоу. К Линди сразу же подбежал Сумнаи, и взъерошенным волчонком покосился на полуорков. Увидев, что клыкастые не обращают никакого внимания на “его” даму, поуспокоился. На выходе из Академии к ним присоединился эльф, менявший кровать.

— Можно, я с вами? Я родом из Заповедного Леса Тысячи Дубов. В Междугорьи я никогда не был. В Златограде тоже. Сюда перешел через Ворота гномов Подгорья Драконьего Хребта. За умеренную плату, разумеется. Мне нужно кое-что купить. Деньги есть, а город не знаю, - Кан выжидающе посмотрел на компанию. Все переглянулись и Ларри, который почему-то стал неформальным лидером компании, кивнул: – Пошли. Вместе веселее будет. Сейчас все всем купим, возьмем не-

много вина и отметим первый день учебы и наше знакомство. Кан, смутившись, сказал, что вино он еще не пил. Ему только двадцать шесть лет. Ребенок, по меркам эльфийского народа. Ларри сказал, что начинать когда-то надо. Эльф примкнул к теплой компании, и все отправились в Ремесленный квартал.

По спискам все купили очень быстро. Ларри углядел винную лавку. Продавец, степенный мужчина лет сорока пяти, выглядел внушительно и одет богато. Значит, бормотухой торговать не будет. Ларри подошел к прилавку и спросил: - Вино “Золотая Лоза” и “Черная Лоза”. - Такого вина не было, и он попросил продать для пробы красное вино покрепче и белое легкое для девушек. Продавец заявил, что просьба продать дегустационное вино оскорбительна и предложил Ларри “Бы-

чью Кровь” для парней и “Шепот Зари”, легкое розовое вино, для девушек. Ларри принюхался, сделал маленький глоток, подержал во рту и глотнул. Подумал и спросил пять бутылок красного и две розового.

— Где молодой господин научился дегустировать вино?

— У дедушки винокурня. Он и научил. Это марки его вин я называл.

— А где она находится? - поинтересовался торговец.

— В маленьком портовом городке Сушеная Тарань. Вернее, рядом. Винокурня “Лоза”, хозяина зовут Сигурд.

Здесь надо отметить, что свое название портовый городок получил за любовь населения к маленькой и вкусной рыбке, которую вялили и сушили в больших количествах. Она употреблялась в компании с холодным пенным напитком, варившимся малочисленным Родом гномов Подгорья Чугунного Лома. Жителей Сушеной Тарани и бородачей связывала крепкая дружба и любовь к посиделкам в местном трактире с одноименным названием. Вина Сигурда покупались, в основном, для живущих рядом графских, баронских и герцогских семейств. Часть дарилась обитателям Каоса в качестве родительского подарка.

Когда компания услышала цену, озвученную лавочником, то всем стало дурно. Ларри хмыкнул, помолчал и вот он называет цену, составляющую примерно четверть от названной хозяином. Тот, сначала, аж задохнулся от гнева, потом задумался и в результате выдал: - Как же я могу отказать таким очаровательным молодым людям. Продано!

Все. Слово произнесено. Ларри быстро передал бутылки полуоркам и гномам. Все моментально исчезло в объемных сумках. Ларри расплатился, что-то прошептал, взмахнул рукой и сказал: - Когда у вас закончится вино, навестите винокурню моего дедушки в Сушеной Тарани на берегу Рыбного Моря. Привет от внука заодно передадите.

Отвернулся и быстро пошел вперед. Буквально отпихивая отставших девушек к прилавку сразу же подошли несколько человек и один гном. Наложенное на лавку Заклинание Удачной Торговли начало работать сразу же. Лавочник вечером вспомнил, что черноволосый юноша купил вино за четверть цены, но зла на него не держал. В лавку хлынул такой поток покупателей, что весь запас вина был продан за считанные дни и лавочник задумался о том, чтобы съездить к Рыбному Морю. «И что это за вино такое? Надо бы расширить ассортимент». Виноторговец последовал засевшей в голове мысли и не пожалел. Когда он приехал, его встретили хозяин с супругой. Взглянув на высокую, статную женщину с серебряными нитями в густых черных волосах, лавочник сразу понял, что это и есть бабушка и дедушка юного мага. Он рассказал о своем приключении и передал привет от внука. Сигурд рассмеялся и предложил продегустировать свои вина. Лавочник был в восторге. Он скупил уже почти весь запас, когда хозяин предложил ему бокал напитка цвета старого янтаря. Потянув носом, лавочник почувствовал запах дубовой древесины, потом проявился запах очень дорогого табака и последним - запах спелых фруктов, навевающий мысли о нагретом солнцем фруктовом саде. Сделал небольшой глоток и… влюбился. Влюбился в никогда ранее не пробованный напиток. Чувствовалась крепость, но ощущения “орочьего самогона” не было.

— Что это за вино?! – не выдержал торговец.

— Это по-особому выдержанное в дубовых бочках вино. Я не буду вам говорить всю процедуру. Это мой секрет. Как узнал, тоже, не скажу. Этому напитку восемь лет. Я назвал его ”Янтарная Лоза”. Ларри еще не знает о нем. Сюрприз на Совершеннолетие. Я, пока, никому не продаю его. Вам могу продать всего один маленький бочонок. В бутылки я еще не разливал. Придумываю этикетку. Попробовать дал только потому, что вы передали привет от внука.

Лавочник снова понюхал свой бокал. По стенкам медленно сползали капли янтарной жидкости, пахнувшей уже совершенно по-другому, чем-то сладким и пряным. Цена, названная виноделом, была огромна, но оно того стоило, и виноторговец рискнул. Купил маленький бочонок. Он его в продажу даже не будет выставлять. Для себя купил.

— Передавайте привет внуку, - сказала женщина.

— Где же я его найду? – удивился торговец.

— Он вас сам найдет. Вот, передайте ему, - Сигурд вручил лавочнику небольшую пузатую бутылку без этикетки.

А Ларри с компанией, совершенно не подозревая о совершенной им маленькой революции в виноторговле, пошел к мясной лавке. Девушки, сказав, что ужин ужином, а пьют, не закусывая только горькие пьяницы, настояли на покупке мяса.

— А где, вы, его жарить будете? – удивился Кан.

— Спокойно. Не впервой, все будет прожарено и вкусно, - успокоила его Шанталь.

После мяса докупили всякие травки, корешки и прочие приправы. По дороге увидели лавку с пивом. На бочке красовался улыбающийся гном. Хорса и Балин, поторговавшись, получили ощутимую скидку для будущих магов и соплеменников. В Академию пришли за полчаса до ужина. Мясо подготовили под жарку и решили, что пусть полежит. Холодное место организовал Кан. Маг Воды, он умудрился наколдовать небольшие куски льда. Ими и обложили миску с мясом, поставив ее в большую миску и пошли на ужин. Все разместились за длинным столом, приняв в компанию Кана. После ужина пошли в комнату Шанталь и Дораты. Ларри наложил заклинание “Неслышимости” и, как бы ни орали полуорки, не ржали гномы, в коридоре слышны были только тихие голоса девушек. Причем, слова разобрать было нельзя. Шанталь достала длинные стальные пруты, на которые и принялась нанизывать куски мяса. Когда первую партию нанизали, то все пруты отдали парням и сказали крепко держать, зажав концы чем-то толстым. Чтобы руки не обжечь. Шанталь и Дэйли стали друг против друга и начали поджаривать мясо. Ая подняла головку от запястья девушки и пребывала в диком восторге от приключений. Просидев полторы тысячи лет в сонном состоянии, она была несказанно рада такому развлечению. Первую партию мяса поджарили. В комнате слегка похолодало, но все решили, что это хорошо. Так же пожарили и вторую порцию. Мясо сложили на тарелки, аккуратно ревизованные во время ужина. За завтраком подложат назад. Когда жарили вторую порцию, гномы поставили около Шанталь бочонок пива, который благополучно охладился. Ну, а потом… Вечеринка!!!

Разошлись, вернее, расползлись далеко за полночь. Ларри, кое-как накинув Невидимость, провел парней на третий этаж, где они сначала зашли в туалет, из которого уже по одному, по двое просочились в свои комнаты.

Утром Торсон был удивлен отсутствием большинства, из сидевших за столом с миури. Сидели две девушки, миури и слегка зеленоватый худенький эльф. Остальных попросту не было. У Торсона появилось подозрение, перешедшее в стойкую уверенность, когда на утренней тренировке он увидел слегка бледное лицо валькирии, морщившейся от любых громких звуков. Знакомые симптомы. Причем, объяснявшие отсутствие компании на завтраке.

Почтенный господин Адальберт, преподаватель Рунного Мастерства, был весьма шокирован тем, что Лучар и Ворлоу вместо нужной руны выбили что-то кривое, а Хорса и Балин вообще изобразили полное непотребство. Причем, стук молотков вызывал у них синхронные гримасы, что наводило почтенного преподавателя на весьма оригинальные предположения.

Господин Торсон наблюдал за двумя полуорками и солнечным эльфом, с одинаковыми гримасами, морщившимися при каждом резком звуке. Вспомнил кислые утренние гримасы бледно-зеленой валькирии, и померещившиеся ему быстрые тени в коридоре на этаже парней, пришел к однозначному выводу: «Пили. И пили много, но, как? Никакого шума. На этаже девушек – тишина, у парней – тоже. После восьми вечера проникнуть в Академию можно, только пройдя мимо дежурных преподавателей». Торсон задумался: «Нужно найти Ларри. А собственно, что я узнаю? Парень внушит мне какую-то сказку, и я пойду ощастливленный и обдуренный. Настучать кому-то из старших? И выглядеть при этом придурком, не сумевшим справиться с учениками? Понаблюдаю за Ларри».

Дэйл углядел в расписании Магов Природы дисциплину под оригинальным названием “Магия Плодородия”. Придя ради интереса на лекцию третьекурсников понял, что изучаются заклинания для земледельцев и садоводов. Улучшаются качества земли, увеличивается урожай. Подумал о бедных урожаях своего сурового края и о виноградниках дедушки Сигурда. Подошел после лекции к преподавателю и записался на курс. Преподаватель сначала с сомнением его оглядел, потом еще раз и воскликнул: – У вас же Силы больше, чем у всех нас вместе взятых!

— Силы много, а знаний нет, поэтому я и записался, – ответил Дэйл.

— Главное, мозги есть, - и пожилой Маг Земли записал необычного ученика.

У Торсона начался урок для Ментальных Магов. Силой пользоваться было запрещено. Только мечи. Ларри сбегал в библиотеку к Иквику. Решил подлизаться к гоблину и попросить книгу с бытовыми заклинаниями. Очень уж похмелье мучило. Честно озвучил проблему. Библиотекарь рассмеялся, заметив, что на то и молодость, и выдал тоненький свиток, который Ларри тут же себе “сдул” не читая. Иквик пришел в восторг и немедленно получил текст самых популярных в этом сезоне заклинаний. Заклинание Порядка и, примененное после него, Заклинание Поиска, позволили ему найти тоненькую, но очень нужную Авалону книгу. Гоблин, заверив Ларри, что для него он всегда все найдет, счастливый побежал к высокому начальству. Ларри просмотрел свиток и нашел Заклинание “Обмануть жену”. Вчитавшись, понял, что это не то, что он сначала подумал, а великолепный способ снять все проявления похмелья. Во вполне приемлемом виде, он явился на занятие по боевой подготовке. Прошел мимо принюхивавшегося Торсона. Отметил про себя, что остальные, похоже, спалились, вышел на тренировочную площадку.

— Господин Хагрилар, где вы были? Опоздали и без доспехов, - Торсон грозно посмотрел на парня.

— В библиотеке, – сказал Ларри чистую правду, а посему никакие заклинания вранья не обнаружили.

— Ну, и как тренироваться будете? – наседал великан.

— Оружия тут полно, возьму что-нибудь.

— Хорошо, берите, - Торсон отошел, нахмурив брови.

Против Ларри вышел широкоплечий гном, закованный в броню и вооруженный боевой секирой. Ларри прихватил такую же секиру, поудобней перехватил ее и стал напротив гнома. Пока ходил, набросил на себя “Драконью Кожу”. Другие щиты не подходили. И начался бой. Ларри мысленно поблагодарил Борина, гонявшего его до тех пор, пока секира не начинала выпадать из одеревеневших пальцев. И парочку убойных приемов он же показал. Гном рассчитывал быстро закончить бой. Случайно попав по руке парня был шокирован, увидев, что на руке ни царапины, а секира отскочила, как от доспеха. Дрались долго, пока оба противника не начали оступаться и пропускать удары. Торсон остановил бой: - А теперь объясняй, что это было?

— Как что? Бой на секирах, – ответил Ларри.

— Я успел это заметить. Кто учил?

— Мастер Борин из Рудного Подгорья. Он мне, как дядька и гонял, как родного, пока секиру не начинал ронять.

— Вижу, но, как ты, без руки не остался, когда удар пропустил и не только без руки. Ты, с десяток ударов пропустил.

— Защитный Щит выставил. А, что тут странного? За доспехом бежать я не успевал, - удивленно ответил Ларри.

— И держал его весь бой? - не утерпел гном.

— Ну, да. А, что?

Торсон и гном уставились на парня. Гном сказал: - Это же какую Силу надо иметь, чтобы столько Щит держать.

Ларри пожал плечами: – Да этот Щит не особенно много берет, главное, правильно выставить.

— И что это за Щит такой, что прямо, как доспех повторяет контур тела? – спросил Торсон.

— “Драконья Кожа”, – ответил Ларри и увидел круглые глаза преподавателей.

— Это уменье считалось утерянным, – отмерла Баинлот.

— Не утерянным, а просто покрытым толстым слоем пыли. Мы его у деда в библиотеке отрыли. Если надо – покажу, могу дать Заклинание Самоисцеления. Вот это уже много Силы берет, - предложил Ларри.

Торсон переглянулся с эльфийкой и сказал, – Завтра на теории продиктуешь, будем пробовать.

Ларри поставил секиру в специальную подставку и вместе со всеми пошел на обед.

Следующий день ознаменовался вселенским скандалом. Ларри вызвали прямо с урока и отправили в кабинет Начальника Академии. Когда парень открыл дверь, то увидел в кабинете Авалона высокого пожилого мужчину в мантии Гильдии Магов. Мужчина орал и брызгал слюнями, а Авалон сидел в своем кресле и молча взирал на беснующегося мага.

— Вызывали, господин? – Ларри просунул голову в приоткрытую дверь.

— Вызывал, заходи. Это господин Феликс Уоррен, Глава Гильдии Магов Междугорья, - оповестил его Авалон.

Ларри вошел и поклонился. Вопросительно посмотрел на Начальника Академии. Тот сказал: - Господин хочет видеть кого-то старшего из твоей семьи. По поводу заклинаний Вечное Перо и прочих.

— Отец уехал на осеннюю охоту и собирался заехать в гости к Оркхэю. Дедушка на берегу Рыбного Моря. Ворота от него далековато. Прадедушка сейчас очень сильно занят. У него утреннее заседание.

Не известно, о чем подумал почтенный господин Уоррен, но он начал орать, что прадедушка может и потом позаседать, а сейчас пусть изволит явиться сюда и выслушать все, что он думает о поступке Ларри.

Ларри, вместе с Аавалоном, попытались вразумить скандалиста и объяснили, что выдергивать с заседания прадедушку чревато. Глава Гильдии Магов заорал, что ему плевать на чистоту штанов дедушки и он требует, чтобы тот немедленно явился.

Спустя несколько секунд раздался треск, пространство разошлось и в кабинет влетел донельзя злющий Лайэллон. У него только что закончилось Заседание Совета, на котором его довели до белого каления, и он искал на ком бы сорвать злость. В замке все растворились, зная вспыльчивый нрав, буйный темперамент и острый язык короля, а также, справедливо опасаясь громадной Силы Первородного.

— И кого, интересно, заинтересовала чистота моих штанов? – рявкнул взбешенный король.

Маг, уверенный в собственном превосходстве, свысока посмотрел на рослого эльфа и заявил: - Ваш внук имел наглость разгласить секретные заклинания.

— Это какие же, позвольте узнать? – в глазах короля появилось белое пламя, не предвещавшее ничего хорошего.

— Заклинания Самопишущее Перо и Вечное Перо! – с гордым видом заявил господин Уоррен.

— Издеваешься, старый идиот? – Лайэллон зашипел, как гадюка, которой стали на хвост, – в мое время с этих заклинаний начинали обучение детей, а вы сделали из ерунды постоянный источник дохода. Привыкли ни хрена не делать и получать деньги. Я дал ему разрешение делиться с товарищами и учителями теми заклинаниями, которыми он сочтет нужным.

Глава Гильдии Магов Междугорья встал в гордую позу и заявил: - Да кто, ты, такой, чтобы тут командовать? Прадедушка. Тебе только заседать осталось.

Прадедушка взревел: - Я - король Первородных, ты, зажравшийся индюк!!!

И тут Глава Гильдии Магов начал превращаться в толстого, надутого индюка. В углу кабинета стояло большое зерка-ло и господин Уоррен, увидев вместо себя птицу и разглядев вместо пальцев перья, истошно завопил. Его вопль прокатился по Академии и заставил притихнуть не только учеников, но и преподавателей. Глава Гильдии Магов, позабыв обо всех своих умениях, с диким воем

вылетел из кабинета Авалона и понесся

по второму этажу главного здания Академии, перепугав до икоты стайку девушек-первокурсниц.

— Зажравшийся идиот. Авалон, у тебя вино есть? – спросил король. Спустив пар на Уоррена, эльф немного остыл.

— Есть, - отрапортовал довольный Начальник Академии.

— Разливай. Ларри, закрой дверь. Сначала мои придурки ленивые довели, теперь еще этот идиот. Легкого дохода лишился. Я тебя еще и мантии лишу, кретин зажравшийся.

— Дед, а что там твои накосячили? – спросил внучок.

— Что?! Эти идиоты возмущены присутствием людей и гномов. А, как я казну буду пополнять?! С кого налоги брать?! У самих пара-тройка лавочек, торгующих всякой ерундой, – король залпом выпил почти полный стакан и откинулся на спинку кресла, – чего не пьешь? – и вопросительно посмотрел на кислого Ларри.

— Так не в присутствии же господина Авалона, - скромно потупил глазки парень.

Лайэллон всмотрелся во внука, хмыкнул: – Говори заклинание и не пытайся изобразить недоумение. Ты, вчера пил и пил много, а выглядишь трезво. Что обмывали? Хотя и так ясно. Первый День Занятий. А вот заклинание меня интересует. Эльфы, обычно, высокими материями оперируют, а избавление от похмелья, это уже будет человеческое творчество.

Ларри вытянул маленький свиток и протянул деду. Эльф развернул, вчитался, заржал и дал Авалону. Тот просмотрел, хмыкнул и потянулся за пером. Что-то вспомнил, протянул Ларри его свиток и чистый.

— “Сдуй” мне копию и не смотри на меня таким честным взглядом. Я прекрасно знаю, какие заклинания популярны в этом сезоне. Кстати, благодарю, что помог Иквику.

— Деда, а мы нарисовали герб, и мама девиз придумала. Мика связалась с Дэйли и передала. А герб Аурика нарисовала. Написал ли отец прошение, я не знаю, – и Ларри начал рыться в сумке в поисках рисунка. Сумка, стоящая у него на коленях, приоткрылась и стала видна книга, полученная накануне от Иквика. Лайэллон потянулся и взял ее в руки. Ларри успел только пискнуть что-то типа “нена” и умолк. Дед спокойно ее листал, потом спросил: - Где взяли?

Ларри молчал, лихорадочно соображая, не нарушил ли маленький библиотекарь каких-то инструкций, и не получит ли выговор или что-то похуже. Король и Авалон заметили его колебания. Начальник Академии сказал: - Не буду я никого ругать. Иквик дал?

— Да, он откуда-то из кладовой вынес. Мы ему помогли, и он хотел отблагодарить.

— В кладовой книга была потому, что Магистр Некромантии Пятой Степени Некропулос, при попытке ее прочесть, отправился на академическое кладбище в виде учебного пособия для начинающих некромантов. Там была еще одна, такая же опасная, сжегшая нашего Магистра Боевой Магии Огня Пятой Степени, - пробормотал Авалон.

— Она у Шанталь, - объявил Ларри.

Король поднял голову: – Авалон, ты можешь вызвать девушку?

— У кого она?

Ларри помолчал немного и сказал: - Они все у господина Адальберта. Изучают Магию Рун. И Шанталь там и Дэйли. То, что Дэйл пошел я знал. Я ему вызов послал. Сказали, что идут.

Буквально через несколько минут в кабинет влетела Шанталь, с развевающимися волосами и сумкой через плечо.

— Шанталь, дай твою книгу, – попросил Лайэллон.

— Какую?

— Ту, что Иквик дал.

Девушка кинула быстрый взгляд на Ларри, тот явно был в недоумении. Вынула книгу и спросила: – Ты, не сгоришь, случаем?

— Не сгорю, – и король спокойно взял у нее из рук книгу и тут увидел над запястьем левой руки любопытную мордочку Аи.

— Нашли, таки, друг друга. Ну, Авалон, теперь держись. Ты, часом, перепланировку в своей Академии не задумывал?

— А что случилось? – насторожился Господин Начальник.

— То, что Шанталь встретилась с Аялинэ Ша Л Агни. Родной сестрой моей прабабушки Саламандры, которая, все-таки, умудрилась достать Высших своими проделками и была заточена в эту книгу. А такой дуэт ничего хорошего, кроме очередных мелких и крупных пакостей не придумает.

— Дедушка, а почему ты не сгорел и не помер? – спросила Шанталь, взглядом указывая на лежащую перед эльфом книгу “Повелитель Душ”.

— Потому, что это реликвии нашего Рода и мы совершенно спокойно можем ими пользоваться.

— Как они сюда попали? – недоуменно спросил Ларри.

— Помню одну, весьма пикантную, сцену в коридоре замка. Силнаи стоял голый, с дымящимися волосами и прикрывал срам ладошками, а напротив него ревел разгневанный отец. Увидел меня, рявкнул на мага и тот быстро испарился. Помню, скандал в учебном зале с участием моей матери, после которого у Силнаи неделю голова дергалась и глаза бегали. Когда я вошел, мать стояла возле полки с книгами и буквально орала: - Я такого тебе не прощу, ты, у меня, до конца своих дней под себя ходить будешь!!! - мать была очень спокойной и немного холодноватой. А тут, такие эмоции. Види-мо, старый прохвост украл книги. А вот зачем? И главное, КАК?! – ответил вопросом на вопрос Лайэллон.

— Продал, - предположила практичная валькирия.

— Шани! Их никто в руки взять не может, кроме Высших и членов нашего Рода. Даже другого Первородного твоя книга сожжет, как соломинку. Кто такое купит?!

— А Иквик? – спросил Ларри.

— Что Иквик? – не понял король.

— Как он нес?

— Он - Библиотекарь. У них своя магия, - ответил Лайэллон.

— Так это, не профессия?

— Нет, мой дорогой внук. Это Дар, который присущ гоблинам и не встречается у других рас. Книги выдавать кто угодно может, а вот пользоваться книгами-артефактами, только Библиотекарь.

— А Икрик? – решил прояснить ситуацию Ларри.

— Икрик, тоже. Они братья, ведь. Поэтому, я его и нанял. Другой уже давно бы с ума сошел, разбирая мою библиотеку, - пояснил король Первородных Эльфов.

— У Иквика глаза красным светились, – сказала Шанталь.

— Что он потом сказал? – быстро спросил Лайэллон.

— Ларри он назвал Повелителем Душ, меня - Саламандрой, Дэйли - воплощением Огненного Дэва, а Дэйла – Крушителем Гор.

— Ого!!! – Авалон аж подпрыгнул, – Крушитель Гор в моей Академии!!! Это же просто невероятно! Крушители чрезвычайно редко рождаются. В них воплощается душа гнома Скарвальда, самого известного из Крушителей и бывшего преподавателем Академии. Ему Иквик дал что-нибудь?

— Дал свиток и сказал, что наши слабее него, – сказала Шанталь.

— Ну, еще бы, – хмыкнул Авалон, – ты, говоришь, взял курс Рунного Мастерства. Что он задумал? Крушитель, владеющий Рунным Мастерством, это почти Божественная Сила.

— Кстати, Силнаи сказал то же самое и добавил, что Дэйли - воплощение Огненного Дэва Агла Рала, если я имя не переврал, – сказал Ларри.

— Все правильно. Вот это набор! Такого уже тысячу лет не было, – пробормотал Авалон, – показывайте рисунок герба. Хорошо бы, Хагира сюда доставить. Я уже договорился об аудиенции на завтра, на полдень.

— Я схожу в Каос, – король оторвался от чтения книги, – хоть поем. Ларри, а ты уже что-нибудь пробовал отсюда?

— Нет. Я думал вместе с Теодорихом разбираться. Я так понял, что ты, эту книгу впервые видишь.

— И твою и книгу Шанталь. Саламандру тоже впервые вижу, но знаю о ней. Кстати, Ая, а почему тебя не было у отца?

— Халлон все время злился на меня и называл бесполезным довеском. Книгой он пользовался, но наложил на меня заклинание, и я не могла покинуть обложку. Он мертв, раз я смогла перебежать к Шанталь, – ящерка пробежалась по руке девушки и снова обвилась вокруг запястья, положив головку ей на тыльную часть ладони. Потом сказала: - Нам интересно вместе, и я кое-что ей подсказывать могу. А сплю я на пушистой шерсти Дэйли. Она мягкая и теплая.

Ларри наконец нашел рисунок, вложенный в Книгу Ученика, чтобы не измять и протянул деду. Эльф внимательно рассмотрел рисунок. На снежно-белом фоне был нарисован контур сторожевых башен Каоса. Перед ними стоял волк. Башни были нарисованы черным, а волк пепельно-серым. Под лапами волка находился вымпел, на котором на серебристо-голубом фоне было написано “Сила и Честь”. Тоже самое дублировалось эльфийской вязью. Буквы были стального цвета и слегка переливались. По форме герб повторял рыцарский щит, и рисунок был, как украшение.

— Можно согласиться. В принципе, он нужен только для оформления бумаг. Я его забираю и иду в Каос. Хагир завтра за час до полудня придет в кабинет Авалона. Волк сказал, что обеспечит поддержку. Вы, идите на лекции. Возьмите книги. Если, что интересное нароете, говорите. И не забудьте сбегать к Ратчеру. Я не успею. Король махнул рукой на прощанье и исчез в открывшемся портале.

Ларри и Шанталь пошли в гости к Кулуриэну. Эльф, с полученной доли клада, прикупил весьма симпатичный домик, утопающий в густой зелени. Темнело, и Кулуриэн был уже дома. Подошли к закрытой калитке. Дверного молотка не было, и двойняшки задумались. Магическим Зрением углядели охранное заклинание. Шанталь слегка тронула его и через несколько минут появился сам хозяин. Увидев гостей, обрадовался и сразу пригласил в дом: – А мы тут размышляем. Завтра надо бы перейти в Аркоресс. Так что, вы вовремя.

— Дед прислал. Он не успевает прийти сам. Они с отцом оформляют титул, - объяснил ему Ларри.

— Какой титул? – спросил Ратчер, услышавший конец разговора. Гостей пригласили к столу и, учитывая пропускаемый ужин, они отказываться не стали.

— Мы, оказывается, Сиятельные, а у нас нет ни титула, ни замка, - оповестил друзей парень.

— А Каос? – спросил Кулуриэн.

— Это пограничная крепость, принадлежащая Совету Старейшин и Хранитель — это должность. На получении титула Авалон настоял. У нас, оказывается, учатся Сиятельная герцогиня Торесская и Сиятельный герцог Кастертон.

— Байстрюк Владыки, – заржал Ратчер. Насколько я знаю его фиктивного отца, – то это напыщенная и завистливая сволочь. Не завидую Авалону.

— Они уже заняли комнаты Старост Крыла. Герцогиня, мышь серая, взяла с собой двух служанок. В комнате одна кровать, и она заявила, что те на полу поспят. У нас взяли короткие кровати, а миури дали удобные лежанки. Как байстрюка устроили, не знаю, - ответил Ларри и грустным взглядом уставился на маленький бочоночек пива. Судя по выступившим капелькам влаги, холодного. Шанталь тоже испустила долгий и тоскливый вздох. После вчерашнего пить хотелось неимоверно. Кулуриэн отследил взгляды и приметив эмоции хмыкнул: - Первый День Занятий прошел очень активно, – и аккуратнень-ко выбил дно у бочонка. Темная жидкость полилась в подставленную большую кружку, из которой уже разлили по маленьким. Глядя, как эльф наплескал и себе, Шанталь вопросительно на него посмотрела.

— Что не зазорно для короля, то позволено и подданному, – рассмеялся эльф. Я не такой уж сноб. Мясо я есть еще не смогу, а вот от рыбки не откажусь.

— А какая рыбка у деда, в Сушеной Тарани… - Ларри мечтательно вздохнул, – сейчас, как раз, осенние уловы. Рыба будет великолепная, светится на солнце и сочится жирком.

— А у деда Ворота есть? – спросил Ратчер.

— Далеко. У герцога Типфейта. Топать часа три надо, - ответил Ларри.

— «А если на лошади?» – предложил появившийся Буран.

— За полчаса можно доехать.

— Закончим дело и навестим вашего дедушку. Рыбкой запасемся, - предложил Начальник Серых Плащей.

— Так рыбка в самом городке и пиво там отменное. Гномы варят, - прояснил ситуацию Ларри.

— Решено, приедем погостить, - рассмеялся Кулуриэн.

— И Дэйла возьмем. Он учится Магии Плодородия. Пусть над виноградниками деда побормочет, - сказала Шанталь.

— «А силенок ему хватит?» – спросил Буран.

— Хватит. Наш Дэйл – Крушитель Гор, - ответил Ларри.

— «Ох, ничего себе, – пробормотал Буран, - так это же легендарное умение. И встречается только у гномов».

— В нем воплотилась душа Скарвальда. Это и Иквик подтвердил. Он - Библиотекарь. И наш Икрик тоже, - похвасталась Шанталь.

— «Ого. А нельзя у Библиотекарей кое-какую книгу попросить?» – спросил Буран.

— Думаю, можно или подскажут, где взять. Может быть, у деда есть. Его библиотека у нас. Икрик точно будет знать, - ответил ему Ларри.

— Завтра приду к вам в Академию. Я написал прошение на имя Авалона. Вас четверых хотим с собой взять. Кстати, у вас в Академии есть преподаватель-некромант? Боюсь, что в этом деле будет много трупов, - сказал Ратчер и посмотрел на двойняшек.

— Теодориха надо заинтересовать. Если он найдет замену, то его отпустят, - обрадовал его Ларри.

— Ларри, да ты сам некромант, – рассмеялась Шанталь, - кто Некропулоса поднял?

— Ларри! Откуда у тебя эти способности? – обалдел эльф.

— От Анкалимэ. Я - Повелитель Душ, – и Ларри вытянул из сумки книгу, – только в руки не берите.

Кулуриэн вгляделся в обложку и сказал, что он не склонен к суициду.

Выпили по кружечке пива и отдали должное жаркому. Эльф ел жареную рыбу, что уже было для него прогрессом. Буран усмотрел на запястье девушки любопытную мордочку Аи: - «А это кто? «

— Разрешите представиться, Саламандра Аялинэ Ша Л Агни, можно просто Ая. Сестра прабабушки короля Лайэллона.

Дальше вечер потек в непринужденной беседе и теплой, дружеской обстановке.

Первым уроком у Шанталь и Дэйли была теория обороны крепости. Дэйл пошел вместе с Лучаром и Ворлоу на урок Рунного Мастерства. Ларри отправился к Теодориху. Накануне Ларри еще немного полежал на кровати с трубкой в зубах и посмотрел, что есть интересного в книге. Ему понравилось заклинание “Туман Смерти”. Суть была в том, что это заклинание массовое, но можно регулировать, какие виды или расы подлежат уничтожению. Можно даже пол выбрать или охват действия. Последний ограничивался только Силой некроманта. Что-то ему подсказывало, что это путешествие безмятежным не будет, а его Сила Стихии годится только тарань сушить или волосы после купания. Там же было заклинание Призыва, но он никак его не мог понять. Давалась схема плетения заклинаний. Ларри сообразил, что он может по ней сам разрабатывать нужное, но нужен был совет Теодориха и про путешествие ему сказать. Ларри ждал, когда все закончат записывать заклинание, которое диктовал Тедорих. Ему самому это заклинание не понравилось. Тяжеловесное какое-то, чувствовалось, что берет неоправданно много Силы. Ларри записал на лист понравившиеся заклинания, и пока все гудели, заучивая наизусть, подсел к Теодориху и выложил перед ним листы. Тот вчитался и подпрыгнул: - Где взял?

Ларри показал закрытую книгу. Теодорих хмыкнул: – Из-за этого заклинания бесславно погиб Некропулос. Очень оно удобное, а текст никто не знал. Все пытались сплести подобное, но ни у кого не выходило.

Гудение прекратилось. Все навострили уши. Легенда о гибели Некропулоса была хорошо известна.

— Мы сначала его обкатаем сами, потом вам дам. Ну, не могу я вам дать непроверенное. Обкатывать тут не на ком. А вот, заклинание Призыва попробуем. Сначала, мы сами, а потом я вам продиктую. Хотя, кто знает эльферон? Тишина? И что я вам буду диктовать? Перевода ведь нет. Ларри - фактически эльф и, к тому же, Первородный. У него знание языка чуть ли не врожденное. А что с вами делать? Заклинания из этой книги чрезвычайно мощные и перевранное слово будет стоить вам жизни или потерянной души. Записывайтесь на лекции, хотя, выучить вы, уже не успеете. Сплести подобное на общем нереально. Совершенно другой ритм слога. Не выйдет ничего.

— А если ваш любимчик переврет? Эльфик не помрет ненароком? – ехидно спросил невзрачный парень, у которого в лице было что-то крысиное. Потом добавил: - Между прочим, многие мужчины моего Рода избирают стезю некроманта.

— Не помрет. Даже если кучу ошибок сделает. Он - Повелитель Душ. И то, что доступно ему, для вас за пределами мечтаний.

Юные некроманты уставились на Ларри и слегка заерзали. Кто такой Повелитель знали все и, так же, знали, что его лучше не злить. Крысеныш встал и нагло подошел к столу Теодориха, всмотрелся в обложку книги, лежащей на коленях Ларри. Побледнел, покраснел и резко отпрыгнул в сторону. Встал на одно колено и пробормотал: – Простите меня, Повелитель. Не поверил, дурак.

— Да ладно тебе, я не требую мне кланяться. Не относись к другим так презрительно. Я же никого не оскорблял и не унижал. Всего лишь попросил совета у учителя, – сказал ему Ларри.

В это время закончился урок, все встали и вышли, обсуждая между собой новость. Ларри и Теодорих остались вдвоем. Парень спросил у своего преподавателя: - Господин Теодорих. Не могли бы вы отпроситься у Авалона на несколько дней. Вас подменить может кто-то?

— А что случилось? – спросил некромант.

Ларри рассказал ему о пропавших королевской казне и слитках. О расследовании Серых Плащей и о том, что свидетелей

будут убирать. Попытка уже была. Добавил, что сам он нужными знаниями еще не обладает. Когда маг узнал о предстоящем переходе в Страну Вечного Лета, сказал, что отпросится любой ценой. Он мечтает увидеть Страну-Легенду. И заклинание Призыва опробовали. На Некропулосе. Тот был весьма удивлен. Сказал, что им пригодятся еще несколько заклинаний из этой книги. Ходили легенды о них, но текст никто не знал, а сплести такие же на общем не получалось. Не было некоторых слов, которые передавали смысл эльфийских словосочетаний и оборотов. Некоторые понятия, характерные для эльфийской культуры, у людей, авторов общего языка, отсутствовали. Некропулос рассказал смысл и сказал, что готов являть-ся по первому зову. Ему самому интересно. Именно из-за этих заклинаний он и отъехал на академическое кладбище в виде наглядного пособия. Пока беседовали и пробовали заклинания, пришла секретарша Авалона, передала приглашение Начальника прийти к нему в кабинет. При виде Некропулоса побелела и вылетела за дверь.

Когда учитель и ученик зашли в кабинет, Авалон встретил их вопросом: - И что вы там делали, что Жюли прибежала в свою комнату бледная и перепуганная.

— Проверяли новое Заклинание Призыва из книги Ларри. Вызвали Некропулоса, и он сказал, чтобы звали все время, ему самому интересно, - отрапортовал начальству Тедорих.

Авалон хмыкнул. Ратчер рассмеялся и встал. Протянул руку Теодориху и представился: – Джон Ратчер. Начальник Серых Плащей. Ларри сказал, что вы обеспечите нам магическую поддержку, на которую он, пока, не способен.

— Если господин Авалон разрешит, то я уже согласен. Мне Ларри все рассказал. Более того, я очень хочу к вам присоединиться.

— Хорошо. Тебя подменят. Можешь ехать. Зайди к себе, возьми все необходимое. Я продиктую распоряжение и подпишу. Заодно, посмотришь, может быть, какую-нибудь реликвию или артефакт для Музея привезешь, – Авалон что-то написал на прошении Ратчера и позвал секретаршу. Жюли, бледная и испуганная, схватила бумагу и убежала.


Глава 12. Первые трупы.

Договорились встретиться у Ворот. Через час двойняшки, миури и Теодорих стояли возле Ворот, к которым приближались Серые Плащи. Ларри связался с дедом и тот сказал, что уже скачет к Воротам, взял еще запасных лошадей. Пока шли к Воротам, Теодорих рассказал, что в северном крыле Академии есть Музей Реликвий и Артефактов. Туда никого особен-но не пускают. Есть такие артефакты, что Златоград в воздух взлетит или все Междугорье мор накроет. Может быть, у эльфов что-нибудь необычное есть, и король разрешит взять.

Подъехали Серые Плащи. Теодориха представили остальным. Ехали Ратчер, Буран, Кулуриэн и Кловис. Брейг, вспомнив некоторые особенности предыдущего расследования, нашел кучу очень срочных дел.

Кловис ехал на невысокой степной лошадке. Ларри, Шанталь и Теодорих буду ехать на лошадях короля. А пока, Теодорих уселся позади Кулуриэна, Шанталь подсела к Ратчеру. Миури путешествовали своим ходом. Справочник по Рунам Дэйл положил в сумку Ларри. Сам Ларри запустил Ворота и прыгал последний. В случае, если не будет успевать, откроет портал. Дед поможет удержать. Но, все прошло, как по маслу. Выскочив из Ворот спешились и пустили коней пастись. Показался Лайэллон, ведущий в поводу лошадей. Углядев Теодориха, король обрадовался и сказал, что Маг-Некромант то, что нужно для такого расследования. Развернул карту и показал место, где находится селение гоблинов, из которого родом был возчик. Ратчер вгляделся в карту и сказал, что селение чуть южнее места, где находится Западный Форт. На лоша-

дях они доскачут часа за три. Пока будут допрашивать гоблина. В замок уже не успеют и заночуют в Форте.

По дороге им встретились огры. Приготовились к бою, но великаны принюхались и драпанули вглубь леса. Карабин Джо был еще свеж в их памяти. К селению гоблинов доехали даже чуть больше, чем за три часа. Попался олень, который и был подстрелен и уложен на лошадь Ларри. Разделывать после будут.

В селение попали без особых проблем. Там, где нужно было проходить по тропе, Шанталь и Дэйли просто выпустили струю огня. Ловушки если и были, то сгорели. Те, что могли быть в земле нейтрализовал Дэйл. Топнув лапой, вызвал направленное землетрясение, которое прошлось довольно широкой полосой впереди отряда. Сработала пара ям и какое-то хитроумное приспособление. Так что, после такой зачистки в поселок въехали живые и целые. Гоблинов это поразило и сильно напугало. До сих пор считалось, что их ловушки даже эльфы могут не заметить. А тут прошли все ловушки и более того, попросту их уничтожили. Верховный Шаман что-то там попытался бормотать, но маленькое облачко тумана осело на полянку перед его носом. Трава сразу скрутилась, а мелкая живность дождем осыпалась с кустов. Гоблины впечатлились и больше попыток как-то нанести вред пришельцам не предпринимали.

— Ларри, а что это такое было? – заинтересовался дедушка.

— Туман Смерти. В книге Анкалимэ вычитал, и все не мог попробовать. Параметры управления толком не отработал. Не хотел возле Академии пустыню устраивать.

Теодорих был в полном восторге. Сказал, что следующий раз он попробует. Разъяснили Лайэллону суть. Короля передернуло, и он наотрез отказался использовать такое. Поскольку именно на Ларри смотрели, как на главного, ну еще бы, помирать никто не хотел, то и Старейшину расспрашивал именно он.

— Нам нужен гоблин, который работал возчиком у эльфов.

— Так его нету.

— А где он?

— Опять к эльфам вернулся. Сказал, что хочет еще заработать и свою лавку открыть. Он примерно с полмесяца назад ушел. В литейном цехе спрашивайте.

— А как его зовут?

— Ретуак.

— Благодарю за помощь, – Ларри поклонился Старейшине, и все быстро уехали по той же тропе, по которой приехали в

поселок. Только отъехав на приличное расстояние, сориентировались в направлении и поехали к Форту. Пока ехали, размышляли.

— Гномам нужен возчик? – спросила Шанталь.

— Зачем он? Вся добытая руда сразу же поступает в мастерские. Ее подготавливают и потом в печь. А готовые слитки отправляют на склад, который обычно находится неподалеку от плавильного цеха, – ответил Кловис.

— Значит, гоблину там делать совершенно нечего, – пробормотал Ратчер, – тогда, где же он? За это время он уже должен был либо назад вернуться, либо наняться к кому-то другому.

— К кому? Возчик моим не нужен. Люди сами управляются. В трактире я недавно ужинал. Никакого гоблина там нет, – пробормотал Лайэллон.

— Имя мы знаем. Надо его призвать. Если он жив, то вреда ему не будет, а если мертв, то явится и ответит на все вопросы, – заявил Теодорих, – заодно, Ларри попрактикуется.

Форт встретил гостей совершенно нежилой атмосферой. Во всем остальном он совершенно не пострадал за прошедшее время. Трава высокая выросла, дверь немного разбухла. Травяные матрасы чуток припахивали плесенью. Шанталь и Дэйли сказали, чтобы подождали снаружи. Через несколько секунд из открытой двери потянуло горячим воздухом.

— Прошу, располагайтесь, – Шанталь широко распахнула дверь, прошла дальше и открыла окна. Ворвавшийся свежий воздух пах хвоей. Запах прелого исчез. Внутри стало сухо и уютно. В очаге заполыхало пламя. В него тут же перебралась Ая и устроилась на толстом полене. Саламандра периодически переворачивалась, то на один бок, то на другой, равномерно прожариваясь. Близость Белого Безмолвия давала о себе знать. Ратчер и Кловис разделали оленя. Шанталь прихватила пруты, на которые и нанизывали сочное мясо. Кулуриэна не трогали, а вот Лайэллон совершенно спокойно участвовал в приготовлении ужина, объяснив, что ему и охотиться доводилось и туши разделывать и мясо жарить.

Теодорих и Ларри вышли во двор и занялись вызовом гоблина. Теодорих объявил это практическим занятием, и они с Ларри что-то там колдовали. Через несколько минут донесся шелестящий и немного хрипловатый голос: - Что вы, от меня хотите?

— Раз пришел, значит уже мертв. Тебя давно убили? – спросил Ларри.

— Около десяти дней на-зад.

Кулуриэн, прихватив листик, устроился на чурба-не и методически записывал вопросы и ответы.

— Как это произошло? – парень задал новый вопрос.

— Когда я пришел к посту охраны, там всем заправляли гномы. Они сказали, что возчик им не нужен. Они все по-другому дела-ют. Я решил пойти в город. Может быть, най-мусь куда. Дело было вечером уже. Я немного прошел в сторону города и устроился на ночлег. Были видны Ворота, которые новый король поставил. Я поел и потушил костер. Завернулся в плащ и улегся спать. Было тепло. Вдруг меня кто-то схватил за голову так, что зажал ладонью рот. Потом горло сильно заболело и все. Я оказался в каком-то месте, где много тумана. Шел, шел и встретил друга. Он умер давно. Друг сказал, что я тоже умер. Вот и все.

— А куда, ты, возил груз, когда начальником был Друлаван, – задал следующий вопрос Ларри.

— Я возил слитки к горе на востоке Страны Вечного Лета. Ее называют Горб Панцирника. Там у меня принимал груз эльф с красными волосами. Он был в возрасте. В волосах мелькала седина. Когда он подходил ко мне, очень спать хотелось, и я спал. Просыпался один. Воз был пустой. Эльфа тоже не было. Я стегал быков и ехал обратно. Пока ездил туда и обратно был готов новый груз.

— Что ты, перевозил? – спросил Теодорих. Ларри удивленно на него взглянул.

— Я не знаю. Воз всегда был накрыт.

— Сколько времени, ты, ехал от цеха до горы, – спросил Ратчер. Дух гоблина не отреагировал. Тогда Ларри продублировал вопрос.

— Десятидневку. Пока принимали груз еще день-два. Потом столько же обратно.

— Еще есть вопросы? – спросил Ларри. Все молчали.

— Тогда отпускаю, - и Ларри прочел положенную формулу.

Кулуриэн что-то еще написал на листе и сложив его, уложил в небольшую папку.

— Так, господа, и что мы имеем? – спросил Ратчер.

— «Кто-то подчищает хвосты», – пробурчал Буран, оторвавшись от оленьей ноги. Миури получили по ноге и с упоением их обгладывали. Дэйли досталась передняя и она взяла еще одну, мотивируя это особенностями оленьего телосложения.

— Кто такой Друлаван? – спросил Лайэллон.

— Он был начальником охраны литейного цеха. Приторговывал золотыми слитками, а деньги клал себе в карман. Довольно паскудный тип.

Совершенно не хотел сотрудничать и попытался убить Элуидесс–ювелирку. Пришлось провести с ним разъяснительную беседу, в результате которой он нечаянно напоролся на меч.

— А кто после него стал начальником? – спросил Ратчер.

— Никто. Вы, все повзрывали, и я отдал горы гномам. Они сами там охрану устанавливали, я не вмешивался, - пояснил король.

— «Надо к ювелирам заглянуть. Интересно, где теперь они берут материал и камни. Вряд ли гномы будут обманывать своих и что-то продавать втихую», – пробормотал Дэйл.

— А где находятся горы, к которым ездил гоблин? Что там может быть и кто там сейчас живет? – спросил Кулуриэн.

— Гномов, я в Горб Панцирника, точно не отправлял. Они и не спрашивали о нем, - ответил Лайэллон.

— Зачем везти туда слитки? Проще везти во дворец и там складывать, – заявил Кловис.

— Куда складывать? Там ажурное переплетение ветвей и мебель из веток. “Гнездо”, как сказал Борин, - возразил ему король.

— Но, казна ведь была? Где королевская казна? – не сдавался гном.

— А вот это я и пытаюсь выяснить. Мне достался замок из веток, нищая страна и скопище древних придурков, которые мне рассказывают о моем дедушке и обычаях эльфов. Когда я пытаюсь хоть что-то узнать и как-то свести концы с концами на меня смотрят, как на ниспровергателя устоев.

— А в Сим-Риа казна была? До Битвы, – спросил Ларри, – замок выглядит внушительно, и он каменный. Хотя, много деревьев и они кое-где вросли в кладку.

— Куда делась казна Сим-Риа, когда твои родители перебрались в Аркоресс? – Шанталь уставилась на деда.

— Неудобные, вы, вопросы задаете, внуки. Я их тоже уже задавал. Все в один голос уверяют, что все покрыто льдом и снегом.

— Надо будет, когда снег выпадет, туда наведаться на двух упряжках. Поспрашивать, – Ларри подмигнул Теодориху, – ты, на собачьей упряжке катался?

— Нет.

— Еще покатаешься, - обрадовал его Ларри.

— Так, господа, какие будут предложения? – спросил Ратчер.

— «Лечь спать», - предложил Буран.

— Я сейчас перейду во дворец. А завтра свяжусь с вами. Лошадь тут останется, - сказал Лайэллон.

Король поужинал вместе со всеми, посидел с Ларри и Ратчером, курившими трубки сидя на толстом полене. Помялся и не выдержал: – Ларри, мне оставь. Я пристрастился к табаку, когда жил на Диком Западе, в мире Джо. Давно не курил, а тут такая атмосфера, прямо ностальгия накатила.

Естественно, трубку ему выдали. Король облокотился спиной о дерево и расслабился.

— Дед, а когда у тебя День Рождения? Трубку тебе подарим.

— Даже не знаю. Года считаю по Осеннему Равноденствию.

— Вот на него и подарим, - пообещал внучек.

— Мне не дает покоя вопрос: куда делось все то, что было в Сим-Риа. Казна, оружие, драгоценности матери и бабушек, - задумчиво проговорил Лайэллон.

— Надо вызвать твоих родителей, спросить, – предложил Ларри.

— Первородные - это вам не мелкий гоблин. Так просто не призовете, еще и по рукам получите, - возразил ему дед.

— В книге Анкалимэ есть вызов. Мы попробуем. Я его перепишу, и мы покрутим с Теодорихом. А проехать в Сим-Риа и вовсе не проблема. Даже через портал перейти. У нас остался “кольт” вампира. Я уже жалею, что не взял с собой, – Ларри посмотрел на деда.

— Я завтра утром перейду в Каос и возьму. У меня у самого какое-то чувство опасности. Я знаю его. Еще не подводило.

— Мы с утра поедим и поедем в сторону Ворот. Все равно, иначе к восточным горам не попадешь. Я уже изучил карту, – проговорил Ратчер. На том и расстались.

Утро началось без приключений. Когда подъехали к Воротам, Ларри услышал вызов деда: - Вы, где?

— Подъехали к Воротам, - сказал Ларри.

— Срочно ко мне.

Коней погнали галопом и через несколько минут подлетели ко дворцу. И не узнали его. Там, где был центральный вход, уже стояли колонны из белого мрамора с розовыми прожилками.

Оказывается, горы Страны очень богаты. Гномы прошли по течению подземной реки, на которой Ларри на морок подманивал рабов и обнаружили сказочные пещеры из мрамора разных цветов и оттенков. Так что, королевский дворец будут строить из мрамора. На внутреннюю отделку пойдут поделочные камни из Гор Самоцветов.

Король встретил компанию у входа во дворец. Заметив заинтересованные взгляды, спросил: - Нравится?

— «Конечно. Лучше того, что было, а деревья и вокруг можно вырастить. Часть войдет в комплекс», - сказал Дэйл.

— Нечему тут входить. Спалили почти все. Когда жгли библиотеку повредили центральный ствол основного дерева. Он почти весь сгорел. Восстановить не удастся. Наши маги уже пришли к этому выводу, - король подошел к своей лошади и легко взлетел в седло. Чувствовалось, что для него это привычно. Потом Лайэллон предложил: - Поехали со мной. По дороге все объясню. Я сегодня, не завтракая, перешел в Каос. Наплевав на все условности, поднял из постелей ваших родителей. Кстати, Владыка принял прошение и своей рукой написал “Оформить титул и земли в кратчайший срок”. Герб тоже подошел. Пока завтракали, я все объяснил и Хагир выдал револьвер и патроны. В кармане у меня все. Спокойнее, как-то стало. Вернулся сюда, чтобы отменить заседание. А тут переполох, все бегают. Меня везде ищут. Мой начальник охраны возле дверей спальни стоит и чуть ли не рыдает, даже не думал, что он таким верным окажется. Я его успокоил. Тут Верховный Старейшина подбегает и кричит, что сгорел Белеготар – Старейшина-казначей, он еще с моим дедом Лайстиндером пришел. Я с вами связался, и вот мы едем осмотреть его дом. Я попросил ничего не трогать и то, что осталось от Старейшины тоже. Кулуриэн, ты сможешь понять, отчего он умер?

Пока король все рассказал, подъехали к тому, что еще недавно было домом. Как и все дома Аркоресса он был домом-деревом и сгорел, как спичка. Остатки еще дымились. Вокруг стояли грустные эльфы. Увидев короля – расступились. К Лайэллону подошли несколько эльфов обоего пола. Семья погибшего. Один из них, с сединой в волосах, сказал: - Си-

ятельный Господин, я хотел бы отомстить за смерть отца.

— Мы сейчас попытаемся понять, что произошло. Это Серые Плащи. Именно этим они и занимаются. Это их работа. Сейчас господин Ратчер будет задавать вам вопросы. Будьте добры, ответьте на них, и мы постараемся найти убийц, - сказал присутствующим король.

Ратчер спешился и подошел к эльфам. Кулуриэн достал свою папку и Вечное Перо.

— Когда случился пожар? – спросил Ратчер.

— Буквально полтора-два часа назад. Мы еле успели повыскакивать в чем были, - ответил сын казначея.

— Где находилась спальня вашего отца?

— Здесь, примерно в этом месте, на втором этаже. Сейчас все осыпалось и найти что-либо невозможно, – эльф показал на кучу обгоревших веток. Над ней вился дымок и тело если и было, то сгорело до бесформенных остатков.

— Странно. Он ведь не сухой был. Почему сгорел, как полено? – пробормотал Ларри. Эльф услышал его и сказал: – Я об этом же подумал. К тому же, у отца был очень чуткий сон. Чтобы все горело вокруг, а он спал – это невозможно, и он был Магом Воды. Мог бы потушить.

— А у вас какая Стихия? – спросил Кулуриэн.

— Земля, но у моего брата тоже Вода. Он пытался потушить и не смог.

— «А ну-ка, ну-ка, дайте пройти», – и к стоящим подошел снежно-белый пес. Он прикрыл глаза и замер. Ларри тоже попытался разглядеть плетение потоков. Ему казалось, что кто-то просто впитал в себя магию и сплести даже простое заклинание невозможно. Попробовал свою Стихию – ничего. Судя по недоуменным физиономиям Шанталь и Побратимов их посетили те же мысли.

— “Фата Пустоты” - пробормотал Теодорих.

— Что? – спросили все хором.

— Это сильное заклинание из арсенала некромантов. Эльфы его не знают. Источники Силы никуда не делись, но Фата перекрывает к ним доступ, а личный резерв моментально заканчивается и переходит на подпитку самого заклинания. После наложения оно держится около часа, и, если не имеет подпитки, постепенно рассеивается без следа. Тот, кто его наложил, хотел, чтобы все выглядело естественно. Не было следов борьбы или магической дуэли. Все должны подумать, что Старейшина читал в постели и заснул, не задув свечу. Огонь перекинулся на кровать и все сгорело, – пояснил Теодорих.

— А вы кто, собственно? – спросил сын Старейшины.

— Теодорих Ламбертон, некромант, Магистр Пятой Степени. Заведую кафедрой Некромантии и Призыва Духов в Большой Академии Магии Междугорья, – Теодорих церемонно поклонился.

— Тогда ошибку можно исключить, - пробормотала статная эльфийка с серебристыми волосами.

— Думаю, что кто-то пытается представить убийство, как несчастный случай, – сказал Ратчер, – я хорошо знаком с эльфами. Спать мертвым сном и ничего не чувствовать, противно природе вашего народа. Старейшина попытался бы тушить огонь, звать на помощь.

— Дом подожгли и опять Кровь Земли, – Кловис выпрямился, держа в руках обгоревший и потрескавшийся кувшинчик.

Король взял у него из рук остатки кувшина и принюхался. Сквозь запах гари чувствовался еле уловимый запах нефти. Король протянул обгоревший кувшинчик Дэйлу: - Понюхай, обоняние миури превышает эльфийское и ты, уже слышал такой запах.

Огромный миури подошел, ввергнув в ступор никогда ранее не видевших таких громадин эльфов, и потянул носом.

— «Она. Как и тот кувшинчик пахнет. Запах того, кто его нес я не могу почувствовать. Выгорело все, но хорошо уловимый запах Крови Земли сохранился».

— Это убийство, замаскированное под несчастный случай, господин Лайэллон, – резюмировал Ратчер.

— Старейшина что-то знал, - сказал король.

— Или мог узнать своего убийцу, – пробормотал Кулуриэн. В это время опять заговорил Кловис: – Господин Лайэллон, а это по вашей части, – и отгреб палочкой угольки и какие- то бесформенные куски горелого. Под ними лежала деформировавшаяся от жара пуля. Ратчер одел тонкие замшевые перчатки и взял ее: - Король, выдайте нам мнение эксперта.

— То, что отгреб палочкой Кловис, я бы назвал останками Белеготара с полной уверенностью. Пуля засела в теле. Куда стреляли, не скажу. А вот из чего, знаю. Это гораздо лучше того, что я взял в Каосе. И с удовольствием присвою себе при случае, – физиономия короля Первородных приняла хищное и жадное выражение одновременно, - я теперь могу с уверенностью утверждать, что господин Белеготар сначала умер, а потом сгорел. Умер мгновенно, не успев понять, что произошло,

— и подумал, что к тому же Заклинание Тишины выставили, иначе на грохот выстрела сюда сбежался бы весь Аркоресс.

Глянул на семью Старейшины и спросил: - Никто больше не пострадал? Я могу предоставить вам комнаты в своем дворце, но увы, его тоже кто-то пытался сжечь, и половина сгорела. Так что, просторных апартаментов не выделю, но, и под дождем, вы, стоять не будете. Покушаете в Обеденном Зале замка. Деньгами, к сожалению, помочь вам не могу. Казна исчезла в неизвестном направлении, из-за чего, собственно, и пострадал господин Белеготар.

Семья погибшего Старейшины посмотрела на хмурое небо и приняла приглашение короля. Но, сказали, что сначала родные должны провести возможные обряды и оплакать Белеготара.

Закончив с опросом пострадавших, вернулись в замок. У Хагира Лайэллон взял три палатки, сухое топливо и запас пеммикана. Кроме того, Борин заставил короля взять еще пару одеял, походный котелок и чайник. Это все нужно было забрать, к тому же, король приказал наделать лепешек и приготовить семь фляжек чистой родниковой воды. К седлам заботливый Мартин приторочил мешки овса и, в экстренном случае, можно было быстро накормить лошадей. Когда все было уложено и прикреплено, вскочили в седла и, не взирая на возможный дождь, галопом поскакали в сторону Горба Панцирника. Тот, кто подчищает хвосты, ждать не будет. Перекусили на ходу.

Начал накрапывать меленький дождик, но все равно решили проехать еще немного. Когда небо затянуло плотными тучами, поставили палатки и занялись ужином. Лошадей расседлали и стреножили. Вовремя. Пошел сильный дождь. Лайэллон разделил палатку с Теодорихом, к ним устроился Буран. Серые Плащи и гном заняли втроем самую большую палатку. Еще в одной, довольно просторной, устроились Двойняшки и Побратимы. Наложили охранное заклинание, и миури

улеглись носами к выходу из палаток. Охранным Заклинанием окружили большой круг, включая лошадей и пространство за ними. Ларри, несмотря на смех деда, напутал “Паутину” на кусты вокруг лагеря.

— Ларри, а вы можете вызвать этого Старейшину? Вдруг, он видел своего убийцу, – спросила Шанталь.

— Завтра. Не в палатку же его призывать. Тут и так тесно.

Под утро испуганно захрапели кони, зазвенела “Паутина”. Ларри схватил меч. Проснувшийся Лайэллон вынул “кольт” и снял его с предохранителя. Костер еще вечером потушили, чтобы не подсвечивал. Лошади истерично ржали и били копытами. Ларри и Лайэллон выскользнули из палаток, но во весь рост не вставали. Миури передали, что чуют непонятный запах. Как мертвечину. Теодорих не высовываясь из палатки что-то забормотал, раздался истошный визг и завоняло паленым. Тишину ночи распорола череда выстрелов. Все прижались к земле. Лайэллон перекатился на спину и, заметив вспышки, выстрелил несколько раз в ту сторону. Раздался вой и шипение. Теодорих еще что-то проговорил и в кустах вспыхнул зеленоватый свет, в котором высветилось несколько скелетов с ошметками мяса и кожи. Скелеты загорелись и с громким хлопком разлетелись на части. Снова зазвенела “Паутина” и вспыхнул Защитный Круг. Лошади немного успокоились и прекратили попытки разорвать путы. Миури все равно утверждали, что чуют мертвечину. Тогда Ларри сосредоточился и сплел Туман Смерти, четко указав вампиров и нежить. Легонько подул ветерком в сторону, откуда стреляли. От палаток вглубь кустов поплыли щупальца густого серого тумана. Вот они накрыли ближайшие кусты. Король внимательно наблюдал. Куст, как был, так и остался зеленым с редкими желтыми листьями. Осень, все-таки. Вот зашелестел какой-то зверек. Туман поплыл дальше и тишину разорвал истошный визг. Через несколько секунд он стих и воцарилась тишина. Лайэллон, Ларри и Теодорих набросили Защитные Шиты и пошли в сторону звука. Король дозарядил “кольт” и держал его в руке не опуская. Шанталь, Кулуриэн и Побратимы прикрывали Ратчера, Кловиса, Бурана и лошадей.

Мужчины прошли шагов двадцать и увидели под невысоким деревом остатки серого тумана, которые быстро редели, сдуваемые поднявшимся ветерком. Возле дерева лежала куча пепла, под которой лежал кожаный пояс и что-то металлически поблескивало. Ларри взмахнул рукой. Пепел ураганом взлетел вверх и унесся, несомый ветром, в гущу зарослей.

— Ларри, зачем с таким усердием? Это пепел, а не бык, – упрекнул дед.

— Я, как обычно, вложил Силу. Сам не ожидал, – ответил Ларри.

— Ты, над расширением резерва работал? – спросил Лайэллон.

— Конечно. Все время тренируюсь.

— Вот и достигнутый результат, - пояснил король. Отдал Ларри его револьвер и поднял пояс. Встряхнул его, надел. Протянул руку и ему в ладонь улегся пистолет. На физиономии эльфа появилось донельзя довольное и немного кровожадное выражение: - Красавец. Это “кольт девятнадцать-одинадцать”. Теперь я буду диктовать условия, – Лайэллон на что-то надавил пальцем и из рукоятки, украшенной изображением орла, выскочил прямоугольник, потом перевернул его и хмыкнул: - Идиот. Расстрелять все патроны и никого не задеть. Неужели, на образец Борину не оставил?

Ларри сначала что-то рассматривал на земле, потом посмотрел вверх. На ветке чуть выше его головы висел кожаный мешочек. Парень протянул руку, но мешочек продолжал висеть. Ларри вздохнул, подошел к дереву и довольно ловко вскарабкался на нижнюю ветку. Снова протянул руку. Мешочек чуть приподнялся и стало видно, что завязка запуталась за ветку. Ларри достал меч и кончиком поддел кожаный шнурок. Чуть приподнял и снова опустил. Тяжелый мешочек плюхнулся к ногам короля. Тот вытянул руку и в ладонь улегся, с таким трудом снятый, мешочек. Потянул за ремешок и высыпал на ладонь патроны.

— Вот теперь у меня отлегло от сердца. Ларри, я все-таки выучу этот твой Туман. Он мне начинает нравиться, - король вложил патроны в прямоугольник, вставил в рукоятку и провел рукой по стволу, - Ларри, забери “кольт” себе, у меня теперь есть свой пистолет.

Когда мужчины вернулись в лагерь, Шанталь стояла перед палатками и вдохновенно ругалась. На всех трех красовались вполне приличные дырки.

— Поймали гада? Кто это был? – спросил Ратчер.

— Он в пыль рассыпался. Вампир или другая какая нежить. Зверье все живое бегает, – Ларри указал на вылетевшую из зарослей лису.

— Зря ходили, - вздохнула Шанталь.

— Почему, зря? Дедушка артефактом разжился.

— Это каким? – спросил Ратчер. Эльф вынул из кобуры пистолет. С его физиономии по-прежнему не сходило очень довольное выражение.

— Деда, а чей лучше? Наш или этот? – на физиономии Ларри отразился мыслительный процесс.

— На вашем после каждого выстрела курок взводить надо, у вас револьвер. А это пистолет. Он полностью автоматический, – эльф увидел вопрос в глазах внука, – он сам все делает. Я привык к словам техномира. Понимаю, как работает. Борину могу объяснить, разобрать, собрать, а вот на наши языки перевести не могу. Нет в них таких слов. Буду объяснять значение, но пользоваться словами техномира. Иначе запутаемся все.

— Значит, твой лучше. Удобнее, - подвел итог Ларри.

— Закончим с этим. Позже во всем разберешься. Быстро все собрали, седлаем лошадей и вперед. Дождя нет. Поедим на ходу. Миури, вы ели? На ходу, вы, есть не сможете.

— «Да. Мы мясо сырым можем есть», – отрапортовал Буран.

— Тогда, вперед, – скомандовал король, вскочил в седло и понесся галопом. Остальные вынуждены были последовать за ним.

— Может быть, все-таки Белеготара призовем? Вдруг, умное что расскажет? – Ларри догнал деда и вопросительно на него уставился, – ему теперь никакие дворцовые интриги не нужны, честно отвечать будет.

— Дождь опять накрапывает. Скоро польет. А Панцирник вон уже виднеется. Найдем сухую пещеру и вызовите. Не люблю, когда мне на пятки наступают, - король пришпорил коня. Миури резво бежали рядом. Дождик по-прежнему шел. Нудный меленький осенний дождик. Никакой дичи не попадалось. Попряталась от дождя. Через пару часов подъехали к Горбу Панцирника. Образующие его горы были не очень высокими. Имели какие-то осыпавшиеся вершины, словно их дубинкой поравняли. Подъехали поближе. Кловис спешился и подошел к скале, провел по ней рукой. Подошел Дэйл и начал присматриваться, закрыл глаза и сосредоточился.

— Гранит и очень качественный, – сказал Кловис, – а вот металл или руду я не чую.

— «Гранит, – подтвердил Дэйл, – и еще что-то, чужеродное. Камень не доволен этим. Буран, проверь-ка на магический фон, не нравится мне это».

Буран подошел к скале и тоже сосредоточился. Постоял так пару минут, подумал и сказал: - «Фон есть, очень сильный. Применено заклинание Сокрытия, а вот какое? Не могу сообразить и, как его обойти, соответственно, тоже. Здесь что-то есть, но, где именно, определить не могу. Охранные заклинания тоже есть, но не такие как у нас».

— Здесь ловушки могут быть, – проговорил Кулуриэн, – и посложнее, чем у гоблинов. Метод выжженной земли тут не спасет.

— Вызываем казначея, – заявил Теодорих и потер руки, – Ларри, доставай твой фолиант.

— Только, сначала сухую пещеру найдем, – заявили хором Шанталь и Дэйли.

Дэйл сосредоточился, прикоснулся лапой к горе. Постоял, что-то бормоча: - «Есть, нашел. Чуть правее, за высокими кустами, есть вход в большую пещеру, там и кони станут».


Глава 13. Обретенная казна Аркоресса.

Все пошли в указанном направлении, лошадей вели в поводу. Продрались через кусты, оказавшиеся густыми и колючими. Вернее, прорубились. И увидели пещеру. Она действительно была очень большая. Лошадей завели, расседлали, стреножили и насыпали овса. Достали одеяла и удобно устроились. Шанталь с Дэйли побормотали, и в центре пещеры загорелся огонь. Сразу потеплело. Ларри и Кулуриэн пошли набрать хвороста и заодно выставят Охранное Заклинание. Ларри опять шел последним и развесил свою любимую “Паутину”. Дождь пошел сильнее и похолодало. В пещере было уютно. Закипел чайник, заварили в кружках травяной чай, достали сухпайки и, улегшись на одеялах, начали жевать, прихлебывая горячий чай. Миури выдали остатки оленя. Теодорих и Ларри поели первыми и, открыв “Повелитель Душ”, принялись искать подходящее случаю заклинание.

— Сколько фэа может находиться в этом мире? – спросил Теодорих, он что-то высчитывал, тихонько бормоча.

— У всех по-разному. И не забывайте, казначей сгорел, тело не предано земле по обряду. Мне кажется, надо использовать не Заклинание Вызова, а Заклинание Призыва или даже Приглашения. Управлять фэа эльфа, так же, как душой человека, гоблина или гнома, вы, не сможете.

Призыватели притихли и задумались. Лайэллон подошел к Ларри и взял у него трубку. “Подумать надо»”, как он выразился. Эльф сел на небольшой валун, бывший под козырьком, нависавшим над входом в пещеру. Дождь под него не попадал, а дым не тянуло внутрь.

Минут через пятнадцать король вернулся в пещеру и сказал: – Нужно, чтобы вы выставили самые мощные ограждающие заклинания, а Ратчер, Кловис и Буран ушли в самый дальний угол пещеры и там укрылись в палатке. И дырки в ней чем-то закройте. Лошадям опасность не грозит. Буран, Дэйл и Дэйли – миури и вряд ли будут привлекательными для фэа. Остаюсь я, Ларри, Кулуриэн, по желанию, и Теодорих с Шанталь. Девушка не подходит по полу, ей тоже ничего не грозит, но лучше не рисковать. Все выставляем самые сильные Защитные Щиты. Ларри, ты чем духов удерживаешь?

Ларри встал и через пару секунд у него в руке появилась длинная, тускло поблескивающая цепь.

— Не убирай или держи поблизости. Теодорих, что с вами?

— У меня плеть, я привык к ней.

— Хорошо. Шанталь и Кулуриэн. Держитесь за нашими спинами и не высовывайтесь, если начнется драка, бегите в палатку, чтобы мы на вас не отвлекались. Миури, вы с ними убегаете. Ларри, дай книгу.

Лайэллон пробормотал “Переговоры”, и книга раскрылась. Ларри и Теодорих не сговариваясь сунули головы и столкну-

лись лбами.

— Ну, любопытные. Как только лбы не расшибли. Читайте уже, только без меня не рискуйте. Дело в том, что фэа эльфа очень сильна. Особенно Первородного и может предпринять попытку занять чужое тело, выкинув оттуда владельца. Женское и собачье тело ей не подходит. Я не по зубам. Ларри, скорее всего, тоже. Теодорих – человек. Он имеет меньше Силы, чем эльф и тело быстро изнашивается. Самый аппетитный для него Кулуриэн. Он эльф, мужчина и не обладает Силой Ларри или моей. Я бы тебя тоже в палатку отправил. Оттуда наблюдай. Нам спокойнее так будет.

Кулуриэн подумал, встал и пошел к палатке. Буран потрусил за ним. Остались четверо и миури. Дэйл встал за спиной Ларри, Дэйли за спиной Шанталь. Ая спрыгнула с руки девушки и шмыгнула в костер. Лайэллон начал читать “Приглашение”. Не громким голосом, на распев, король проговаривал слова. Закончив, показал жестом, чтобы не расслаблялись и остался сидеть возле костра. Потянулись томительные минуты. Уже думали, что не удалось. Вдруг заржали кони, начали переступать копытами и прядать ушами. На входе в пещеру заколыхался воздух, и вот к костру подходит бледная фигура. Зазвучал тихий голос: - Приветствую тебя, Сиятельный Господин. Ты, пригласил меня к своему костру?

— Приветствую тебя, Белеготар. Я приглашаю тебя к нашему костру.

Пришедший огляделся и сказал: - Уберите цепь и плетку. И ты, бич спрячь. Я не претендую ни на чье тело. Я достаточно прожил и хочу отдохнуть. Скоро меня призовут за Грань, и я уйду. Спрашивайте, я отвечу на ваши вопросы, тем более, что я ваш должник. Вы, отомстили за мою смерть, хотя я так и не понял, отчего умер.

При этих словах все недоуменно переглянулись.

— Вы, не видели своих убийц? – не удержался Ларри. Надежда на помощь казначея пошла прахом.

— Расскажите, пожалуйста, что произошло? – донеслось от палатки.

— Попрятали самых беззащитных, – грустно улыбнулся Белеготар, – говорю, не бойтесь. Я читал. Люблю почитать перед сном. Обычно, я немного почитаю и засыпаю. В этот раз немного увлекся. Через какое-то время мне неудержимо захотелось спать. Отложил книгу и задул светильник. Мне начал сниться сон. Странный такой. Наверное, моя фэа пыталась разбудить меня. Я увидел две крадущиеся фигуры. Оба были людьми.

— Оба? Это были мужчины? – снова раздался голос Ратчера. Начальник Серых Плащей не выдержал, подошел к костру и сел за спиной Лайэллона.

— Разрешите представиться: Джон Ратчер. Начальник Серых Плащей. Веду Дело о похищении королевской казны. А ваша смерть, судя по всему, имеет к нему самое прямое отношение.

Белеготар посмотрел, если можно так сказать о бестелесной оболочке, на Ратчера и ответил: – Двое мужчин. Люди. Точно не эльфы, не гномы или кто-либо подобный. Один был пониже и потолще. Явно сильный маг. Я почувствовал его Силу.

Фэа Белеготара замерла неподвижно. Через некоторое время казначей снова заговорил: - Сила, которую я почувствовал очень похожа на Силу этого человека, – он указал на Теодориха, – и твоего внука. Только внук в разы сильнее и имеет Дар. Он может переходить за Грань и выходить в нижние миры. Общаться с мелкими сущностями и даже управлять ими. Человек, – снова кивок в сторону некроманта, – этого не может. Ты - тоже. Хотя, ты, можешь сворачивать Пространство и не-

много управлять Временем. Я отвлекся. Второй был выше, худой и очень бледный. Белесый какой-то. Чем-то напоминал Советника Таэритрона. Как там его звали? Вспомнил. Герстальфа. Воняло от него так же гадостно. Этот вонючий поднял руку. Меня закрутил цветной водоворот. Когда все перестало вертеться я увидел, что мой дом сгорел. Моя семья стоит вокруг пожарища в ночной одежде. Правда, все живы. Вот, собственно, и все. Я видел, как вы расспрашивали сына и благодарен вам за предоставленное жилье. И… Я благодарен, что вы отомстили за меня. Лайэллон, я был не доволен вашей дуэлью с братом. Ты, убил его и занял трон…

— Господин Белеготар, дед не убивал Таэритрона. Его убил Герстальф, вот из этого, – Ларри вынул из кармана свой “кольт”, - мы сидели в саду, под окном королевской спальни, и все слышали. Потом вампир куда-то унес тело.

— Так это был вампир. А что, вы, под окнами делали?

— Герстальф и маг Шанг Дар Танг ограбили наш замок. Украли артефакт Рода. Они еще многих ограбили, и Ратчер принял заявления от ограбленных. Мы помогали расследованию и хотели побыстрее вернуть свой артефакт. Случай свел с Силнаи. Кое-что он сказал, кое-что сами поняли. Он нас хотел использовать для убийства короля. Дед оказался в нужное время в нужном месте. Он не убивал брата.

— Лайэллон, тогда я должен принести свои извинения. Это я устроил травлю в Совете и настроил всех против тебя. Я не уйду за Грань, пока не исправлю свою ошибку. Ты, уже короновался? – спросила фэа казначея.

— А что, есть какой-то обряд? – удивился Лайэллон. Дух Белеготара всплеснул руками и начал носиться кругами вокруг костра. Взялся за голову и застонал: – Все пропало, все пропало…

— Что пропало? Казна? Так ее мы и ищем, - объяснил фэя Белеготара Ларри.

— Что, ищете?!!! Вы, в ней сидите! – возопил казначей.

— Что?! – рявкнули уже хором двойняшки и король.

— В этой пещере спрятана казна Аркоресса и то, что Халлон успел вывезти из Сим-Риа. Слитки, драгоценные камни и деньги от их продажи тоже здесь. Таэритрон ничего не хранил в замке. Там и негде. Только маленькая комнатка возле его спальни. Его доверенный, Калдир, привозил требуемое, - спокойно объяснил Белеготар.

— Калдир? Если я не ошибаюсь, это муж Тинтур, - сказал, начавший закипать, король.

— Он самый, - поддтвердил казначей.

— Господин Белеготар, а как он выглядит? – Ратчер аж приплясывал на месте.

— Рослый, глаза черные, волосы темно-красного цвета, в волосах проседь, лицо довольно грубое, как для эльфа.

— Это он усыплял гоблина-возчика. И, по всей видимости, усыпил и вас, - сделал вывод Начальник Серых Плащей.

— Нет, не сходится. Похоже, что усыплял, как раз, некромант. Кто-то еще наложил заклинание Тишины, - задумчиво проговорил Ларри.

— А кто тогда стрелял? – спросила Шанталь.

— Тот, кого убил Ларри, чей пистолет у короля, - сделал вывод Теодорих.

— Не сходится. Трое получается, – пробормотал Ратчер.

— О чем, вы, вообще думаете!!! – возопил дух Белеготара, – если в течении пяти следующих дней Лайэллон не наденет корону, то солнечные эльфы должны будут покинуть Фэриленд и вернуться назад на Тимерис или найти себе новый мир. А их место займут какие-нибудь божки.

— Так, отсюда поподробнее. Что за обряд и почему эльфы должны уйти из этого мира? – Лайэллон убрал силовой бич и сел поудобнее. Раз фэа признала себя должником, то опасности нет. А вот информации нужно выжать из нее как можно больше.

— Разве Халлон ничего не сказал вам? Он сам не надел корону, но вы должны были это сделать. И где Лайстиндер? - спросил Белеготар.

— Он изображает Верховного Бога. У него целый пантеон. Эриэль играет в Богиню Плодородия. Учитывая, что она Маг Земли, это у нее получается, – Стальной Волк встряхнулся, принял пушистый вид и, на ходу лизнув в мордочку Дэйли, вошел в освещенный круг.

— Стальной Волк? Ты, можешь говорить? – поразилась фэа.

— Если миури могут, то почему я - нет? Говорю, и знаю, где Лайстиндер. Я вчера общался с ним. Он спрашивает, кто здесь король и сказал, что через пять дней истекает срок, отведённый Следящими на обоснование солнечных эльфов в этом мире, - оповестил своих потомков Волк.

— Господин Белеготар тоже нервничает, – сказал Лайэллон.

— Почему господин в таком виде? – Волк вопросительно уставился на дух казначея, - Ларри, ты что, обратно его не мог отправить?

— Куда?! Он сгорел. Вернее, его сначала застрелили, а потом сожгли, - ответил парень.

— Кто-то ищет казну. Или знает, где она, но не может взять, – Волк уселся рядом с Дэйли и прижался к ней боком. Та довольно завиляла хвостом.

— Лайэллон! Срочно коронуйся и назначь преемника. Если ты, этого не сделаешь, начнется непредсказуемое. Следящие в игры играть не будут, – фэа Белеготара возбужденно носилась вокруг костра.

— Не мельтеши, – буркнул король, – кто знает, что за обряд и где взять корону. Преемником назначу Ларри. У меня дочь, – упредил он вопрос казначея, – она замужем и счастлива. Сын много лет назад принял власть над зарин. Внук – Хранитель Каоса и менять свое положение на другое не будет. Правнук — это самый лучший вариант. Шанталь – девушка, должна выйти замуж. Если, как будущий Хранитель она не будет иметь проблем, то, как королева, получит целую кучу.

— Господин Белеготар, а вы кого хотите видеть своим преемником? Если мы нашли казну, то казначей нам нужен обязательно, – Ларри вопросительно посмотрел на дух казначея.

— Ты знаешь, я думаю, что это хорошая мысль, назначить парня твоим преемником. Я все ждал от тебя этот вопрос. Я потихоньку передал все дела сыну. Он честен и неподкупен. В отличии от меня ни в каких сомнительных аферах участвовать не будет. Он считает себя обязанным за то, что я отомщен, - высказал свое мнение Белеготар.

— Согласен. Этот вопрос решили. Что с короной и обрядом? – как-то очень уж нервно спросил Лайэллон.

— Открывайте вход в сокровищницу. Я должен посмотреть, есть ли Воплощение Источника или все осталось в Сим-Риа. Где Боевой Жезл Раэронна? Это одновременно и оружие, и символ власти Первородного. Где Боевой Жезл Минеланны, твоей бабушки? Она была сильнейшим Магом Огня. Если не тебе, то Шанталь в самый раз будет.

— Как открыть? Ты, знаешь? Мы вход даже не видим, - Лайэллон еще раз окинул взглядом пещеру. Дэйл подумал, встал и пошел к палатке.

— А эти чего у вас спрятаны, как девицы на выданье? – Волк фыркнул, - фэа испугались? Так не тронет она вас. Сильны, вы, слишком.

Из палатки вылез Кловис, и начал о чем-то возбужденно переговариваться с Дэйлом. Они пошли вдоль стены. В одном месте остановились. Там стояли лошади. Кловис позвал Кулуриэна, и он отвел лошадей в сторону. Гном и миури старательно осматривали и обнюхивали стену пещеры. Заспорили. Кловис приложил к стене руку, Дэйл положил лапу и что-то забормотал. Пещера затряслась, в костер посыпа лись мелкие камешки и пыль.

— Эй, поаккуратнее. Чуть короля не лишились! – проорал Лайэллон, которого камешек отоварил по голове.

Кловис что-то орал на кхуздуле. Миури ему отвечал, когда на том же языке, когда на общем. Дэйл рыкнул и передал: – «Вы, грамотеи, снимите Заклинание Невидимости с пещеры. Сидите, как слепые котята».

Королевская семья зашевелилась и начала наперебой предлагать варианты. Теодорих сказал, что надо проверить Заклинанием Лакмусом. Проверили. Взвыли. Лайэллон матерился долго, вдохновенно и многоэтажно. Заклинание Невидимости было самое простое. Сняли все одновременно. В воздухе заискрило, запахло, как после грозы. Стены пещеры осветились. Лошади истерично заржали и заскакали. Позади палатки проявились хорошо пригнанные каменные ворота. Посередине красовались три руны. Дэйл подошел к воротам, по пути задев задней лапой палатку. Что-то звякнуло. Ратчер понесся к палатке и залез внутрь. Подошел Кулуриэн и залез туда же. Палатка задергались, потом, мужчины вышли с вещами и быстро сложили палатку. Дэйл, не обращая внимания на их возню, поколдовал над рунами. Быстренько побежал к сумке Ларри. На свет появился толстенный Справочник Рунических Заклинаний. Дэйл что-то забормотал. Справочник, как вспугнутый голубь, замахал страницами. Наконец миури нашел искомое. Повторил знаменитый королевский загиб:

— “Твою мать”, потом: “Я -идиот” и понесся к воротам. На поверхности, поверх начертанных рун, начали появляться новые.

Кловис опять что-то закричал на кхуздуле. Дэйл передал: - «Не подходи, улетишь!» - гном встал за ним. Старые руны заискрили, грохнуло, ощутимо завоняло паленым. Ая перебралась из костра на запястье Шанталь. Это не ускользнуло от фэа Белеготара: – И ты, здесь, маленькая проказница. Стойте! Лайэллон, твоя внучка – Саламандра?!

Король кивнул.

— А внук - Повелитель Душ?! – возопила фэа казначея.

Новый кивок.

— И вы, сидели вокруг, вооружившись кнутами и цепями? Да ему достаточно рукой махнуть и меня размажет по стене, как фреску. Потом отскребать нечего будет. Так и буду украшать ее своей скромной персоной, - уведомил всех возмущенный Белеготар.

Дэйл устало вывесил язык. Кловис взял длинную, толстую палку, похоже, оглоблю, и ткнул ею в створки ворот. Ничего не произошло, но и ворота не открылись. Надавил посильнее. Тот же результат. Дэйл встал на задние лапы и приложил передние к створкам ворот. Сначала ничего не происходило. Потом ворота завибрировали, по ним пошла сеточка трещин. Пол пещеры тоже легонько затрясся, на головы сидящим посыпалась пыль. Ворота продолжали тихонько трястись. Трещины стали глубже и в некоторых местах камень начал крошиться и сыпаться вниз. Белеготар долго смотрел на это представление и не выдержал: - Лайэллон, а что за Дар у этого кобеля?

— Хорошо, что он не слышал. Ругани было бы. Это - миури. Разумная раса и, к тому же, этот кобель, как ты, выразился, ныне живущий Крушитель Гор. Так что, ты, видишь уникальное зрелище. Крушитель за работой.

Трещины, расходящиеся от лап Дэйла, стали глубже. Их количество увеличилось, трещины стали на глазах углубляться, увеличиваться, некоторые соединялись друг с другом. Из ворот начали сыпаться мелкие камешки. Сначала по одному, по два, потом группками и, вот, ворота начали, осыпаться сплошным потоком разнокалиберных камней. Вдруг они в один миг рухнули перед Дэйлом. Миури отступил, осмотрел проделанную работу, сел на пушистую попу и уставился на кучу камней. Они зашевелились и начали собираться вместе, выстраиваться в определенном порядке. Потом начали громоздиться друг на друга и, вот, перед правой створкой ворот стоит невысокий голем. То же самое было проделано с оставшимися камнями. Возле левой створки вырос еще один голем, чуть повыше и покрупнее первого. Миури обернулся и заявил: – «Прошу, господа, путь открыт».

Оба голема отсалютовали и отступили к краям ворот. Заходить Дэйл не стал и даже притормозил рванувшего Кловиса. Миури оглядел сидящих и спроисил: - «Кто у нас специалист по ловушкам? Ну, что притихли?»

— Дэйл, а как тебе Силы хватило сначала ворота развалить, а потом големы создать? – не выдержал Теодорих.

— «Так я же, когда разваливал, Силу камня себе взял. Даже не влезало уже, вот я излишек и скинул в големов. Не руками же груз носить. У меня и от того, что осталось, шерсть дыбом стоит», - объяснил Крушитель.

— Господин Белеготар, а вы в курсе ловушек? – спросил Ларри, размышляя, как их выявить.

— Откуда. Меня почти ни во что не посвящали. Этим занимался Калдир и отчитывался непосредственно Таэритрону. А зная характер вашего брата, могу сказать, что ловушек тут немеряно, - уведомил присутствующих казначей.

Дэйл подкатил к себе несколько камней и составил их в подобие фигурки. Фигурка потопала в комнату. Буквально сразу на нее обрушилась стальная решетка с острыми зубьями. Ларри задумчиво почесал затылок и спросил: - Так, что теперь делать будем?

Дэйл и Кловис подошли к решетке, задрали головы вверх и начали оживленно спорить. Дэйл встал на задние лапы, передние поставил на боковую поверхность стены, образовывавшей ворота. Стена задрожала, посыпались камни и с правой стороны вывалился механизм решетки вместе с нею. То же самое было проделано с левой стороны. Два голема подошли к решетке, взяли ее с двух сторон и понесли к выходу из пещеры. Дэйл пошел следом. Вот они вышли и через несколь-

ко мнут послышался грохот. Дэйл вскоре вернулся в сопровождении големов. Подошел к куче камней и создал еще одного. Из остатков камней опять сотворил маленького уродца и запустил его в комнату. Уродец прошел шагов десять, вдруг в него полетели копья, измолотив в труху. Дэйл запустил последнего голема внутрь. Тот вошел собрал копья и вышел. Копья свалил около входа и замер. Дэйл думал. Подошли Ратчер и Кулуриэн и взяли по копью. Последним подошел Теодорих, взял копье и начал его крутить. Взял еще одно. Поставил рядом, прислонив к стене. Одно копье взял в левую руку, направил параллельно полу, что-то забормотал, потом разжал руку. Копье так и осталось висеть. Маг махнул правой рукой и копье вплыло в комнату. Теодорих направлял его по разным направлениям, тыкал в стенки. Ничего не происходило. Тыкнул по какому-то механизму, и в комнате вспыхнул свет. По желобкам потекла темная жидкость, комната ярко осветилась по периметру. В воздухе появился резкий, очень знакомый запах.

— Кровь Земли, – пробормотал Кловис, – и где-то неглубоко, раз ее направили в стоки. Причем, делали гномы. Добротно сделано. Подается строго необходимое для освещения количество.

В ярком свете стали видны сложенные штабелями слитки. Рядом лежали завязанные мешки. Ближе к квадратному постаменту, закрытому тканью, стоял небольшой кованный сундук. Почти все пространство пещеры было занято слитками и мешками. Дйэл снова направил в комнату голема. Пожертвовал того, что был сделан последним. Он был высоким и довольно подвижным. Голем, повинуясь команде миури, вошел в комнату и начал ходит по ней кругами, прикасался к стенам, топал ногами. Взял один мешок и понес ко входу. Положил рядом с правой стеной. Затем, Дэйл отправил еще одного. Теперь уже два голема носили мешки. Добавил еще одного. Так продолжалось около часа. Три голема носили мешки, Дэйл командовал. Все большие мешки были перенесены. Теперь настала очередь сундука. Дэйл сосредото-

чился. Два голема подошли с двух сторон, подняли сундук и понесли. Вынесли в основную пещеру и уже когда ставили, с грохотом уронили. Но, он не открылся. Был заперт на совесть. В комнате остались штабеля слитков и возвышение, отгороженное шторкой. Все, столпившись за спиной Дэйла, наблюдали за переноской. Даже фэа Белеготара была тут и что-то старательно подсчитывала, шевеля губами. Дух казначея потребовал бумагу и перо. Ему дали. Дух начал строчить список.

Вверху написал: “Я назначаю вместо себя казначеем своего сына Ангбора. Это перечень содержимого королевской казны. Составлен лично мною, Белеготаром из Рода Высокой Ветви в двадцатый день Месяца Желтых Листьев”. Поставил под завещанием свою подпись. Дальше следовал список выносимого големами.

Дэйли и Волк выскользнули из пещеры и миловались в укромном уголке между стеной пещеры и колючими зарослями. Это всех и спасло. Тонкое обоняние миури и Волка уловило запах мертвечины. Волк перевернулся в Стального Волка. Дэй-ли передала мысль Шанталь, а та озвучила вслух: - Волк чует опасность. Сильный запах мертвечины. Сюда кто-то идет. Волк наблюдает. Советует подпустить поближе. Лишних убрать и взять “говоруна”. Надо узнать, какие еще есть ловушки. Метод Дэйла безопасен, но долог. У нас нет времени на эту игру.

Все похватали оружие, Лайэллон вынул пистолет, Ларри достал “кольт”. Белеготар тихонько отплыл в угол комнаты вместе со своим списком. Рядом с ним сел Буран и пристроился Кловис. Воины они были никакие. Лайэллон и Ларри подбежали к выходу из пещеры. За ними стали остальные. Прошмыгнула Дэйли и передала: - «Волк невидимым все разведает. Идут в пещеру, через несколько минут будут тут. Видит четырех умертвий, красноволосого эльфа, невысокого плотного человека, еще один человек или эльф. Одет в закрытую одежду с низко надвинутым капюшоном. Женщина. Явно вампир».

Волк материализовался в пещере и сказал: - Лайэллон, нужно убрать мертвяков и вампира. Некроманта тоже. А вот, красноволосого и высокого взять живыми.

Пока рассуждали, на склоне появились умертвия. Теодорих что-то пробормотал, взмахнул рукой, и они взорвались с громким хлопком. Шедший за ними некромант притормозил и начал что-то творить. Не дожидаясь результата Лайэллон прицелился. Ларри жестом остановил его. Вытянул вперед правую руку и сосредоточился. Некромант побледнел, зашатался, сделал несколько шагов и тихо осел на землю. К ладони Ларри подплыло серебристое облачко и исчезло.

— Готов, - пробормотал парень, - тихо, не спугнули остальных, к тому-же, я давно хотел попробовать. Помнишь, ты сказал, что так можно.

Лайэллон слегка побелел: – Я, когда говорил, хотел твоих беспечных родителей припугнуть. Мне и в голову не пришло, что ты, на такое способен.

Теодорих был восхищен: – Ларри! Я только слышал о таком. Так воюет Повелитель Душ!

Из-за поворота появилась женщина и наклонилась над трупом. Огляделась и, в буквальном смысле слова, принюхалась. Крикнула: – Я разведаю! – и начала красться к пещере.

— «Ларри, Туман», – услышал парень прямо в голове голос деда. Юноша сосредоточился. Появился сгусток белесого тумана. Направляемый ветерком, он поднялся вверх, ветерок закрутил смерчем и накрыл женщину. Раздался истошный визг. Она вопила и на глазах рассыпалась пеплом. Остатки тумана поплыли дальше. Раздалось громкое шипение и ругань. Из кустов выскочил красноволосый с луком в руке. Он бежал прямо к пещере поводя стрелой по сторонам. Лайэллон прицелился и спустил курок. Грохнул выстрел. В закрытом пространстве пещеры всех буквально оглушило. С потолка посыпалась пыль и мелкие камешки. Калдир, а это был именно он, с воем катался по земле, зажимая руками простреленное колено. Лук валялся рядом. Лайэллон сосредоточился и лук поплыл к нему по воздуху. Калдир перестал выть и, закусив губу, попытался схватить лук. В этот момент лук вспыхнул и через несколько секунд сгорел весь. Эльф, выхватив нож, поковылял к пещере. Лайэллон сосредоточился, в его руке появилась длинная веревка с петлей на конце. Он раскрутил ее над головой и ловко набросил на красноволосого. Дернул, петля затянулась вокруг тела и, не взирая на сопротивление, король начал подтягивать эльфа к себе. Ларри и Кулуриэн выскользнули из пещеры. Набросили Защитные Щиты и, низко пригнувшись, поспешили в ту сторону откуда пришли незнакомцы. Проползли кусты и увидели, что фигура в капюшоне быстро уходит в сторону выступающей, как лапа панцирника, скалы. Хромал, но шел быстро.

Ларри позвал Дэйла. Они потихоньку крались за фигурой. Капюшон достиг “лапы” и начал быстро карабкаться наверх. Ларри вынул “кольт”, прицелился. Пуля щелкнула возле ног беглеца. Вреда не причинила, но придала прыти. Капюшон достиг выступа и пошел по тропинке, еще немного и он скроется за поворотом. Ларри показал Дэйлу на фигуру, идущую по краю скалы, и пояснил: – Далеко. Пули не долетают.

Дэйл сосредоточился и выбросил лапу в сторону небольшой скалы, козырьком нависавшей над тропинкой, по которой бежал капюшон. Козырек затрещал, выступ обломился и с грохотом упал на тропинку, погребая под собой беглеца. Вслед за первыми камнями посыпались еще и все полетело вниз со скалы. Проверять не пошли, вернулись в пещеру.

Лайэллон подтянул к себе сопротивляющегося Калдира. Тот пытался перерезать веревку, но она была чистой Силой и нож ее не резал. Только себя порезал. Ратчер принес настоящую веревку. Лассо, как назвал его король, сняли. Ларри, увидев, сказал, что он потом все выспросит. Дед кивнул и принялся за допрос пленника. К ним подплыл прозрачный Белеготар. Эльф увидел призрак казначея и взвыл: - Ты, что здесь делаешь?

— Разгребаю то, что вы натворили! - рявкнул призрак, – быстро говори, какие ловушки в комнате с казной.

— Не скажу. Это не твое, - уперся пленник.

— Это мое и, поверь, скажешь, – к пленнику подошел король с пистолетом в руке. Красноволосый, увидев пистолет, задергался. Потом презрительно скривился и уставился в стену с видом героя, гибнущего за идею.

— Давай, говори. Некогда с тобой возиться! – рявкнул злющий Лайэллон.

— Не скажу, самозванец. Это все не твое, - гордо задрал голову Калдир.

— Не мое, говоришь. Для начала, я прострелю тебе второе колено. Даже, если останешься живой, то ходить будешь с двумя палочками. Так что, говори, и умрешь быстро. Отпускать тебя никто не будет. Ты, слишком много знаешь и слишком много натворил, - поставил его в известность о возможном развитии событий король.

— За меня отомстит мой сын, - выдал классическую фразу пленник.

— Это тот дрищ, который со второго этажа летал? Который убивает безоружных девушек? – Ларри недобро сощурился, –

давай, говори или сам ловушки убирай. Учти, я тебя и после смерти достану.

Калдир всмотрелся в Ларри и завыл: – Повелитель Душ. Никогда не любил Анкалимэ из-за ее жутких способностей. Думал, раз она мертва, то боятся нечего. Вижу, ошибся. Хорошо. Я покажу. И вы, отпустите меня, - эльф кое-как поднялся на ноги и похромал к комнате с казной. Оглядел ее и сказал: - Вы, уже вынесли все. Как только смогли? А слитки?

— Вынесем. Не волнуйся. Ты, сними ткань с постамента. Нам нужны артефакты, – Лайэллон подошел к пленнику, стал за его спиной и ткнул дулом пистолета между лопатками, – давай без шуток. Эти парни тебе помогут.

Вслед за эльфом потопали три голема. Калдир проковылял к постаменту. Что-то зашептал и отдернул занавес. На постаменте стоял большой деревянный ящик, окованный железом. Големы подошли к нему и взялись за ручки. Приподняли и вынесли из комнаты. Красноволосый остался стоять в комнате. Рядом стоял третий голем. Все внимательно за ним наблюдали. Вдруг Калдир прыгнул к стене, сунул руку внутрь и вынул не очень длинный Жезл. Укрылся за големом и направил Жезл на стоящих. Ярко Оранжевый камень засветился. Все напряглись, вдруг в тишине раздался звонкий девичий голос: – Жезл Огня, защити себя!

Камень потух, а Жезл окутался сначала бело-голубым, а потом бело-желтым сиянием. Державшийся за посох Калдир вспыхнул. Через полминуты на полу комнаты лежала горка пепла, а Жезл поплыл к руке Шанталь, на запястье которой, с видом победительницы, сидела Ая. Девушка взяла в руки Жезл, камень ярко вспыхнул и засветился темно-бордовым светом. По самому Жезлу побежали огненные буквы эльфийской вязи.

— Гляди-ка, признал. Он у бабушки тоже так светился. Она им могла даже буквы на стене писать. Я видел ее тренировки. Она из этого Жезла сбивала подброшенные камешки. Так, с этим разобрались. Надо открыть ящик, - засуетился Лайэллон.

— Открыли уже. Там даже замка не было. Одна щеколда. Надеялись на Жезл. Или Заклинание Распознавания. Его Ларри открыл, – ответил Кулуриэн. Все уставились в ящик, включая фэа Белеготара. В ящике был еще один Жезл. Чуть длиннее и массивнее первого. Он был полностью черным с крупным черно-фиолетовым камнем вверху. Стояла небольшая шкатулка неопределимого цвета и из непонятного материала. Причем, он менялся на глазах, как и форма шкатулки. Волк протянул к шкатулке лапу, но не притронулся: – Вот и корона. Это - Чистая Сила Источника, заключенная в Футляр Времени. Ее может взять в руки только Следящий, либо тот, кого он назначит вместо себя. Лайэллон, не пытайся открыть. Не откроешь, но и королем не станешь. Я сейчас иду к Лайстиндеру и договариваюсь, что через три дня в Зале Совета остатков твоего королевского дворца проведем церемонию. Я все выспрошу, что надо приготовить, кто проведет церемонию и скажу тебе. А вы, тут, сами. Мой вам совет, перенесите все в Каос. В мешках золото. В маленьком сундучке, который уронили, драгоценные камни. Я посмотрел, пока вы воевали и допрос устраивали. Слитки тоже заберите. За слитками мифрила есть еще золото и платина. Свяжите их Путами и перекиньте во двор Каоса. Ничего с ними не будет. Я пошел, - Волк, лизнув напоследок в нос Дэйли, исчез. Белеготар устроился возле выхода из пещеры. Все мешки приподняли и левитировали ко входу в пещеру. Сундучок с камнями тоже. Ящик с артефактами король решил взять в свою комнату. Разберется сам. Теодориху было сказано, что о нем помнят. Один мешок золота король тоже отставил. На текущие расходы. Слитки опутали Путами и левитировали к выходу из пещеры.

Ларри и Лайэллон открыли портал во двор Каоса, а остальные перебросили туда слитки. Пока все сделали, вымотались. Решили перекусить, отдохнуть, потом продолжат. Примерно часа через два. Ларри с дедом снова открыли портал в Каос, на этот раз, возле кладовой и переправили все мешки с монетами и сундук с драгоценными камнями. В коридоре мелькнула удивленная морда Изи. Шанталь помахала ему рукой и послала воздушный поцелуй. Физиономия дракона приобрела непередаваемое выражение. Договорились, что король вместе с артефактами прыгнет во дворец. Остальные поедут своим ходом. Мешок с золотом устроили на спине Беса – коня короля, которого вел в поводу Ларри. Остальных он пытался либо лягнуть, либо укусить. Бес был огромный, в холке - на уровне головы Лайэллона, бывшего далеко не маленьким. Угольно-черный, с умными каре-фиолетовыми глазами. Грива густая, длинная, заплетенная Мартином в косички с красными бантиками. Хвост тоже густой и длинный, был красиво завит, но, под дождем распрямился и мел землю.

Лайэллон пообещал, что они с Ларри переправят всех, держа портал с двух сторон. Только немного отдохнет, а пока вы-

звал Старейшин гномов и потребовал первоочередного строительства сокровищницы. Платить есть чем. Гномы, услышав о возможности оплаты либо золотом, либо мифриловыми слитками воодушевились и уже через пару часов к Лайэллону прибежали два архитектора с чертежами. Король всмотрелся и одобрил. Строить решили в сгоревшей восточной части. После соединят со всем остальным. Главное, быстро выстроить и обеспечить надежность. А пока суд да дело, король разложил на столе артефакты. И пришел в восторг. Артефактов было много. Хватит и самому и внукам дать и Теодориху для Академии. Особое внимание привлекли пять опаловых шаров, переливавшихся в ярком свете пастельными оттенками розового, салатового и голубого. Король взял самый большой и всмотрелся в глубь опалового свечения. Через минуту он увидел свой отряд, бредущий под моросящим дождем, и возглавляемый отчаянно матерящейся мокрой валькирией. Это было Следящее Око большого радиуса действия. Самое большое король отложил для себя. Почти не уступающее ему в диаметре, отдаст в Каос. Маленькое и чуть голубоватое поедет в Академию, как обещанный артефакт. Оставшиеся

два король уложил обратно в ящик. Пригодятся. С Жезлами уже определились. Порывшись в сундуке, король достал красивый кулон. На цепи в виде переплетающихся змей висел красивый бордово-фиолетовый камень. Цепь была из неизвестного зеркального металла, отражавшего все, что его окружало. Лайэллон задумался. Он не мог вспомнить такое украшение. У родителей он его не видел. Повесил на грудь и сосредоточился. Его кольцо, которое он приспособил, как проводник для связи с Ларри, засветилось и через пару секунд раздался голос внучка: – Деда, что стряслось? И ты, где? Мы вымокли уже, а Шанталь хрипит от ругани.

— Сейчас спущусь к главному входу, не сюда же вас с лошадьми заводить. Будь готов, - Лайэллон оставил на груди кулон, как более мощный, а кольцо решил подарить Хагиру. Он с ним связывался через двойняшек.

В ящике еще много чего было. Решил, по свободе рассмотреть. Закрыл его и наложил охранное заклинание. Такое же, наложил на комнату. Через пять минут король стоял у входа. Кулон сработал моментально, Ларри сразу отреагировал и сказал, что открывает портал ко входу, он четко помнит розовые колонны. И правда, через пару секунд открылся портал, в который впрыгнул Кловис, ведущий в поводу фыркающего и скалящего зубы Беса. Конь радостно заржал и, потянув повод вместе с висевшим на нем гномом, направился к хозяину. За ним запрыгнули Буран, Ратчер, Кулуриэн, Дэйл и Дэйли, Теодорих, Шанталь и последним влетел Ларри. С Беса сняли мешок с золотом. К путникам уже спешил Мартин. Он был один и ему помогли отвести лошадей. Лайэллон подошел к конюху: – Мартин, вот то, что я тебе должен, – запустил руку в мешок с деньгами и высыпал в карман конюху пригоршню монет.

— Сиятельный Господин, это же золото! Тут за пару лет работы! – обалдел конюх.

— Мартин, я сейчас прикажу Икрику написать указ о твоем назначении Главным Конюшим Страны. Ты, кто по происхождению?

— Простолюдин я. И магией не владею.

— Зато в лошадях разбираешься и голова на месте. Будешь Родовитым. Пойдешь в город и решишь со своими, кто будет представлять людей в моем совете. С гномами я сейчас разберусь, от гоблинов Икрик будет. Эльфы все представлены. Вот с людьми, проблема. Если не договоритесь, ты будешь. Теперь ты, уже не конюх, а Конюший, так что, найми себе помощников.

— У меня два сына в Златограде остались и жена. Старший, как ваш. Второй - помладше, - сказал Мартин.

— Хорошо, действуй. Результат доложишь завтра утром.

— Дед, а ведь лесные и лунные эльфы у тебя не представлены, - заметил Ларри.

— Лунные есть точно, а вот с лесными, надо думать. Идиот Таэритрон их оскорбил и что делать, я попросту не знаю, - развел руками Лайэллон.

— Серого бы сюда. Он был лесным эльфом, пока его в тело волка не засунули. Он всех знает, - предложила девушка.

— А, как его найти? – спросил Лайэллон.

— Он живет с Таис в Ы-ырг-ху-ум. Откуда Вайяна родом. Туда пару часов хода, а на лошади за полчаса доскакать можно. Сегодня поздно уже, а завтра я с миури перейду в Каос и сходим, – Шанталь посмотрела на деда.

— Шани, я тебя и Дэйла с Дэйли прямо сейчас в гостиную Каоса переправлю. Ларри мне нужен. Остальные пусть поедят и отдохнут. Теодорих, я приготовил тебе артефакт, но думал, что и ты на нашу коронацию останешься. Может быть, еще твоя помощь потребуется.

— Согласен, только помыться бы, - ненавязчиво намекнул некромант.

— Сейчас прикажу вас разместить. Сгорело не все и лечь есть где. Шанталь, единственная женщина, поспит в Каосе.

— «Я тоже перешел бы, с Татром давно не виделся», – сказал Буран.

— Сиятельный господин, а кого вы собирались устроить в Горбе Панцирника? – полюбопытствовал Кловис.

— Еще одно Подгорье намечается. Там, что прельстило? Нефть? – спросил у него Лайэллон.

— Она, Кровь Земли. Когда ваш замок построят, сделаем и освещение, и обогрев. Только, не говорите никому, а то займут. Я сейчас тоже в Каос, потом в свое Подгорье. Поставлю в известность Старейшину и заселять. А документы позже сдела-ем. Иначе, я не смогу туда попасть. Я пока в плену был, места лишился, другой работает. К тому же… ну, невеста у меня есть. Она младшая самая в семье. Любим мы друг друга, а у меня борода еще коротка жениться. А вот, если я стану Старейшиной и буду иметь свое Подгорье, то тогда смогу Кату взять в жены. И вам нужна защита на востоке. А мы, как войдем в силу, то и хурд выставить сможем.

Лайэллон рассмеялся: – Заселяйтесь. Пещера есть жилая. Вы, рукастые, до зимы обоснуетесь. За теми горами присмотр нужен.

— Дед, тебе нужна сеть из Пограничных Крепостей. Особенно на юге и востоке, – Шанталь посмотрела на короля, - у нас на факультете есть младшие сыновья очень знатных родов. А земли им не светят. Если их хотя бы в три ключевых Крепости заселить, то и территорию Страны расширить можно.

Король задумчиво поскреб подбородок: «А ведь не потерял я чутье. Ларри - мой Преемник, а Шанталь - Хранитель, хоть и женщина».

— Сиятельный Господин, а государственные вопросы можно еще где-то, кроме конюшни решать? Ласточка на сносях, и она волнуется, – Мартин гордо вскинул голову.

— Ну вот, уже из собственной конюшни гонят. Кстати, напрягу гномов на строительство каменной конюшни, хотя бы небольшой. Присмотришь. Договорись со Старшиной строителей-гномов. Себе за дом тоже договорись. Сильно не роскошествуй, золотой слиток за все, но, чтобы семью поселить смог. Только каменный строй, хватит с меня гнезд. Внуков на ночлег оставить негде.

Король, в сопровождении внуков и гостей, покинул конюшню. С гордым видом и лихорадочно соображая, где кого положить. В результате приказал поставить в его комнате походную кровать и застелить.

Лайэллон подозвал Шанталь: – Ты, сейчас прыгаешь в Каос. Рассказываешь все родителям. На коронации должны быть Хагир и Лунаталь. Натаниэль самая младшая, но, если Лайстиндер потребует, придется за ней бежать или вызывать. Кто из ваших еще захочет присутствовать, пусть идут, но потом сразу домой, спать негде. Завтра с утра едешь к Серому договариваться. Может быть, он согласится поговорить со своими. Вот, возьми, – король дал девушке матовый шар, – это Следящее Око. У меня такое – же. Вас в нем увидел и услышал. Покрутите, напрягите Икрика, пусть пороется в свитках. Кольцо дай отцу. Это артефакт, связан со мной и с Ларри. Пользоваться просто. Представляешь лицо и направляешь Силу. Говоришь и все. Разберетесь. С тобой идут миури и Кловис. Миури должны быть на коронации. Они - ваши Побратимы. Бурана будем отправлять вместе со всеми отсюда. Переходите, быстро, – Лайэллон открыл портал. Шанталь, с шаром под мышкой и кольцом в кармане, шагнула в Обеденный Зал, за ней прыгнули миури. Ларри, увидев, что дед устал, подключился тоже. Последним прыгнул Кловис. Король потер виски: – Ларри, ты спишь у меня. Остались трое мужчин. Вас можно разместить в гостевой комнате. Хотя, там семья Белеготара.

Эльф вышел в коридор, подозвал часового и отправил на поиски комнаты для трех человек.

Шанталь оглядела пустой Обеденный Зал и пошла искать своих. Кловиса Дэйл повел к гномам. Устроят на ночлег. Буран пошел искать Татра. Он нашелся в кабинете Хранителя вместе с самим Хранителем. Хагир сразу пошел в комнату жены. Шанталь уже расположилась в кресле и рассказывала. Мика сидела перед большим опаловым шаром и что-то там высматривала.

— Папа! – девушка повисла у отца на шее, – дед передал для Каоса Следящее Око. Мика над ним размышляет. Надо в дедовых свитках порыться. Что там про него есть. Как пользоваться. Вот кольцо для связи с ним и Ларри. Дед себе артефакт отрыл, а кольцо передал тебе. Послезавтра коронация. Если деда не короновать, то эльфы должны будут покинуть этот мир. Тут такая история. Мы искали казну, и нашли, кстати. Те слитки, что свалены во дворе оттуда. Их бы под навес, чтобы не мокли сильно. Те, что желтые и маленькие белые – золото и платина. В сундуке – драгоценные камни. Какие и сколько – неизвестно. Дух убитого казначея пытался считать, но увял. Надо будет, по свободе, составить список. Казначеем теперь будет сын убитого. Дух написал посмертную волю и список найденного. Мешки возле кладовой с золотом. Количество мешков знаем – тридцать шесть. Один дед забрал – тридцать пять. Их бы в кладовую перетянуть.

— Тихо, тихо, раскомандовалась. Все уже сделано. Когда дед все заберет? – спросил Хагир.

— Сокровищницу гномы построят и заберет. Его основательно спалили. Восточного и почти всего южного крыла нет. Огромное центральное дерево сгорело полностью и корень поврежден. Его выкорчевывать будут. Гномы успели сделать фасад и лестницу на два этажа. Делают из мрамора. Красиво очень. Оказывается, в Рудных Горах мрамор был. Из него теперь делают дворец.

Шанталь начала живописать приключения. Даже показала иллюзию. Подключились Дэйл и Дэйли. Все смотрели, как завороженные. Незаметно подошел Борин и тоже смотрел. Когда дошли до рассказа об освещении пещеры гном не выдержал: - Эх, было бы мне хотя бы на полсотни лет меньше, заселился бы.

— Так Кловис хотел… - Шанталь посмотрела на гнома.

— Не полезу я вперед него. Дядька Борин своим не гадит.

— «А, как там с охотой, и есть ли небольшие пещеры?» – спросил Мик. Мика насторожено поводила ушами.

— Охота просто великолепная. Зверье всякое бегает, непуганое. Зима есть, но не такая, как у нас. Как наша осень, примерно. Природа там нормальная. Магия ее не коснулась. Ты, хочешь Поселок основать? – спросила Шанталь.

— «Хочу. Мика пойдет. Найдем партнеров. Ы-ырг-ху-ум переполнен. И Гыр-р-ру-ум тоже. Многие молодые кобели хотят новый Поселок основать. Им тут хода нет. И я сижу, как гриб,» - Мик глянул на девушку и перевел взгляд на отца.

Вайяна собралась что-то сказать, но тут в разговор вмешался Татр: - «Мать, я все понимаю. Тут дети на глазах, но не будут они с нами до старости сидеть. Такой Силы, как у Дэйла и Дэйли у них нет. У старших своя дорога. Пусть основывают. Мик станет Старейшиной. Это лучше, чем чувствовать себя приживалой».

— «Благодарю, папа. Я завтра пойду с Шанталь и поговорю с молодыми кобелями. К Панцирнику можно идти вместе с гномами. Знакомые соседи лучше, чем чужие».


Глава 14. Коронация.

Дедушка и внук устроились в королевской спальне бывшей, не то чтобы очень большой. В ней еще и ящик с артефактами стоял. Некромант сумел помыться. Кулуриэн и Ратчер решили последовать его примеру. Все чистые и довольные спали в Зале Совета.

— Ларри, завтра с утра поедим и перейдем к Маюми и Сигурду. Хочу с ними первыми поговорить. Вдруг, дочь не захочет. Тогда даже не знаю, что делать, - король явно очень нервничал.

— Уговорим. Бабушка не противная. Надо все ей честно рассказать. Она поймет. А деду показать виноградники эльфов, -

предложил Ларри.

— Ой, и хитер, ты. Ой, хитер. Знаешь, на какой крючок деда ловить, - улыбнулся Лайэллон.

— Кстати, о крючках. Надо вяленой тарани накупить. Она сейчас шикарная. Осенний улов. И с пивом. Когда коронуешься, перейдем в Каос с большим бочонком пива. Мечтаю, – Ларри аж губами причмокнул в предвкушении.

— Давай спать. Я, хоть и чистокровный эльф, еле живой от усталости.

Утром Шанталь оседлала своего гнедого, Кловису выдали пони и в компании Мика и Мики они поехали в Поселок миури, прихватив гостинцы для бабушек, дедушек, племянников и прочих родичей. Щенкам Таис и Серого взяли довольно большой пакет сушеных сухожилий. Зубки у них режутся.

Родичи были рады гостям. Старейшина Поселка, получивший большой мешок любимой телятины, был благосклонен. Молодые кобели - в восторге. Когда показали иллюзию местности и рассказали, где это, восторг усилился. Наличие соседей-друзей привело всех в приподнятое настроение. Совместное путешествие тоже добавляло оптимизма. Мируи будут охотиться, а гномы одним своим видом отпугнут двуногих врагов. Кловис, поехавший через Поселок миури, все равно по дороге, договорился, что обговаривает со своими и, когда будут идти, захватят будущих соседей. Перейдут из Ворот Каоса, а от Ворот Аркоресса два-три дня пути. Со скарбом, чуть дольше. Пока решали, вернулись охотники и с ними Серый. Ему все честно рассказали и попросили о помощи.

Серый сказал, что, если Таис согласна, он бы переселился вместе с Миком. Таис была согласна. Серый подумал и решился: – «Перейду с тобой. Поговорю с Симрахдом. Попытаюсь. Может быть, он согласится встретиться с Лайэллоном. В конце концов, король не несет ответственности за действия брата».

Распрощались с родичами и в обратный путь. Серый лизнул в нос Таис и побежал с уходящими. Приехав в Каос, перекусили, и Шанталь с Серым и Побратимами перешла через Ворота в Аркоресс. Дэйл пару раз безрезультатно пытался связаться с Ларри. Уже подъезжали ко дворцу, когда наконец-то связались.

Король и Ларри встретили всех в коридоре. Лайэллон нашел в ящике еще одно кольцо, бывшее артефактом связи, и отдал Шанталь. Предупредил, чтобы она его не спалила. Ая, услышав проблему, сосредоточилась. Кольцо вспыхнуло нестерпимо-ярким белым пламенем.

— Говорил же, не спалите, – Лайэллон испустил долгий вздох замученного шилозадыми отпрысками родителя.

Кольцо перестало гореть, и на пальце Шанталь теперь красовалось чудо невиданное. Было такое впечатление, что жидкое золото каким-то невероятным образом держит форму кольца. Определить точный цвет было невозможно хотя, термин “жидкое золото” передавал его наиболее точно. Казалось, если девушка резко тряхнет рукой, кольцо разлетится раскаленными брызгами. Что Шанталь и проделала с присущей ей непосредственностью. Стоявший рядом Кулуриэн шарахнулся в сторону. Настолько реальным казался расплавленный металл. Шанталь и Ларри чувствовали кольцо, как живое, Лайэллон - просто теплым. Дэйлу кольцо казалось сгустком застывшего пламени, даже обжигало немного, а вот Дэйли тоже ощущала кольцо живым. Остальные трогать кольцо даже не рискнули.

Когда все наигрались с кольцом, Ларри с дедом наскоро поели, и компания поехала к лесным эльфам. Король сказал, что придется ему тоже ехать. Сразу все и узнает. Через час приехали в знакомый лес. Серый коротко завыл, потом, еще раз. Помолчал, снова завыл с равными промежутками. Из гущи леса появились трое вооруженных луками и копьями воинов. Серый сказал, что он раньше был Анаор. Эльф, бывший старше остальных, вспомнил имя. И вспомнил, что произошло. Покосился на короля. Лайэллон сказал, что он не Таэритрон. Они похожи, будучи близнецами. Эльфы помялись, но все-таки проводили в свой город. Портить отношения с королем Страны Вечного Лета, в которой они сами и живут не стали. Король лесных эльфов выслушал рассказ и задумался. Покидать обжитый мир не хотелось никому. Эльфы подумали и решили, что поедет представитель народа. Их поблагодарили и клятвенно заверили, что лесные эльфы теперь в полной безопасности и обо всех случаях угроз или оскорблений со стороны солнечных, докладывать лично королю. Ларри тут же открыл портал в Поселок, и Серый через несколько минут подбежал к любимой жене. С эльфом, выбранным представителем, договорились, что он приедет завтра рано утром. Король прямо сказал, что его замок подожгли, и он даже внуков на ночлег устроить не может.

Вернулись в Аркоресс. Теперь предстояло самое ответственное. Визит к бабушке Маюми. Лайэллон заметно нервничал. Ларри и Шанталь предложили взять с собой большую корзину винограда разных сортов. Заручиться поддержкой деда. Через полчаса в комнату внесли огромную корзину, полную больших виноградных кистей. За это время Шанталь рассказала, что вместе с гномами хотят заселиться и миури. Лайэллон рассмеялся и сказал, пусть селятся. Все равно, там никого нет. Связася с Хагиром и попросил передать, чтобы Икрик приготовил два Указа на заселение. Икрик воспользовался случаем и обратился к королю с просьбой: - Сиятельный Господин. Нам нужен архивариус. Кто-то должен будет все регистрировать и отвечать за хранение подобных документов. У меня есть внучатый племянник, Риквик. Он только что получил нужный диплом.

Лайэллон расхохотался: – Пристраиваешь соплеменника. Хотя, пожалуй, ты прав. Порядок нужен. Вот отстроюсь и все будет. Вызывай своего племянника. Не забудь и Мартину документы оформить. Он теперь Главный Конюший. Будете идти ко мне, захватите с собой, я подпишу.

— Деда, может быть хватит тянуть кота за хвост. Я беру корзину, вы с Ларри открываете портал к бабушке с дедушкой и идем, - прямым текстом сказала Шанталь.

— «Мы с вами. Я хочу попробовать новое Заклинание Плодородной Земли. Я его подготовил именно под виноградники. В Каосе проверю Заклинание Сохранения Озимых. А то мерзнет много. Ларри, где мой Справочник?» – заволновался Дэйл.

— Твой Справочник мне уже дыру в плече протер. Тут он. Дед, хватит дергаться. Мы сейчас заберем Сигурда, а вы с бабушкой пообщаетесь, - Ларри приготовился открыть портал. Дедовы метания ему уже надоели.

— Может быть, и вы все останетесь? – проблеял король.

— Дед, я тебя не узнаю. Сосредоточься. Я открываю. Помогай, – Ларри открыл портал, из которого запахло морем.

Шанталь прыгнула первой, за ней Дэйл и Дэйли, Ларри и последним - Лайэллон. Король выглядел немного потерянным. Шанталь сунула ему в руки корзину с виноградом и подхватив под локоток, потянула в сторону большого дома, на перилах крыльца которого лежали три ханьских кошки. Откуда-то с лаем вынырнула лохматая белая собака. Увидев Дэйла, собачонка взвизгнула и, поджав хвост, с верещанием понеслась под крыльцо. На ее лай вышел рослый, широкоплечий мужчина.

— Дедушка! – Шанталь выпустила локоть короля и повисла на его шее. Сигурд был высоким и сильным, поэтому, девушка не опрокинула мужчину на землю.

— Мы тебе такой виноград принесли. Обдумываем перспективы развития виноделия в Стране Вечного Лета. Зимы там почти нет и нужен хороший виноград. Мы образцы того, что есть принесли, - выдала Шанталь.

Подошли Ларри и Лайэллон. Ларри обнялся с дедом. Король стоял в обнимку с корзиной. Сигурд глянул на него раз, другой, почесал затылок: - Если не ошибаюсь, дорогой тесть пожаловал?

— Да нет, не ошибаешься. Я, собственной персоной, - король трусливо прикрылся широкой спиной Шанталь. Где Маюми?

— Сейчас придет. Она к соседке пошла. Какие-то женские дела. Пошли, по рюмочке выпьем. Я новый сорт вина создал. По старинному забытому рецепту. Кстати, Ларри. Благодарю за выгодного клиента. Приезжал торговец. Рассказал, как ты у него вино купил и Заклинание какое-то наложил. Довольный был. Скупил у меня почти весь запас. Я тебе маленькую бутылочку “Янтарной Лозы” через него передал.

— Я к нему не ходил. Навалилось много всего. Думал, на Совершеннолетие сходить. Купить несколько бутылочек для друзей. Кстати, я такую марку у тебя не помню.

— Садитесь, садитесь. Новая марка. Никак этикетку не придумаю.

— Аурике надо заказать. Она Маг-Художник, - посоветовала Шанталь.

Сигурд разлил янтарную пахучую жидкость в бокалы. Посмотрел на Шанталь. Девушка кокетливо пододвинула и свой бокал.

— Лей, у валькирии голова крепкая, – рассмеялся король.

— У валькирии? – удивился Сигурд.

— А тебе что, не рассказали? Ты же, сын валькирии, - поставил дедушку в изввестность Ларри.

— У нас твой кузен преподает боевое мастерство. Он сын Тора, внук Одина, верховного бога того мира. Валькирии, ведь, дочери Одина. Зовут его Сигурд Торсон. Хотел с тобой пообщаться, бутылочку распить, - Шанталь подробно рассказала деду о его происхождении.

— Так вот, почему отец так страдал от отсутствия внучек. Некому меч было передать. Увидеть бы “Молнию”, - мечтательно протянул Сигурд.

— Без проблем, - Шанталь встала, вынула “Молнию” и взмахнула. Меч вспыхнул, окатив всех волной жара. Стал прозрачным и пламенным одновременно.

— Так вот, что отец хотел передать внучкам. А почему тебе?

— Так тетки – курицы. Меч их не признает. Гондукк то же самое сказала. Так твою маму звали. Она во сне приходила и все рассказала. Спрашивала о тебе. Я сказала, что с тобой все в порядке.

— Надо выпить, – Сигурд поднял свой бокал. Все сделали по глотку и довольно заулыбались.

— Дед, это лучшее из всего, что ты делал! – Ларри прижмурился, как сытый кот, – деду еще налей, хоть дергаться перестанет.

Сигурд разлил еще по бокалу. Закусывали принесенным виноградом. На душе у всех потеплело и Лайэллон начал приобретать свой обычный вид. Потек неспешный разговор. В тот момент, когда живописали отвоевывание королевской казны, раздался голос Маюми: – Что это за заседание военного совета? Хагир, как-то ты странно выглядишь. Похудел, не приболел ли? Или двойняшки довели?

— Бабушка, это не папа, это прадедушка и, он худее отца, - оповестила ее Шанталь.

— Папа? Ты, живой? – удивилась Маюми.

— Вполне и теперь король солнечных эльфов, фактически, Повелитель нашего мира, – рассмеялся Ларри.

Лайэллон снова немного задергался. Выпитое вино придало смелости. Эльф подошел к дочери и сказал: – Прости. Я было отвратительным отцом. Пытаюсь, хотя бы нормальным прадедушкой стать. Даже привык, когда меня так называют.

— Это хорошо, что двойняшки тебя встретили. Сила у них большая. Хагир и Лунаталь даже примерно не представляют, кого родили. Мы их даже на лето брать перестали. Побоялись. Обиделись они на нас с дедом.

— Поняли мы все. Дед объяснил. Ничего мы не обиделись. И с дедом интересно. Ларри многому научил, – Шанталь улыбнулась бабушке.

— Папа, а где ты все время был? То появишься, то опять исчезнешь. И, в результате, вообще отказался от правления.

— По Мирам он прыгал, – буркнул Ларри.

— По каким Мирам? И как? – поинтересовалась Маюми.

— По любым. Вот, техномир понравился. Интересно было. А насчет “как”. Я, ведь, Первородный. Дар у меня, Переходящий Через Миры. Вот я и переходил.

— Деда, а как получилось, что два Переходящих с одним Даром. У меня Дар Анкалимэ. Она умерла. А у тебя и у Лайстиндера одинаковый и, вы оба живы? Теодорих говорил, что так не бывает.

— Много понимает твой Теодорих. Лайстиндер стал богом какого-то там мира. В этом он не существует. Правил тогда отец. Так что, все правильно.

— Кто стал богом? Запутали вы меня, – сказала Маюми и подставила Сигурду еще один бокал.

— Богом стал мой дед, твой прадед. В другом Мире. А в этом Мире, если я не коронуюсь, то эльфов больше не будет. Будут божки какие-нибудь, - ответил дочери король.

— А ты, разве король? – удивилась Маюми.

— Да. Я - король солнечных эльфов. А вот обряд не проходил, – Лайэллон рассказал о коронации и истекшем сроке на обустройство.

— Тогда коронуйся. Срочно. Нельзя, чтобы из-за твоей беспечности эльфов выгнали, – проговорила Маюми.

— Волк должен прийти и рассказать, что нужно для церемонии, – сказала Шанталь.

— Какой волк? – опешил Сигурд.

— Тотем нашего рода, он же, Хранитель Рода, - объяснил деду Ларри.

— С кем тут я еще не познакомился? – на веранде появился Стальной Волк. Встряхнулся и уселся рядом с Дэйли, – приятно познакомиться, Сиятельная Госпожа, – Волк поклонился Маюми, - завтра состоится коронация. Сегодня поздно. Рано утром в королевском дворце. Как хочешь устраивай, погорелец ты, наш. В Каосе нельзя. Кстати, что там с титулом?

— Владыка написал “срочно оформить”, - отчитался Ларри.

— Отлично. Обряд очень простой. Короны, вы, нашли. Проведет Лайстиндер. Эриэль тоже придет. Она такое не пропустит. Должны быть ты, Маюми, Хагир и двойняшки. Натаниэль по возрасту не годится, хотя, присутствовать может. Двойняшки еще не отметили Совершеннолетие, но сильны очень. Смогут пройти обряд. Остальные присутствуют по желанию. Присутствие представителей рас, проживающих в твоей Стране желательно, - прояснил ситуацию Волк.

Маюми посмотрела на взъерошенного отца, на горящих энтузиазмом двойняшек, на огромного Стального Волка и рассмеялась: – Папа, если существуют долги перед детьми, то ты их сейчас с лихвой отрабатываешь. Двойняшки отомстят тебе за пренебрежение моим воспитанием по полной. Я была спокойным, беспроблемным ребенком.

— Ну, почему, отомстят? Я очень люблю этих сорвиголов. Нравятся они мне. К тому же, без их помощи на троне я бы не усидел. Они несколько раз меня спасали. Эта коронация. Я ради них стараюсь. Хотя, мне понравилось быть правителем, - признался Лайэллон.

— И ты, трясешься, что я откажусь с вами поехать, – рассмеялась Маюми, - да поеду я, никуда не денусь. Вот только, с платьем проблема. Ткань очень дорогая, а портниха напортила.

— Маме покажи. Они с Вайяной исправят. Мы им Справочник по Магии Портняжного Мастерства подарили. И у деда в свитках кое-что было, – Шанталь подмигнула бабушке, – сейчас перейдем в Каос и все исправим.

— «Сначала, я поколдую над виноградником», – Дэйл начал объяснять Сигурду свои Заклинания. Они встали и пошли к виноградникам. Остальные остались на веранде и потихоньку беседовали. Короля явно попустило и к нему вернулось его обычное красноречие. Когда вернулись Сигурд и Дэйл, перешли в Каос, прихватив еще пару бутылочек “Янтарной лозы” и корзину с оставшимся виноградом. Сигурд свой еще добавил. Маюми сказала, что такой способ путешествия ей очень нравится. Женщины занялись платьем. Мужчины устроились в Обеденном Зале. Миури и Волк улеглись на ковре. Снова все рассказали Хагиру и пришедшему Борину. Гном, унюхав вино, встрепенулся и попробовав – пропал. Посидели хорошо и легли за полночь. Короля успели потерять и во дворце был небольшой переполох. Лайэллон явился и всех успокоил, объяснив, что отлучился по государственным делам.

Утро началось с того, что Изя устроил всеобщую побудку. Большие часы, изготовленные гномами вместо тех, что забрали двойняшки, показывали девять утра. Все заметались, лихорадочно собираясь. Шанталь наотрез отказалась одевать платье, заявив, что она чувствует себя беспомощной. В результате, совместными усилиями, уговорили ее надеть платье из эльфийской ткани и оставить пояс с Жезлом Огня. Шанталь усиленно овладевала новой игрушкой и уже неплохо с ним управлялась. “Молнию” оставили дома. Ларри взял меч и кинжал, но доспехи не одевал. Уже собрались связаться с дедом, когда прибежал Нали, сказал, что приехал гонец и привез Указ о присвоении титула и выделении земель. Прочесть не успевали, взяли с собой. Хагир опробовал кольцо и связался с дедом. Тот уже бегал по остаткам дворца, выбирая место для коронации. Остановился на Зале Совета, куда всех и пригласил. Ларри открыл портал, король поддержал и все перешли во дворец.

Маюми сказала, что ожидала большего. Шанталь встала на защиту деда, объяснив, что дворец подожгли и почти все сгорело. До пожара он был очень красивый. Начали собираться Старейшины. Пришел красиво одетый Мартин. Ему вручили Указ, и он сказал, что теперь самый знатный и будет присутствовать на коронации. Пришел представитель лесных эльфов. Удивленно оглядел обгорелые стволы, остатки комнат и окончательно уверился, что король никого не обманывал. И, вообще, это другой король. Тут же крутился королевский секретарь Икрик. За ним маячил еще один гоблин. Тот самый племянник. Пришли два длиннобородых гнома. Возле Лайэллона возник Стальной Волк, слегка испугав присутствующих. Для солидности он остался в таком виде, но сел рядом с Дэйли. Король держал в руках Футляр Времени с короной. Ждали Лайстиндера и гадали, как он появится. И не угадали. Возле Шанталь и Ларри уже довольно долго стоял высокий седоватый эльф. Рядом с ним красивая эльфийка, которая внимательно приглядывалась к Дэйлу. Миури рассматривал обгоревшее центральное дерево и делал для себя какие-то выводы. Эльфийка подошла к нему и спросила: - Пытаешься его воскресить?

— Скорее, понять, как все это создавалось. Я еще только учусь. Хочу поколдовать над полями Каоса. Климат у нас суровый и много урожая гибнет. Тут климат намного мягче. Попробовал подпитать дедов виноградник. Весной станет понятно. А вы, тоже Маг Земли?

— Да. Давно не видела таких сильных, как ты. И у тебя магия гномов. Эльфийской почти нет, - заметила красавица.

— Во мне, воплотилась душа гнома Скарвальда. Я изучаю Магию Рун. Что-то начинает получаться. Я только начал учиться.

— Ты - Крушитель Гор. Хотя, Магия Плодородия тебе не чужда.

— Как Крушитель я уже пробовал свои силы, а вот с Магией Плодородия пока не очень получается. Есть пара вопросов, но,

когда спрашиваю, все на меня странно смотрят.

— Может быть я помогу? – спросила Эриэль. У Дэйла и эльфийки завязалась оживленная беседа.

С Ларри заговорил высокий эльф с густыми медными волосами, в которых мелькала седина. Его изумрудные глаза, казалось, просвечивали Ларри насквозь. Эльф спросил умеет ли он открывать порталы. Парень ответил, что дедушка учит потихоньку. В Академии это умение не изучают. Эльф начал расспрашивать о том, как проводится обучение в Академии. Подошел Теодорих. Ларри представил его, сказав, что это его преподаватель. Учит на натуре, так сказать. Потекла плавная беседа.

Возле Шанталь остановился Нулар, произведенный из Начальника Королевской Охраны в Главнокомандующего Страны. За верность и сообразительность. Мужественный красавец привлек внимание нашей валькирии. Девушка кокетливо улыбнулась. Нулар был воплощением девичей мечты. Местные дамы давно пытались его обаять. Когда они увидели свою мечту, мирно беседующую с незнакомкой, начали злобно перешептываться. Шанталь не обращала на это все абсолютно никакого внимания. К тому же, дамы не слышали, о чем шла речь. Девушка заметила изуродованную огнем кисть эльфа. Тот объяснил, что пытался спасти библиотекаря, но не успел. Причем, выглядел таким расстроенным, что девушка не удержалась и тихонько шепнула ему, что гоблин жив. Его и библиотеку успели спасти. Девушка кивком указала на двух гоблинов, крутившихся позади короля.

Шанталь стало жаль симпатичного эльфа, и она сказала: – Нулар, вытяни вперед пострадавшую руку. Я откопала у деда замечательное заклинание. У меня тоже щека была разрезана, – и девушка покрутила головой. Эльф повиновался и Шанталь прикрыв его руку ладошкой забормотала заклинание. После лечения разговор плавно перетек на организацию охраны замка. Шанталь рассказала, как организована оборона Каоса. Эльф удивился ее познаниям, но девушка объяснила, что она – будущий Хранитель. А Ларри - Преемник короля. Дед так решил. Тут до Нулара дошло, что он беседует с внучкой короля и бедняга слегка потух. Шанталь топнула ножкой и возмутилась. Сказала, что хочет беседовать с умным мужчиной, а не с тупым задолизом. Главнокомандующий Страны не удержался и рассмеялся. Беседа потекла дальше, общих тем было много.

Стальной Волк не выдержал: - Лайэллон, сколько будет длиться этот фуршет? Когда ты перестанешь дергаться и начнешь коронацию?

Лайэллон встряхнулся, отставил бокал, пригляделся к седоватому эльфу, стоящему в компании Ларри и Теодориха. Удовлетворенно хмыкнул, вынул из кармана Футляр Времени и громким голосом объявил: – Теперь мы, все-таки, сделаем то, ради чего собрались, а потом все продолжат пить и беседовать. Сиятельный Господин Лайстиндер из Рода Стального Волка, будьте любезны, проведите коронацию. Очень уж не хочется покидать обжитый мир.

— Так это правда? Если не провести коронацию, эльфы должны будут уйти? – раздался из толпы чей-то голос.

— К моему глубочайшему сожалению, правда. Мои потомки были заняты разборками, соперничеством и прочей мышиной возней. Хорошо, что хоть казначей сохранил трезвую голову и заставил моего непутевого внука провести нужный обряд, – в наступившей тишине голос Лайстиндера прозвучал особенно громко. Эльф повернулся к королю, - ты, собрал всех своих потомков, достигших совершеннолетия?

— Да, – четко отрапортовал корроль.

Лайстиндер посмотрел на Ларри, потом на внука и сказал: – Врешь, не моргнув глазом. Твои двойняшки отпразднуют Совершеннолетие только через десятидневку. Ладно. Я побеседовал с Ларри и пришел к выводу, что ты, правильного Преемника назначил. К тому же, сильны твои внуки. Истинные Первородные. И умны не по годам. Если бы не они, ты бы, столько на троне не просидел. Очень уж желающих много. Раз удержался и даже править начал, а не просто сидеть на троне, как твой непутевый брат, я считаю тебя подходящей кандидатурой для коронации. Иди сюда, дай мне Футляр и пусть рядом с тобой, слева, станут все твои потомки.

К королю подошла Маюми и стала рядом, возле нее стал Хагир, после него стали Ларри и Шанталь. Все были рослые черноволосые со светлыми волчьими глазами и очень похожи на короля и бабушку Эриэль. Медноволосая, зеленоглазая Шанталь выглядела не праправнучкой, а дочкой Лайстиндера. Чувствовалось, что они все – одна семья.

Лайэллон протянул деду Футляр. Шанталь от любопытства вытянула шею на невозможную длину. Лайстиндер взял Футляр Времени в левую руку и сказал: – Время пришло.

Футляр открылся. В нем лежал сгусток непонятной субстанции. Шанталь увидела в нем застывшее пламя, Ларри – Источник Силы, Хагир – жидкий металл, Маюми – пустую шкатулку, Лайэллон, как и Ларри – чистую Силу. Эриэль подтолкнула в спину короля: – Подойди и стань напротив деда. Лайстиндер протянул правую руку к Футляру и проговорил: – Я короную Лайэллона из Рода Стального Волка. Источник, дай его Корону, – в ту же секунду в руку эльфа лег широкий обруч, – надень его, - скомандовал Лайстиндер.

Король взял из рук деда обруч и одел на голову. Обруч вспыхнул голубым пламенем, по залу прошла волна, абсолютно никого не намочив. По обручу побежали всполохи всех цветов радуги, и корона стала искрящейся, как чистая Сила и исчезла. Все ахнули. На лице короля отразилась целая гамма чувств от удивления до облегчения. Лайстиндер расхохотался: - А ты, как хотел? Думал, что корона все время будет осенять твое высокое чело? Только, когда, ты, сам захочешь, она станет видимой и примет ту форму, которую, ты, себе представишь. Кстати, ее не надо снимать и одевать. Потерять и уронить тоже не можешь. Это теперь частица тебя и исчезнет только после твоей смерти. Украсть ее тоже нельзя. Маюми, твоя очередь, - дочь короля стала на то место, где стоял отец, - Наследная Принцесса Маюми из Рода Стального Волка, прими свой венец, – в руках Лайстиндера появился тоненький обруч. Он одел его на пышные волосы женщины. Обруч на секунду засветился и погас, пропав из виду. Маюми отошла и стала рядом с отцом. На место матери стал Хагир. Лайстиндер повторил ту же формулу и одел неширокий обруч на голову Хранителя Каоса. По залу прошла струя воздуха, невысокая волна,

пол загудел, и обруч вспыхнул неярким оранжевым пламенем. Пламя потухло и обруч стал невидимым. Хагир отошел и

стал рядом с матерью.

Подошла очередь Ларри. Лайстиндер хмыкнул, улыбнулся какой-то своей мысли и сказал: - Источник, дай Преемнику Повелителя его венец, - в руках эльфа появился почти такой же широкий обруч, как у Лайэллона. Ларри взял его и надел на голову. По залу прокатился довольно сильный смерч, вырвав из рук зазевавшейся красотки бокал. Прошла волна самых неожиданных эмоций, заставившая кого-то испугаться, кого-то удивиться, а кто-то получил прилив сил и энергии. Корона на голове парня засветилась ярким белым светом, стала непроницаемо черной, потом похожей на бездонное голубое небо и пропала. Лайстиндер покачал головой: – Вот это Сила, а что будет, когда волчонок заматереет? Ну, и теперь ты, моя копия.

Присутствующие облегченно рассмеялись. Коронация Ларри их слегка обескуражила. Шанталь стала на место брата, который отошел к отцу.

Лайстиндер проговорил: – Источник, дай будущему Хранителю и наследной принцессе Шанталь ее венец, – и сам чуть не вскрикнул от неожиданности. На его ладонь опустилось Чистое Пламя Стихии. Эльф протянул его девушке.

Шанталь совершенно спокойно взяла его и надела на голову. Вдруг ее волосы вспыхнули, вся фигура окуталась пламенем, обдав жаром стоявших впереди. Через несколько секунд пламя опало, только на голове сиял обруч из расплавленного золота. Еще один, такой же, светился на пальце. В глазах девушки полыхнуло пламя и погасло.

— Да это же, Саламандра! – воскликнул Лайстиндер, – вот это сюрприз. Вгляделся в запястье девушки, – тетушка Аялинэ, и ты, тут? Внучек, это они твой дворец подожгли?

— Нет, не они. Кто-то хотел сжечь мою библиотеку. Может быть, и меня хотели прихватить, не знаю наверняка, - объяснил деду Лайэллон.

— Раз обряд успешно завершился, Время вышло, - в ту же секунду Футляр Времени в руке Лайстиндера исчез. В тишине зала прозвучал красивый мужской голос: - Успели, шалопаи. Ну, что ж, теперь живите. Правь достойно, Повелитель Фэриленда. Лайстиндер, твое время истекло. Отправляйся в свой Мир. Два Первородных, с одинаковым Даром, в этом мире быть не могут. Кстати, Эриэль может остаться на банкет по случаю коронации, – и расхохотавшись, исчез.

По залу забегали слуги с подносами, уставленными бокалами. Некоторые эльфы произносили магическую формулу и в их руках бокалы возникали сами собой. Вдруг дверь в Зал Совета распахнулась, и в нее влетела Тинтур с мечом в руке. Она схватила стоящую к ней ближе всего эльфийку. Ею оказалась молоденькая дочка нового казначея.

— Я сейчас убью ее, если против меня не выйдет убийца моего мужа, - выкрикнула Тинтур.

Шанталь вышла вперед и подняла свой Жезл: – Он сам себя убил, схватив то, что ему не принадлежит. Его сжег этот Жезл.

Тинтур отбросила от себя эльфийку и кинулась на Шанталь, размахнувшись мечом для удара: – Значит, я сейчас зарублю

тебя вместе с твоим Жезлом.

Глаза женщины были совершенно безумными. Нулар, выхватив меч, кинулся к обезумевшей женщине. В это время камень на Жезле Шанталь засветился бело-золотым и в Тинтур ударил луч белого света. Эльфийка вспыхнула и пеплом осыпалась на пол. Меч со звоном упал рядом. Шанталь удивленно уставилась на свой Жезл и задумчиво выдала коротенькую фразу, услышанную от деда: – Нихрена себе!

Загадочное словосочетание никто не понял, но на всякий случай отодвинулись в противоположный угол зала. Эриэль бесстрашно подошла к своей праправнучке: - А ну ка, внученька, и что это у тебя?

— Жезл Огня. Ая так его назвала. Отрыли, когда корону искали, – Шанталь протянула ей Жезл. Эриэль взяла его и покрутила в руке: – а чьим он был раньше?

— Он принадлежал Минеланне, бабушке деда. Матери Анкалимэ. Дед так объяснил. Сказал, что видел, как она им пользовалась. И мне показал.

— Видел, как пользовалась. А как именно, понятия не имеет. Во-первых, он не настроен. Ты, должна перенастроить его под себя, - ввела ее в кус дела Эриэль. Шанталь вопросительно посмотрела на нее.

— Возьми Жезл в руки и постарайся ощутить его Сущность. Он не является Жезлом именно Огня. Случайно совпала Стихия. С таким же успехом это может быть Вода. Жезл является фокусом. Он фокусирует Силу Стихии того, кто им управляет. У тебя Огонь, вот Жезл и фокусирует твою Силу. Таких Жезлов было четыре. Один у нас. Один я держу в руках. Остались еще два.

— Вот еще один, – к женщинам подошел Лайэллон с черным жезлом в руках.

— Да, это третий жезл. Где-то должен быть еще один. Этот тоже настраивать нужно, - заявила Эриэль.

— Больше не видели. Хотя, не знаю, что осталось подо льдом в Сим-Риа. Нужно туда съездить, - сказал король.

Шанталь все еще держала в руках Жезл по ручке которого бежали светящиеся символы и прислушивалась к своим ощущениям.

— Пользуйся смело. Жезл тебя признал и перенастроился. Теперь с тобой, – Эриэль повернулась к Лайэллону, а этот чьим был?

— Раэронна, отца Анкалимэ. Правда, я никогда не видел его тренировок.

— Ты, тоже его не перенастроил под себя. У тебя он должен иметь оттенки зеленого, синего и голубого. Возьми Жезл, ощути его Сущность и влей немного своей Силы Стихии. Именно Стихии, а не твоего Дара. А то нас куда-нибудь в другую галактику вынесет, - проинструктировала внука Эриэль.

Лайэллон сосредоточился, даже глаза прикрыл. Жезл начал менять свой цвет. Вот он стал насыщенного темно-синего цвета, по нему побежали голубые буквы эльфийской вязи. Камень наверху стал меняться и стал насыщенного зеленого цвета с оттенками желтого и синего. Этот цвет художники именуют аквамарин. Такое впечатление, что это не камень, а застывшая морская вода.

— А ну-ка, попробуй, - скомандовала бабушка.

— Так все мокрые будут, - возразил внучек.

— Встань около окна и направь струю на сад. Попробуй создать ледяные пики, - сказала Эриэль.

Король подошел к большому окну. Сосредоточился и на деревья полилась вода. Затем поток воды остановился. Камень на жезле потемнел, посветлел и превратился в кусок льда. С конца Жезла сорвалось длинное ледяное копье и глубоко вонзилось в землю. Лайэллон восхищенно посмотрел на Жезл, который снова стал синего цвета, а камень превратился в сгусток морской воды и сказал: - У меня так никогда не получалось. А ледяные копья были тонкими и ломкими.

— Я уже объяснила Шанатль. Это фокус. Жезл фокусирует твою Силу Стихии. Потренируйся и сможешь ледяными стрелами камешки сбивать. Найдите четвертый Жезл. В руках дурака он очень опасен. А я пошла. Меня зовут. Где-то, в моем Мире, засуха и неурожай. Народ уже три часа мне молится. Пойду поработаю, - Эриэль, сверкнув яркой звездочкой, исчезла.

Снова засновали слуги с напитками. Кучку пепла смели и вынесли. Меч один из охранников тоже вынес. Все выпили повеселели и расслабились. Потекла неспешная беседа. Было слышно воркование мужчин и звонкий смех женщин. Шанталь снова беседовала с Нуларом. Ларри о чем-то спорил с Теодорихом. Ратчер и Мартин разговаривали о лошадях. Кулуриэн обхаживал даму. Лайэллон отошел к семье. Хагир хлопнул ладонью себя по лбу и сказал: – Совсем забыл. Когда уходили, гонец принес Указ о титуле. Не успевали прочитать. Посмотрим, что там, - Хранитель Каоса развернул свиток. Вверху было витиеватое приветствие, много словесной шелухи. Если все это отбросить, то Владыка Междугорья признает титул Сиятельные и Хагир получает к титулу Каос и земли на два дня пути от крепости. Был приложен перечень населенных пунктов, включающий Виндхельм. Земли к северу от крепости так и именовались – Белое Безмолвие.

— Он бы еще и Сим-Риа включил, – буркнул Лайэллон.

— Так далеко мои амбиции не распространяются, – гордо заявил Хагир. Мужчины расхохотались.

— Кстати, ты, разобрался со Следящим Оком? - спросил новоявленный Повелитель Фэриленда.

— Мика колдовала над ним. У нее уже что-то получается.

— Сиятельный господин, а можно увидеть Следящее Око? – Теодорих аж светился от любопытства.

— Пошли, - скомандовал король. Компания пошла за ним. Лайэллон привел всех в свою спальню, достал голубоватый, мягко светящийся шар и отдал его некроманту. Тот благоговейно взял шар: – Какой большой. У него должен быть просто огромный радиус видения.

— Это ваш шар, мой – вот, – король показал на свое Следящее Око. Теодорих замер. Когда отмер, возопил: – Это же какой у него радиус действия?! Никогда не видел ничего подобного. Он, наверное, весь Фэриленд охватывает! - посмотрел на шар в своих руках, – это нам? Для Академии?! У Авалона сердечный приступ будет от восторга.

Лайэллон улыбнулся, развязал мешок с деньгами и отсыпал Серым Плащам и некроманту золота. За работу. Ратчер по-

просил перебросить их к Кулуриэну в сад, что Ларри и король сразу выполнили. Теодорих помялся, посмотрел на Ларри умоляющим взглядом и выдал: – Так мечтаю посмотреть на живого дракона…

— Пошли с нами в Каос. Завтра последний день десятидневки. Занятий нет. Послезавтра перейдем в Академию к началу занятий. Через Ворота, для верности.

Король кивнул Ларри: – Преемник, помогай!

Открылся портал в Обеденный Зал, во дворец проник аромат сдобной выпечки. Лицо Повелителя Фэриленда приняло непередаваемо-тоскливое выражение. Шанталь поманила деда за собой.

— Переходите домой, а я тут закончу, и приду к вам. Очень уж есть хочется. Кстати, заберите с собой Нулара. Я его назначил Главнокомандующим Страны и написал письмо Авалону, с просьбой принять его в Академию. С тобой учиться будет. В конце концов. Я заплатил за сынка Тинтур, который учиться не пожелал.

День коронации закончился усиленным ужином. Теодорих пришел в восторг от дракона. Изя с удовольствием с ним болтал.


Глава 15. Труп в туалете.

Утром перешли в Академию. Сначала пошли к Авалону с докладом. Когда Начальник увидел Следящее Око, то вскочил со своего кресла и, обежав стол, схватил его в руки. Долго бегал по кабинету, не зная, где поставить такое сокровище. Нашел подставку и водрузил посреди своего стола, раздвинув бумаги. Теодорих протянул письмо короля. Авалон вчитался, посмотрел на Нулара и пожал ему руку: – Добро пожаловать в Академию, Главнокомандующий Страны Вечного Лета. Определяю тебя на тот-же факультет, что и Шанталь. Только, Торсон не любит, когда ему новеньких во время учебы подбрасывают.

— «Пусть он вместо меня будет, – сказал Дэйл, а я переведусь к гномам и возьму еще лекции на факультете Магии Земли и Плодородия. Я с Ганхавалди уже разговаривал, и он не против».

— Я сам скажу Торсону, а вы, идите на лекции. Место Нулару присмотрите. Вы, лучше меня знаете, в каких комнатах есть места, - принял решение Начальник Академии.

Шанталь, пока разбирались с устройством Нулара, решила настроить Следящее Око. Она всматривалась в чередующиеся картинки и посмеивалась. Вдруг она резко выпрямилась и выдала: – Твою мать, а это что в мужской комнате? Ларри, господин Авалон, у нас труп!

Все аж подпрыгнули. Авалон посмотрел на девушку и спросил: - Как труп? Кто труп?

Ларри заглянул в Око и сказал: – Это Мнишек, вот как дальше, не помню. Совершенно безобидный и веселый парень. Учился на факультете Магии Поварского Искусства и Кулинарного Мастерства. Кому он мог помешать? Первокурсник, врагов у него не было, он сам никого не задирал. В нашем крыле жил.

— Может быть сам повесился? От неразделенной любви, – брякнул Нулар.

— Да какая там неразделенная любовь. Парню еще пятнадцати нет. Мечтал сделать карьеру в замке у высокородных. Все мне намекал на место в Каосе, я еще подумал, когда дед отстроится – предложу, - отверг его теорию Ларри.

— Нужно срочно вызвать Кулуриэна и Ратчера. Заявление после напишем. Скоро перемена и туда кто-нибудь может зайти. Визга много будет, – сказал Теодорих, – и мужскую комнату пока закрыть.

— Срочно туда. Нулара после устроите, – Авалон впереди всех помчался к лестнице.

Когда влетали в мужскую комнату, зазвенели колокольчики. Шанталь, естественно, не пошла. Они с Дэйли взяли вещи Нулара и отнесли к себе. Теодорих остался стоять в коридоре, отправляя страждущих в заросли сирени за углом главного здания. Авалон и Нулар осматривали тело. Ларри прыгнул в сад Кулуриэна. Эльф уже собирался идти на службу. Ларри быстро ему все рассказал и, уже вдвоем, они вскочили в мужскую комнату Академии. Ларри, когда все закончилось, сообразил, что он с перепуга, умудрился создать один за другим сразу два портала с большой точностью. Кулуриэн подошел к повешенному. Нулар высказал мнение, что это убийство. Очень уж высоко висит тело. Мнишек был не высоким и не очень сильным. Сам бы он так не подпрыгнул. Какая-либо подставка отсутствовала. Авалон подумал, подумал и предположил, что убили в районе девяти. Рано утром все сюда заходили. В восемь - завтрак. В девять - первый урок, который длится два часа. Сейчас десять минут двенадцатого. Ларри сосредоточился. Постоял так немного и сказал: – Господин Авалон, я, к сожалению, вернуть его не смогу. Я попытался выйти за Грань, но меня, как не пропускают туда. Значит, прошло уже больше часа. Скорее, часа полтора-два. Кулуриэн, что скажешь?

— Похоже, ты, прав. Его повесили, предварительно сильно избив. Возможно, он был без сознания, - сделал заключение эльф.

— Кто это мог сделать? Парень был совершенно безобидным! – Ларри аж зарычал от возмущения.

— Теодорих, поговорите с покойным. С Ларри вдвоем. Кулуриэн, тело можно снимать? Что с официальным заключением? Ох, еще его родители! – Авалон взялся за голову.

— Заключение я сейчас напишу. Пусть кто-то напишет заявление на имя Ратчера и придет заберет готовое заключение. Нужно поставить печать, подпись Ратчера, Брейг регистрирует. Тело можете снимать. Вот бы опросить тех, кто заходил сюда последними. Хотя, вряд ли кого найдем. Все уже сообразили, что что-то происходит плохое, - посетовал Кулуриэн. Теодорих засунул голову в дверь и позвал эльфа: – Кулуриэн, парень хочет что-то сказать.

В коридоре стояли гном и человек, невысокий парень лет пятнадцати. Он сказал: – Мы с Мнишеком сюда заходили. К нам подошел высокий эльф с красными волосами и злыми глазами. Сказал, чтобы мы выматывались отсюда. На общем с сильным акцентом разговаривал. Я сказал, что без Мнишека не пойдем, эльф вынул меч и приставил мне к горлу, сказал, что пойдете. Ну, мы и вышли. А Мнишек на первую лекцию не пришел. Мы вместе учимся. Что с ним?

Кулуриэн вздохнул. Ну, что им скажешь? Правду говорить не хотелось. Гном грустно посмотрел на эльфа и сказал: – Крас-

новолосый убил его?

— Почему, ты, так решил? – спросил эльф.

— По какой еще причине Мнишек на лекцию не пошел? Он очень хотел учиться, – гном посмотрел на Кулуриэна умными карими глазами, – я понимаю все. Вы хотите, чтобы шума не было. Так все равно все узнают. У него друзей много было.

Тут из мужской комнаты вышел Ларри и сказал: – Я сейчас покажу тебе мужчину, а ты, скажи, он или нет, – Ларри создал иллюзию, в которой показал крановолосого и показал лицо, как он его запомнил.

— Он это, - сразу сказали оба.

Ларри посмотрел на Кулуриэна: – Что делать будем? Деду смысла нет жаловаться, хотя сказать надо. Что он хотел от парня? Мнишек совершенно ничего не знает! Красноволосый, если мстил за побои, так должен был со мной драться. Убить совершенно не причастного человека. Ой! – Ларри резко замолчал.

— Значит, Мнишек мертв, – сделал вывод гном, – а я тебя знаю. И тебя, – гном посмотрел на Дэйла, - твои братья в нашем крыле живут. Они друзья Хорсы и Балина. Вместе поселились. И за столом, вы, вместе сидите.

Дэйл грустно кивнул. Пришли рабочие. Тело сняли, завернули в простыню и отнесли в пристройку возле академической больницы. Авалон отправил свою секретаршу вместе с Кулуриэном, забрать необходимые документы. Сел напротив Следящего Ока и всмотрелся в него. По мере того, как Начальник Академии Магии четко формулировал название места или называл имя, Око показывало ему нужное. За следующий час господин Авалон неожиданно для себя узнал много интересного.

Шанталь, Нулар и Дэйли пошли на урок по обороне крепостей. Попали на контрольную, которую проводил сам Торсон. Он был уже в курсе замены, поэтому, увидев вместо Дэйла эльфа, не удивился. Но, писал контрольную новенький вместе со всеми. Шанталь быстренько сотворила ему Вечное Перо и Главнокомандующий Страны Вечного Лета изо всех сил старался очень уж сильно не опозориться. Не вышло. Сестрички и Нулар получили три жирных двойки. Торсон посмотрел на удрученные физиономии и сказал: – Кому другому, я бы поставил зачет.

Вам - не могу. Шанталь, ты будущий Хранитель, Нулар – Главнокомандующий Страны. Вы, будете нести ответственность за жизни воинов и спрашивать я с вас буду строже, чем с остальных. А ты, лиса, вполне возможно, не раз будешь подменять свою Сестру, так что и тебе попотеть придется.

— Господин Торсон, а у вас дополнительные занятия есть? Мы подучим и пересдадим, – Шанталь уставилась на внука Одина своими чарующими изумрудными глазами. Торсон хмыкнул: – Есть. После занятий все трое ко мне в кабинет. Гонять вас буду. То, что боевую подготовку пропустили – не страшно. Вы, и так драться умеете. Нулар, у тебя какая Стихия?

— Земля.

— Вместе с Дэйлом возмешь курс Боевой Магии на кафедре Магии Стихии. Ты, големы создаешь?

— Нет. Дэйл показывал, но я сам не пробовал.

— С завтрашнего дня не пропускайте, как раз о големах речь пойдет. И не только. Начнется курс Боевой Магии Стихии. Нет, Шанталь, даже не сверкай глазками. С тобой связываться никто не рискнет. Драться с Саламандрой, увольте.

— Ну, теорию, хотя бы. Может быть, кто-то знает, как правильно пользоваться вот этим, – Шанталь вынула из-за пояса Жезл Огня. Торсон икнул: – Да такой Жезл я только у Одина видел. Откуда он у тебя?

— Нашли, когда дедову украденную казну возвращали. Один у деда, один у меня, еще один - в другом мире, у Лайстиндера.

— А что еще нашли, если не секрет? – полюбопытствовал Торсон.

Шанталь помялась, хитро так прищурилась и выдала: – Следящее Око. Одно Авалону подарили, он его сейчас опробует.

Торсон издал своеобразный звук и что-то бормотнул. Представил все последствия такого подарка, глянул в невинные глаза Шанталь и хмыкнул: - А как праздновать теперь будете?

— В Каос прыгнем. Туда не достанет, - выкрутилась она.

Сигурд вздохнул и подумал, что его ученики ведь не просто ученики, а маги. А двойняшки - еще и очень сильные маги. Хорошо, хоть совесть имеют.

На шестой день десятидневки у Тромрига был День Рождения. Он молчал до последнего, сказал брат. Ларри с Ромригом помчались к тому лавочнику, которому дед дал бутылку “Янтарной Лозы”. По дороге купили мяса и кисет дорогого табака. Добавили еще всяких травок и специй. Прикупили еще вина. Привлекли Шанталь и Дэйли. Пришли гномы и Лучар с Ворлоу. Принесли с собой гномью настоечку и красивую подставку под трубку. Позвали Натаниэль и Линди. Нулар, узнав об

именинах, выставил прихваченную на такой случай “Эльфийскую Радость”. Кан принес большой торт. Где купил - не сказал, только загадочно улыбался. Посидели хорошо. А вот утро выдалось хмурое. Ларри потерял “Обмануть жену”. Похмельное заклинание. А несколько слов, как назло улетучились из памяти. Куда делся свиток - непонятно.

Шанталь, Дората и Дэйли поплелись на тренировку по боевому мастерству. К ним присоединился грустный Нулар, который старался не цеплять мечом за стены. Гномы устроились за самым последним столом и старательно вырезали руну при помощи Силы. Ворлоу их научил. Тюкать молоточком было сверх их возможностей. Головня боль одолевала. Похмелье, оно такое. Кану повезло больше всех. Он сел за последний стол и тихонько записывал лекцию.

Ларри спустился по лестнице с третьего этажа на второй. Первым уроком у него была Ментальная Магия. Аудитория находилась на втором этаже, куда выходил коридор от жилых комнат девочек.

Невысокая, светловолосая девушка старательно обходила парня, перегородившего ей дорогу. На ее просьбы пропустить, хам не реагировал. Причем, это было не заигрывание. Девушка уже чуть не плакала, а наглец продолжал прижимать ее к стене. Голова Ларри побаливала. «Не нужно было гномью настойку с “Эльфийской Радостью” мешать. Зря Балин решил сравнительную экспертизу проводить. Досравнивались».

Девчонка, доведенная до отчаяния приставаниями нахала, врезала коленкой ему по… ну, хорошо врезала. Парень завиз-

жал и ударил девушку. Головная боль Ларри нашла свой выход. Он выбросил вперед раскрытую руку и придурка впечатало спиной в двери аудитории. Сама дверь вылетела вместе с ним. Возле преподавательского стола стоял Армали. Он посмотрел на подвывающее тело у своих ног, на стоящего возле плачущей девушки Ларри и невозмутимо сказал: - Вот так Ментальный Маг применяет боевой прием, когда хочет наказать нахала. И поделом, между прочим.

Девушка перестала всхлипывать, сверкнула глазами на Ларри и побежала в женскую комнату, приводить себя в порядок. Придурок поумнел и исчез в неизвестном направлении, даже не пытаясь выяснять отношения.

Сброс энергии слегка подлечил бедную похмельную голову. Ларри уже нормальным голосом извинился за причиненное неудобство и тихонько уселся на свободное место. Выбитую дверь пообещал вернуть на место и сделать все, как было. Армали ответил, что как было – не надо. Скрипела она сильно.


Глава 16. Совершеннолетие двойняшек.

Последний день перед Совершеннолетием ознаменовался беготней по лавкам Златограда. В срочном порядке закупались подарки. Ларри, полуорки и гномы покупали подарки девочкам. Дэйл что-то пересдавал. Кан, Нулар и Натаниэль покупали мальчикам. С ними ходил грустный и обвешанный сумками Сумнаи. Позже подключились Дэйли и Шанталь, которых с утра гонял Торсон. Главнокомандующему пообещали дать списать. Освободились поздно вечером и передали отцу, что не успевают. Придут завтра к обеду. Пропускать нельзя. Много зачетов. Возьмут Иквика. Пусть с братом повидается. Несмотря на пропуски, зачеты все сдали. Когда закончился последний урок, собрались в фойе Академии. Теодорих привел Иквика. У некроманта была с собой довольно тяжелая сумка. Полуорки выглядели, как два мула, навьюченные грузом. Ларри придерживал рукой тяжелую сумку. Натаниэль была сама. Аргонтар на задании. Вместо него груз нес Сумнаи, изрядно перекошенный на ту сторону, с которой висела сумка. Линди его морально поддерживала. Нулар и гномы тоже были нагружены. Кроме Дораты Шанталь сдружилась с эльфийкой, бывшей ее постоянной противницей на занятиях по Боевому Мастерству. Общительная и веселая девушка с удовольствием согласилась пойти в гости. Тем более, что намечался излишек кавалеров.

Авалон спустился вниз и шел ко входу, по своим делам, впрочем. Увидел всю компанию в полном сборе, спросил о причине.

— У нас Совершеннолетие, – сказала Шанталь.

— Мы в Каос. Отмечать, – Ларри улыбнулся, как можно более обаятельно.

— Вы завтра хоть ко второму уроку приползите, - хмыкнул Глава Академии.

— Будем! – хором рявкнули полуорки. Дежурный слегка присел, но потом принял невозмутимый вид.

В Каос переходили через Ворота Миров. Слишком многих нужно было перемещать. Даже через Ворота прыгали в быстром темпе и тут же отскакивали. Когда стали видны ворота Каоса показался Нали. Скайлар попросил отпустить на десятидневку раньше. Пока морозы не ударили и снег не выпал. Так что, гном уже вступил в должность. Когда закрыли ворота вспомнили, что еще Кулуриэн, Ратчер и Буран придут. Задерживаются, работы много. Лайэллон в любое место перейдет. За него не беспокоились.

Ларри и Шанталь решили попробовать заклинание, нарытое в свитках деда. Икрик нашел и показал. Сказал, что в замке все хорошо не разместятся, а на дворе уже холодно. Заклинание было тем самым, которое “сделало” в Стране теплую погоду круглый год. Его сплетали очень сильные маги. Двойняшки решили, что для двора Каоса хватит их и Побратимов. Держаться заклинание должно до ночи. Позже все спать пойдут.

Внимательно изучили заклинание. Выучили наизусть. Накладывать будут четыремя парами, но сначала отрепетируют. Чтобы не ошибались.

Лайэллон перешел в Обеденный зал. Здесь его встретил Икрик с небольшой сумкой в руках. Со двора доносился гомон. Эльф и гоблин пошли на звук голосов. Подойдя поближе король крикнул: – Что тут происходит?!

Шанталь спрыгнула с Изи и повисла у деда на шее. Подошел Ларри. Король обнял двойняшек и поздоровался.

— Мы будем делать погоду, как у тебя в Стране. Икрик отрыл заклинание.

— Я у кого только о нем не спрашивал. Все бубнят, что великие маги ушли из нашего Мира.

— Оно на восстановленном свитке было. Мы просто невнимательно читали. Времени не хватало. Сейчас будем пробовать. На, читай текст и становись вместе с Каном. Сумнаи слабоват.

Лайэллон пару раз прочел короткий текст и понял, что основное – это Сила Мага, накладывающего заклинание. Сосредоточились, и вместе прочли коротенькое заклинание. Вложили побольше Силы. Потом уже поняли, что хватило бы и одного короля и двойняшек. Короче зимы в этом сезоне во дворе Каоса не было. Даже немного деревню прихватило. Часовые были просто счастливы. Они спокойно стояли на стене и не мерзли.

Мик и Дэйли подсушили землю и слуги начали расставлять столы и накрывать. Вся компания пошла разбирать подарки. Король сказал, что он дарит двойняшкам и миури четыре мешка с золотом из тех, что в замковой кладовой. Сами возьмут. Они все примерно одинаковые. Ларри с дедом открыли Портал для Маюми и Сигурда. Дед вручил бочонок своей “Янтарной Лозы”. Бабушка подарила Шанталь восточный халат, а Ларри - большую сумку с сушеной таранью. Это вызвало бур-

ный восторг и обильное слюноотделение. Лунаталь и Хагир взяли на себя организацию и кормление, что само по себе было большим подарком. Дэйлу вручили толстенную книгу “Магия Плодородия и Защита Урожая”. Побратим, когда ее увидел, только икнул и потер плечо. Теодорих подарил Ларри довольно толстую “Боевую Магию Некроманта”. Туда нос сунул Лайэллон. Листнул, увидел рекомендации по борьбе с нежитью. Скривился, но не комментировал. Гномы и полуорки скинулись и купили “Большую Энциклопедию Боевого Мага”. В нее входили пять книг. Четыре Стихии и Ментальная Магия. Мике купили “Дальневидение, мыслеречь и предсказания”. Лайэллон вынул из сумки, висевшей на плече, небольшой камень в виде драконьего глаза. Оказывается, это и был глаз Черного Дракона. Эльф подошел к Мике, приложил Глаз к ее ошейнику. Что-то пробормотал и Глаз буквально всосался в материал ошейника. Мика зажмурилась, сосредоточилась и Глаз начал двигаться, вращаться. Мика объявила: – «Надо послать кого-то открыть ворота для Кулуриэна, Ратчера и Бурана. С ними еще идет Джо и четверо таких, как он. Ратчер взял у женщины ребенка и несет на руках».

Нали вышел из зала и пошел к воротам Каоса встречать прибывших.

Шанталь подарили “Большую Книгу Хранителя Крепости”. Хагир бочком подобрался к столу и, прихватив дочкин подарок, уселся в кресле. Дэйли придарили толстую книгу “Искусство создания боевых фантомов”. Полуорки полистали и решили купить себе такую же. Иквик подарил не очень толстую, но явно редкую книгу “Артефакты Фэриленда. Правда и мифы”.

Король поманил Мика. Рядом стоял Икрик и по кивку вынул из сумки два свитка. Один протянул Мику. Тот развернул и вчитался. Это были Указы о выделении ему земли в Стране Вечного Лета и основании поселка миури. Мик из Каоса стал Старейшиной Поселка Ур-р-ру-ум. Когда счастливый миури подписал оба свитка, ему вручили “Большую Книгу Старейшины Миури”. В специальное углубление на корешке книги было вставлено Вечное Самопишущее Перо. В книге давалось описание всех обрядов. Много полезных рекомендаций по обустройству Поселка. По охоте и сохранению запасов. Также было много пустых страниц. Лайэллон подозвал крутившегося тут же Кловиса. Ему тоже вручили свитки на подпись. Он стал Старейшиной Огненного Подгорья. Гномы вручили ему “Большую Книгу Старейшины Подгорья”. Она была раза в три толще, чем у миури. Шанталь повесила новоиспеченному Старейшине через плечо довольно внушительную сумку, в которой было все необходимое для основания алтаря Каменного Бога гномов. Это его тащили полуорки. Кловис аж носом хлюпнул. Расчувствовался.

— Быстрее заселяйтесь. У меня вчера Старейшина Рудных Гор интересовался, кому принадлежит Подгорье Панцирника. Я сказал, что его уже заселяют. Так что, не тяните. Хотя бы начните обживать, - поторопил его Повелитель. Кловис поблагодарил и побежал к гномам. Мик тоже потрусил к своим миури.

Тут раздалось негромкое детское хныканье. Все повернулись на звук. В комнате стояли Кулуриэн, Буран и Ратчер с маленькой смуглой девочкой на руках. Девочка хныкала и терла глаза кулачками. Устала. Симпатичная женщина, в кожаной одежде с бахромой, начала ее успокаивать, что-то приговаривая тихим певучим голосом. Рядом стоял Джо. Возле его ног лежали большие кожаные сумки. Позади него стояли двое мужчин и невысокая, худенькая женщина к которой жались мальчик и девочка. Шанталь подбежала к пришедшим. Обнялась с Кулуриэном, погладила Бурана, чмокнула в щеку Ратчера и крепко пожала руку Джо. – Ты, вспомнил! Мы часто тебя вспоминали.

— Да. Мне Мика… Джо явно подзабыл язык.

— Говори по-английски, я переведу, – сказал подошедший Лайэллон.

— А я тебя видел, когда ездил к родственникам матери. Ты - индеец-шериф.

— Я - эльф. В твоем мире мне проще было быть индейцем.

— Ты, Верховный Вождь здесь?

— Да.

— Я принес много книг. Я сопровождал белого. У него книг много было. Он, когда уезжал, все мне оставил. Сказал, что не

хватит денег увезти. Я в сумку все сложил. Ты, читать можешь?

— Могу. И писать могу. Я язык белых знаю очень хорошо. Метко стрелять тоже могу.

— Мне рассказывали, как ты, Бешеного застрелил. Плохой он был. Убил многих.

— Гад редкостный. Даже индейцы его запомнили.

— Это Маленькая Тучка. Она вылечилась. Я хотел поблагодарить Лию. Амулет работает.

Подозвали Лию. Индеанка была очень удивлена, когда узнала, кто ее вылечил. Она старалась не показывать, но до конца не верила в рассказ мужа о мудрых собаках и летающем ящере. Потом увидела и ящера. Изя, как всегда, лежал возле камина. Джо заметил реакцию жены и, улыбнувшись, пошел вручать подарки. Сначала достал из мешка целую кучу книг и сказал: – Я не могу читать. Тут нарисованы такие большие дома, как ваш, – и протянул одну из книг Лайэллону. Тот открыл ее и рассмеялся: – Борин, иди сюда, - гном подошел поближе, - ты, спрашивал, как сделать оружие. Тут есть пушки, гаубицы, мортиры. Я тебе переведу. Смотри, есть схема в разрезе. Чертежей нет, но вы - народ головастый. Сообразите. А это что? – король взял еще одну книгу, – а вот тут, по современному огнестрельному оружию. Борин, тебе повезло. Смотри, это уменьшенный чертеж моего пистолета. Описание принципа работы и марки стали. Я постараюсь это все перевести. Я сам увлекаюсь оружием техномира и довольно много знаю. Эльфы возиться не захотят, а вот гномы смогут сделать.

Один из индейцев протянул большой мешок. Шанталь сунула туда нос и вытянула неизвестный музыкальный инструмент и пару книг. Лайэллон аккуратно взял его из рук девушки, уселся на край стола, немного подстроил и заиграл. Зазвучала непривычная, но приятная мелодия.

В это время Джо и Ларри возились с большим мешком. Ларри позвал полуорков, и они все вместе достали из мешка что-то странное. Джо посмотрел на братьев и спросил: – Это те, что дрались?

— Нет, другие. А вон стоит племянница Оркхэя, – Ларри помахал рукой девушке. Дората подошла поближе, - познакомься. Это Джо, которого твой дядя называет Повелитель Грома, - представил индейца Ларри.

Дората улыбнулась: – Благодарю за то, что ты, спас дядю.

Ларри перевел на язык Джо. Тот кивнул девушке и улыбнулся. Лайэллон отложил гитару и подошел к подарку индейца:

— Ого! Фонограф! Сегодня будут танцы. Только надо, чтобы Ворлоу пластинки укрепил. Они быстро бьются. Позовите Ворлоу. И Лучара. Иглы тоже надо укрепить, а то после каждой пластинки иглу менять придется.

Нашли миури, которые крутились возле гномов. Показали иглы и пластинки. Эльф сказал, чтобы Ворлоу одну укрепил, но материал не изменял и все бороздки сохранил. Ворлоу подумал, понюхал, посмотрел, опять подумал и тихонько коснулся края лапкой. Лучар подул на иглу. Лайэллон взял эту пластинку, завел фонограф и поставил иглу на пластинку. Зазвучала быстрая танцевальная музыка. Звук был очень громкий и немного визгливый. Эльф присел на корточки возле ящика, вни-

мательно его осмотрел, что-то подкрутил. Звук стал тише и не такой резкий. Лайэллон начал аккуратно доставать пластинки по одной, а Ворлоу их укреплял.

Техническая новинка притягивала, как магнит и Борин пропал. Он крутился рядом буквально принюхиваясь. Король нашел в ящике инструкцию. В ней давалась схема фонографа. Гном сказал, что они помудрят.

Джо увидел, что подарок произвел небывалый эффект. Улыбнулся и вынул из своей сумки пояс для “кольта” Ларри. Парень сбегал к отцу в кабинет, принес револьвер. Лайэллон помог ему правильно одеть пояс и показал, как быстро вынуть-убрать “кольт». Ларри обнял Джо и поблагодарил. Индеец воспользовался моментом и попросил Хагира оставить в замке двух воинов его племени. У одного из них белые изнасиловали и убили жену. Воины, бывшие братьями, убили двоих. Третий обратился в полицию и их теперь ищут. Если поймают, то расстреляют. Женщина – жена старшего брата, а мальчик и девочка его дети. Хранитель позвал Нали и все ему рассказал. Нали сказал, что Джо теперь его брат. Индеец спас ему жизнь. И, он, как Начальник Замкового Гарнизона лично принимает в его ряды двух воинов. Жить пока будут у него, после что-нибудь придумают. Джо его искренне поблагодарил. Гном буквально спасал обоих индейцев.

Всех пригласили к столу. Шанталь как раз тормошила Кулуриэна на предмет подарка. Эльф помялся и сказал, что они купили “Энциклопедию Боевой Магии”. А кто-то уже подарил такую, даже лучшую. Ратчера и Кулуриэна обняли, поблагодарили и попросили разрешение отдать Энциклопедию Мику и Мике, которые собирались основывать Поселок. Оба воспряли духом и пошли вместе со всеми к столу. Буран и Татр были уже там и лежа в уголке на коврике о чем-то беседовали.

Перед ними стояли полные миски и кусочки подплывали к пастям миури. Те их аккуратно брали зубами и потихоньку пережевывали, продолжая болтать. Эта картина повергла в ступор индейцев. Джо объяснил, что здесь почти все во много раз сильнее их шаманов. У парней выбора не было и решили все-таки рискнуть и остаться в этом Мире.

Еда была расставлена по всему столу. Стулья не выносили. Каждый брал себе тарелку и еду. Все ходили и ели. Принесли кресла только для Лунаталь, Хагира, Фианэль и Лайэллона, который в своем не сидел, будучи подвижным и деятельным. Дэйли ходила задумчивая. Ларри посмотрел на нее и спросил у деда: – Где Волк? Неужели не поздравит? Дэйли ходит грустная.

— Я связывался с ним, рявкнул “не мешай”. Думаю, что придет. Пожрать он тоже любит, - ответил Лайэллон.

Сверкнула яркая звездочка и перед накрытым столом появилась бабушка-богиня. Обняла двойняшек и сказала: - Подарок весной вручу. Посадите у себя и Дэйла нужным заклинаниям научу, - затем порхнула к столу. Схватила бокал и обратилась к внуку, - танцы будут? Где музыканты?!

— Танцы будут. Но музыку мы сами еще не слушали. Я вам поиграю, пока с музыкой разберутся, - Лайэллон потихоньку перебирал струны. Все подтянулись поближе. И вдруг, Татр с Бураном поднялись над землей лежа на своем коврике и полетели к собравшимся. Коврик заложил довольно крутой вираж, и миури зависли в метре от земли напротив короля и Ларри.

— А это еще, что за чудо? Как вы, умудрились, два лентяя? - не удержался Лайэллон.

Миури лежали на коврике, парящем в воздухе и к ним по-прежнему подлетали кусочки из миски. Изя, увидев это зре-

лище, глубокомысленно изрек: – Апофеоз обленизма.

Король заржал: – Изя, и где только ты таких умных слов набрался?

Подошел Икрик и сказал: - Для летающего коврика используется рунная формула и Заклинание Управления. Само управление осуществляется ментально. Это в старых свитках было. Татр помогал мне разбираться с королевской библиотекой. Решили на его любимом коврике попробовать. Вайяна вышила руны. Она научилась магически это делать. Главное, чтобы руны не отпали, не смылись иначе грохнитесь. Груз, который может поднять коврик, зависит от Силы мага. Сколько закачаешь в руны, столько и повезет. Изя на своем ковре катался.

— Изя!!! Ковер!!! Зачем он тебе?! Ты, и так летаешь! Дай! – вопли двойняшек заложили уши.

— Меняю на другой, такого же размера, – дракон привык к воплям и не терялся.

— А как долго летит такой коврик? – спросил Лайэллон.

— Руны постоянно действуют. Только надо команду подвязать. Скорость тоже зависит от Силы мага. Мы сейчас Силу не вкладываем. Только за счет рун. А вот если полетать, то надо приложить, - мисочка переместилась на стол. Татр буркнул, – “Поехали”, - и коврик взмыл в воздух и полетел по двору. Развернулся, поднялся вверх, сделал круг над крышей замка, опустился, пролетел мимо гостей и приземлился возле стола. Миури величественно сошли с коврика. На него тут же стала Шанталь, крикнула: - Поехали! – коврик приподнялся, девушка покачнулась, села, скрестив под собой ноги. Задумалась и коврик взмыл вверх, заложил крутой вираж, при этом, сама Шанталь чуть не сверзилась на голову отцу, но сумела справиться и выровняла коврик. Полетела над двором, подсадила Дэйли. Подружки, пролетев над столом, увеличили скорость и пронеслись над домами гарнизона, развернулись и полетели обратно. Следующими летали Ларри и Дэйл. Потом их выгнал Лайэллон и, галантно подсадив Эриэль, начал кружить над двором. Набирал высоту снижался, разворачивался, добавлял скорость, зависал.

Дэйл прижал Икрика и, выудив у него формулу, нанес руны на четыре кирпича. Стал на них лапами, что-то рыкнул, приподнялся над землей, чуть пролетел. Приземлился и спрыгнул. Тихонько поурчал Аурике. Она подошла, поставила лапки на кирпичи, поурчала и тихонько поплыла по воздуху.

— Это надо понимать так, что главное нанести руны и вложить Силу. Ле-

тать можно на чем угодно, – проговорил Лайэллон. Подошел к креслу, вынул кинжал и нанес прямо на сиденье формулу. Побурчал. Уселся в кресло и скомандовал: - Поехали.

Кресло поднялось над землей, и эльф с комфортом полетел по двору. Остановился возле стола, взял бокал вина, завис невысоко над землей, закинул ногу на ногу, и начал, потягивая вино, размышлять вслух: – Вот отстроюсь и сделаю себе трон с таким эффектом. Р-раз и я парю над собравшимися.

Эриэль посмотрела на развалившегося в кресле внука, подошла к Икрику и тихонько с ним зашепталась. Сняла сапожки и на подошве вырезала нужные руны. Сосредоточилась, что-то буркнула и одела на ноги. Притопнула ножкой и воспарила над землей.

– Отличный эффект для поддержания божественного имиджа, – рассмеялась богиня, – главное, сапоги не потерять.

Около стола материализовался Стальной Волк и сказал: – Развлекаловка в самом разгаре, - увидел Дэйли и, встряхнувшись, стал пушистым. Пошел к своей обожэ. Дэйли подбежала и куснула за щеку: – «Я уже боялась, что ты, забыл или занят».

— Я все помню, – из ниоткуда возник Футляр Времени. Волк позвал: – Дэйл, Мик идите сюда.

Миури подбежали к Волку и уселись рядом с Дэйли. В кресле подплыл Лайэллон. Шанталь покачивалась рядом на ков-

рике Татра. Ларри подсел на коврик к Шанталь. Припорхала Эриэль и уселась на коврике рядом с Ларри.

Волк подошел к Дэйли и проговорил: – Источник Силы, дай Дэйли из Каоса ее часть, - из Футляра поднялся переливающийся сгусток, подплыл к Дэйли и, обвившись вокруг шеи, вспыхнул пламенем. Потом потух, и чуть ниже вышитого бисером ошейника засияла полоса расплавленного золота.

— Дэйл, теперь ты. Источник Силы, дай Дэйлу из Каоса его часть, – из Футляра поднялся еще один сгусток и подплыл к шее

Дэйла. Обвился вокруг его шеи. По земле прошел гул и всех основательно тряхнуло. На кухне загремела посуда. На столе подпрыгнули и звякнули бокалы и кружки. Ошейник стал похож на блестящую полоску угля и почти не выделялся на черной шерсти.

— Теперь ты, Мик. Источник Силы, дай Мику из Каоса его часть, - от сгустка отделилась часть и подплыла к миури. Обвилась вокруг шеи. Возле Мика закрутился тугой смерч и, поднявшись вверх, прошел по двору. Ошейник вспыхнул голубым, белым и серо-стальным. На последнем цвете остановился и остался на шее, ниже ошейника.

— Странно. Почему осталась частица Источника? Кого еще не наделили? Мику? - Волк поманил миури к себе. Мика подошла. Волк проговорил положенную формулу, но ничего не произошло. Драконье Око на ее ошейнике мигнуло и Мика сказала: – Это не мое. Это для потомка Волка.

Волк удивленно уставился на Лайэллона и Эриэль: – Для моего потомка? Но, для кого? Лайэллон, у тебя еще дети есть?

— Брат Маюми. Но, что-то мне подсказывает, что, приняв власть над зарин, он ушел из Рода Стального Волка. Двойняшки отпадают. Хагир?

Хранитель аж вином подавился: – Мои все тут. Я все время с Лунаталь и, клянусь, никогда ей не изменял.

— Странно, – Волк повел головой и Футляр исчез. После этого подошел к Шанталь, - остальные и сами могут, а тебе я вот это подарю, - из ниоткуда возник красивый, вышитый блестящим бисером, кожаный мешочек на завязках, - привяжи к поясу, - скомандовал Волк, - Шанталь покрепче привязала мешочек, - это пространственный карман. Сосредоточься и почувствуй его. Хорошо. Теперь, ты, должна открыть его и попробовать туда что-то положить. Возьми вилку, поднеси к сумке и представь, что ты, в нее кладешь, но саму сумку не открывай. Ярче, ярче представляй. Молодец. А теперь достань вилку. Почувствуй ее в своей руке. Отлично! Умница!

— А кто это может сам? – Ларри посмотрел на Волка. Я тоже такой хочу. Справочники Дэйла скоро мне дыру в плече протрут.

— Я все время не мог понять. Почему, ты, сумку таскаешь? Ты же, можешь все класть в пространственный карман. И Лайэллон вечно с сумками, как деревенская бабка.

— А, как это сделать? Шанталь ориентируется на твой мешочек. Вон уже толстый справочник упрятала. А мне такой?

— Нет. Учись быть магом. Сосредоточься и представь, что ты, сделал в пространстве полочку и все на нее клади. Возьми книгу и положи в пространственный карман, на эту воображаемую полочку. Ну, давай.

Ларри зажмурился, пошарил рукой, открыл глаза взял книгу в руку. Руку отвел немного от тела. Книга шлепнулась на пол. Ларри протянул руку, книга легла в ладонь.

— Вот, как берешь, так и клади. Попробуй ощутить этот карман рядом с собой. Умница. Получилось. Теперь достань. Сосредоточься. Это твой карман, и никто кроме тебя книгу не достанет. Еще сосредоточься, ощути ее в руке. Молодец! Тренируйся. Лайэллон!!! Что я вижу! Ты, позоришь семью! Тебе сколько лет?!!! Двойняшкам это позволительно. Но тебе! Ты что, тоже никогда не пользовался пространственным карманом?!!! Силнаи убить мало! – взвыл возмущенный тотем.

Лайэллон скривился: – Волк, не зуди. Ты же, прекрасно знаешь, как он меня учил, вернее, не учил.

Дэйл и Дэйли усиленно овладевали новым искусством. Ошейник Дэйла засветился, и он радостно гавкнул. Толстый Справочник по Магии Рун исчез, снова появился и лег перед миури. Раскрылся на нужной странице, закрылся и исчез. Снова появился и переместился на край стола. Дэйл прогарцевал вокруг, периодически взлаивая.

Дэйли испустила радостный вой. Возле нее появилась миска, исчезла, снова появилась и облетев вокруг со звоном плюхнулась на стол. Ошейник светился расплавленным золотом. Миури сказала: - Если брать Силу из ошейника, все получается гораздо легче. Вот только, что делать, когда она закончится?

— Лайэллон, ты, издеваешься надо мной?! Или, все-таки, нет?! Ты, что не объяснил им, как пользоваться Силой Источника?! – взвыл Стальной Волк. Король тупо уставился на него: – Какой Силой Источника?

Волк сел на задницу и выдал: -… твою мать! Ты, что …? Разве, ты, не пользуешься тем, что блестит на твоей дурной башке? Для чего это даровано Высшими? Украшать твое потное чело? Это же универсальный накопитель! Ты, можешь влить в него немереное количество Силы Источника и брать в трудную минуту. Даже просто подпитываться, чтобы навык не терять. Я удивляюсь, как ты, вообще выжил в той Битве.

— Волчик, миленький, раскажи, как это сделать? – Шанталь запустила пальцы в густую шерсть на груди Волка и начала его почесывать. Тот прижмурился: – Вы, это сто раз делали. С камнями, с палками и еще со всякой хренью, но только не с тем, с чем надо. В короны в свои закачивайте, а миури - в ошейники. Последние имеют те же свойства, что и короны. Это накопители Силы. Берете, как из любого другого. Объем их неограничен. Восполняются сами, но можно пополнять. Разбере-

тесь. У меня есть еще подарок для Ларри. Случайно в лапы попал. Мне без надобности, а ему пригодится. Если взять в руки и подчинить себе сможет. Это - книга. Змей на обложке является Хранителем и Советчиком, если сможешь его спросить. Его зачаровал полубог, бывший далеким предком предыдущего владельца. Теодорих, иди сюда. Понадобится твоя помощь.

Магистр трусцой побежал к Волку и Ларри, дожевывая на ходу. Волк кивнул Ларри на книгу: – Ну, пробуй.

Ларри протянул руку к книге. Змей на обложке зашипел, выпрямился во весь рост и сказал: – Я - Шасх. Хранитель этой книги. Кто, ты?

— Хагрилар из Рода Стального Волка, - оторопело отрапортовал парень.

Змей покачивался над обложкой, но не нападал. Рубиновые глаза загорелись, язык метался, то высовываясь, то опять втягиваясь. Думал, присматривался. Теодорих замер за плечом Ларри и тихонько прошептал: – Это же легендарная книга. Я слышал о ней, но не знал в каком она Мире. “Боевые химеры”. Это умение утеряно. Великий Маг ушел из Фэриленда вместе с книгой. Почему она вернулась назад?

Сзади подошла Эриэль: – Потому, что ее вернул Следящий. Какая-то опасность, которую вы, еще можете предотвратить

или, кто-то нарушил Законы Равновесия и должен быть наказан.

— Богиня Эолы. Ты, откуда здесь? – спросил змей.

— Праздную Совершеннолетие своих прямых потомков. Между прочим, ты, принюхиваешься к Первородному Переходящему. Повелитель Душ имеет достаточно Силы, чтобы владеть тобой.

— Молод очень, но это хорошо. Будет учиться у меня. Повелитель, открой книгу и прямо сейчас изучи вводное заклинание. Иначе, мы не сможем общаться.

Змей втянулся в обложку и тут же возник у правого плеча Ларри. Парень открыл книгу. На первом листе было всего одно коротенькое заклинание Подчинения Сущности. Ларри бегло прочитал его и примерился, сколько Силы возьмет. И обалдел. Такого количества Силы хватило бы, чтобы замок приподнять и опустить. Постарался ощутить корону. Потянет, если что. Сосредоточился и, вложив всю свою Силу, начал читать. На последних словах потянул с короны. Змей тихонько зашипел возле уха: – Молодец. Сумел справиться. Теперь, ты, мой Хозяин и Повелитель. Прочтя заклинание, ты, дал мне Силу для защиты книги и тебя. Я сейчас узнаю, почему книга решила сменить Хозяина. Змей перетек в обложку и глаза-рубины потухли.

Ларри шагнул назад, обо что-то запнулся, сел и оказался на коленях у Лайэллона. Тот фыркнул: - Внучек, ты уже вырос, нас могут неправильно понять. Волк тебе оригинальный подарок подарил. Книгу спрячь, а то еще убьет кого-нибудь. Теодориха до сих пор потряхивает. Налить ему надо. Борин! Где Борин?!

— Где танцы?! Вы, музыку обещали!!! – снова повысила голос неугомонная Эриэль.

Лайэллон спихнул с колен обалделого Ларри и подошел к небольшому ящику. Открыл крышку. Покрутил ручку. Положил черный круг и перевел на него блестящее устройство. Что-то зашипело и зазвучала веселая музыка. Король подошел к Шанталь, стал напротив и сказал: – Госпожа, помнится, мы с вами не закончили танец? Повторяй за мной, танец легкий.

Шанталь сделал пару шагов сбилась, остановилась. Лайэллон вздохнул, чуть отошел от нее и сказал: – Смотри сюда и повторяй, - возле него возникла иллюзия. Мужчина в шляпе, в кожаной жилетке с коротенькой бахромой и клетчатой рубашке. Поверх синих штанов надеты еще одни, довольно широкие, кожаные и украшенные длинной бахромой. На ногах - сапоги на каблуках и с острыми, немного загнутыми, носами. Рядом стояла девушка почти так же одетая, только вместо

штанов на ней была широкая клетчатая юбка. Эльф помедлил и, попав в такт, “запустил” иллюзию. Танец был простой, количество разных движений не большое. Ритм легкий и запоминающийся. Шанталь стала напротив деда и, глядя на танцующую пару, начала повторять. Музыка закончилась, но Джо подошел и снова завел фонограф. Песенка заиграла опять. Дедушка и внучка наконец-то попали в такт. Эриэль потянула Ларри. Оба обладали великолепным чувством ритма и способностью к танцу. Через пару минут они уже с увлечением скакали возле короля и Шанталь. Тромриг пригласил Дорату. Несмотря на рост и вес, полуорк оказался великолепным танцором. Джо показал Борину, как управляться с фонографом и повел Маленькую Тучку к танцующим. Индеанка сначала смутилась, а потом заскакала вместе с мужем под веселую мелодию. Борин взял кружку с пивом и тарань. Уселся возле фонографа и менял пластинки. Нулар скакал вместе с Амариэ. Кан помялся и пригласил Натаниэль. Линди и Сумнаи забились в какой-то уголок. Дэйл подтолкнул носом Аурику и вот пароч-ка миури гарцует между танцующими под громкий хохот. Эриэль поставила Ларри рядом с королем и побежала за Кулуриэном. Начальник Лаборатории Магической Экспертизы помялся, махнул рукой и пошел танцевать. Теодорих постоял, подумал и пристроился к паре Эриэль - Кулуриэн.

Лайэллон показал иллюзию, как трое парней танцуют возле одной девушки. Ромриг тоже присоединился к танцующим. Он танцевал не хуже брата. Хагир посмотрел на скачущую толпу и приказал выставить побольше воды и холодного пива. Гномы смотрели, думали и поняли, что парни могут танцевать и сами. Танцы гномов были чем-то похожи. Выманили Марджи, Нали выпросил у Фионы Мариэтт. Борин уже освоился с фонографом. Сделал звук громким. Подбежал Ларри. Побормотал и магически усиленный звук стало слышно на стене крепости. Лайэллон задумался, в свою очередь что-то побормотал и звук стал не такой визгливый. Более мягкий и приятный. Ларри выспросил принцип.

Теперь можно было отойти от стола. Разместились с большим комфортом и пляски продолжились. Тадгейр посмотрел на скачущую жену. Сам он скакать не будет. Пусть уже прыгает с Кловисом, если хочет. Эриэль была счастлива. Она любила мужа, но очень уж он был флегматичным. Таких скачек дома не предвиделось. Шанталь шепнула ей на ухо, что на Осеннее Равноденствие День Рождения Лайэллона и праздновать будут обязательно. Богиня сказала, что она будет. Начало темнеть. Наколдовали магические светильники. Перекусили. Передохнули и продолжили. Миури, глядя на Дэйла и Аурику изобрели что-то свое, приседали и подскакивали в ритме музыки. Поскольку много плясали, то мало ели. Пиво было холодное, его выпили довольно много. Заклинание опохмела нашлось. Изя брал “сдуть” и не успел подбросить Ларри обратно в сумку. Честно признался, был прощен, а заклинание тщательно выучено наизусть. Волк тоже хлебнул немного “Янтарной лозы”. Повеселел и потянул Дэйли танцевать.

Вскоре все подустали и танцы приостановились. Лайэллон пошел к своему летающему креслу, прихватив по дороге гитару. Некоторые песенки он знал и попросил Борина ставить одну за другой отобранные пластинки. Магически добавил громкость гитаре, своему голосу и кивнул гному. Борин поставил верхнюю из отобранных пластинок, и Лайэллон начал наигрывать на гитаре и петь одновременно с фонографом. Мелодию он начал играть медленную, и продвинувшаяся в плане танцев публика быстро разбилась на пары. Гномы нашли выход из положения и просто притоптывали в такт. Хагир

решил тряхнуть стариной и пригласил Лунаталь. Ратчер, выпив ‘Янтарной Лозы” для храбрости, пригласил Фианэль и пара

присоединилась к танцующим.

Теодорих намекнул, что еще немного и они не попадут в свои комнаты. Двери попросту закроют. Шанталь возразила, что они все равно уже опоздали, и перейдут утром. Так что, праздник продолжился.


Глава 17. Последний поход в Сим-Риа.

Первый день совершеннолетней жизни ознаменовался крупной стычкой. Шанталь и Дората шли с тренировки. Девушки обсуждали новый прием защиты под романтическим названием “Падающий осенний лист”. Шанталь взмахнула правой рукой для наглядной иллюстрации процесса и случайно кого-то задела. Девушка вежливо поклонилась и попросила извинить ее неловкость. Надо же было ей задеть Сиятельную Герцогиню Торесскую. Существо склочное и занудное. Герцогиня

развернулась лицом к Шанталь и заорала на весь коридор: – Ах ты, остроухая верзила. Размахиваешь здесь своими лапа-ми. Да мой отец сделает так, что ты, этими лапами будешь мои сапожки все три года натирать.

Коридор притих. С Саламандрой так не разговаривают. С Наследной Принцессой тоже. Притихла даже госпожа Силэри, завуч-куратор. Шанталь наклонилась к герцогине и прорычала: – Ты, это кому говоришь, мышь жирная?

На голове девушки вспыхнула жидким золотом корона. Надо лбом она имела довольно высокие острые зубцы (ну, пришло Шанталь такое в голову) с концов этих зубцов протуберанцами срывались языки пламени. У побелевшей герцогини от жара начали трещать и крутиться волосы на макушке. В наступившей гробовой тишине раздался насмешливый и звонкий голосок Аи: – Как ты, посмела клюв открыть на Наследную Принцессу, Сиятельную Госпожу Шанталь из Рода Стального Волка. На внучку Повелителя Фэриленда? И Саламандру, к тому же. А мы, Саламандры, нрав имеем горячий. Тебе и сапожки мыть не придется. Веником в уголок сметут.

— Разве тебя твоя высокородная мать не учила правилам вежливости? Ты, должна была принять мои извинения, как сделал бы любой разумный. Это общее правило этикета, тем более, что я никакого вреда тебе не нанесла. И нечего кичиться своим происхождением. Здесь учатся очень высокородные ученики и сильные маги и никто не тычет другим в глаза то, что они получили по праву рождения! - Шанталь заметила, что еще немного и герцогинюшка будет сиять обсмаленным черепом. Девушка выпрямилась и сказала: – Предупреждаю, если накляузничаешь на кого-нибудь из учеников или преподавателей своему психованному папаше, то я расскажу все деду! - развернулась и вместе с Доратой пошла к своей комнате. Униженная и воняющая паленым склочница поползла в свою комнату, срывать зло на беззащитных служанках.

Начальник Академии господин Авалон видел всю эту сцену в своем Следящем Оке. Он умудрился настроить его так, что оно само отслеживало все всплески магического фона и ярких эмоций. Наблюдая за разносом, устроенным Шанталь скандальной девчонке, Авалон довольно улыбнулся, и похвалил сам себя за то, что вложил в голову короля мысль о признании титула у своих потомков.

Лайэллона все время терзало смутное беспокойство и стойкое ощущение, что он не успевает. Его неудержимо тянуло в Сим- Риа. Король решил, что после заседания сразу перейдет в Академию и отпросит двойняшек. Надо, наконец-то, пройти в Сим-Риа и посмотреть, что там.

Ларри с задумчивым видом вышел из кабинки в мужской комнате и, уткнувшись носом в привидение, спросил: - Ты, кто? Почему, ты, тут торчишь?

— Я - Мнишек. Меня красноволосый эльф повесил, что-то бормотнул и я не смог попасть за Грань к бабушке, – призрак хлюпнул носом, – ты же некромант, отправь меня туда.

— Попробую, только сначала скажи, что произошло, - попросил Ларри. В этот момент вошли два парня и один гном. Подпрыгнули. Один из парней сказал: – Ларри, ты что, урок не выучил?

— Это - Мнишек. Он за Грань попасть не может, а я хочу, чтобы он рассказал, что с ним произошло. Мнишек, лети за мной. Сейчас спокойно поговорим, тут не дадут, – Ларри бормотнул заклинание, отвязавшее призрак от места смерти и в сопровождении привидения пошел к Кафедре Некромантии. Была перемена и эта пара ввергла в ступор половину первокурсников. Остальные хорохорились, но дергались и поклялись себе не злить Ларри.

Теодорих на хлопнувшую дверь не оглянулся, но ощутил присутствие Ларри. Он его шкурой чуял. Почувствовал холодок привидения: – Ты, кого приволок?

— Это - Мнишек. Поговорить надо, а в туалете все время толпа и дурные вопросы задают.

Теодорих отложил перо и повернулся. Перед ним стоял невозмутимый Ларри и рядом висело привидение повешенного парня.

— Авалон сказал вызвать тебя, а мы забыли. Расскажи, что ты, помнишь.

— А вы, меня к бабушке отправите? Мне тут одиноко и страшно, - выставил ультиматум дух Мнишека.

— Ларри?

— Не пробовал. Я оттуда забирал, а если и отправлял, то только мечом. Подстрахуешь, попробую взять с собой, - ответил парень, - только пусть сначала все расскажет.

— Злой эльф хотел, чтобы я вызвал Натаниэль в фойе Академии. Сказал, что ее Аргонтар зовет. А она такая красивая и добрая. Она мне помогла, когда я в ингредиентах запутался. Я чувствовал, что красноволосый что-то нехорошее задумал. Я отказался, тогда он меня ударил и сказал, что будет бить, пока я за ней не пойду. Я все равно отказался. Он снова меня ударил, потом еще и еще. Все куда-то уплыло. Я услышал несколько слов на чужом языке. Когда я очнулся, то увидел, что вишу на веревке, а в мужской комнате полно народу. И тебя видел. Ты, привел эльфа, и вы вместе осматривали мое тело. Пришли люди, сняли его и унесли. Я полетел за ним, хотел попасть внутрь, но не смог. Эльф, когда меня бил, пробормотал какую-то фразу на своем языке. Я ее не понял.

Ларри уставился на Теодориха: – Надо понимать, что он хочет убить Натаниэль или Линди или кого-то из миури. Шанталь его сама в порошок сотрет. Дэйли и Дэйл тоже. Девочки в опасности. Нужно предупредить Шанталь, пусть они с Дэйли в туалет с ними ходят. Сейчас попытаюсь отправить Мнишека и к Авалону. Нужно все ему рассказать. Свяжусь с дедом. Нулара предупрежу и полуорков. Дората храбрая, но может с ним не справиться. Мнишек, дай руку и иди за мной, – Ларри протянул руку несчастному призраку. Тот ухватился за нее и обоих затянул разноцветный круговорот.

— Мнишек, иди все время вперед, через туман. Он развеется, и ты, найдешь свою бабушку я дальше идти не могу. Ну же, иди, – сказал Ларри и подпихнул Мнишека в спину. Он побежал вперед, туман начал рассеиваться, и парень увидел свою бабушку.

Теодорих вежливо постучался в дверь Авалона. Секретарша тихонько выглядывала из-за кучи свитков. Побаивалась она обоих, хотя Ларри ей нравился.

— Войдите, – донеслось из-за двери. За столом сидели Авалон и Лайэллон. Между ними стояла бутылка вина, и вазочка с печеньем и сладостями. Король покрутил в руках трубку, вопросительно посмотрел на Начальника Академии.

— Дед, придумай что-нибудь. Надо. Очень, – Ларри вынул свою трубку. Выглядел он уставшим. Авалон взмахнул рукой, ключ провернулся в замке, потом кивнул. Поудобнее уселся в кресле и закурил. Теодорих решил тоже не отставать.

— Я только что вернул Мнишека за Грань. Помнишь, того паренька, которого сыночек Каленгил убил. Парнишка все рассказал, – Ларри пересказал все, что произошло.

— Девчонок бы в Каос. Опасно им тут оставаться. Тем более, что ни тебя, ни Шанталь, ни Дэйли тут не будет. Завтра же переходим в Сим-Риа. Гложет меня что-то. Неспокойно как-то. Сейчас я отпрошу вас у господина Авалона и в Каос. Теодорих, ты едешь. Если что-то найдем, дам артефакт.

Авалон погладил Следящее Око и сказал: – Едь. Найду тебе замену. Жюли напишет Приказ. Двойняшек тоже включу. Дело государственной важности. А девочек и трех миури заберите в Каос. Я защитить их не смогу. И других учеников подвергать опасности не имею права. Кстати, Лайэллон, благодарю, что ты своим короны одел. Гляди сюда. Авалон шепнул пару слов. Око осветилось и присутствующие узрели сцену в коридоре крыла девочек.

— Вот маленькая дрянь. И откуда столько спеси? – не выдержал король, – а еще эльфов надменными называют.

— Хорошо она ее приложила, – Теодорих радостно потер руки, - ученики и на сиятельного байстрюка жалуются. Хамит всем и учителям иной раз, а наказать его боятся.

— Может быть еще нарвется, - буркнул Ларри, - сейчас не до него.

В двери постучали. Авалон взмахнул рукой, ключ провернулся и дверь открылась. На пороге стояли: героиня дня, Дэйли и Дэйл. Рядом топталась Аурика. За ними были видны мордашки Натаниэль и Линди. Лея и Лия стояли рядом.

— Вы все, сейчас же берете учебники и переходите в Каос. Сдавать зачеты и брать задания только с отцом или Нуларом. Ларри говорил с Мнишеком. Вам грозит смертельная опасность, а я не хочу лишиться своего кресла. Я, как-то, привык уже к нему.

— Я останусь. Я и сам могу себя защитить. У меня много зачетов и големы, – сказал Дэйл.

Натаниэль начала было возмущаться, но ей привели нужные аргументы, и девушка пошла собираться и писать записку Аргонтару. Оставит Дэйлу, он передаст.

В Каосе пошли сразу в Обеденный Зал. Лайэллон взял все на себя и сказал, что он своей волей отпросил всех и вернул в Каос. Пока не выловим этого сумасшедшего, пусть сидят тут. Двойняшек и миури он забирает. Надо пройти в Сим-Риа. Предложение Ларри открыть портал король не поддержал. Сильный магический фон, неизвестно куда вынесет. Поедут своим ходом. Дед вернулся к себе, а двойняшки занялись подготовкой к походу. На нарты нанесли Руны Левитации. Погоняли по двору, запрягли миури. Все получилось. Кловис, видя пробную поездку с висящими в воздухе нартами, попросил помочь слелать летающую платформу. Пожитки и инструменты погрузят. Ему отдали сделанные гномами нарты. Все равно без дела стоят.

Начали собираться. Брали палатки, пеммикан и сухое топливо. Парку и меховые сапоги Хагира взяли для деда. Проверили еще раз упряжь и оружие. Взяли полтора десятка мешков. Изя сказал, что он тоже хочет посмотреть Призрачный Город. Он пробовал пролазить в Ворота. Если нырять “ласточкой”, то проходит.

Утро выдалось солнечным и морозным. Во дворе мороз не чувствовался, но, когда вышли из крепости, сразу прихватил за носы. Запустили Ворота и прыгнули. Изя прыгал последним и плюхнулся на пузо. Встал, отряхнулся и расправил крылья: – Ну, что, полетели?

К ним подошел Лайэллон: – Полетели, где упряжь? Я еще не летал. Сделаем круг над Аркорессом. Возьмите мешки. Взял их у трактирщика, после расплачусь.

Оседлали дракона, заставили деда одеть шубу, шапку, меховые сапоги, и король полетел осматривать свои владения. Догонят.

Сначала нарты плыли по воздуху над травой. Постепенно похолодало и вот уже миури бегут по глубокому снегу, а двойняшки и Теодорих одели теплые шубы. Некроманту дал шубу, шапку и теплые меховые сапоги Нали. Шуба коротковата, а вот сапоги и шапка в самый раз. Одежда Ларри и Хагира не подошла совсем. Длинная, а шуба Хагира еще и велика на два размера. Теодорих одел толстые штаны и рукавицами прикрыл руки до рукавов. Закутался в толстый мех, лежавший на нартах, и был счастлив. Таких приключений у него за всю жизнь еще не было. Поездка на собачьей упряжке была просто чудесной. По дороге поохотились. Тушу лося положили на вторые нарты и передали Лайэллону, пусть летит на Изе. На нартах дичь. Подъехали к “Западному Форту”. Ларри вынул карту и показал Теодориху. От Форта нужно было ехать по прямой. Шанталь активировала огонек на карте и положила в карман маячок. Приблизительно ориентировались. Только успели выгрузить тушу, как во двор крепости опустились дракон и король.

— Как прошел полет? – хором спросили внуки.

— Великолепно. Первый раз в жизни покатался на драконе. Есть легенда, что среди предков Раэронна были драконьи всадники. Их называли Каэан – “Воины неба”, - Лайэллон начал растегивать ремни. Ларри ему помог, и он спрыгнул на землю,

— благодарю за шубу. Я бы в ледышку смерзся. Никогда не думал, что в воздухе так холодно.

— Это ты, над Белым Безмолвием не летал, – фыркнула Шанталь, – вот это, уже холодно.

Дед с уважением посмотрел на свою внучку. Выпрягли миури. Разделали оленя, поужинали. За это время Шанталь, Ая и Дэйли привели в порядок домик. Все подсушили и подогрели воздух. В камине весело горел огонь. Изя устроился в зале. Их было всего четверо и расположились с комфортом. Миури спали там же, где и прошлый раз. Жарко им в домике. На ворота и стену Форта наложили охранные заклинания и любимую “Паутину”. Ночь прошла спокойно. Позавтракали, загрузили остатки мяса и пошли к Призрачному Городу. По дороге рассказывали, как они шли сюда прошлый раз. Вернее, рассказывали Ларри и миури. Шанталь только назад шла. Показали заваленную пещеру кобольдов. Остановились перекусили, передохнули и пошли дальше. Похолодало еще сильнее. Лайэллон и Теодорих периодически одевали лыжи и бежали возле нарт, чтобы согреться. Шанталь и Ларри тоже по очереди шли рядом. Ноги грели. Нарты плыли, почти не касаясь снега. Миури не столько тянули, сколько направляли нарты. Их выпрягли, и они побежали немного вперед. Поохотиться. Нартами управляли ментально все по очереди. Тренировались. К вечеру их нагнал выспавшийся Изя с оленем в зубах. Добычу разделали, вспомнили, как Джо собирал шкуры. Нажарили мяса, поели, мужчины покурили и все устроились спать. Изя прихватил коврик Татра, на котором и умостился около костра. Дракон выспался днем и дремал в полглаза, охраняя спящих. Утром пошли дальше. В сумерках увидели вдалеке горы. Пообедали, передохнули. Когда день перевалил на вторую половину, подошли к Призрачному Городу. Теодорих аж рот раскрыл: – Чудо! И те, кто тут жил, не ушли за Грань. Они все здесь!

Короля начал бить легкий мандраж. Все время ему казалось, что он куда-то опаздывает. Ларри вынул из мешка флягу гномьей настойки. Все по очереди хлебнули. Нарты со стуком плюхнулись на снег. Как и следовало ожидать, Руны Левитации не работали.

— Куда вы, без ездовых, - буркнула Дэйли, и упряжка бодро потрусила вперед.

— Ты, прав был. Портал мог бы не открыться или открылся бы, но неизвестно куда, – задумчиво проговорил Ларри, обращаясь к деду.

Все повторилось. И ощущение присутствия, и тихие голоса, смех. Все также обсуждали Мириэм и Дуэль Магов. У Лайэллона аж волосы на голове дыбом встали. Он прошептал: – Я же всех их знаю и теперь, вот так, слышать голоса, видеть бледные тени. Они все погибли по моей вине.

— А я виню Силнаи. Он вел свою игру и подставил вас с братом. Воспользовался вашим мальчишеским соперничеством и устроил эту дуэль. Он хотел вас убить, – проговорила Шанталь.

— А ведь она права. Дед, ты должен был погибнуть, а Таэритрона убил бы Силнаи. То, что ты, сумел победить, ему все спутало. Ты, только ошибся и не потребовал свое. Таэритрон что-то знал и шантажировал старого мага. Заставил посадить себя на трон, - сказал Ларри.

— Подождите! – у Теодориха были круглые глаза, – вы говорите о Битве Магов? Лайэллон, это ты дрался в этой Битве? – на некроманта было жалко смотреть. У него трусились руки и губы.

— А ты, что, не знал? – удивился Ларри.

— О Битве знал, но, кто были Маги я не знал!

— Один из трех идиотов перед тобой, другой мертв. А вот, где третий? – король задумчиво посмотрел на танцующие пары.

— Дед, ты тоже сомневаешься в смерти брата?

— Последнее время все больше и больше. И мне кажется, что сейчас мы играем против него. Сынок Тинтур служит Таэритрону.

— Вампир так хорошо его застрелил, – пробормотала Шанталь.

— Может быть вампир и не застрелил Таэритрона, - задумчиво сказал Ларри.

— Холостые патроны? Но, я видел следы от пуль, – Лайэллон потер виски, – идем дальше, это Бальный Зал. Я хочу найти мечь Раэронна и сокровищницу. Идите за мной, – собрав в кулак всю волю король пошел через призрак своего замка.

Теоодорих потихоньку приходил в себя. Потом дернул за рукав Лайэллона: – Кто такой Силнаи?

— Старая сволочь, угробившая моих родителей, дедушку с бабушкой, всех моих друзей и половину солнечных эльфов. Из-за его интриг мы превратили цветущий край в Белое Безмолвие – страну вечного мороза и уродливых тварей. Мать была права, что не простила меня и не захотела жить в чужом городе. Я был молод и уполз к зарин. Как бы я хотел все переделать, но, увы.

— А что Белеготар говорил о том, что ты можешь управлять временем? – спросил Ларри.

— Совсем чуть-чуть, и я боюсь это делать. Можно многое нарушить. Я уже натворил один раз. Больше не хочу.

— Красивый был дворец, – пробормотал Изя, - Теодорих, а можно отпустить их всех за Грань? Почему они тут застряли?

— Обычно духов держит какая-то миссия. Они должны что-то передать, сказать или показать. Или что-то охраняют, пока это не заберет хозяин. Если вы, найдете и заберете то, что их здесь держит, они уйдут на перерождение. Мне кажется, это должен сделать Лайэллон. Ларри забрал свое. А вот ты, теперь стал Повелителем. Здесь находится то, что должно принадлежать тебе по праву крови.

— Дед, а что ты про меч говорил? Где он? – спросил Ларри.

— Ищу я его. Вот чувствую что-то, как зов, но не могу понять откуда он идет, - посетовал Лайэллон. Теодорих подошел к нему: - Скажи “экто йерра импра”. Это заклинание позволит тебе услышать зов четко и понять направление.

Король проговорил заклинание и вложил побольше Силы. Постоял и уверенно пошел в сторону самого большого нагромождения скал.

— «Эх, Дэйла нету. Он бы все это в миг убрал», – пробурчал Мик.

— Это убирать нельзя. Вот сюда свернем. Да, это кабинет деда и спальня его и бабушки. Какая я, все-таки, сволочь. Меня

давно сюда нужно было привести и ткнуть носом. Чтобы прочувствовал. Как бы я хотел попросить у родителей и бабушки с дедушки прощения.

— А почему их призраков тут нет? – спросила Шанталь.

— Как это нет? А я кто? - к компании подплыл призрак прекрасной эльфийки.

— Бабушка Минеланна! – Лайэллон неожиданно расплакался, – я так скучал за тобой. Даже больше, чем за матерью. Она всегда была немного суховатая, а ты, угощала меня, выслушивала мои детские жалобы и учила новым заклинаниям. Ты, хоть немного научила меня пользоваться своей Силой. Почему, вы с дедушкой не ушли в Аркоресс?

Фэа подплыла чуть поближе и погладила короля по голове, как маленького: - Успокойся. Я никогда и не винила тебя. Я говорила Раэронну, что прохвоста Силнаи нужно выгнать из замка. Я не раз заставала его шарящим в библиотеке и в кабинетах мужа и зятя. Меня никто не слушал. А что эта … Мириэм? Она стала женой Таэритрона?

— Стала, но детей у них не было. Сейчас Таэритрон пропал. Вроде бы его убили, а может и нет. Сами не поймем. Помогите, пожалуйста, деду. Он пытается если не исправить, то, что натворили, то хотя бы нормально править. Он короновался и назначил Преемника, чтобы эльфов не выгнали, – Шанталь умоляюще посмотрела на фэа Минеланны.

— Вы, похожи на Халлона и дочку. Даже, ты, на Лайстиндера больше похожа.

— Мы двойняшки, правнуки Лайэллона, - объяснила Шанталь.

Минеланна проплыла вокруг нее, подплыла к Ларри и сказала: - У тебя Дар Анкалимэ. Ну и, как ты, с ним живешь? Дочка все время жаловалась.

— Хороший Дар. Я уже троих вернул. А одному помог перейти за Грань. Рядом со мной стоит мой учитель, Теодорих, учит меня на натуре, так сказать, – ответил Ларри.

— Молодец. Не ноешь, а радуешься тому, что тебе даровано. И деда вы явно любите, – присмотрелась к королю, – и он вас очень любит, я даже думала, что вы, его дети, - сказала Минеланна.

— У меня дочка и сын. Сын правит зарин. Дочка замужем за сыном валькирии, а внук - Хранитель и отец вот этой парочки, – Лайэллон взял себя в руки, – бабушка, прости придурка, если сможешь.

— Я никогда и не обвиняла тебя. Ты, был моим любимчиком, а вот твоего брата я недолюбливала из-за его подлой и завистливой натуры. Раэронн, хватит в тени прятаться. Иди сюда.

— Я на дракона смотрю. Всю жизнь мечтал стать Каэан – Драконьим Всадником, как мой дед. Но, тут почему-то нет драконов, - проговорил Раэронн.

— Как нет?! Здесь много разных драконов. Есть огромные Черные Драконы. На востоке живут менее крупные, но более агрессивные и похожие на змей Красные Драконы. Я - Изумрудный Дракон. Кстати, разрешите представиться: Изя. Дракон, - Изя чуть вышел вперед и церемонно поклонился.

— А Белые Драконы есть?

— Может быть, на западе. В Справочнике говорится, что их видели, но таких достоверных сведений, как об остальных нет, – Изя с умным видом посмотрел на фэа Раэронна и спросил, - почему именно Белые? Я что, не подхожу?

— А ты, летал с всадником?

— Конечно. Не раз и не с одним и грузы переносил. Даже участвовал в стычке с орками, – Изя гордо расправил крылья, – на нартах моя упряжь лежит, я позавчера катал дедушку-короля.

— Как я хочу покататься. А после можно и за Грань уйти, – привидение повесило голову и испустило грустный вздох.

— А в чем проблема? Садитесь, покатаю, – Изя подошел поближе.

— Пока я не передам меч, я не могу уйти из этого места. А передать меч не могу, потому, что не могу передать ощущение полета, как говорится в легенде.

— «А что за легенда?» – спросила подошедшая Дэйли.

Обе фэа удивленно на нее уставились.

— Говорящая собака? Дракон не удивляет, но, собака!

— «Мы - миури, разумная раса, нас создали лучшие Маги Большой Академии Магии Златограда», – сообщила Дэйли, при этом промолчав, что сделали они это совершенно случайно.

— Мой прадед Терэллон был ранен, и Белый Дракон передал его мечу свою Силу, – объяснил Раэронн.

— Что за бред. Я прекрасно помню эту историю. Дэйли, слушай сюда, – рядом с миури возник Стальной Волк, встряхнулся и начал рассказ, - Терэллон ввязался в неравный бой с воинами Карранга, предводителя постоянных врагов эльфов на Тимерисе, откуда вы, собственно, и пришли в этот мир. Его ранили, и серьезно ранили его боевого дракона Акса. Акс не мог больше держаться в воздухе и вынужден был сесть на землю. Они остались одни против двоих воинов. Акс больше не мог

сражаться и чувствовал, что умирает. Это здесь, вы, сели на Изю и полетели. А там, дракон и всадник были связаны такой же клятвой, как наши Побратимы. Если умрет дракон, то всадник получал чудовищный откат и около суток приходил в себя. Тоже происходило и при обратном варианте. Акс понимал, что если он умрет, то Терэллон неминуемо погибнет. Поэтому, дракон собрал всю магию и Силу, которая у него еще оставалась и воплотился в меч. Теперь этот меч и есть Белый Дракон Акс. Чтобы Раэронн передал Лайэллону меч, он должен испытать ощущение полета и передать ему его вместе с мечом. Текста, как такового, нет. Есть только ощущение полета и единение с мечом-Аксом. Ларри владеет Большим и Малым Клыком. У Шанталь - меч валькирии. Владеть Аксом может только Лайэллон. И еще, вы, не перейдете за Грань, пока не передадите меч, артефакты и сокровища Сим-Риа. Вот поэтому, вы, и торчите здесь второе тысячелетие, - Волк сел рядом с Дэйли. Все лихорадочно соображали.

— Теодорих, ну придумай что-нибудь. Ты же, Магистр, – сказал Ларри.

— А ты - Повелитель Душ. Пусть фэа войдет в тебя, и вы полетите на Изе. Он испытает ощущения от полета, выйдет и передаст королю меч, больше ничего в голову не приходит. Как это сделать, я подскажу.

— Седлайте Изю. Рассказывай, что делать, - скомандовал Ларри.

Минеланна подплыла к нему: - Вот это ответ настоящего Повелителя Душ. Анкалимэ вечно ныла: “Мама, я боюсь, мама, у меня не выйдет”. В результате стала мрачная, как сыч на болоте. Сколько я ее ругала, а она все больше и больше замыкалась в себе.

— Я хотел расспросить ее по Дару. Вопросы есть, – Ларри посмотрел на фэа.

— Не знает она ничего. Даром совершенно не владела и не пользовалась, - ответила ему Минеланна.

— Как?! Ни разу никого не вернула? Не помогла никому?! – Ларри был искренне удивлен.

— Ларри, у тебя совсем другой характер. Ты, любознателен и жизнерадостен. И ты, пользуешься тем, что тебе досталось, как Даром Высших, а не воспринимаешь, как проклятие, как это делала дочь. И ты, совершенно прав. Помоги нам уйти на перерождение, и мы, при возможности, всегда поможем тебе.

Ларри огляделся. Вокруг них стояли все призраки Сим-Риа. Музыка больше не играла. Никто не танцевал. Все смотрели на них. С надеждой.

— Теодорих, командуй. Господин Раэронн, я готов.

— Изя оседлан, - доложили Шанталь и Дэйли. Изя кивнул и немного расправил крылья.

— Все просто. Фэа вселяется в тебя. Он сможет это, – сказал Теодорих.

Призрачный эльф наплыл на Ларри. Тот слегка поежился и запрыгнул в седло. Закрепили ремни, и Изя взлетел. Пролетели через туман. Вот дракон летит над залитой солнечным светом равниной. Внизу ослепительно сияет снег. Потянулись верхушки гор, заросшие густым лесом. Изя взлетел еще выше и вдалеке стали видны строения Аркоресса и Рудные Горы. Дракон прибавил скорости, в лицо Ларри ударили упругие струи воздуха и парня охватило ни с чем не сравнимое чувство полета, совершенно незнакомое тому, кто не летал. Все его чувства передавались душе эльфа, видевшей и чувствовавшей все тоже, что и Ларри. Они были одним целым. Изя еще набрал скорость и пролетел над лесом огров, над западной окраиной Страны Вечного Лета и захватил Аркоресс. К дворцу он благоразумно не летел, чтобы не сбивать настрой видом обгоревших развалин. Заложил крутой вираж и не снижая скорости полетел к Призрачному Городу. Когда стали видны ска-лы, среди которых был город, Изя сказал: – Я хочу, в обмен на помощь, попросить короля показать мне создание порталов. Я читал, что у драконов есть такой Дар, только нужно, чтобы кто-то показал.

— Покажет. Когда он примет меч, вы будете чувствовать друг друга, как мы с Побратимами. И летать король теперь будет только на тебе. Ты, можешь жить, где угодно, но он сможет тебя призвать через Акса. Ты, услышишь его зов. Ой, откуда я это знаю? Господин Раэронн, это вы мне все вложили в голову?

— Я. Я теперь могу уже лететь и сам. Благодарю тебя.

Изя приземлился и пересказал весь разговор Лайэллону.

— Изя - мой Побратим! На такой поворот я даже и не рассчитывал. Повелитель Фэриленда на драконе. Хотя, смотреться буду внушительно. Объясню про порталы. Ларри уже кое-что может, подскажет. Все равно, деваться мне некуда. Я заварил кашу, мне ее и расхлебывать. Благодарю тебя, Изя, и тебя, Ларри, за то, что помогли.

Рядом с королем возникла перевязь с мечом. Лайэллон вынул меч. Он казался сделанным из старой кости.

— Одень пояс, возьми меч в руки. Сосредоточься, – фэа Раэронна взялась за меч выше рук короля и зажмурилась. Представила состояние полета и тот восторг, который испытываешь только в небе. Лайэллон тоже вспомнил ощущения от полета на Изе. Сначала ничего не происходило, потом меч стал металлическим, весь покрылся белой чешуей. Она буквально пробежала от рукоятки до кончика клинка и меч стал почти прозрачным. Верх рукояти увенчала довольно большая голова дракона с двумя изумрудами вместо глаз. Туловище изогнулось так, что надежно прикрывало пальцы и кисть от удара врага. Меч был довольно длинный. Длиннее, чем обычные одноручные мечи, но не такой длинный и тяжелый, как двуручник. И вообще, он был на редкость легким.

— Из чего он сделан? Легкий какой, - не выдержал Лайэллон.

— Он из легендарного сплава Р,йел,хранг. Этот сплав здесь повторить нельзя, нет руд, из которых добывают исходные металлы. Режет все, включая мифрил и белую бронзу. А вот насчет зачарованных Лучаром, не знаю. Надо пробовать. Как себя поведет, столкнувшись с “Молнией” Шанталь, я тоже не знаю. Не расплавится, это точно, – Волк удобно уселся рядом с Дэйли и осматривал новое приобретение.

— Пошли, покажу сокровищницу, и я отдам Шанталь драгоценности. Лайэллон, они женские. Раз я не смогла подарить их невестке, то подарю внучке, – фэа Минеланны полетела вперед.

— А можно дать некоторые украшения бабушке Маюми, маме и Нати? – спросила Шанталь.

— Это кто?

— Маюми - моя дочь, мать двойняшек приходится мне невесткой, а Натаниэль еще одна правнучка, – ответил Лайэллон.

— Конечно, можно. Они все члены нашей семьи. А ты, молодец. Обо всех подумала, а не прятала все в свой карман, - улыбнулась бабушка короля.

— Дед, ты интересно смотришься. Слева легендарный меч, а справа пистолет в кобуре, – хмыкнул Ларри.

— На себя глянь, ковбой. Меч, кинжал и револьвер. Очень оригинальное сочетание, - не остался в долгу дедушка двойняшек.

— Деда попустило, – заметила Шанталь.

Минеланна засмеялась: – У вас интересные отношения. Хотя, мне нравятся.

— Бабушка, а можно, когда у меня родится дочка, дать ей твое имя. Красивое очень.

— Можно, но учти, я воплощусь в ней, хотя и ничего не буду помнить. То же самое касается Раэронна.

— Я думаю, кто-то из нас родит хотя бы одного мальчика, – рассмеялась Шанталь.

В это время подошли к двери. Она оказалась неожиданно крепкой для призрачного замка. Раэронн толкнул ее и дверь открылась.

— Это та комната, куда меня приводил отец, – сказал Лайэллон.

— Хорошо, что много мешков взяли, – Ларри окинул задумчивым взглядом громадную кучу золота и драгоценных камней.

— Забирайте, – кивнул дух.

Достали из нарт мешки и начали их методически набивать. Миури выстроились в рядок с небольшими рюкзачками в зубах. Лайэллон хмыкнул: – Берите, я не жадный, а вам Поселок основывать. - Грузили долго. Лайэллон взял из мешка полную пригоршню монет и высыпал в карман Теодориху: – Вот, теперь, я с тобой полностью рассчитался.

Набили все мешки, которые у них были. Остатки рассовали по карманам. Рюкзачки миури набили до отказа. Мика попросила большой прозрачный кристалл. Лайэллон отдал ей его, прекрасно понимая, что алмаз такого размера стоит очень даже… Неприлично много он стоит.

Впихнули все до единой монетки. Даже Изя набил объемистый такой мешочек и положил в одну из сумок упряжи. Своей. Шанталь вынула из кармана мелок и нанесла на все мешки руны левитации. Сумели открыть портал в Каос и начали закидывать туда мешки. Портал держали король и… Изя. Дракон учился и довольно успешно. Один пузатенький мешок король отложил “на хозяйство”.

Минеланна повела всех в свою комнату и передала Шанталь большую шкатулку. Девушка открыла ее и ахнула. Такой красоты она еще не видела. Сосредоточилась, и отправила шкатулку в пространственный карман. Раэронн повел всех в небольшую комнату и сказал: - Мой кабинет. Вот свитки, Жезл-фокус и мои черные доспехи. Дочь очень их не любила, и я почти никогда их не надевал. Они тебе подойдут, – дух кивнул Лайэллону, – бери. Я вижу, что доспехи твоих родителей у двойняшек. А это, упряжь боевого дракона.

Король снял пояс с пистолетом и положил на нарты. Надел доспехи, повесил меч. И даже, как-то преобразился. Изя ухватил зубами упряжь и положил в свою сумку. Дома рассмотрит и примерит.

Призрак подлетел к высокому шкафу и сказал: – Здесь ценные свитки и артефакты. Забирайте все, и мы станем свободны. Ларри всегда может призвать кого-то из нас, если понадобится совет или помощь.

Мешки закончились, поэтому, все аккуратно грузили на нарты и накрывали одеялами и палатками. Свитки связали и положили в завязанное узлами одеяло. Все равно, в Аркоресс будут прыгать через портал. Как только с полки было снято последнее Следящее Око, духи разом вздохнули и растаяли. Последним был слышен голос Минеланны: – Лайэллон, мы простили тебя и благодарим.

Почти сразу растаял и сам Призрачный Замок. Стало очень холодно, нарты чуть приподнялись над камнями и миури резво потянули их на ровное место. С нагромождения камней все равно не прыгнешь. Вышли на равнину. Солнце уже садилось за горизонт. Лайэллон и Ларри открыли портал. Шанталь и Теодорих проскочили стоя на полозьях нарт. Некромант уже научился немного управлять. За ними нырнули Изя, Ларри и последним - Лайэллон. Уже стоя одной ногой на траве, он услышал сзади вой и ругань. Смотреть не стал, а быстренько проскочил в Аркоресс и закрыл портал. Неизвестно, какая живность теперь бродит по развалинам. Солнце опустилось еще ниже. Подошли к Воротам. Король взял свой мешочек. Артефакты брать не стал. Ларри запустил Ворота и все быстро в них прыгнули. Изя нырнул мордой в снег. Ларри

махнул деду рукой.

— Завтра я к вам перейду на завтрак! – крикнул король и открыл портал в свою спальню.

Ларри нырнул в Ворота. Все пошли в замок. Устали неимоверно. Хорошо хоть нарты сами ехали. Во дворе крепости распрягли миури, забрали оставшийся груз и поплелись в Обеденный Зал. Кушать и рассказывать о приключениях. После посмотрят свитки, артефакты и примерят драгоценности из сундучка.

Лайэллон сидел в трактире. Он расплатился с трактирщиком за мешки и заказал обильный ужин. Король потягивал вино и думал о том, что голос ругавшегося на руинах Сим-Риа был очень ему знаком. Он уже был готов поверить, что Таэритрон каким-то образом выжил и это он выл и орал за его спиной.

Глава 18. Жезл Ларри.

Вечером просто поужинали и расползлись по спальням. Вымотались и морально и физически. Не было сил даже рассмотреть привезенное. Миури улеглись на ковре в обеденном зале. Теодориха устроили в одной из гостевых комнат. Изя пошел к Икрику. Покурить, рассказать о приключении. И о том, что он теперь персональный дракон Повелителя и учится открывать порталы. Икрик в срочном порядке метал на стол все, что было по теме.

Утром к завтраку пришел Лайэллон. Без доспехов, но при мече. Зачем? А похвастаться внуку. Еще раз пересказали, как король получал меч и освобождали бедных эльфов.

— Хагир, ты летал на Изе? – спросил Лайэллон.

— Нет. И не тянет даже, - Хагир поудобнее уселся в кресле.

— Сиятельный Господин, вы гораздо ближе по характеру к двойняшкам, – сказала Фианэль.

Лайэллон только хмыкнул. Начали разбирать привезенное. Икрик уже приплясывал возле одеяла со свитками. Посмотрели на них и поняли, что все свитки должен укрепить Ворлоу. Вид они имели потрепанный и старый, как только в прах не рассыпались. Их даже развернуть нельзя. Так и отнесли на одеяле в библиотеку. Икрику поручили, когда Ворлоу укрепит, разобраться и вторые экземпляры оставить в библиотеке Каоса. И список составить.

Шанталь вынула из своего пространственного кармана сундучок с драгоценностями. Открыла и все ахнули. Сверху, на невиданной красоты драгоценностях, лежал толстый слой пыли. Позвали служанку и сказали принести несколько чистых тряпок. Ларри предложил сдуть пыль, но Лунаталь не разрешила. В зале все осядет. Доставали по одной вещи, оттирали пыль и складывали на столе. Одинаковые по стилю и цвету камней украшения клали в разные кучки. Кучек получилось шесть. Шесть разных комплектов, каждый из трех предметов: кольцо, серьги и колье. Шанталь присмотрела комплект с невиданным ею раньше камнем. В пламени свечей он выглядел, как фиолетово-красный. Девушка одела серьги, кольцо и красивейшее колье, взяла зеркало и пошла к окну. Когда она посмотрела на свое отражение при солнечным свете, то увидела, что камни стали насыщенного сине-зеленого оттенка.

— Какой интересный камень. А как он называется?

Все переглядывались. Никто не знал. Следующий набор ухватила Натаниэль. Камни были ее любимого цвета. Каждый камень переливался оттенками от песочно-желтого до персикового и оранжевого. Лунаталь охарактеризовала цвет, как “небо, когда восходит солнце”. Настоящего названия тоже никто не знал. Сама Лунаталь взяла набор с камнями

переливавшимися оттенками серого, сиреневатого и светло-фиолетового. Естественно, названия тоже не знали. Хагир посоветовал показать их Генобаду. Может быть, гном-ювелир скажет.

Остались три набора. Решили один из них подарить Фианэль. Как сказала Шанталь: «За то, что она все-таки выстояла». Вспоминая их шалости, надо признать мужество и долготерпение эльфийки. Фианэль не стала охать и бормотать, а просто выбрала набор с переливающимися камнями неопределенного оттенка. В зависимости от того, как повернуть, камни переливались пастельными оттенками розового, сиреневого, фиолетового, салатового. Еще один набор, с камнями темно-красного, почти черного цвета, сграбастал Ларри. Сказал, что у него же будет когда-то невеста. Не возражали. Тем более, что в мешках было много камней самых разных цветов. Их тоже нужно будет сортировать. Последний оставшийся набор подарят бабушке Маюми на День Рождения.

Приступили к разбору артефактов. Развязали одеяла и маскировочные плащи. Все, что в них было, сложили на столе и начали разбирать. Нашелся четвертый Жезл. Он был довольно коротким и тонким, с прозрачным острым камнем на конце. Ларри взял его в руки и сосредоточился. Жезл долго не менялся. Потом … пропал. Ларри удивленно уставился на пустые руки. Вдруг Жезл вернулся. Внешне он не изменился. Черный полированный, без орнамента, текста и прочих украшений. Только камень стал совершенно прозрачный и в свете свечей вспыхивал яркими бликами всех цветов радуги.

— А ну-ка, внучек, дай сюда, - Лайэллон взял Жезл, налил из графина в большой бокал воды и сунул туда Жезл. Камень исчез. Ларри подскочил и икнул. Повелитель рассмеялся: - Не бойся, на месте твой камень. Это бриллиант громадного размера, великолепной огранки и совершенно неприличной стоимости. Вот только, что он может? Чует моя задница – это оружие и очень мощное. Камень я назвал, как в техномире, наше название не знаю. Надо у Генобада спросить. И тот кристалл, который взяла Мика тоже бриллиант. Вернее, алмаз. Попробуем Жезл во дворе, а еще лучше, за стенами Каоса. Смотрим дальше. Следующими вынули штук десять круглых шаров Следящего Ока.

— «Можно я поменяю кристалл на Око. Я поняла, что он очень дорогой. Я не хочу навлечь беду на Поселок. Мне, всего лишь, нужно сделать артефакт. А если есть готовый, я лучше оставлю камень в Каосе», – Мика кивнула и к королю подплыл алмаз с кулак величиной.

— Мика, ты очень мудра. Возьми то Око, какое считаешь нужным. Еще одно возьми для Кловиса. Гномы такой магией не обладают, а мне нужно будет с ним связываться.

Миури подошла и выбрала довольно большое Око, светящееся и переливающееся, как опал. Еще одно она взяла для Кловиса. Шанталь открыла небольшую коробочку и удивилась: – Зачем столько булавок?

Лунаталь взяла одну, покрутила: – Это не простые булавки. На каждой булавке круглая монетка вверху и на нее нанесены руны.

— «Госпожа Лунаталь, дайте я посмотрю, – Мика подошла поближе и всмотрелась в булавку, – это Руны Связи. Булавки – артефакт связи, как и кольца. А на какое расстояние действуют, нужно проверять».

Ларри вынул большой кожаный мешочек, развязал его и на стол высыпались кольца разного цвета.

— Это такие кольца, как наши. И много их. Всем хватит. Нати, выбери себе колечко, а то с тобой нет никакой связи. Я дам одно Теодориху, - Ларри протянул некроманту черное кольцо.

— Миури пусть в ошейники воткнут булавки и для Лучара с Ворлоу прихватите, – сказал Хагир.

— Теодорих, возьми кольцо для Авалона и штук пять-шесть булавок, пусть сам даст, кому посчитает нужным, - скомандовал

Лайэллон.

— И мне что-то для связи, – сказал Изя.

— Я одну булавку дам Иквику. Мне часто нужно узнать, есть ли нужная книга или свиток, – Ларри прихватил еще булавку.

— Это мне. Дам Нали, чтобы не бегать за ним, – Хагир взял булавку.

— Дайте булавку или кольцо Линди, – сказал Волк, – она тоже в опасности, и дайте орчанке. В крайнем случае, она хоть отпугнет или успеет вызвать кого-то.

— Ларри, дай еще кольцо. Я отдам Нулару. У меня совсем нет с ним связи, я все время связываюсь через Шанталь и дайте десяток булавок. У меня нет быстрой связи с моими Старейшинами и Старейшинами гномов, – Лайэллон взял у внука просимое и положил в карман. Осталось еще много булавок и колец. Сложили все обратно и Хагир сказал, что отнесет в кабинет.

Лайэллон углядел кольцо, сделанное в виде печати. Металл на кольце был такой же, как и на цепи его медальона. Само кольцо было сделано в виде печати, только плоская поверхность на верху кольца была без рисунка.

— Похоже на печать, – задумчиво протянул король, – у меня печать Таэритрона, своей нет. Подпись рисую, а ее и подделать можно.

— Мудрый Шасх, подскажи, как сделать кольцо печатью и защитить от кражи и подделки, – Ларри сосредоточенно обратился к Змею.

Шасх материализовался возле плеча Ларри: – Благодарю за уважение. А сделать легко. На верхнюю плоскость наносится рисунок. Что, вы, хотите увидеть на оттиске. Изнутри нанесите Руны, защищающие от подделки. У Дэйла спросите. А когда все сделаете, пусть Повелитель прочтет заклинание Подчинения Сущности. Оно одно для всего, что требуется подчинить своей власти. Когда будет прочтено заклинание Подчинения, кольцом сможет пользоваться только хозяин.

— А заклинание Вечных Чернил можно наложить? – спросил Изя, – тогда печатью в любой момент можно воспользоваться и не надо искать чернила.

— Чтобы защитить от подделки есть еще способ. Не нужно чертить руны. Достаточно накапать на поверхность печати своей крови, прочесть заклинание Вечных Чернил и последним - заклинание Подчинения Сущности и все. Оттиск печати будет красного цвета, но повторить его или украсть кольцо будет невозможно.

— Аурика, можешь придумать печать? – спросил Лайэллон.

— «А как она должна выглядеть?» – миури посмотрела на короля.

Хагир достал из маленького мешочка на поясе круглую печать. Подышал на нее и с силой прижал к салфетке: – Вот, сделал себе, когда стал Хранителем.

На печати схематично была изображена крепость и по кругу шла надпись на общем “Хранитель Каоса”. Аурика посмотрела и задумалась. Ее решили не теребить и разговаривали между собой. Ларри тихонько спросил у Шасха: – Ты, что-то узнал?

— Пособирал слухи, вот проверяю. Если подтвердятся, то очень плохо. Позови Повелителя и Хранителя, остальных пока не трогай.

Ларри связался с дедом и отцом. Мужчины пошли к Хагиру в кабинет. Волк потрусил следом. По дороге Ларри ввел их в курс дела. Змей задал вопрос: – У вас есть карта Фэриленда?

Все переглянулись.

— Может быть, в Академии есть? У нас я видел только карту Междугорья. Икрика надо позвать, – задумчиво пробормотал Хагир и посмотрел на сына.

Ларри быстренько сбегал в библиотеку и позвал гоблина, заодно дал ему булавку для связи. Библиотекарь не задумываясь вынул один из вновь привезенных свитков и сказал: – Карта старая, но приблизительно можно посмотреть, если сможем развернуть.

Хранитель послал слугу за Ворлоу. Миури прибежал, тронул карту лапкой, взмахнул хвостом и опять убежал обратно.

В кабинете Икрик разложил на столе Хагира карту и Змей начал рассказывать: - На западе, за Рощей Тысячи Дубов, есть большое пространство занятое степью и небольшими рощицами. Через равнину течет довольно широкая река. Это земли народа Зарин. -Лайэллон и Хагир кивнули. Змей продолжил: - За их землями горы Драконьего Хребта. Подгорья заняты тремя Родами гномов. За горами начинается Океан Штормов или Большое Соленое Озеро. Связи с другим материком раньше не было. Лет триста назад Горы Драконьего Хребта и побережье основательно тряхнуло.

— И как без меня обошлось? – буркнул Лайэллон.

Шасх хмыкнул и сказал: – Теперь со дна поднялась цепь небольших островов и по ней можно перебраться с Западного Материка к нам. Самое плохое, что там живет народец йорги. Чем-то напоминают помесь ханьцев с гоблинами, извини Икрик, но иначе не объясню. Все бы ничего, но их шаманы все некроманты. Другой магии они не знают. То, чем пользуется Ларри — это не некромантия, как таковая. Это именно управление душами и умертвиями при помощи Силы и Дара Повелителя. Кровавые ритуалы Ларри не проводит и Силой Смерти не пользуется. Своей в избытке. А вот шаманы-йорги пользуются именно некромантией и Силу черпают в мучениях и смерти жертв. Они все время находятся в состоянии войны друг с другом. Одни кланы нападают на другие. Сейчас выделились два крупных клана, и их главари дерутся между собой. Как только один из них победит, начнут искать на кого бы еще напасть. Если они смогут перебраться по островкам через Океан, Междугорью придется плохо. Кстати, ездят йорги на уродливых химерах. С виду вроде и лошадь, но морда клыкастая, хвоста и гривы нет. Копыт нет, три пальца с длинными когтями. Питаются падалью. Шаманы умеют создавать химер и управлять ими. Вот поэтому, вы с Теодорихом бросьте все и срочно создайте Боевых Химер-Драконов. Их йорги создавать не могут. Слишком большая Сила требуется и слишком сложно управлять. Правда, как их заставить двигаться без обряда смерти я не знаю.

— Нанести Руны Левитации и управлять ментально, – сказал Ларри.

— Не хватит Силы для ведения боя, - возразил ему Шасх.

— Создать артефакт-накопитель и подвязать к нему сущность химеры, – сказал Лайэллон, – я видел в техномире машины, которые двигаются за счет силы пара. Вместо такого двигателя поставить артефакт. И подчинить себе для управления. В качестве оружия вложить в химеру Силу своей стихии. Это, я думаю, можно сделать.

— Хорошая мысль. Ларри, поговоришь с Теодорихом, – Змей довольно зашипел, - я вам помогу. Начните создавать химер. Их вырастить надо и научиться ими управлять.

— А можно это делать в Белом Безмолвии? Там никого нет. Никто не будет мешать и не съедят случайно. Только там холодно очень, - спросил у Мудрого Змея Ларри.

— Они не будут есть, если не подвязывать их к Силе Смерти. Достаточно будет подпитки от Источника. Холод они не чувствуют. Я подумаю вместе с вами, - обнадежил парня Шасх.

— Змей, благодарю тебя. Новость нерадостная, но лучше знать заранее, - сказал Лайэллон.

— Рад, что помог. Я еще поузнаю. Чем сражаются. Чего боятся. Как их убить. Скорее всего, из-за этих тварей Следящий вернул книгу на Фэриленд. Их нужно остановить и уничтожить. По возможности, всех, - Змей зашипел и втянулся в обложку книги. Мужчины вернулись в зал. Ларри взял с блюда яблоко и начал его грызть. Чтобы мать дым не унюхала.

Аурика пододвинула к королю рисунок. В центре был отпечаток волчьей лапы и вокруг на разных языках надпись “Повелитель”. Лайэллон хмыкнул: - Коротко и ясно. Мое! Как перенести рисунок без Дэйла?

— «Сиятельный Господин, положите кольцо, плоской поверхностью ко мне. Станьте рядом и просто вкладывайте Силу, когда я буду наносить линии. Чем больше Силы вложите, тем четче будут линии. Чем дольше воздействие на одно место, тем глубже линия, только наносить нужно, как отражение в зеркале. Тогда отпечаток будет правильным», – Аурика подошла к королю и стала рядом.

Слуга принес зеркало и начали репетировать на вилках. На пятой получилось и взялись за печать. Все не дышали минут пятнадцать и… ура! На столе красовалась новенькая печать. Ларри за это время посовещался с Шасхом и положил перед дедом текст “Вечных Чернил”, написанный на листике текст заклинания Подчинения Сущности, объяснил, что делать. Лайэллон хмыкнул, разрезал ножом палец и накапал кровь на печать. Она сразу же растеклась по линиям рисунка. Эльф прочел одно за другим оба заклинания. Вздохнул и проворчал: - Ну вот, с кем поведешься. Я, теперь, тоже некромант. А все вы, со своим Мудрым Змеем, - взял печать и придавил к листку, где была нарисована лапа. Рядом с рисунком появился четкий оттиск печати.

— Готово. За это нужно выпить. Кстати, где Борин? Ему тоже кольцо надо подарить. Вот нужен мне, а его нет, - заявил Лайэллон. Хагир отдал команду слугам убрать лишнее со стола, принести сладкое и еще вина. Мужчины пошли в гости к Борину.

— Борин, нужно поговорить. Возьми кольцо. Это для связи, чтобы не бегать друг за другом, - сказал Хагир. На Жезл Ларри попал луч солнца. Вернее, на алмаз и по домику заплясали радужные сполохи.

— Вот это камень! Эх, Генобад не видит. Он бы в ступор впал. У него мечта создать артефакт из Слезы Радуги, - Борин аж со стула привстал.

— Какой артефакт задумал Генобад? У меня есть необработанный алмаз даже больше этого. Я бы не отказался от Жезла, наподобие Жезла Ларри. Заплачу Мастеру камнями из своей сокровищницы. Жезл - явно оружие. Крутится вот, что-то в голове. Сейчас пойдем его пробовать за стены крепости, - Лайэллон встал и пошел к двери. Борин оделся потеплее и все вышли вслед за королем.

— Хагир, ваш Голубой Кристалл, из-за которого шума много было, где он и как действует? – Лайэллон повернулся к внуку.

— Наверху в сокровищнице. Если его вложить в глаз волка-статуи перед входом, он начинает подпитывать стены замка и крепости. Их тогда трудно разрушить.

— Укрепляющий артефакт. Мне кажется, Дэйл и Ворлоу такие легко сделают. И применение им найдется. Подумать надо. Кристалл активируй и поставь, где должен быть. Когда дворец закончу, сделаем подобный. Кстати, как он подпитывается? – спросил Лайэллон.

— Я не помню случая, чтобы он разрядился, - ответил Хагир.

— Интересно. Нужно подумать. Если сделан артефакт, не требующий пополнения Силой, то… Так, Ларри, суть понял?

— Понял, думаю. Вот такой артефакт мне нужен для химер. Чтобы не упали в неподходящий момент. Только, как он сделан? Папа, а откуда Кристалл у нашего Рода? Или он переходит вместе с Каосом?

— Он един с Каосом и создавался одновременно со строительством крепости. Строили люди. Не гномы. А вот, кто создал Кристалл, я не знаю.

Пока разговаривали, вышли за стены Каоса. Ларри достал Жезл и вложил в него Силу Стихии. Взметнулся смерч и начал перемещаться туда, куда указывал Ларри. Он немного поигрался и сказал: - Мне кажется, я делаю что-то не то. Жезл для другого предназначен, – и начал крутить его в руке. Поднял вверх и солнце заиграло на гранях кристалла.

— Направь Жезл вон на те камни. Пусть на него упадет солнце и чуть вложи Силу. Немного, – Лайэллон почесал кончик носа, – вот что-то крутится в голове, какое-то знание, а выдернуть полностью не могу. Работа Силнаи, чтоб его.

Ларри положил Жезл на снег. Позвал: - Дед, а ну-ка, иди сюда. Если это то, о чем я читал…

Ларри стал напротив деда, сосредоточился и постарался ощутить связь с ним. Закрыл глаза и сначала почувствовал, а потом увидел прозрачную тень, видимо, он может видеть душу живого существа. Сейчас он, явно, видел фэа деда. И в районе головы фэа он увидел толстую нить, идущую вверх и теряющуюся там. Рядом с головой эта нить была перевязана черным шнуром. Нить, которая шла вверх пульсировала и переливалась яркими искрами, а вот та, которая подходила к

голове, была тусклого, серого цвета. Ларри сосредоточился и попытался развязать узел. Он затрещал, но не поддался.

Вдруг в его голове зазвучал голос Раэронна: – «Разруби узел и ему станут доступны знания предков. Представь себе кинжал и режь, только нить не повреди, а то связь прервешь. Осторожно».

Ларри сосредоточился, мысленно достал Малый Клык и аккуратно тронул кончиком узел, придавил чуть сильнее, и он лопнул со звуком порвавшейся струны. Нить вся стала искрящейся и толстой. Получилось. Ларри поблагодарил Раэронна и резко выдохнул. Открыл глаза и тут же закрыл. Голова кружилась, снег слепил глаза. Постоял, снова открыл глаза. Дед смотрел на него и улыбался: - Убрал, все-таки, блок Силнаи. Он мне приснился однажды, но я не знал, кто сможет его уб-рать. Я теперь знаю, что делать с Жезлом. Ты, направляешь острие на предмет, на алмаз должен упасть луч солнца. Когда он преломится в гранях и выйдет с вершины, добавь Силу. Не Стихию, чистую Силу Источника. Пробуй. Сразу много не направляй. Проверим.

Ларри взял Жезл. Направил его на камень и немного покрутил. Луч солнца упал на одну из граней, преломился в кристалле и вышел с конца. Парень тут же вложил немного Силы. В камень ударил яркий, слепящий глаза, луч. Камень с треском разлетелся на кусочки. Ларри направил Жезл на кучку камней, сосредоточился, поймал солнечный луч и провел по камням. Затрещало и камни распались, как разрезанные острым ножом.

— Ого! Вот это оружие! – Борин аж присел, – не видел никогда такого. А что, вы, говорили о втором, таком же кристалле? Нужно покрутить.

— Ты, попробуй с пушками разобраться. Я переведу, что понадобится. С производством пороха разберитесь. Тебе есть, чем заняться. А это, пусть Генобад покрутит. Скажи, Лайэллон лично просит. Заплачу за работу. Мне нужен такой Жезл. Тот, что у меня есть, с этим не сравнится. Ларри, знаешь, что, подчини его себе. Слишком опасен. Не зря Эриэль волновалась.

— Дед, кто и как создал Голубой Кристалл? - неожиданно спросил короля Ларри.

— Его создал Скарвальд. На кристалл нанесены три руны. Они видны на стене, если пропустить через кристалл лунный свет. Подходят только кристаллы льдита. Ого! Откуда я это знаю?! – опешил Лайэллон.

— Если, ты, сосредоточенно думаешь о чем-то и тебе задать другой вопрос, ты, на него ответишь. Специально рыться в памяти не получится. Нам рассказывали на уроке, как получить ответ, который не хотят давать. А ты, получаешь ответ от предков или у тебя включается память Рода. Может быть, Волк знает. Надо озадачить Дэйла. Пусть пороется в памяти Скарвальда или я помогу ему порыться. Кое-что знаю, но надо еще почитать. Примерно представляю, где. Нужна библиотека Академии и Иквик. Может знать Армали. Есть даже раздел Ментальной Магии, изучающий, как заставить кого-то вспомнить знания предыдущего воплощения, - пояснил Ларри. Взял в руки Алмазный Жезл, он так его назвал, сосредоточился и постарался ощутить его Сущность. И охнул. То, что он делал было игрой. Постарался ощутить более сильную связь

с Сущностью Алмазного Жезла. Теперь он знал. Это оружие эльфов Тимериса. На Фэриленде такого не было. Сам Жезл является накопителем с огромным резервом. Нужно настроить его на связь с Источником. Сосредоточился и потянулся к своей короне, к Жезлу и соединил их между собой. Перед его глазами пробежала ослепительно яркая вспышка молнии и Ларри буквально увидел, как Сила Источника начала наполнять Жезл. Открыл глаза. Отец, дед и Борин потрясенно на него смотрели. Жезл в его руках стал похожим на меч Шанталь. Он был пустотой и предметом одновременно. Ощущался, как корона. Он одновременно был и не был. Ларри представил себе Жезл в виде ружья Джо. Секунда, и он уже держал его в руках. Прицелился и нажал на курок. Выстрела не было, из ствола вырвался белый луч, уничтожавший все, на что попадет. Представил себе Жезл коротким, густо-фиолетового цвета. По поверхности вспыхивали и гасли маленькие звездочки. На конце так и остался сияющий камень. Камень потух и стал просто красивым кристаллом. Алмазный Жезл впитал Силу Источника и Ларри убрал его в пространственный карман. Нечего отсвечивать лишний раз. Все переглянулись и Лайэллон сказал: – О Жезле Ларри никому ни слова. Даже Побратимам. Сильный Ментальный Маг может порыться в голове, даже и

не заметите. Хагир, старайся о Жезле не думать. Забудь о нем. Борин, ты тоже. А Ларри и так не осилят. Меня тоже. Это

оружие может решить исход любого боя. Пошли в замок. Подмерз я. Не привык к такому морозу. Борин, как ты смотришь на бокал горячего вина и трубку?

— Очень хорошо смотрю.

Мужчины пошли в замок. Там их уже ждал накрытый стол. Согрелись, расслабились. Вдруг в очаге запрыгало яркое пламя и несколько язычков огня выскочили в комнату. Шанталь и Дэйли подскочили и прямо руками и лапами начали ловить юркие язычки. Ая соскочила с запястья девушки и шмыгнула в очаг. В очаге сразу заметалось пламя и что-то мелкое и яркое.

— Срочно в другие комнаты, где есть открытый огонь. Огневушек подпустили. Вас поджечь хотят! – крикнула Саламандра.

Изя коршуном взлетел на третий этаж, Хагир, Лунаталь и остальные обитатели и гости замка помчались в свои комнаты. Дэйли, Шанталь и шустрая Аялинэ побежали по всем комнатам, где есть работающие и неработающие камины. Слышавшая разговор Фиона, помчалась на кухню, откуда донеслись ее громкий голос и шум.

Ларри спросил у Теодориха: – Что это за огневушки?

— Это мелкие духи Стихии Огня. Сродни нашим Саламандрам, но не такие могущественные. Хотя, пожар большой могут наделать. Их можно подчинять и управлять ими, как любыми другими низшими духами и сущностями.

— Шасх, срочно, помоги и посоветуй.

— Достань книгу Повелителя Душ, - сразу отозвался Змей.

— Достал.

— Все по этой мелочи так и называется “Управление низшими сущностями”, - отрапортовал Шасх.

Ларри прочел нужные заклинания, и книга открылась на искомом тексте. Прочитал и сказал: - Теодорих, свяжись с Нали. Пусть наблюдает за трубами замка. Эта мелюзга сейчас к хозяину полетит, тогда мы его и схватим. Вопросы есть, - Ларри начал на распев читать текст заклинания. Теодорих, в это время, связался с Нали и все ему пересказал. Сообразительный гном сразу же выскочил во двор и увидел, как из труб замка вылетел рой ярких искр и полетел в сторону постоялого двора, о чем он и уведомил Теодориха. Ларри и Лайэллон моментально туда перескочили. Эльф сразу же ощутил чужую магию. Ларри, прислушавшись к себе, тоже. Оба помчались на второй этаж, с разбега вышибли дверь и Лайэллон успел набросить свое фирменное лассо на ногу беглеца, лезшего в окно. Резко дернул и в комнату влетел человек в тем-

ной одежде. Ларри материализовал в руке силовую веревку и быстро его связал. Взмах рукой и связанный закачался между двумя магами. Лайэллон сразу же связался с Нали: - Подготовь допросную. Есть кому задать парочку нескромных вопросов.

Вызвали туда же Хагира и Шанталь. Маг – огневик. Саламандры с ним лучше договорятся. Ларри открыл портал в нужное место, и король пинком отправил туда пленника. Нали уже приготовил все для встречи дорогого гостя. Посадили его на железный стул и привязали теми же силовыми веревками. Обычную он на раз пережжет. Нали разложил возле огня набор железяк самых разных и зловещих форм. Его помощник принес два ведра воды. Пришли Хагир и Шанталь, на запястье которой, с видом победительницы, сидела Ая.

— Кто тебя прислал? – спросил Хагир. Маг с вызывающим видом отвернулся. Ларри всмотрелся в него и сказал: – На нем морок, надо снять, может быть рожа знакомая окажется.

— Вы, ничего у меня не узнаете. Умру, но не скажу! – пленник презрительно сплюнул и попал на сапог Лайэллона, который молча вытер плевок об одежду плевавшего.

— Умрешь, так умрешь. Мне же проще будет с тобой беседовать, – “ обрадовал” его Ларри. Маг сосредоточился и попытался поджечь Лайэллона. Получил чудовищный откат. Ушел в отключку. Нали вылил ему на голову полведра воды. Поджигатель отфыркался. После отката с него спал морок.

— Твою мать! Это же мой учитель Боевого Мастерства! - Шанталь удивленно уставилась на сидевшего.

— Кертис Каммингс! Ты что, совсем ума лишился? Напал на Первородных. Да от тебя сейчас кучка пепла останется, а душу Ларри заставит щеточкой нужник прочищать. И прав будет. Ты же, Преподаватель Академии Магии! Тебе что, мало платили? – Теодорих удивленно уставился на своего коллегу.

— Ты, продался предателю и узурпатору! – выкрикнул Кертис Теодориху.

— Так вот, откуда ветер подул, – расхохотался Лайэллон, – теперь все сомнения в жизнеспособности моего братца отпали сами собой. Слушай, ты, неудачник, свяжись со своим хозяином и передай, что, если он еще раз тронет мою семью, я его собственноручно упокою. И пусть отзовет сынка Тинтур, пока тот еще жив.

Маг дернулся на стуле раз другой и выкрикнул какое-то неразборчивое заклинание. Шанталь успела стать между ним и дедом, по ее лицу и плечам растеклось жидкое пламя. Благополучно впиталось. Аялинэ рассмеялась звонким смехом: – Сейчас я тебя пощекочу. Моя очередь, – и перебежала на пленника. Пробежалась по волосам, голова мага вспыхнула, и он дико взвыл. Прежде, чем кто-то успел что-либо сказать, Ая уже обвилась вокруг запястья Шанталь, а на стуле догорал факел.

— Теодорих, у вас появилась вакансия, – провозгласил король, – не дергайся. Я сам поговорю с Авалоном. Сегодня уже поздно, а завтра с утра зайду в Академию. Иди спокойно к себе и готовься к уроку.

— Нали, приберитесь здесь, благодарю за помощь, – распорядился Хагир, все вышли из допросной и быстро пошли в замок. После такой пробежки, учитывая, что из замка прыгали в чем были, король и Ларри опять налили по бокалу вина.

— Шасх, я опять тебя потревожу. Возможно, ты знаешь, - Ларри поудобнее устроился на стуле и позвал Змея-наставника.

— С тобою не соскучишься. Хотя, ты, мне больше по душе, чем предыдущий Хозяин. Говори. Автора огневушек поймали? - Мудрый Змей возник над плечом Ларри.

— Поймали и немного побеседовали. И выяснили, что его нанял брат Лайэллона Таэритрон, считавшийся покойным.

— Мы его вызвать не смогли, – сказал Теодорих, – и я засомневался. А Повелитель говорит, что его красиво убил вампир.

— Убил вампир! – расхохотался Шасх и обвился вокруг плеча Ларри, – как убил, так и оживил. Он теперь сам вампир, правда, низший. Когда его “убили”?

— Весной. Герстальф его из револьвера застрелил и унес тело. Брат мертв был. Сам видел, – сказал король.

— Вампиру достаточно укусить его и яд, содержащийся в слюне начнет превращать его в вампира. Вампир может высосать жертву, и вы увидете обескровленный труп. А может только укусить и превратить в себе подобного. Низшие вампиры такой способностью не обладают, только высшие, уже долго “живущие” и имеющие достаточно силы для такого действия. Кстати, куда делся ваш вампир?

— Убили мы его. Шани сожгла, а Дэйл опустил на несколько локтей под землю. Остальное Белое Безмолвие докончило, - пояснил Ларри.

— Тогда, действительно убили. Живучие эти твари и быстрые. Тяжело с ними воевать. А эльф-вампир — это вообще извращение какое-то. Хорошо, что низший, можно с ним справиться.

— А чего они боятся? Как их проще убивать? – спросил Лайэллон.

— Любишь, ты, своего братика, - захихикал Мудрый Змей.

— Он меня уже несколько раз убить пытался. Первый раз, когда мы еще пацанами были, во время учебного боя. Еле жив остался, - буркнул король.

— Боятся серебра, если он молод, то ему опасен солнечный свет. Если и не сгорит полностью, то существенно потеряет свою “неубиваемость”. Можно остановить серебряной пулей или еще чем-либо серебряным. Основательно останавливает осиновый кол в сердце, сжигание и развеивание по ветру. Есть похожие на вампиров упыри. Эти боятся железа, а не серебра. Но, в вашем случае это классический вампир, так что, все-таки, серебро. А вот какие способности добавила или убавила его Первородность предсказать не могу, – проинформировал Шасх.

— Как он будет реагировать на мифрил, белую бронзу или Р,йел,хранг? – спросил Ларри.

— А на меч валькирии? – добавила Шанталь.

— Вот этого не знаю. Этих металлов в мире вампиров нет, и как он отреагирует, мне не известно. Пробовать надо, – сказал Змей.

— Наша семья в большой опасности, – сказал Хранитель, - и те, кто живет в замке тоже.

— В меньшей, чем вы думаете. Ни один вампир не может пройти в дом, пока его не пригласят, - успокоил Хагира Шасх.

— Запомните, если я стою под дверями, меня не приглашать. Только, если через портал войду, – сказал Лайэллон. Увидел вопросительный взгляд Мудрого Змея и пояснил: – Мы - близнецы.

— Так ты, должен чувствовать своего брата, – сказал Змей.

— Я его почти никогда не чувствовал. Только, если он замысливал против меня какую-то пакость и то, на очень близком расстоянии.

— А вампир может пить кровь житвотных? – спросил вошедший Кулуриэн, – очень нужно знать.

— Может, но не всех. Свиньями, к примеру, брезгует. Недолюбливает собак и волков. Кошки маленькие очень. Коровы, лошади, олени – крупные животные. А почему вас это интересует? – спросил Шасх.

— У нас есть заявление Старейшин нескольких сел и деревень с юго-востока Междугорья. Много крупного скота гибнет. Все туши обескровлены. Ездили наши люди, но ничего и никого не поймали. Не волки — это точно, они бы разодрали тушу, а не сцеживали.

— Это, однозначно вампир. Видимо, побаивается с людьми связываться, - пояснил Мудрый Змей.

— Чую, братик это, – сказал король.

Кулуриэн хмыкнул и сказал, что привел с собой нескольких гномов из Подгорья Гор Снежного Барса. Беглые они. Двое из-за любви сбежали. Парень молод очень, его любимую хотели за другого выдать, а трое просто ушли на поиски удачи. Это то Подгорье, которое Кровь Земли добывает.

— К Кловису их. Как раз к делу пристроит. Хагир, передай Нали, - скомандовал Лайэллон.

— Уже делаю, - отрапортовал Хранитель.

Кулуриэна пргласили за стол и рассказали обо всем происшедшем, и на основании чего, Лайэллон сделал вывод, что его брат жив. Наконецто нормально поели. После ужина Кулуриэна с комфортом отправили домой.

Решили, что в Академию утром перейдут. Устали все и хотели спать. Все равно, поздно уже. С дежурными нужно долго объясняться.

Глава 19. Возвращение Скарвальда.

Девочек предупредили, чтобы без Шанталь и Дэйли даже в женскую комнату не ходили. Если только увидят красноволосого, сразу вызвать Ларри, Шанталь, их Побратимов или, хотя бы, Нулара или полуорков. Быстро сказать “я в комнате” или, где в этот момент будут.

Ларри подошел к дежурному в фойе и сказал, что если в Академию еще раз пропустят красноволосого, то он всех дежурных в кротов превратит. Глаза им явно ненужны. На него пошли жаловаться господину Авалону и получили добавочную порцию, так как у Начальника Академии еще был свеж в памяти разговор с родителями погибшего парня.

Теодорих с утра пошел к Авалону. Вручил ему кольцо и Булавки Связи. Хотя вполне возможно, что они имели еще какое-то название.

Шанталь и Дэйли сразу же попали на очередную контрольную. На куртке Торсона красовалась булавка. Она заблестела и Торсон, предупредив, что если поймает на списывании, то пересдавать будут долго, ушел. Шанталь и Дэйли переглянулись и разом вынули из пространственных карманов свитки. Сидели они сзади, и тихонько все сдули. Убрали свитки и сделали вид, что что-то там пишут. Пришел Торсон. Окинул всех орлиным взором и направился к Шанталь и Дэйли. Увидел написанные работы и невинные физиономии. Миури сидела даже без своей сумки, которая была всегда прикреплена на боку. У Шанталь тоже ничего не было. Вроде бы не списали. Глянул на Нулара. Эльф сосредоточенно что-то писал. Торсон пошел к своему столу, на ходу приказав сдавать работы. Все цепочкой потянулись к его столу.

— Кажется, прокатило, – Сестрички пошли по коридору на урок Магии Рун. Их нагнал Нулар: - Как, вы, умудрились списать?

— Уметь надо, – хмыкнула Шанталь. Ая перебежала на плечо девушки и показала эльфу язык: – А ты, так не можешь!

Ларри рассказал Дэйлу, что он узнал об их Голубом Кристалле. Побратим сказал, что скорее всего должна быть Руна Наполнения, Сила должна наполнить кристалл, Руна Укрепления, придает крепость материалу, наподобие Дара Ворлоу и Руна Передачи, Сила должна перейти из кристалла куда-то. А вот, в каком порядке наносятся и как нанесены, чтобы их видно не было он не знает и такое им не преподавали. Спросит у преподавателя и если тот не знает, то придется обратиться к памяти Скарвальда. Постоял, подумал и сказал: – «Ларри, а ты сможешь сделать так, чтобы мне была доступна память души Скарвальда?»

— Я сам ищу того, кто мне это объяснит. Анкалимэ Даром не пользовалась и ничего не знает. Ее спрашивать бесполезно. А вот, кто был до нее? Надо спросить у Эриэль. Мне кажется, она будет знать. Волка попрошу узнать. Я должен это уметь. Это очень сильные Ментальные Маги могут. Сейчас пойду к Армали. Поспрашиваю.

— «Я с тобой. Если я получу доступ к памяти Скарвальда, то многие лекции мне просто не будут нужны. Я только Магией Плодородия позанимаюсь и Боевым Мастерством Стихии. Магию Рун Скарвальд наверняка знал лучше наших учителей», - Дэйл взмахнул хвостом и пошел впереди Ларри. Армали нашли на кафедре. Он контрольную проверял. Эльф увидел парочку и сказал: - Ларри, хорошо, что ты пришел. Садись, напишешь контрольную, а то я тебе зачет не могу поставить. Вот список вопросов, вот перо. Дэйл, я хотел у тебя кое-что спросить. Пока Ларри пишет, поговорим.

Ларри уткнулся носом в первый вопрос. “Методы управления сущностью”. Задумался. Он просто подчиняет себе сущность и напрямую управляет ею. Почесал затылок. Наверное, есть еще какие-то способы. Ладно, пишу, как делаю. На остальные вопросы он дал ответы из своей практики. Отдал листик Армали. Первый же ответ вызвал у него недоуменное поднятие бровей: – Как это “подчиняю сущность?” Каким способом?

— Заклинанием. Оно одно для всех, - ответил Ларри.

Армали отложил листик и уставился на парня: - Ларри, объясни. Прочти само заклинание.

— Не буду. В плохих руках оно много бед наделает. Если я его сейчас прочту, вы, станете моим рабом. Оно вам надо?

— Ладно, остальное я разбирать даже не пытаюсь. Что ты, хотел?

— Как сделать доступной память души. Нужно, чтобы Дэйл мог пользоваться памятью души Скарвальда. Дед пользуется общей памятью своей расы. Я могу спросить у фэа предков или, кто согласится ответить. А вот Дэйл так не может. Помогите.

— Ларри, ты хоть осознаешь, что нормальный ученик до такого вопроса даже не додумается?

— Я додумаюсь, – парень широко улыбнулся, к нему подошел Дэйл и снизу-вверх воззрился на Армали.

— Верю. Я пороюсь. Кажется, есть способ, но нужен сильный Ментальный Маг. Хотя, Повелитель Душ должен справиться.

— Справлюсь, мне Силы хватит. Знания нужны. Я смог у деда блок снять. Его Силнаи ставил. А с Дэйлом проще должно быть. Наверное, нужно просто восстановить связь с памятью предыдущего воплощения? – спросил Ларри.

— Ларри, душа гнома — это не то же самое, что фэа эльфа. И он не Первородный. То, что можете вы с дедом, вряд ли еще кто-то повторит. Хорошо, подумаю. Я такое еще не делал. И для других учеников такой опыт не предусмотрен. Зачем учить коня летать. Это то же самое.

— Я пойду еще к Иквику. Может быть, он что-то помнит. И в книге пороюсь. Хотя, она на эльфов рассчитана. А если…

Ларри, махнув рукой Дэйлу, побежал в свою комнату. Полуорки были на лекциях и можно было спокойно все сделать.

— Мудрый Змей, подскажи умную мысль.

— Интересная формула вызова, – Шасх материализовался возле плеча Ларри.

— Помоги установить связь с памятью души гнома Скарвальда. Его душа воплотилась в Дэйле. Он - Крушитель Гор и очень нужны знания гнома. Силы у Дэйла не меряно, а вот знаний не хватает. Сейчас бы эти знания пригодились. Нужно создать кристалл-накопитель с постоянным подключением к Источнику. С фэа эльфа я знаю, как действовать, а вот с душой гнома как? Теодорих в библиотеке роется.

— Ну, и Хозяин мне попался. С уважением относится, зря не беспокоит, но как задаст вопрос… Ты, хоть осознаешь их необычность?

— Шасх, из-за ерунды я бы тебя даже не беспокоил. Вызываю, только когда справиться не могу. Действительно, очень надо. Мы имеем Силу Крушителя Гор. Но сам Крушитель еще не имеет знаний и, судя по методам обучения в Академии, не получит. А методом проб и научного тыка, узнавать будет очень долго. Ты же, сам сказал, времени мало. У нас много идей. Вот, будем химер создавать, а какой смысл их создавать, если мы не сможем их “оживить”. Нам нужен самовосполняю-

щийся артефакт-накопитель. Образец у нас есть. Делал его Скарвальд и именно его знания нам и нужны. Сам Дэйл связаться с ним не сможет, а вводить его каждый раз в транс попросту глупая трата сил и времени.

— Ларри, у меня было несколько Хозяев, но такой, как ты - первый. Я так понял, что твои преподаватели уже озадачены и роют, но, увы, не находят, – Шасх вопросительно посмотрел на своего “Хозяина”.

— Да. Волка просить бесполезно, этого он не знает. Если и знает, то по эльфам, а это я и сам уже знаю.

— Хорошо. Начнем думать. Душа гнома очень схожа по типу с душой человека. Даже посмертие, в общем-то, схожее. Мои Хозяева все были людьми. С эльфами я дела не имел, а с такими как ты, тем более. Чтобы восстановить связь с памятью предыдущего воплощения, вводили в транс, и в большинстве случаев душа вспоминала.

— Дэйл – миури. Их создали Маги. Случайно, правда. Хотели создать умных собак, а получилось, что обменялись с ними сознанием. Поэтому, в миури воплощаются души самых разных рас. Вот Дэйлу достался гном Скарвальд.

— Вот это сюрприз. Такого я вообще не ожидал. Ларри, ты меня не разочаровываешь. С тобой не просто, но интересно. Ты,

говорил, что вы Побратимы.

Дэйл подошел поближе и наклонив голову набок, уставился на Шасха.

— Так, нас точно не побескоят? – спросил Мудрый Змей.

— «Сейчас полуорки с лекции придут», - сообщил миури.

— М-да. Тихо не будет. Прыгаем в Каос, – Змей вернулся в книгу.

Ларри с Дэйлом переглянулись. Миури подошел и стал вплотную к ноге Побратима. Ларри открыл портал и в ту же секунду Дэйл шмыгнул в их комнату и следом шагнул Ларри: – Фух, получилось. Хвост на месте?

— «На месте, зови Змея», – Дэйл аж приплясывал от нетерпения.

— Мудрый Змей…

— Да, тут я. Самому интересно. Ты, можешь видеть душу живого существа?

— Фэа деда видел и даже снял наложенный блок.

— Раз, ты, видел фэа Первородного, то с гномом проблем не будет. Лайэллон сейчас самый сильный в этом мире. Ты, тоже к нему приближаешься. Посмотри в Книге Повелителя Душ. Нужно заклинание, которое позволит напрямую общаться с душой Скарвальда, минуя личность Дэйла. Я так думаю, нужно, чтобы ты, снял “блок” с памяти гнома и тогда, его душа сама, напрямую, вложит знания в мозг Дейла, вернее, его память станет единой с памятью гнома. А сейчас они разделены. Память Скарвальда не стерта. Она заблокирована Высшими. А вот снять этот блок…

Ларри называл различные варианты со словом “снять”. Начинал читать и Змей браковал. Не подходит. Через час, отметив для себя несколько любопытных заклинаний и умений, Ларри психанул и сказал: – Книга, помоги, сама покажи нужное. Очень надо.

Змей и Дэйл хмыкнули и удивленно замолкли. Книга зашуршала страницами и, почти в самом конце, остановилась. Перед глазами Ларри появилось название “Освободить память души”. Так просто. Змей аж взвыл. Ларри начал читать вслух: - Маг должен увидеть душу и почувствовать контакт. Вместилище души не участвует, обычно спит или в трансе, - в этом месте Дэйл недовольно скривился, но смолчал. Парень продолжил читать, - когда маг установит контакт, нужно внимательно осмотреть голову души. Если на ней есть “шапочка” или глаза закрыты повязкой, то их нужно аккуратно снять, не повредив голову. Если все получилось, то душа сама ощутит себя и вместилище просто будет беседовать с “голосом” в своей голове. Все знания и умения души станут доступны вместилищу.

– Вроде бы понятно. В принципе, то же самое, что я делал с дедом, только, дед не спал. Его не усыпишь. А если попробовать дотянутся к душе гнома через Клятву Крови. Мы, ведь, ощущаем друг друга, - предложил Ларри.

— Пробуй. Дэйл, ложись, где ты всегда спишь, и постарайся ни о чем не думать. Как только в голову забредет мысль, ты, лови ее и дави лапами. Понял? – Шасх посмотрел на миури.

— «Понял», - отрапортовал Дэйл.

— Глаза не открывать, - скомандовал Ларри.

Дэйл лег, расслабился и закрыл глаза. Его лапы иногда подергивались. Мысли ловит. Ларри сел рядом в кресло. Змей завис возле плеча. Ларри прикрыл глаза и постарался “увидеть” душу Скарвальда. Сначала ничего не было, потом перед Ларри “проявилась” фигура широкоплечего, длиннобородого гнома. На голове была, шапочка из непрозрачного тумана, а на глазах - повязка. Ларри постарался ощутить Шасха и показать ему. В голове зазвучал голос Змея: – Вижу. Мысленно протяни руку и постарайся снять сначала повязку, потом шапочку.

Ларри сосредоточился. Протянул руку и подумал, что, если дергать или резать, повредит глаза. Сосредоточился и попросил душу повернуться спиной. Душа подчинилась и Ларри увидел на затылке узел. Аккуратно начал его развязывать. Сначала узел не поддавался. Вскоре потихоньку начал ослабевать. Пальцы Ларри развязали узел, парень потянул повязку на себя. Раз и все. Повязка снята. Душа сама повернулась к нему лицом. Ларри увидел умные глаза, вокруг которых залегли небольшие морщинки. Гном был с юмором и любил посмеяться. Теперь шапочка. Ларри протянул руку. Вспомнил, как он забирает фаэрболы Шанталь. Шапочка была чистой Силой и Ларри ее просто взял. Гном сразу улыбнулся и Ларри услышал: – Благодарю, теперь я могу говорить и сам, – душа отступила к лежащему Дэйлу. Ларри глубоко вздохнул и открыл глаза. Дэйл спал, аж похрапывал. Его разбудили и Ларри спросил: - Как сделать Голубой Кристалл?

— «Нужно особым способом нанести Руны и установить связь с Источником. Ого получилось! Я знаю!» – взвыл Дэйл.

— Попробуй установить связь с памятью Скарвальда, ощути его. Ты, должен услышать его голос, - посоветовал Шасх.

— Я ничего не слышу, просто, когда мне понадобилось, я, как бы, вспомнил. Вроде бы знал, но забыл, а потом вспомнил, – объяснил Дэйл.

— Видимо, все же, получилось. Змей, благодарю. Ты, очень помог, - поблагодарил Ларри.

— И чем же? Ты, сам все сделал.

— Ты, мои мысли в нужном направлении направил. Подсказывал.

Ларри положил руку на Книгу Повелителя Душ и ощутив ее сущность, поблагодарил за подсказку. Почувствовал, что его благодарность принята и убрал книгу в пространственный карман. Змей нырнул в свою книгу, и она отправилась туда же. Ларри с Дэйлом решили сказать, что вернулись за забытыми книгами и пошли в Обеденный Зал. Оттуда как раз запахло ужином.

Хагира в зале не было. Слуга сказал, что Хранитель во дворе. Ларри с Дэйлом вышли из замка и сразу же увидели Хранителя в окружении гномов и миури. Рядом стояли, вернее висели в воздухе, нарты с поклажей. Все миури были запряжены. Побратимы подошли поближе. С балкона слетел Изя и предложил: – Ларри давай их прямо к пещере отправим. И я потренируюсь.

— Давай. Кто будет нартами править?

Вызвался крепкий широкоплечий гном. Ему уже Нали показывал, как править. Гном стал на полозья. Единственную в компании девушку усадили поверх поклажи.

— Первыми проскакивают нарты и не останавливаясь едут вперед, остальные быстро прыгают следом и сразу отбегают в сторону. Держать открытый портал долго очень тяжело. Все поняли? Все взяли? Растяпы пойдут через Ворота и пешком пару дней, - предупредил Ларри.

— Все уже трижды проверено, – ответил самый старший гном, – Нита, держись крепко и придержи свою посуду.

Гнома кивнула и зажмурилась. Хагир рассмеялся. Ларри глянул на Изю и спросил: – Готов?

Дракон кивнул, Ларри открыл портал возле кустов рядом с пещерой и скомандовал: – Прыгайте.

Миури сразу же рванули вперед и проскочив, побежали к пещере. За ними резво попрыгали гномы и портал с треском закрылся. Кольцо Ларри засветилось и раздался голос старшего гнома: – Я через булавку Мики говорю. Все в прядке, нас встретили. Миури тоже. Благодарю за помощь.

Хагир похлопал сына по плечу: – Пошли, перекусишь с нами. Поговорим. Ты, потом в Академию?

— Да. Мы с Дэйлом не хотим бросать девочек на одну Шани.

Засветилось кольцо Хранителя и раздался голос Нали: – Господин, пришел Мастер Генобад и с ним несколько гномов. Говорит, их Борин пригласил. Дело есть.

— Пусть идут. Это дед пригласил. Артефакт делать. И нам нужны льдиты. Интересно, в мешках есть? Надо прямо сейчас порыться, пап, открой кладовую, - попросил Ларри.

Дэйл подошел к статуе волка возле лестницы и вынул Голубой Кристалл. Вгляделся в него и сказал: - «Ларри, я понял, как делать. Видимо, Скарвальд сказал и знаю, как наносить руны. Я и сам могу, без Генобада. А вот огранить кристалл не смогу. Нужны инструмнты».

В это время подошел Генобад и сказал Дэйлу: – У нас есть инструменты. А ты, знаешь, как нанести?

— «Теперь знаю и нанести смогу. Нужно правильно и умело огранить сам кристалл определенным образом. Я расскажу, как должно быть».

— А откуда знаешь? Это знание Скарвальд унес с собой.

— Мастер Генобад, Дэйлу теперь доступна его память. Он сделает, а что не сделает, подскажет. Вы, можете посмотреть наши кристаллы? Может быть, среди них есть льдиты. А если нет, то надо искать в Горах Самоцветов.

Дэйл вздыбил шерсть: – «Ларри не позорь меня. Я и сам могу узнать нужный камень».

— А какой Род там живет? В этих горах, – спросил один их гномов.

— После того, как дед освободил гномов и запретил рабский труд, там нет никого. Они сейчас заброшены, - оповестил бородачей Ларри.

Гномы взвыли и загомонили между собой. Дэйл ввязался в беседу.

Все начали жестикулировать, а миури помахивал хвостом, прижимал уши. После бурных дебатов Дэйл сказал: – «Ларри, пусть дед Указ подпишет. Генобад хочет основать Подгорье и стать Старейшиной. Эти гномы тоже пойдут. Возобновят добычу и построят мастерскую, будут заниматься огранкой камней и изготовлением украшений и артефактов. Естественно, все положенные налоги уплатят, только на ноги встанут».

Ларри связался с дедом и все рассказал. Тот минуту подумал и предложил: – Переходите все ко мне и возьмите Генобада.

— Дедушка, может быть лучше ты к нам? Мы с Изей только что гномов и миури к Кловису отправили. И на стол уже накрывают, - предложил внучек.

— Змей–искуситель. Ну, с кем поведешься. Я в Обеденный Зал прыгаю. Холодно у вас.

— Уже идем, - хором отрапортовали Хагир и Ларри.

Гномы застеснялись, пошли к Борину и Нали. Генобад пошел в замок.

По дороге заглянули в кладовую. Порылись в мешках. Генобад охал, ахал, стонал и метался от мешка к мешку. Нашли нужные четыре льдита. Они были огранены, но Дэйл забраковал. Размер подойдет. Все-таки, химера не крепость. Размер другой и небольших камней вполне хватит. Генобад сказал, что инструменты есть и Дэйл решил прогулять утреннее занятие Боевым Мастерством и Рунное Мастерство. Скарвальд в его голове фыркнул и сказал, что теперь он учит. На натуре. В

кладовую вошел Лайэллон: - Вы, что, ревизию делаете?

— «Льдиты искали. Для химер. Все нашли, подправим огранку и будем делать,» - сообщил Дэйл.

— Я так понял, что тебе теперь доступна память Скарвальда.

— Да. У нас получилось, - улыбнулся Ларри.

— Кто ко мне просится? – спросил король.

— Я – Генобад вышел вперед, – пока в плену был, потерял место, вместо меня теперь другой работает. Я не у дел. Относятся все с уважением, но я понимаю, что лишний. Мне бы свое Подгорье. У меня трое сыновей. Со мной пришли. Есть, кого преемником назначить. Жена меня дождалась и пойдет со мной.

— Хорошо. Напиши на листике на кого писать, название Подгорья. Отдам сейчас Икрику. Пусть Указ пишет. Заодно, новую печать опробую. С налогами позже разберемся. Я дворец строю, так что, отработаете, как обоснуетесь, начнете платить в казну. Согласен?

— Конечно! Это очень хорошие условия. Мы все с собой взяли. Я отправлю одного, предупредить Старейшину и жену. Может быть, еще кто-то захочет перейти в новое Подгорье. Обоснуемся, тогда заберем семьи. Зима ведь, позамерзают.

— Зима там мягкая. Это крайний юг Страны Вечного Лета. Магия его не коснулась и климат там, как в Златограде. Постараемся вас перебросить поближе к горам. Хагир, выдели одно кольцо и пару булавок. Я должен иметь связь со всеми Подгорьями, - скомандовал Лайэллон.


Глава 20. Создание химер.

После ужина Дэйл остался в Каосе. Ларри, все-таки, вернулся в Академию. Волновался, как девочки сами справились. Никто на них не нападал. Пока что.

Генобад и миури с утра приступили к изготовлению кристаллов. Стоило Дэйлу задуматься, и нужные знания сами появлялись в голове. К обеду сделали первый кристалл. Дэйл попробовал зарядить его, соединив со своим ошейником. Через несколько минут кристалл засветился и миури ощутил, что он заряжен. Попробовал нанести в библиотеке небольшой орнамент и взять Силу с кристалла. Все получилось. Дэйл связался с Ларри и рассказал, что один кристалл есть. Побратим ответил, что он сегодня перейдет с Теодорихом. Попробуют, хотя бы, начать выращивать химер. И помощь Дэйла будет нужна. Решили устроить химер в небольшой пещере в Двух Скалах с наружной стороны и замаскируют ее. На всякий случай подальше от жилья.

Нали связался с Хагиром: – Господин Хранитель, здесь Шанталь, Дэйли и Аурика. Клянутся, что это они и есть.

Дэйл быстрой рысью подбежал к воротам крепости. Действительно, внизу стояли Аурика, Дэйли и, шипящая и злая Шанталь.

— «Вы, на кого девочек бросили?» – рявкнул Дэйл.

— На Аргонтара. У Дораты романтический вечер с Тромригом. Мы решили не портить им удовольствие и перешли сюда. Завтра с вами перескочим прямо в обеденный зал. Лучар и Ворлоу в куче гномов. Туда эльф точно не сунется. Они сами скоро гномами станут. Ругаются уже так же, - ответила Шанталь.

— «Зато, ты, потихоньку усваиваешь дедушкины построения», - поддел ее миури.

— Звучно, удобно и сразу злость проходит, – засмеялась девушка.

— Вы, Ларри предупредили? – спросил подошедший Хагир.

— Ой! Забыли. Я сейчас, - Шанталь связалась с братом и сказала, что они уже в Каосе.

Дэйл танцевал вокруг Аурики и был несказанно доволен. Скарвальд в его голове пробурчал, что он не вмешивается, хотя девочка хороша, какой рост, какая шерсть! Буркнул, что я несу? И пропал. Видимо граница между сознанием миури и гнома начала размываться.

Аурика, услышав, что будут создавать химер, предложила сначала нарисовать, как они будут выглядеть. Дэйл подумал, и согласился. Шанталь из любопытства идет с ними. Дэйли тоже решила идти. Сама выберет, какая химера у нее будет.

Вся компания подошла к Воротам в Двух Скалах, туда же перескочили Ларри с некромантом. Вышли за Ворота, прошли немного и обнаружили почти готовую пещеру. Дэйл ее чуть подправил. Сказал, что Скарвальд в восторге от того количества Силы, которым обладает Дэйл благодаря ошейнику. Теодорих посоветовал прямо сейчас определиться с внешностью химер и количеством. Начали считать. У короля – Изя. Химеры понадобятся двойняшкам и их Побратимам. Ларри спро-

сил насчет Нулара. Шанталь сказала, что он умеет управлять легрифами, хороший воин и сильный Маг Земли.

— А как у него с Ментальной Магией? Управлять легрифом это одно, а управление сущностью химеры - совсем другое. Лошадьми все управляют, - Ларри задумался, – Шани, спроси у Нулара, а я свяжусь с дедом.

Когда Ларри озвучил вопрос король сказал, что Нулар нужен. Если не сможет управлять химерой, дам легрифа, но они намного уязвимее. Химера предпочтительней. За это время Шанталь поговорила с Главнокомандующим и сказала: - Нулар говорит, что никогда не пробовал управлять сущностью. Как Ментальный Маг он намного слабее короля. Если нужно, померяется Силой с Ларри, чтобы он смог определить. Решили делать пять химер. Пятой будут управлять либо Нулар, либо Теодорих.

Аурика “положила” перед собой листик и написала “Ларри”, потом

спросила: - Ты, какую хочешь?

— Большую и жуткую-у-у, – Ларри скорчил страшную рожу, – чтобы все боялись. Дракона, только черного, с шипами на морде, с крыльями, как у нетопыря и шипастым хвостом. В пасти клыки длинные и глаза красным светятся. Чтобы рычал громко.

Изя, незадолго перед этим перелетевший прямо через Две Скалы, заржал: – Ну, у тебя и фантазия.

Теодорих кивнул: – Нужно такую. Страх на войне играет большую роль. У противника таких нет.

От компании девчонок донеслось хихиканье Шанталь и повизгивание миури. Потом совсем уже непотребное хрюканье


Дэйла. Ларри и Теодорих подошли к ним. Аурика нарисовала огромного черного дракона с жутковатыми светящимися глазами, клыкастой пастью и огромными кожаными крыльями. Дракон выглядел, как скелет. На его спине и хвосте красовались длинные острые шипы. Изя сказал: – Когти на фалангах крыльев добавьте и на лапах.

Аурика добавила когти. Дракон на рисунке выглядел жутковато. А если представить такое чудище в натуральный размер… Теодорих сказал: – Делаем! - у него аж глаза загорелись. Дэйли заказала себе химеру в виде костистого саблезуба. Летать будет за счет рун левитации. На хвост добавить шипы и острый рог-гребень на мор-ду. Глаза заказала светящиеся, клыки и когти подлиннее. Дракона тоже снабдят Рунными Формулами вместе с крыльями. Саблезуб еще должен выпускать из пасти пламя. Ворлоу укрепит кости, как мифрил. Чтобы не горели. Ларри подумал, и решил своего дракона тоже укрепить. Дэйл сказал, что тогда уже все химеры укреплять надо.

Шанталь о чем-то пошепталась с Аурикой и вот на листе появился рисунок коня. С огромными крыльями, как у дракона, на голове острый гребень, клыки, копыта, заостренные спереди. Глаза белым пламенем светятся и огонь из пасти. Вместо шерсти – чешуя. И как только сочинили такое чудище.

— «Дэйл, тебе что?» – спросила Аурика.

— «Ржать будете», - набычился миури.

— Не будем. Говори, какую тебе надо, чтобы сражаться удобно было, - сказал Ларри.

— «Мне крупного тургана. Чтобы я в середине мог стоять. Летать должен и рога укрепить, как мифрил, по краю режущую кромку сделать. Копыта широкие и устойчивые. Я ведь Силу прямо из земли брать могу, и управлять Стихией мне так удобнее будет. А летать буду за счет рун левитации. Укрепить его. Очень большой мне не нужен. Мне маневренность нужна и устойчивость на камнях и скалах. Чтобы и прыгал по горам, как турган. У вас такая Стихия, что можно в воздухе драться. А мне контакт с землей нужен. Высокий уровень защиты от оружия. И защиту от магии продумать надо. Чтобы я не отвлекался. Мне бы его цельным сделать. Я через открывающийся лаз в спине внутрь бы запрыгивал. Дверку закрыть, и я буду драться стоя в нем».

— Дэйл, до такого только гном додумается. Вы, со Скарвальдом вместе сочинили или это твое творчество? – не выдержал Побратим.

— «А я уже не всегда различаю, где Скарвальд, а где я. Хотя, его знания стали еще больше мне доступны».

— Нулар просит химеру-легрифа. Он привык к ним. И просит с клювом из чего-то прочного. Когти тоже попрочнее. Живые легрифы дерутся вместе со своими всадниками. Рвут врага когтями и клювом, - пересказала Шанталь просьбу главнокомандующего.

Аурика нарисовала большого тургана с закрученными рогами и острыми копытами. По краю рогов нарисовала острые загнутые ножи. На боках, тоже. Вместо шерсти - крепкий панцирь. Ларри посмотрел и хмыкнул: - Очень даже красиво выглядит. Дэйлу, действительно, нет смысла высоко летать. Ему контакт с земле