Дочь чародея.

 


Чародеевой дочке семнадцать лет.

Ее локоны вьются, сердечко бьется.

У нее ни талантов отцовских нет,

Ни красы материнской. Она смеется:

Дескать, что за ребенок - беда одна,

Толку - разве уборка, супы да сказки…

Как садится с вязанием у окна,

Все окрестные парни глядят с опаской:

Чай, не дочь кузнецова с теплом в глазах,

Не купца - с синеоким и хитрым взглядом,

У Альбины улыбка - что ветра взмах,

У Альбины ресницы - других не надо.

Чародею четыреста тридцать пять;

Совершитель чудес и вершитель судеб…

Он угрюм. Это, право, легко понять:

Он последний из рода. Других не будет.

Он по-прежнему прям и среброволос,

Его жизнь неуклонно стремится к краю.

У дверей его спальни стоит склероз,

Только вот он покуда о том не знает.

К чародею ночами приходит сын

Неродившийся, смуглый и безымянный,

Опускается в кресло. В руках часы.

И глаза золотистые, как у мамы.

Чародей просыпается, злой, как черт,

Уронив одеяло, хрипя от шока.

У Альбины на кухне вода течет,

Под окном у пруда шелестит осока.

К чародею приносят дурные сны,

Перебитые ноги, рубцы - за плату:

Он не требует с бедных большой цены,

Но с богатых сдирает пригоршни злата.

У Альбины хозяйство на десять рук,

Только бегать, больным разнося подносы.

У нее ни мгновения ни для скук,

Ни для сна, ни выкурить папиросу.

Ланцелоту все тридцать. Устал, небрит,

И под острыми ребрами зреет рана.

Чародей что-то шепчет: перитонит,

Вот бы мне хоть таблетку теноксикама…

Ланцелот умирает. Альбина в срок

Забирает повязки, меняет травы.

Чародей у себя. Смит-вессон, курок -

Он впервые не справился нынче с травмой.

У Альбины улыбка - что маков цвет,

У Альбины нежны и прохладны руки…

Ланцелоту так нравится этот свет,

Эти сказки, бульоны и даже муки.

Он смеется - надрывно, внутри саднит,

Он вздыхает всей грудью впервые за день.

У кушетки на стуле Альбина спит,

Чародей осторожно подходит сзади…


… Чародеевой дочери двадцать пять,

Она с ложечки кормит двоих мальчишек.

Ланцелот на дракона пошел опять.

Ей тревожно. И ливень стучит по крыше.

Уходя, он всегда ко всему готов,

Только верит в вернейшее из преданий:

Что когда даже чудо бессильно, то

Доброта и любовь остаются с нами.

Сторінка з

Будь ласка, увійдіть (або зареєстуйтесь) щоб залишити коментар