Как дела?

 


— Привет!

— А, Андрюш, здравствуй, рада тебя видеть, - и с этой фразы ты начинаешь мысленно проклинать день, час и минуту, которые свели вас на пыльном асфальте по дороге к метро.

Нет, нельзя сказать, чтобы у вас были плохие отношения. Дело обстоит хуже - вы вообще друг к другу не относитесь.

Все, что он знает о тебе - это имя и фраза “Да ладно, она даже иногда неплохо выглядит!”

Все, что знаешь о нем ты, умещается в сентенцию “Ты не права, он не такой уж и зануда…” Имя и фамилия вспоминаются с легкой заминкой.

Ты выкидываешь свои мысли из головы и сосредотачиваешься на том, чтобы вести себя интеллигентно. На вопрос “как дела” ты отвечаешь “прекрасно” - врешь, разумеется; но его ответ “у меня тоже все отлично” почему-то принимаешь за чистую монету. Потом вы оба замолкаете, ты разглядываешь сирень, и тебе мерещится, что даже цветы как-то скуксились в его присутствии. Тебе кажется, что нужно что-то сказать, и ты нарочито звонко жалуешься на жару или на вчерашний дождь, он кивает в ответ, а затем ему становится неловко, что ты поддерживаешь разговор, а он нет. Он пытается отыскать в своем огромном духовном опыте то, что, по его мнению, будет понятно именно тебе, и, разумеется, не находит темы лучше предстоящей сессии, что, разумеется, никому не прибавляет хорошего настроения.

Однако ты все равно вежливо киваешь в ответ на его слова и даже оборачиваешься и убавляешь шаг, когда он задерживается на эскалаторе.

Ты буквально физически ощущаешь, как у тебя на поясе повис какой-то прибор, заставляющий выпрямить спину, выровнять походку и нацепить на лицо глянцевую улыбку с посылом “я тебя внимательно слушаю”, даже притом, что слушать-то, собственно, нечего. Тебе кажется, что если ты сейчас повернешь голову и посмотришь на спутника, то увидишь точно такой же приборчик, и тогда вы, возможно, посмеетесь вместе и найдете общую тему для разговора. Но ты не решаешься и начинаешь считать фонарные столбы до места, гда он должен свернуть налево.

Наконец он кивает головой на прощанье и плавно отруливает к своему корпусу. Ты кричишь ему вслед: “Удачи”, и как только он исчезает за углом, чувствуешь, как приборчик на поясе плавится и брызгами разлетается по асфальту. Ты радостно улыбаешься и идешь дальше по бордюру, почти открыто что-то напевая. Через пару минут тебя одолевает стыд, и ты заставляешь себя подумать: “Ну… он и в самом деле неплохой человек, отлично, что мы так встретились. Надо будет как-нибудь в гости зайти…” Трижды мысленно повторяешь эту фразу почти по слогам, тщательно проверяя, будет ли она достаточным оправданием, и потом выбрасываешь эту встречу из головы…

Как ни забавно, за тем самым поворотом с ним происходит точно то же самое.

А вечером, когда вы с подругой уже исчерпали все темы для разговора и повисает какая-то неуютная тишина, ты вдруг вспоминаешь и говоришь, счастливая, что есть еще что обсудить: “Ой, а я сегодня Андрея видела!”. И подруга так же радостно откликается: “Серьезно? И как у него дела?”

И тогда ты наконец-то с ужасом понимаешь, что так и не узнала, как у него дела.

Сторінка з

Будь ласка, увійдіть (або зареєстуйтесь) щоб залишити коментар